Постановление Европейского Суда по правам человека от 23 ноября 2010 г. Дело "Гринс и M.T. (Greens and M.T.) против Соединенного Королевства" (Жалобы NN 60041/08 и 60054/08) (Четвертая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Четвертая секция)

 

Дело "Гринс и M.T. (Greens and M.T.)
против Соединенного Королевства"
(Жалобы NN 60041/08 и 60054/08)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 23 ноября 2010 г.

 

По делу "Гринс и M.T. против Соединенного Королевства" Европейский Суд по правам человека (Четвертая Секция), рассматривая дело Палатой в составе:

Леха Гарлицкого, Председателя Палаты,

Николаса Братцы,

Лильяны Мийович,

Дэвида Тора Бьоргвинссона,

Леди Биянку,

Михая Поалелунджа,

Винсента Энтони де Гаэтано, судей,

а также при участии Лоуренса Эрли, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 16 ноября 2010 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано двумя жалобами (NN 60041/08 и 60054/08), поданными против Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) двумя подданными Соединенного Королевства: Робертом Гринсом (Robert Greens) и M.T. (далее - первый и второй заявители соответственно, вместе - заявители), - 14 ноября 2008 года. Председатель Палаты после коммуникации дела согласился с просьбой M.T. не разглашать его имя (в порядке пункта 3 правила 47 Регламента Суда).

2. Интересы заявителей в Европейском Суде представлял T. Келли (T. Kelly), адвокат, практикующий в г. Коутбридже (Coatbridge). Интересы властей Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии (далее - власти государства-ответчика) защищал представитель Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии Э. Уилмотт (E. Willmott) из Министерства иностранных дел и по делам Содружества.

3. Заявители жаловались на нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции вследствие отказа властей включить их имена в список избирателей на внутригосударственных выборах и выборах в Европейский парламент. Они также жаловались со ссылкой на статью 13 Конвенции на отсутствие у них эффективного средства правовой защиты.

4. 25 и 28 августа 2009 г. соответственно Председатель Палаты решил направить уведомления о жалобах властям государства-ответчика. В соответствии с пунктом 1 статьи 29 Конвенции было также решено рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

5. Комиссии по равенству и правам человека было разрешено вступить в производство по делу в качестве третьей стороны в соответствии с пунктом 2 статьи 36 Конвенции и пунктом 3 правила 44 Регламента Суда.

6. 6 июля 2010 г. Палата решила уведомить стороны о том, что она рассматривает вопрос о целесообразности применения процедуры вынесения пилотного постановления по делу. Письменные замечания по приемлемости процедуры вынесения пилотного постановления были получены от обеих сторон.

 

Факты

 

I. Обстоятельства дела

 

7. Первый заявитель, Гринс, отбывал определенный в приговоре срок наказания в виде лишения свободы в тюрьме Ее Величества "Питерхед" (Peterhead), когда его жалоба была подана в Европейский Суд. Он имел право на условно-досрочное освобождение с 29 мая 2010 г. Неизвестно, был ли он условно-досрочно освобожден. Второй заявитель, M.T., в настоящее время отбывает срок наказания в виде лишения свободы, определенный в приговоре, в тюрьме Ее Величества "Питерхед". Согласно информации, предоставленной властями государства-ответчика, он выйдет на свободу в ноябре 2010 года.

8. 23 июня 2008 г. заявители отослали формуляры регистрации избирателей уполномоченному по регистрации на выборах (далее - УРВ) по г. Грампиану (Grampian). Они добивались регистрации в списке избирателей по своему адресу в тюрьме Ее Величества "Питерхед".

9. 3 июля 2008 г. УРВ ответил, ссылаясь на предыдущие заявления о регистрации, которые были отклонены в 2007 году в соответствии со статьями 3 и 4 Акта о народном представительстве 1983 года с поправками (см. §§ 19 и 21 настоящего Постановления), исходя из статуса заявителей как осужденных лиц, находящихся в заключении. УРВ просил разъяснить, имело ли место изменение обстоятельств в положении заявителей.

10. 5 августа 2008 г. заявители обратились к УРВ, утверждая, что после вынесения Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)" (Hirst v. United Kingdom) (N 2) (жалоба N 74025/01, ECHR 2005-IX), и принятия судебной декларации* (* Деклараторным решением суда, не затрагивающим существо спора, разъясняется содержание норм права, подлежащих применению в конкретной спорной ситуации (примеч. редактора).) о противоречии, заявленной Апелляционным судом по делам о регистрации избирателей по делу "Смит против Скотта" (Smith v. Scott) (см. §§ 27-30 настоящего Постановления), УРВ был обязан внести их имена в список избирателей.

11. 12 августа 2008 г. УРВ отклонил заявления о регистрации заявителей исходя из их статуса осужденных лиц, в настоящее время находящихся в заключении в учреждении исполнения наказания.

12. Письмом от 14 августа 2008 г. заявители уведомили УРВ о своем намерении обжаловать этот отказ в суде шерифа.

13. 12 сентября 2008 г. шериф рассмотрел жалобы заявителей вместе с жалобами по ряду других аналогичных дел и постановил представить письменные доводы по делам.

14. 25 сентября 2008 г. заявители обратились в суд, представив краткое изложение своих позиций. Они предоставили дополнительные материалы 1 октября 2008 г. Заявители указали, что для этого дела не предусмотрена бесплатная правовая помощь, поэтому они сами представляют свои интересы.

15. 10 ноября 2008 г. жалобы заявителей были отклонены.

16. 20 ноября 2008 г. другой заключенный, отбывающий наказание, жалоба которого была также отклонена 10 ноября 2008 г., Беггс (Beggs), обратился в суд шерифа г. Абердина (Aberdeen) с ходатайством, чтобы данный суд доложил дело для получения мнения Апелляционного суда по делам о регистрации избирателей (см. § 22 настоящего Постановления). 30 декабря 2008 г. шериф отказался докладывать дело. Беггс обратился в суд сессий с ходатайством вынести постановление, обязывающее шерифа доложить дело на том основании, что шериф допустил юридическую ошибку, отказавшись сделать это. Согласно последней информации, имевшейся в распоряжении Европейского Суда, дело еще находилось в производстве. Не ясно, оставалось ли оно на рассмотрении на дату вынесения настоящего Постановления.

17. 4 июня 2009 г. состоялись выборы в Европейский парламент. Заявители не имели права голосовать.

18. 6 мая 2010 г. в Соединенном Королевстве состоялись всеобщие выборы. Заявители не имели права голосовать.

 

II. Соответствующие внутригосударственное законодательство и практика

 

A. Законодательство о выборах

 

1. Акт о народном представительстве 1983 года

 

19. Статья 3 Акта о народном представительстве 1983 года (далее - Акт 1983 года) предусматривает:

 

"(1) Осужденное лицо в течение периода содержания под стражей в учреждении исполнения наказания во исполнение вынесенного ему судом приговора... является юридически неправоспособным для голосования на любых парламентских или местных выборах...".

20. Неправоспособность голосовать не распространяется на лиц, заключенных в тюрьму за неуважение к суду (пункт "а" части второй статьи 3 Акта 1983 года), или на тех, кто был осужден только за неявку в суд, например, к уплате штрафа (пункт "с" части второй статьи 3 Акта 1983 года).

21. Статья 4 Акта 1983 года предусматривает:

 

"(1) Лицо имеет право быть зарегистрированным в списке избирателей в парламент в любом избирательном округе или части избирательного округа, если на соответствующую дату он:

(а) является жителем в избирательном округе или его части;

(b) не подлежит какой-либо юридической недееспособности голосовать (кроме возраста)...

...(3) Лицо имеет право быть зарегистрированным в списке избирателей в местные органы власти на любом избирательном участке, если на соответствующую дату он:

(а) является жителем в этом участке;

(b) не подлежит какой-либо юридической недееспособности голосовать (кроме возраста)...".

22. Статьи 56-57 Акта 1983 года устанавливают право обжаловать решения уполномоченного по регистрации на выборах. В Шотландии жалоба по любому вопросу права на решения шерифа может быть направлена в суд в составе трех судей суда сессий (известный как Апелляционный суд по делам о регистрации избирателей).

2. Акт о выборах в Европейский Парламент 2002 года

 

23. Часть первая статьи 8 Акта о выборах в Европейский парламент 2002 года (далее - Акт 2002 года) предусматривает, что лицо имеет право голосовать на выборах в Европейский парламент, если на него распространяется одна из частей второй - пятой статьи 8 Акта 2002 года. В частях, имеющих отношение к делу, они предусматривают, в частности, следующее:

 

"...(2) На лицо распространяется эта часть статьи, если в день голосования он будет иметь право голосовать в качестве избирателя на парламентских выборах...

(5) На лицо распространяется эта часть статьи, если оно имеет право голоса в избирательном округе на основании положения о выборах в Европейский парламент (право голоса соответствующих граждан Союза) 2001 (S.I.2001/1184) (граждане Европейского союза, иные чем граждане Содружества и Республики Ирландия)".

 

B. Акт о правах человека

 

24. Статья 3 Акта о правах человека 1998 года (далее - Акт о правах человека) устанавливает следующее:

 

"(1) Настолько, насколько это возможно, основное законодательство и подзаконные нормативные акты должны читаться и исполняться таким образом, который совместим с правами, закрепленными в Конвенции.

(2) Эта статья:

(a) относится к принимаемым основному законодательству и подзаконным нормативным актам...".

25. Статья 4 Акта о правах человека предусматривает:

 

"(1) Часть вторая статьи применяется в любом деле, в котором суд определяет, является ли норма основного законодательства совместимой с правами, закрепленными в Конвенции.

(2) Если суд удостоверится, что эта норма несовместима с правами, закрепленными в Конвенции, он может заявить об этом противоречии...".

26. Наконец, часть первая статьи 6 Акта о правах человека предусматривает, что незаконно для государственного органа действовать способом, который является несовместимым с правом, закрепленным в Конвенции. Часть вторая статьи 6 Акта о правах человека разъясняет, что:

 

"Часть первая статьи не применяется к закону, если:

(а) в результате действия одного или нескольких положений основного законодательства орган власти не мог поступить иначе, или

(b) в случае, если одно или более положений основного законодательства, которые не могут быть истолкованы или реализованы таким образом, который совместим с правами, закрепленными в Конвенции, орган власти действовал в осуществление или обеспечение соблюдения этих положений".

 

C. Юридические вызовы запрету на голосование заключенных

 

1. Дела в Шотландии

 

(a) Дело "Смит против Скотта" 2007 года, SLT 137

 

27. По делу "Смит против Скотта" Апелляционный суд по делам о регистрации избирателей рассмотрел отказ УРВ по областям Клакманнаншир, Фолкерк (Clackmannanshire, Falkirk) и Стерлинг (Stirling) включить осужденного в список избирателей на основании статей 3 и 4 Акта 1983 года в преддверии выборов в Парламент Шотландии. Министр внутренних дел в ходе разбирательства установил, что в свете Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)" часть первая статьи 3 Акта 1983 года была несовместима со статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции и что права апеллянта по данной статье были нарушены. Он также признал, что для целей статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции Парламент Шотландии являлся законодательным органом. Суд, вынося свое решение 24 января 2007 г., кратко изложил вопросы судебного рассмотрения следующим образом:

 

"1. Поскольку часть первая статьи 3 Акта 1983 года, вернув формулировкам этого положения их обычное значение, несовместима со статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции, суд должен рассмотреть, было ли возможно с точки зрения части первой статьи 3 Акта о правах человека читать ее таким образом, чтобы сделать ее совместимой. Если это возможно, то это следует сделать и удовлетворить жалобу.

2. Однако если это невозможно, тогда жалоба была бы отклонена, но суд должен рассмотреть, может и должен ли он принять декларацию о противоречии в отношении части первой статьи 3 Акта 1983 года в терминах части второй статьи 4 Акта о правах человека. Если это может быть сделано, оно должно быть сделано.

3. Если суд не сделал этого, то ему следует рассмотреть в контексте требования статьи 6 Акта о правах человека не действовать образом, несовместимым с правами апеллянта по Конвенции, отказав в жалобе и не предоставив апеллянту какого-либо средства правовой защиты, не будет ли он тем самым действовать в нарушение установленного законом требования. Если бы это было так, то суд был обязан предоставить такое средство, что он имел возможность сделать в пределах своих полномочий по общему праву или в соответствии с любым законом. Подобное средство правовой защиты включало бы заявление о том, что права апеллянта, предусмотренные статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции, были нарушены. Суд мог это осуществить, реализуя присущие ему полномочия делать такие заявления".

28. Адвокат апеллянта утверждал, что, если существует некое "возможное" толкование (или "прочтение") части первой статьи 3 Акта 1983 года, которая позволит устранить несовместимость, выявленную Европейским Судом по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", то Апелляционный суд по делам о регистрации избирателей должен принять его. Адвокат апеллянта считал, что вставка слова о том, что любой запрет на право заключенных голосовать "будет применяться по усмотрению судьи, назначающего наказание", станет правомочным, но не противоречащим "зерну законодательства" и что дело должно решаться соответственно в этом ключе. Адвокат ответчика указал, что в то время как статья 3 Акта о правах человека уполномочивала суд толковать законодательство, где это возможно, определенным образом, это не предоставляет суду право изменять или отменять четкие законодательные положения, не иным образом присваивать законодательную функцию парламента. Суд обобщил аргументы адвоката следующим образом:

 

"26. ...Часть первая статьи 3 Акта 1983 года четко устанавливает безоговорочный запрет на голосование, который применяется ко всем осужденным лицам, отбывающим наказание в виде лишения свободы. Поэтому не было "зерна законодательства", которое могло бы исправно служить в качестве отправной точки для любой интерпретации, разработанной с целью наделить некоторых или всех таких заключенных правом голоса. Более того, необходимо признать сложность вопросов, которая была вскрыта Постановлением Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", и обширные консультации, которые будет необходимо провести, прежде чем правительство могло бы выработать позицию относительно подходящего пути развития. Поскольку конвенционные права, предусмотренные статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции, ни в коей мере не абсолютные, существует множество уровней, на которых возможно провести грань для избирательных прав или лишения прав осужденных в различных категориях, и неинформированный выбор среди таких альтернатив не может являться частью функций суда".

29. Суд далее продолжил:

 

"...27. На этом фоне мы четко заявляем, что доводы апеллянта должны быть отвергнуты, и мы отказываемся "прочесть" часть первую статьи 3 Акта 1983 года предложенным способом... По нашему мнению, прочтение части первой статьи 3 Акта 1983 года как предусматривающее полное или частичное лишение избирательных прав осужденных, отбывающих наказание, будет... значительно отходить от основополагающей черты законодательства. Без консультации или советов наш суд будет, в прямом смысле этого слова, законодательствовать по своей инициативе, особенно с учетом широкого спектра политических альтернатив, из которых потребуется выбрать "возможное" решение...".

30. Однако суд принял судебную декларацию о противоречии в отношении части первой статьи 3 Акта 1983 года.

(b) Дело "Трейнор и другие против министра по делам Шотландии" (Traynor and Another v. Secretary of State for Scotland) (2007), CSOH 78

 

31. 20 апреля 2007 г. Внешняя палата суда сессий рассмотрела вопрос о лишении избирательных прав осужденных в порядке процедуры судебного надзора, в которой оспаривалась правомерность распоряжения государственного секретаря по делам Шотландии, касающегося организации выборов в Парламент Шотландии в мае 2007 года и участия исполнительной власти Шотландии в этих выборах. Жалоба по делу основывалась на положениях Закона о Шотландии 1998 года и, в частности, на требовании о том, чтобы законодательство Шотландии и акты органов исполнительной власти Шотландии были бы совместимы с положениями Конвенции. Лорд-судья Малколм (Malcolm) отверг требование об издании судебного запрета, подчеркнув, что парламент должен решать, устранять ли противоречия между внутригосударственным законодательством и Конвенцией.

32. Что касается судебной защиты в форме определения прав и обязанностей сторон, он добавил:

 

"...11. Я должен занести в протокол, что меня попросили повторить судебную декларацию о противоречии, объявленную Апелляционным судом по делам о регистрации избирателей по делу "Смит против Скотта". В этих ходатайствах не оспаривается несовместимость статьи 3 Акта 1983 года со статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции. Обсуждение было сосредоточено на других темах. Вопрос об этом противоречии был авторитетно разрешен Апелляционным судом по делам о регистрации избирателей по делу "Смит против Скотта". Я доволен, что еще одна судебная декларация по этому делу является ненужной и неуместной...".

2. Дела в Северной Ирландии

 

(a) Дела "Королева против министра внутренних дел" (R v. Secretary of State), "От имени Тоунера и Уолша" (Ex parte Toner and Walsh) (2007), NIQB 18

 

33. По делу "От имени Тоунера и Уолша" двое осужденных в свете Постановления Большой Палаты Европейского Суда делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)" добивались принятия судом заявления о том, что неправоспособность голосовать осужденных не распространяется на выборы в Ассамблею Северной Ирландии. После тщательного рассмотрения Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)" и решения Апелляционного суда по делам о регистрации избирателей по делу "Смит против Скотта" судья Гиллен указал, в частности:

 

"...9(iv). Я считаю, что (страсбургский) Суд умышленно оставил метод соблюдения в руках Договаривающихся Сторон, подлежащий отменяющему вето суда... Соответственно, я не вижу ничего вызывающего существенные возражения по поводу различных вариантов, прорабатываемых в предложениях правительства, содержавшихся в консультационном заключении N 14/12/06, что составляет его ответ на Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)". Следствием этого является не только то, что мистер Суини (Sweeney) [заместитель директора отдела прав и международных отношений в политическом директорате по делам Северной Ирландии] вправе сказать... что правительство вряд ли предлагает, чтобы осужденные, отбывающие наказание до тех пор, как заявители получат право голосовать во время содержания под стражей, но лично я остаюсь при своем мнении, что заявители смогут в настоящее время или в дальнейшем претендовать на право голоса. Я отвергаю аргумент мистера Ларкина (Larkin) [адвоката заявителей], связанный с тем, что безоговорочный запрет права голоса заключенных несовместим с положениями Конвенции, это каким-то образом превращается в утверждение, что все заключенные в настоящее время имеют право голосовать до тех пор, пока заполняется вакуум. На мой взгляд, это не согласуется ни с принципом, ни с логикой и, конечно, не находит ни одного авторитетного суждения по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", в Постановлении по которому прямо признается, что ограничения статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции являются оправданными при условии, что они преследуют законную цель и соразмерны...".

3. Дела в Соединенном Королевстве

 

(a) Дело "Честер против министра юстиции и других ответчиков" (Chester v. Secretary of State for Justice and Another) (2009), EWHC 2923 (Admin)

 

34. В производстве в порядке судебного надзора, возбужденном в Высоком суде по делу "Честер против министра юстиции и других ответчиков", заявитель, являвшийся заключенным, утверждал, что его неправоспособность голосовать на проводившихся в июне 2009 года выборах в Европейский парламент нарушила его права по статье 3 Протокола N 1 к Конвенции и законодательства Европейского союза. Он получил разрешение заявить свои исковые требования 27 марта 2009 г. На слушании у судьи Бёртона (Burton) он утверждал, что статью 8 Акта 2002 года (см. § 23 настоящего Постановления) следует "прочесть", чтобы позволить ему голосовать или, в ином случае, должна быть заявлена судебная декларация о противоречии в отношении статьи 3 Акта 1983 года и статьи 8 Акта 2002 года. Он признал, что нельзя выдвинуть какой-либо аргумент, что "прочтение" статьи 3 Акта 1983 года не было бы целесообразно в рамках параметров Акта о правах человека.

35. Данные исковые требования были отклонены судьей Бёртоном 28 октября 2009 г. Что касается возможности "прочтения" статьи 8 Акта 2002 года, то судья Бёртон указал:

 

"...29. ...Меня просят эффективно подготовить новое законодательство, добавляя к существующему законодательству дополнительные слова, которые не только кардинально изменят его природу, но в ближайшее время будут рассмотрены законодателем. На мое рассмотрение две конкурирующие альтернативы представлены. Одна из них влияет на право голоса, позволяя всем осужденным голосовать. Другая вносит изменения в закон с целью позволить одной категории осужденных к пожизненному лишению свободы голосовать, сохраняя запрет в отношении других заключенных, включая отбывающих очень короткие сроки лишения свободы, на которых, как представляется, на любом основании правительство предлагает распространить право голоса, и предлагается осуществить такую дифференциацию только потому, что истец в данном деле относится к категории заключенных, в пользу которых сейчас в закон будут внесены изменения.

30. Первое предложение неприемлемо и не в последнюю очередь по тем же причинам, что были сформулированы судьей Гилленом в пункте 9(iv) его решения (дело "От имени Тоунера и Уолша"), которое я привел ранее. Наделение всех заключенных правом голоса, в том числе заключенных с минимальными обязательными сроками отбывания наказания/с пожизненным сроком отбывания наказания, что может или не может рассмотреть законодатель после полной консультации и обсуждения всех вопросов, но что в корне меняет ситуацию, как указывает судья Гиллен, и не требуется Постановлением Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)". Что касается альтернативы, выбор одной конкретной категории заключенных только по той причине, что одно из лиц этой категории является истцом, на самом деле будет являться внесением существенной поправки в законодательство, но лишь в отношении одной категории осужденных заключенных, что не может являться надлежащим осуществлением юрисдикции. Это приведет к разрозненным и, возможно, непрерывным поправкам законодательства в области важной социальной политики, без их рассмотрения парламентом, и всё будет зависеть от того, какой истец предстал перед судом в данный момент".

36. Судья Бёртон заключил, что, если и в той мере, в которой статья 8 Акта 2002 года несовместима с положениями Конвенции или законодательством Европейского союза, ее прочтение не является доступным средством правовой защиты.

37. Что касается вопроса об уместности заявления судебной декларации о противоречии в отношении статьи 3 Акта 1983 года, судья Бёртон заключил:

 

"...34. ...Я удовлетворен тем, что могу сказать, что отсутствует необходимость для заявления любой судебной декларации еще одного суда, так как одна уже была заявлена, и она является обязательной для Правительства Соединенного Королевства.

35. Однако к концу изложения его доводов Саути (Southey) [адвокат истца] выдвинул другую основу, на которой можно поддержать позицию в пользу такой судебной декларации. Он указал, что, поскольку принятие судебной декларации является дискреционным правом суда, то нет какой-либо причины, почему это не может быть сделано вновь, если она заявляется по разным основаниям. Он утверждает, что я могу и должен принять судебную декларацию о том, что статья 3 Акта 1983 года является несовместимой с Конвенцией, и сделать это, ссылаясь на тот факт, что она исключает (вместе со всеми другими осужденными) осужденных к пожизненному лишению свободы. В этом случае был бы смысл принять судебную декларацию, учитывая, что предложенный правительством законопроект не кажется, при учете результатов второй консультации, предназначенным для внесений каких-либо изменений в свою позицию. Следовательно, это была бы судебная декларация о противоречии в отношении действующего законодательства, но она должна быть принята, поскольку не представляется, что будут любые улучшения позиции своего подзащитного путем отсылки к предлагаемому законопроекту. По существу это означало бы просто-напросто судебную декларацию о противоречии, являющуюся колышком, на который Саути может прикрепить свои предметные доводы, к чему я обращусь через минуту. С соблюдением этого довода... я отвергаю его предложение о принятии мною судебной декларации о противоречии...".

38. Что касается заявления о принятии судебной декларации о противоречии в отношении статьи 8 Акта 2002 года, то судья Бёртон указал:

 

"...43. Я доволен, но если бы не "аргумент о предложенном законопроекте" Саути, этот курс совершенно неуместен как предмет усмотрения.

(i) Просто в качестве контекста и фона в настоящее время нет намеченных европейских выборов, к которым будет применяться статья 8... Это дело было возбуждено в то время, когда еще только предстояли европейские выборы в июне 2009 года. Теперь таких выборов не будет более пяти лет. К этому времени независимо от того, каким может стать положение заявителя, возможно, каким бы оно ни было, уже будет действовать новое законодательство (и его можно будет обжаловать при необходимости).

(ii) Более существенно то, что очевидно, что обжалование статьи 8 является чисто паразитическим по отношению к реальному обжалованию статьи 3 [Акта 1983 года]* (* В этом абзаце текст в квадратных скобках добавлен при переводе (примеч. редактора).). Статья 8 лишь предусматривает, что (с обсужденными исключениями) на европейских выборах могут голосовать те же лица, что и имеющие право голосовать на выборах в Соединенном Королевстве. Когда будет введено новое законодательство вместо статьи 3 [Акта 1983 года], то статья 8 автоматически будет следовать ему. Декларация уже принята в отношении статьи 3 [Акта 1983 года], на которой статья 8 полностью держится, и будет внесено новое законодательство на рассмотрение парламента с намерением устранить противоречие с Конвенцией.

44. По причинам, которые я изложил, а именно что есть уже судебная декларация о таком противоречии в отношении управляющей статьи, то есть статьи 3 [Акта 1983 года], от которой целиком и полностью зависит статья 8, те же причины приводят меня к заключению, что отсутствуют какие-либо основания использовать мое усмотрение, чтобы предоставить судебную декларацию о противоречии в отношении статьи 8, больше, чем есть в отношении статьи 3 [Акта 1983 года]...".

39. По поводу необходимости принятия еще одной судебной декларации о противоречии в результате, по-видимому, ограниченного объема предлагаемого законодательства, судья Бёртон считает, что любое деклараторное или другое средство судебной защиты, которое была призвано вмешиваться в процесс и благодаря которому новое законодательство, вытекающее в результате консультационного процесса, было бы внесено и обсуждено парламентом, являлось бы неуместным и не подлежало принятию. В любом случае он пришел к выводу, что суд:

 

"...плохо подготовлен, чтобы решить эту проблему социальной политики, и, конечно, недостаточно подготовлен, чтобы законодательствовать и предусматривать последствия любого взгляда, простого и очевидного или иного, относительно того, какой категории заключенных следует предоставить право голоса в результате устранения абсолютного запрета на голосование...".

40. Истец обжаловал решение суда, и 13 мая 2010 г. ему было предоставлено разрешение обратиться в Апелляционный суд с жалобой. Жалоба была заслушана 3 ноября 2010 г., и решение еще не принято.

 

D. Доклад Объединенного комитета по правам человека

 

41. В недавно опубликованном докладе "Повышение роли парламента в отношении судебных решений по правам человека" ("Enhancing Parliament's role in relation to human rights judgments"), 15-й доклад 2009-2010 годов, изданный в марте 2010 года, парламентский комитет, объединенный комитет по правам человека, рассмотрел внутригосударственные меры по исполнению Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)" и отметил:

 

"...108. ...Наше основное разочарование относится к отсутствию прогресса в данном случае. Мы сожалеем, что правительство до сих пор не опубликовало итоги своей второй консультации, которая завершилась почти шесть месяцев назад, в сентябре 2009 года. Это, по-видимому, свидетельствует об отсутствии приверженности со стороны правительства предложить внести решение на рассмотрение парламента...

116. Прошло почти пять лет с момента вынесения Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)". Правительственная консультация была окончательно завершена в сентябре 2009 года. С тех пор, несмотря на предстоящие скоро всеобщие выборы, правительство не внесло предложения на рассмотрение парламента. Мы подтверждаем наше часто повторяемое мнение, что промедление в данном случае неприемлемо...

117. ...В тех случаях, когда установлено нарушение Конвенции, физические лица имеют право на эффективное средство правовой защиты по статье 13 Конвенции. Поскольку длительный период правительство продолжает затягивать отмену безусловного запрета на голосование заключенных, оно рискует вызвать не только политическое замешательство в Совете Европы, но и потенциально значительные затраты на повторные судебные дела и любые связанные с этим компенсации...".

 

E. Последние события

 

42. 2 ноября 2010 г. состоялись краткие прения в Палате общин после внесения вопроса правительству в отношении его планов предоставить заключенным право голоса. В ходе этих прений министр подчеркнул, что на правительстве лежит юридическое обязательство изменить закон после вынесения Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)". Он указал, что правительство активно рассматривает вопрос, как реализовать это постановление, и, учитывая, что решения были приняты, будут выдвинуты законодательные предложения.

43. 3 ноября 2010 г. в ответ на вопрос в Палате общин премьер-министр также подчеркнул, что правительство было обязано предоставить предложения по реализации Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)".

 

III. Соответствующие резолюции и решения Комитета министров Совета Европы

 

44. 3 декабря 2009 г. в контексте надзора за исполнением Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)" Комитетом министров Совета Европы была принята промежуточная Резолюция N CM/ResDH(2009)160, в которой было указано следующее:

 

"Комитет министров...

напоминая, что в настоящем Постановлении Европейский Суд установил, что общее, автоматическое и неизбирательное ограничение права голоса осужденных, находящихся под стражей, выходит за рамки приемлемых пределов усмотрения и несовместимо со статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции;

напоминая, что Европейский Суд, признавая, что права, предоставленные статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции, не являются абсолютными, прямо отметил, что в настоящем деле безоговорочное ограничение применяется автоматически ко всем категориям заключенных независимо от срока наказания, характера или тяжести совершенных ими преступления и их индивидуальных обстоятельств;

напоминая далее, что Европейский Суд "не нашел каких-либо доказательств тому, что парламент стремился сбалансировать конкурирующие интересы или оценить соразмерность полного запрета на право голоса осужденного";

отмечая, что безоговорочное ограничение, налагаемое статьей 3 Акта о народном представительстве 1983 года остается в силе и действует;

напоминая, что власти Соединенного Королевства в пересмотренном плане действий, представленном в декабре 2006 года, обязались ввести двухэтапный процесс консультаций с целью определить меры, необходимые для осуществления данного Постановления Европейского Суда с целью внесения в парламент необходимых законопроектов в мае 2008 года;

отмечая, что власти Соединенного Королевства предоставили подробную информацию относительно процесса консультаций и что они полны решимости продолжать его;

отмечая вместе с тем, что второй этап консультаций завершился 29 сентября 2009 г., и власти Соединенного Королевства в настоящее время проводят детальный анализ ответов на свои вопросы для того, чтобы определить, как лучше внедрить систему избирательных прав заключенных на основании длительности срока лишения свободы, назначенного заключенным,

выражает серьезную обеспокоенность тем, что существенная задержка в реализации Постановления порождает значительный риск того, что следующие всеобщие выборы в Соединенном Королевстве, которые должны состояться в июне 2010 года, будут проводиться способом, не соответствующим Конвенции;

настоятельно призывает государства-ответчика после окончания второго этапа консультационного периода оперативно принять необходимые меры, чтобы реализовать данное Постановление Европейского Суда...".

45. 4 марта 2010 г. Комитет министров принял решение, в котором отметил, что, несмотря на Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", в судебной декларации о противоречии с Конвенцией по Акту о правах человека, принятой высшим апелляционным судом по гражданским делам в Шотландии по делу "Смит против Скотта", и большое количество затронутых лиц, автоматическое и неизбирательное ограничение избирательных прав заключенных остается в силе. Комитет министров вновь заявил о своей серьезной обеспокоенности тем, что невыполнение постановления Европейского Суда перед всеобщими выборами и увеличение количества лиц, потенциально затронутых ограничением, могут привести к подобным нарушениям, затрагивающим значительную категорию лиц, порождает существенный риск подачи повторных жалоб в Европейский Суд. Комитет министров настоятельно призвал власти срочно принять меры, даже если и промежуточного характера, для обеспечения исполнения постановления Европейского Суда прежде, чем состоятся всеобщие выборы.

46. 3 июня 2010 г. Комитет министров принял еще одно решение, в котором он выразил глубокое сожаление, что, несмотря на неоднократные призывы Комитета, всеобщие выборы в Соединенном Королевстве были проведены 6 мая 2010 г. с тем, что все еще действовал безоговорочный запрет на право голоса осужденных, находящихся под стражей, и выразил уверенность, что новое Правительство Соединенного Королевства примет общие меры по реализации указанного Постановления Европейского Суда в преддверии выборов, запланированных в 2011 году в Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии, и тем самым предотвратит дальнейшие, повторяющиеся жалобы в Европейский Суд.

47. 15 сентября 2010 г. Комитет министров принял свое последнее по времени решение об исполнении Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", изложив его в следующих выражениях:

 

"Заместители министров

1) напомнили, что в настоящем Постановлении, вынесенном 6 октября 2005 г., Европейский Суд установил, что общее, автоматическое и неизбирательное ограничение права голоса осужденных, находящихся под стражей, выходит за любые приемлемые пределы усмотрения и несовместимо со статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции;

2) напомнили, что с момента своего 1059-го заседания (в июне 2009 года) Комитет призвал Соединенное Королевство предотвратить будущие повторяющиеся жалобы путем принятия общих мер по реализации постановления;

3) глубоко сожалеют, что, несмотря на призывы Комитета министров к Соединенному Королевству в течение многих лет реализовать Постановление, риск повторных жалоб в Европейский Суд стал реален, так как Европейский Суд коммуницировал три жалобы правительству государства-ответчика с целью применения процедуры вынесения пилотного постановления и получил более 1 340 жалоб;

4) отметили, что согласно информации, предоставленной властями Соединенного Королевства в ходе заседания, новое правительство активно рассматривает, как наилучшим образом выполнить Постановление;

5) сожалеют, что Комитету министров не было представлено ощутимой и конкретной информации о том, как Соединенное Королевство намерено исполнять Постановление;

6) призвали Соединенное Королевство определить приоритетность реализации этого Постановления без каких-либо дальнейших задержек и информировать Комитет министров о существенных мерах, предпринятых в этом отношении;

7) подчеркнули в этой связи, что подлежащие принятию меры в пределах усмотрения государства должны гарантировать, что, если сохраняется ограничение на право голоса осужденных, находящихся под стражей, то такое ограничение является соразмерным с наличием явной и достаточной связи между наказанием и поведением и обстоятельствами соответствующего лица...".

 

IV. Соответствующие материалы Европейского Союза

 

A. Договор о функционировании Европейского Союза

 

48. Пункт "b" части второй статьи 20 Договора о функционировании Европейского союза (далее - ДФЕС) предусматривает:

 

"...2. Граждане союза пользуются правами и несут обязанности, предусмотренные в договорах. Они наделены, в частности:

...(b) правом голосовать и баллотироваться в качестве кандидатов в выборах в Европейский парламент и на муниципальных выборах в государстве-члене проживания на тех же условиях, что и граждане этого государства...".

49. Часть вторая статьи 22 ДФЕС устанавливает:

 

"Без ущерба части первой статьи 223 и положениям, принятым для ее осуществления, каждый гражданин союза, проживающий в государстве-члене, гражданином которого он не является, имеет право голосовать и баллотироваться в качестве кандидата на выборах в Европейский парламент в государстве-члене, в котором он проживает, на тех же условиях, что и граждане этого государства. Это право осуществляется при соблюдении конкретных условий, принятых Советом, действующим единогласно в соответствии со специальной законодательной процедурой и после консультаций с Европейским парламентом; эти условия могут предусматривать отступления там, где этого требуют конкретные проблемы государства-члена".

50. Согласно статье 223 ДФЕС:

 

"1. Европейский парламент разрабатывает предложение о положениях, необходимых для избрания его членов прямым всеобщим голосованием в соответствии с единообразной процедурой во всех государствах-членах или в соответствии с принципами, общими для всех государств-членов.

Совет Европейского союза, действуя единогласно в соответствии со специальной законодательной процедурой и после получения согласия Европейского парламента, который должен действовать большинством составляющих его членов, устанавливает необходимые положения...".

51. На сегодняшнюю дату Совет Европейского союза не принял документа, устанавливающего единообразный порядок выборов. Тем не менее определенные согласованные принципы изложены в Акте 1976 года (см. ниже).

B. Акт об избрании членов Европейского Парламента всеобщим прямым голосованием от 20 сентября 1976 г., с последними поправками, внесенными решением Совета Европейского Союза 2002/772/EC

 

52. Статья 1 Акта 1976 года предусматривает:

 

"1. В каждом государстве - члене члены Европейского парламента избираются на основе пропорционального представительства, используя списочную систему или голосование с указанием кандидатов в порядке предпочтения.

2. Государства-члены могут разрешить голосование на основе системы предпочтительного списка в соответствии с процедурой, которую они принимают.

3. Выборы производятся путем всеобщего прямого голосования и должны быть свободными и тайными".

53. Акт 1976 года также содержит положения, касающиеся, в частности, распределения мест, расходов на предвыборную агитацию, срока и характера мандатов депутатов и организации выборов.

54. Статья 8 Акта 1976 года разъясняет, что:

 

"С учетом положений настоящего закона избирательная процедура регулируется в каждом государстве-члене национальными нормами.

Эти национальные нормы, которые могут, если необходимо, принимать во внимание особенности ситуации в государствах-членах, не затрагивают по существу пропорционального характера избирательной системы".

C. Директива Совета Европейского Союза от 6 декабря 1993 г. 93/109/EC, устанавливающая детальный порядок осуществления права голоса и права баллотироваться в качестве кандидата на выборах в Европейский Парламент для граждан Союза, проживающих в государстве-члене, гражданами которого они не являются

 

55. Статья 1 Директивы 93/109/EC предусматривает, что директива устанавливает детальный порядок, согласно которому граждане союза, проживающие в государстве-члене, гражданами которого они не являются, могут осуществлять свое право голоса и право баллотироваться в качестве кандидата на выборах в Европейский парламент.

56. Статья 3 предусматривает:

 

"Любое лицо, которое по состоянию на дату сбора сведений:

(a) является гражданином Союза...

(b) не является гражданином государства-члена проживания, но отвечает тем же условиям в отношении права голоса и права баллотироваться в качестве кандидата, которые это государство налагает на своих граждан законом,

имеет право голоса и право баллотироваться в качестве кандидата на выборах в Европейский парламент в государстве-члене проживания, если он не лишен этих прав в соответствии со статьями 6 и 7".

57. В частях, имеющих отношение к настоящему делу, статья 9 гласит:

 

"...2. Для того, чтобы его фамилия была внесена в список избирателей, избиратель сообщества предъявляет те же документы, что и избиратель, который является гражданином. Он должен также сделать официальное заявление...

3. Государство-член проживания может также потребовать от избирателя сообщества:

(а) указать в своем заявлении в пункте 2, что он не был лишен права голоса в своем родном государстве-члене...".

58. Статья 6 касается права выставлять свою кандидатуру. Статья 7 разрешает государству места жительства проверять, не было ли лицо, стремящееся осуществить свое право на голосование в соответствии с директивой, лишено этого права в его родном государстве. Если предоставленная информация обесценивает содержание заявления, сделанного согласно статье 9, то государство места жительства обязано принять соответствующие меры для недопущения голосования этого лица.

D. Принцип дела "Марлизинг"

 

59. В предварительной ссылке на Суд Европейского союза по делу C-106/89 "Компания "Марлизинг СА" против компании "Ла комерциаль интернасиональ де алиментасьон СА" (Marleasing SA v. La Comercial Internacional de Alimentacion SA), Суду Европейского союза было предложено рассмотреть, в какой степени суды страны должны толковать внутригосударственное законодательство в свете формулировок и цели той или иной директивы Совета Европейского союза, которая не была реализована соответствующим государством-членом. Суд Европейского союза постановил, что:

 

"...Обязательство государств-членов, следующее из директивы для достижения результата, предусмотренного директивой, и их обязанности в соответствии со статьей 5 Договора принимать все надлежащие меры общего или частного характера, чтобы обеспечить выполнение этого обязательства, являются обязательными для всех органов государств-членов, в том числе, по вопросам, относящимся к их юрисдикции, судам. Отсюда следует, что в применении внутригосударственного законодательства, будь то положения, о которых идет речь, приняты до или после директивы, внутригосударственные суды призваны толковать его, насколько это возможно, в свете формулировки и цели директивы, чтобы достичь результата, преследуемого последней...".

 

Право

 

I. Приемлемость жалобы

 

A. Доводы сторон

 

1. Власти государства-ответчика

 

60. Власти государства-ответчика утверждали, что заявители не исчерпали внутригосударственные средства правовой защиты в том, что после отклонения их жалобы шерифом (см. § 15 настоящего Постановления) они не просили, чтобы шериф доложил дело для рассмотрения Апелляционным судом по делам о регистрации избирателей, или впоследствии не обратились за приказом суда сессий, чтобы шериф доложил дело. Власти государства-ответчика указали, что Беггс выполнил эти действия и его заявление еще находится на рассмотрении суда сессий (см. § 16 настоящего Постановления).

61. Власти государства-ответчика далее ссылались на производство в порядке судебного надзора, возбужденное Честером (Chester) в Высоком суде (см. §§ 34-40 настоящего Постановления). Власти государства-ответчика опирались на требование Честера о благожелательном толковании статьи 8 Акта 2002 года, в отношении которой разрешение на подачу жалобы было недавно выдано как свидетельствующее о потенциально эффективном средстве правовой защиты, которое заявители не исчерпали. Власти государства-ответчика добавили, что право голоса на выборах в Европарламент не зависит от осуществления прав на свободное передвижение лица, но гарантировано всем гражданам государств - членов Европейского союза. Соответственно, заявители могли полагаться на их права в соответствии с правом Европейского союза, несмотря на тот факт, что они не осуществляли каких-либо прав на свободное передвижение лица. Власти государства-ответчика подчеркнули, что суды Шотландии не имели возможности изучить аргументы, основанные на праве Европейского союза.

62. Власти государства-ответчика признали, что от заявителей не требовалось воспользоваться средствами правовой защиты, которые в реальности не давали какого-либо шанса на устранение предполагаемого нарушения, но отметили, что, если есть сомнение относительно перспективы успеха в конкретном деле, оно должно быть представлено во внутригосударственные суды для разрешения до обращения в Европейский Суд. В частности, Европейский Суд имел возможность учесть свое Постановление по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)" в недавно рассмотренных делах "Кальмановичи против Румынии" (Calmanovici v. Romania) (Постановление от 1 июля 2008 г., жалоба N 42250/02) и "Фродль против Австрии" (Frodl v. Austria) (Постановление от 8 апреля 2010 г., жалоба N 20201/04). По мнению властей государства-ответчика, каждое из этих постановлений может оказать существенное влияние на подход, принятый в судах Шотландии. Соответственно, власти государства-ответчика пришли к выводу, что доступные заявителям средства правовой защиты были потенциально эффективными и поэтому требовалось, чтобы они были исчерпаны заявителями.

2. Заявители

 

63. Заявители оспаривают тот факт, что любые дальнейшие средства правовой защиты были доступны им в отношении их жалобы. В частности, они отметили, что Беггс являлся гражданином Ирландии, и представляется, что его дело основано на том факте, что, проживая в Соединенном Королевстве, он воспользовался своим правом свободного передвижения в рамках права Европейского союза. В связи с этим он утверждал, что был вправе непосредственно рассчитывать на свое право голосовать и баллотироваться в качестве кандидата на выборах в Европейский парламент в своей стране проживания, как того требует пункт "b" части второй статьи 20 ДФЕС (см. § 48 настоящего Постановления). Позиция Беггса, следовательно, отличалась от позиции заявителей, которые являются британскими подданными и не реализовывали свое право на свободу передвижения в соответствии с правом Европейского союза. Далее, никакого права, производного от права Европейского союза, не существует в отношении внутригосударственных выборов. В любом случае судьи суда сессий, заседавшие в качестве Апелляционного суда по делам о регистрации избирателей по делу "Смит против Скотта", уже недвусмысленно заявили, что УРВ действовал на законных основаниях, отказывая отбывающим наказание заключенным во включении в список избирателей (см. § 29 настоящего Постановления). Единственно возможной компенсацией вреда, которую заявители могли бы получить, если бы они решили обжаловать решение шерифа по их делам, была бы еще одна судебная декларация о противоречии, которая, как утверждали заявители, не является средством правовой защиты, которое они были обязаны исчерпать, прежде чем подавать свои жалобы в г. Страсбург.

64. Что касается довода властей государства-ответчика о том, что исковое требование благожелательного толкования статьи 8 Акта 2002 года является потенциальным эффективным средством правовой защиты, которое они не исчерпали, то, во-первых, заявители подчеркнули, что даже в случае успеха подобное исковое требование предоставит им право голосовать только на европейских выборах и не окажет влияния на лишение их права голоса на общенациональных выборах или на выборах в Парламент Шотландии. Во-вторых, заявители считали утверждение властей государства-ответчика сомнительным в свете соображений, высказанных судьями суда сессий по делу "Смит против Скотта" (см. § 29 настоящего Постановления). Эти соображения дали понять, что суды Шотландии не будут даже рассматривать, а тем более отстаивать далее любой аргумент, основанный на сочувственном толковании однозначного законодательства, запрещающего заключенным голосовать на каких-либо выборах. В отношении предположения о том, что дело "Честер против министра юстиции и других ответчиков" следует рассматривать как свидетельство того, что осталось эффективное средство правовой защиты, которые не было исчерпано, заявители считали его неправильным, учитывая, что правовая система Шотландии отличается от английской правовой системы, и решения судов Соединенного Королевства необязательны для суда сессий. Суд сессий ясно выразил собственное мнение по данному вопросу и тому факту, что сочувствующие взгляды судов Соединенного Королевства могут более не иметь значения.

3. Комиссия по равенству и правам человека

 

65. Комиссия по равенству и правам человека (далее - КРПЧ) отметила, что судебная декларация о противоречии были принята Апелляционным судом по делам о регистрации избирателей по делу "Смит против Скотта", и в ней указывалось, что, как только одна судебная декларация принята, суды, как правило, отказывают в предоставлении какой-либо дальнейшей помощи. КРПЧ ссылалась на постановление суда сессий по делу "Трейнор и другие против министра по делам Шотландии" и постановление Высокого суда по делу "Честер против министра юстиции и других ответчиков" (см. §§ 32 и 37 настоящего Постановления). КРПЧ пришла к выводу, что у заключенных отсутствует какая-либо возможность подавать дальнейшие жалобы в суд, добиваясь признания их права голоса.

B. Мнение Европейского Суда

 

66. Европейский Суд повторяет, что, если власти государства-ответчика утверждают о неисчерпании внутригосударственных средств правовой защиты, они должны доказать Европейскому Суду, что предлагаемое средство правовой защиты было эффективным, доступным теоретически и практически в соответствующее время, то есть что оно было доступным, способным обеспечить компенсацию вреда в отношении жалобы заявителя и предлагало разумные перспективы успеха (см., в частности, Постановление Европейского Суда по делу "Акдивар и другие против Турции" (Akdivar and Others v. Turkey) от 16 сентября 1996 г., § 68, Reports of Judgments and Decisions 1996-IV, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Сейдович против Италии" (Sejdovic v. Italy), жалоба N 56581/00, § 46, ECHR) 2006-II, и Постановление Европейского Суда по делу "Кеннеди против Соединенного Королевства" (Kennedy v. United Kingdom), жалоба N 26839/05, § 109, ECHR 2010-...).

67. В настоящем деле власти государства-ответчика утверждали, что заявители могли продолжать свои жалобы на отказ УРВ зарегистрировать их имена в списке избирателей и могли возбудить иск по статье 3 Акта о правах человека, добиваясь "прочтения" статьи 8 Акта 2002 года.

68. Что касается первого из двух указанных предложенных средств правовой защиты, то Европейский Суд ссылается на постановление Апелляционного суда по делам о регистрации избирателей по делу "Смит против Скотта", в котором он твердо отказался "прочесть" часть первую статьи 3 Акта 1983 года в пользу апеллянта. Подача жалобы на Апелляционный суд по делам о регистрации избирателей, который состоит из трех судей суда сессий, не допускается. Даже если судебная декларация о противоречии должна была бы рассматриваться как эффективное средство правовой защиты, Европейский Суд напоминает в этой связи, что он недавно подтвердил, что практика придания силы внутригосударственными судами судебным декларациям о противоречии путем внесения изменений в правонарушающее законодательство еще недостаточно определенна, чтобы это было так (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Кеннеди против Соединенного Королевства", § 109), Европейский Суд отмечает, что Апелляционный суд по делам о регистрации избирателей по делу "Смит против Скотта" уже принял такую судебную декларацию. Не было какой-либо пользы для заявителей в получении второй судебной декларации, как предлагали суд сессий по делу "Трейнор и другие против министра по делам Шотландии" и Высокий суд по делу "Честер против министра юстиции и других ответчиков" (см. §§ 32 и 37 настоящего Постановления). В этих обстоятельствах заявители ничего не смогли бы достигнуть, настаивая на своих жалобах на решение УРВ в надежде добиться принятия дополнительной судебной декларации о противоречии.

69. Что касается возможности добиться "прочтения" статьи 8 Акта 2002 года ссылкой на статью 3 Акта о правах человека и обязательств, следующих из права Европейского союза, то Европейский Суд подчеркивает прежде всего, что данное заявление представляет интерес только в отношении жалобы заявителей на то, что они не были допущены к голосованию в Европейский парламент на выборах в июне 2009 года. Даже в случае успеха это не имело бы какого-либо отношения к действующему запрету, что касается национальных выборов.

70. По существу предлагаемого средства правовой защиты Европейский Суд отмечает, что статья 8 Акта 2002 года постольку, поскольку она касается заявителей, устанавливает права голоса на выборах в Европейский парламент, "если в день голосования [лицо] будет иметь право голосовать как избиратель на парламентских выборах". Согласно статье 4 Акта 1983 года лицо имеет право быть зарегистрированным в списке избирателей на парламентских выборах, если, в частности, оно не подлежит какой-либо юридической неправоспособности голосовать. Часть первая статьи 3 этого же Акта предусматривает, что осужденный юридически неправоспособен голосовать во время содержания под стражей в учреждении исполнения наказания во исполнение вынесенного ему приговора. Очевидно, что, как указал судья Бёртон по делу "Честер против министра юстиции и других ответчиков", обжалование статьи 8 Акта 2002 г. является "чисто паразитическим" по отношению к реальному обжалованию статьи 3 Акта 1983 года (см. § 38 настоящего Постановления). С учетом выводов Апелляционного суда по делам о регистрации избирателей по делу "Смит против Скотта" что касается возможности прочтения статьи 3 Акта 1983 года (см. § 29 настоящего Постановления), и подхода Внешней палаты суда сессий к аргументу, основанному на Акте о Шотландии 1998 года, по делу "Трейнор и другие против министра по делам Шотландии" (см. § 31 настоящего Постановления), Европейский Суд придерживается мнения, что возможность попытки обойти запрет на голосование заключенных на европейских выборах путем подачи "паразитической" жалобы на статью 8 Акта 2002 г. не предлагает заявителям разумных шансов на успех. Придя к данному выводу, Европейский Суд далее ссылается на мнение судьи Бёртона в Высоком суде, хотя и не зависит от него (см. §§ 35-36 настоящего Постановления), и выводы судьи Гиллен в Высоком суде Северной Ирландии как к рамкам возможности для внутригосударственных судов предоставить право голоса заключенным в ожидании внесения поправок в законодательство (см. § 33 настоящего Постановления).

71. Европейский Суд отмечает, что истцу по делу "Честер против министра юстиции и других ответчиков" было предоставлено разрешение обжаловать постановление судьи Бёртона и что жалоба была заслушана (см. § 40 настоящего Постановления). Постановление о предоставлении разрешения не было представлено Европейскому Суду, следовательно, неясны и основания для предоставления разрешения. В любом случае предоставление разрешения в деле "Честер против министра юстиции и других ответчиков" произошло после выборов в Европейский парламент в июне 2009 года и почти через два года после того, как заявители подали свои жалобы в Европейский Суд. В той степени, в какой предоставление разрешения может в настоящее время считаться указывающим на наличие потенциального средства правовой защиты, до начала выборов 2009 года было невозможно предвидеть, что оно могло бы предложить разумные шансы на успех, поэтому это средство защиты не являлось тем, которое заявители были обязаны исчерпать.

72. Исходя из изложенного Европейский Суд приходит к заключению, что заявители выполнили требования пункта 1 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции, ни неприемлемой для рассмотрения по существу по любым другим основаниям. Соответственно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

II. Предполагаемое нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции

 

73. Заявители жаловались, что на них как на осужденных, находящихся под стражей, распространял свое действие безоговорочный запрет на голосование на выборах, поэтому они были лишены права голосовать на выборах в Европейский парламент в июне 2009 года и на всеобщих выборах в мае 2010 года, и им может быть потенциально запрещено голосовать на выборах в Парламент Шотландии в мае 2011 года в нарушение их прав, гарантированных статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции, которая гласит следующее:

 

"Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются проводить с разумной периодичностью свободные выборы путем тайного голосования в таких условиях, которые обеспечивали бы свободное волеизъявление народа при выборе законодательной власти".

74. Власти государства-ответчика признали, что, если жалобы будут признаны приемлемыми для рассмотрения по существу, то имеет место нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции по делам заявителей в результате их неправоспособности голосовать на европейских и всеобщих выборах.

75. Комиссия по равенству и правам человека подвергла власти государства-ответчика критике за волокиту в исполнении Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", указывая на озабоченность, выраженную объединенным комитетом по правам человека в отношении его длительного неисполнения (см. § 41 настоящего Постановления). Согласно статистическим данным, предоставленным КРПЧ, в Соединенном Королевстве в феврале 2009 года насчитывались около 70 000 отбывающих наказание заключенных. Комиссия по равенству и правам человека подсчитала, что более 100 000 заключенных, скорее всего, были затронуты запретом в тот или иной момент времени после вынесения Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)".

76. Прежде всего Европейский Суд напоминает, что заявители не были допущены к голосованию на европейских выборах в июне 2009 года и на всеобщих выборах в мае 2010 года ввиду их статуса заключенных. Вместе с тем Гринс 29 мая 2010 г. получил право на освобождение, и M.T. должен быть выпущен на свободу в ноябре 2010 года. Европейский Суд отмечает, что обе даты приходятся на время задолго до выборов в Парламент Шотландии 5 мая 2011 г. Соответственно, Европейский Суд рассмотрит жалобы заявителей на нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции только в результате их неправоспособности голосовать на выборах в Европейский парламент и на всеобщих выборах.

77. Европейский Суд напоминает, что в упоминавшемся выше Постановлении Большой Палаты по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)" он пришел к выводу, что:

 

"...82. Европейский Суд напоминает, что свобода усмотрения государств [применимого к статье 3 Протокола N 1 к Конвенции] широка, но не безгранична. Далее, несмотря на то, что с принятием Акта 2000 года, который впервые наделил правом голосовать на выборах лиц, содержавшихся в предварительном заключении, ситуация в какой-то мере улучшилась, статья 3 Акта 1983 года остается неизбирательным инструментом. Она лишает конвенционного права голосовать на выборах значительную категорию лиц, не делая между ними каких-либо различий. Эта статья предусматривает безоговорочное ограничение, действующее по отношению ко всем заключенным, отбывающим по приговору суда наказание в виде лишения свободы. Она автоматически применяется ко всем заключенным, независимо от срока назначенного им наказания, характера и степени тяжести совершенных ими преступлений и обстоятельств, в которых каждый из них оказался. Такое общее, автоматическое и безоговорочное ограничение чрезвычайно важного конвенционного права следует считать выходящим за рамки любой допустимой свободы усмотрения государства, какой бы широкой она ни была, и нарушающим статью 3 Протокола N 1 к Конвенции...".

78. Закон, о котором идет речь по делу, а именно статья 3 Акта 1983 года, не был изменен после вынесения Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)". В результате заявители по настоящему делу не имели права голосовать на всеобщих выборах в Соединенном Королевстве в мае 2010 года. Безоговорочное ограничение, установленное статьей 3 Акта 1983 года, было продлено до выборов в Европейский парламент посредством статьи 8 Акта 2002 года, которая является паразитической по отношению к статье 3 Акта 1983 года. В итоге заявители не имели права голосовать на выборах в Европейский парламент в июне 2009 года.

79. На основании изложенных доводов Европейский Суд приходит к выводу, что в обоих случаях по делу властями государства-ответчика было допущено нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции.

 

III. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции

 

80. Заявители далее жаловались на то, что у них не было эффективного средства правовой защиты в отношении их жалоб по статье 3 Протокола N 1 к Конвенции в нарушение статья 13 Конвенции, которая предусматривает:

 

"Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".

81. Власти государства-ответчика оспорили данный довод.

A. Доводы сторон

 

1. Заявители

 

82. Заявители ссылались на ряд дел против Италии, рассмотренных Европейским Судом, в которых, как они утверждали, было установлено, что отсутствие эффективного средства правовой защиты с целью оспорить ограничения на банкротов, не освобожденных от обязательств, которые были изложены в первичном законодательстве и применяются в отношении всех тех, кто объявлен банкротом, составляет нарушение статьи 13 Конвенции (ссылаясь, в частности, на Постановление Европейского Суда по делу "Нерони против Италии" (Neroni v. Italy) от 22 апреля 2004 г., жалоба N 7503/02, Постановление Европейского Суда по делу "Альбанезе против Италии" (Albanese v. Italy) от 23 марта 2006 г., жалоба N 77924/01, Постановление Европейского Суда по делу "Кампаньяно против Италии" (Campagnano v. Italy), жалоба N 77955/01, ECHR 2006-IV, а также Постановление Европейского Суда по делу "Де Блази против Италии" (De Blasi v. Italy) от 5 октября 2006 г., жалоба N 1595/02). Поэтому они утверждали, что факт того, что нарушение в настоящем деле возникло в результате первичного законодательства, не препятствовал установлению нарушения статьи 13 Конвенции.

83. Заявители считали, что единственным средством правовой защиты, доступным заключенным для обжалования их неправоспособности голосовать на выборах, является судебная декларация о противоречии. Заявители утверждали, что судебная декларация не представляет собой эффективное средство правовой защиты. В частности, заявители подчеркнули, что они не могли добиться получения компенсации за нарушение своих конвенционных прав.

2. Власти государства-ответчика

 

84. Власти государства-ответчика утверждали, что прочно установлено, что статья 13 Конвенции не требует, чтобы средство правовой защиты предоставлялось для того, чтобы позволить лицам оспаривать положения внутригосударственного законодательства на том основании, что оно противоречит Конвенции (со ссылкой на Постановление Европейского Суда по делу "Леандер против Швеции" (Leander v. Sweden) от 26 марта 1987 г., § 77, Series А, N 116, и на Постановление Европейского Суда по делу "P.M. против Соединенного Королевства (P.M. v. United Kingdom) от 19 июля 2005 г., жалоба N 6638/03, §§ 32-34). Власти государства-ответчика считали, что это относится и к настоящему делу, в котором заявители жаловались на применение статей 8 и 3 Актов 2002 и 1983 годов соответственно. Следовательно, требуется наличие какого-либо средства правовой защиты в соответствии со статьей 13 Конвенции. Дела против Италии отличаются, так как жалобы по ним касались индивидуальных мер по применению внутригосударственного законодательства, а не внутригосударственного законодательства самого по себе, и ключевым моментом для целей статьи 13 Конвенции было то, что имелось средство для оспаривания мер, но срок для обращения к средству правовой защиты был слишком коротким, чтобы быть эффективным.

85. Далее, несмотря на общий принцип о том, что статья 13 Конвенции не требует средства правовой защиты в делах, касающихся первичного законодательства, власти государства-ответчика утверждали, что два средства правовой защиты были фактически доступны заявителям в отношении их жалобы по поводу неправоспособности голосовать на европейских выборах в июне 2009 года, а именно возможность обратиться во внутригосударственные суды с просьбой о "прочтении" статьи 8 Акта 2002 года и возможность опереться на права граждан Европейского союза для того, чтобы обжаловать "непропорциональное" ограничение их избирательных прав.

86. В отношении жалобы относительно отсутствия бесплатной юридической помощи в делах на внутригосударственном уровне власти государства-ответчика считали, что не существует закона или политики, препятствующих заявителям обращаться за предоставлением бесплатной юридической помощи в обстоятельствах настоящего дела, заявители не обращались за бесплатной юридической помощью, а в случае отказа в ней они могли его обжаловать. В любом случае власти государства-ответчика полагали, что, даже если бесплатная юридическая помощь была недоступна, это само по себе не порождало нарушение статьи 13 Конвенции в конкретных обстоятельствах настоящего дела, учитывая значение дела для заявителей, его сложность и способности заявителей эффективно представлять самих себя. Было ясно, что у заявителей была возможность воспользоваться некоторой юридической консультацией: их жалобы шерифу содержали убедительно аргументированные юридические доводы.

87. В заключение власти государства-ответчика предложили Европейскому Суду не устанавливать нарушения статьи 13 Конвенции по делу заявителей.

3. Комиссия по равенству и правам человека

 

88. Комиссия по равенству и правам человека разъяснила, что, так как статья 46 Конвенции, которая требует от Договаривающихся Сторон исполнять окончательные постановления Европейского Суда в любом деле, участниками которого они являются, не вошла в перечень прав, защищаемых Актом о правах человека 1998 года, внутригосударственные суды были не в состоянии обеспечить ее исполнение непосредственно из-за дуалистической природы британской правовой системы.

89. По делу, в котором национальная жалоба по поводу прав человека была основана на положениях первичного законодательства, которые не могут быть прочитаны соответствующим Конвенции образом, КРПЧ считает проблематичным, что единственным средством правовой защиты, доступным заявителям, является судебная декларация о противоречии по части второй статьи 4 Акта о правах человека. Комиссия по равенству и правам человека отметила, что власти государства-ответчика не были обязаны реформировать законодательство, признанное несовместимым, и пришла к выводу о неадекватности существующего механизма, чтобы удовлетворять гарантиям статьи 13 Конвенции.

B. Мнение Европейского Суда

 

90. По делу "Джеймс и другие против Соединенного Королевства" (James and Others v. United Kingdom) (Постановление от 21 февраля 1986 г., § 85, Series А, N 98) Европейский Суд постановил, что статья 13 Конвенции не заходит настолько далеко, чтобы гарантировать средство правовой защиты, допускающее, чтобы законы Договаривающейся Стороны как таковые были бы оспорены в государственном органе на том основании, что они противоречат Конвенции или эквивалентным внутригосударственным правовым нормам. Данная позиция была подтверждена в многочисленных последующих делах (см., inter alia* (* Inter alia (лат.) - в числе прочего, в частности (примеч. переводчика).), упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Леандер против Швеции", § 77(d), Постановление Европейского Суда по делу "Уиллис против Соединенного Королевства" (Willis v. United Kingdom), жалоба N 36042/97, § 62, ECHR 2002-IV, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Роше против Соединенного Королевства" (Roche v. United Kingdom), жалоба N 32555/96, § 137, ECHR 2005-Х, Постановление Европейского Суда по делу "Бранко Томашич и другие против Хорватии" (Branko Toma_iж and Others v. Croatia), жалоба N 46598/06, § 73, ECHR 2009-... (извлечения), Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "А. и другие против Соединенного Королевства (A. and Others v. United Kingdom), жалоба N 3455/05, § 135, ECHR 2009-... и из недавних упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Кеннеди против Соединенного Королевства", § 197). Дела против Италии, на которые ссылались заявители, не являются авторитетным источником для противного: поскольку власти государства-ответчика указали, что эти дела касались способа реализации соответствующих законодательных положений и поэтому их следует отличать от настоящего дела.

91. Европейский Суд отмечает, что он установил нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции в результате статьи 3 Акта 1983 года и своей подразумеваемой ссылкой на содержание этой статьи и статьи 8 Акта 2002 года. Обе нормы являются нормами первичного законодательства.

92. Соответственно, Европейский Суд приходит к заключению, что по делу не было допущено нарушения требований статьи 13 Конвенции.

 

IV. Применение статьи 41 Конвенции

 

93. Статья 41 Конвенции гласит:

 

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

A. Ущерб

 

94. Заявители требовали взыскать в их пользу неустановленную сумму в качестве компенсации морального вреда. Они отметили, что, хотя Европейский Суд ничего не присудил по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", он впоследствии присудил 1 500 евро по семи делам против Италии, касавшимся запрета на голосование в отношении банкротов, не освобожденных от обязательств (в частности, со ссылкой на Постановление Европейского Суда по делу "Бова против Италии" (Bova v. Italy), жалоба N 25513/02, Постановление Европейского Суда по делу "Пантусо против Италии" (Pantuso v. Italy) от 24 мая 2006 г., жалоба N 21120/02, Постановление Европейского Суда по делу "Ла Фразия против Италии" (La Frazia v. Italy) от 29 июня 2006 г., жалоба N 3653/02, Постановление Европейского Суда по делу "Пио и Эрмелинда Тайани против Италии" от 20 июля 2006 г., жалоба N 3641/02. Подчеркивая тот факт, что власти государства-ответчика на протяжении длительного времени не вносят поправки в закон об избирательных правах заключенных в соответствии с Постановлением Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", заявители утверждали, что взыскание компенсации в их пользу будет уместно.

95. Власти государства-ответчика считали нецелесообразным присуждать компенсацию в настоящем деле. Власти государства-ответчика отмечали, что Большая Палата Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)" не присудила какой-либо компенсации морального вреда, подход, который применялся в последующем деле, в котором определенная категория лиц была лишена права голоса (см. Постановление Европейского Суда по делу "Азиз против Кипра" (Aziz v. Cyprus) от 20 июля 2006 г., жалоба N 69949/01, ECHR 2004-V). Дела против Италии необходимо отличить от настоящего, так как ограничения в отношении банкротов в тех делах были далеко идущими и породили серьезные нарушения Конвенции. В частности, в отличие от дела "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", Европейский Суд постановил по делам против Италии, что соответствующие положения итальянского закона не преследовали законной цели. Власти государства-ответчика пришли к выводу об отсутствии существенной разницы между указанным делом и делом "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)" и предложили Европейскому Суду заключить, что предстоящие поправки статьи 3 Акта 1983 года составят достаточную справедливую компенсацию. В частности, задержки с внесением поправки в законодательство являются делом Комитета министров Совета Европы, и это, по мнению властей государства-ответчика, неактуально для требований заявителей о выплате справедливой компенсации.

96. Европейский Суд отмечает, что по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)" Большая Палата поддержала вывод Палаты по вопросу компенсации морального вреда, указав, что:

 

"...Европейский Суд отмечает, что власти Соединенного Королевства должны будут в надлежащее время принять меры, которые они считают необходимыми для выполнения своих обязательств по обеспечению активного избирательного права в соответствии с настоящим Постановлением. При таких обстоятельствах Европейский Суд полагает, что это можно считать справедливой компенсацией заявителю за установленное в настоящем деле нарушение его прав...".

97. Не может не вызывать сожаление и обеспокоенность то, что за пять лет, которые прошли с момента вынесения Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", власти государства-ответчика не приняли каких-либо мер по изменению законодательства, к этому вопросу Европейский Суд обратиться далее (см. §§ 103-122 настоящего Постановления). Однако, что касается морального вреда, Европейский Суд напоминает, что он ранее рассматривал требования заявителей о взыскании штрафных убытков для отражения определенного характера нарушений, которыми им был причинен вред, и для того, чтобы послужить сдерживающим средством в отношении нарушений аналогичного характера властями государства-ответчика, и о взыскании усиленной компенсации вреда для констатации того факта, что они стали жертвами административной практики. Европейский Суд отказался от таких взысканий (см. Постановление Европейского Суда по делу "Акдивар и другие против Турции (статья 50)" (Akdivar and Others v. Turkey) (article 50)) от 1 апреля 1998 г., §§ 35-38, Reports 1998-II, Постановление Европейского Суда по делу "Сельчук и Аскер против Турции" (Selcuk and Asker v. Turkey) от 24 апреля 1998 г., §§ 116-119, Reports 1998-II, Постановление Европейского Суда по делу "Ментеш и другие против Турции (статья 50)" (Mente and Others v. Turkey) (article 50)) от 24 июля 1998 г. 18-21, Reports 1998-IV, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Худ против Соединенного Королевства" (Hood v. United Kingdom) от 1 апреля 1998 г., жалоба N 27267/95, §§ 88-89, ECHR 1999-I, Постановление Европейского Суда по делу "B.B. против Соединенного Королевства" (B.B. v. United Kingdom) от 10 февраля 2004 г., жалоба N 53760/00, § 36). Аналогичным образом Европейский Суд не считает, что усиленные или штрафные убытки являются подходящими в настоящем деле.

98. Европейский Суд отмечает недавнее решение Комитета министров Совета Европы, в котором содержалась ссылка на тот факт, что "новое правительство активно рассматривает наилучший способ для исполнения Постановления по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)"" (см. § 47 настоящего Постановления). Хотя Европейский Суд соглашается, что продолжающийся запрет на голосование может породить чувства разочарования у тех заключенных, которые могут разумно ожидать потенциально получить выгоду от каких-либо изменений в законе, он, тем не менее, приходит к выводу, что установление факта нарушения Конвенции в совокупности с указанием Европейского Суда по статье 46 Конвенции (см. § 115 настоящего Постановления) представляет собой достаточную справедливую компенсацию в настоящем деле.

B. Судебные расходы и издержки

 

99. Заявители также требовали компенсации судебных расходов и издержек, понесенных ими при рассмотрении дела в Европейском Суде. Гринс требовал 6 991 фунта стерлингов 26 пенсов с учетом налога на добавленную стоимость, включая 2 408 фунтов стерлингов 76 пенсов в отношении вознаграждения солиситорам и 4 582 фунта стерлингов 50 пенсов в качестве оплаты услуг адвокатов (что составляет половину платы, взимаемой адвокатами в отношении проделанной работы для обоих заявителей). M.T. требовал компенсации судебных расходов и издержек в размере 1 802 фунта стерлингов 91 пенс в отношении гонораров солиситоров и 4 582 фунтов стерлингов 50 пенсов в качестве оплаты услуг адвокатов на общую сумму в размере 6 385 фунтов стерлингов 41 пенс с учетом налога на добавленную стоимость. Оба заявителя предоставили детализированные отчеты о требуемых суммах вознаграждений.

100. Власти государства-ответчика утверждали, что судебные расходы, требуемые заявителями, являются чрезмерными и необоснованными, указывая на то, что дела следовали за Постановлением Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)". Более конкретно власти государства-ответчика указали, что объявленные расценки неоправданно высоки, особенно для фирмы солиситоров, базирующейся за пределами центра г. Лондона. Власти государства-ответчика полагали, что не более 2 000 фунтов стерлингов должны быть разрешены на выплаты гонораров солиситоров и что общая сумма заявленных в отношении адвоката вознаграждений, более 9 000 фунтов стерлингов за 19 отработанных часов, должна быть сокращена в общей сложности до 3 000 фунтов стерлингов.

101. В соответствии с прецедентной практикой Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек только в той части, в которой они были действительно понесены, являлись необходимыми и разумными по размеру. В настоящем деле Европейский Суд соглашается с тем, что заявленные суммы являются чрезмерными. В частности, Европейский Суд отмечает, что власти государства-ответчика признали, что, если жалобы являются приемлемыми для рассмотрения по существу, то имело место нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. Европейский Суд далее напоминает, что в настоящем деле он не установил нарушения статьи 13 Конвенции. При таких обстоятельствах и с учетом имеющихся в его распоряжении документов Европейский Суд считает разумным присудить заявителям совместно 5 000 евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек по этим двум жалобам в Европейском Суде.

C. Процентная ставка при просрочке платежей

 

102. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

V. Применение статьи 46 Конвенции

 

103. Статья 46 Конвенции предусматривает:

 

"1. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются исполнять окончательные постановления Суда по делам, в которых они являются сторонами.

2. Окончательное постановление Суда направляется Комитету министров, который осуществляет надзор за его исполнением".

 

A. Применение процедуры вынесения пилотного постановления

 

104. В июле 2010 года стороны в деле были извещены, что Европейский Суд рассматривает вопрос о целесообразности применения процедуры вынесения по делу пилотного постановления (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брониовский против Польши" (Broniowski v. Poland), жалоба N 31443/96, §§ 189-194, ECHR 2004-V). Заявители не возражали против применения процедуры вынесения пилотного постановления. Власти государства-ответчика считали, что особенности настоящих жалоб сделают трудным эффективное функционирование процедуры вынесения пилотного постановления. Первая трудность возникает в силу широкой свободы усмотрения, которая, как указали власти государства-ответчика, была предоставлена Большой Палатой государству по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)". Вторая трудность обусловлена недавно вынесенным Постановлением Европейского Суда по делу "Фродль против Австрии", которое, как полагали власти государства-ответчика, значительно отходит от принципов, изложенных в деле "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", и которое во время представления государства-ответчика по делу находилось на рассмотрении коллегии судей Большой Палаты Европейского Суда.

105. Европейский Суд отмечает, что 4 октября 2010 г. коллегия судей Большой Палаты Европейского Суда отказалась принять ходатайство государства-ответчика о передаче дела "Фродль против Австрии" на рассмотрение Большой Палаты. Постановление Палаты по этому делу соответственно вступило в силу в соответствии с подпунктом "с" пункта 2 статьи 44 Конвенции. Европейский Суд считает, что, несмотря на широкую свободу усмотрения, предоставленную властям государства-ответчика Постановлением Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", в свете длительной задержки в реализации этого Постановления, а также значительного количества повторяющихся жалоб, поступающих в Европейский Суд, в настоящем деле целесообразно сделать выводы в соответствии со статьей 46 Конвенции.

 

B. Общие принципы

 

106. Европейский Суд напоминает, что статья 46 Конвенции, как она толкуется в свете статьи 1 Конвенции, налагает на государство-ответчика правовое обязательство принимать под наблюдением Комитета министров Совета Европы надлежащие общие и (или) индивидуальные меры, чтобы обеспечить право заявителя, которое, как установил Европейский Суд, было нарушено. Данные меры должны быть также приняты в отношении других лиц, находящихся в положении заявителя, в частности, должны быть решены проблемы, которые привели к выводам Европейского Суда (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Скоццари и Джунта против Италии" (Scozzari and Giunta v. Italy), жалобы NN 39221/98 и 41963/98, § 249, ECHR 2000-VIII, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "S. и Марпер против Соединенного Королевства (S. and Marper v. United Kingdom) от 4 декабря 2008 г., жалобы NN 30562/04 и 30566/04, § 134, Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации (N 2)" (Burdov v. Russia) (N 2), жалоба N 33509/04* (* Опубликовано в "Российской хронике Европейского Суда" N 4/2009 (примеч. редактора).), § 125, ECHR 2009-... Постановление Европейского Суда по делу "Олару и другие против Молдавии" (Olaru and Others v. Moldova) от 28 июля 2009 г., жалобы NN 476/07, 22539/05, 17911/08 и 13136/07, § 49). Это обязательство последовательно подчеркивалось Комитетом министров в процессе надзора за исполнением постановлений Европейского Суда (см. среди многих прочих примеров промежуточные Резолюции DH(97)336 по делам о длительности судебных разбирательств в Италии, DH(99)434 по делам, касающимся действий сил безопасности в Турции, ResDH(2001)65 по делу "Скодзари и Джунта против Италии", ResDH(2006)1 по делам "Рябых против Российской Федерации" и "Волкова против Российской Федерации", и ResDH(2007) по 75 делам в отношении длительности предварительного заключения в Польше).

107. В целях облегчения эффективного исполнения своих постановлений Европейский Суд может принять процедуру вынесения пилотного постановления, позволяющую ему однозначно идентифицировать в постановлении существование структурных проблем, лежащих в основе нарушений, и указать конкретные меры или действия, которые необходимо предпринять государству-ответчику для их исправления (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брониовский против Польши", §§ 189-194 и резолютивную часть, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хуттен-Чапска против Польши" (Hutten-Czapska v. Poland), жалоба N 35014/97, ECHR 2006-VIII, §§ 231-239 и резолютивную часть). Данный судебный подход, однако, применяется при надлежащем соблюдении соответствующих функций органов Конвенции: Комитет министров должен оценивать реализацию индивидуальных и общих мер в соответствии с пунктом 2 статьи 46 Конвенции (см. mutatis mutandis* (* Mutatis mutandis (лат.) - с соответствующими изменениями (примеч. редактора).) Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брониовский против Польши (мировое соглашение)" (жалоба N 31443/96), § 42, ECHR 2005-IX, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хуттен-Чапска против Польши (мировое соглашение)" от 28 апреля 2008 г., жалоба N 35014/97, § 42).

108. Другая важная цель процедуры вынесения пилотного постановления заключается в том, чтобы побудить государство-ответчика к разрешению большого количества индивидуальных дел, следующих из той же структурной проблемы на внутригосударственном уровне, реализуя тем самым принцип субсидиарности* (* Субсидиарность (от лат. subsidiarius - вспомогательный) - организационный и правовой принцип, согласно которому задачи должны решаться на самом низком, малом или удаленном от центра уровне, на котором их решение возможно и эффективно. В контексте функционирования европейского правозащитного механизма субсидиарность означает, что Европейский Суд по правам человека играет вспомогательную роль в том смысле, что в деле защиты прав человека основную роль должны играть соответствующие органы власти государств - участников Конвенции (примеч. редактора).), который лежит в основе системы Конвенции. Действительно, задача Европейского Суда, как она определена статьей 19 Конвенции, "обеспечение соблюдения обязательств, принятых на себя Высокими Договаривающимися Сторонами по настоящей Конвенции и Протоколам к ней", необязательно лучше всего достигается путем повторения одного и того же вывода в большой серии дел (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации (N 2)", § 127, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Олару и другие против Молдавии", § 51). Цель процедуры вынесения пилотного постановления заключается в содействии скорейшему и наиболее эффективному разрешению дисфункции, затрагивающей защиту конвенционных прав в национальной правовой системе (см. Решение Европейского Суда по жалобе "Фолкенберг и другие против Польши" (Wolkenberg and Others v. Poland), жалоба N 50003/99, § 34, ECHR 2007-... (извлечения)). В то время, как действия государства-ответчика должны в первую очередь быть направлены на устранение такой дисфункции и во введении, где это целесообразно, эффективных внутригосударственных средств правовой защиты в отношении нарушения, они также могут включать специальные разовые решения, такие как мировые соглашения с заявителями или односторонние предложения по исправлению положения в соответствии с требованиями Конвенции. Европейский Суд может решить отложить рассмотрение всех аналогичных дел, таким образом предоставляя государству-ответчику возможность урегулировать их различными способами (см. mutatis mutandis упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брониовский против Польши", § 198, Постановление Европейского Суда по делу "Ксенидес-Арестис против Турции" (Xenides-Arestis v. Turkey) от 22 декабря 2005 г., жалоба N 46347/99, § 50).

109. Однако Европейский Суд ранее указывал, что, если государство-ответчик не принимает меры после вынесения пилотного постановления и продолжает нарушать Конвенцию, то у Европейского Суда не будет иного выбора, кроме как возобновить рассмотрение всех аналогичных жалоб в его производстве и принимать по ним постановления с целью гарантировать эффективное соблюдение Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации (N 2)", § 128, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Олару и другие против Молдавии", § 52).

 

C. Мнение Европейского Суда

 

1. Указание на конкретные меры для исполнения настоящего Постановления

 

110. Европейский Суд напоминает вывод Большой Палаты Европейского Суда в своем Постановлении по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)" 2005 года о том, что общее, автоматическое и безоговорочное ограничение права на голосование, введенное статьей 3 Акта 1983 года, следует считать выходящим за рамки любой допустимой свободы усмотрения государства, какими бы широкими они ни были. Европейский Суд подчеркивает, что установление факта нарушения статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции в настоящем деле было прямым результатом неспособности властей принять меры для обеспечения соблюдения Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)" (см. §§ 78-79 настоящего Постановления).

111. Одним из фундаментальных последствий процедуры вынесения пилотного постановления является то, что оценка Европейским Судом ситуации, обжалуемой в "пилотном" деле, обязательно выходит за рамки интересов отдельного заявителя и требует от него рассмотреть это дело также с точки зрения мер общего характера, которые необходимо принять в интересах других потенциально затрагиваемых лиц (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брониовский против Польши (мировое соглашение)", § 36, и упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хуттен-Чапска против Польши (мировое соглашение)", § 33). Как уже указывал Европейский Суд, сложившаяся ситуация породила подачу последующих многочисленных обоснованных жалоб. В настоящее время подано около 2 500 жалоб, в которых поднимается аналогичная проблема, около 1 500 из них было зарегистрировано и ожидает рассмотрения. Это количество продолжает расти, и с каждыми соответствующими выборами, которые проходят в отсутствие поправок в законодательстве, существует риск для подачи многочисленных новых жалоб: согласно статистическим данным, предоставленным КРПЧ, в Соединенном Королевстве на тот или иной момент времени насчитывалось около 70 000 отбывающих наказание заключенных (см. § 75 настоящего Постановления), и все они являются потенциальными заявителями. Неспособность властей государства-ответчика представить законодательные предложения для того, чтобы положить конец нынешней несовместимости избирательного законодательства со статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции, является не только отягчающим обстоятельством, что касается ответственности государства согласно Конвенции за существующее или прошлое состояние дел, но также представляет угрозу будущей эффективности механизма Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брониовский против Польши", § 193).

112. Европейский Суд напоминает, что по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", признав нарушение права голосовать, Большая Палата оставила на усмотрение властей государства-ответчика решение о том, как именно обеспечить права, предусмотренные в Конвенции. Согласно пункту 2 статьи 46 Конвенции исполнение Постановления по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)" находится в настоящее время под наблюдением Комитета министров, который регулярно изучал ход событий в стране и добивался скорейшего прекращения сложившейся ситуации неисполнения Постановления (см. §§ 44-47 настоящего Постановления). По делу властями государства-ответчика не оспаривается, что меры общего характера на внутригосударственном уровне призваны обеспечить надлежащее исполнение Постановления по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)". Также ясно, что законодательные поправки необходимы для того, чтобы сделать избирательный закон совместимым с требованиями Конвенции (см., в частности, §§ 42-43 настоящего Постановления). С учетом длительных задержек, которые уже произошли, и результатов задержек в плане последующих жалоб Европейский Суд, как и Комитет министров, стремится стимулировать скорейшее и наиболее эффективное разрешение ситуации таким образом, который соответствует гарантиям Конвенции. Следовательно, возникает вопрос: будет ли сейчас уместно Европейскому Суду дать властям государства-ответчика некоторые указания относительно того, что требуется сделать для надлежащего исполнения настоящего Постановления?

113. Европейский Суд отмечает, что он недавно заключил по упоминавшемуся делу "Фродль против Австрии", § 32, что, принимая во внимание особые обстоятельства, любое решение о лишении права голоса должно быть вынесено судьей и должна существовать связь между совершенным преступлением и вопросами, касающимися выборов и демократических институтов. На этом основании по указанному делу было допущено нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. Тем не менее Европейский Суд напоминает, что Большая Палата по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)" отказалась дать какие-либо подробные указания относительно мер, которые Соединенное Королевство должно принять с целью сделать свой режим выборов совместимым со статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции, несмотря на утверждение властей государства-ответчика в этом деле о том, что данные указания необходимы (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", § 52). Как подчеркнул Европейский Суд по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", есть множество способов организации избирательных систем и управления ими и множество различий, inter alia, в историческом развитии, культурном разнообразии и политическом мышлении в Европе, которые для каждого Договаривающегося Государства должны формировать его собственное демократическое видение (см. § 61 указанного Постановления). Европейский Суд напоминает, что его роль в этой области является субсидиарной: внутригосударственные власти в принципе находятся в лучшем положении, чем международный суд, чтобы оценивать местные потребности и условия и, как следствие, в лучшем положении в вопросах общей политики, по которым мнения в демократическом обществе могут разумно отличаться, при том, что роли внутригосударственного разработчика политики должен быть придан особый вес (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хэттон и другие против Соединенного Королевства" (Hatton and Others v. United Kingdom), жалоба N 36022/97, § 97, ECHR 2003-VIII, и Постановление Европейского Суда по делу "Суховецкий против Украины" (Sukhovetskyy v. Ukraine), жалоба N 13716/02, §§ 68-69, ECHR 2006-VI).

114. Подобно Апелляционному суду по делам о регистрации избирателей (см. § 29 настоящего Постановления) и судье Бёртону в Высоком суде (см. §§ 35 и 39 настоящего Постановления) Европейский Суд считает, что в данном контексте властям государства-ответчика доступен широкий круг политических альтернатив. В этой связи Европейский Суд отмечает, что правительство государства-ответчика провело консультации относительно предлагаемых законодательных изменений и в настоящее время активно работает над проектом предложений (см. §§ 42-44 и 47 настоящего Постановления). Подчеркивая широкие рамки свободы усмотрения в этой области (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", § 61), Европейский Суд считает, что именно власти государства-ответчика после соответствующих консультаций должны решить в первую очередь, как при внесении законодательных предложений достичь соответствия статье 3 Протокола N 1 к Конвенции. Эти законодательные предложения будут рассмотрены в установленном порядке Комитетом министров в контексте надзора за исполнением Постановления по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)". Далее Европейскому Суду может потребоваться в будущем при осуществлении своей надзорной роли и в контексте новых жалоб по статье 34 Конвенции оценить совместимость нового режима выборов с требованиями Конвенции.

115. Хотя Европейский Суд не считает целесообразным конкретизировать, каким должно быть содержание будущих законодательных предложений, он считает, что длительная задержка на сегодняшний день свидетельствует о необходимости ввести график внедрения предложений по изменению избирательного законодательства. Следовательно, Европейский Суд заключает, что власти государства-ответчика должны принять законодательные предложения по внесению поправок в статью 3 Акта 1983 года и, если это уместно, в статью 8 Акта 2002 года в течение шести месяцев с даты, когда настоящее Постановление вступит в силу, в целях принятия избирательного законодательства для достижения соответствия с Постановлением Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)" согласно графику, устанавливаемому Комитетом министров.

2. Рассмотрение сопоставимых дел

 

116. Учитывая выводы, сделанные в настоящем Постановлении и Постановлении по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", очевидно, что каждое сопоставимое дело, находящееся на рассмотрении Европейского Суда, которое удовлетворяет критериям приемлемости для рассмотрения по существу, вызовет нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. В связи с этим можно только сожалеть, что власти государства-ответчика не действовали оперативно, чтобы исправить ситуацию перед выборами в Европейский парламент в 2009 году и всеобщими выборами в 2010 году. Кроме того, хотя хотелось бы надеяться, что новое законодательство будет принято настолько скоро, насколько это практически возможно, далеко не ясно, что соответствующее решение будет принято до выборов в Шотландии, которые состоятся в мае 2011 года, и вероятным следствием этого будет волна новых жалоб в Европейский Суд от отбывающих наказание заключенных, содержавшихся под стражей в данное время, которые в противном случае имели бы право голоса на выборах.

117. Европейский Суд уже подчеркивал двойственный характер процедуры вынесения пилотного постановления: с одной стороны, она предназначена для оказания помощи государству-ответчику в исправлении выявленных недостатков, возникших в результате широко распространенной или системной проблемы, с другой стороны, она призвана обеспечить эффективное рассмотрение последующих дел (см. §§ 107-108 настоящего Постановления). Соответственно, остается вопрос о том, что сделать с многочисленными делами, уже поступившими в Европейский Суд, и с потенциальными будущими жалобами, поданными до того, как в избирательный закон были внесены поправки.

118. Европейский Суд отмечает, что обстоятельства настоящего дела отличаются от обстоятельств, которые возникали в предыдущих делах с пилотными постановлениями. В предыдущих делах процедура вынесения пилотного постановления обычно использовалась для выявления нарушения Конвенции и требования от властей государства-ответчика, как правило, в течение заданного графика, ввести какое-либо средство правовой защиты или предложить адекватную компенсацию всем пострадавшим. В то же время рассмотрение всех жалоб в производстве Европейского Суда откладывалось (см., например, подход в упоминавшемся выше Постановлении Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брониовский против Польши", § 198, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации (N 2)", § 146, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Олару и другие против Молдавии", § 61). Однако эти дела были связаны с имущественными жалобами или претензиями относительно неисполнения решений внутригосударственных судов. При таких обстоятельствах были ясны преимущества требования к внутригосударственным властям ввести средство правовой защиты или предложить конкретное возмещение по всем рассматриваемым делам. В настоящем деле нарушение Конвенции носит совершенно иной характер. Не требуется индивидуального рассмотрения конкретных дел, необходимых для оценки соответствующей компенсации. Кроме того, какая-либо финансовая компенсация не выплачивается: компенсация, доступная от Европейского Суда, носит деклараторный характер. Единственным значимым средством правовой защиты является изменение законодательства, которое, хотя без сомнения обеспечивает удовлетворенность лиц, кто был или может быть затронут существующим безоговорочным запретом голосовать, не может устранить прошлые нарушения Конвенции в отношении конкретных лиц.

119. Европейский Суд напоминает условия пункта 1 статьи 37 Конвенции, которая в частях, относящих к настоящему делу, предусматривает следующее:

 

"1. Суд может на любой стадии разбирательства принять решение о прекращении производства по делу, если обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что:

...(с) по любой другой причине, установленной Судом, если дальнейшее рассмотрение жалобы является неоправданным.

Тем не менее Суд продолжает рассмотрение жалобы, если этого требует соблюдение прав человека, гарантированных настоящей Конвенцией и Протоколами к ней".

120. С учетом вышеизложенного (см. §§ 116-118 настоящего Постановления) и шестимесячного предельного срока, установленного Европейским Судом в настоящем Постановлении для выдвижения законодательных предложений, Европейский Суд считает, что дальнейшее рассмотрение каждой жалобы о нарушении статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции в результате действующего безоговорочного запрета на голосование, применимого к отбывающим наказание заключенным, более не является оправданным. Такие жалобы могут отличаться от дел, в которых та или иная форма индивидуальной меры может быть необходима для реализации любого будущего постановления. Примеры последнего типа дела включают жалобы на неисполнение решений внутригосударственных судов или излишнюю продолжительность производства по делу на национальном уровне, когда, как правило, требуется финансовая компенсация. Европейский Суд подчеркивает, что четко установлено как в настоящем Постановлении, так и в Постановлении по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", что сложившаяся ситуация вызвала и продолжает вызывать нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции в отношении каждого заключенного, который не может голосовать на выборах в законодательный орган и неправоспособность которого возникает исключительно в силу его статуса заключенного. Европейский Суд также отказался присудить компенсацию морального вреда в отношении этого нарушения. Присуждение возмещения судебных расходов в настоящем деле было ограничено разбирательством в Европейском Суде и отражало тот факт, что были поданы обширные письменные документы. В будущем в последующих делах подобного рода в свете вышеизложенных соображений Европейский Суд, скорее всего, будет считать, что судебные издержки не были обоснованно и необходимо понесены, и не будет присуждать возмещение судебных расходов в соответствии со статьей 41 Конвенции. Вследствие подхода Европейского Суда к справедливой компенсации, изложенного выше, поправки в избирательное законодательство, вносимые с целью обеспечить соблюдение Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", также приведут к соответствию с постановлением в настоящем деле и с любым будущим постановлением, вынесенным по любым аналогичным делам, в настоящее время находящимся в производстве Европейского Суда. При таких обстоятельствах Европейский Суд считает, что он исполнил свою обязанность согласно статье 19 Конвенции "обеспечивать соблюдение обязательств, принятых на себя Высокими Договаривающимися Сторонами по настоящей Конвенции и Протоколам к ней" и приходит к выводу, что не будет достигнуто какой-либо цели, и не будет отвечать интересам справедливости, если повторять свои выводы в длинной серии аналогичных дел при значительной нагрузке на собственные ресурсы и с учетом последствий для значительного объема работы. В частности, данные действия не внесли бы полезный или любой значащий вклад в дело укрепления защиты прав человека в рамках Конвенции.

121. Европейский Суд считает целесообразным прекратить рассмотрение жалоб, зарегистрированных до даты вынесения настоящего Постановления и поднимающих проблемы, аналогичные в деле "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)", в ожидании соблюдения властями государства-ответчика условий пункта 6(a) резолютивной части настоящего Постановления. Европейский Суд предложил бы в случае такого соблюдения исключить эти жалобы из списка дел, подлежащих рассмотрению, согласно подпункту "с" пункта 1 статьи 37 Конвенции без ущерба для права Европейского Суда решать в соответствии с пунктом 2 статьи 37 Конвенции восстановить такие жалобы в списке дел, подлежащих рассмотрению, если власти государства-ответчика не внесут изменения в избирательное законодательство с целью обеспечить соблюдение Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)" в соответствии с пунктом 6(b) резолютивной части настоящего Постановления.

122. Аналогичным образом Европейский Суд находит целесообразным приостановить рассмотрение любой жалобы, еще не зарегистрированной на дату вынесения настоящего Постановления, а также будущих жалоб, поднимающих аналогичные проблемы, без ущерба для решения возобновить рассмотрение этих дел в случае любого несоответствия условиям пункта 6(а) резолютивной части настоящего Постановления или в другом случае, который может оправдать подобные действия.

На основании изложенного Суд единогласно:

1) объединил жалобы в одно производство;

2) объявил жалобы приемлемыми для рассмотрения по существу;

3) постановил, что имело место нарушение требований статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции;

4) постановил, что не было допущено нарушений требований статьи 13 Конвенции;

5) постановил, что установленное нарушение следует из неисполнения государством-ответчиком Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Хёрст против Соединенного Королевства (N 2)" (жалоба N 74025/01, ECHR 2005-IX);

6) постановил, что государство-ответчик должно:

(a) внести в течение шести месяцев с даты, на которую настоящее Постановление вступит в силу, законодательные предложения с целью внесения изменений в Акт 1983 года и, если это уместно, в Акт 2002 года таким образом, чтобы соответствовать требованиям Конвенции;

(b) принять требуемое законодательство в пределах периода времени, как может быть определено Комитетом министров;

7) постановил, что:

(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителям в качестве возмещения судебных расходов и издержек 5 000 евро (пять тысяч евро), включая сумму любых налогов, которые могут подлежать уплате с указанной суммы, с переводом ее в фунты стерлингов по курсу обмена валюты на дату выплаты;

(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

8) отклонил оставшуюся часть требований заявителей о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 23 ноября 2010 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Лоуренс Эрли
Секретарь
Секции Суда

Лех Гарлицкий
Председатель
Палаты Суда

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 23 ноября 2010 г. Дело "Гринс и M.T. (Greens and M.T.) против Соединенного Королевства" (Жалобы NN 60041/08 и 60054/08) (Четвертая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 1/2016.


Перевод с английского ООО "Развитие правовых систем" / Под ред. Ю.Ю. Берестнева


Настоящее Постановление вступило в силу 11 апреля 2011 г. в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции