Справка Кемеровского областного суда от 20 февраля 2013 г. N 01-07/26-123 о практике рассмотрения судами Кемеровской области гражданских дел в 2012 году по апелляционным и кассационным данным

Справка Кемеровского областного суда от 20 февраля 2013 г. N 01-07/26-123
о практике рассмотрения судами Кемеровской области гражданских дел в 2012 году по апелляционным и кассационным данным

 

Причины отмены судебных постановлений в апелляционной и кассационной инстанциях

 

Анализ причин отмены судебных постановлений в судах апелляционной и кассационной инстанций свидетельствует о том, что, как и ранее, основными причинами отмены являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

В настоящей справке отражены наиболее важные вопросы, возникающие у судей при рассмотрении гражданских дел и наиболее часто встречающиеся ошибки при рассмотрении и разрешении споров.

 

Применение Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей"

 

К требованиям, вытекающим из договора страхования, в том числе договора страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, в части, не урегулированной специальными законами, применяется Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей". В частности, иск о взыскании страхового возмещения (невыплаченной суммы) может быть предъявлен по выбору истца в соответствии с правилами подсудности, установленной ч.ч. 7, 10 ст. 29 ГПК РФ, при этом истец как потребитель освобождается от уплаты государственной пошлины

Как следует из разъяснений, содержащихся в пунктах 2 и 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" на отношения, возникающие в связи с договорами страхования, как личного, так и имущественного распространяется Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей".

Договор страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств является видом имущественного страхования, поэтому с учётом положений ст. 39 Закона "О защите прав потребителей" к отношениям, возникающим из договора об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств должны применяться общие положения Закона о защите прав потребителей, в частности, об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17), об освобождении от уплаты государственной пошлины (пункт 3 статьи 17), об ответственности за нарушение прав потребителей в части взыскания штрафа (статья 13), о возмещении морального вреда (статья 15).

Указанные разъяснения Пленума Верховного Суда РФ не были учтены Киселёвским городским судом, который в связи с неподсудностью данному суду возвратил исковое заявление К. к ООО "Росгосстрах" о взыскании страховой выплаты, сославшись на то, что возникшие между сторонами правоотношения регулируются специальным законом - Федеральным законом "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", поэтому ссылка истца на Закон РФ "О защите прав потребителей" безосновательна.

В апелляционном порядке определение суда было отменено в связи с неправильным применением норм процессуального права.

Судебная коллегия указала, что при определении подсудности дела о взыскании страхового возмещения подлежат применению положения ст. 29 Гражданского процессуального Кодекса РФ об альтернативной подсудности. Суд не вправе возвратить исковое заявление со ссылкой на пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ, так как в силу ч.ч.7, 10 ст. 29 ГПК РФ выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу. В данном случае иск предъявлен по месту жительства истца, поэтому вывод суда о том, что исковое заявление не подсудно Киселёвскому городскому суду является неправильным (определение 33-9447).

По другому делу, отменяя определение Центрального районного суда г. Новокузнецка об оставлении искового заявления Л. о взыскании страховой выплаты без движения, судебная коллегия по гражданским делам признала необоснованным вывод суда о том, что истец не освобождается от уплаты государственной пошлины, обратив внимание суда на то, что к договорам страхования применяются общие положения Закона РФ "О защите прав потребителей", в том числе в части освобождения от уплаты государственной пошлины (определение 33-8695).

В силу закона истцы по искам о защите прав потребителей освобождаются от уплаты государственной пошлины, поэтому судебные расходы не могут быть возложены на истца независимо от того, что в удовлетворении иска было отказано.

В силу ч. 3 ст. 17 Закона "О защите прав потребителей", ч. 2 п. 4 ст. 336.36 Налогового кодекса Российской Федерации от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, а также мировыми судьями, освобождаются истцы по искам, связанным с нарушением прав потребителей.

Президиум Кемеровского областного суда частично отменил решение Центрального районного суда г. Новокузнецка, которым Г. было отказано в удовлетворении иска о защите прав потребителей, при этом суд взыскал с него государственную пошлину в доход местного бюджета. Суд не учёл, что истец обратился с иском о защите прав потребителей, поэтому будучи освобождённым от уплаты государственной пошлины, не мог быть отнесён к числу субъектов, являющихся в установленном законом порядке плательщиками государственной пошлины. В силу закона даже при отказе в удовлетворении исковых требований, потребитель освобождается от уплаты государственной пошлины (постановление Президиума 44-г-4).

Суд не может отказать в принятии от потребителя искового заявления в соответствии с договорной подсудностью, ссылаясь на неподсудность спора.

Иски в защиту прав потребителей могут представляться в суд по месту жительства или пребывания истца либо по месту заключения или исполнения договора, либо по месту нахождения организации (её филиала или представительства) или по месту жительства ответчика, являющегося индивидуальным предпринимателем (п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей"). Суды не вправе возвратить исковое заявление со ссылкой на неподсудность данного дела (п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ), так как при альтернативной подсудности выбор между несколькими судами принадлежит истцу (ч.ч.7, 10 ст. 29 ГПК РФ, п. 2 ст. 17 Закона РФ "О защите прав потребителей").

Данное правило действует, даже если потребитель и продавец заключили соглашение о подсудности (п. 26 указанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.12 г. N 17).

Таким образом, при наличии в договоре условия о договорной подсудности потребитель может воспользоваться ею по своему выбору.

Однако такое право есть у потребителя при условии наличия у него процессуального статуса истца. Процессуальный же статус потребителя в качестве ответчика не даёт ему права определения подсудности дела по его выбору (определение 33-8909).

В судебной практике возник вопрос о том, подсудны ли мировым судьям дела о защите прав потребителей, если потребителем заявлены требования о компенсации морального вреда?

В пункте 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" разъяснено, что дела по спорам о защите неимущественных прав потребителей (например, при отказе в предоставлении необходимой и достоверной информации об изготовителе), равно как и требование имущественного характера, не подлежащее оценке, а также требование о компенсации морального вреда подсудны районному суду (23, 24 ГПК РФ).

Данная правовая позиция не противоречит разъяснению, содержащемуся в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2002 года, согласно которому, если требование о компенсации морального вреда производно от имущественного требования, когда это допускается законом (например, по делам о защите прав потребителей), то такие дела подсудны мировым судьям.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела по имущественным спорам, при цене иска, не превышающей пятидесяти тысяч рублей.

Таким образом, если требования о взыскании компенсации морального вреда производны от имущественных требований, предъявляемых потребителем, при этом цена иска, не превышает пятидесяти тысяч рублей, то такие требования подсудны мировому судье.

При отсутствии заявления от ответчика о применении статьи 333 ГК РФ либо доводов о явной несоразмерности неустойки, размер неустойки по инициативе суда не может быть снижен.

В соответствии со ст. 333 Гражданского Кодекса РФ если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Из пункта 34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" следует, что применение статьи 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.

Так, в апелляционном порядке было изменено решение Центрального районного суда г. Кемерово по иску Н. к Управлению капитального строительства г. Полысаево о защите прав потребителей. Судебная коллегия исходила из того, что в судебное заседание ответчик не явился, требований о снижении неустойки не заявлял, поэтому оснований для снижения размера неустойки за нарушение обязательства по передаче объекта долевого строительства по своей инициативе у суда не имелось (дело 33-8579).

Действующим законодательством не предусмотрено одновременное возложение на ответчика обязанности по возмещению общественной организации потребителей расходов по оплате юридических услуг, оказанных ей на возмездной основе, и обязанности по уплате в пользу указанной организации штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей"

Частью 1 статьи 46 ГПК РФ предусмотрено, что в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределённого круга лиц.

Пунктом 2 статьи 45 Закона РФ "О защите прав потребителей" общественным объединениям потребителей для осуществления их уставных целей предоставлено право обращения в суд с заявлениями в защиту прав потребителей.

Именно с этим связано правило абз. 2 пункта 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей" о том, что, если с заявлением в защиту прав потребителя выступают общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) или органы местного самоуправления, 50% суммы взысканного штрафа перечисляются указанным объединениям или органам.

По смыслу п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей" пятьдесят процентов суммы штрафа может быть присуждено организации, которая представляет интересы потребителя в порядке ст. 46 ГПК РФ, то есть от своего имени и безвозмездно, а не на основании возмездного договора оказания услуг.

Так, взыскивая расходы на оплату услуг представителя в пользу Региональной общественной организации "Общество защиты прав потребителей Кемеровской области", Куйбышевский районный суд г. Новокузнецка не принял во внимание, что данная организация представляла интересы П. в суде при осуществлении своей уставной деятельности по обращению в суд в интересах потребителя и не может рассматриваться как её представитель, оказывающий юридическую помощь на возмездной основе. При таких обстоятельствах судебная коллегия отменила решение суда в части взыскания расходов на оплату услуг представителя и отказала в удовлетворении указанных требований (определение 33-9833).

Исходя из требований, установленных в п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей", суд должен определить штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присуждённой судом в пользу потребителя, взыскав 50 процентов от указанной суммы в пользу потребителя, 50 процентов - в пользу общественной организации.

Разрешая вопрос о взыскании штрафа за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя, следует иметь в виду, что сумма штрафа исчисляется из суммы, присуждённой в пользу потребителя в связи с нарушением его прав, при этом судебные расходы, взыскиваемые в соответствии с гражданским процессуальным законодательством, в указанную сумму включению не подлежат.

В связи с тем, что судом при определении штрафа была учтена сумма судебных расходов, взысканная в пользу потребителя, что повлекло неправильное определение размера штрафа, в апелляционном порядке было изменено решение Центрального районного суда г. Кемерово по иску З. к ООО "Росгосстрах" о взыскании страхового возмещения (определение 33-11952), решение Беловского городского суда по иску К. к ООО"Эко-Систем-Кузбасс" о защите прав потребителей (определение 33-12202).

Законодатель установил повышенную ответственность за нарушение обязательств стороной, осуществляющей строительную деятельность, распространив действие Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" на отношения по участию граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и, тем самым, предоставил им право требовать возмещения штрафа и морального вреда за нарушение соответствующих обязательств

В соответствии с пунктом 9 статьи 4 Федерального закона от 30 декабря 2004 года "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" к отношениям, возникающим из договора участия в долевом строительстве, заключённого гражданином в целях приобретения в собственность жилого помещения и иных объектов недвижимости исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, законодательство о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной данным законом.

Поскольку Федеральным законом "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" не определён порядок взыскания штрафа за неудовлетворение требований потребителя в добровольном порядке, то к данным правоотношениям сторон подлежит применению п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей".

Указанные требования норм материального права не были учтены Заводским районным судом г. Кемерово. Отказывая О. в части требований о взыскании в её пользу штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей", суд руководствовался тем, что взыскание штрафа, как мера ответственности застройщика, не предусмотрена Федеральным законом от 30.12.2004 N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации".

В апелляционном порядке решение суда было отменено с вынесением нового решения об удовлетворении требований о взыскании штрафа в пользу потребителя (определение 33-7430).

По аналогичным основаниям было отменено решение Рудничного районного суда г. Прокопьевска (определение 33-7601), решение Центрального районного суда г. Новокузнецка (определение 33-7798).

В судебной практике возник вопрос о том, подлежат ли применению нормы Федерального закона от 30.12.2004 N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" при рассмотрении дел по спорам об исполнении сделок по привлечению денежных средств граждан для строительства многоквартирных домов (иных объектов недвижимости), осуществляемому иными лицами, помимо указанных в части 2 статьи 1 названного Федерального закона, способами (предварительные договоры купли-продажи, договоры о совместной деятельности и т.д.), а также о том, распространяется ли на эти отношения действие Закона РФ "О защите прав потребителей".

Верховный Суд Российской Федерации по этому вопросу дал следующие разъяснения.

Согласно ч. 2 ст. 1 Федерального Закона РФ от 30.12.2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" привлечение денежных средств граждан, связанное с возникающим у граждан правом собственности на жилые помещения в многоквартирных домах, которые на момент привлечения таких денежных средств граждан не введены в эксплуатацию в порядке, установленном законодательством о градостроительной деятельности, допускается только:

1) на основании договора участия в долевом строительстве;

2) путём выпуска эмитентом, имеющим в собственности или на праве аренды, праве субаренды земельный участок и получившим в установленном порядке разрешение на строительство на этом земельном участке многоквартирного дома, жилищных сертификатов;

3) жилищно-строительными и жилищными накопительными кооперативами в соответствии с федеральными законами, регулирующими деятельность таких кооперативов.

Исходя из статей 1, части 1 и 2, и 27 часть 2 Федерального Закона РФ от 30.12.2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" данный Федеральный закон регулирует основанные на договоре участия в долевом строительстве отношения, связанные с привлечением денежных средств, в частности, граждан для долевого строительства многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости, разрешения на строительство которых получены после его вступления в силу- начиная с 1 апреля 2005 года.

Действие Федерального Закона РФ от 30.12.2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" распространяется также на отношения, возникшие при совершении, начиная с указанной выше даты, сделок по привлечению денежных средств граждан иными способами (заключении предварительных договоров купли-продажи жилых помещений в объекте строительства, договоров об инвестировании строительства многоквартирного жилого дома или иного объекта недвижимости, договоров займа, обязательства по которому в части возврата займа прекращаются с передачей жилого помещения в многоквартирном доме или ином объекте недвижимости после завершения его строительства в собственность, договоров о совместной деятельности в целях осуществления строительства многоквартирного жилого дома или иного объекта недвижимости и т.д.) в случаях, если судом с учётом существа фактически сложившихся отношений установлено, что сторонами действительно имелся в виду договор участия в долевом строительстве.

Статьёй 6, часть 2 Федерального закона РФ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" установлена ответственность застройщика за нарушение предусмотренного договором срока передачи участнику долевого строительства объекта долевого строительства застройщик уплачивает участнику долевого строительства неустойку (пени) в размере одной трёхсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день исполнения обязательства, от цены договора за каждый день просрочки.

Нормы Закона РФ "О защите прав потребителей" в этой части к указанным отношениям не применяются. В соответствии со статьёй 4, часть 9 названного Федерального закона к отношениям, вытекающим из договора, заключённого гражданином - участником долевого строительства исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, законодательство Российской Федерации о защите прав потребителей применяется лишь в части, им не урегулированной.

При признании недействительным условий договора по иску потребителей должны применяться правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 167 Гражданского Кодекса РФ, согласно которым при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой всё полученное по сделке

На данное обстоятельство обращено внимание в пункте 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении гражданских дел по спорам о защите прав потребителей".

В соответствии с п. 1 ст. 1103 ГК РФ исполненное по недействительной сделке подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения, поскольку иное не установлено данным Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила, предусмотренные главой 60 Кодекса, подлежат применению также к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке.

Приведённые положения действующего законодательства не были учтены Беловским городским судом Кемеровской области, которым при рассмотрении встречного иска Ш. к АКБ Новокузнецкий муниципальный банк " о признании условий договора недействительными, в нарушение положений, установленных пунктом 2 ст. 167 Гражданского Кодекса РФ, были применены последствия недействительности части сделки в виде вычета суммы комиссионного вознаграждения из суммы долга по кредитному договору. Согласно ст.ст. 1102, 1103 Гражданского кодекса РФ, к отношениям сторон могут быть применены нормы об обязательствах вследствие неосновательного обогащения, в связи с чем суммы комиссии за ведение ссудного счёта подлежат возврату в пользу истца. В связи с неправильным применением норм материального права в апелляционном порядке решение суда было изменено (определение 33-11630).

Принятие Пленумом Верховного Суда РФ постановления от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", не содержащего прямого указания на возможность придания ему обратной силы по вопросу применения положений законодательства, не относится к основаниям для пересмотра по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного акта

М. обратился в суд с заявлением об отмене по новым обстоятельствам на основании п. 5. ч. 4 ст. 392 ГПК РФ апелляционного определения Кемеровского областного суда, которым на основании положений ст. 333 Гражданского Кодекса РФ был уменьшен размер неустойки за отказ в добровольном порядке удовлетворить законные требования потребителя, ссылаясь на то, что при рассмотрении дела ответчик не заявлял о снижении неустойки.

Отказывая в удовлетворении данного заявления, судебная коллегия указала на то, что Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" было опубликовано после принятия апелляционного определения.

Учитывая, что Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" не содержит указания на возможность придания ему обратной силы по вопросу применения положений законодательства, оснований для пересмотра определения суда апелляционной инстанции по новым обстоятельствам не имеется.

На данное обстоятельство обращено внимание и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11.12.2012 N 31 "О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений", в п.п. "д" п. 11 которого указано, что судебное постановление может быть пересмотрено по основаниям, предусмотренным пунктом 5 части 4 статьи 392 ГПК РФ, если в постановлении Президиума или Пленума Верховного Суда Российской Федерации, определившем (изменившем) практику применения правовой нормы, указано на возможность пересмотра по новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений, при вынесении которых правовая норма была применена судом иначе, чем указано в данном постановлении Президиума или Пленума Верховного Суда Российской Федерации (определение 33-10928).

Законом не предусмотрено право банка передавать право требования по кредитному договору с физическим лицом лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности

Согласно ст. 384 Гражданского Кодекса РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объёме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

В соответствии с п. 1 ст. 388 Гражданского Кодекса РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам и договору.

В ч. 2 ст. 388 Гражданского Кодекса РФ указывается, что не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

В п. 51 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" указано, что разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Таким образом, в случае уступки права требования банком кредитной задолженности необходимо выяснить, было ли выражено в договоре, заключённом с банком, согласие заемщика на такую уступку права требования.

Например, в апелляционном порядке было отменено решение Ленинского районного суда г. Кемерово, которым были удовлетворены исковые требования ООО УК "..." к Д. о взыскании задолженности по кредитному договору. Судебная коллегия исходила из того, что уступка банком ВТБ 24 (ЗАО) права требования возврата кредита, взятого ответчиком, привело к нарушению установленного законом порядка, поскольку ООО УК "..." не является кредитной организацией, а по условиям кредитного договора с ответчиком не было согласовано право банка передавать право требования по данному кредитному договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществление банковской деятельности. С учётом указанных обстоятельств, судебная коллегия пришла к выводу о том, что договор об уступке прав требований в отношении задолженности является ничтожным и с момента заключения не порождает никаких правовых последствий, в том числе права на взыскание задолженности по кредитному договору, заключённому с ответчиком (дело 33-7786).

Рассмотрение дел, вытекающих из публичных правоотношений

 

При рассмотрении и разрешении дел, возникших из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований (часть 3 статьи 246 ГПК РФ)

Решением инспекции Федеральной налоговой службы России по г. Кемерово от 1 июня 2010 г. П. привлечена к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа, а также правонарушения, предусмотренного пунктом 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа, ей предложено уплатить недоимку по налогу на доходы физических лиц, пеню за несвоевременную уплату налога.

Решением Центрального районного суда г. Кемерово, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда, П. отказано в удовлетворении заявленных требований о признании данного решения незаконным.

Судебными инстанциями установлено, что заявительница в связи с неправильным исчислением профессионального налогового вычета при исчислении подлежащего уплате в бюджет налога на доходы с физических лиц за 2007 г. занизила его размер, что явилось основанием для привлечения её к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьёй 229 Налогового кодекса Российской Федерации налоговая декларация представляется не позднее 30 апреля года, следующего за истекшим налоговым периодом, если иное не предусмотрено статьёй 227.1 данного Кодекса.

Учитывая, что налоговая декларация за 2007 год была представлена заявителем по истечении указанного срока - 18 декабря 2009 г., судебные инстанции пришли к выводу об обоснованности привлечения П. налоговым органом к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем П., оспаривая решение суда первой инстанции, полагала, что кассационная инстанция при рассмотрении её жалобы должна была применить положения статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации с учётом изменений, внесённых Федеральным законом от 27 июля 2010 г. N 229-ФЗ, в силу которых смягчена санкция за непредставление налогоплательщиком в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации в налоговый орган по месту учёта.

Данный довод заявителя судом кассационной инстанции признан несостоятельным, как не имеющий правового значения, поскольку налоговое правонарушение совершено П. до внесения изменений в налоговое законодательство, указанное обстоятельство не являлось основанием заявленных требований в суде первой инстанции, который в соответствии с пунктом 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации рассмотрел дело по заявленным требованиям, что не лишает истицу возможности обжаловать решения налоговых органов по иным основаниям.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации не согласилась с суждением об отсутствии оснований для применения положений статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 229-ФЗ, указав следующее.

Вопросы, связанные с уплатой налога, ответственностью за нарушения налогового законодательства, относятся к сфере публичных правоотношений, следовательно, заявленные П. требования подлежат рассмотрению по правилам, предусмотренным подразделом третьим Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующим производство по делам, возникающим из публичных правоотношений.

В силу положений статьи 246 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований.

В соответствии с пунктом 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент привлечения П. к ответственности, непредставление налогоплательщиком налоговой декларации в налоговый орган в течение более 180 дней по истечении установленного законодательством о налогах срока представления такой декларации влекло взыскание штрафа в размере 30 процентов суммы налога, подлежащей уплате на основе этой декларации, и 10 процентов суммы налога, подлежащей уплате на основе этой декларации, за каждый полный или неполный месяц начиная со 181-го дня.

Подпунктом 43 статьи 1 Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 229-ФЗ, вступившего в силу с 3 сентября 2010 г., статья 119 Налогового кодекса Российской Федерации изложена в новой редакции, а также смягчена ответственность за данный вид правонарушения - предусмотрено наказание в виде штрафа в размере 5 процентов неуплаченной суммы налога, подлежащей уплате (доплате) на основании этой декларации, за каждый полный или неполный месяц со дня, установленного для ее представления, но не более 30 процентов указанной суммы и не менее 1 000 рублей.

Как следует из содержания пункта 13 статьи 10 Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 229-ФЗ, в случаях, если часть первая Налогового кодекса Российской Федерации в редакции названного Федерального закона устанавливает более мягкую ответственность за налоговое правонарушение или иное нарушение законодательства о налогах и сборах, чем было установлено до дня вступления в силу данного Федерального закона, то за соответствующее правонарушение, совершенное до дня вступления в силу поименованного Федерального закона, применяется ответственность, установленная частью первой Налогового кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 229-ФЗ. Взыскание ранее применённых налоговых санкций за данное правонарушение со дня вступления в силу указанного Федерального закона может быть произведено лишь в части, не превышающей максимальный размер санкций, предусмотренных за такое правонарушение частью первой Налогового кодекса Российской Федерации в новой редакции.

В соответствии с пунктом 3 статьи 5 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что акты законодательства о налогах и сборах, устраняющие или смягчающие ответственность за нарушение законодательства о налогах и сборах либо устанавливающие дополнительные гарантии защиты прав налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых агентов, их представителей, имеют обратную силу.

Учитывая, что на момент рассмотрения судом второй инстанции жалобы П. на решение Центрального районного суда г. Кемерово редакция статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации, действующая со 2 сентября 2010 г., улучшает положение налогоплательщика, у судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда в силу приведённых выше законоположений имелись правовые основания изменить обжалуемые решения налоговых органов в части назначения П. наказания за совершение налогового правонарушения, предусмотренного статьёй 119 Налогового кодекса Российской Федерации, не исполненного на момент вступления в силу Федерального закона N 229-ФЗ.

С учётом изложенного Судебная коллегия изменила определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда, исключив из его мотивировочной части вывод об отсутствии оснований для применения в отношении П. положений статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 229-ФЗ (определение Верховного Суда РФ от 05.09.2012 N 81-КГ12-3).

Принятие решения об освобождении лица от призыва и зачислении его в запас, а также установление категории годности к военной службе с последующей выдачей военного билета в силу Федерального Закона "О воинской обязанности и военной службе" отнесено к компетенции призывной комиссии, а не суда.

В силу статьи 28 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" решение о призыве на военную службу, а также об освобождении от призыва на военную службу принимает призывная комиссия.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 27.11.2006 N 719 (с изм.) "Об утверждении Положения о воинском учёте" комиссия по постановке граждан на воинский учёт принимает решение о постановке гражданина на воинский учёт либо о постановке на воинский учёт и вынесении на рассмотрение призывной комиссии вопроса о зачислении в запас гражданина, признанного ограниченно годным к военной службе, либо об освобождении от исполнения воинской обязанности гражданина, признанного не годным к военной службе.

Согласно п. 13 Положения о призыве на военную службу граждан Российской Федерации, утверждённого Постановлением Правительства Российской Федерации от 11.11.2006 года N 663 призывная комиссия принимает решение в отношении призывника только после определения категории годности его к военной службе. В случае невозможности дать медицинское заключение о годности призывника к военной службе на месте призывник по решению призывной комиссии или военного комиссара направляется на амбулаторное или стационарное медицинское обследование в медицинское учреждение, после которого ему назначается явка на повторное медицинское освидетельствование и заседание призывной комиссии с учётом предполагаемого срока завершения указанного обследования.

Из приведённых положений следует, что решение вопроса о пригодности к военной службы относится к ведению призывной комиссии, медицинское освидетельствование проводится военно-врачебной комиссией, которая даёт заключение о годности гражданина к военной службе.

Решения призывной комиссии могут быть обжалованы, однако при этом суд не вправе принимать решения об освобождении от призыва на военную службу, признании призывника ограниченно годным к военной службе на основании заключения медицинской комиссии, понуждении призывной комиссии принять решение об освобождении от призыва на военную службу, поскольку это входит в компетенцию призывной комиссии.

Таким образом, принятие одного из вида решений является исключительной прерогативой призывной комиссии и не подлежит подмене судебным актом, при этом призывник, в случае несогласия с таким решением наделён правом его обжалования.

Исходя из положений статьи 258 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд удовлетворяет заявление об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если установит, что оспариваемое решение, действие (бездействие) нарушает права и свободы заявителя, а также не соответствует закону или иному нормативному правовому акту.

Так, в апелляционном порядке было отменено решение Междуреченского городского суда Кемеровской области, которым на Призывную комиссию по г. Междуреченск, г. Мыски и Междуреченскому району была возложена обязанность зачислить К. в запас Вооружённых Сил РФ.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала на то, что решением суда были устранены нарушения прав К., допущенные при принятии призывной комиссией решения, путём признания данного решения незаконным. Решение по вопросу зачисления или не зачисления К. в запас Вооруженных Сил РФ призывная комиссия не принимала и поэтому не могла нарушить право заявителя, в защиту которого он обратился в суд. При таком положении суд не вправе, подменяя функции и полномочия призывной комиссии, обязывать её принять указанное решение (определение 33-6924).

В случае признания решения призывной комиссии незаконным в судебном порядке, судебные расходы подлежат взысканию в пользу заявителя с Военного комиссариата как лица, получающего средства федерального бюджета на организацию в Кемеровской области призыва на военную службу

В соответствии со ст. 26 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" призыв граждан на военную службу организуют военные комиссариаты через свои структурные подразделения и осуществляют призывные комиссии, создаваемые в муниципальных районах, городских округах и на внутригородских территориях городов федерального значения решением высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) по представлению военного комиссара.

В силу пункта 1 статьи 28 названного Закона при призыве на военную службу граждан на призывную комиссию возлагаются обязанности по организации медицинского освидетельствования указанных граждан и принятию в отношении них решения о призыве на военную службу либо иного, предусмотренного законом решения.

Призывная комиссия субъекта Российской Федерации создается решением высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) (статья 29 указанного Закона).

Призыв на военную службу является одной из форм осуществления воинской обязанности гражданами Российской Федерации; все расходы, понесённые организациями и гражданами в связи с решением вопросов о призыве, возмещаются за счёт средств федерального бюджета, что установлено Правилами компенсации расходов, понесённых организациями и гражданами Российской Федерации в связи с реализацией Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", утверждёнными Постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2004 года N 704.

Таким образом, призыв граждан Российской Федерации на военную службу в Кемеровской области организует Военный комиссариат Кемеровской области через свои отделы в муниципальных районах и городских территориях, который на эти цели получает средства федерального бюджета.

В соответствии с п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 г. N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих", при оспаривании решения призывной комиссии к участию в деле может быть привлечён и военный комиссариат, который является территориальным органом Министерства обороны Российской Федерации (пункт 2 Положения о военных комиссариатах, утверждённого Указом Президента Российской Федерации от 1 сентября 2007 года N 1132 (в настоящее время документ утратил силу с 7.12.2012 г. в связи с изданием Указа Президента РФ от 7.12.2012 N 1609, которым утверждено новое Положение) и организует призыв на военную службу (статья 26 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе").

В п. 29 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ указано, что поскольку главами 23 и 25 ГПК РФ не установлено каких-либо особенностей в отношении судебных расходов по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, вопрос о судебных расходах, понесенных заявителями и заинтересованными лицами, разрешается судом в соответствии с правилами, предусмотренными главой 7 ГПК РФ.

В случае признания обоснованным заявления об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления или структурного подразделения таких органов, являющегося юридическим лицом, судебные расходы подлежат возмещению соответственно этим органом либо структурным подразделением. С учётом того, что указанные органы выступают в качестве заинтересованных лиц, чьи решения, действия (бездействие) признаны незаконными, они возмещают судебные расходы на общих основаниях за счёт собственных средств.

С привлечённого к участию в деле органа государственной власти и органа местного самоуправления могут быть взысканы судебные расходы, понесённые заявителем, в случае признания незаконным решения, действия (бездействия), принятого или совершенного: структурным подразделением этого органа, не являющимся юридическим лицом; не являющимся юридическим лицом органом, имеющим властные полномочия и созданным на основании решения этого органа государственной власти или органа местного самоуправления; должностным лицом, государственным или муниципальным служащим, которые осуществляют профессиональную служебную деятельность в данном органе.

Федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе" именно на военный комиссариат возлагается обязанность по осуществлению организации работы призывных комиссий и решения всех финансовых вопросов по их деятельности, из чего можно сделать вывод, что обязанность по возмещению судебных расходов возлагается на Военный комиссариат за счёт средств федерального бюджета.

Из этого следует, что по делам об обжаловании решений призывных комиссий суду необходимо к участию в деле привлекать военный комиссариат.

Например, отказывая в удовлетворении требований Г. о взыскании судебных расходов, Центральный районный суд г. Кемерово исходил из того, что права заявителя были нарушены Призывной комиссией Кемеровской области, которая не является постоянно действующим органом и юридическим лицом.

В апелляционном порядке решение суда в указанной части было отменено. Поскольку Военный комиссариат Кемеровской области был привлечён к участию в деле, судебная коллегия пришла к выводу, что в силу ст. 98 ГПК РФ понесённые заявителем расходы подлежат взысканию с Военного комиссариата Кемеровской области (дело 33-8701).

Суд пришёл к ошибочному выводу, что исполнительное производство было правомерно окончено судебным приставом-исполнителем в связи с фактическим исполнением требований, содержащихся в исполнительном документе

В соответствии с п. 5 ст. 61 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" (в редакции Федерального закона от 6 декабря 2011 года N 405-ФЗ), если залогодержатель в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, оставляет за собой предмет ипотеки, которым является принадлежащее залогодателю жилое помещение, а стоимости жилого помещения недостаточно для полного удовлетворения требований залогодержателя, задолженность по обеспеченному ипотекой обязательству считается погашенной и обеспеченное ипотекой обязательство прекращается. Задолженность по обеспеченному ипотекой обязательству считается погашенной, если размер обеспеченного ипотекой обязательства меньше или равен стоимости заложенного имущества, определённой на момент возникновения ипотеки.

Приведённая норма права в редакции Федерального закона от 6 декабря 2011 года N 405-ФЗ вступила в законную силу с 7 марта 2012 года.

В ст. 61 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости) " до внесения в неё изменений Федеральным законом от 6 декабря 2011 года N 405-ФЗ такого положения не было.

Согласно п. 1 ст. 4 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

Таким образом, ч. 5 ст. 61 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" (в редакции Федерального закона от 6 декабря 2011 года N 405-ФЗ), вступившая в законную силу с 7 марта 2012 года и позволяющая считать погашенной задолженность по обеспеченному ипотекой обязательству в случае оставления залогодержателем предмета ипотеки за собой, на правоотношения по реализации заложенного имущества, погашении долга из стоимости заложенного имущества не распространяются, если они имели место до 7 марта 2012 года.

Так, решением Центрального районного суда г. Новокузнецка было отказано в удовлетворении жалобы КИТ Финанс Капитал (ООО) на постановление судебного пристава-исполнителя отдела судебных приставов по Центральному району г. Новокузнецка об окончании исполнительного производства от 1 июня 2012 года в связи с фактическим исполнением решения.

Как видно из материалов дела, в рамках исполнительного производства КИТ Финанс Капитал (ООО) заявил об оставлении за собой предмета ипотеки - нереализованной квартиры по цене на 25% ниже её начальной продажной стоимости, указанной в решении суда.

Однако факт оставления КИТ Финанс Капитал (ООО) за собой предмета ипотеки - жилого помещения и регистрации права собственности на данное жилое помещение имел место до вступления в силу п. 5 ст. 61 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" (в редакции Федерального закона от 6 декабря 2011 года N 405-ФЗ). С учётом изложенного оставление у взыскателя предмета ипотеки само по себе не доказывает исполнение требований, содержащихся в исполнительном документе, поскольку заложенное имущество передано взыскателю по цене меньшей, чем размер задолженности, взысканный с должника в соответствии с решением суда. При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу, что оснований для окончания исполнительного производства со ссылкой на п. 5 ст. 61 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" не имелось (определение 33-11410).

При установлении срока административного надзора необходимо руководствоваться правилами ст. 5 Федерального закона "Об административном надзоре за лицами, освобождёнными из мест лишения свободы"

Согласно части 1 статьи 3 Федерального закона от 6 апреля 2011 года N 64-ФЗ "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы", административный надзор устанавливается в отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого или освобождённого из мест лишения свободы и имеющего непогашенную либо неснятую судимость, за совершение: тяжкого или особо тяжкого преступления; преступления при рецидиве преступлений; умышленного преступления в отношении несовершеннолетнего.

Основаниями для установления административного надзора являются следующие обстоятельства (ч. 3 ст. 3 Закона):

1) лицо в период отбывания наказания в местах лишения свободы признавалось злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания

2) лицо, отбывавшее наказание в виде лишения свободы и имеющее непогашенную либо неснятую судимость, совершает в течение года два и более административных правонарушений против общественного порядка и общественной безопасности и (или) здоровья населения и общественной нравственности.

Согласно части 2 статьи 3 приведённого Закона в отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого или освобождённого из мест лишения свободы и имеющего непогашенную либо неснятую судимость за совершение преступления против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего, а также за совершение преступления при опасном или особо опасном рецидиве административный надзор устанавливается независимо от наличия вышеуказанных оснований.

Понятие рецидива и его виды установлены в Уголовном кодексе РФ, в соответствии со ст. 18 которого рецидивом признается совершение преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершённое умышленное преступление. Рецидив может быть признан опасным: при совершении лицом тяжкого преступления, за которое он осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два или более раза было осуждено за умышленные преступления средней тяжести к лишению свободы либо совершило тяжкое преступление, если ранее оно было осуждено за тяжкое или особо тяжкое преступление также к реальному лишению свободы.

В соответствии с частью 2 статьи 261.8 ГПК РФ суд, принимая решение об установлении административного надзора, одновременно устанавливает и административные ограничения: 1) запрещение пребывания в определённых местах 2) запрещение посещения мест проведения массовых и иных мероприятий и участия в указанных мероприятиях 3) запрещение вне жилого или иного помещения, являющегося местом жительства либо пребывания поднадзорного лица, в определённое время суток 4) запрещение выезда за установленные судом пределы территории 5) обязательная явка от одного до четырёх раз в месяц в орган внутренних дел по месту жительства или пребывания для регистрации. Суд вправе установить одно или несколько административных ограничений.

При установлении срока административного надзора необходимо руководствоваться правилами ст. 5 Закона об административном надзоре. Сроки административного надзора устанавливаются и исчисляются в зависимости от оснований установления административного надзора, предусмотренного ч.ч. 1 и 2 ст. 3 данного Закона.

Так, в отношении лиц, указанных в ч. 1 (п.п. 1 и 2) ст. 3 Закона об административном надзоре (лица, имеющие непогашенную судимость за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, либо преступления при простом рецидиве) административный надзор может быть установлен от одного до трёх лет, но не свыше срока, установленного законодательством РФ для погашения судимости. В отношении лиц, указанных в ч.ч. 1 (п. 3) и 2 этой же статьи (лица, имеющие судимость за умышленное преступление в отношении несовершеннолетнего, лица, имеющие судимость за совершение преступления против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего, а также за совершение преступления при опасном или особо опасном рецидиве) на срок, установленный законодательством РФ для погашения судимости, за вычетом срока, истекшего после отбытия наказания.

Таким образом, в отношении лица, освобождаемого или освобождённого из мест лишения свободы и имеющего непогашенную либо неснятую судимость за совершение преступления против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего, а также за совершение преступления при опасном или особо опасном рецидиве преступлений, административный надзор устанавливается в обязательном порядке (ч. 2 ст. 3 Федерального закона) на срок, равный сроку погашения судимости (п. 2 ч. 1 ст. 5 Федерального закона).

Сроки погашения судимости установлены в статье 86 Уголовного Кодекса РФ, однако суды имеют затруднения при исчислении срока административного надзора.

Так, требования действующего законодательства при исчислении срока административного надзора не были учтены Ленинским районным судом г. Кемерово.

Решением Ленинского районного суда г. Кемерово был установлен административный надзор в отношении Л. на 5 лет 2 месяца со дня постановки на учёт в орган внутренних дел по избранному месту жительства и пребывания. Также в отношении Л. установлены ограничения в виде обязательной явки один раз в месяц в орган внутренних дел по месту жительства или пребывания для регистрации.

Не согласившись с решением суда в части установления срока административного надзора, судебная коллегия обратила внимание на следующие обстоятельства.

Статьёй 5 Федерального закона РФ от 6 апреля 2011 года N 64-ФЗ "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" срок в отношении лиц, указанных в части 1 (пункт 3) и части 2 статьи 3 Федерального закона N 64-ФЗ (то есть имеющего непогашенную судимость за совершение преступления при опасном рецидиве преступлений) устанавливается на срок, установленный законодательством Российской Федерации для погашения судимости, за вычетом срока, истекшего после отбытия наказания (пункт 2 часть 1 статья 5).

Согласно пункту "г" части 3 статьи 86 Уголовного кодекса РФ в отношении лиц, осуждённых к лишению свободы за тяжкие преступления, что имеет место в данном случае, с учётом положений статьи 15 УК РФ и сведений о квалификации преступления из приговора, судимость погашается по истечении шести лет после отбытия наказания.

Учитывая, что срок погашения судимости за преступление, предусмотренное п. "в", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса РФ (тяжкое) составляет в соответствии п. "г" ч. 3 ст. 86 Уголовного кодекса РФ шесть лет, Л. будет считаться судимым до 13.02.2018 года, его фактическое освобождение из мест лишения свободы - 13.02.2012 года, следовательно, срок административного надзора необходимо установить на 5 лет 10 месяцев, т.к. административный надзор в отношении Л. должен быть установлен на срок, установленный для погашения судимости, за вычетом срока, истекшего после отбытия наказания. При таких обстоятельствах решение Ленинского районного суда г. Кемерово было изменено в части установления срока административного надзора (определение 33-6529).

Применение гражданского законодательства

 

В случае незаконного привлечения лица к административной ответственности в виде штрафа взыскание компенсации морального вреда может иметь место только в случае совершения должностным лицом виновных неправомерных действий

В соответствии с п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП РФ" требования о возмещении морального вреда, причиненного незаконным привлечением к административной ответственности, подлежат рассмотрению в соответствии с гражданским законодательством в порядке гражданского судопроизводства.

В силу требований ст.ст. 151, 1099 ГК РФ причинённые гражданину физические и нравственные страдания подлежат возмещению только тогда, когда они причинены действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на иные нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных в Законе.

Анализ положений ст.ст. 1069, 1100 ГК РФ, регулирующих возмещение вреда, в том числе морального, причинённого незаконными действиями органов публичной власти и их должностных лиц, позволяет прийти к выводу о том, что независимо от вины причинителя вреда возмещается моральный вред, причинённый гражданину в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также незаконного наложения административного взыскания в виде исправительных работ.

Указанные требования норм материального права не были учтены Заводским районным судом г. Кемерово, решением которого в пользу П. был взыскан моральный вред в связи с незаконным привлечением к административной ответственности в виде штрафа за совершение административного правонарушения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам решение суда было оставлено без изменения.

Президиум Кемеровского областного суда отменил судебные постановления по следующим основаниям.

Удовлетворяя заявленные истцом требования и взыскивая в его пользу компенсацию морального вреда по правилам, установленным ст. 1069 Гражданского кодекса РФ, судебные инстанции указали, что основанием для возмещения истцу морального вреда явились процессуальные нарушения, допущенные инспектором ОГИБДД УМВД России по г. Кемерово Е. при составлении протокола об административном правонарушении в отношении П.

Однако указанный вывод судебных инстанций не соответствует требованиям материального закона, а также установленным по делу обстоятельствам.

Закон, а именно ст. 1069 и ст. 1070 Гражданского кодекса РФ устанавливают различные основания возмещения вреда, в зависимости от которых подлежат установлению и обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

По основаниям, установленным ст. 1069 Гражданского кодекса РФ, вред возмещается на общих условиях ответственности за причинение вреда, т.е. при наличии одновременно четырёх условий: наличие вреда; противоправное поведение (действие, бездействие) причинителя вреда; причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом, а также вина причинителя вреда.

Таким образом, отмена постановления должностного лица ОГИБДД в отношении истца о наложении штрафа, вынесенного по делу об административном правонарушении, и последующее прекращение в производства по административному делу не влечёт безусловную компенсацию морального вреда лицу, привлечённому к административной ответственности. В указанном случае возмещение морального вреда может иметь место только, если в результате незаконных действий должностного лица ОГИБДД истцу были причинены физические или нравственные страдания действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

Возможность судебной проверки правильности привлечения лица к административной ответственности путём обжалования постановления должностного лица о привлечении к ответственности прямо предусмотрена нормами КоАП РФ.

В этой связи, само по себе то обстоятельство, что судом были обнаружены ошибки в применении материального закона и установлено отсутствие состава административного правонарушения в действиях истца, свидетельствует о необоснованности привлечения его к административной ответственности, однако не может явиться основанием для вывода о виновности должностных лиц в причинении истцу морального вреда.

Сами по себе действия должностного лица - сотрудника ОГИБДД УМВД России по г. Кемерово, связанные с составлением протокола и вынесением постановления о привлечении к административной ответственности, каких-либо неимущественных прав истца не нарушили, негативных последствий в виде физических и нравственных страданий для него не повлекли, т.к. он не подвергался административному задержанию, наказанию в виде административного ареста. Неблагоприятные последствия в связи с незаконным привлечением к административной ответственности для П. не наступили, поскольку постановление о наложении на него административного взыскания не вступило в законную силу и его исполнение не начато, в связи с чем оснований для удовлетворения его исковых требований о взыскании компенсации морального вреда не имеется (постановление Президиума 44-г-75).

Нормы Федерального закона от 02 июля 2010 N 151-ФЗ "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях" не требуют лицензирования деятельности микрофинансовых организаций по выдаче займов.

Федеральный закон от 02.07.2010 N 151-ФЗ "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях" устанавливает правовые основы осуществления микрофинансовой деятельности, определяет порядок государственного регулирования деятельности микрофинансовых организаций, устанавливает размер, порядок и условия предоставления микрозаймов, порядок приобретения статуса и осуществления деятельности микрофинансовых организаций, а также права и обязанности уполномоченного органа в сфере микрофинансовой деятельности.

В соответствии со ст. 2 указанного закона микрофинансовая деятельность представляет собой деятельность юридических лиц, имеющих статус микрофинансовой организации, а также иных юридических лиц, имеющих право на осуществление микрофинансовой деятельности по предоставлению микрозаймов (микрофинансирование). Микрофинансовая организация - юридическое лицо, зарегистрированное в форме фонда, автономной некоммерческой организации, учреждения (за исключением бюджетного учреждения), некоммерческого партнерства, хозяйственного общества или товарищества, осуществляющее микрофинансовую деятельность и внесенное в государственный реестр микрофинансовых организаций в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом. Микрозаем - заем, предоставляемый заимодавцем заемщику на условиях, предусмотренных договором займа, в сумме, не превышающей один миллион рублей.

Нормы указанного федерального закона не требуют лицензирования деятельности микрофинансовых организаций по выдаче займов.

Кроме того, исходя из содержания ст. 173 ГК РФ следует, что гражданское законодательство устанавливает оспоримость сделки, совершённой юридическим лицом, выходящей за пределы его правоспособности, а также в отсутствие лицензии на занятие соответствующей деятельностью, а не её ничтожность применительно к ст. 168 ГК РФ.

В том случае, если общество не зарегистрировано в качестве организации, занимающийся микрозаймами и не числится в соответствующем реестре, то нормы Федерального закона от 02 июля 2010 N 151-ФЗ "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях" на правоотношения, возникшие из заключённого между сторонами договора займа не распространяются.

Согласно п. 1 ст. 807 ГК РФ, по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определённые родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключённым с момента передачи денег или других вещей.

В силу п. 1 ст. 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определённых договором.

Заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа (пункт 1 статьи 810 ГК РФ). Если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня её возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 809 ГК РФ (пункт 1 статьи 811 ГК РФ).

Пункт 2 статьи 1 ГК РФ устанавливает, что граждане (физические лица) и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена данным Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

Например, решением Кировского районного суда г. Кемерово было отказано в удовлетворении исковых требований ООО "..." о взыскании задолженности по договору микрозайма. Одним из оснований для отказа в удовлетворении иска послужило то обстоятельство, что ООО "..." на день выдачи ответчику микрозайма не имело лицензии и не имело статус микрофинансовой организации.

Однако указанные выводы суда сами по себе не являются основанием для отказа в удовлетворении требований о взыскании долга по договору займа.

Как видно из материалов дела, заключив договор и добровольно согласившись с его условиями, ответчик претензий по этим условиям истцу не предъявлял. Требований о признании договора займа недействительным не заявлял.

Таким образом, отсутствие лицензии и статуса микрофинансовой организации, не влияет на условия и правовые последствия заключённого договора микрозайма, который содержит все существенные условия, предусмотренные ст. ст. 807, 809 Гражданского Кодекса РФ.

Течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

В соответствии со ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года.

В соответствии с частью 2 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации по обязательствам с определённым сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

Статьёй 203 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

По смыслу данной нормы признанием долга могут быть любые действия, позволяющие установить, что должник признал себя обязанным по отношению к кредитору.

Как разъяснено в пункте 20 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12,15.11.2001 N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", к действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, исходя из конкретных обстоятельств, в частности, могут относиться: признание претензии; частичная уплата должником или с его согласия другим лицом основного долга и/или сумм санкций, равно как и частичное признание претензии об уплате основного долга, если последний имеет под собой только одно основание, а не складывается из различных оснований; уплата процентов по основному долгу; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или рассрочке платежа); акцепт инкассового поручения.

Приведённые нормы права не были приняты во внимание Мариинским городским судом Кемеровской области.

Отказывая в удовлетворении исковых требований КПК "Гарант" к В. о взыскании суммы по договору займа в связи с пропуском срока исковой давности, суд исходил из того, что срок возврата займа по договору был определён до 29.12.2008 года, в связи с чем срок исковой давности по заявленным требованиям истёк 29.12.2011 г., в то время как с исковым требованиями истец обратился в суд только 09.04.2012 года.

Данные выводы суда не основаны на законе.

Согласно абзацу 2 статьи 203 ГК РФ после перерыва течение срока исковой давности начинается заново; время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок.

В данном случае течение срока исковой давности по договору займа следует исчислять с 31.07.2009 г., то есть со дня, следующего за днём последней оплаты долга истцом ответчику, так как указанные действия свидетельствуют о признании долга, совершены в пределах трёхлетнего срока исковой давности, и являются достаточным основанием для перерыва течения срока исковой давности. Исковое заявление в суд подано КПК "Гарант" 09.04.2012 г., то есть до истечения срока исковой давности.

С учётом указанных обстоятельств у суда не имелось оснований для отказа в удовлетворении исковых требований в связи с истечением срока исковой давности (определение 33-10186).

Незаключённая сделка не может быть признана недействительной

 

В соответствии со ст. 432 ГК РФ договор считается заключённым, когда между сторонами в требуемой законом форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключённым с момента его регистрации, если иное не установлено законом (пункт 3 статьи 433 Гражданского Кодекса РФ).

Согласно ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

По смыслу ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечёт юридических последствий, т.е. не порождает тех прав и обязанностей, которые были ею предусмотрены.

Незаключенная сделка не может быть признана недействительной, поскольку она не заключена, то есть юридически отсутствует.

В связи с этим незаключённый договор (несостоявшаяся сделка) не может быть признан недействительным.

Так, установив, что договор дарения на квартиру между Б. и Ч. не был в установленном порядке зарегистрирован, Юргинский городской суд признал договор недействительным, посчитав, что даритель заблуждался относительно природы сделки.

Судебная коллегия в апелляционном порядке отменила решение суда, указав, что при отсутствии регистрации договора дарения квартиры он считается незаключённым, а незаключённый договор не влечёт возникновения прав и обязанностей, на достижение которых была направлена воля сторон при его подписании, и, следовательно, не может быть признан недействительным (определение 33-9452).

Реализация лицом своих конституционных прав на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, не может рассматриваться в качестве распространения не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство.

В соответствии со ст. 33 Конституции Российской Федерации закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок.

В п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 года N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" указано на то, что судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (пункты 1 и 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Указанные требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда РФ не были учтены Чебулинским районным судом Кемеровской области, решением которого были удовлетворены исковые требования Ж. к З. о защите чести и достоинства. Разрешая спор, суд исходил из того, что сведения, указанные ответчицей на имя и.о. главы Чебулинского района, не соответствуют действительности, порочат честь и достоинство истицы.

Отменяя решение суда в апелляционном порядке, судебная коллегия обратила внимание на то, что обращения З. в администрацию Чебулинского района по поводу поведения Ж. и условий воспитания ею ребёнка, само по себе не может служить основанием для привлечения З. к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений (определение 33-9341).

Разрешение споров, вытекающих из семейных отношений

 

Течение трёхлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 СК РФ), следует исчислять со дня, когда один из супругов узнал или должен был узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Согласно ч. 7 ст. 38 СК РФ к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трёхлетний срок исковой давности.

При этом, как следует из позиции Верховного Суда РФ, изложенной в п. 19 Постановления Пленума Верховного суда РФ N 15 от 05.11.1998 г. "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака", течение трёхлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 СК РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

При этом следует учитывать, что о моменте, когда лицо узнало либо должно было узнать о нарушении своего права, можно судить лишь на основе анализа всех фактических обстоятельств дела.

В частности, если после расторжения брака бывшие супруги продолжают сообща пользоваться общим имуществом, то срок исковой давности начинает течь с того дня, когда одним из них будет совершено действие, препятствующее другому супругу осуществлять свои права в отношении этого имущества (например, произведено отчуждение имущества).

Указанные требования материального права не были учтены Прокопьевским районным судом Кемеровской области.

Отказывая П. в удовлетворении иска к Л. о разделе совместно нажитого имущества за пропуском истцом срока исковой давности, суд исходил из того, что истец узнала о нарушении своего права в апреле 2008 г., когда ответчик, фактически переставший совместно проживать с истицей, стал предпринимать попытки продать спорное имущество - дом с земельным участком.

Отменяя решение суда в апелляционном порядке, судебная коллегия признала, что выводы суда противоречат имеющимся в материалах дела доказательствам, установленным обстоятельствам и требованиям закона.

Из материалов дела усматривается, что после расторжения брака в спорной квартире постоянно проживала истица, которая пользовалась спорным имуществом. С учётом указанных обстоятельств, судебная коллегия пришла к выводу о том, что истец узнала о нарушении своего права с момента предъявления ответчиком иска в апреле 2012 г. о выселении её из спорного жилого помещения, т.е. с того дня, когда ответчиком было совершено действие, препятствующее истцу осуществлять свои права в отношении спорного имущества, до предъявления указанного иска каких-либо действий со стороны ответчика, препятствующих истцу осуществлять свои права в отношении спорного имущества, не совершалось, а потому отсутствовали основания полагать, что её право на владение и пользование спорным имуществом после расторжения брака и до апреля 2012 г. было нарушено (определение 33-9516).

Дела, вытекающие из жилищных отношений

 

Гражданин, имеющий статус бывшего несовершеннолетнего узника, в соответствии с действующим законодательством право на получение жилого помещения вне очереди не имеет.

Решением Центрального районного суда г. Кемерово на Администрацию города Кемерово была возложена обязанность обеспечить М. жилым помещением по договору социального найма в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2008 года N 714 "Об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны 1941-1945 годов".

Судом установлено, что М. относится к числу бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период Второй мировой войны и не имеет собственного жилья.

Распоряжением N 1516 от 08.04.2011 г. М. поставлена на учёт нуждающихся в улучшении жилищных условий как бывшая несовершеннолетняя узница концлагеря в соответствии с Федеральным законом от 12.01.1995 г. N 5-ФЗ "О ветеранах".

Полагая, что её права нарушены, М. обратилась в суд с иском, заявив требования о возложении на Администрацию г. Кемерово обязанности поставить её в список очередности на получение жилого помещения как лицо, относящееся к категории "инвалиды, участники Великой Отечественной войны и семьи погибших (умерших) инвалидов, участников Великой Отечественной войны" с последующим предоставлением жилья.

Удовлетворяя исковые требования М., суд пришёл к выводу о том, что бывшим несовершеннолетним узникам концлагерей, гетто, других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период Второй мировой войны, предоставляются все меры социальной поддержки и льготы, установленные для участников Великой Отечественной войны, в том числе распространяется действие Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2008 г. N 714, которым установлена необходимость обеспечения жильём нуждающихся в улучшении жилищных условий ветеранов Великой Отечественной войны, членов семей погибших (умерших) инвалидов и участников Великой Отечественной войны, имеющих право на соответствующую социальную поддержку согласно Федеральному закону от 12.01.1995 N 5-ФЗ "О ветеранах".

Однако выводы суда являются ошибочными, поскольку основаны на неправильном применении норм материального права, регулирующих спорные правоотношения.

В соответствии с п. 1 Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2008 года N 714 "Об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны 1941-1945 годов" в связи с предстоящим 65-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов постановлено считать необходимым завершить обеспечение жильем нуждающихся в улучшении жилищных условий ветеранов Великой Отечественной войны, членов семей погибших (умерших) инвалидов и участников Великой Отечественной войны, имеющих право на соответствующую социальную поддержку согласно Федеральному закону от 12 января 1995 года N 5-ФЗ "О ветеранах".

Данным нормативным актом уточнён порядок обеспечения жильем нуждающихся в улучшении жилищных условий ветеранов Великой Отечественной войны, непосредственно принимавших участие в Великой Отечественной войне, а также иных лиц, перечисленных в нём. При этом в данный перечень такая категория лиц, как бывшие несовершеннолетние узники фашистских концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период Второй мировой войны, не включена, соответственно действие Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2008 года N 714 на эту категорию лиц не распространяется.

Меры социальной поддержки бывшим несовершеннолетним узникам фашистских концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период Второй мировой войны установлены Федеральным законом от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", вступившим в силу с 1 января 2005 года, в пункте 8 статьи 154 которого определено, что проживающим на территории Российской Федерации бывшим несовершеннолетним узникам концлагерей, гетто, других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период Второй мировой войны, признанным инвалидами вследствие общего заболевания, трудового увечья и других причин (за исключением лиц, инвалидность которых наступила вследствие их противоправных действий), предоставляются ежемесячные денежные выплаты, меры социальной поддержки и льготы, установленные для инвалидов Великой Отечественной войны. Остальным бывшим несовершеннолетним узникам фашизма предоставляются ежемесячные денежные выплаты, меры социальной поддержки и льготы, установленные для участников Великой Отечественной войны из числа военнослужащих.

Таким образом, приведённая норма приравнивает несовершеннолетних узников фашизма по предоставляемым мерам социальной поддержки к инвалидам и участникам Великой Отечественной войны.

В то же время приравнивание узников фашизма по предоставляемым мерам социальной поддержки к инвалидам и участникам Великой Отечественной войны не даёт правовых оснований для обеспечения их жилым помещением за счёт средств федерального бюджета во внеочередном порядке в рамках реализации Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2008 года N 714, поскольку на данную категорию лиц его действие не распространяется.

С учётом изложенных обстоятельств у суда не имелось правовых оснований для принятия решения, которым на Администрацию г. Кемерово возложена обязанность обеспечить М. жилым помещением в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2008 года N 714.

Вместе с тем ст. 15 Федерального закона от 12 января 1995 года N 5-ФЗ "О ветеранах" установлены меры социальной поддержки для участников Великой Отечественной войны, в числе которых предусмотрено обеспечение за счет средств федерального бюджета жильем участников Великой Отечественной войны, нуждающихся в улучшении жилищных условий, которое осуществляется в соответствии с положениями ст. 23.2 Федерального закона "О ветеранах". Участники Великой Отечественной войны имеют право на получение мер социальной поддержки по обеспечению жильем один раз, при этом обеспечение жильем осуществляется независимо от их имущественного положения (подп. 3 пункта 1 статьи 15) Федерального закона от 12 января 1995 года N 5-ФЗ "О ветеранах").

Из материалов дела усматривается, что истец была поставлена на учёт и состоит на учёте нуждающихся в улучшении жилищных условий в соответствии с Федеральным законом "О ветеранах", что даёт ей право на дальнейшее предоставление жилого помещения за счёт средств федерального бюджета в соответствии с положениями ст. 23.2 Федерального закона "О ветеранах", оснований для включения её в список очередности на получение жилого помещения как лицо, относящееся к категории "инвалиды, участники Великой Отечественной войны и семьи погибших (умерших) инвалидов, участников Великой Отечественной войны" с последующим предоставлением жилья, не имеется (определение 33-7563).

Отсутствие решения об исключении жилого помещения из числа служебных исключает возможность приватизации данного жилого помещения.

Часть первая статьи четвёртой Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" содержит перечень жилых помещений, не подлежащих приватизации, к числу которых отнесены служебные жилые помещения. Служебные жилые помещения согласно ст. 93 ЖК РФ относятся к специализированному жилищному фонду и предназначаются для заселения гражданами в связи с характером их трудовых отношений.

Согласно положениям части 3 статьи 104 Жилищного кодекса Российской Федерации договор найма служебного жилого помещения заключается на период трудовых отношений, прохождения службы либо нахождения на государственной должности Российской Федерации, государственной должности субъекта Российской Федерации или на выборной должности.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 41 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации", использование жилого помещения в качестве специализированного жилого помещения, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами, допускается только после отнесения его к специализированному жилищному фонду решением органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом, в соответствии с установленным порядком и требованиями (часть 2 статьи 92 Жилищного кодекса Российской Федерации), которые в настоящее время определены Правилами отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду, утверждёнными Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 января 2006 г. N 42.

Названные Правила также предусматривают, что использование жилого помещения в качестве специализированного жилого помещения допускается только после отнесения жилого помещения к определённому виду жилых помещений специализированного жилищного фонда (пункт 15).

Нарушение требований Жилищного кодекса Российской Федерации и Правил при принятии решения о предоставлении гражданину специализированного жилого помещения может служить основанием для предъявления в судебном порядке заинтересованными лицами требования о признании этого решения, а также заключённого на его основании договора найма специализированного жилого помещения недействительными.

Каких-либо положений, позволяющих в случае нарушения порядка отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду отнести такое жилое помещение к жилищному фонду социального использования и признать за гражданами, проживающими в таком жилом помещении на основании договора найма служебного жилого помещения, право пользования им на условиях договора социального найма, законодательство не содержит.

Указанные требования материального права не были применены Ленинским районным судом г. Кемерово, решением которого были удовлетворены исковые требования К. о признании права собственности на жилое помещение в порядке приватизации. Суд исходил из того, что отсутствие договора социального найма на спорную квартиру, а также решения органа местного самоуправления об исключении соответствующего дома из специализированного жилищного фонда не препятствует осуществлению гражданами прав нанимателя жилого помещения по договору социального найма, в связи с чем истец имеет право на её приватизацию в соответствии со статьей 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации".

Однако суд необоснованно не принял во внимание, что решение о предоставлении жилого помещения К. по договору социального найма не принималось. В соответствии с решением исполнительного комитета администрации города Кемерово от 1996 года принято решение о распределении квартиры именно как служебной квартиры, на основании этого решения и выдан ордер на служебное жилое помещение.

Наличие у квартиры статуса служебного жилого помещения исключает возможность применения положений ст. 63 Жилищного кодекса Российской Федерации, поскольку эти нормы регулируют правоотношения, возникающие при предоставлении жилья по договорам социального найма, и не могут быть распространены на специализированный жилищный фонд.

При таких обстоятельствах, оснований для признания за истцом права собственности в порядке приватизации на спорную квартиру, имеющую статус служебной, не имеется (определение 33-11866).

Закон не устанавливает период времени, по истечении которого лицо вправе ставить вопрос о признании нанимателя, члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившими право пользования жилым помещением по договору социального найма

В соответствии с ч. 3 ст. 83 Жилищного Кодекса РФ в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда.

Если отсутствие в жилом помещении нанимателя и (или) членов его семьи не носит временного характера, то заинтересованные лица (наймодатель, наниматель, члены семьи нанимателя) вправе потребовать в судебном порядке признания их утратившими право на жилое помещение на основании ч. 3 ст. 83 ЖК РФ в связи с выездом в другое место жительства и расторжения тем самым договора социального найма.

Разъяснения по применению ч. 3 ст. 83 ЖК РФ даны в п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации", где, в частности, указано следующее.

Разрешая спор о признании нанимателя, члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившими право пользования жилым помещением по договору социального найма вследствие их постоянного отсутствия в жилом помещении по причине выезда из него, суду надлежит выяснять: по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т.п.) или постоянный характер (вывез свои вещи, переехал в другой населенный пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьей в другом жилом помещении и т.п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нем, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др.

При установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о добровольном выезде ответчика из жилого помещения в другое место жительства и об отсутствии препятствий в пользовании жилым помещением, а также его отказе в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма, иск о признании его утратившим право на жилое помещение подлежит удовлетворению на основании ч. 3 ст. 83 ЖК РФ в связи с расторжением ответчиком в отношении себя договора социального найма.

Отсутствие же у гражданина, добровольно выехавшего из спорного жилого помещения в другое место жительства, в новом месте жительства права пользования жилым помещением по договору социального найма или права собственности на иное жилое помещение само по себе не может являться основанием для признания отсутствия этого гражданина в спорном жилом помещении временным, поскольку согласно ч. 2 ст. 1 ЖК РФ граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права. Намерение гражданина отказаться от пользования жилым помещением по договору социального найма может подтверждаться различными доказательствами, в том числе и определенными действиями, в совокупности свидетельствующими о таком волеизъявлении гражданина как стороны в договоре найма жилого помещения.

Закон не устанавливает период времени, по истечении которого лицо вправе ставить вопрос о признании нанимателя, члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившими право пользования жилым помещением по договору социального найма.

В соответствии с положениями ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения.

В этой связи длительность нарушения права не препятствует удовлетворению этого требования судом.

Указанные требования закона не были приняты во внимание Ленинск-Кузнецким городским судом, решением которого было отказано в удовлетворении исковых требований Л. к Л.Ю.А. о признании утратившим право пользования жилым помещением.

Суд установил, что в феврале 2001 года Л. Ю.А. выехал из спорной квартиры, вступил в фактические брачные отношения с Б. и проживает с ней совместно в её квартире. Отказывая в удовлетворении иска Л. о признании Л. Ю.А. утратившим право пользования жилым помещением, суд сослался на пропуск истцами предусмотренного ст. 196 ГК РФ трёхлетнего срока исковой давности для обращения в суд с указанным требованием.

Данный вывод основан на неправильном толковании и применении норм об исковой давности. Поскольку заявленные истцами требования направлены на устранение нарушения их прав владения и пользования спорным жилым помещением, которое носит длящийся характер, истцы имеют право на защиту своего права пользования этой квартирой и эти действия не ограничены в соответствии со ст. 208 ГК РФ сроком исковой давности (определение 33-12212).

Собственники жилых помещений обязаны своевременно и полностью вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги

В силу ч. 3 ст. 30 Жилищного Кодекса РФ собственник жилого помещения несёт бремя содержания данного помещения, если данное помещение является квартирой, общего имущества собственников помещений в соответствующем многоквартирном доме, а собственник комнаты в коммунальной квартире несёт также бремя содержания общего имущества собственников комнат в такой квартире, если иное не предусмотрено федеральным законом или договором.

В соответствии со ст. 153 Жилищного Кодекса РФ граждане обязаны своевременно и полностью вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги.

Указанная обязанность в силу закона не ставится в зависимость от наличия между собственником и организацией, созданной для управления многоквартирным домом, договора, заключённого в порядке ч. 6 ст. 155 Кодекса, которым могут быть установлены особые условия относительно порядка внесения платы.

Расходы на содержание общего имущества в многоквартирном доме, бремя которых несёт собственник помещения в таком доме, являются обязательными платежами (ст. 39 Жилищного кодекса Российской Федерации).

На основании ст. 156 Жилищного Кодекса РФ плата за содержание и ремонт жилого помещения устанавливается в размере, обеспечивающем содержание общего имущества в многоквартирном доме в соответствии с требованиями законодательства.

Частью 1 ст. 158 ЖК РФ предусмотрено, что собственник помещения в многоквартирном доме обязан нести расходы на содержание принадлежащего ему помещения, а также участвовать в расходах на содержание общего имущества в многоквартирном доме соразмерно своей доле в праве общей собственности на это имущество путем внесения платы за содержание и ремонт жилого помещения.

В соответствии с ч. 2 ст. 155 ЖК РФ плата за жилое помещение и коммунальные услуги вносится на основании платёжных документов, представленных не позднее первого числа месяца, следующего за истекшим месяцем, если иной срок не установлен договором управления многоквартирным домом либо решением общего собрания членов товарищества собственников жилья, жилищного кооператива или иного специализированного потребительского кооператива.

Указанные требования закона не были применены Центральным районным судом г. Новокузнецка.

Отказывая ООО "УК "Проспект" в удовлетворении требований к И.Д.А., Н.А.А., Н.Е.Л. о взыскании задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг, Центральный районный суд г. Новокузнецка указал, что истец не представил в подтверждение своих исковых требований акты приёмки-передачи выполненных работ, тогда как основанием оплаты выполненных работ является факт выполненных и принятых работ, который фиксируется в акте приёма-передачи, следовательно, основания для взыскания оплаты за выполненные работы отсутствуют.

Судебная коллегия указала на то, что суд необоснованно применил ст. 720 ГК РФ и указал на необходимость предоставления актов выполненных работ и оказанных услуг по содержанию дома, так как правоотношения, возникшие между жителями многоквартирного дома и управляющей организацией, регламентированы Жилищным Кодексом РФ.

Согласно ч. 2 ст. 155 ЖК РФ основанием для внесения платы за жилое помещение и коммунальные услуги является платёжный документ или квитанция.

Отменяя решение суда, и принимая решение об удовлетворении иска, судебная коллегия обратила внимание на то, что собственники жилых помещений обязаны своевременно и полностью вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги, однако ответчики данную обязанность по оплате своевременно не осуществляли, следовательно, образовавшаяся задолженность подлежит взысканию (дело 33-10219).

Вопросы, возникающие в судебной практике при рассмотрении дел о возмещении вреда здоровью сотрудникам органов внутренних дел

 

Одним из основных условий выплаты ежемесячных сумм возмещения вреда здоровью сотрудникам органов внутренних дел является не только причинение увечья сотруднику при исполнении служебных обязанностей, исключающего для него возможность дальнейшего прохождения службы, но и назначение ему пенсии по инвалидности

Решением Центрального районного суда г. Прокопьевска с Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Кемеровской области за счёт средств федерального бюджета в пользу П. в возмещение вреда, причинённого здоровью в результате военной травмы от 24.07.2000 г. были взысканы единовременно за период с 01.03.2008 г. по 31.12.2011 г. ежемесячные выплаты, а также были взысканы ежемесячные выплаты с 01.01.2012 г. и по 01.08.2012 г.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда решение Центрального районного суда г. Прокопьевска Кемеровской области оставлено без изменения.

Как следует из материалов дела, П. проходил службу в органах внутренних дел в УВД по г. Прокопьевску с 22.10.1999 г. по 19.07.2010 г. П., находясь в служебной командировке в Чеченской республике 24.07.2000 г. в г. Грозном, при исполнении служебных обязанностей получил минно-взрывную травму головы.

Приказом УВД по г. Прокопьевску N 1075 от 19.07.2010 г. П. был уволен из органов внутренних дел по пункту "3" части 7 статьи 19 Закона Российской Федерации "О милиции" (по ограниченному состоянию здоровья.

Разрешая спор, судебные инстанции признали за П. право на возмещение вреда здоровью в виде ежемесячных платежей в связи с установлением ему 40% утраты профессиональной трудоспособности по причине военной травмы, полученной им при исполнении служебных обязанностей сотрудника ОМОН во время нахождения в служебной командировке в Чеченской республике.

Удовлетворяя заявленные истцом требования, судебные инстанции, применив положения ст. 208 Гражданского кодекса РФ, пришли к выводу о том, что ежемесячная денежная компенсация в возмещение вреда здоровью должна быть взыскана в пользу истца в пределах трёхлетнего срока, предшествующего его обращению в суд, и взыскали единовременно сумму недоплаты по ежемесячным выплатам с 01.03.2008 г.

Однако президиум Кемеровского областного суда признал выводы судебных инстанций необоснованными, поскольку они основаны на неправильном применении норм материального закона.

В соответствии с частью 4 ст. 29 Закона РФ "О милиции" (действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений) в случае причинения увечья или иного повреждения здоровья сотруднику милиции в связи с осуществлением им служебной деятельности денежная компенсация в размере, превышающем сумму назначенной пенсии по указанным в названной статье основаниям, выплачивается за счёт средств соответствующего бюджета либо средств организаций, заключивших с милицией договоры.

Порядок выплаты ежемесячной денежной компенсации сотрудника милиции был определён Инструкцией о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причинённого имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, утверждённой приказом Министра внутренних дел Российской Федерации от 15 октября 1999 года N 805 (утратила силу на основании приказа от 18.06.2012 г. N 590, которым была утверждена Инструкция "О порядке осуществления выплат в целях возмещения вреда, причинённого в связи с выполнением служебных обязанностей, сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации или их близким родственникам"), в которой установлено, что денежная компенсация в возмещение вреда, причинённого здоровью, выплачивается потерпевшему сотруднику органов внутренних дел ежемесячно при назначении ему пенсии по инвалидности, связанной с телесными повреждениями, иным повреждением здоровья, полученными в связи с осуществлением служебной деятельности (при исполнении служебных обязанностей) и ведущими к досрочному увольнению со службы в органах внутренних дел по болезни или ограниченному состоянию здоровья (пункты "ж" и "з" статьи 58 Положения); выплата сумм в возмещение вреда производится финансовым подразделением (бухгалтерией) соответствующего органа внутренних дел в течение всего срока, на который установлена инвалидность (пункты 21 и 23).

Данные нормы предусматривают выплату ежемесячной денежной компенсации, которая выплачивается в случае увечья или иного повреждения здоровья, связанных с осуществлением служебной деятельности, то есть при наличии причинно-следственной связи между повреждением здоровья и осуществлением служебных обязанностей.

Другим условием, с которым связывается выплата ежемесячной денежной компенсации, является назначение пенсии по указанным в названной статье основаниям.

В Федеральном законе от 07 февраля 2011 года N 3-ФЗ "О полиции", вступившим в силу с 01 марта 2011 года (Закон Российской Федерации "О милиции" утратил свое действие), также имеется аналогичная норма (часть 6 статьи 43), в которой закреплены те же условия выплаты ежемесячной денежной компенсации в случае причинения сотруднику полиции в связи с выполнением служебных обязанностей увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы в полиции и повлекших стойкую утрату трудоспособности, в размере утраченного денежного довольствия по состоянию на день увольнения со службы в полиции за вычетом размера назначенной пенсии по инвалидности с последующим взысканием выплаченных сумм компенсации с виновных лиц.

Из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 15 июля 2009 года N 13-П "По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 29 Закона РФ "О милиции" и статьи 1084 Гражданского кодекса РФ в связи с запросами Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода и Сормовского районного суда города Нижнего Новгорода" следует, что одним из основных условий выплаты ежемесячных сумм возмещения вреда здоровью в соответствии с частью 4 статьи 29 Закона Российской Федерации "О милиции" является не только причинение увечья сотруднику при исполнении служебных обязанностей, исключающего для него возможность дальнейшего прохождения службы, но и назначение ему пенсии по инвалидности.

Следовательно, право на получение ежемесячной денежной компенсации у истца возникло с момента назначения ему пенсии по инвалидности, а не с момента причинения увечья при исполнении служебных обязанностей, исключающего для него возможность дальнейшего прохождения службы.

Совокупность обстоятельств для получения ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью у П. фактически возникла с 26 июля 2010 года, то есть с момента назначения пенсии по инвалидности. До этого времени истец проходил службу в органах внутренних дел, получал денежное довольствие в полном объёме, в связи с чем у суда отсутствовали основания для взыскания в пользу истца ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной ч. 4 ст. 29 Закона РФ "О милиции" по правилам ст. 208 ГК РФ, т.е. за три года, предшествующих обращению в суд.

Кроме того, из буквального содержания ч. 4 ст. 29 Закона "О милиции" следует, что сотрудник милиции вправе требовать выплаты денежной компенсации, как одного из видов социальных гарантий сотрудникам милиции, предусмотренных специальным законом, с учётом назначенной ему пенсии.

На основании ч. 6 ст. 43 Федерального Закона "О полиции" сотруднику, признанному ограниченно годным к военной службе и негодным к поступлению на службу по контракту вследствие получения травмы, установлена ежемесячная выплата в счёт возмещения вреда здоровью в размере разницы между денежным довольствием и пенсией по инвалидности.

Таким образом, исходя из указанных положений закона следует, что ежемесячная денежная компенсация в данном случае должна определяться как разница между утраченным денежным довольствием и назначенной пенсией по инвалидности.

Вместе с тем, суд, определяя размер ежемесячной денежной компенсации, не учёл размер назначенной истцу пенсии по инвалидности, не установил её размер, в связи с чем определил размер ежемесячной денежной компенсации с нарушением вышеназванных требований материального закона.

Кроме того, удовлетворив требования истца, суд первой инстанции, в нарушение требовании п.п.19 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ взыскал с ответчика - Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Кемеровской области государственную пошлину в доход местного бюджета.

Так, в соответствии с п.п. 19 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, освобождаются органы государственной власти, выступающие в судах общей юрисдикции в качестве истцов или ответчиков.

Названная льгота по уплате государственной пошлины по признаку субъектного состава является специальной нормой для всех случаев, когда государственные органы выступают по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, как в качестве истцов, так и в качестве ответчиков.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 12.05.2008 г. N 724 "Вопросы системы и структуры Федеральных органов исполнительной власти" Министерство внутренних дел Российской Федерации входит в структуру Федеральных органов исполнительной власти.

Согласно п.п. "в" п. 4 Указа Президента РФ от 01.03.2011 г. N 248 "Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации" территориальными органами Министерства внутренних дел Российской Федерации на региональном уровне являются министерства внутренних дел по республикам, главные управления, управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по иным субъектам Российской Федерации.

Таким образом, на Главное управление Министерства внутренних дел Российской Федерации по Кемеровской области, в полной мере распространяется установленная подп. 19 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ льгота по уплате государственной пошлины.

Главное управление Министерства внутренних дел Российской Федерации по Кемеровской области в силу закона освобождено от уплаты государственной пошлины и не может быть отнесено к числу субъектов, являющихся плательщиками государственной пошлины.

Также президиум не согласился с выводом судебных инстанций в части взыскания с ответчика в пользу П. денежной компенсации морального вреда.

Так, разрешая спор в этой части и возлагая на ГУ МВД по Кемеровской области обязанность возместить истцу моральный вред, причиненный в результате травмы, судебные инстанции, исходя из положений ст. 1069 Гражданского кодекса РФ, указали, что истец имеет право на возмещение морального вреда, поскольку повредил здоровье при исполнении служебных обязанностей во время нахождения в служебной командировке в Чеченской республике, куда был направлен по приказу начальника ГУВД Кемеровской области, в связи с чем ответчик должен нести ответственность за действия государства.

Указанный вывод судебных инстанций основан на неправильном применении норм материального закона.

Так, в соответствии со ст. 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязанностей, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным настоящей главой (главой 59), если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Согласно пункту 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Как следует из пункта 2 названной статьи, ответственность за причинение вреда наступает за виновное причинение вреда, если законом не предусмотрено возмещение вреда при отсутствии вины причинителя вреда.

Возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья, при отсутствии вины причинителя положением статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации не предусмотрено.

В системной связи со статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающей общие основания ответственности за причинение вреда, и статьей 1069 Кодекса, в силу которой вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов либо их должностных лиц, подлежит возмещению за счет соответствующей казны, это означает, что обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью сотрудника милиции в порядке главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации за счет соответствующей казны возникает в случае установления вины государственных органов или их должностных лиц в причинении этого вреда. Если же вина государственных органов или их должностных лиц в причинении вреда жизни или здоровью сотрудника милиции отсутствует, обязанность по его возмещению по указанным в данной главе основаниям на государство не возлагается.

Таким образом, Гражданским кодексом Российской Федерации установлена гражданско-правовая ответственность за вред жизни или здоровью граждан, в том числе причинённый при исполнении ими обязанностей военной службы и службы в милиции, при наличии общих оснований наступления такой ответственности, в связи с чем возмещение вреда в таких ситуациях возможно лишь тогда, когда причинение вреда здоровью сотрудника органов внутренних дел имело место в результате виновных, противоправных действий должностных лиц органов внутренних дел, других государственных органов.

В данном случае какие-либо виновные, противоправные действия должностных лиц органов внутренних дел, либо же иных государственных органов, которые бы давали основание для взыскания компенсации морального вреда, исходя из вышеназванных положений материального закона, отсутствуют.

Издание начальником ГУВД Кемеровской области приказа о направлении П. в служебную командировку в Чеченскую республику для обеспечения общественной безопасности (из чего исходил суд при возложении на ответчика обязанности возместить моральный вред, причинённый истцу), само по себе не может рассматриваться как основание для возложения ответственности в порядке ст. 1069, 1084 Гражданского кодекса РФ, поскольку в данном случае отсутствуют такие необходимые условия гражданско-правовой ответственности как противоправность и виновность.

При этом президиум признал возможным вынести в указанной части новое решение, отказав истцу в удовлетворении требований о взыскании с ответчика компенсации морального вреда, поскольку все обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, судом первой инстанции установлены.

В остальной части дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции (постановление 44-г-61).

Разрешение споров, вытекающих из трудовых отношений

 

Изъявив желание получить отпуск с последующим увольнением, работник тем самым изъявляет желание прекратить трудовые отношения с работодателем по собственному желанию.

Согласно ст. 127 Трудового Кодекса РФ при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска.

По письменному заявлению работника неиспользованные отпуска могут быть предоставлены ему с последующим увольнением (за исключением случаев увольнения за виновные действия). При этом днём увольнения считается последний день отпуска.

При увольнении в связи с истечением срока трудового договора отпуск с последующим увольнением может предоставляться и тогда, когда время отпуска полностью или частично выходит за пределы срока этого договора. В этом случае днём увольнения также считается последний день отпуска.

При предоставлении отпуска с последующим увольнением при расторжении трудового договора по инициативе работника этот работник имеет право отозвать своё заявление об увольнении до дня начала отпуска, если на его место не приглашён в порядке перевода другой работник.

Исходя из смысла ч. 4 ст. 127 ТК РФ и правовой позиции, выраженной в Определении Конституционного Суда РФ от 25.01.2007 N 131-О-О, подпункте "в" пункта 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при данных обстоятельствах фактически трудовые отношения с работником прекращаются с момента начала отпуска, поэтому работник, которому неиспользованный отпуск предоставлен с последующим увольнением по собственному желанию, не вправе отозвать своё заявление об увольнении после начала отпуска. Изъявив желание получить отпуск с последующим увольнением по собственному желанию, работник тем самым выразил желание прекратить трудовые отношения с работодателем.

Неправильное применение норм материального права, указанных выше, привело к отмене решения Мариинского городского суда.

Разрешая спор, Мариинский городской суд пришёл к выводу о незаконности увольнения истца Я. и восстановил его на работе, признав недействительным распоряжение Комитета по управлению муниципальным имуществом администрации Мариинского муниципального района о предоставлении отпуска с последующим увольнением Я.

Удовлетворяя требования истца, суд исходил из того, что был нарушен порядок его увольнения: работодателем не согласован последний день работы работника и день его увольнения, работнику предоставлен отпуск в период его временной нетрудоспособности, работодателем нарушен порядок предоставления очередного отпуска, 09.07.2012 г. работником подано заявление об отзыве заявления от 25.07.2012 г. в части увольнения и о продлении очередного отпуска, работодателем отпуск не перенесён.

Как видно из материалов дела, истец 25.06.2012 г. подал ответчику заявление, в котором просил предоставить ему очередные оплачиваемые отпуска со 02.07.2012 г. с последующим увольнением по собственному желанию.

Распоряжением от 26.06.2012 г. Я. предоставлены все неиспользованные оплачиваемые отпуска со 02.07.2012 г. по 12.08.2012 г. с последующим увольнением в последний день отпуска.

Принимая во внимание, что в материалах дела отсутствуют доказательства обращения истца до 02.07.2012 года - дня, предшествующего первому дню отпуска и последнего дня работы, с заявлением об отзыве заявления в части увольнения, судебная коллегия пришла к выводу, что требования истца не основаны на законе.

Таким образом, 12.08.2012 г. является не только датой окончания отпуска, но и датой увольнения истца, изменение которой по заявленным истцом основаниям законом не предусмотрено. В силу закона в данном случае последним днём работы работника является не день его увольнения (последний день отпуска), а день, предшествующий первому дню отпуска.

Ссылка суда на то обстоятельство, что истцу предоставлен отпуск в период его временной нетрудоспособности, работодателем нарушен порядок предоставления очередного отпуска, не могут быть приняты во внимание, как основанные на неверном толковании закона к спорным правоотношениям.

Предупредить работодателя об увольнении работник может не только в период работы, но и в период нахождения в отпуске и в период временной нетрудоспособности. При этом дата увольнения может приходиться также на указанные периоды.

Правило, изложенное в ст. 81 Трудового Кодекса, согласно которому не допускается увольнение работника в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске, применяется только для случаев увольнения по инициативе работодателя. Ссылка суда на поданное истцом 09.07.2012 г. заявление об отзыве заявления об увольнении не обязывает ответчика к совершению действий, направленных к изменению (отмене) оспариваемого распоряжения.

Судебная коллегия вынесла новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, поскольку установлено, что увольнение Я. по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ произведено в соответствии с действующим законодательством (определение 33-11845).

Увольнение сотрудника органов внутренних дел по достижении предельного возраста не может быть признано увольнением по инициативе работодателя

Пунктом 2 ст. 54 Закона РФ от 07.02.2011 N 3-ФЗ "О полиции" предусмотрено, что до принятия федерального закона, определяющего порядок и условия прохождения службы сотрудниками органов внутренних дел, на сотрудников органов внутренних дел распространяется действие Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года N 4202-1 "Об утверждении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и текста Присяги сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации" в части, не противоречащей настоящему Федеральному закону.

Порядок прохождения службы в органах внутренних дел, прекращения службы регулировался Положением о службе в органах внутренних дел, утверждённым постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23.12.1992 N 4202-1.

В соответствии с пунктом "б" статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, сотрудники органов внутренних дел могут быть уволены со службы по достижении предельного возраста, установленного статьёй 59 настоящего Положения.

Согласно статье 59 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации сотрудники органов внутренних дел, имеющие специальные звания рядового и младшего начальствующего состава, могут состоять на службе в органах внутренних дел до достижения ими 45- летнего возраста.

Сотрудники органов внутренних дел, достигшие предельного возраста, установленного настоящей статьёй для службы в органах внутренних дел, подлежат увольнению, за исключением случаев, предусмотренных законом и настоящим Положением.

В интересах службы при положительной аттестации и отсутствии медицинских противопоказаний сотрудники органов внутренних дел в персональном порядке и с их согласия могут быть оставлены на службе сверх установленного предельного возраста на срок до пяти лет начальниками, которым предоставлено право назначения на должности этих сотрудников.

Так, приказом от 12.12.2011 года К. был уволен с занимаемой должности- инспектора дорожно-патрульной службы отдельного батальона дорожно-патрульной службы ГИБДД УВД по г. Новокузнецку с 12.12.2011 года по п. "б" части 1 ст. 58 Положения (по достижении предельного возраста, установленного Положением о службе в органах внутренних дел).

Признавая приказ об увольнении К. незаконным, и удовлетворяя его требования о восстановлении на службе, Центральный районный суд г. Кемерово обосновал своё решение тем, что работодателем был нарушен порядок увольнения, поскольку К. был уволен в период временной нетрудоспособности.

В связи с неправильным применением норм материального права решение суда было отменено в апелляционном порядке. Судебная коллегия исходила из того, что суд пришёл к необоснованным выводам о том, что истец не мог быть уволен в период временной нетрудоспособности.

Действительно, в соответствии с частью 6 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации не допускается увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске.

Однако, Положение о службе в органах внутренних дел не содержит норм, запрещающих увольнение сотрудников органов внутренних дел по достижении предельного возраста в период их болезни или нахождения в отпуске. Отсутствуют такие запреты и в иных нормативных правовых актах, регулирующих указанные отношения. Статьёй 39 Положения о службе в органах внутренних дел установлен запрет на применение к сотруднику органов внутренних дел Российской Федерации во время его болезни либо в период нахождения в отпуске или в командировке дисциплинарного взыскания, однако увольнение сотрудников органов внутренних дел по достижении предельного возраста не является дисциплинарным взысканием.

Увольнение сотрудника органов внутренних дел по достижении предельного возраста, предусмотренного ст. 58 Положения не может быть признано увольнением по инициативе работодателя, так как оно является следствием наступления юридического события - наступление определённого возраста. Оставление на службе сверх установленного возраста в персональном порядке возможно в интересах службы, и является правом, а не обязанностью руководителя органа внутренних дел.

При указанных обстоятельствах вывод суда о применении к спорным правоотношениям ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации является необоснованным.

Таким образом, наличие у К. на момент увольнения временной нетрудоспособности, не могло являться основанием для невозможности издания приказа о его увольнении.

Судебная коллегия приняла новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований К. (определение 33-9026).

Федеральный закон "О государственной гражданской службе Российской Федерации" не возлагает на представителя нанимателя (работодателя) обязанность предлагать государственному служащему, должность которого сокращена, все имеющиеся вакантные должности гражданской службы в государственном органе, наниматель лишь имеет право предложить иную должность

Регулирование отношений, связанных с государственной службой осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 27 апреля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

Согласно статье 73 названного Федерального закона Трудовой кодекс Российской Федерации, другие федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, а также законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, содержащие нормы трудового права, могут применяться к отношениям, связанным с гражданской службой, в части, не урегулированной Федеральным законом "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

В соответствии с пунктом 30 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при рассмотрении дел о восстановлении в должности гражданских служащих, уволенных в связи с ликвидацией государственного органа или сокращением должностей гражданской службы, следует руководствоваться положениями статьёй 31, 33 и 38 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

В соответствии с частью 1 статьи 31 данного Федерального закона при сокращении должностей гражданской службы государственно-служебные отношения с гражданским служащим, замещающим сокращаемую должность гражданской службы, продолжаются в случае: предоставления гражданскому служащему с учетом уровня его квалификации, профессионального образования и стажа гражданской службы или работы (службы) по специальности возможности замещения иной должности гражданской службы в том же государственном органе либо в другом государственном органе; направления гражданского служащего на профессиональную переподготовку или повышение квалификации.

Данный перечень возможностей продолжения государственных служебных отношений с гражданским служащим при сокращении должностей является исчерпывающим.

В силу пункта 6 части 1 статьи 33 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ, общими основаниями прекращения служебного контракта, освобождения от замещаемой должности гражданской службы и увольнения с гражданской службы являются: отказ гражданского служащего от предложенной для замещения иной должности гражданской службы либо от профессиональной переподготовки или повышения квалификации в связи с сокращением должностей гражданской службы, а также при непредоставлении ему в этих случаях иной должности гражданской службы (часть 4 статьи 31 настоящего Федерального закона).

При сокращении в государственном органе должностей гражданской службы представитель нанимателя за два месяца до сокращения сообщает об этом в письменной форме гражданским служащим (часть 5 статьи 31 Федерального закона).

Таким образом, из смысла и взаимосвязи приведённых выше правовых норм следует, что Федеральный закон "О государственной гражданской службе Российской Федерации" не возлагает на представителя нанимателя (работодателя) обязанность предлагать государственному служащему, должность которого сокращена, все имеющиеся вакантные должности гражданской службы в государственном органе, наниматель лишь имеет право предложить иную должность. Указанный закон также не содержит требований к представителю нанимателя о предоставлении гражданскому служащему в случае сокращения замещаемой должности равнозначной должности.

Указанные требования закона не были учтены Рудничным районным судом г. Кемерово, решением которого Г. была восстановлена на работе в должности государственной гражданской службы.

Признавая увольнение Г. незаконным, суд обосновал свои выводы тем, что работодателем была нарушена процедура увольнения по сокращению штатов в части предложения сокращаемому сотруднику имеющихся вакантных должностей.

Судебная коллегия отменила решение суда и вынесла новое решение об отказе Г. в иске о восстановлении на работе, указав, что Г. была предупреждена о предстоящем сокращении занимаемой ею должности в установленном законом порядке за два месяца, ей была предложена должность, соответствующая её уровню квалификации, от которой она отказалась, следовательно, увольнение истца с гражданской службы было проведено в соответствии с нормами Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" и оснований для удовлетворения исковых требований не имелось (определение 33-7919).

 

Расторжение трудового договора по инициативе работника, при наличии у работодателя оснований для расторжения трудового договора в связи с совершением работником грубого нарушения трудовых обязанностей, не свидетельствует о том, что заявление об увольнении подано работником вынужденно и отсутствует добровольное его волеизъявление на подачу такого заявления

 

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового Кодекса РФ основанием прекращения трудового договора является расторжение трудового договора по инициативе работника (статья 80 настоящего Кодекса).

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 22 Постановления N 2 от 17.03.2004 г. "О применении судами Российской Федерации трудового кодекса Российской Федерации", расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника.

Под принуждением со стороны работодателя следует понимать такое психологическое либо физическое воздействие на работника, которое бы вынудило работника подать заявление об увольнении по собственному желанию, при этом указанные действия должны исходить от лица, в компетенцию которого входит решение вопроса об увольнении работника, либо полномочного принимать организационно-распорядительные решения в отношении работника.

Расторжение трудового договора по инициативе работника при наличии у работодателя оснований для расторжения трудового договора в связи с совершением работником грубого нарушения трудовых обязанностей само по себе не свидетельствует о том, что заявление об увольнении подано работником вынужденно и отсутствует добровольное его волеизъявление на подачу такого заявления.

Решением Заводского районного суда г. Кемерово исковые требования Г. были удовлетворены по тем основаниям, что увольнение носило вынужденный характер и произведено с нарушением положений Трудового Кодекса РФ.

В апелляционном порядке решение суда было отменено, так как выводы суда постановлены без учёта обстоятельств, установленных по делу, а также без учёта норм материального закона.

Как усматривается из материалов дела, работодатель имел намерение принять решение об увольнении истца в связи с ненадлежащим исполнением им трудовых обязанностей. Опасаясь увольнения по инициативе работодателя, Г. вынужден был написать заявление об увольнении по собственному желанию. Таким образом, подавая заявление об увольнении по собственному желанию при наличии реальной возможности работодателя применить дисциплинарное взыскание, истцом был сделан выбор быть уволенным по собственному желанию.

Отказывая Г. в удовлетворении исковых требований о восстановлении на работе, Судебная коллегия исходила из того, что он совершил последовательные действия с намерением расторгнуть трудовой договор по собственному желанию, он осознавал его суть и последствия. При этом истцом не доказан факт понуждения его работодателем к увольнению по собственному желанию и что увольнение не соответствовало его собственному волеизъявлению (определение 33-10115).

Понятие прямого действительного ущерба, данное в ч. 2 ст. 238 ТК РФ, не предусматривает обязанности работника возмещать работодателю уплаченные им суммы штрафа за нарушение действующего законодательства.

В силу ст. 233 Трудового кодекса РФ материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причинённый ею другой стороне этого договора в результате её виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причинённый работодателю" к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Согласно ст. 238 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несёт ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Под ущербом, причинённым работником третьим лицам, следует понимать все суммы, которые выплачены работодателем третьим лицам в счёт возмещения ущерба. При этом необходимо иметь в виду, что работник может нести ответственность лишь в пределах этих сумм и при условии наличия причинно-следственной связи между виновными действиями (бездействием) работника и причинением ущерба третьим лицам (п. 15 названного Постановления Пленума Верховного Суда РФ).

Таким образом, данное в части 2 статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации понятие прямого действительного ущерба не является идентичным с понятием убытков, содержащимся в пункте 2 статьи 15 Гражданского кодекса РФ, и не предусматривает обязанности работника возмещать работодателю уплаченные им суммы штрафа за нарушение действующего законодательства.

Крапивинский районный суд рассмотрел иск ФГУП "Почта России" о привлечении к полной материальной ответственности работников -ответчиков по делу за нарушение должностных обязанностей, которые привели к наложению штрафа на юридическое лицо на основании постановления таможенных органов. Частично удовлетворяя иск, Крапивинский районный суд руководствовался тем, что штраф, оплаченный ФГУП "Почта России", является прямым действительным ущербом работодателя.

Отменяя решение суда, судебная коллегия пришла к выводу о том, что на основании постановления к административной ответственности привлекается юридическое лицо, что не допускает возможность применения п. 6 ч. 1 ст. 243 Трудового Кодекса. Сумма финансовых санкций в виде административного штрафа, уплаченных ФГУП "Почта России", в соответствии с действующим законодательством не может быть отнесена к прямому реальному ущербу, который обязан возместить работник работодателю, поскольку данная сумма уплаченных финансовых санкций не относится к категории наличного имущества истца (работодателя). Работодатель, принимая работника, принимает на себя ответственность перед третьими лицами за соблюдение ими всех норм и правил, должен обеспечить надлежащий контроль за его работой. В данном случае работодатель перекладывает административную ответственность с юридического лица на работника, так как к административной ответственности привлекается юридическое лицо, а не работник. Указанные обстоятельства исключают вину работника.

При таких обстоятельствах, вывод суда о том, что материальная ответственность за уплату ФГУП "Почта России" штрафа должна быть возложена на работников не основан на законе, поскольку противоречит условиям материальной ответственности работника за ущерб, причинённый работодателю, определенным ст. 238 ТК РФ. При таких условиях судебной коллегией в удовлетворении требований ФГУП "Почта России" к О. и Т. о возмещении материального ущерба было отказано (определение 33-12099).

Разрешение пенсионных споров

 

С 1 января 2001 года период работы в должности педагога дополнительного образования подлежит включению в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии только в случае выполнения трудовой деятельности в учреждениях дополнительного образования детей (внешкольных учреждениях)

Периоды работы в должности педагога дополнительного образования в учреждениях дополнительного образования для детей с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2000 года на основании ранее действовавших постановлений Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 года N 1067 "Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, и Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей" и от 1 февраля 2001 года N 79 "О внесении изменений и дополнений в постановление Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 года N 1067" включались в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, без каких-либо ограничений, а начиная с 1 января 2001 года засчитываются только при наличии условий, предусмотренных в пункте 12 Правил, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781.

Согласно пункту 12 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность работа в должностях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование должностей" Списка (педагог дополнительного образования), в учреждениях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование учреждений" Списка, за периоды, начиная с 1 января 2001 года засчитывается в стаж работы при наличии одновременно следующих условий: - на 1 января 2001 года у лица имеется стаж работы в должностях в учреждениях, указанных в списке, продолжительностью не менее 16 лет 8 месяцев; - у лица имеется факт работы (независимо от её продолжительности) в период с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2000 года в должностях, в учреждениях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование должностей" и в пункте 2 раздела "Наименование учреждений" Списка.

По смыслу положения пункта 3 Правил работа в должности педагога дополнительного образования может быть засчитана в специальный стаж только при условии её выполнения в учреждениях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование учреждений", при этом этим пунктом предусмотрены только учреждения дополнительного образования детей (внешкольные учреждения)

Так, удовлетворяя требования В. о признании незаконным решения пенсионного органа об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии, Центральный районный суд г. Новокузнецка не учёл, что истица работала педагогом дополнительного образования в лицее. Лицей, как общеобразовательное учреждение, включено в п. 1.1 раздела "Наименование учреждений" Списка должностей и учреждений. Однако в п. 1 отсутствует должность "педагог дополнительного образования". Данная должность указана в п. 2, т.е. применительно лишь к учреждениям дополнительного образования.

Таким образом, работа в качестве педагога дополнительного образования в лицее не может быть включена в специальный стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости. При указанных обстоятельствах решение суда было отменено, с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований (33-6661).

Работникам, занятым на лесозаготовительных работах, чьи профессии и должности включены в Списки, трудовая пенсия по старости может назначаться досрочно и в том случае, если будет доказано, что они заняты в едином технологическом процессе лесозаготовок независимо от вида рубок

В соответствии с подпунктом 7 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, мужчинам по достижении возраста 55 лет, женщинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали соответственно не менее 12 лет 6 месяцев и 10 лет в качестве рабочих, мастеров (в том числе старших) непосредственно на лесозаготовках и лесосплаве, включая обслуживание механизмов и оборудования, и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 и 20 лет.

Перечень таких работников содержится в Списке профессий и должностей рабочих и мастеров (в том числе старших), занятых непосредственно на лесозаготовках и лесосплаве (включая обслуживание механизмов и оборудования), пользующихся правом на пенсионное обеспечение в соответствии с пунктом "ж" статьи 12 Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР", утвержденном Постановлением Правительства РФ от 24 апреля 1992 N 273, в соответствии с которым правом на досрочное назначение пенсии, в частности, пользуются трактористы на подготовке лесосек, трелевке и вывозе леса.

Согласно примечанию к данному Списку указанный в нём перечень профессий и должностей распространяется на работников, занятых в едином технологическом процессе лесозаготовок (независимо от вида рубок) и на лесосплаве предприятий лесной промышленности и лесного хозяйства, постоянно действующих лесопунктов, лесничеств.

Согласно разделу ХХII "Лесозаготовки" Списка N 2 производств, цехов, профессий и должностей, работа в которых даёт право на государственную пенсию на льготных условиях и в льготных размерах, утверждённым Постановлением Совета Министров СССР от 22 августа 1956 г. N 1173 (с последующими дополнениями) мужчины, проработавшие в качестве трактористов на трелевке и вывозке леса не менее 12 лет 6 месяцев, также имели право на досрочную трудовую пенсию по старости по достижении 55 лет.

Указанные Списки, в которые включены данные профессии, применяются на территории Российской Федерации в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 18 июля 2002 г. N 537.

Таким образом, работникам, занятым на лесозаготовительных работах, чьи профессии и должности включены в Списки, трудовая пенсия по старости назначается досрочно, если они заняты в едином технологическом процессе лесозаготовок независимо от вида рубок.

В соответствии с Правилами подсчёта и подтверждения страхового стажа для установления трудовых пенсий, утверждёнными постановлением Правительства РФ от 24 июля 2002 года N 555, основным документом, подтверждающим периоды работы до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица, является трудовая книжка.

В том случае, если в трудовой книжке содержатся неправильные или неточные сведения, указанные периоды подтверждаются различными документами, уточняющими необходимые сведения.

Пунктом 3 статьи 13 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" установлено, что в отдельных случаях допускается установление стажа работы на основании показаний двух или более свидетелей при утрате документов и по другим причинам (вследствие небрежного их хранения, умышленного уничтожения и тому подобных причин) не по вине работника. Характер работы показаниями свидетелей не подтверждается.

В соответствии с пунктом 3 статьи 13 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" к допустимым доказательствам, подтверждающим особенности работы (работы в определённых условиях), определяющие её характер и влияющие на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, не могут быть отнесены свидетельские показания. Указанные обстоятельства могут подтверждаться иными доказательствами, предусмотренными в статье 55 ГПК РФ (например, приказами, расчётной книжкой, нарядами и т.п.).

Удовлетворяя требования А. и включая в специальный трудовой стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости, спорные периоды работы с 01.09.1979 г. по 22.04.1987 г. в N-ском лесопромышленном комбинате, с 22.09.1987 г. по 24.11.1995 г. в N-ском лесопромышленном комбинате, АО N-ский лесокомбинат, АО "N-лес", Яйский районный суд не принял во внимание, что должность тракториста, в которой работал истец в спорные периоды, Списками не предусмотрена.

Доказательства тождества работы истца в спорные периоды трактористом работе тракториста на подготовке лесосек, трелевке и вывозке леса, предусмотренной Списками, в материалах дела отсутствуют.

Документальных доказательств, свидетельствующих о том, что истец был занят на работах в едином технологическом процессе лесозаготовок, также не имеется.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные А. исковые требования, в подтверждение характера работы сослался на показания свидетелей, что в силу вышеуказанных положений закона является недопустимым.

При вышеуказанных обстоятельствах оснований для включения в специальный стаж истца, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии, спорных периодов работы не имеется (определение 33-9319).

Разрешение земельных споров

 

Не использование принадлежащего на праве собственности земельного участка не может служить основанием для лишения права собственности на земельный участок

Ч. обратилась в суд с иском к П. о признании недействительной государственной регистрации права собственности и прекращении права собственности на земельный участок, ссылаясь на то, что является арендатором земельного участка площадью 549 кв. м., расположенного по адресу: Кемеровская область, г. Топки, ул. ..., на основании распоряжения администрации г. Топки от 24.06.1999 г. N 277-р, а также договора аренды земельного участка от 24.05.1999 г., заключённого сроком на 49 лет.

Указанный земельный участок был ранее изъят на основании распоряжения администрации г. Топки от 05.10.1998 г. N 613-р у П. поскольку земельный участок не использовался по назначению. Однако 07.06.2012 г. П. зарегистрировал в Росреестре право собственности на данный земельный участок на основании государственного акта на право пользования землей от 17.11.1991 г., злоупотребив своим правом, поскольку скрыл от регистрирующего органа факт того, что данный земельный участок у него уже был изъят.

Решением Топкинского городского суда была признана недействительной государственная регистрация права собственности П. на спорный земельный участок и прекращено его право собственности на него.

Судебная коллегия в апелляционном порядке отменила решение суда как незаконное ввиду несоответствия выводов суда первой инстанции установленным по делу обстоятельствам и нарушения судом норм материального права и приняла новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

В соответствии с п. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают, в том числе из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей.

Судом установлено, что на основании решения N 249 от 15.11.1991 г. исполнительным комитетом Топкинского городского Совета народных депутатов на имя П. был выдан государственный Акт на право пользования землей от 17.11.1991 г., закрепляющий бессрочное пользование земельным участком полезной площадью 600 кв. м. по адресу: Кемеровская область, г. Топки, ул.... , предоставленным для строительства индивидуального жилого дома.

Распоряжением Администрации г. Топки N 613-р от 05.10.1998 г. земельный участок, расположенный по данному адресу был изъят у П. в связи с систематической неуплатой земельного налога и использованием участка не по назначению.

Суд установил, что за ответчиком П. 07.06.2012 года было зарегистрировано право собственности в отношении того земельного участка, которым по договору аренды земельного участка от 24.05.1999 г. владела истец Ч.

Разрешая заявленные требования о признании недействительной государственной регистрации права собственности на земельный участок за П. и прекращении права собственности на данный земельный участок, суд пришёл к выводу, что П. злоупотребил правом, так как, достоверно зная об изъятии у него спорного земельного участка подал документы в регистрирующий орган, в то же время Управление федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Кемеровской области произвело государственную регистрацию права собственности на указанный земельный участок на основании государственного Акта на право пользования землей от 17.11.1991 г. без проверки действительности и юридической силы поданных заявителем документов и без проведения правовой экспертизы, в связи с чем регистрационным органом не были установлены обстоятельства изъятия у ответчика спорного земельного участка, что, по мнению суда первой инстанции, явилось бы безусловным основанием для отказа в государственной регистрации права.

Признавая недействительной государственную регистрацию права собственности П. на земельный участок, расположенный по адресу: Кемеровская область, г. Топки, ул. ... суд, руководствуясь положениями п. 1 ст. 235 ГК РФ, пришёл к выводу, что подлежит прекращению зарегистрированное за П. право собственности на указанный земельный участок.

Выводы суда по существу спора не могут быть признаны правильными и основанными на законе.

Так, суд фактически пришел к выводу, что истец не имел право обращаться с заявлением о регистрации за ним права собственности на земельный участок, поскольку данный земельный участок был у него изъят.

Суд первой инстанции исходил из того, что данное распоряжение не было оспорено ответчиком П. в установленном порядке.

Между тем судом не принято во внимание, что администрация г. Топки не вправе была издавать распоряжение об изъятии земельного участка, поскольку на момент издания распоряжения орган местного самоуправления не имел полномочий по изъятию земельных участков.

Так, Земельный кодекс РСФСР, утв. Верховным Советом РСФСР 25.04.1991 г. N 1103-1, действовавший в период возникновения спорных правоотношений, первоначально предусматривал возможность прекращения права коллективной собственности на землю, пожизненного наследуемого владения и пользованием земельными участками и их аренды в случае использования земли не по целевому назначению и систематической неуплаты земельного налога в течение двух лет и непогашения задолженности в течение последующего одного года, а также арендной платы в сроки, установленные договором аренды (п.п. 4 и 8 ч. 1 ст. 39 ЗК РСФСР). Частью 4 статьи 39 ЗК РСФСР предусматривалось, что решение о прекращении права собственности, пожизненного наследуемого владения, пользования, аренды земельным участком у местных Советов народных депутатов независимо от площади и видов угодий в случаях, предусмотренных настоящей статьёй (кроме п. 5), принимают Советы народных депутатов, обладающие в соответствии со ст. 23 настоящего Кодекса правом изъятия земельных участков.

Кроме того, статья 14 Закона РСФСР "О земельной реформе" от 23.11.1990 г. N 374-1 предусматривала, что в процессе осуществления земельной реформы решениями Советов народных депутатов может быть изъята и передана в специальный земельный фонд для последующего перераспределения и наделения земельными участками часть земель, используемых не по целевому назначению, неэффективно используемых, а также выбывших из оборота или переведенных в менее ценные угодья".

Однако затем Указом Президента РФ от 24.12.1993 г. N 2287 "О приведении земельного законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации" были признаны недействующими Закон РСФСР "О земельной реформе" от 23.11.1990 г. N 374-1 и ряд статей Земельного кодекса РСФСР, в том числе статьи 23 и 39.

На момент издания администрацией г. Топки распоряжения N 613-р от 05.10.1998 г. об изъятии у П. земельного участка Земельный кодекс РСФСР, утв. Верховным Советом РСФСР 25.04.1991 г. N 1103-1, продолжал действовать, однако Кодекс не предусматривал право местных Советов народных депутатов или их исполнительных органов, право органов местного самоуправления на изъятие земельных участков, ранее предоставленных в бессрочное пользование, в связи с их нецелевым использованием или в связи с неуплатой земельного налога.

В период, когда было издано распоряжение N 613-р от 05.10.1998 г. об изъятии у П. земельного участка действовал Закон Кемеровской области от 27.02.1998 N 7-ОЗ "О предоставлении и изъятии земельных участков на территории Кемеровской области", принятый Законодательным Собранием Кемеровской области 17.02.1998 г. N 220, который предусматривал, что основаниями изъятия земельных участков, используемых с нарушением законодательства, являются, в частности, использование земельного участка не по целевому назначению, неиспользование земельного участка в течение 3 лет, если иные сроки не установлены федеральным законодательством, неуплата земельного налога в течение 2 лет и непогашения задолженности в течение последующего года, неиспользования земельного участка в установленные для застройки сроки (статья 25).

В соответствии со ст. 24 названного Закона Кемеровской области от 27.02.1998 N 7-ОЗ в случае использования земель с нарушением земельного законодательства (статья 25 Закона) земельный участок может быть изъят у собственника земельного участка, землевладельца, пользователя земли, а также у арендатора - в случае аренды земельного участка, находящегося в областной или муниципальной собственности.

Условия и порядок изъятия земельных участков, используемых с нарушением законодательства, были установлены статьями 26 и 27 Закона Кемеровской области от 27.02.1998 N 7-ОЗ "О предоставлении и изъятии земельных участков на территории Кемеровской области", которые в частности предусматривали, что в случаях, предусмотренных ст. 25 Закона, землепользователи подлежат привлечению к административной ответственности и одновременно специально уполномоченные органы государственной власти, осуществляющие контроль за использованием и охраной земель в Российской Федерации, вносят предписания об устранении допущенного нарушения. В случае неустранения землепользователем нарушений в срок, установленный предписанием, земельный участок может быть изъят в порядке, установленном настоящим Законом, в частности в указанном случае специальный уполномоченный орган государственной власти, осуществляющий государственный земельный контроль, вносит в исполнительный орган местного самоуправления или в органы государственной власти Кемеровской области (в случае постановки вопроса об изъятии земли, находящейся в областной собственности) представление об изъятии земельного участка. На основании представления исполнительный орган местного самоуправления или орган государственной власти Кемеровской области вправе принять решение о направлении материалов в суд с иском об изъятии земельного участка.

Таким образом, законодательство, действовавшее на момент издания администрацией г. Топки распоряжения N 613-р от 05.10.1998 г. об изъятии у П. земельного участка, не предусматривало право исполнительного органа местного самоуправления на изъятие земельного участка у землепользователей посредством издания распоряжения об изъятии земельного участка, используемого с нарушением законодательства.

Ссылка суда первой инстанции на то, что указанное распоряжение не было оспорено П.. в установленном порядке, является необоснованной, поскольку данное распоряжение не порождало никаких правовых последствий как изданное органом, не имеющим полномочий по изъятию земельных участков, в компетенцию которого не входило самостоятельное разрешение вопроса о прекращении права пользования земельным участком и изъятие по своему усмотрению земельных участков у землепользователей, землевладельцев и собственников.

Указанное распоряжение не может приниматься во внимание при рассмотрении вопроса о праве П. на земельный участок, как не могло бы приниматься во внимание распоряжение или иное решение любого другого органа власти, за исключением органа судебной власти, в компетенцию которых не входило разрешение вопросов об изъятии земельных участков, предоставленных в бессрочное пользование.

В соответствии со ст. 35 Конституции Российской Федерации право частной собственности охраняется законом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.

В силу ст. 235 ГК РФ право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом. Принудительное изъятие у собственника имущества не допускается, кроме случаев, предусмотренных законом.

Перечень оснований прекращения права собственности, указанный в ст. 235 ГК РФ, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Вынося решение, суд фактически лишил ответчика права собственности на принадлежащий ему земельный участок и, соответственно, возможности использования его, не указав при этом предусмотренных законом оснований для прекращения права собственности.

С учётом установленных по делу обстоятельств и норм закона, подлежащих применению при рассмотрении настоящего дела, судебная коллегия решение суда об удовлетворении исковых требований Ч. о признании недействительной государственной регистрации права собственности на земельный участок за П. и прекращении права собственности ответчика на земельный участок отменила и отказала в удовлетворении заявленных исковых требований (определение 33-12431).

Применение норм процессуального законодательства

 

Суд не вправе, ссылаясь на правила исключительной подсудности, установленной статьёй 30 Гражданского процессуального Кодекса РФ, возвратить заявление об оспаривании решения, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего при отсутствии в нём требований искового характера.

Определением Центрального районного суда г. Новокузнецка возвращено заявление И. об обжаловании бездействия Администрации Кемеровского муниципального района по рассмотрению её заявления о предоставлении ей в собственность конкретного земельного участка. Суд исходил из того, что в данном случае имеет место спор о праве заявителя, заявлены требования материального характера, которые должны быть рассмотрены в порядке искового производства по правилам исключительной подсудности.

Между тем, как усматривается из представленных материалов, заявитель оспаривает бездействие Администрации Кемеровского муниципального района, которая не приняла решения по её обращению о предоставлении ей в собственность земельного участка.

Таким образом, требования заявителя вытекают из публичных правоотношений и не носят исковой характер.

В силу статьи 254 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы.

Заявление об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего может быть подано гражданином в суд по месту его жительства или по месту нахождения органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, решение, действие (бездействие) которых оспариваются.

Обращаясь в суд с заявлением, И. указала, что проживает по адресу, расположенному на территории юрисдикции Центрального районного суда г. Новокузнецка.

При таких обстоятельствах у судьи не имелось оснований для возврата заявления И. в связи с неподсудностью дела суду (определение 33-12125).

Заявление о помещении иностранного гражданина в специальное учреждение до исполнения решения о его депортации подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства

Отдел УФМС России по Кемеровской области в Ленинском районе города Кемерово обратился в суд с заявлением о помещении А. в специальный приёмник-распределитель межмуниципального отдела МВД России "Апжеросудженский" до исполнения решения о депортации. Свои требования мотивировал тем, что имеется решение о депортации А. и на основании п. 9. ст. 31 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" А. необходимо поместить в специальное учреждение до исполнения решения о его депортации.

Отказывая в приёме заявления, судья Ленинского районного суда г. Кемерово исходил из того, что заявленные требования не подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства. Судья указал, что в соответствии с что согласно п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

В связи с неправильным применением норм материального и процессуального права определение суда было отменено в апелляционном порядке.

Согласно пункта 9 статьи 31 и пункта 5 статьи 34 Федерального закона от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" иностранные граждане, подлежащие депортации, по решению суда содержатся в специальных учреждениях, создаваемых в порядке, установленном законом субъекта Российской Федерации, до исполнения решения о депортации.

В целях реализации пункта 9 статьи 31 и пункта 5 статьи 34 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" Советом народных депутатов Кемеровской области 25 апреля 2012 года принят Закон Кемеровской области "О порядке создания специальных учреждений для содержания по решению суда иностранных граждан, подлежащих депортации либо административному выдворению за пределы Российской Федерации".

Из материалов дела следует, что имеется распоряжение Министерства юстиции РФ от 06 июня 2011 года за N 3517 о признании пребывания (проживания) в Российской Федерации А., являющегося лицом без гражданства, нежелательным сроком до 02.07.2018 года и обязать покинуть его территорию Российской Федерации. Кроме того, начальником Управления Федеральной миграционной службы по Кемеровской области принято решение о депортации А., являющегося лицом без гражданства.

При таких обстоятельствах, УФМС России по Кемровской области вправе был обратиться в суд с указанным заявлением, и у суда первой инстанции не имелось предусмотренных законом оснований для отказа в принятии заявления, так как иного порядка рассмотрения данных заявлений не установлено.

Вывод суда о том, что данное заявление не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства ошибочен, т.к. имеется специальный закон "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", согласно которому граждане, подлежащие допортации, содержатся в специальных учреждениях по решению суда (определение 33-8457).

Наличие у должника иных, в том числе кредитных обязательств, не свидетельствуют о затруднительности исполнения решения.

Согласно ст. 434 ГПК РФ при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного постановления или постановлений иных органов, взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе поставить перед судом, рассмотревшим дело, или перед судом по месту исполнения судебного постановления вопрос об отсрочке или о рассрочке исполнения, об изменении способа и порядка исполнения, а также об индексации присужденных денежных сумм. Такие заявления сторон и представление судебного пристава-исполнителя рассматриваются в порядке, предусмотренном ст. 203 и 208 ГПК РФ.

Согласно п. 1 ст. 203 ГПК РФ суд, рассмотревший дело, по заявлениям лиц, участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя либо исходя из имущественного положения сторон или других обстоятельств вправе отсрочить или рассрочить исполнение решения суда, изменить способ и порядок его исполнения.

Помимо указанных выше норм, вопросы о рассрочке или отсрочке исполнения решения суда так же регулируются ст. 37 Федерального закона "Об исполнительном производстве".

В силу п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного гражданского права и международных договоров РФ", при осуществлении судопроизводства суды должны принимать во внимание, что в силу пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право на судебное разбирательство в разумные сроки. Сроки судебного разбирательства по гражданским делам в смысле пункта 1 статьи 6 Конвенции начинают исчисляться со времени поступления искового заявления, а заканчиваются в момент исполнения судебного акта.

Таким образом, по смыслу статьи 6 Конвенции исполнение судебного решения рассматривается как составляющая "судебного разбирательства", поэтому, при рассмотрении вопросов об отсрочке, рассрочке, изменении способа и порядка исполнения судебных решений, суды должны принимать во внимание необходимость соблюдения требований Конвенции об исполнении судебных решений в разумные сроки.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и Закон "Об исполнительном производстве" не содержат перечня оснований для отсрочки, рассрочки или изменения способа и порядка исполнения судебного акта, а лишь устанавливают критерий их определения - обстоятельства, затрудняющие исполнение судебного акта, предоставляя суду возможность в каждом конкретном случае решать вопрос об их наличии с учетом всех обстоятельств дела.

Согласно п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2008 года N 13 "О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в первой инстанции", при рассмотрении дел об отсрочке исполнения решений суду в каждом случае следует тщательно оценивать доказательства, представленные в обоснование просьбы об отсрочке (рассрочке).

Вопрос о предоставлении рассрочки должен оцениваться и решаться в каждом конкретном случае с учетом того, что в силу статей 15 (часть 4), 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2) и 55 (части 1 и 3) Конституции Российской Федерации и исходя из общеправового принципа справедливости исполнение вступившего в законную силу судебного постановления должно осуществляться на основе соразмерности и пропорциональности, с тем чтобы был обеспечен баланс прав и законных интересов всех взыскателей и должников, возможная же рассрочка исполнения решения суда должна отвечать требованиям справедливости, быть адекватной и не затрагивать существо конституционных прав участников исполнительного производства.

Разрешая заявление, Таштагольский городской суд предоставил К. рассрочку исполнения решения суда от 05.10.2005 г. на 1 год, при этом указал на материальное положение должника.

Судебная коллегия признала выводы суда нарушающими права взыскателя по исполнительному производству.

Рассрочка исполнения заключается в предоставлении должнику возможности исполнить требования исполнительного документа, в частности, о выплате денежных средств, взысканных по решению суда, не единовременно, а в течение определённого периода времени. Суд, разрешающий данный вопрос, должен исходить из необходимости защиты, прежде всего, интересов взыскателя, права которого подтверждены судебным актом.

Суд не учёл, что оплата задолженности в порядке той рассрочки, которая определена судом относительно задолженности, не приведёт к исполнению решения суда в разумный срок; повлечёт затягивание его исполнения на длительный срок, что противоречит принципу исполнимости судебного постановления. Предоставленная рассрочка нарушает права и охраняемые законом интересы взыскателя, который с 15.10.2005 года не получил долг в полном объёме.

Кроме того, суд не учёл, что само по себе отсутствие у должника денежных средств, достаточных для выплаты взыскателю, наличие иных обязательств не свидетельствуют о затруднительности исполнения решения.

Судом также не учтено, что Федеральным законом "Об исполнительном производстве" предусмотрено, что при отсутствии или недостаточности у должника денежных средств взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, хозяйственного ведения и (или) оперативного управления, за исключением имущества, изъятого из оборота, и имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание, независимо от того, где и в чьем фактическом владении и (или) пользовании оно находится.

При таких данных судебная коллегия отказала К. в предоставлении рассрочки исполнения решения Таштагольского городского суда Кемеровской области от 05.10.2005 года, поскольку она повлечёт нарушение прав ГУ УПФ РФ в г. Таштаголе как взыскателя по исполнительному производству (определение 33-8842).

Разрешение вопроса о распределении судебных расходов по делу, решение по которому вступило в законную силу, должно производиться судом первой инстанции в форме определения

Оставляя заявление ИП С. о возмещении судебных расходов без движения, судья Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка исходил из того, что оно подано без соблюдения требований, установленных ст. 132 ГПК РФ.

Данный вывод судьи нельзя признать основанным на нормах процессуального закона.

В силу ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Вступление в законную силу решения суда не является препятствием для рассмотрения судом вопроса о судебных расходах.

В силу ч. 3 ст. 98 ГПК РФ вопрос о распределении судебных расходов в том случае, если он не был разрешен судом кассационной инстанции, должен решить суд первой инстанции по заявлению заинтересованного лица.

Статьей 104 ГПК РФ установлено, что на определение суда по вопросам, связанным с судебными расходами, может быть подана частная жалоба.

В связи с этим разрешение вопроса о распределении судебных расходов по делу, решение по которому вступило в законную силу, должно производиться судом первой инстанции в форме определения.

Судебные расходы имеют специальный правовой статус, вопрос об их распределении не может являться предметом самостоятельного иска и не подлежит рассмотрению в рамках нового гражданского дела в порядке гражданского судопроизводства, так как этот вопрос рассматривается и разрешается в ином судебном порядке, установленном главой 7 ГПК РФ, которая не предусматривает предъявления к таким заявлениям требований, предусмотренных ст.ст. 131 и 132 ГПК РФ для исковых заявлений.

Указанные нормы гражданского процессуального законодательства судья не учёл и в нарушение этих норм рассмотрел процессуально-правовой вопрос о возмещении судебных расходов в качестве самостоятельного материально-правового требования.

При таких обстоятельствах определение об оставлении заявления о возмещении судебных расходов без движения является незаконным (определение 33-11803).

Департамент социальной защиты населения Кемеровской области в силу закона освобождён от уплаты государственной пошлины

В соответствии с подп. 19 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции освобождаются органы государственной власти, выступающие в судах общей юрисдикции в качестве истцов или ответчиков.

Названная льгота по уплате государственной пошлины по признаку субъектного состава является специальной нормой для всех случаев, когда государственные органы выступают по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, как в качестве истцов, так и в качестве ответчиков.

В соответствии со ст. 5 Закона Кемеровской области от 09.03.2005 г. N 47-ОЗ "О системе исполнительных органов государственной власти Кемеровской области" органами исполнительной власти Кемеровской области отраслевой и специальной компетенции являются, в частности, департаменты, управления и иные исполнительные органы государственной власти Кемеровской области (за исключением Администрации Кемеровской области) обладающие правами юридического лица, если иное не установлено положением об органе, и создаваемые по принципу отраслевой ил специальной компетенции.

Согласно п. 1 Постановления Губернатора Кемеровской области от 29 марта 2007 г. N 6-пг Департамент социальной защиты населения Кемеровской области является исполнительным органом государственной власти Кемеровской области отраслевой компетенции.

В соответствии с п. 1.1 Положения о Департаменте социальной защиты населения Кемеровской области, утвержденного Постановлением Коллегии Администрации Кемеровской области от 15.05.2009 N 210, Департамент социальной защиты Кемеровской области является исполнительным органом государственной власти Кемеровской области отраслевой компетенции.

Таким образом, на Департамент социальной защиты населения Кемеровской области, как на орган государственной власти субъекта Российской Федерации, в полной мере распространяется установленная подп. 19 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ льгота по уплате государственной пошлины.

Департамент социальной защиты населения Кемеровской области в силу закона освобожден от уплаты государственной пошлины и не может быть отнесен к числу субъектов, являющихся плательщиками государственной пошлины (постановление Президиума 44-г-75).

При предъявлении исковых требований к нескольким ответчикам судья вправе выделить одно или несколько требований в отдельное производство, только в том случае, если раздельное рассмотрение требований будет способствовать правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела

Согласно частям 1 и 2 статьи 151 ГПК РФ, истец вправе соединить в одном заявлении несколько исковых требований, связанных между собой.

Судья выделяет одно или несколько соединенных исковых требований в отдельное производство, если признает, что раздельное рассмотрение требований будет целесообразно.

В соответствии со ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации.

В соответствии с ч. 1 ст. 31 ГПК РФ иск к нескольким ответчикам, проживающим или находящимся в разных местах, предъявляется в суд по месту жительства или месту нахождения одного из ответчиков по выбору истца.

Определением Центрального районного суда г. Новокузнецка постановлено произвести разделение заявленных К. требований. Выделить в отдельное производство исковые требования К. к ООО "Росгосстрах" о возмещении ущерба. Передать дело по иску К. к ООО "Росгосстрах" о возмещении ущерба на рассмотрение в суд Центрального района г. Кемерово.

В связи с нарушением норм процессуального права определение суда в апелляционном порядке было отменено по следующим основаниям.

Материалами подтверждается что, К. обратился в Центральный районный суд г. Новокузнецка с исковыми требованиями к П. и ООО "Росгосстрах" о возмещении ущерба, причинённого дорожно-транспортным происшествием и возмещении морального вреда.

Требования к П. и ООО "Росгосстрах" вытекают из обязательств, вследствие причинения вреда, а также в связи с ненадлежащим исполнением ООО "Росгосстрах" обязанностей вытекающих из договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Таким образом, у требований к ответчикам имеется общее и единственное основание - причинение вреда.

В данном случае установленных статьей 151 ГПК РФ оснований к выделению в отдельное производство исковых требований, обращенных к ООО "Росгосстрах" и П. не имелось, требования истца основаны на одном юридическом факте - совершение дорожно-транспортного происшествия. Разделение данных исковых требований нецелесообразно, поскольку не способствует более быстрому рассмотрению иска.

Так как истцом были предъявлены исковые требования в отношении двух ответчиков без нарушений правил подсудности, оснований для разъединения исковых требований, а также для передачи дела по подсудности не имелось (определение 33-8942).

Приостановление исполнительного производства по основанию обжалования судебного акта в кассационном порядке находится в компетенции суда кассационной инстанции, в связи с чем судьи районного суда не вправе разрешать указанный вопрос.

Рассмотрение вопросов приостановления исполнения решения суда, в случае подачи кассационной жалобы, отнесены в силу п. 1 ст. 381 ГПК РФ к компетенции судей, указанных в ст. 380.1 настоящего Кодекса, которые изучают кассационные жалобу по материалам, приложенным к ним, либо по материалам истребованного дела. В случае истребования дела судья вправе вынести определение о приостановлении исполнения решения суда до окончания производства в суде кассационной инстанции при наличии просьбы об этом в кассационных жалобе или ином ходатайстве.

Таким образом, по смыслу приведённых положений норм процессуального права, приостановление исполнительного производства по основанию обжалования судебного акта в кассационном порядке находится в компетенции суда кассационной инстанции, в связи с чем, судьи районного суда не вправе разрешать указанный вопрос.

В связи с нарушением норм процессуального права в апелляционном порядке было отменено определение Прокопьевского районного суда, которым было приостановлено исполнительное производство, возбуждённое на основании решения суда в связи с подачей кассационной жалобы на указанное решение в вышестоящий суд (определение 33-8191). По аналогичным основаниям было отменено определение Междуреченского городского суда (определение 33-12264).

Если истцом одновременно заявлены требования об установлении факта принятия наследства и требования о разделе наследственного имущества или иной спор о праве, такие требования подлежат рассмотрению в порядке искового производства

Б. обратился в Центральный районный суд г. Новокузнецка с иском к Б.Л.Г., Б.Ю.В. об установлении факта родственных отношений, разделе наследства.

Определением судьи Центрального районного суда г. Новокузнецка от 24.04.2012 года Б. было отказано в принятии искового заявления на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

Судья, разрешая вопрос о принятии искового заявления, исходил из того, что дела об установлении факта родственных отношений рассматриваются в порядке особого производства, а дела о разделе наследственного имущества рассматриваются по общим правилам искового производства.

В апелляционном порядке определение суда было отменено в связи с существенным нарушением норм процессуального права.

Суд не учёл положения ст. 151 ГПК РФ о том, что при подаче иска истец вправе соединить в одном заявлении несколько требований, связанных между собой.

Исходя из положений ч. 3 ст. 263 ГПК РФ, если при подаче заявления в порядке особого производства будет установлено наличие спора о праве, то данные требования подлежат рассмотрению в порядке искового производства.

Как усматривается из искового заявления, между сторонами имеется спор о праве, касающийся раздела наследственного имущества, в связи с чем, истец обоснованно обратился в суд в порядке искового производства, следовательно, оснований для отказа в принятии его заявления не имелось (определение 33-7476).

Наряду с подачей заявления о восстановлении пропущенного процессуального срока заявителем должна быть подана жалоба на судебное постановление.

В силу положений ст. 112 ГПК РФ основанием для отказа в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного процессуального срока может быть только отсутствие уважительных причин его пропуска.

В соответствии с частью 3 статьи 112 ГПК РФ одновременно с подачей заявления о восстановлении пропущенного процессуального срока должно быть совершено необходимое процессуальное действие (подана жалоба, представлены документы), в отношении которого пропущен срок.

В апелляционном порядке было отменено определение Киселёвского городского суда, так как ввиду отсутствия процессуального действия (подачи частной жалобы) у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для рассмотрения заявления Д. о восстановлении процессуального срока на обжалование определения суда (определение 33-11685).

Подача апелляционной жалобы непосредственно в суд апелляционной инстанции не свидетельствует о том, что она подана с нарушением срока, установленного нормами ст. 321 Гражданского процессуального Кодекса РФ.

В пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 13 от 19 июня 2012 "О применения судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" указано, что апелляционные жалоба, представление на не вступившие в законную силу решения суда первой инстанции в соответствии с частью 1 статьи 321 ГПК РФ подаются через суд, принявший решение.

Подача апелляционных жалобы, представления непосредственно в суд апелляционной инстанции не является основанием для их возвращения заявителю. Исходя из положений части 1 статьи 321 ГПК РФ такие апелляционные жалоба, представление подлежат направлению сопроводительным письмом суда апелляционной инстанции в суд, вынесший решение, для совершения действий, предусмотренных статьей 325 ГПК РФ, о чём сообщается лицу, подавшему апелляционные жалобу, представление.

В соответствии с пунктом 6 указанного выше Постановления, срок на подачу апелляционных жалобы, представления не считается пропущенным, если они были сданы в организацию почтовой связи до двадцати четырех часов последнего дня срока (часть 3 статьи 108 ГПК РФ). В этом случае дата подачи апелляционных жалобы, представления определяется по штемпелю на конверте, квитанции о приеме заказной корреспонденции либо иному документу, подтверждающему прием корреспонденции (справка почтового отделения, копия реестра на отправку почтовой корреспонденции и т.п.). Указанные правила применяются и в отношении апелляционных жалобы, представления, поданных непосредственно в суд апелляционной инстанции.

Возвращая апелляционную жалобу С. на решение суда, Центральный районный суд г. Новокузнецка пришёл к ошибочному мнению, что жалоба подана с пропуском срока обжалования, установленного ст. 321 ГПК РФ.

Из материалов видно, что С. направил апелляционную жалобу непосредственно в суд апелляционной инстанции по почте в пределах месячного срока на обжалование решения суда, т.е. в установленный законом срок. Таким образом, независимо от того в какую инстанцию она была подана, жалоба подлежала принятию и направлению в суд апелляционной инстанции после совершения действий, предусмотренных ст. 325 ГПК РФ (определение 33-9047).

По аналогичным основаниям было отменено Междуреченского городского суда по заявлению ОАО "Разрез Томусинский" о восстановлении срока (определение 33-8227)

Несовершеннолетний, достигший четырнадцати лет на момент принятия решения суда, подлежит привлечению к участию в деле, если исковые требования затрагивают его законные права или интересы.

Рассмотрение дела в его отсутствие является существенным нарушением норм процессуального права и основанием для отмены решения суда, разрешившего вопрос о правах и обязанностях лица, не привлечённого к участию в деле (п. 4 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ).

В силу требований ч. 3 ст. 37 ГПК РФ права, свободы и законные интересы несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, а также граждан, ограниченных в дееспособности, защищают в процессе их законные представители. Однако суд обязан привлекать к участию в таких делах самих несовершеннолетних, а также граждан, ограниченных в дееспособности.

В апелляционном порядке было отменено решение Ленинск-Кузнецкого городского суда по делу по иску прокурора Ленинск-Кузнецкого района в интересах П. о взыскании компенсации морального вреда.

Из материалов дела следует, что на момент принятия решения суда несовершеннолетнему П. исполнилось 14 лет, однако в нарушение ч. 3 ст. 37 ГПК РФ суд не привлёк его к участию в деле, не вызвал в судебное заседание и рассмотрел дело в его отсутствие, что является существенным нарушением норм процессуального права и основанием для отмены решения суда, так как суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле.

При таких обстоятельствах судебная коллегия отменила решение и перешла к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции (определение 33-5594).

По делам о взыскании денежных средств за счёт казны Российской Федерации от её имени должно выступать Министерство финансов Российской Федерации в лице управления федерального казначейства по соответствующему субъекту Российской Федерации

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ судья возвращает исковое заявление в случае, если дело неподсудно данному суду.

В силу 1069 ГК Российской Федерации вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Согласно статье 1071 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с ГК РФ или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы.

Приказом Министерства финансов Российской Федерации N 114н и Федерального казначейства N 9н от 25 августа 2006 г. (в редакции от 24 ноября 2008 г.) "О порядке организации и ведения работы по представлению в судебных органах интересов Министерства финансов Российской Федерации и интересов Правительства Российской Федерации в случаях, когда их представление поручено Министерству финансов Российской Федерации" на управления федерального казначейства по субъектам Российской Федерации (за исключением Управления федерального казначейства по г. Москве) возложены организация и ведение в судах работы по выступлению от имени казны Российской Федерации на основании доверенностей, выданных Министерством финансов Российской Федерации, представление в судебных органах интересов Министерства финансов Российской Федерации и интересов Правительства Российской Федерации в случаях, когда их представление поручено Министерству финансов Российской Федерации.

Таким образом, по делам о взыскании денежных средств за счёт казны Российской Федерации от её имени должно выступать Министерство финансов Российской Федерации в лице управления федерального казначейства по соответствующему субъекту Российской Федерации.

Возвращая исковое заявление В., судья Заводского районного суда г. Кемерово пришёл к выводу, что УФК по Кемеровской области не является ответчиком по настоящему делу, а дело должно рассматриваться по правилам ст. 28 ГПК РФ судом по месту нахождения Министерства финансов РФ.

В связи с неправильным применением норм процессуального права определение судьи в апелляционном порядке было отменено.

В соответствии со статьей 28 ГПК Российской Федерации иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации.

Исходя из того, что Управление Федерального казначейства по Кемеровской области находится на территории Заводского района г. Кемерово, судебная коллегия пришла к выводу, что при обращении в суд с данным иском В. не нарушены правила подсудности (определение 33-12554).

В 2012 году судебной коллегией по гражданским делам Кемеровского областного суда в апелляционном порядке было отменено значительное количество определений, вынесенных районными и городскими судами.

Анализ причин отмены определений позволяет сделать вывод о том, что судьями Кемеровской области допускаются многочисленные нарушения норм процессуального права, незаконные и необоснованные отказы заинтересованным лицам в принятии заявлений либо прекращение производства по делу при отсутствии законных оснований, незаконное оставление заявлений без движения, без рассмотрения, неосновательное приостановление производства по делу, что приводит к нарушению прав заинтересованных лиц и создание процессуальных препятствий в осуществлении права на судебную защиту.

Приведём некоторые примеры из судебной практики.

Например, в связи с несоблюдением норм процессуального права в апелляционном порядке было отменено определение Кировского суда г. Кемерово. Из материалов усматривается, что определение судьи от 8 июня 2012 года об оставлении апелляционной жалобы на решение суда без движения было получено заявителем только 14 июня 2012 года, а именно за один день до истечения срока, предоставленного судом заявителю для исправления недостатков жалобы, что не соответствует требованиям п. 1 ст. 323 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Таким образом, у заявителя отсутствовала реальная возможность для исполнения определения судьи от 08.06.2012 в установленный в нём срок, поэтому предоставленный судьей срок для исправления недостатков жалобы нельзя признать разумным ( определение 33-8717).

Оставляя исковое заявление либо апелляционную жалобу без движения суд должен учитывать то, что лицу, подавшему исковое заявление или апелляционную (частную жалобу) должно быть известно о недостатках искового заявления или жалобы и о сроке, в течение которого они должны быть устранены. Срок для исправления недостатков должен быть назначен судом с учётом реальной возможности их устранения, а также времени, необходимого на отправку и доставку почтовой корреспонденции, исходя из территориальной удаленности от суда места жительства или места нахождения заявителя либо иных обстоятельств.

Имеют место случаи, когда судьи оставляют исковое заявление либо апелляционную жалобу без движения по основаниям, не предусмотренным законом и без учёта заявленных истцом исковых требований.

Так, оставляя исковое заявление Ш. о защите чести и достоинства без движения, судья Мариинского городского суда указал, что оно подано с нарушением требований ст. 132 ГПК РФ, поскольку к нему не приложена копия приговора суда, вступившего в законную силу.

Однако в исковом заявлении Ш. содержится требование о защите чести и достоинства в соответствии со ст. 152 ГК РФ, предусматривающей возможность опровержения порочащих гражданина честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Ш. основывает свои требования на том, что предъявление к нему гражданского иска о взыскании денежных сумм в рамках уголовного дела в отсутствие приговора суда, устанавливающего его вину в совершенном преступлении, порочит его честь и достоинство. При этом в исковом заявлении указано, что уголовное дело в настоящее время находится в производстве суда, приговор по нему не вынесен. Таким образом, оставление искового заявления без движения по тому основанию, что истец не приложил к исковому заявлению копию приговора суда, не соответствует предмету и основаниям заявленных исковых требований (определение 33-10446).

По другому делу судья Анжеро-Судженского городского суда оставила апелляционную жалобу С. на решение суда без движения ввиду ненадлежащего размера оплаченной государственной пошлины, и некорректного содержания самой жалобы.

В апелляционном порядке определение суда было отменено, так как оставление апелляционной жалобы без движения по мотиву оплаты государственной пошлины в большем размере не является основанием для оставления апелляционной жалобы без движения.

Высказывания в адрес суда первой инстанции, изложенные в жалобе, сводятся к допущенным судом нарушениям норм процессуального и материального права в процессе рассмотрения дела, поэтому не являются основанием для оставления апелляционной жалобы без движения.

При отмене определения судебная коллегия обратила внимание на то, что апелляционная жалоба соответствует требованиям, установленным в ст. 322 ГПК РФ (определение 33-36 НК).

В случае установления при принятии искового заявления факта не приложения к исковому заявлению документа, подтверждающего уплату государственной пошлины, судьи не всегда проверяют, не относится ли истец к одной из категорий субъектов, освобождённых от её уплаты в силу положений Налогового Кодекса РФ.

Например, Юргинским городским судом Кемеровской области в качестве одного из оснований для оставления без движения заявления Б. к Управлению Пенсионного фонда РФ о взыскании удержанной суммы пенсии послужило то обстоятельство, что он не оплатил государственную пошлину при подаче заявления. Однако, в соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 333.36 НК РФ истцы - пенсионеры, получающие пенсии, назначаемые в порядке, установленном пенсионным законодательством Российской Федерации, освобождены от уплаты госпошлины по искам имущественного характера к Пенсионному фонду Российской Федерации (определение 33-9909).

В отдельных случаях судьи без наличия достаточных оснований приостанавливают производство.

Согласно абз. 5 ст. 215 ГПК РФ суд обязан приостановить производство по делу в случае невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве.

Кузнецкий районный суд г. Новокузнецка приостановил производство по делу ввиду невозможности его рассмотрения до рассмотрения другого гражданского дела. Однако суд не учёл, что основанием для приостановления производства по делу в силу абз. 5 ст. 215 ГПК РФ является наличие гражданского дела в производстве другого суда и суду, который приостанавливает производство по делу, необходимо убедиться в данном факте, чего судом сделано не было. Между тем, до вынесения определения суда о приостановлении производства по делу исковое заявление (до рассмотрения которого производство по делу было приостановлено), было возвращено заявителю, соответственно, не имелось правовых оснований для приостановления производства по делу (определение 33-8347).

В ряде случаев судьи поверхностно и невнимательно изучают материалы дела, не истребуют доказательства, имеющие значение для дела, неправильно определяют обстоятельства по делу, пренебрегают нормами закона, что приводит к вынесению незаконных и необоснованных судебных постановлений.

С учётом причин отмены судебных постановлений ещё раз обращаем внимание судей на то, что при вынесении судебных постановлений необходимо неукоснительно соблюдать нормы материального и процессуального права с тем, чтобы не допускать вынесения необоснованных и незаконных судебных постановлений.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Кемеровского областного суда

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Справка Кемеровского областного суда от 20 февраля 2013 г. N 01-07/26-123 о практике рассмотрения судами Кемеровской области гражданских дел в 2012 году по апелляционным и кассационным данным


Текст справки предоставлен Кемеровским областным судом по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника