Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 25 августа 2010 г. по делу N А29-12544/2009 Суд пришел к выводу, что спорные агрегаты способны выполнять свои функции только в составе комплекса (вертолета), учитываемого как отдельный инвентарный амортизируемый объект, самостоятельных производственных функций они не выполняют, следовательно, не являются основными средствами, и отменил решение Инспекции о доначислении налога на имущество

Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа
от 25 августа 2010 г. по делу N А29-12544/2009

 

Резолютивная часть постановления объявлена 18.08.2010.

 

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:

председательствующего Башевой Н.Ю.,

судей Масловой О.П., Тютина Д.В.

при участии представителей от заявителя: Буровой И.М. (доверенность от 22.12.2009 N 194/9), Мазур Е.В. (доверенность от 23.12.2009 N 204/9), Львовой Е.В. (доверенность от 06.08.2010 N 93/10),

от заинтересованных лиц: Истоминой М.В. (доверенности от 07.07.2008 N 05-27/16 и от 30.10.2009 N 05-16/32)

рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми и Федерального государственного унитарного предприятия "Комиавиатранс" на решение Арбитражного суда Республики Коми от 15.02.2010, принятое судьей Гайдак И.Н., и на постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 05.05.2010, принятое судьями Черных Л.И., Немчаниновой М.В., Перминовой Г.Г., по делу N А29-12544/2009 по заявлению Федерального государственного унитарного предприятия "Комиавиатранс" о признании частично недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми от 23.09.2009 N 14-09/1 (в редакции решения Управления Управления Федеральной налоговой службы по Республике Коми от 13.11.2009 N 567-А) и установил:

федеральное государственное унитарное предприятие "Комиавиатранс" (далее - ФГУП "Комиавиатранс", Предприятие) обратилось в Арбитражный суд Республики Коми с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми (далее - Инспекция, налоговый орган) от 23.09.2009 N 14-09/1 (в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Республике Коми (далее - Управление) от 13.11.2009 N 567-А) в части доначисления 12 511 699 рублей налога на прибыль, 1 759 380 рублей налога на добавленную стоимость, 653 229 рублей налога на имущество; начисления пеней по налогу на прибыль в сумме 2 423 074 рублей 60 копеек, по налогу на добавленную стоимость в сумме 214 892 рублей 54 копеек, по налогу на имущество в сумме 149 746 рублей 33 копеек; привлечения к налоговой ответственности за неполную уплату налога на прибыль в виде штрафа в сумме 1 163 863 рублей 23 копеек, налога на добавленную стоимость в виде штрафа в сумме 18 655 рублей 24 копеек, налога на имущество в виде штрафа в сумме 65 292 рублей 41 копейки.

Решением суда от 15.02.2010 заявленные требования удовлетворены частично. Решение налогового органа признано недействительным в части привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) за неполную уплату: налога на прибыль в сумме 1 159 487 рублей (подпункты 21 и 32 пункта 1 решения); налога на добавленную стоимость в сумме 18 655 рублей 24 копеек (подпункт 33 пункта 1); налога на имущество в сумме 65 292 рублей 41 копейки (подпункт 45 пункта 1); начисления пеней: по налогу на прибыль в сумме 2 413 964 рублей 62 копеек (подпункта 1 пункта 2 решения); по налогу на добавленную стоимость в сумме 214 892 рублей 54 копеек (подпункт 2 пункта 2); по налогу на имущество в сумме 149 746 рублей 33 копеек (подпункт 8 пункта 2); налога на прибыль в сумме 10 721 536 рублей, налога на добавленную стоимость в сумме 416 758 рублей, налога на имущество в сумме 653 229 рублей (пункт 3.1). В удовлетворении остальной части заявленных требований Предприятию отказано.

Постановлением апелляционного суда от 05.05.2010 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Инспекция и Общество не согласились с принятыми судебными актами и обратились в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационными жалобами.

Представители Общества и Инспекции в судебном заседании поддержали доводы, изложенные в кассационных жалобах и отзывах на них.

Управление в отзыве и его представитель в судебном заседании поддержали позицию Инспекции; указали на законность решения и постановления в части, оспариваемой Обществом.

В соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании объявлялся перерыв до 18.08.2010.

Законность принятых Арбитражным судом Республики Коми решения и Вторым арбитражным апелляционным судом постановления проверена Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, Инспекция провела выездную налоговую проверку по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты ФГУП "Комиавиатранс" налогов (за период с 01.01.2006 по 31.12.2007), по результатам которой составлен акт от 17.08.2009 N 14-09/1 и принято решение от 23.09.2009 N 14-09/1 о привлечении Предприятия к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122, пунктом 1 статьи 126 Кодекса, в виде уплаты штрафов в сумме 1 316 192 рублей 86 копеек. Этим же решением ему доначислены 16 008 776 рублей налогов и 4 777 781 рубль 80 копеек пеней за их несвоевременную уплату.

Решением Управления от 13.11.2009 N 567-А решение Инспекции изменено в части размера сумм неуплаченных налогов на добавленную стоимость и единого социального налога, соответствующих им сумм налоговых санкций и пеней за несвоевременную уплату налогов.

Общество не согласилось с решением Инспекции (в редакции решения Управления) и обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Рассмотрев кассационные жалобы, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел оснований для их удовлетворения.

1. В ходе проверки Инспекция установила завышение Предприятием расходов за 2006 - 2007 годы на сумму 43 805 869 рублей (за 2006 год - 17 393 358 рублей, за 2007 год - 26 412 511 рублей) и соответственно неуплату налога на прибыль за 2006 - 2007 годы в общей сумме 10 513 409 рублей (за 2006 год - 4 174 406 рублей, за 2007 год - 6 339 003 рубля) в результате единовременного отнесения на расходы (а не путем начисления амортизации) стоимости имущества (покупных узлов и агрегатов к вертолетам стоимостью свыше 10 000 рублей по каждому объекту и со сроком службы свыше 12 месяцев); стоимость указанного имущества как объектов основных средств Предприятие не включило в налоговую базу по налогу на имущество за 2006 год в сумме 5 585 848 рублей, за 2007 год в сумме 23 721 692 рублей, что привело к занижению налога на имущество за 2006 год в сумме 122 889 рублей и за 2007 год в сумме 521 877 рублей.

Руководствуясь статьями 247, пунктами 1, 2 статьи 252, подпунктом 2 пункта 1 статьи 253, пунктом 1 статьи 256, пунктами 1 и 2 статьи 257, пунктом 1 статьи 260, пунктом 1 статьи 374, пунктом 1 статьи 375 Кодекса, приказами Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н "Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01, от 13.10.2003 N 91н "Об утверждении Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств", от 31.10.2000 N 94н "Об утверждении Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организации и Инструкции по его применению", Арбитражный суд Республики Коми удовлетворил заявленные требования в указанной части. Суд пришел к выводу, что спорные агрегаты способны выполнять свои функции только в составе комплекса (вертолета), учитываемого как отдельный инвентарный амортизируемый объект, самостоятельных производственных функций они не выполняют, следовательно, не являются основными средствами. Кроме того, спорные агрегаты не увеличивали первоначальную стоимость основных средств.

Апелляционный суд согласился с выводом суда первой инстанции.

Инспекция считает, что суды неправильно применили пункты 1 статей 256, 257 Налогового кодекса Российской Федерации. По мнению налогового органа, спорное имущество (агрегаты и узлы к вертолетам) соответствуют понятию основного средства, изложенному в пункте 1 статьи 257 Кодекса; соответствует критериям амортизируемого имущества, установленным в пункте 1 статьи 256 Кодекса (имеет срок службы более 12 месяцев и первоначальную стоимость более 10 000 рублей). Сроки полезного использования узлов и агрегатов и вертолетов различаются, следовательно, они должны учитываться как отдельные инвентарные объекты и подлежат включению в налогооблагаемую базу по налогу на имущество.

В соответствии со статьей 253 Кодекса расходы, связанные с производством и (или) реализацией, подразделяются на материальные расходы, расходы на оплату труда, суммы начисленной амортизации, прочие расходы.

Расходы на ремонт основных средств, произведенные налогоплательщиком, рассматриваются как прочие расходы и признаются для целей налогообложения в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они были осуществлены, в размере фактических затрат (пункт 1 статьи 260 Кодекса).

В силу пункта 1 статьи 256 Кодекса (в редакции, действующей в проверяемый период) амортизируемым имуществом в целях настоящей главы признаются имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено настоящей главой), используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации. Амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 10 000 рублей.

Согласно пункту 3 статьи 272 Кодекса амортизация признается в качестве расхода ежемесячно исходя из суммы начисленной амортизации, рассчитываемой в соответствии с порядком, установленным статьями 259 и 322 Кодекса.

В пунктах 1 и 2 статьи 257 Кодекса определено, что под основными средствами в целях главы 25 настоящего Кодекса понимается часть имущества, используемого в качестве средств труда для производства и реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг) или для управления организацией. Первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям.

Объектом обложения налогом на имущество для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (включая имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета (пункт 1 статьи 374 Кодекса).

Порядок учета основных средств регулируется приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н "Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01 (далее - ПБУ 6/01), согласно пункту 4 которого актив принимается организацией к учету в качестве основных средств, если одновременно выполняются следующие условия: объект предназначен для использования в производстве продукции, при выполнении работ или оказании услуг, для управленческих нужд организации либо для предоставления организацией за плату во временное владение и пользование или во временное пользование; объект предназначен для использования в течение длительного времени, то есть срока, продолжительностью свыше 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев; организация не предполагает последующую перепродажу данного объекта; объект способен приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем.

В соответствии с пунктом 5 ПБУ 6/01 к основным средствам относятся: здания, сооружения, рабочие и силовые машины и оборудование, измерительные и регулирующие приборы и устройства, вычислительная техника, транспортные средства, инструмент, производственный и хозяйственный инвентарь и принадлежности, рабочий, продуктивный и племенной скот, многолетние насаждения, внутрихозяйственные дороги и прочие соответствующие объекты.

На основании пункта 6 ПБУ 6/01 единицей бухгалтерского учета основных средств является инвентарный объект. Инвентарным объектом основных средств признается объект со всеми приспособлениями и принадлежностями или отдельный конструктивно обособленный предмет, предназначенный для выполнения определенных самостоятельных функций, или же обособленный комплекс конструктивно сочлененных предметов, представляющих собой единое целое и предназначенный для выполнения определенной работы. Комплекс конструктивно сочлененных предметов - это один или несколько предметов одного или разного назначения, имеющие общие приспособления и принадлежности, общее управление, смонтированные на одном фундаменте, в результате чего каждый входящий в комплекс предмет может выполнять свои функции только в составе комплекса, а не самостоятельно. В случае наличия у одного объекта нескольких частей, сроки полезного использования которых существенно отличаются, каждая такая часть учитывается как самостоятельный инвентарный объект.

Материалы дела свидетельствуют и суды установили, что в 2006 и 2007 годах ФГУП "Комиавиатранс" приобретало агрегаты (двигатель, редукторы, втулки, винты, лопасти и другие) к летательным аппаратам и учитывало их на счете 10 "Материалы". Стоимость этого имущества Предприятие списывало на расходы единовременно, в момент отпуска в производство на основании актов на списание материальных ценностей и актов расхода материалов. Факт осуществления Предприятием расходов по приобретению агрегатов, их обоснованность и документальное подтверждение, Инспекция не оспаривает.

Суды также установили, что агрегаты по своим характеристикам и назначению не отвечали требованиям, по которым могли быть отнесены к объектам основных средств (не способны самостоятельно выполнять производственные функции, не предназначались для использования в качестве средств труда для производства и реализации продукции, а служили запасными частями для ремонта собственных летательных аппаратов); замена на летательных аппаратах спорного имущества не являлась достройкой, дооборудованием, реконструкцией, модернизацией, техническим перевооружением, то есть не увеличивала первоначальную стоимость основных средств.

Суды обоснованно отклонили ссылку налогового органа на различный срок использования спорных агрегатов и вертолета, поскольку данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для учета спорных агрегатов в качестве самостоятельных объектов основных средств.

С учетом изложенного суды пришли к правильным выводам, что Предприятие правомерно единовременно отнесло затраты на приобретение спорных агрегатов (запасных частей) для производства ремонта летательных аппаратов в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль; спорное имущество не является объектом основных средств, следовательно, не является объектом обложения по налогу на имущество. В связи с этим суды правомерно удовлетворили заявленные Предприятием требования о признании недействительным решения налогового органа в указанной части.

2. В ходе проверки Инспекция установила завышение Предприятием внереализационных расходов при исчислении налога на прибыль за 2006 год и, соответственно, неполную уплату налога на прибыль за 2006 год в сумме 134 236 рублей вследствие необоснованного включения в состав резерва по сомнительным долгам по состоянию на 31.12.2006 дебиторской задолженности в сумме 559 316 рублей 84 копеек.

Руководствуясь статьей 247, пунктами 1, 2 статьи 252, подпунктом 7 пункта 1, подпунктом 2 пункта 2 статьи 265, пунктами 1,2, 4 статьи 266 Кодекса, пунктом 77 Положения по ведению бухгалтерского учета и отчетности, утвержденного Министерством финансов Российской Федерации от 29.07.1998 N 34н, суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования. Суд исходил из того, что Предприятием соблюдены условия для списания дебиторской задолженности, так как им представлены документы, подтверждающие ее сумму и порядок списания.

Апелляционный суд согласился с выводом суда первой инстанции.

Инспекция в кассационной жалобе указывает, что выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Налогоплательщик не представил доказательств правомерности включения в состав резерва по сомнительным долгам дебиторской задолженности в сумме 133 452 рублей 04 копеек по некоторым контрагентам (ОАО "Комиэнергодорстрой", ООО "Эконика Ойл", ООО "Доминаната", ООО "Усинск-Информ", МУП "ЖКХ", ЧП "Олар", ООО "Север Нефтегазстрой", Бюро судебной медицинской экспертизы Минздрава Республики Коми).

На основании статьи 247 Кодекса объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 252 Кодекса расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

В соответствии с подпунктом 7 пункта 1 статьи 265 Кодекса в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией, в частности, расходы налогоплательщика, применяющего метод начисления, на формирование резервов по сомнительным долгам (в порядке, установленном статьей 266 Кодекса).

В силу пунктов 1 и 3 статьи 266 Кодекса сомнительным долгом признается любая задолженность перед налогоплательщиком, возникшая в связи с реализацией товаров, выполнением работ, оказанием услуг, в случае, если эта задолженность не погашена в сроки, установленные договором, и не обеспечена залогом, поручительством, банковской гарантией. Налогоплательщик вправе создавать резервы по сомнительным долгам в порядке, предусмотренном настоящей статьей. Суммы отчислений в эти резервы включаются в состав внереализационных расходов на последнее число отчетного (налогового) периода.

В пункте 4 статьи 266 Кодекса установлено, что сумма резерва по сомнительным долгам определяется по результатам проведенной на последнее число отчетного (налогового) периода инвентаризации дебиторской задолженности. По сомнительной задолженности со сроком возникновения свыше 90 календарных дней в сумму создаваемого резерва включается полная сумма выявленной на основании инвентаризации задолженности; по сомнительной задолженности со сроком возникновения от 45 до 90 календарных дней (включительно) в сумме резерва включается 50 процентов от суммы выявленной на основании инвентаризации задолженности. При этом сумма создаваемого резерва по сомнительным долгам не может превышать 10 процентов от выручки отчетного (налогового) периода, определяемой в соответствии со статьей 249 Кодекса.

Материалы дела свидетельствуют и суды установили, что приказом от 01.02.2006 N 36А утверждена учетная политика Предприятия для целей налогового учета на 2006 год, в соответствии с которой доходы и расходы Предприятия при исчислении налога на прибыль определяются методом начисления; Предприятие может создавать резерв по сомнительным долгам в соответствии со статьей 266 Кодекса.

По результатам проведенной Предприятием инвентаризации на 31.12.2005 и на 31.12.2006 (приказ от 28.12.2006 N 607/1) сформирован резерв по сомнительным долгам за 2006 год, в том числе, в сумме 133 452 рублей 04 копеек, включающий дебиторскую задолженность ОАО "Комиэнергодорстрой" (70 935 рублей 94 копейки), ООО "Эконика Ойл" (1017 рублей 50 копеек), ООО "Доминанта" (8910 рублей 01 копейка), ООО "Усинск-Информ" (3162 рубля 40 копеек), МУП "ЖКХ" (1460 рублей 40 копеек), ЧП "Олар А.В." (43 306 рублей 40 копеек), ООО "СеверНефтегазстрой" (3479 рублей 39 копеек), Бюро судебной медицинской экспертизы Минздрава Республики Коми (1180 рублей), со сроком возникновения свыше 90 дней. Данная сумма дебиторской задолженности перед Предприятием возникла в связи с реализацией им товаров (работ, услуг) и не погашены контрагентами Предприятия.

Исследовав и оценив представленные в дело доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу, что спорные суммы дебиторской задолженности являются сомнительными долгами, подтверждены документально и обоснованно включены в резерв по сомнительным долгам при исчислении налога на прибыль за 2006 год.

Доказательств недостоверного отражения ФГУП "Комиавиатранс" сведений о суммах дебиторской задолженности, получения Предприятием необоснованной налоговой выгоды в виде уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль за 2006 год на спорную сумму Инспекция не представила.

При таких обстоятельствах суды правомерно удовлетворили заявленные Предприятием требования о признании недействительным решения налогового органа в оспариваемой части.

Доводы, приведенные Инспекцией в кассационной жалобе, не опровергают выводы суда и направлены на переоценку доказательств и установленных судами фактических обстоятельств дела, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

3. В ходе проверки Инспекция установила неуплату Предприятием налога на прибыль в общей сумме 1 790 164 рубля (в том числе за 2006 год - 797 219 рублей, за 2007 год - 992 945 рублей) вследствие невключения во внереализационные доходы выручки от сдачи в аренду федерального имущества, закрепленного за Предприятием на праве хозяйственного ведения, в общей сумме 7 459 016 рублей (в том числе за 2006 год - 3 321 746 рублей, за 2007 год - 4 137 270 рублей); занижение налоговой базы по налогу на добавленную стоимость по операциям от сдачи в аренду недвижимого имущества, что привело к неуплате налога на добавленную стоимость в общей сумме 1 342 623 рубля (в том числе за 2006 год - 597 914 рублей, за 2007 год - 744 709 рублей).

По указанному нарушению налоговым органом доначислен Предприятию и предложен к уплате налог на прибыль в общей сумме 1 790 164 рубля (в том числе за 2006 год - 797 219 рублей, за 2007 год - 992 945 рублей), налог на добавленную стоимость в общей сумме 1 342 623 рубля (в том числе за 2006 год - 597 914 рублей, за 2007 год - 744 709 рублей), соответствующие налогам суммы пеней и штрафов по пункту 1 статьи 122 Кодекса.

Руководствуясь статьей 39, частью 1 статьи 45, статьями 146, 149, 247, пунктом 1 статьи 248, пунктом 4 части 2 статьи 250, пунктом 1 статьи 321.1 Кодекса, статьями 294-296 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 1 статьи 17, абзацем 2 пункта 3 статьи 41, абзацем 2 статьи 42 Бюджетного кодекса Российской Федерации, статьей 17 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях", определением Конституционного Суда Российской Федерации от 22.01.2004 N 41-О, постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 22.06.2009 N 10-П, правовой позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 22.09.2009 N 5080/09, Арбитражный суд Республики Коми частично удовлетворил заявленные требования и признал недействительным решения налогового органа в части взыскания пеней и привлечения к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Кодекса. Суд пришел к выводу, что доходы от сдачи имущества в аренду облагаются налогом на прибыль и налогом на добавленную стоимость; отсутствие законно установленного порядка исполнения обязанности по уплате налогов препятствовало самостоятельной уплате налогоплательщиком налогов в бюджет, поэтому, оснований для взыскания пеней за просрочку уплаты и привлечения к ответственности за неуплату налогов не имеется.

Апелляционный суд согласился с выводом суда первой инстанции.

В кассационной жалобе Предприятие указывает, что суды неправильно применили статьи 23, 25, 38, 41, 146, 153, 161, 168, 247, 248 Кодекса, статью 295 Гражданского кодекса Российской Федерации, статью 17 Федерального закона от 13.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и унитарных предприятиях", неполно выяснили обстоятельства, имеющие значение для дела. Перечисляемые арендаторами денежные средства в счет исполнения обязательств по договорам аренды не являются объектом налогообложения налогом на прибыль, так как в полном объеме поступали непосредственно в федеральный бюджет; Предприятие не участвовало в получении арендной платы; экономической выгоды и дохода от совершения операций по сдаче федерального имущества в аренду не получало. Также, по мнению Предприятия, отсутствует и налоговая база по налогу на добавленную стоимость, так как сумму налога на добавленную стоимость арендатор самостоятельно перечислял в бюджет отдельным платежным поручением; у арендодателя отсутствовало правовое основание для получения сумм арендной платы и соответствующего налога на добавленную стоимость на свой расчетный счет; Предприятие арендную плату не получало, что исключает возможность признания его плательщиком налога на добавленную стоимость с данных операций и возникновения у него обязанности по перечислению в бюджет сумм налога на добавленную стоимость.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату и номер следует читать: "от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "

Инспекция также не согласилась с судебными актами по данному эпизоду в части признания недействительным ее решения о доначислении пеней за просрочку уплаты налога на прибыль и налога на добавленную стоимость, привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 Кодекса. По мнению Инспекции, суды неправильно применили часть 1 статьи 122 Кодекса, необоснованно сослались на постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.09.2009 N 5080/09, поскольку содержащиеся в нем выводы сделаны исключительно в отношении учреждений, которые обладают специальной (целевой) правоспособностью, отличной от правоспособности государственных (муниципальных) предприятий. Налоговый орган полагает, что у Предприятия отсутствовали препятствия для самостоятельной уплаты налогов в бюджет, в связи с чем Инспекция правомерно применила стати# 75, 122 Кодекса.

Согласно статье 247 Кодекса объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

В пункте 1 статьи 248 Кодекса установлено, что к доходам в целях главы 25 Кодекса относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав и внереализационные доходы.

В силу пункта 4 статьи 250 Кодекса внереализационными доходами налогоплательщика признаются, в частности, доходы от сдачи имущества (включая земельные участки) в аренду (субаренду), если такие доходы не определяются налогоплательщиком в порядке, установленном статьей 249 Кодекса.

В статье 251 Кодекса установлен исчерпывающий перечень доходов, не учитываемых при определении налоговой базы по налогу на прибыль; к ним не относятся доходы от сдачи в аренду имущества, находящегося в федеральной собственности.

В соответствии со статьей 146 Кодекса объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.

В пункте 2 статьи 146 Кодекса и статье 149 Кодекса определены операции, не признаваемые объектом налогообложения и не подлежащие налогообложению налогом на добавленную стоимость. Реализация предприятием услуг по передаче в аренду имущества, находящегося в федеральной собственности, к таким операциям не относится.

Согласно уставу имущество ФГУП "Комиавиатранс" находится в федеральной собственности, принадлежит Предприятию на праве хозяйственного ведения и отражается на его самостоятельном балансе; для выполнения уставных целей Предприятие имеет право передавать в залог, сдавать в аренду или вносить имущество в виде вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ, а также некоммерческих организаций в порядке и пределах, установленных законодательством Российской Федерации и уставом.

Материалы дела свидетельствуют и суды установили, что в 2006 и 2007 годах на основании договоров аренды Предприятие (арендодатель) с согласия собственника имущества (в лице представителя - Территориального управления Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Республике Коми) сдавало в аренду находящееся в хозяйственном ведении недвижимое имущество (нежилые помещения) юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям (арендаторам).

В соответствии с условиями договоров арендная плата, налога на добавленную стоимость самостоятельно перечислялась арендаторами в федеральный бюджет.

Налог на прибыль с дохода от сдачи имущества в аренду и налог на добавленную стоимость по операциям реализации услуг по передаче имущества в аренду Предприятие не исчислило.

В соответствии со статьями 209, 294, 295 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 17 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" собственник имущества государственного или муниципального предприятия, передавая имущество в хозяйственное ведение, передает право владения, пользования и распоряжения таким имуществом, самостоятельно им не распоряжается, а имеет право на получение части прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении предприятия.

Согласно части 2 статьи 299 Гражданского кодекса Российской Федерации плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении, поступают в хозяйственное ведение предприятия в порядке, установленном настоящим Кодексом, другими законами и иными правовыми актами.

Как установили суды, Предприятие распорядилось недвижимым имуществом, находящимся у него в хозяйственном ведении, с согласия собственника путем передачи его в аренду, выступая по договору в роли арендодателя. Предприятие согласилось с порядком расчетов, предусмотренным договором (перечисление арендатором непосредственно в бюджет арендной платы и налога на добавленную стоимость).

Непосредственное перечисление арендаторами в бюджет арендной платы не освобождает Предприятие от обязанности учитывать данные суммы арендной платы в соответствии со статьей 250 Кодекса в составе внереализационных доходов при исчислении налога на прибыль (пункт 5 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005 N 98 "Обзор практики разрешения арбитражными судами дела, связанных с применением отдельных положений главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации").

С учетом изложенного, при сдаче в аренду федерального имущества, находящегося на праве хозяйственного ведения, Предприятие обязано было учитывать доходы в виде арендной платы при формировании налоговой базы для исчисления налога на прибыль в составе внереализационных доходов.

Суды правомерно отклонили ссылку Предприятия на пункт 4 постановления Правительства Российской Федерации от 30.06.1998 N 685 "О мерах по обеспечению поступления в федеральный бюджет доходов от использования федерального имущества". Установленный в данном постановлении порядок внесения арендных платежей за пользование арендуемым имуществом не изменяет порядка признания доходов Предприятия в целях применения главы 25 Кодекса.

С учетом изложенного суды пришли к правильному выводу о том, что при формировании налоговой базы для исчисления налога на прибыль Предприятие обязано было учитывать в составе внереализационных расходов доходы в виде арендной платы.

Кроме этого, в соответствии со статьей 146 Кодекса Предприятие (арендодатель) обязано исчислять и уплачивать налог на добавленную стоимость с операций по оказанию услуг по передаче в аренду имущества, находящегося в хозяйственном ведении.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 02.10.2003 N 384-О, при реализации на территории Российской Федерации услуг по предоставлению в аренду федерального имущества, имущества субъектов Российской Федерации и муниципального имущества организациями, которым такое имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения (статья 294 Гражданского кодекса Российской Федерации) или оперативного управления (статья 296 Кодекса), исчисление и уплату в бюджет налога на добавленную стоимость осуществляют указанные организации.

Ссылка Предприятия на необходимость применения в данном случае пункта 3 статьи 161 Кодекса, несостоятельна.

В соответствии с данной нормой при предоставлении на территории Российской Федерации органами государственной власти и управления и органами местного самоуправления в аренду федерального имущества, имущества субъектов Российской Федерации и муниципального имущества налоговая база определяется как сумма арендной платы с учетом налога. При этом налоговая база определяется налоговым агентом отдельно по каждому арендованному объекту имущества, в этом случае налоговыми агентами признаются арендаторы указанного имущества. Указанные лица обязаны исчислить, удержать из доходов, уплачиваемых арендодателю, и уплатить в бюджет соответствующую сумма налога.

В рассматриваемом случае недвижимое имущество по договорам аренды передавалось в аренду непосредственно Предприятием, которое являлось арендатором и которому имущество передано на праве хозяйственного ведения.

При таких обстоятельствах суды правомерно отказали Предприятию в удовлетворении заявленного требования в этой части.

Из статей 41 и 42 Бюджетного кодекса Российской Федерации (в редакции, действующей в рассматриваемый период) следует, что доходы от использования имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности, после уплаты налогов и сборов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, за исключением доходов от использования имущества, находящегося в оперативном управлении автономных учреждений, относятся к неналоговым доходам бюджетов.

В доходах бюджетов учитываются, в частности, средства, получаемые в виде арендной либо иной платы за сдачу во временное владение и пользование или во временное пользование имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности, за исключением средств, получаемых в виде арендной либо иной платы за сдачу во временное владение и пользование или во временное пользование имущества, находящегося в оперативном управлении автономных учреждений.

В соответствии с абзацем вторым пункта 3 статьи 41 Бюджетного кодекса Российской Федерации к неналоговым доходам бюджетов относятся, в частности, доходы от использования имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности, после уплаты налогов сборов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, за исключением имущества автономных учреждений, а также имущества государственных и муниципальных унитарных предприятий, в том числе казенных.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 22.06.2009 N 10-П положения абзаца второго пункта 3 статьи 41 Бюджетного кодекса Российской Федерации признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они в системе действующего правового регулирования не отвечают требованиям определенности законно установленного порядка исполнения государственными образовательными учреждениями высшего профессионального образования обязанности по уплате налога на прибыль организаций с доходов от сдачи в аренду переданного им в оперативное управление федерального имущества.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства (с учетом правовой позиции, изложенной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 22.06.2009 N 10-П), суды пришли к выводу, что отсутствие законно установленного порядка исполнения государственными унитарными предприятиями обязанности по уплате налогов с доходов от сдачи в аренду имущества, находящегося в хозяйственном ведении, препятствовало Предприятию самостоятельно уплатить налог на прибыль и налог на добавленную стоимость в бюджет.

Доводам Инспекции, приведенным в кассационной жалобе, суды дали надлежащую правовую оценку.

При таких обстоятельствах суды обоснованно признали неправомерным решение налогового органа о взыскании с Предприятия пеней за просрочку уплаты налога на прибыль и налога на добавленную стоимость и привлечении Предприятия к ответственности по пункту 1 статьи 122 Кодекса за неуплату налога на прибыль и налога на добавленную стоимость в рассматриваемой части.

4. В ходе проверки Инспекция установила неуплату ФГУП "Комиавиатранс" налога на добавленную стоимость за июль 2006 года в сумме 151 691 рубля 04 копеек, за сентябрь 2006 года в сумме 151 394 рублей 23 копеек, за октябрь 2006 года в сумме 35 159 рублей 44 копеек, за ноябрь 2006 года в сумме 32 388 рублей 69 копеек, за январь 2007 года в сумме 46 124 рублей 73 копеек в связи с неправомерным применением налоговых вычетов по взаимоотношениям с ООО "НатАвиа" (представленные налогоплательщиком документы содержат недостоверные сведения).

Руководствуясь статьей 143, пунктами 1, 5, 6 статьи 169, пунктами 1, 2 статьи 171, статьей 172 Кодекса, пунктом 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", пунктами 1 и 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", определениями Конституционного Суда Российской Федерации от 08.04.2004 N 169-О и от 04.11.2004 N 324-О, Арбитражный суд Республики Коми удовлетворил заявленные требования. Суд пришел к выводу, что Предприятие правомерно применило налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость, поскольку представленные им документы оформлены надлежащим образом, подтверждают реальность хозяйственных операций с данным контрагентом.

По мнению налогового органа, выводы судов не соответствуют обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам; представленные Предприятием документы содержат неполную, противоречивую и недостоверную информацию, что свидетельствует о непроявлении налогоплательщиком должной степени осмотрительности и непринятии мер по проверке добросовестности контрагента.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171, пунктом 1 статьи 172 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

Налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг). Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 169 Кодекса счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг) сумм налога к вычету в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Таким образом, при соблюдении указанных требований Кодекса налогоплательщик вправе претендовать на получение налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость.

Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности, налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговых декларациях и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостаточны и (или) противоречивы.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Кодекса, возлагается на продавца.

Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в счетах-фактурах, иных документах не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

Материалы дела свидетельствуют и суды установили, что ФГУП "Комиавиатранс" (принципал) и ООО "НатАвиа" (агент) заключили агентский договор от 01.01.2006 N 2, дополнительное соглашение к нему от 10.01.2006 N 1, по условиям которых агент обязуется за вознаграждение совершать по поручению принципала за его счет или за счет собственных средств юридические и иные действия от своего имени (сделки по приобретению, хранению, транспортировке топлива и заправке воздушных судов принципала).

Для выполнения работ, требующих разрешений и лицензий компетентных органов, агент привлекает сторонние организации на выполнение данных действий. Оплата расходов агента (стоимость нефтепродуктов, необходимых для заправки воздушных судов, стоимость услуг сторонних организаций, привлекаемых агентом, для осуществления работ, связанных с выполнением вышеуказанных действий) осуществляется за счет принципала. Вознаграждение агенту определяется ежеквартально и составляет 2000 рублей за 1 тонну полученного принципалом топлива. Агент обязан представить принципалу отчет о выполненной работе в виде актов сверки о количестве переданного принципалу топлива.

В подтверждение хозяйственных отношений с ООО "НатАвиа" Предприятие представило документы (отчеты, акты сверки количества переданного топлива, с указанием пунктов и дат заправки, бортовых номеров воздушных судов, количества заправленного в них топлива; акты выполненных работ по закупке, организации транспортировки, обеспечению хранения топлива и передаче его Предприятию; накладные о передаче топлива; корешки требований на заправку воздушных судов; задания на полет воздушных судов; карточки счета 60). Указанные документы, а также счета-фактуры, выставленные ООО "НатАвиа" Предприятию за авиационное топливо оформлены в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Инспекция не оспаривает факт заправки воздушных судов Предприятия, объемы приобретенного для него топлива и расходов, понесенных Предприятием в рамках агентского договора; принятие Предприятием результатов выполненных ООО "НатАвиа" работ к учету и использование их в деятельности, облагаемой налогом на добавленную стоимость.

Суды установили, что для исполнения принятых на себя обязательств по агентскому договору ООО "НатАвиа" привлекало сторонние организации (ООО "Надымгазпром", ОАО "Надымское авиапредприятие", ООО "Фалконт"), в подтверждение этого представлены договоры, акты выполненных работ, товарные накладные, счета-фактуры и платежные поручения.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекс Российской Федерации, суды пришли к выводам о том, что хозяйственные операции, совершенные Предприятием с ООО "НатАвиа", а также ООО "НатАвиа" (в целях исполнения агентского договора) с ООО "Надымгазпром", ОАО "Надымское авиапредприятие", ООО "Фалконт" были реальными; о соблюдении Предприятием условий, предусмотренных статьями 169, 171 и 172 Кодекса, для получения права на налоговый вычет.

Доказательств, которые бы указывали на отсутствие реальных хозяйственных операций между Предприятием и ООО "НатАвиа", а также обстоятельств, свидетельствующих о том, что в рамках агентского договора Предприятие действовало без должной осмотрительности, и ему было известно о нарушениях, допущенных агентом, Инспекция не представила.

Выводы налогового органа о недостоверности (неточности) сведений, содержащихся в представленных документах, не могут самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве оснований для признания полученной выгоды как необоснованной.

С учетом изложенного суды пришли к правильному выводу о том, что Предприятие подтвердило обоснованность применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, в связи с чем правомерно признали оспариваемое решение Инспекции недействительным в обжалуемой части.

Выводы судов материалам дела не противоречат.

Доводы, приведенные в кассационных жалобах Предприятия и Инспекции, отклоняются, поскольку направлены на переоценку обстоятельств, установленных судами обеих инстанций на основе полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

Арбитражный суд Республики Коми и Второй арбитражный апелляционный суд правильно применили нормы материального права, не допустили нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов. Кассационные жалобы Инспекции и ФГУП "Комиавиатранс" не подлежат удовлетворению.

Вопрос о распределении расходов по государственной пошлине с кассационной жалобы Инспекции не рассматривался, поскольку налоговый орган на основании подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации освобожден от ее уплаты.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы, связанные с уплатой государственной пошлины с кассационной жалобы Общества, относятся на заявителя. Излишне уплаченная государственная пошлина за рассмотрение кассационной жалобы в сумме 3000 рублей подлежит возврату Федеральному государственному унитарному предприятию "Комиавиатранс" из федерального бюджета на основании подпункта 1 пункта 1 статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 287 (пунктом 1 части 1) и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа постановил:

решение Арбитражного суда Республики Коми от 15.02.2010 и постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 05.05.2010 по делу N А29-12544/2009 оставить без изменения, кассационные жалобы Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми и Федерального государственного унитарного предприятия "Комиавиатранс" - без удовлетворения.

Расходы по уплате государственной пошлины, связанной с рассмотрением кассационной жалобы Федерального государственного унитарного предприятия "Комиавиатранс", в размере 1000 рублей отнести на Федеральное государственное унитарное предприятие "Комиавиатранс".

Возвратить Федеральному государственному унитарному предприятию "Комиавиатранс" из федерального бюджета государственную пошлину с кассационной жалобы в сумме 3000 рублей, излишне уплаченную по платежному поручению от 11.06.2010 N 4886.

Выдать справку на возврат государственной пошлины.

Постановление арбитражного суда кассационной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

Н.Ю. Башева

Судьи

 

О.П. Маслова

Д.В. Тютин

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 25 августа 2010 г. по делу N А29-12544/2009


Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника