Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 мая 2006 г. N 46-О05-67 Оснований для отмены или изменения приговора, как о том просят осужденные, нет, поскольку их виновность в совершении ряда разбойных нападений, грабежах, убийствах подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 мая 2006 г. N 46-О05-67


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего <...>,

судей: <...>, <...>

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Алиева М.А., Писареджева А.Т., Рузадорова П.М., Икрамова Р.Н., адвокатов Евсейчева Е.В., Ефремова А.К., Мирзояна С.К., Давыдовской С.А. и Виркунена А.В. на приговор Самарского областного суда от 17 августа 2005 года, которым осуждены:

Минасян Мхитар Геворги, 30 января 1979 года рождения, уроженец г. Кировокана Республики Армения, не судим, -

к лишению свободы:

по ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ на 8 лет,

по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на 10 лет,

по ст. 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на 12 лет,

по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ в редакции от 08.12.2003 г. на 10 лет,

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ на 15 лет,

по ст. 105 ч. 2 п.п. "д, ж" УК РФ на 15 лет,

а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 25 лет в исправительной колонии строгого режима с отбыванием первых 10 лет в тюрьме;

Писареджев Амиршо Тахирович, 8 августа 1976 года рождения, уроженец г. Душанбе Республики Таджикистан, судимого 16.11.04 г. по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, д" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы,

- по ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ (в редакции от 08.12.03 г.) к 4 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ к 8 годам лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 10 годам лишения свободы, а в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Рузадоров Пайшанбе Мамадраимович, 27 августа 1970 года рождения, уроженец с. Тагакаки Шугнанского района Таджикской Республики, -

судим 07.12.04 г. по ч. 2 ст. 159 УК РФ к 2 годам 9 месяцам лишения свободы,

по ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ (в редакции от 08.12.03 г.) к 5 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ к 11 годам лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 15 годам лишения свободы, а в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Икрамов Рашид Нуманович, 30 июля 1978 года рождения, уроженец г. Коканда Республики Узбекистан, не судим,

- по ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п.п. "а, в" УК РФ к 10 годам лишения свободы, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Алиев Магомед Алиевич, 10 июня 1956 года рождения, уроженец с. Кванада Цумадинского р-на Дагестанской АССР,

судим 06.04.05 г. по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы,

- по ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ (в редакции от 08.12.03 г.) к 6 годам лишения свободы, а на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осуждены Бодуров Ф.Н., Мартынец А.Г. и Ихмолшоев Хайдарали Ризвоншоевич, 8 августа 1974 г. рождения, уроженец Кулай-Хумбского р-на Республики Таджикистан, судим 26.10.04 г. по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 1 году лишения свободы, освобожден условно-досрочно,

- по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, в отношении которых приговор не обжалован.

Постановлено взыскать в пользу:

- Швеца с Минасяна в возмещение ущерба 577000 руб., с Минасяна и Икрамова компенсацию морального вреда по 300000 руб. и с них же в возмещение ущерба солидарно 350000 руб.;

- ООО "Блик-М" в возмещение ущерба с Алиева, Рузадорова, Писареджева, Мартынца и Бодурова солидарно 15000 руб.; - Хазова с Минасяна и Икрамова в возмещение ущерба солидарно 200000 руб.; - Степанян с Минасяна, Рузадорова, Ихмолшоева и Писареджева в возмещение ущерба 200500 руб. солидарно и компенсацию морального вреда с Минасяна 300000 руб.

Заслушав доклад судьи <...>, объяснение осужденных Алиева, Икрамова, Писареджева, Рузадорова, адвокатов Сачковского А.И., Карпухина С.В., Давыдовской С.А., Виркунена А.В., защитника Геворкян Л.Л. и мнение прокурора Юдина Д.В. об изменении приговора в отношении Минасяна и Алиева и оставлении жалобы без удовлетворения, судебная коллегия установила:

Алиев, Рузадоров, Писареджев признаны виновными в совершении грабежа имущества у Богатырева по предварительному сговору группой лиц с Бодуровым и Мартынцом; Минасян и Икрамов - в разбойном нападении организованной группой на Швеца О.А.; они же: Минасян, Икрамов организованной группой вместе с неустановленным лицом - в открытом завладении имуществом Хазова; он же, Минасян, и Ихмолшоев, Рузадоров, Писареджев и неустановленное лицо организованной группой - в разбойном нападении на Степаняна, а Минасян с неустановленным лицом - в убийстве Степаняна; Минасян, кроме того, - в убийстве Палояна по предварительному сговору с неустановленными лицами и - в разбойном нападении организованной группой с неустановленным лицом на Швеца О.А.

Преступления совершены в 2003-2004 гг. в г. Самаре при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный Алиев просит об отмене приговора и указывает, что преступления не совершал, что в это время находился в г. Махачкале, на похоронах, но его алиби осталось не проверенным; утверждает, что свидетели и другие осужденные его оговаривают, что в показаниях осужденных Бодурова и Мартынца имеются противоречия; считает, что суд не учел наличие на его иждивении 3-х малолетних детей и не применил положений ст. 64 УК РФ.

Осужденный Писареджев и адвокат Евсейчев Е.В. просят об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, утверждают, что выводы о виновности Писареджева не соответствуют исследованным в суде доказательствам и основаны на показаниях других осужденных, данных ими на предварительном следствии и в явках с повинной, от которых они в суде отказались; Писареджев утверждает, что в эпизоде ограбления Богатыревой не участвовал; что на месте преступления оказался случайно, так как пришел к дяде и, поняв, что совершено преступление, стал догонять преступника, но не догнал его; что в нападении на Степаняна также не участвовал, а лишь помог привезти Степаняна для обсуждения вопроса о возврате дома перед рабочими и других действий не совершал.

Адвокат Евсейчев, кроме того, указывает на невручение Писареджеву копии обвинительного заключения и на отсутствие соответствующего документа за подписью понятых, а также указывает, что приговор является чрезмерно суровым, не учитывающим наличие малолетнего ребенка, престарелых родителей, а также осложнившегося в результате автокатастрофы состояния здоровья Писареджева.

В дополнительных жалобах Писареджев и адвокаты Давыдовская С.А. и Виркунен А.В. просят об отмене приговора с прекращением дела за непричастностью Писареджева к преступлениям и приводят доводы, аналогичные указанным в основных жалобах и, кроме того, считают, что квалифицирующий признак разбойного нападения: совершение его организованной группой, как и само участие в разбое Писареджева, не доказаны.

Осужденный Рузадоров просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение и указывает, что в ограблении кассира не участвовал, явился лишь пособником этого преступления, поэтому его действия квалифицированы неправильно по этому факту, не согласен он и с осуждением за нападение на Степаняна, не приводя при этом каких-либо доводов.

Адвокат Ефремов А.К. в защиту Рузадорова просит переквалифицировать действия на ст. 33 ч. 5, 161 ч. 2 УК РФ (по ограблению Богатыревой) и на ст. 316 УК РФ (по нападению на Степаняна) и о снижении наказания.

Осужденный Икрамов в жалобе и в дополнениях к ней просит об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, полагая, что его действия в отношении Швеца следовало квалифицировать по ст. 115 УК РФ за причинение легкого вреда здоровью Швеца, имуществом которого он не завладевал, а по факту нападения на квартиру Хазова отрицает наличие организованной группы и считает, что эти действия следовало квалифицировать по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, в, г" УК РФ, также просит о смягчении наказания; кроме того Икрамов просит исследовать материалы прекращенного уголовного дела, полагает, что участие того же следователя в расследовании настоящего дела недопустимо, указывает на ненадлежащее осуществление защиты на следствии, на ненадлежащее составление протокола судебного заседания.

Адвокат Мирзоян С.К. в защиту Минасяна просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, подвергает сомнению объективность показаний потерпевшего Швеца по обоим эпизодам, совершенных на него разбойных нападений и показаний свидетеля Быкова по эпизоду нападения на Швеца 16.03.2004 г.; утверждает, что алиби Минасяна по этому эпизоду не опровергнуто; считает, что по эпизоду нападения и убийства Степаняна судом не приведено достаточных доказательств вины Минасяна кроме показаний осужденных Ихмолшоева и Рузадорова, данных ими на предварительном следствии и от которых они отказались в суде, дав иные показания; оспаривает доказанность вины Минасяна в убийстве Папояна, полагая, что выводы суда также основаны на показаниях других осужденных, данных ими на предварительном следствии и от которых они отказались.

В возражении гособвинителя Храмцова Г.В. указывается на необоснованность кассационных жалоб.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражения государственного обвинителя, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Суд всесторонне и с соблюдением требований закона исследовал представленные сторонами обвинения и защиты доказательства, дал им надлежащую оценку в их совокупности и в соответствии с ними правильно установил фактические обстоятельства.

Так, вина осужденных Алиева, Рузадорова, Писареджева в открытом завладении имуществом по предварительному сговору группой лиц у Богатыревой подтверждается показаниями потерпевшей Богатыревой о том, что в пяти метрах от входа в банк, куда она приехала для сдачи денег, стоявший мужчина (опознанный ею в ходе следствия) схватил и стал тянуть у нее из рук папку с деньгами и документами. Она пыталась помешать ему, упала, но он продолжал вырывать папку и, когда вырвал, то вытащил одну пачку денег, а когда ее водитель Кудряшов стал подходить к ним, нападавший стал убегать, подобрав еще одну пачку денег, похитив, таким образом, две пачки сторублевых купюр на сумму 20 тысяч рублей.

Свидетель Кудряшов пояснил, что, поставив машину, он пошел в сторону банка и увидел лежавшую на снегу Богатыреву и склонившегося над ней парня, который пытался вырвать у нее сумку. На его окрик: "Стой, стрелять буду!" парень стал убегать, а он побежал следом, находясь от него метрах в десяти. Забежав за банк, понял, что за ним кто-то бежит и увидел мужчину, узнав в нем стоявшего ранее около общежития и наблюдавшего как парень грабил Богатыреву, и он предположил в нем сообщника этого парня.

Как видно из протокола опознания Богатырева опознала в Бодурове грабителя.

Из исследованных судом явок с повинной Бодурова, Мартынца, их показаний на следствии в качестве подозреваемых следует, что по плану об ограблении кассира роли участников были распределены: Бодуров должен был вырвать сумку, Мартынец ждал на машине за углом, Алиев и Рузадоров должны были подать сигнал о прибытии кассира, а Писареджев - наблюдать за обстановкой, находясь возле общежития, и действовали они согласно плана.

И хотя в судебном заседании Алиев, Рузадоров, Писареджев вину не признали, а Алиев вообще отрицал свое нахождение и участие при ограблении и осведомленность о нем, а Бодуров отрицал роль и участие Писареджева в ограблении, суд обоснованно, исходя из вышеприведенных и других доказательств признал, что указанные лица по предварительному сговору, распределив роли, совершили грабеж имущества (денег) у Богатыревой, принадлежащих ООО "Блик-М" в сумме 20 тысяч рублей, и доводы жалоб о недоказанности участия Алиева и Писареджева в преступлении опровергнуты приведенными доказательствами, как и доводы о том, что Рузадоров был лишь пособником ограбления.

Действия всех осужденных квалифицированы правильно по ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ.

Вина Икрамова и Минасяна в разбойном нападении на Швеца 11 июля 2003 года установлена показаниями потерпевшего, результатами осмотра места происшествия, выводами судебно-медицинской экспертизы о причинении Швецу легкого вреда здоровью в виде раны в теменной области слева, протоколами опознания Швецом нападавших Минасяна и Икрамова, результатами обыска с обнаружением в квартире Минасяна сумки потерпевшего с доверенностью; показаниями свидетелей, а также показаниями осужденных Бодурова, Ихмолшоева, самого Икрамова, не отрицавшего в ходе предварительного следствия факт избиения им и Минасяном Швеца, но без завладения имуществом последнего.

В судебном заседании Икрамов стал утверждать, что избил Швеца по предложению и при участии Бодурова, между тем потерпевший подробно и последовательно рассказал о том, что разбойное нападение на него совершили Минасян и Икрамов, которых он опознал после второго нападения на него Миносяна. Осужденный Бодуров подтвердил нахождение Минасяна и Икрамова в районе нахождения автомашины Швеца, а Ихмошоев на предварительном следствии показал, что из разговора Икрамова и Миносяна понял, что они совершили нападение на мужчину с применением пистолета и отобрали у него деньги.

Факт избиения потерпевшего Швеца 11 июля 2003 года подтвердили и свидетели Климанов, Моисеев.

Изложенное свидетельствует, что оснований для удовлетворения жалоб по указанному эпизоду, переквалификации действий Икрамова на ст. 115 УК РФ не имеется. Он и Минасян обоснованно осуждены за разбой, совершенный организованной группой с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Полное подтверждение в суде нашла и вина Минасяна и Икрамова в открытом завладении имуществом (деньгами) Хазова.

Потерпевшие Лисина А.А. и Лисина А.И. подробно рассказали о действиях осужденных и опознали их.

Минасян и Икрамов также не отрицали своего участия в этом преступлении.

Вина Минасяна, Ихмолшоева, Рузадорова и Писареджева в завладении имуществом Степаняна организованной группой, а Минасяна - и в убийстве Степаняна организованной группой с неустановленным лицом с целью сокрытия преступления установлена исследованными в судебном заседании доказательствами, в частности: показаниями потерпевшей Степанян Л.В., свидетеля Зурова, подтвердивших наличие у потерпевшего денег в сумме 200000 рублей, результатами осмотра места происшествия с обнаружением трупа потерпевшего, выводами судебно-медицинской экспертизы о характере телесных повреждений и причине смерти Степаняна, наступившей в результате развившейся механической асфиксии, а также показаниями осужденных Рузадорова, Ихмолшоева, Писареджева, данных на предварительном следствии и исследованных судом, из которых следует, что они по предложению Минасяна и Григоряна выследили Степаняна, затащили в машину и привезли в дом N 47 по ул. Отважной, где их встретили Минасян и Григорян, ранее также находившиеся на машине Миносяна поблизости от них в ожидании Степаняна.

Далее, из показаний Рузадорова и Ихмолшоева следует, что Степанян был привезен с целью завладения его имуществом, что и было сделано: отобраны золотые изделия и деньги в сумме 100-120 тысяч рублей и мобильный телефон, после чего Степаняна все повезли в пос. Зубчаниновку на свалку, где Минасян и Григорян с помощью веревки задушили потерпевшего.

Эти показания соответствуют фактическим обстоятельствам дела и в совокупности с другими вышеприведенными доказательствами опровергают доводы жалоб об отсутствии доказательств вины Минасяна и Писареджева, об отсутствии признака организованной группы, поскольку имели место разработка плана преступления, распределение ролей, использование транспортной и мобильной связи. Об этом подтвердила и свидетель Бухонина.

Вместе с тем судебная коллегия пришла к выводу, что действия всех осужденных по данному эпизоду как разбой, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, квалифицированы неправильно, поскольку в приговоре: ни в описательной части, где изложены фактические обстоятельства указанного преступления, ни в мотивировочной части при квалификации содеянного не указано: в чем конкретно выражалась угроза применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего. Не содержится этих мотивов и в предъявленном осужденным обвинении. Сами по себе фактические обстоятельства, что Степанян был с применением физической силы доставлен в незнакомый дом, где ему запретили звонить, отобрав телефон, и последующее изъятие у Степаняна имущества и денег, свидетельствуют об открытом хищении чужого имущества с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, совершенном организованной группой, поэтому действия Минасяна, Рузадорова, Писареджева и Ихмолшоева подлежат переквалификации со ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции закона от 24 мая 1996 года).

Вина Минасяна в убийстве Папояна по предварительному сговору с неустановленными лицами и с особой жестокостью установлена, а доводы адвоката в жалобе о том, что выводы суда основаны на предположениях, опровергнуты исследованными судом доказательствами.

Из показаний осужденного Ихмолшоева, данных им в качестве свидетеля на предварительном следствии и исследованными в суде, следует, что на Папояна с ножами напали Минасян, Варден и Вадим, наносили удары в область спины и живота. Потом Ихмолшоев и Минасян пришли к машине, Минасян взял канистру с бензином и вернулся. Через 30-40 минут Минасян, Варден и Вадим вернулись к машине без ножей. На его вопрос, за что убили Георгия (Папояна), они ответили, что тот украл у них золото.

Об аналогичном Ихмолшоев пояснил при осмотре места происшествия.

Эти обстоятельства подтверждаются результатами осмотра места происшествия, выводами судебно-медицинской экспертизы о том, что смерть потерпевшего наступила от множественных (16) колото-резанных ранений с повреждением внутренних органов (сердца и др.), сопровождавшихся внутренним кровотечением и развитием массивной кровопотери. Всего на трупе обнаружено 46 ран, а также посмертное обгорание трупа.

Из показаний Рузадорова, данных им на предварительном следствии в качестве свидетеля и исследованных судом, следует, что Ихмолшоев рассказывал ему о том, что Папояна убили земляки Минасян, Григорян и Вадим за то, что он украл золото.

Свидетель Овсепян подтвердила факт пропажи золота из их квартиры после ухода Папояна, бывшего у них в гостях.

Таким образом, изложенные доказательства в совокупности свидетельствуют о виновности Минасяна и правильности квалификации его действий.

Обоснованно Минасян осужден и за разбойное нападение организованной группой на Швеца 16 марта 2004 года.

Вина его установлена, а доводы жалобы о недоказанности вины и об оговоре осужденного потерпевшим являются несостоятельными.

Потерпевший Швец пояснил, что именно Минасян, которого он узнал, ударил его кастетом в лицо, а сзади ему также были кем-то нанесены удары по голове. Потом его обыскали, при этом Минасян был перед ним. Он пытался воспрепятствовать их действиям, отчего на руках остались порезы, так как у кого-то из нападавших был нож. Они вырезали карман с находившимися в нем деньгами (30 тысяч долларов США и 7000 рублей) и скрылись на автомашине ВАЗ-2110 серебристого цвета.

Свидетель Быков подтвердил факт нападения Минасяна и другого лица на Швеца, после чего нападавшие уехали на машине ВАЗ-2110 серебристого цвета.

Эти и другие доказательства: протокол осмотра места происшествия, заключение экспертизы о наличии у потерпевшего телесных повреждений, вещественное доказательство: жилетка с вырезанным карманом, показания свидетеля Балакиревой о том, что 16 марта Минасян Рита на приеме у нее не была, и другие доказательства опровергают доводы адвоката о недоказанности вины Минасяна в этом преступлении.

Изложенное свидетельствует об отсутствии оснований к удовлетворению жалоб об отсутствии у осужденных признака организованной группы, о недоказанности вины осужденных, действия которых с учетом переквалификации их в отношении нападения на Степаняна квалифицированы правильно.

Наказание каждому из осужденных назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, однако в связи с их переквалификацией на ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ по факту нападения на Степаняна назначение по ней в отношении Минасяна, Писареджева, Рузадорова, а также Ихмолшоева, не обжаловавшего приговор, но который пересматривается согласно ст. 360 ч. 2 УПК РФ, подлежит смягчению.

Нарушений уголовно-процессуального закона по делу не допущено, в том числе в отношении Икрамова. Расследование дела тем же следователем не противоречит требованиям закона, нарушений права на защиту Икрамова органами следствия не допущено, и адвокат ему предоставлялся во всех необходимых случаях. Замечания Икрамова на протокол судебного заседания судом оставлены без удовлетворения.

Отказ Писареджева от получения копии обвинительного заключения подтверждается рапортом начальника учреждения ИЗ-63/1 заместителю прокурора Самарской области, а также показаниями свидетеля Петрова М.Г., сотрудника указанного учреждения, не свидетельствует о нарушении требований закона и прав осужденного.

Приговор подлежит изменению в отношении Алиева в связи с необоснованным назначением для отбывания исправительно-трудовой колонии строгого режима, поскольку согласно требований ст. 58 ч. 1 п. "б" УК РФ ему надлежит отбывать наказание в исправительной колонии общего режима. Преступление, за которое Алиев был судим по приговору от 6 апреля 2005 года, как и настоящее преступление, которые входят в совокупность преступлений, относятся к категории тяжких преступлений, и судимости Алиева погашены, ему следует определить для отбывания исправительную колонию общего, а не строгого режима.

Гражданские иски потерпевших рассмотрены в соответствии с заявленными требованиями с соблюдением норм права.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Самарского областного суда от 17 августа 2005 года в отношении Минасяна Мхитара Геворги, Ихмолшоева Хайдарали Ризвоншоевича, Писареджева Амиршо Тахировича и Рузадорова Пайшанбе Мамадраимовича изменить; их действия по эпизоду от 15 октября 2003 года переквалифицировать со ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ и назначить по ней наказание в виде лишения свободы:

Рузадорову - 10 лет, Писареджеву и Ихмолшоеву - 7 лет каждому, Минасяну с учетом наказания, назначенного по этой же статье по эпизоду от 9 октября 2003 года, - 9 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 161 ч. 3 п. "а" и 161 ч. 2 п. "а" УК РФ, назначить Рузадорову 14 лет лишения свободы, Писареджеву 9 лет лишения свободы, а Минасяну по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 161 ч. 3 п. "а", 162 ч. 3 п.п. "а, б", 105 ч. 2 п.п. "ж, к", 105 ч. 2 п.п. "д, ж" УК РФ (в редакции от 24 мая 1996 года) и ст. 162 ч. 4 "а" УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года), назначить к отбыванию 24 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с отбыванием первых 10 лет в тюрьме.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ назначить для отбывания Рузадорову П.М. 15 лет лишения свободы, Писареджеву А.Т. 11 лет лишения свободы, обоим в исправительной колонии строгого режима.

Этот же приговор в отношении Алиева Магомеда Алиевича изменить, назначить ему для отбывания наказания исправительную колонию общего режима.

В остальном приговор о них и этот же приговор в отношении Икрамова Рашида Нумановича оставить без изменения, а кассационные жалобы Алиева М.А., Писареджева А.Т., Рузадорова П.М., Икрамова Р.Н. и адвокатов Евсейчева Е.В., Ефремова А.К., Давыдовской С.А., Виркунена А.В., Мирзояна С.К. оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 мая 2006 г. N 46-О05-67


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.