Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 февраля 2005 г. N 64-о04-19 Виновность осужденных в создании банды с целью нападений на граждан и организации, участии в совершаемых ею нападениях, а также в совершении ряда разбойных нападений подтверждается материалами дела, показаниями свидетелей и обвиняемых, другими доказательствами. Доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденных, не нашли подтверждения в суде. Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не установлено

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 февраля 2005 г. N 64-о04-19


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 8 февраля 2005 года дело по кассационным жалобам осужденных В., Б., К., П., Р. и Р., защитника Ш. на приговор Сахалинского областного суда от 17 мая 2004 года, которым,

В., родившийся 13 декабря 1985 года в г. Холмске Сахалинской области, с неполным средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 209 ч. 1 УК РФ с применением ст. 88 ч. 6.1 УК РФ к 7 годам лишения свободы,

По ст. 162 ч. 3 п. "а, б" УК РФ к 8 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Б., родившийся 5 июня 1985 года в г. Холмске Сахалинской области, с неполным средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ с применением ст. 88 ч. 6.1 УК РФ к 4 годам лишения свободы,

По ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ с применением ст. 88 ч. 6.1 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

К., родившийся 10 декабря 1982 года в г. Холмске Сахалинской области, с неполным средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы,

По ст. 162 ч. 3 п. "а, б" УК РФ к 10 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 12 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

П., родившийся 26 апреля 1986 года в пос. Маргаритовка Мазановского района Амурской области, с образованием 9 классов, ранее не судимый,

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ с применением ст. 88 ч. 6.1 УК РФ к 4 годам лишения свободы,

По ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ с применением ст. 88 ч. 6.1 УК РФ к 4 годам 2 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 4 года 8 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Р., родившийся 20 сентября 1981 года в г. Холмске Сахалинской области, с неполным средним образованием, ранее судимый,

- 19 марта 2002 года по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года,

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы,

По ст. 162 ч. 3 п. "а, б" УК РФ к 10 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначено 12 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено 13 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Р., родившийся 20 сентября 1981 года в г. Холмске Сахалинской области, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы,

По ст. 162 ч. 3 п. "а, б" УК РФ к 9 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 11 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Принято решение об удовлетворении гражданских исков.

Заслушав доклад судьи Г., выступление осужденного В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, возражения прокурора Л., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

В. осужден за создание банды с целью нападений на граждан и организации, и участие в совершаемых ею нападениях, а также за совершение ряда разбойных нападений.

К., Р., Р., П. и Б. осуждены за участие в совершаемых бандой нападениях, и за совершение ряда разбойных нападений в составе банды.

Преступления совершены в сентябре-ноябре 2002 года в г. Холмске и на территории Холмского района Сахалинской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании В. свою вину не признал, Р., Р., П., К. и Б. признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный В., в кассационной жалобе и дополнениях к ней, не соглашаясь с приговором, указывает, что уголовное дело в отношении него сфальсифицировано, приговор постановлен на доказательствах, добытых с нарушением закона.

На предварительном следствии оговорил себя и других в совершении преступлений, к которым не причастен, "под давлением психического воздействия".

Утверждает, что Б. и П. в отношении него давали неправдивые показания, о чем они заявили в судебном заседании.

Кроме того, считает, что у него незаконно были изъяты деньги и иностранная валюта, а у его родственников изъяли имущество, принадлежавшее им.

Оспаривая обоснованность осуждения по ст. 209 ч. 1 УК РФ, он утверждает, что не мог быть осужден по данной статье, так как не является субъектом преступления, поскольку при проведении судебно-психологической экспертизы эксперты пришли к выводу, что по своему развитию он соответствует 14-15 летнему возрасту.

Ссылаясь на допущенные следствием нарушения закона, указывает, что он не был ознакомлен со всеми материалами дела, так как был ограничен во времени, а впоследствии следователь вообще не стал знакомить его с материалами дела, указав в протоколе, что он, якобы, отказался от этого.

Также ему не была вручена копия обвинительного заключения.

Просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Б., оспаривая законность приговора, указывает, что не знал ни о какой организованной группе, в составе которой совершил ряд преступлений, в связи с чем свое осуждение по ст. 209 ч. 2 УК РФ считает необоснованным.

Кроме того, он считает, что заслуживает более мягкого наказания, поскольку активно способствовал раскрытию преступления, состоял в гражданском браке с женщиной и у них ожидается рождение ребенка, с учетом этих обстоятельств просит смягчить ему наказание до не связанного с лишением свободы.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что в основу приговора положены доказательства, не имеющие юридической силы, вместе с тем судом не учтены обстоятельства, которые могли повлиять на окончательное решение.

Утверждает, что под воздействием недозволенных методов следствия он оговорил себя и других осужденных в совершении тех преступлений, к которым не причастен.

Просит разобраться в деле и отменить приговор суда как необоснованный и незаконный.

Осужденный Р. считает, что приговор является незаконным и необоснованным.

Основанием к этому указывает, что судом неправильно применен уголовный закон, при постановлении приговора были нарушены требования УПК РФ, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, и он является несправедлив.

Заявляет, что не участвовал ни в какой банде, преступления совершал без какой-либо подготовки, участников нападения знал не всех.

О том, что нападение на семью С. они совершили втроем, (брат в нем не участвовал), подтвердила и потерпевшая.

Участия в нападении на магазин "Тройка" он не принимал вообще, поэтому свое осуждение за данное преступление считает необоснованным. Приговор в этой части постановлен на противоречивых показаниях потерпевшей, которые не подтверждаются другими доказательствами.

Кроме того, отрицая свою причастность к совершению нападения на магазин "Продукты", утверждает, что К. и Б. оговорили его на предварительном следствии из-за личных неприязненных отношений, о чем они сообщили в судебном заседании. Других доказательств его вины в совершении данного преступления в материалах дела не имеется.

Считает, что опознание его потерпевшими проведено с нарушением закона, в связи с чем эти протоколы не могут служить доказательством по делу.

Просит об отмене приговора.

В дополнениях к кассационной жалобе он просит провести в отношении него психологическую экспертизу, так как по своему развитию он соответствует 13 летнему возрасту.

Ссылаясь на допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона, он указывает, что в судебном заседания не были допрошены лица, показания которых могли повлиять на принятое судом решение.

Кроме того, он считает, что окончательное наказание ему назначено с нарушением требований ст. 69 ч. 3 УК РФ, что, по его мнению, влечет отмену судебного решения.

По его мнению, судья Т. не вправе был рассматривать дело в отношении него, так как ранее принимал участие в проверке законности и обоснованности продления сроков содержания его под стражей.

Осужденный П., не соглашаясь с приговором, просит об его отмене.

Он указывает, что на предварительном следствии оговорил себя под воздействием недозволенных методов следствия, и эти показания не могли служить доказательством по делу, поскольку являются недопустимыми.

Отрицая, что принимал участие в нападении на квартиру Ц., считает, что доказательств его вины в этом в материалах дела не имеется.

Кроме того, он читает, что по ст. 209 ч. 2 УК РФ осужден необоснованно, поскольку не знал о наличии банды, преступление совершил под воздействием алкоголя, при этом не со всеми участниками нападения был знаком.

Осужденный Р. в кассационной жалобе и дополнениях к ней находит приговор незаконным, необоснованным и очень суровым.

Он указывает, что в основу приговора положены показания несовершеннолетних свидетелей, которые не могут быть признаны допустимыми, поскольку они не несут ответственности за дачу ложных показаний, кроме того, на них было оказано психологическое давление.

Считает, что приговор постановлен с нарушением закона, в нем не указаны действия каждого и не указана квалификация действий каждого осужденного.

Также он оспаривает законность приговора в части осуждения по ст. 209 ч. 2 УК РФ, утверждая, что никто из осужденных не знал о наличии банды и наличии у кого-либо из них оружия, ранее между собой они практически не были знакомы.

Полагает, что суд необоснованно отверг показания Б., который заявил в судебном заседании, что В. не причастен к совершению преступления, и не принял во внимание то обстоятельство, что при опознании обреза были нарушены требования УПК РФ.

Ссылаясь на иные нарушения закона, допущенные в период расследования дела, он указывает, что с постановлениями о назначении экспертиз он был ознакомлен после их проведения, что лишило его права ставить перед экспертами вопросы и заявить им отводы. В некоторых постановлениях следователя о приобщении к делу вещественных доказательств имеются исправления, в связи, с чем приобщение к материалам дела вещественных доказательств является незаконным, и они не могут быть использованы в качестве таковых при постановлении приговора.

Кроме того, он указывает, что при проведении опознания обвиняемых, а также вещественных доказательств, были нарушены требования УПК РФ, в связи с чем эти протоколы не могут служить доказательством по делу.

Просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Аналогичные доводы содержатся в кассационной жалобе защитника Ш. в защиту интересов осужденного Р.

Осужденный К. просит отменить приговор, находя его незаконным, несправедливым и крайне жестоким.

Он указывает, что он постановлен с нарушением уголовно-процессуального закона, выводы суда, изложенные в нем, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, в основу приговора положены недопустимые доказательства.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Ч. находит приговор законным и обоснованным, постановленным с соблюдением закона, просит оставить его без изменения.

Ознакомившись с кассационной жалобой Б., осужденный В. указывает, что Б., заявляя, что ему предлагалось участвовать и в других преступлениях, однако, он оказался, "выгораживает" себя и оговаривает остальных. Просит данное заявление Б. не принимать во внимание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия установлены из показаний осужденных, допрошенных в период расследования дела.

Так, допрошенный на предварительном следствии А. пояснил, что от братьев Р. ему стало известно, что те совершили ряд разбойных нападений с целью завладения чужим имуществом. При этом они рассказали, что у них на вооружении имеется огнестрельное оружие, рассказали об обстоятельствах нападения и их участниках, рассказали о роли каждого при их совершении. На их предложение принимать участие в нападениях он согласился.

При этом он указал, в совершении каких преступлений принимал участие, и кто из них выполнял какую роль.

В числе участников нападений он называл братьев Р., В., Ш. и П.

Свои показания он подтвердил в судебном заседании и впоследствии скрылся от суда.

Осужденный Б. на предварительном следствии также признавал свою вину в совершении преступлений и подробно рассказывал об обстоятельствах их совершения, участниках и роли каждого из них при этом.

В числе участников преступлений он указывал на Р., К., В. и А.

Осужденный П. в судебном заседании отказался давать показания, воспользовавшись своим правом, предоставленным ему ст. 51 Конституции РФ, и при оглашении показаний на предварительном следствии подтвердил их.

Допрошенный неоднократно на предварительном следствии он также признавал свою вину в совершении преступлений и рассказывал об обстоятельствах их совершения, называл участников нападения и пояснял о роли каждого из них при совершении преступных посягательств.

Плетнев указывал, что преступления им совершены в группе с А., В., и Ш.

Все эти лица подтверждали, что преступления ими совершены с использованием, либо с угрозой применения огнестрельного оружия, свои лица они прикрывали масками либо шарфами, при совершении некоторых нападений использовали форму сотрудников милиции.

Эти показания судом признаны достоверными, поскольку нашли свое подтверждение при проверке других материалов дела.

Допрошенные в судебном заседании сотрудники Холмского ГОВД Л., М., П. и В. пояснили, что после задержания В., он в беседе с ними рассказал о преступлениях, совершенных им в группе с другими, назвав объекты нападения, число нападавших, наименование похищенного, рассказал, что в квартире его родственников имеются вещи, приобретенные им на похищенные деньги, и указал иные обстоятельства, имеющие значение для дела, однако, показания дать отказался.

Его пояснения были проверены, установлены иные участники преступления, которые подтвердили свое участие в преступлениях и рассказали о роли каждого при этом. Обнаружены и возвращены по принадлежности часть похищенных вещей, найдено оружие.

Верясов о состоявшейся с сотрудниками милиции беседе не отрицал ни в судебном заседании, ни в суде кассационной инстанции.

В судебном заседании Р., отказавшись назвать других участников преступления, не отрицал, что совершил нападение на квартиру С., завладев их имуществом и валютой.

К. в судебном заседании пояснил, что совместно с Б. и А. совершили нападение на магазин "Продукты".

Допрошенный на предварительном следствии в качестве обвиняемого Ш., показания которого исследованы в соответствии с законом, пояснял, что совместно с В. и А. совершили разбойное нападение с целью завладения имуществом, принадлежащим владельцу магазина "Юленька".

Потерпевший Б. пояснил, что на него и М. было совершено разбойное нападение, в результате примененного насилия у него были сломаны два ребра. Среди нападавших он опознал В., который был одет в милицейскую форму.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта у Б. обнаружены переломы двух ребер.

Форма сотрудника милиции, используемая В. при совершении разбойного нападения, в период следствия была обнаружена и изъята.

Б., М. и П. опознали китель, в который был одет В.

П., находившаяся в квартире М., также опознала В., как лицо, находившееся в момент нападения в форме сотрудника милиции.

Из оглашенных с соблюдением закона показаний М. установлено, что 30 сентября 2002 года в его квартиру под видом работников милиции ворвались неизвестные, один из которых был одет в милицейскую форму. Они избивали и, угрожали пистолетом. Забрали телевизор, деньги, туфли, продукты питания и покинули квартиру.

Приведенные доказательства наряду с показаниями осужденных на предварительном следствии подтверждают вывод суда о виновности В. и Р. в совершении разбойного нападения на М. и Б.

Потерпевший К. пояснил, что он работал охранником в магазине "Тройка", и вечером 21 октября 2002 года в магазин ворвались трое неизвестных в масках и с оружием в руках. Угрожая пистолетом и обрезом, и выстрелив в лампу освещения, они забрали деньги из кассы и скрылись.

На следствии он опознал Р., так как продавец сорвала с него маску. Кроме того, он опознал К., который стрелял из обреза.

Аналогичные показания дала потерпевшая Б. Кроме того, она пояснила, что среди нападавших опознает В. по манере поведения и голосу.

Эти доказательства подтверждают показания осужденных на предварительном следствии в той части, что данное нападение совершили В., К. и Р.

Потерпевшие П. и В. пояснили, что 22 октября 2002 года в магазин "Продукты", где они работали одна продавцом, другая уборщицей, ворвались трое вооруженных мужчин в масках и с обрезом, угрожая обрезом, приказали лечь на пол, забрали из кассы деньги и убежали.

Свидетели Ф. и С. пояснили, что они видели трех парней, выбежавших из магазина, в руках одного из них был обрез.

В период следствия у К. был изъят обрез, который предъявлен для опознания С. и опознан им как тот, который был в руках у одного из парней.

К. в судебном заседании не отрицал, что данное преступление совершил он в группе с Б. другими лицами.

Б. в суде подтвердил, что в совершении данного преступление он принимал участие.

Из показаний потерпевшей П., свидетелей Л. и К. установлено, что в ночь на 30 октября в магазин "Юленька" ворвались трое вооруженных мужчин, лица которых были закрыты масками, и, угрожая оружием, забрали деньги и продукты.

При осмотре магазина обнаружен след обуви, который согласно выводам криминалистической экспертизы, оставлен подошвой полуботинка на левую ногу, изъятого у В.

П. подтвердил, что данное преступление совершил он в группе с В. и другими лицами.

Потерпевшая Ц. пояснила, что в ночь на 8 ноября 2002 года по надуманному предлогу в квартиру ворвались трое человек в масках и с оружием, угрожая расправой, забрали деньги, драгоценности, вещи. Среди нападавших она опознала В., П. и А. Часть вещей впоследствии ей возвратили.

Аналогичные показания об обстоятельствах нападения дали свидетели Т. Т. в суде, кроме того, заявила, что она по манере поведения уверенно опознает В., как лицо, угрожавшее им оружием, а также А., который был в группе нападавших.

П. в судебном заседании пояснил, что данное преступление совершено им в группе с В. и А.

В местах, указанных А., обнаружены вещи, похищенные из квартиры Ц., опознаны ею и возвращены по принадлежности.

Потерпевшая С. пояснила, что 12 ноября 2002 года утром в квартиру ворвались трое преступников в масках и с оружием в руках, нанесли ей и сыну несколько ударов по телу, положили на диван, стали требовать ценности и деньги. Опасаясь за жизнь сына и свою, она отдала ключи от сейфа. Часть из похищенных вещей в период следствия ей были возвращены. Она заявила, что по манере поведения и голосу опознала В., как самого высокого и активного участника нападения, и Р.

Потерпевший С. об обстоятельствах совершения преступления дал аналогичные показания, однако, заявил, что никого из нападавших не знает, и никогда не видел.

Между тем, на предварительном следствии он пояснил, что из числа нападавших узнал Р. по кличке "косой", так как у него действительно имеется такой дефект, а по голосу узнал Р.

Именно эти показания С. судом признаны достоверными, поскольку они подтверждаются другими доказательствами, в том числе и показаниями осужденного Р.

Свидетель Д. пояснил, что утром 12 ноября 2002 года он видел, как трое парней в черных шапочках выбежали из подъезда, где проживает семья С., в руках одного был пакет или сумка.

Из показаний свидетелей К. установлено, что утром этого дня на лестничной площадке, где проживают С., находились братья Р. и В.

При обыске на квартире К. были обнаружены изделия из золота, доллары США, оружие, шапочки с прорезями для глаз, обрез.

При предъявлении для опознания С. опознала золотые изделия, как принадлежащие ее семье, револьвер, который в момент нападения находился в руках у В.

У потерпевшего С. была изъята записная книжка с записью номеров купюр долларов США.

При сверке номеров на купюрах, изъятых у К., установлено, что многие номера одинаковы с номерами, указанными в записной книжке потерпевшего.

Кроме того, вина осужденных в совершении инкриминируемых им деяний подтверждается протоколами осмотра места происшествия, выводами баллистических экспертиз, выводами криминалистических экспертиз, и другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины осужденных, судебная коллегия находит правильной и квалификацию их действий.

Вывод суда о наличии в действиях В. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 209 УК РФ, в действиях Р., Р., Б., К. и П. ч. 2 ст. 209 УК РФ в приговоре мотивирован и, по мнению судебной коллегии, является правильным.

Находя решение суда в этой части правильным, судебная коллегия учитывает, что преступления ими совершались с применением и угрозой применения оружия, при нападениях использовали маски, закрывая лица, в некоторых случаях использовали форму сотрудников милиции, подыскивали объекты нападения, распределяли роли и за небольшой промежуток времени совершили шесть разбойных нападений.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в том числе при опознании потерпевшими обвиняемых и вещественных доказательств, по материалам дела не установлено.

Утверждение осужденных в той части, что их опознание было проведено с нарушением закона, судом проверено, с приведением мотивов принятого решения признано несостоятельным Судебная коллегия оснований ставить под сомнение принятое судом решение не находит.

Проверено судом и утверждение осужденных о том, что на предварительном следствии они давали показания под воздействием недозволенных методов следствия.

Находя данные утверждения необоснованными, суд в приговоре указал, что показания они давали в присутствии адвокатов, что исключает возможность какого-либо воздействия на допрашиваемых. Свои показания они подтвердили на месте происшествия, где присутствовали понятые.

Оснований не доверять показаниям осужденных, данных в период расследования дела, у суда не имелось, не усматривает их и судебная коллегия.

Не может согласиться судебная коллегия с заявлением В. в той части, что он не является субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 209 УК РФ, поскольку по своему развитию соответствует 14-15 летнего возрасту.

Как видно из материалов дела, в отношении него проведены судебно-психиатрическая и судебно-психологическая экспертизы, согласно выводам которых он никаким психическим заболеванием не страдал, не страдает таковым и в настоящее время. Давать отчет своим действиям и руководить ими мог. По своему развитию соответствует 16-17 летнему возрасту, (т. 6 л.д. 2-9, 11-12).

Приобщенная к кассационной жалобе осужденного ксерокопия судебно-психологической экспертизы не может быть принята во внимание судом кассационной инстанции, поскольку такая экспертиза в отношении него проводилась по другому уголовному делу и на год раньше, чем проводилась экспертиза, имеющаяся в материалах дела.

Находит несостоятельными судебная коллегия доводы В. в той части, что он был лишен права на ознакомление с материалами уголовного дела.

Согласно имеющегося в материалах дела графика (т. 8 л.д. 31), по окончании предварительного следствия ему была предоставлена возможность ознакомиться с материалами дела, и он этой возможностью воспользовался. Он ознакомился с делом, приобщенными к нему вещественными доказательствами и просмотрел видеокассеты. На графике ознакомления имеются его подписи. Однако от подписи протокола об ознакомлении с материалами дела отказался, о чем в соответствии с законом на протоколе исполнена соответствующая запись.

Равно несостоятельными являются доводы В. и в той части, что ему не была вручена копия обвинительного заключения.

Из материалов дела видно, что органами следствия ему вручалась копия данного процессуального акта, однако, от его получения он отказался, в связи с чем был составлен акт и рапорт должностного лица, подтверждающие данное обстоятельство (т. 9 л.д. 12-13).

Кроме того, после назначения судебного заседания судом вновь было предложено В. получить копию обвинительного заключения, однако, он отказался от его получения (т. 9 л.д. 73).

При таких обстоятельствах полагать, что следствием и судом было нарушено право В. на защиту, оснований не имеется.

Не может согласиться судебная коллегия с заявлением Р. о том, что в отношении него необходимо было провести судебно-психологическую экспертизу, так как он по своему развитию соответствует 13 летнему возрасту, в связи с чем не является субъектом преступления.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством такая экспертиза проводится в отношении несовершеннолетних лиц, тогда как Р. осужден за преступления, совершенные им в 19 летнем возрасте.

Его доводы и в той части, что судья Т. не вправе был рассматривать данное уголовное дело потому, что он ранее принимал участие в проверке законности и обоснованности продления ему сроков содержания под стражей, являются необоснованными, поскольку в соответствии с действующим законодательством данное обстоятельство не является основанием к отводу судьи от участия в деле.

Заявление Р. в той части, что следствием было нарушено его право на защиту, с постановлением о назначении экспертиз он был ознакомлен после их проведения, судебной коллегией признается несостоятельным.

Из материалов дела видно, что он действительно был ознакомлен с постановлениями о назначении судебных экспертиз после их проведения, однако данное обстоятельство не лишало его право заявить мотивированные отводы экспертам и поставить перед ними вопросы, подлежащие, по его мнению, разрешению.

Однако, ознакомившись с указанными процессуальными документами, он заявил, что каких-либо ходатайств не имеет.

Кроме того, как усматривается из материалов уголовного дела, некоторые экспертизы были назначены и проведены до установления лиц, совершивших преступления, в связи с чем следователь был лишен возможности своевременно ознакомить этих лиц с постановлением о назначении экспертиз.

Нарушений уголовно-процессуального закона при допросах свидетелей Т. Кристины и Сергея допущено не было, в связи с чем заявление Р. об обратном судебная коллегия находит несостоятельным.

В кассационной жалобе Р. правильно указано, что постановления о приобщении к делу вещественных доказательств имеют исправления, однако, эти исправления не ставят под сомнение законность данных процессуальных документов, поскольку следователь, используя образцы старых бланков, внес в них изменения в название статей УПК РФ, действующего с 1 июля 2002 года, в соответствии с которыми проводилось следственное действие.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного каждым, данным о личности каждого осужденного и смягчающих обстоятельств, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах, оснований к его смягчению, как об этом ставятся вопросы в кассационных жалобах, судебная коллегия не находит.

Требования закона при назначении наказания судом соблюдены, утверждения осужденных о нарушении ст. 69 ч. 3 УК РФ при назначении наказания по совокупности преступлений, являются необоснованными.

Гражданские иски разрешены с соблюдением закона, вывод суда о их размерах в приговоре мотивирован.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия, определила:

приговор Сахалинского областного суда от 17 мая 2004 года в отношении В., Б., К., П., Р. и Р. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 февраля 2005 г. N 64-о04-19


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение