Обзор судебной практики суда Чукотского автономного округа по гражданским, административным делам, делам об административных правонарушениях за II квартал 2019 г. (утверждён постановлением президиума суда Чукотского АО от 3 июля 2019 г.)

Обзор судебной практики суда Чукотского автономного округа по гражданским, административным делам, делам об административных правонарушениях за II квартал 2019 г.
(утверждён постановлением президиума суда Чукотского АО от 3 июля 2019 г.)

 

1. Дела, возникающие из трудовых правоотношений.

 

1.1 Оплате в порядке статьи 157 Трудового кодекса Российской Федерации (время простоя) подлежит лишь период, когда работник не исполнял возложенные на него трудовые обязанности (трудовую функцию). При выполнении работником со сдельной оплатой труда работ различной квалификации его труд оплачивается в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

Решением Билибинского районного суда частично удовлетворены требования Горина В.Ю. к акционерному обществу "Рудник Каральвеем".

Отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании задолженности по заработной плате за февраль, март 2018 года, а также взыскивая с ответчика задолженность за июнь 2018 года, суд первой инстанции исходил из того, что начисление и выплата заработной платы истцу должны осуществляться по тарифной системе оплаты труда по ставке 51,52 рублей в час с надбавкой за работу в районах Крайнего Севера в размере 100%, в связи с чем с учётом фактически отработанного истцом времени пришёл к выводу о недоплате ему заработной платы за июнь 2018 года в размере 14 111,19 рублей.

Кроме того, суд указал, что оплата труда истца Горина В.Ю. в период простоя, вызванного поломкой оборудования (самоходной буровой установки) (в феврале, марте, июне 2018 года), правомерно произведена ответчиком акционерным обществом "Рудник Каральвеем" по установленной трудовым договором тарифной ставке, что не противоречит положениям части 2 статьи 157 ТК РФ, в силу которых время простоя по причинам, не зависящим от работодателя и работника, оплачивается в размере не менее двух третей тарифной ставки.

Установив нарушения прав истца в части невыплаты ему в полном объёме заработной платы за июнь 2018 года, суд первой инстанции, руководствуясь статьёй 237 ТК РФ, взыскал с ответчика компенсацию морального вреда в сумме 5 000 рублей.

Судебная коллегия признала данные выводы суда первой инстанции не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, основанными на неправильном применении норм материального права, а доводы апелляционной жалобы истца Горина В.Ю. и возражений ответчика о незаконности решения суда в части определения размера задолженности по заработной плате истца за июнь 2018 года - заслуживающими внимания.

Исходя из положений части 3 статьи 72.2 ТК РФ, простоем признается временная приостановка работы по причинам экономического, технологического, технического или организационного характера.

Время простоя по вине работодателя оплачивается в размере не менее двух третей средней заработной платы работника. Время простоя по причинам, не зависящим от работодателя и работника, оплачивается в размере не менее двух третей тарифной ставки, оклада (должностного оклада), рассчитанных пропорционально времени простоя. Время простоя по вине работника не оплачивается (части 1-3 статьи 157 ТК РФ).

По смыслу приведённых выше положений оплате в порядке статьи 157 ТК РФ подлежит лишь период, когда работник не исполнял возложенные на него трудовые обязанности (трудовую функцию).

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, с 18 октября 2016 года Горин В.Ю. работал в ОАО "Рудник Каральвеем" (в настоящее время - АО "Рудник Каральвеем") (данные изъяты) с полным рабочим днём, с 27 февраля 2017 года - (данные изъяты) с полным рабочим днём под землёй.

Согласно представленной в суд апелляционной инстанции рабочей инструкции (данные изъяты), утверждённой приказом управляющего директора ОАО "Рудник Каральвеем" от 10 февраля 2016 года N 19, с которой истец Горин В.Ю. был ознакомлен 27 февраля 2017 года, к должностным обязанностям последнего относились, в том числе, выявление и устранение неисправностей в работе бурильных механизмов и буровых установок; участие в планово-предупредительных ремонтах (ППР).

Исходя из служебных записок начальника УПГР Б.О.А., в июне 2018 года у Горина В.Ю. были простои по причине поломок: 15, 17, 21 июня - по 10 часов (а всего 30 часов), в марте 2018 года: 19, 23 марта - по 10 часов (всего - 20 часов), в феврале 2018 года: 8, 11 - 14, 18 - 21 февраля - по 10 часов, истец занимался ремонтом СБУ. Предписано оплатить указанное время по повременно-премиальной системе оплаты труда.

Поскольку в период ремонта оборудования в феврале, марте, июне 2018 года истец Горин В.Ю. выполнял возложенные на него трудовые обязанности, выводы суда первой инстанции о необходимости оплаты данного периода времени, как простоя, по правилам части 2 статьи 157 ТК РФ судебная коллегия признала незаконными.

По условиям трудового договора Горину В.Ю. выплачивается: базовая тарифная ставка в размере 43,66 рублей в час; доплата за работу во вредных условиях труда в размере 7,86 рублей в час (тарифная ставка с учётом доплаты за вредные условия труда - 51,52 рублей); процентная надбавка за работу в районах Крайнего Севера - 100% в месяц; начисляемый на заработную плату районный коэффициент - 2. Работнику устанавливается система оплаты труда согласно Положению об оплате труда и организации заработной платы ОАО "Рудник Каральвеем", законодательству и иным локальным актам предприятия. Заработная плата начисляется в зависимости от фактически отработанного времени. Время простоя по вине работодателя, а также по причинам, не зависящим от работодателя и работника, если работник в письменной форме предупредил работодателя о начале простоя, оплачивается в размере не менее двух третей тарифной ставки (оклада) работника. Время простоя по вине работника не оплачивается.

Приказами АО "Рудник Каральвеем" от 29 июля 2016 года N 29/07/16-1р, N 269 "О сдельных расценках бурильщиков шпуров на СБУ" с 1 августа 2016 года введены унифицированные расценки при проходке горных выработок при помощи самоходных буровых установок BOOMER 281, AXERA 140LP (далее по тексту - Приложение). Заработная плата бурильщиков СБУ складывается из сдельной доли (пункты 1, 2, 3 Приложения) и (или) повременной доли (пункт 4 Приложения). В Приложении установлены нормы выработки (плановая производительность СБУ), расценки за 1 п.м. проходки, а также предусмотрено, что расчёт сдельного заработка машинистов СБУ производится при помощи расценок на проходку одного погонного метра подземных горных выработок. Расценки на проходку горных выработок не зависят от горно-геологических (крепость пород, трещиновидность, обводненность и др.), горнотехнических (проветривание, протяженность горных выработок, крепление и др.) и организационных (число забоев, доставка материалов и оборудования, человеческие факторы и др.) условий. Бурильщикам шпуров на СБУ установлены выплаты согласно тарифным ставкам в трудовых договорах и соглашениях к ним при ведении следующих повременных работ: ликвидации аварий, инцидентов и их последствий, вызванных горно-геологическим осложнениями, природными катаклизмами и другими форс-мажорными обстоятельствами; прохождением стажировки или производственного обучения. Сдельный заработок бурильщиков шпуров на СБУ рассчитывается по формуле: пройденные погонные метры горных выработок i-сечением х сдельную расценку для пройденных погонных метров х поправочный коэффициент угла наклона горных выработок.

В силу части 2 статьи 150 ТК РФ при выполнении работником со сдельной оплатой труда работ различной квалификации его труд оплачивается по расценкам выполняемой им работы.

В Положении об оплате труда и организации заработной платы ОАО "Рудник Каральвеем" предусмотрено, что на предприятии сохранена тарифная система оплаты труда, а также введены дополнения и изменения системы и формы оплаты труда: повременно-премиальная, сдельно-премиальная, косвенно-сдельная (разделы 2, 3). Повременно-премиальная система - форма повременной оплаты труда, при которой заработная плата работника рассчитывается исходя из установленной тарифной ставки или оклада за фактически отработанное время в сочетании с премиальной системой, принятой на предприятии. Оплата производится за определённое количество отработанного времени независимо от количества выполненных работ. Она применяется при оплате труда руководящего и административно-хозяйственного персонала, дежурного персонала, рабочих на ремонте и обслуживании машин и в других производственных процессах. Сдельно-премиальная система оплаты труда - форма оплаты труда, при которой размер оплаты труда складывается из заработка, исчисленного исходя из сдельных расценок и количества произведённой продукции, а также премии, размер которой устанавливается в процентном отношении к сдельной заработной плате за выполнение производственных показателей производственной бригады, участка. При сдельной форме оплаты труда исчисление заработной платы производится за фактически выполненную работу (м.п, м3), исходя из сдельных расценок за единицу работ (на основании нарядов, калькуляций, хронометражных наблюдений).

С учётом изложенного, коллегия пришла к выводу о том, что оплата труда истца должна производиться по сдельно-премиальной системе, а в период ремонта оборудования (СБУ) - исходя из установленной тарифной ставки за фактически отработанное время.

Проверив представленный ответчиком АО "Рудник Каральвеем" расчёт заработной платы Горина В.Ю. за июнь 2018 года, коллегия сочла его верным, соответствующим трудовому законодательству, действующим локальным актам предприятия, а выводы суда первой инстанции о необходимости исчисления заработной платы истца только по тарифной системе оплаты труда с учётом фактически отработанного истцом времени - не соответствующим требования трудового законодательства.

Несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, неправильное применение судом первой инстанции норм материального права привели к вынесению незаконного решения, что явилось основанием к отмене решения суда первой инстанции в части взыскания задолженности по заработной плате, компенсации морального вреда в апелляционном порядке.

 

1.2. Основанием для взыскания с работника денежных средств, выданных ему в счёт предварительной оплаты расходов на проезд к месту проведения отпуска и обратно, является лишь факт их неиспользования либо использования не по целевому назначению. При этом ни статья 325 ТК РФ, ни Правила компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для работников федеральных государственных органов, государственных внебюджетных фондов Российской Федерации, федеральных государственных учреждений, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, и членов их семей, утверждённые постановлением Правительства Российской Федерации от 12 июня 2008 года N 455, не ограничивают право работодателя на взыскание указанных денежных средств с работника, не представившего авансовый отчёт с приложением подлинников проездных (перевозочных) документов.

Решением Провиденского районного суда Чукотского автономного округа отказано в удовлетворении исковых требований Федерального государственного казённого учреждения "Дальневосточный региональный поисково-спасательный отряд МЧС России" к Соболеву А.В. о взыскании задолженности по подотчётным денежным средствам в размере 160000 рублей.

Отказывая в удовлетворении исковых требований ФГКУ "ДВРПСО МЧС России", суд первой инстанции исходил из того, что ответчик Соболев А.В. использовал имеющееся у него право на оплату проезда к месту использования отпуска и обратно, оплату багажа за счёт средств работодателя, в связи с чем пришёл к выводу о том, что денежные средства учреждения израсходованы в соответствии с их целевым назначением и последнему не причинён материальный ущерб. При этом суд указал, что работодатель не лишён права требовать у ответчика возврата неиспользованных денежных средств после окончательного расчёта, а также признал уважительными причины непредставления Соболевым А.В. авансового отчёта.

Признавая в целом правильными выводы суда первой инстанции о наличии у ответчика права на возмещение стоимости проезда к месту проведения отпуска и обратно, судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции об отсутствии оснований для взыскания с работника неиспользованных подотчётных денежных средств, указав следующее.

Особенности регулирования труда лиц, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, определены главой 50 ТК РФ.

В соответствии с частью 1 статьи 313 ТК РФ государственные гарантии и компенсации лицам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, устанавливаются данным Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно частям 1, 4, 5 статьи 325 ТК РФ лица, работающие в организациях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, имеют право на оплату один раз в два года за счёт средств работодателя стоимости проезда и провоза багажа в пределах территории Российской Федерации к месту использования отпуска и обратно. Оплата стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска работника федерального государственного органа, государственного внебюджетного фонда Российской Федерации или федерального государственного учреждения и членов его семьи и обратно производится по заявлению работника не позднее чем за три рабочих дня до отъезда в отпуск исходя из примерной стоимости проезда. Окончательный расчёт производится по возвращении из отпуска на основании предоставленных билетов или других документов. Порядок компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих в федеральных государственных органах, государственных внебюджетных фондах Российской Федерации, федеральных государственных учреждениях, и членов их семей устанавливается нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации.

В пункте 12 Правил компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для работников федеральных государственных органов, государственных внебюджетных фондов Российской Федерации, федеральных государственных учреждений, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, и членов их семей, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 12 июня 2008 года N 455 (далее по тексту - Правила), предусмотрено, что для окончательного расчёта работник учреждения обязан в течение 3 рабочих дней с даты выхода на работу из отпуска представить отчёт о произведённых расходах с приложением подлинников проездных и перевозочных документов (билетов, багажных квитанций, других транспортных документов), подтверждающих расходы работника учреждения и членов его семьи. Работник учреждения обязан полностью вернуть средства, выплаченные ему в качестве предварительной компенсации расходов, в случае, если он не воспользовался ими в целях проезда к месту использования отпуска и обратно.

Таким образом, основанием для взыскания с работника денежных средств, выданных ему в счёт предварительной оплаты расходов на проезд к месту проведения отпуска и обратно, является лишь факт их неиспользования либо использования не по целевому назначению. При этом, вопреки выводам суда первой инстанции, ни статья 325 ТК РФ, ни Правила не ограничивают право работодателя на взыскание указанных денежных средств с работника, не представившего авансовый отчёт с приложением подлинников проездных (перевозочных документов).

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, приказом ФГКУ "ДВРПСО МЧС России" от 2 августа 2018 года Соболеву А.В. предоставлен ежегодный оплачиваемый отпуск с 21 августа 2018 года по 3 декабря 2018 года.

В соответствии с приказом Учреждения от 15 августа 2018 года, заявлением ответчика от 16 июля 2018 года последнему 17 августа 2018 года произведена выплата аванса на компенсацию расходов на оплату проезда к месту использования отпуска по маршруту пгт. Провидение - г. Анадырь - г. Москва - г. Адлер и обратно в размере 160 000 рублей путём перечисления на банковскую карту ответчика.

Из заявления Соболева А.В. от 6 декабря 2018 года, копии авансового отчёта от 4 декабря 2018 года, письма ФГКУ "ДВРПСО МЧС России" от 12 декабря 2018 года видно, что 4 декабря 2018 года ответчиком направлены в электронном виде копии проездных документов, подтверждающих расходы к месту проведения отпуска по маршруту: пгт. Провидение - г. Анадырь - г. Хабаровск - г. Улан-Удэ и обратно. Данные расходы были признаны Учреждением обоснованными лишь в части оплаты проезда и провоза багажа по маршруту пгт. Провидения - г. Анадырь и обратно на сумму 31 580,18 рублей, с чем ответчик не согласился и впоследствии не направил почтой в адрес ФГКУ "ДВРПСО МЧС России" оригиналы авансового отчёта и обосновывающих его документов. Указанные обстоятельства сторонами по делу не оспаривались.

В силу положений части 2 статьи 325 ТК РФ, подпунктов "а", "в" пункта 5 Правил расходы, подлежащие компенсации, включают в себя оплату стоимости проезда к месту использования отпуска работника учреждения и обратно к месту постоянного жительства - в размере фактических расходов, подтверждённых проездными документами (включая оплату услуг по оформлению проездных документов, предоставление в поездах постельных принадлежностей), оплату стоимости провоза багажа весом не более 30 килограммов на работника и 30 килограммов на каждого члена семьи независимо от количества багажа, разрешённого для бесплатного провоза по билету на тот вид транспорта, которым следует работник и члены его семьи, в размере документально подтверждённых расходов.

По смыслу приведённых положений работнику организации, финансируемой из федерального бюджета, расположенной в районе Крайнего Севера, компенсируются фактические расходы по проезду к месту использования отпуска и обратно, а также расходы по провозу им воздушным судном багажа, вес которого превышает норму бесплатного провоза багажа, но в пределах 30 кг.

Согласно представленным в суд первой инстанции ответчиком Соболевым А.В. проездным документам им понесены расходы на оплату проезда к месту проведения отпуска и обратно в размере 76 795 рублей, сверхнормативного багажа, не превышающего вес 30 кг, на сумму 21 920,18 рублей, а также сбора за оформление багажа и билетов - 900 рублей.

При таких обстоятельствах ответчик Соболев А.В. обязан возвратить выданные ему в подотчёт и неиспользованные на оплату проезда к месту проведения отпуска и обратно денежные средства в размере 60384, 82 рублей (160 000 рублей - 99 615,18 рублей).

Несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, неправильное применение судом первой инстанции норм материального права привели к вынесению незаконного решения, что явилось основанием к отмене решения суда первой инстанции в части в апелляционном порядке.

 

2. Разрешение споров, возникающих из жилищных отношений.

 

2.1. Установление нормативным правовым актом для определённых категорий военнослужащих и членов их семей дополнительных по сравнению со статьёй 103 ЖК РФ льгот не может рассматриваться как противоречие нормам жилищного законодательства, регулирующим жилищные правоотношения военнослужащих.

Управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Чукотскому автономному округу (далее - УФСБ России по ЧАО, Управление) обратилось в Анадырский городской суд с исковым заявлением к Карамовой Е.А., несовершеннолетней К.М.Р., Карамову А.Р. о выселении из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

В обоснование требований истец указал, что 7 марта 2013 года между Карамовым Р.С. и УФСБ России по ЧАО заключен договор найма служебного жилого помещения. Указанное жилое помещение находится в собственности Российской Федерации, оперативном управлении УФСБ России по ЧАО. Приказом УФСБ России по ЧАО от 7 июля 2017 года Карамов Р.С. исключён из списков личного состава в связи со смертью. Как следует из пунктов 17, 18 договора найма, заключённого между Управлением и Карамовым Р.С., данный договор прекращается в связи со смертью нанимателя, в случае прекращения договора члены семьи нанимателя должны освободить жилое помещение. УФСБ России по ЧАО в адрес Карамовой Е.А. неоднократно направляло уведомления о необходимости освобождения и сдачи служебного жилого помещения, которые возвращались в адрес Управления как неполученные. По мнению истца, жилищная комиссия УФСБ России по ЧАО не имеет законных оснований для признания нуждающимися в жилых помещениях членов семьи умершего Карамова Р.С.: вдовы Карамовой Е.А., сына Карамова А.Р., дочери К.М.Р., в связи с наличием у Карамовой Е.А. нескольких жилых помещений на праве собственности. Положения части 2 статьи 103 ЖК РФ не распространяются на ответчиков. Оснований для удержания спорного жилого помещения указанные лица не имеют.

Решением Анадырского городского суда исковые требования УФСБ России по ЧАО удовлетворены в полном объёме.

Удовлетворяя требование УФСБ России по ЧАО о выселении семьи Карамовых из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, суд первой инстанции исходил из того, что квартира предоставлена Карамову Р.С. и членам его семьи на условиях служебного найма. С момента возникновения в 2012 и 2013 годах права собственности Карамовой Е.А. на две квартиры и жилой дом наниматель служебного помещения Карамов Р.С., Карамов А.Р. и К.М.Р. не являлись нуждающимися в жилом помещении и не могли быть признаны таковыми. Карамов Р.С. при жизни право на обеспечение жилыми помещениями не приобрёл. Отсутствие у Карамова А.Р. и К.М.Р. права собственности на жилые помещения при том, что они являются членами семьи собственника жилых помещений Карамовой Е.А., не является достаточным условием для отнесения указанных лиц к категориям граждан, не подлежащих выселению из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

Отменяя решение Анадырского городского суда и отказывая в удовлетворении исковых требований УФСБ России по ЧАО, судебная коллегия указала следующее.

Согласно пункту 27 Типового положения о находящемся в государственной собственности служебном жилищном фонде, переданном в оперативное управление органам внутренних дел, органам Федеральной службы безопасности, органам по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенным органам Российской Федерации и внутренним войскам Министерства внутренних дел Российской Федерации, утверждённого постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2002 года N 897 (далее - Типовое положение), сотрудник (военнослужащий), проживающий в служебном жилом помещении и прекративший службу (военную службу), подлежит выселению из служебного жилого помещения со всеми проживающими с ним лицами без предоставления другого жилого помещения в сроки, установленные в договоре найма.

Пунктом 28 Типового положения установлено, что без предоставления другого жилого помещения в случае, указанном в пункте 27 данного Типового положения, не могут быть выселены члены семьи сотрудника (военнослужащего), погибшего (умершего) при исполнении служебных обязанностей (обязанностей военной службы), которому было предоставлено служебное жилое помещение.

Типовое положение является действующим нормативным правовым актом, устанавливающим дополнительные, по сравнению с нормами, содержащимися в статье 103 ЖК РФ, льготы для сотрудников Федеральной службы безопасности. Об этом свидетельствует и то обстоятельство, что при принятии постановления Правительства Российской Федерации от 16 марта 2013 года N 217, которым в Типовое положение были внесены изменения, содержание пункта 28 изменено не было.

Установление пунктом 28 Типового положения дополнительных по сравнению со статьей 103 ЖК РФ льгот для сотрудников Федеральной службы безопасности и членов их семей не может рассматриваться как противоречие нормам жилищного законодательства, регулирующим жилищные правоотношения военнослужащих.

Из представленных Управлением по запросу суда апелляционной инстанции документов следовало, что Карамов Р.С. умер на рабочем месте при исполнении обязанностей военной службы. Это подтвердил в судебном заседании суда апелляционной инстанции и представитель Управления. Аналогичные сведения были указаны в исковом заявлении УФСБ.

Факт признания Карамова Р.С. умершим при исполнении обязанностей военной службы согласуется с положениями подпункта "б" пункта 1 статьи 37 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" и пункта 2 Инструкции о порядке выплаты единовременных пособий, установленных частями 8 и 12 статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 года N 306-ФЗ "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат", военнослужащим органов федеральной службы безопасности, гражданам, призванным на военные сборы, и членам их семей, утверждённой приказом ФСБ России от 12 июля 2011 года N 323, согласно которым военнослужащий, в том числе военнослужащий органов федеральной службы безопасности, считается исполняющим обязанности военной службы в случае исполнения должностных обязанностей.

При таких обстоятельствах судебная коллегия признала доказанным то обстоятельство, что Карамов Р.С. является военнослужащим, умершим при исполнении обязанностей военной службы.

 

3. Дела, возникающие из обязательственных отношений

 

3.1. Поскольку действия истца были направлены на распоряжение принадлежащими ему денежными средствами, непроявление им как покупателем при заключении сделки купли-продажи векселя должной степени заботливости и осмотрительности, состоящих из выяснения обстоятельств, связанных с обеспеченностью приобретаемого векселя, платёжеспособностью векселедателя, из оценки рисков приобретения им ценной бумаги и возможных неблагоприятных последствий, связанных с её приобретением, не свидетельствует о недобросовестности ответчика.

При таких обстоятельствах оснований для признания договора купли-продажи векселя недействительной сделкой на основании статей 178, 179 ГК РФ и применения последствий её недействительности в виде возврата истцу уплаченных за вексель сумм не имеется.

Демидок В.Л. обратился в суд с иском к публичному акционерному обществу "Азиатско-Тихоокеанский Банк" (далее - "АТБ" (ПАО), Банк) о признании договора купли-продажи простого векселя и договора хранения недействительными, о взыскании денежных средств.

В обоснование иска указал, что 21 марта 2018 года он заключил договор купли-продажи простых векселей с "АТБ" (ПАО), по условиям которого у "АТБ" (ПАО) за 6 000 000 рублей приобрёл простой вексель Общества с ограниченной ответственностью "Финансово-торговая компания" (далее - ООО "ФТК") (векселедатель) вексельной суммой 6 284 219 рублей 18 копеек. Он произвёл оплату товара по договору купли-продажи простых векселей, и 21 марта 2018 года был составлен акт приёма-передачи векселя. Однако указанный вексель фактически ему не передавался. В тот же день "АТБ" (ПАО) заключил с ним договор хранения, по условиям которого Банк принял на себя обязательство по хранению векселя. Поскольку в день заключения договора 21 марта 2018 года Банк не исполнил обязанность по передаче ему векселя, как товара, 26 октября 2018 года он направил ответчику претензию с требованием возвратить оплаченные за товар денежные средства. Ответ на данную претензию он не получил. Полагал, что данная сделка была заключена под влиянием обмана и существенного заблуждения, так как при заключении договора купли-продажи "АТБ" (ПАО) не предоставил информацию (умолчал) о том, что исполнение обязательства по оплате векселя напрямую зависит от платёжеспособности ООО "ФТК"; до заключения договора купли-продажи он не был поставлен в известность об отсутствии на момент совершения операции векселя у Банка; ему не было разъяснено, что векселедателем выступает ООО "ФТК", расположенное в г. Москве, где и будет храниться вексель. Документы оформлялись от имени Банка без предъявления в натуре векселя, в связи с чем у него формировалось ложное впечатление о выпуске векселя самим банком. Тем самым он был введён в заблуждение относительно природы совершаемой финансовой операции, фактически отождествляя её с разновидностью вклада (депозита) в банк. Декларация о рисках, связанных с приобретением ценных бумаг, не содержит какой-либо информации о векселедателе ООО "ФТК", его финансовом состоянии. Представленная копия векселя не содержит подписи индоссанта, что подтверждает то, что вексель на бумажном носителе в предусмотренный договором срок ему не вручался.

Решением Анадырского районного суда исковые требования Демидка В.Л. удовлетворены, договоры хранения и купли-продажи векселя признаны недействительными, с "АТБ" (ПАО) взыскана стоимость векселя в размере 6 000 000 рублей.

Удовлетворяя исковые требования Демидка В.Л. в части признания договора хранения недействительным (ничтожным), суд первой инстанции исходил из того, что договор хранения, заключённый 21 марта 2018 года в г. Москве между "АТБ" (ПАО) и Демидком В.Л., является притворной сделкой, которая заключена с целью прикрыть другую сделку, совершённую на иных условиях, а именно: прикрыть факт непередачи, невручения истцу Демидку В.Л. векселя в день заключения договора его купли-продажи от 21 марта 2018 года. Акт приёма-передачи к договору хранения, составленный 21 марта 2018 года в г. Москве между "АТБ" (ПАО) и Демидком В.Л., согласно которому "АТБ" (ПАО) принимает, а Демидок В.Л. передаёт простой вексель ООО "ФТК", есть формальное исполнение притворной сделки - договора хранения без фактической передачи векселя на хранение Банку в момент его (акта) составления.

Разрешая исковые требования истца о признании договора купли-продажи векселя недействительным, суд исходил из того, что фактической передачи векселя Демидок В.Л. не производилось. На копии векселя, выданной истцу, отсутствует подпись индоссанта (первого векселедержателя, то есть Банка). В нарушение требований пункта 3 статьи 146 ГК РФ вексель по договору купли-продажи фактически истцу не передавался, следовательно, права, удостоверенные ордерной ценной бумагой (векселем), истцу не перешли.

Суд также указал, что договор купли-продажи векселя нарушает требования закона, поскольку при его заключении "АТБ" (ПАО), обладая информацией о наличии в деятельности ООО "ФТК" негативных явлений (тенденций), которые могут привести к возникновению финансовых трудностей, результатом которых может стать устойчивая неплатёжеспособность ООО "ФТК", не сообщив об этом истцу и не раскрыв понятие "без оборота на меня", продав отсутствующий у Банка на момент сделки вексель, злоупотребляя правом при совершении сделки, действовал недобросовестно. Кроме этого, истец был лишён возможности ознакомиться с содержанием ценной бумаги, дать оценку приобретаемому товару, поскольку вексель фактически ему не был передан.

При таких обстоятельствах, с учётом положений пункта 1 статьи 178 и пункта 2 статьи 179 ГК РФ, суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что при заключении договора купли-продажи векселя истец Демидок В.Л. действовал под влиянием заблуждения и обмана.

Отменяя решение Анадырского районного суда и отказывая Демидку В.Л. в удовлетворении иска, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 178 ГК РФ сделка, совершённая под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

Согласно пункту 2 указанной статьи при наличии условий, предусмотренных пунктом 1, заблуждение предполагается достаточно существенным, если сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности, таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные; в отношении природы сделки; в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой; в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

В силу пункта 2 статьи 179 ГК РФ недействительной может быть также признана сделка, совершённая под влиянием обмана (сообщения информации, не соответствующей действительности, намеренного умолчания об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота).

С учетом положений статьи 56 ГПК РФ сторона, которая обращается за признанием сделки недействительной по указанным основаниям, должна доказать, что выраженная ею при заключении договора воля сформировалась под влиянием заблуждения, которое является существенным применительно к пункту 1 статьи 178 ГПК РФ, либо под влиянием обмана.

Таких доказательств истцом не предоставлено.

Как следует из материалов дела, Демидок В.Л. 21 марта 2018 года заключил с "АТБ" (ПАО) договор купли-продажи простого векселя, по условиям которого приобрёл в собственность вексель ООО "ФТК" вексельной суммой 6 284 219,18 рублей со сроком платежа вексельной суммы по предъявлении, но не ранее 19 сентября 2018 года, с передачей прав по векселю покупателю, с указанием в нём покупателем Демидка В.Л., с оговоркой продавца в индоссаменте "без оборота на меня". Согласно платёжному поручению от 21 марта 2018 года Демидок В.Л. передал Банку за приобретённый вексель 6 000 000 рублей. Одновременно сторонами подписаны являющиеся приложением к договору купли-продажи: акт приёма-передачи от 21 марта 2018 года, по условиям которого Банк передал, а Демидок В.Л. принял названный вексель, декларация о рисках, связанных с приобретением ценных бумаг, а также заключён договор хранения от 21 марта 2018 года, по условиям которого Демидок В.Л. передал "АТБ" (ПАО) для хранения приобретённый им вексель ООО "ФТК".

Оспариваемый договор купли-продажи векселя содержит чёткую, понятную и не допускающую двоякого толкования информацию о предмете сделки, её правовой природе, сторонах договора. Из договора и акта приёма-передачи следует, что между сторонами "АТБ" (ПАО) и Демидком В.Л. заключён договор купли-продажи простого векселя, предметом сделки является вексель ООО "ФТК", векселедателем - ООО "ФТК". Декларация о рисках, связанных с приобретением ценных бумаг, являющаяся приложением к договору купли-продажи, не только раскрывает понятия рисков, но и содержит информацию о том, что клиент осведомлён о рисках неполучения доходов, о том, что денежные средства по приобретаемым ценным бумагам не застрахованы в соответствии с Федеральным законом от 23 декабря 2003 года N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации", а также о том, что банк не является поставщиком услуг, связанных с приобретением ценных бумаг, а выступает в роли посредника между покупателем и векселедателем в рамках исполнения договора купли-продажи простых векселей и не может отвечать за исполнение обязательств перед покупателем по векселю.

Истец при заключении сделки был ознакомлен с договором и приложениями к нему, о чём свидетельствуют его подписи в данных документах, каких-либо претензий относительно договора и его условий не высказывал, получил свой экземпляр документов.

Реквизиты векселя: его серия, номер и дата составления, совпадают с реквизитами, указанными в договоре купли-продажи векселя. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что на момент заключения договора купли-продажи векселя 21 марта 2018 года вексель реально существовал.

Коллегия также приняла во внимание довод апелляционной жалобы ответчика о том, что Демидок В.Л. ранее в 2017 году неоднократно приобретал в "АТБ" (ПАО) векселя ООО "ФТК" и получал по ним доход.

При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции о том, что сделка по купле-продаже векселя, заключённая сторонами в 2018 году, по процедуре ничем не отличающаяся от ранее заключаемых теми же сторонами аналогичных сделок, что в судебном заседании подтвердил и сам Демидок В.Л., была заключена истцом под влиянием заблуждения и обмана, судебная коллегия сочла неубедительным.

Судебная коллегия указала также, что, поскольку действия истца были направлены на распоряжение принадлежащими ему денежными средствами, при заключении оспариваемой сделки купли-продажи Демидок В.Л. должен был и мог проявить должную степень заботливости и осмотрительности, которая требуется в такой ситуации, в том числе выяснить обстоятельства, связанные с обеспеченностью приобретаемого векселя, платёжеспособностью векселедателя, а также оценить риски приобретения им ценной бумаги и возможные неблагоприятные последствия, связанные с её приобретением. Непроявление истцом Демидком В.Л. при установленных обстоятельствах должной степени заботливости и осмотрительности при заключении сделки не свидетельствует о недобросовестности ответчика.

Проанализировав вышеизложенное, судебная коллегия пришла к выводу о том, что оснований для признания договора купли-продажи векселя недействительной сделкой на основании статей 178, 179 ГК РФ и применения последствий её недействительности в виде возврата истцу уплаченных за вексель сумм у суда первой инстанции не имелось.

Оценивая выводы суда первой инстанции о неисполнении ответчиком "АТБ" (ПАО) обязанности передать истцу товар - вексель, отсутствие подписи индоссанта (Банка) и недействительности в связи с этим договора купли-продажи, коллегия указала следующее.

Согласно статье 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определённую денежную сумму (цену).

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 50 постановления от 23 июня 2015 года N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", по смыслу статьи 153 ГК РФ (раскрывающей понятие сделки) при решении вопроса о правовой квалификации действий участника (участников) гражданского оборота в качестве сделки для целей применения правил о недействительности сделок следует учитывать, что сделкой является волеизъявление, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (например, гражданско-правовой договор, выдача доверенности, признание долга, заявление о зачёте, односторонний отказ от исполнения обязательства, согласие физического или юридического лица на совершение сделки).

Таким образом, для разрешения вопроса о недействительности договора купли-продажи следует установить, на что было направлено волеизъявление сторон при заключении сделки, а также установить наличие либо отсутствие соответствующих договору правовых последствий в виде надлежащей передачи вещи в собственность покупателю, свидетельствующей о переходе титула собственника от продавца к покупателю, а также уплаты покупателем определённой денежной суммы за эту вещь.

Как следует из материалов дела, предметом оспариваемого договора купли-продажи являлся вексель ООО "ФТК", который Демидок В.Л. обязался оплатить 21 марта 2018 года, перечислив деньги на счёт продавца "АТБ" (ПАО). Продавец обязался передать, а покупатель принять вексель 21 марта 2018 года по акту приёма-передачи. Акт приёма-передачи от 21 марта 2018 года, подписанный сторонами и являющийся приложением к договору купли-продажи, зафиксировал факт передачи векселя ООО "ФТК" от "АТБ" (ПАО) Демидку В.Л.

Судом первой инстанции установлено, что физической передачи векселя в момент подписания договора купли-продажи и составления акта приёма-передачи не происходило, поскольку вексель находился в г. Москве. После совершения сделки копия векселя была вручена Демидку В.Л., оригинал векселя находился у ответчика "АТБ" (ПАО).

Как следует из содержания векселя, ООО "ФТК" обязалось безусловно оплатить по векселю денежную сумму в размере 6 284 219,18 рублей непосредственно предприятию "АТБ" (ПАО) или по его приказу любому другому предприятию (лицу) по предъявлении векселя не ранее 19 сентября 2018 года. Вексель составлен на бумажном носителе, как это предусматривает положение статьи 4 Федерального закона от 11 марта 1997 года N 48-ФЗ "О переводном и простом векселе", содержит обязательные реквизиты документарной ценной бумаги, установленные разделом II Постановления Центрального Исполнительного Комитета и Совета народных комиссаров СССР от 7 августа 1937 года N 104/1341 "О введении в действие Положения о переводном и простом векселе". На векселе имеется индоссамент (передаточная надпись) "Платите приказу Демидок Виталия Леонидовича". На месте подписи индоссанта проставлена печать "АТБ" (ПАО).

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что при таких обстоятельствах: при наличии вместо подписи индоссанта его печати как юридического лица, отсутствие на векселе подписи индоссанта (первого векселедержателя, то есть Банка) не свидетельствует о недействительности сделки (купли-продажи векселя).

21 марта 2018 года непосредственно после заключения договора купли-продажи Демидок В.Л. заключил с "АТБ" (ПАО) договор хранения, по условиям которого "АТБ" (ПАО) принял на хранение составленный 21 марта 2018 года вексель ООО "ФТК" сроком по 19 сентября 2018 года. Одновременно с договором хранения был подписан акт приёма-передачи, свидетельствующий о передаче векселя поклажедателем хранителю. Местом составления договора хранения и акта указан г. Москва.

Проанализировав взаимоотношения сторон, сложившиеся между ними в рамках совершённой сделки купли-продажи условия договора и порядок его выполнения, коллегия пришла к выводу об отсутствии оснований для признания спорного договора недействительным, поскольку при совершении этой сделки стороны имели в виду безоговорочное выбытие имущества (векселя ООО "ФТК") из собственности "АТБ" (ПАО) с передачей Демидку В.Л. в полном объёме полномочий собственника в отношении этого имущества.

Правовым последствием сделки явился переход титула собственника от продавца к покупателю, поскольку вексель содержит оформленный индоссамент, переносящий права, вытекающие из векселя, на Демидка В.Л.

Само по себе физическое отсутствие и непередача векселя на момент заключения договора купли-продажи истцу при том, что он сразу же передал его на ответственное хранение, не может быть расценено как обстоятельство, свидетельствующее о ничтожности этого договора, поскольку последующее поведение сторон было направлено на исполнение условий договора (вексель выпущен 21 марта 2018 года, индоссамент оформлен, заключён договор хранения, копия векселя вручена покупателю).

Как следует из пункта 36 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 33, Пленума Высшего Арбитражного суда РФ N 14 от 4 декабря 2000 года "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей", при рассмотрении споров необходимо иметь в виду, что обязанности продавца по передаче векселя как товара могут считаться выполненными в момент совершения им действий по надлежащей передаче векселя покупателю с оформленным индоссаментом, переносящим права, вытекающие из векселя, на покупателя или указанное им лицо (п. 3 ст. 146 Кодекса), если иной порядок передачи не вытекает из условий соглашения сторон и не определяется характером вексельного обязательства.

Фактически обстоятельства дела свидетельствуют о том, что соглашением сторон (с учётом выпуска векселя в г. Москве) был предусмотрен иной порядок передачи векселя, исключающий его физическую передачу в момент подписания договора, но с последующим вручением копии векселя покупателю и хранением подлинника векселя в г. Москве.

Заключение вслед за договором купли-продажи простого векселя договора его хранения и последовавшее за ним в связи с этим отсутствие необходимости в физической передаче векселя Демидок В.Л. коллегия сочла не противоречащим принципу свободы договора, закреплённому в статье 421 ГК РФ, и не изменяющим характера и природы договора купли-продажи векселя, исходя из действительной воли и намерений сторон.

С учётом изложенного коллегия не согласилась с выводом суда первой инстанции о признании договора хранения притворной сделкой.

 

3.2. В случае частичного возврата уплаченной за товар денежной суммы неустойка за несвоевременное исполнение требований потребителя за период, предшествующий частичному возмещению, должна рассчитываться исходя из полной стоимости, уплаченной потребителем, а не из оставшейся невозмещённой суммы.

Решением Анадырского районного суда удовлетворены частично исковые требования Палей Е.В. к обществу с ограниченной ответственностью "ЧукотХозТорг": в пользу истца взысканы денежные средства, уплаченные за товар ненадлежащего качества, убытки, неустойка за нарушение сроков удовлетворения требований потребителя, штраф и компенсация морального вреда.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что ответчик поставил истцу технически сложный товар с недостатками. Истец обратилась к продавцу с требованием о расторжении договора поставки и возврата уплаченных денежных средств и убытков в течение пятнадцати дней с момента передачи ей автомобиля. Ответчиком каких-либо доказательств, свидетельствующих об освобождении его от ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств, не представлено. В связи с этим суд удовлетворил требование истца о взыскании уплаченных за товар денежных средств в сумме 320000 рублей, убытков в виде комиссии в размере 5950 рублей, компенсации морального вреда в размере 5000 рублей. Принимая во внимание, что ответчик не удовлетворил в добровольном порядке в десятидневный срок требования истца, суд взыскал с ответчика неустойку в сумме 48000 рублей за период с 22 ноября по 6 декабря 2018 года. Кроме того, с ответчика взысканы штраф за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя в размере 189475 рублей и расходы на оплату юридических услуг в размере 10000 рублей.

Изменяя названное выше судебное постановление в части взыскания неустойки, штрафа, а также распределения судебных расходов, судебная коллегия указала следующее.

Судом первой инстанции расчёт неустойки за несвоевременное удовлетворение требований потребителя произведён с нарушением положений Закона РФ "О защите прав потребителей".

Принимая во внимание, что ответчик добровольно перечислил истцу неоспариваемую сумму долга по договору в размере 600000 рублей 27 декабря 2018 года, то есть уже после обращения истца в суд, неустойка за заявленный истцом период с 22 ноября по 6 декабря 2018 года должна рассчитываться исходя из полной стоимости, уплаченной потребителем за товар, а не из оставшейся невозмещённой суммы, как произвёл суд первой инстанции.

Таким образом, размер неустойки, подлежащей взысканию в пользу истца, должен составлять 138000 руб. (920000 руб. х 1% х 15 дней).

С учётом изменения размера неустойки, подлежащей взысканию с ответчика, изменяется и размер штрафа, подлежащего взысканию в пользу истца.

Согласно разъяснениям, данным в пп. 46, 47 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона). Если после принятия иска к производству суда требования потребителя удовлетворены ответчиком по делу (продавцом, исполнителем, изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) добровольно, то при отказе истца от иска суд прекращает производство по делу в соответствии со статьей 220 ГПК РФ. В этом случае штраф, предусмотренный пунктом 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей, с ответчика не взыскивается.

С учётом данных разъяснений размер штрафа, подлежащего взысканию с ответчика в пользу истца, составляет (320000 руб. + 138000 руб. + 5950 руб. + 5000 руб.) х 50% = 234475 руб.

Кроме того, в соответствии с ч. 5 ст. 198 ГПК РФ резолютивная часть решения суда должна содержать выводы суда об удовлетворении иска либо об отказе в удовлетворении иска полностью или в части, указание на распределение судебных расходов, срок и порядок обжалования решения суда.

Как разъяснено в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении", исходя из того, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств. В связи с этим в ней должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд как по первоначально заявленному иску, так и по встречному требованию, если оно было заявлено (статья 138 ГПК РФ), кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право. Судом должны быть разрешены и другие вопросы, указанные в законе, с тем чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении (часть 5 статьи 198, статьи 204 - 207 ГПК РФ). При отказе в заявленных требованиях полностью или частично следует точно указывать, кому, в отношении кого и в чем отказано.

Частично удовлетворяя заявленные исковые требования и приведя в мотивировочной части решения обоснование своих выводов, суд первой инстанции в резолютивной части не указал на отказ в удовлетворении остальной части исковых требований.

В связи с изложенным коллегия дополнила резолютивную часть решения суда по делу указанием на отказ в удовлетворении части исковых требований, так как данные выводы следуют из мотивировочной части решения.

 

4. Споры, связанные с пенсионным обеспечением.

 

4.1. Выплата пенсии, предусмотренной Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", производится по избранному пенсионером месту жительства или месту пребывания в пределах территории Российской Федерации.

Факт наличия у пенсионера временной регистрации и его временное непроживание по выбранному им месту жительства не порождают для него каких-либо прав и обязанностей, не могут сами по себе расцениваться в качестве безусловных доказательств изменения им места своего жительства и служить основанием ограничения его права на получении пенсии с учётом районного коэффициента.

Решением Анадырского городского суда отказано в удовлетворении исковых требований Бабенко И.Н. к Управлению Министерства внутренних дела России по Чукотскому автономному округу о признании незаконными и подлежащими отмене решения об исчислении пенсии без учёта районного коэффициента Чукотского автономного округа 100%, уведомления о выплате истцу пенсии без учёта районного коэффициента; возложении на ответчика обязанности возобновить выплаты назначенной пенсии в полном объёме, взыскании в пользу истца задолженности по пенсии.

Отменяя решение суда первой инстанции в части и удовлетворяя исковые требования Бабенко И.Н. о признании незаконным, возложении обязанности на ответчика отменить решение об исчислении пенсии без учёта районного коэффициента и возобновить выплаты назначенной пенсии в полном объёме, взыскании в пользу истца задолженности по пенсии за период с 1 февраля 2018 года по дату вынесения решения, судебная коллегия указала следующее.

Пенсионное обеспечение сотрудников органов внутренних дел осуществляется в порядке, предусмотренном Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" (далее по тексту - Закон N 4468-1).

Согласно статье 48 Закона N 4468-1 пенсионерам из числа лиц, указанных в статье 1 этого Закона, и членам их семей, проживающим в местностях, где к денежному довольствию военнослужащих и сотрудников органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы (далее - сотрудники) в соответствии с законодательством Российской Федерации устанавливаются коэффициенты, на период проживания их в этих местностях пенсии, назначаемые в соответствии с Законом, надбавки к этим пенсиям, предусмотренные статьями 17, 24 и 38 Закона, и увеличения, предусмотренные статьёй 16 Закона, исчисляются с применением соответствующего коэффициента, установленного в данной местности для военнослужащих и сотрудников Правительством Российской Федерации в соответствии с федеральными законами.

За пенсионерами из числа лиц, указанных в статье 1 названного Закона, прослуживших в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях соответственно не менее 15 и 20 календарных лет, которым пенсия была исчислена с применением части первой данной статьи, при выезде из этих районов и местностей на новое постоянное место жительства сохраняется размер пенсии, исчисленной с учётом соответствующего коэффициента в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, Бабенко И.Н. в период с 22 июня 2006 года по 4 июня 2017 года проходил службу на различных должностях в органах внутренних дел и национальной гвардии Российской Федерации, в том числе с 16 декабря 2009 года в районах Крайнего Севера, в Чукотском автономном округе. Стаж работы истца в районах Крайнего Севера на момент его увольнения составил 7 лет 5 месяцев 18 дней.

Таким образом, у Бабенко И.Н. отсутствовал необходимый стаж службы в районах Крайнего Севера для сохранения за ним пенсии, исчисленной с применением соответствующего районного коэффициента, при выезде из этих районов на новое постоянное место жительства.

С 5 июня 2017 года Бабенко И.Н., как лицу, проживающему в районах Крайнего Севера, назначена пенсия с учётом районного коэффициента.

Материалами дела подтверждается, что истец с 23 июня 2017 года зарегистрирован на постоянной основе в г. Певеке Чукотского автономного округа. При этом Бабенко И.Н. также имеет временную регистрацию по месту пребывания в Республике Калмыкия с 21 мая 2018 года по 18 мая 2021 года.

Протоколом от 26 января 2018 года комиссии УМВД России по Чукотскому автономному округу принято решение о снятии с 1 февраля 2018 года с начисленной Бабенко И.Н. пенсии районного коэффициента Чукотского АО, с 1 февраля 2018 года ему назначена пенсия без учёта районного коэффициента.

В соответствии со статьёй 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями части 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации и статьи 12 ГПК РФ, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно части 1 статьи 27 Конституции Российской Федерации каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.

Свобода выбора места жительства провозглашена также Международным пактом о гражданских и политических правах (статья 12) и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (статья 2 Протокола N 4), которые в силу части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации.

В силу части 1 статьи 56 Закона N 4468-I выплата пенсий, предусмотренных этим законом, производится по месту жительства или месту пребывания пенсионеров в пределах территории Российской Федерации.

При переезде пенсионера на новое место жительства или место пребывания в пределах территории Российской Федерации выплата и доставка пенсии осуществляются по его новому месту жительства или месту пребывания в пределах территории Российской Федерации на основании пенсионного дела и документов о регистрации по месту жительства или месту пребывания, выданных в установленном порядке органами регистрационного учета, а при отсутствии у пенсионера регистрации по новому месту жительства или месту пребывания на территории Российской Федерации - на основании его пенсионного дела и личного заявления с указанием места жительства или места пребывания (часть 7 статьи 56).

В соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июня 2011 года N 11-П по делу о проверке конституционности статьи 56 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службы, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" факт регистрации или отсутствия таковой не порождает для гражданина каких-либо прав и обязанностей и, согласно части второй статьи 3 Закона Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", не может сам по себе служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и законодательными актами субъектов Российской Федерации; регистрация граждан в том смысле, в каком это не противоречит Конституции Российской Федерации, является лишь предусмотренным федеральным законом способом их учёта в пределах территории Российской Федерации, носящим уведомительный характер и отражающим факт нахождения гражданина по месту пребывания или жительства; при этом конкретное место жительства лица может быть установлено и судом общей юрисдикции на основе различных юридических фактов, не обязательно связанных с его регистрацией компетентными органами.

Согласно части 1 статьи 20 Гражданского кодекса РФ местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

При этом действующее законодательство не определяет временной период, который может свидетельствовать о преимущественном либо постоянном проживании лица в избранном им месте жительства, начало течения и окончания этого периода времени, как и не устанавливает срок, который может свидетельствовать о его временном выбытии из выбранного им места жительства.

Как установлено судом, истец имеет временную регистрацию с 21 мая 2018 года по 18 мая 2021 года по месту пребывания в Республике Калмыкия, сохраняя в то же время регистрацию по месту жительства в Чукотском автономном округе.

Следовательно, факт наличия у истца временной регистрации и его временное непроживание по выбранному им месту жительства не порождают для него каких-либо прав и обязанностей, не могут сами по себе служить основанием ограничения его прав и свобод, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, и расцениваться в качестве безусловного доказательства изменения им места своего жительства.

Довод истца о том, что он временно отсутствует по постоянному месту жительства из-за состояния своего здоровья, ответчиком не опровергнут. Как указал истец в исковом заявлении, он был вынужден выехать за пределы Чукотского автономного округа к месту проживания матери на временное место пребывания, так как по состоянию здоровья ему необходимо соблюдение диеты. Доказательств наличия у истца жилья по месту временной регистрации (по договору социального найма, служебного или в собственности) материалы дела не содержат.

Заключение участкового полиции о непроживании истца по месту регистрации в городе Певеке Чукотского автономного округа, а также сведения ПТК "Розыск-Магистраль" о его выезде, подтверждая факт отсутствия Бабенко И.Н. в Чукотском автономном округе в период с 28 июня 2017 года по 9 января 2018 года, безусловными доказательствами изменения им места жительства не являются.

Таким образом, принимая решение об изменении размера выплачиваемой истцу пенсии без районного коэффициента, ответчик УМВД России по Чукотскому автономному округу не располагал достоверными сведениями о том, что истец, выехав из Чукотского автономного округа, изменил место своего жительства и постоянно, а не временно, стал проживать в центральных районах страны.

 

5. Споры, возникающие из наследственных отношений.

 

5.1. При наличии у нотариуса доказательств фактического принятия наследником наследства (например, совместное проживание наследника и наследодателя), даже если наследник не обращается к нотариусу с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство, указанный наследник считается фактически принявшим наследство, если иное не было доказано в судебном порядке, и его права не должны быть ущемлены при выдаче свидетельств о праве на наследство наследникам следующей очереди.

Решением Анадырского городского суда удовлетворены исковые требования Серой Т.В. к нотариусу Анадырского нотариального округа Чукотского автономного округа о признании незаконным совершённого нотариусом нотариального действия, выраженного в отказе Серой Т.В. в совершении нотариального действия по выдаче свидетельства о праве на наследство после умершего 11 апреля 2018 года Ч.И.В., возложении обязанности выдать свидетельство о праве на наследство.

Удовлетворяя исковые требования Серой Т.В., суд первой инстанции исходил из того, что истица, как родная сестра, является наследником второй очереди умершего Ч.И.В. Факт регистрации по месту жительства сына Ч.И.В. Чернопятова С.И. в принадлежащей наследодателю квартире не свидетельствует о принятии им наследства после смерти умершего отца, поскольку с августа 2012 года он содержался под стражей, в настоящее время отбывает наказание за уголовное преступление. До заключения под стражу Чернопятов С.И. фактически в квартире отца не проживал. В связи с тем, что наследник первой очереди Чернопятов С.И. не принял наследство в шестимесячный срок со дня его открытия, а Серая Т.В., напротив, приняла наследство, суд пришёл к выводу о незаконности постановления нотариуса Воловод В.М. от 30 октября 2018 года об отказе Серой Т.В. в выдаче свидетельства о праве на наследство на квартиру после смерти умершего Ч.И.В.

Отменяя данное судебное постановление и принимая новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, судебная коллегия пришла к следующим выводам.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1141 ГК РФ наследники по закону призываются к наследованию в порядке очерёдности, предусмотренной статьями 1142 - 1145 и 1148 данного Кодекса. Наследники каждой последующей очереди наследуют, если нет наследников предшествующих очередей, то есть если наследники предшествующих очередей отсутствуют, либо никто из них не имеет права наследовать, либо все они отстранены от наследования (статья 1117), либо лишены наследства (пункт 1 статьи 1119), либо никто из них не принял наследства, либо все они отказались от наследства.

Наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя (пункт 1 статьи 1142 ГК РФ).

Если нет наследников первой очереди, наследниками второй очереди по закону являются полнородные и неполнородные братья и сестры наследодателя, его дедушка и бабушка как со стороны отца, так и со стороны матери (пункт 1 статьи 1143 ГК РФ).

Согласно пункту 1 статьи 1152 ГК РФ для приобретения наследства наследник должен его принять.

Принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство (пункт 1 статьи 1153 ГК РФ).

В силу пункта 2 статьи 1153 ГК РФ признаётся, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, если наследник вступил во владение или управление наследственным имуществом, произвёл за свой счёт расходы на содержание наследственного имущества и т.д.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абз. 4 п. 36, п. 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", в целях подтверждения фактического принятия наследства (пункт 2 статьи 1153 ГК РФ) наследником могут быть представлены, в частности, справка о проживании совместно с наследодателем, квитанция об уплате налога, о внесении платы за жилое помещение и коммунальные услуги, сберегательная книжка на имя наследодателя, паспорт транспортного средства, принадлежавшего наследодателю, договор подряда на проведение ремонтных работ и т.п. документы. Наследник, совершивший действия, которые могут свидетельствовать о принятии наследства (например, проживание совместно с наследодателем, уплата долгов наследодателя), не для приобретения наследства, а в иных целях, вправе доказывать отсутствие у него намерения принять наследство, в том числе и по истечении срока принятия наследства (статья 1154 ГК РФ), представив нотариусу соответствующие доказательства либо обратившись в суд с заявлением об установлении факта непринятия наследства. Кроме того, факт непринятия наследником наследства может быть установлен после его смерти по заявлению заинтересованных лиц (иных наследников, принявших наследство).

Исходя из приведённых норм закона и руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, одним из способов принятия наследства может являться фактическое вступление наследника во владение наследственным имуществом, которое может подтверждаться совместным проживанием с наследодателем.

Согласно пп. 51, 52 Регламента совершения нотариусами нотариальных действий, устанавливающего объем информации, необходимой нотариусу для совершения нотариальных действий, и способ её фиксирования (утвержден решением Правления Федеральной нотариальной палаты от 28 августа 2017 года N 10/17, приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 30 августа 2017 года N 156) информацию о принятии наследства, отказе от наследства, отсутствии или наличии наследников по закону, в том числе имеющих право на обязательную долю в наследстве, их численности, информацию об именах, месте жительства, родственных отношениях с наследодателем, включении в число наследников наследника, пропустившего срок для принятия наследства, родственных отношениях с наследодателем наследника, лишённого возможности представить доказательства отношений, являющихся основанием для призвания к наследованию, нотариус устанавливает на основании заявлений (согласий), предусмотренных гражданским законодательством Российской Федерации и Основами законодательства РФ о нотариате. Информацию о фактическом принятии наследства нотариус устанавливает на основании документов, подтверждающих совершение наследником действий, свидетельствующих о принятии наследства, например: документов, выданных органами регистрационного учёта граждан о регистрации по месту жительства или месту пребывания, органами местного самоуправления или управляющей организацией, и иных документов, подтверждающих совместное проживание наследника с наследодателем на момент открытия наследства, если такой наследник не сообщает в заявлении о несовершении им действий по фактическому принятию наследства; судебного акта.

Согласно п. 15 Методических рекомендаций по оформлению наследственных прав (утв. Решением Правления ФНП от 27 - 28 февраля 2007 года, Протокол N 02/07) при оформлении свидетельства о праве на наследство нотариус предварительно анализирует все документы, имеющиеся в наследственном деле: заявления наследников о принятии наследства; документы, подтверждающие степень родства, брачные отношения и иные отношения наследников с наследодателем; завещания, возможные отмены завещаний, завещательные отказы и возложения; заявления об отказе от наследства; основания приращения наследственных долей; имеющиеся судебные решения; другие документы и сведения. При этом нотариус выясняет, нет ли других наследников, подлежащих призванию к наследованию, а также нет ли среди наследников, принявших наследство, недостойных наследников (ст. 1117 ГК РФ).

При наличии у нотариуса доказательств фактического принятия наследником наследства (например, совместное проживание наследника и наследодателя), даже если наследник не обращается к нотариусу с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство, указанный наследник считается фактически принявшим наследство, если иное не было доказано в судебном порядке, и его права не должны быть ущемлены при выдаче свидетельств о праве на наследство другим наследникам.

Если по истечении установленного для принятия наследства срока наследник, о котором у нотариуса имеются сведения о фактическом принятии им наследства, отрицает этот факт, то факт непринятия наследником наследства может быть установлен в судебном порядке.

С учётом изложенного при проживании наследника совместно с наследодателем принятие наследства предполагается, пока не установлено иное.

Как следует из материалов наследственного дела Ч.И.В., 19 июня 2018 года Серая Т.В. в лице своего представителя по доверенности Ц.В.Н. обратилась к нотариусу Анадырского нотариального округа Чукотского автономного округа Воловод В.М. с заявлением о принятии наследства (в виде квартиры, расположенной в г. Анадыре) после смерти брата Ч.И.В. В данном заявлении в качестве другого наследника указан сын Чернопятов С.И., проживающий в этой же квартире.

Сведения о проживании Чернопятова С.И. подтверждены выпиской из финансового лицевого счёта от 15 июня 2018 года. Также в выписке указано, что в данной квартире были зарегистрированы Ч.Л.А. с 18 ноября 1977 года по 16 июля 1986 года и наследодатель Ч.И.В. с 18 ноября 1977 года по 11 апреля 2018 года.

Исходя из данных документов, у нотариуса имелись сведения о совместном проживании Ч.И.В. и Чернопятова С.И. на день открытия наследства. Данных о том, что Чернопятов С.И. отказался от принятия наследства, а также доказательств того, что он не принял наследство, в материалах наследственного дела не имелось и Серой Т.В. нотариусу представлено не было. Отсутствовали у нотариуса и сведения о нахождении Чернопятова С.И. в местах лишения свободы и о фактическом непроживании в спорной квартире.

При таких обстоятельствах, учитывая наличие у нотариуса сведений о совместном проживании наследодателя и наследника первой очереди, а также отсутствие доказательств отказа последнего от наследства и непринятия им наследства, коллегия пришла к выводу о том, что у нотариуса отсутствовали основания для выдачи свидетельства о праве на наследство наследнику следующей очереди.

Кроме того, как установил суд первой инстанции, усматривалось из материалов дела и апелляционной жалобы Чернопятова С.И., он не имел возможности принять наследство в шестимесячный срок после смерти отца в связи с отсутствием информации о его смерти и нахождением в местах лишения свободы. Данное обстоятельство, как правильно указал суд первой инстанции в обжалуемом решении, даёт ему право на обращение в суд с заявлением о восстановлении срока принятия наследства в течение 6 месяцев после того, как отпали причины пропуска срока, с момента своей осведомлённости о смерти отца - с 13 декабря 2018 года до 13 июня 2019 года.

 

6. Процессуальные вопросы.

 

6.1. В случае освобождения истца от уплаты государственной пошлины она взыскивается с ответчика в соответствующий бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований, исходя из той суммы, которую должен был уплатить истец.

Решением Чукотского районного суда удовлетворены исковые требования Администрации муниципального образования сельское поселение Лаврентия к Прасол Е.Н. о признании утратившей право пользования жилым помещением, Некрасову А.А., Мамиевой Г.Т. о выселении из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения. Встречное исковое заявление Прасол Е.Н. и Некрасова А.А. к Администрации муниципального образования Чукотский муниципальный район, Администрации муниципального образования удовлетворено частично: признан недействительным (ничтожным) договор найма служебного помещения от 18 марта 2009 года. С Администрации муниципального образования сельское поселение Лаврентия в пользу истцов по встречному иску взыскана государственная пошлина в размере 300 рублей в равных долях каждому по 150 рублей. С ответчиков - государственная пошлина в доход бюджета Чукотский муниципальный район в размере 3000 рублей с каждого.

Изменяя указанное судебное постановление в части возмещения судебных расходов, судебная коллегия указала следующее.

Как следует из решения, суд первой инстанции, сославшись на положения статьи 103 ГПК РФ, взыскал с Прасол Е.Н., Некрасова А.А., Мамиевой Г.Т. государственную пошлину в размере 3 000 рублей с каждого. При этом в мотивировочной части решения суда указано на то, что с данных лиц подлежит взысканию государственная пошлина в размере 6 000 рублей с каждого.

В соответствии с частью 1 статьи 103 ГПК РФ, подпунктом 8 пункта 1 статьи 333.20 НК РФ издержки, понесённые судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобождён, взыскиваются с ответчика, не освобождённого от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В этом случае взысканные суммы зачисляются в доход бюджета, за счёт средств которого они были возмещены, а государственная пошлина - в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленным бюджетным законодательством Российской Федерации.

Из анализа данных норм следует, что, если истец был освобождён от уплаты государственной пошлины, она взыскивается с ответчика в соответствующий бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований исходя из той суммы, которую должен был уплатить истец.

Истец, как орган местного самоуправления, на основании подпункта 19 пункта 1 статьи 333.36 НК РФ освобождён от уплаты государственной пошлины при подаче искового заявления.

Согласно подпункту 3 пункта 1 статьи 333.19 НК РФ размер государственной пошлины для организаций при подаче искового заявления неимущественного характера составляет 6000 рублей.

Учитывая, что Администрации муниципального образования сельское поселение Лаврентия освобождена от уплаты государственной пошлины, судебная коллегия пришла к выводу о том, что с ответчиков Прасол Е.Н., Некрасова А.А., Мамиевой Г.Т. подлежит взысканию в доход бюджета муниципального образования Чукотский муниципальный район государственная пошлина в равных долях в размере 2000 рублей с каждого.

 

6.2. От уплаты государственной пошлины освобождаются государственные органы, выступающие по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, в качестве истцов или ответчиков.

Решением Анадырского районного суда удовлетворены исковые требования Магаданского транспортного прокурора, действующего в интересах Точёной Е.С., к Северо-Восточному линейному управлению Министерства внутренних дел РФ на транспорте о признании заключения служебной проверки и приказа о наложении дисциплинарного взыскания незаконными. С ответчика Северо-Восточного линейного управления Министерства внутренних дел РФ на транспорте взыскана в доход бюджета Анадырского муниципального района государственная пошлина в размере 600 рублей.

Отменяя указанное судебное постановление в части распределения судебных расходов, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с положениями пункта 19 части 1 статьи 333.36 НК РФ от уплаты государственной пошлины освобождаются государственные органы, выступающие по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, в качестве истцов или ответчиков.

При таких обстоятельствах с ответчика не подлежала взысканию государственная пошлина. Данные обстоятельства не были учтены судом первой инстанции при разрешении вопроса о распределении судебных расходов.

 

6.3. В случае подачи в суд искового заявления и документов, перечисленных в приложении к исковому заявлению, в электронном виде, представление копий искового заявления и приложенных к нему документов в соответствии с количеством ответчиков и третьих лиц не требуется.

Суд не вправе на стадии принятии искового заявления к производству суда требовать предоставления дополнительных документов, поскольку проверяя достаточность доказательств, обосновывающих основание иска, уточняя фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, на стадии принятия искового заявления к производству суда, суд разрешает задачу, свойственную стадии подготовки дела к судебному разбирательству (статья 148 ГПК РФ), что является недопустимым.

Определением Анадырского городского суда исковое заявление Жилинского А.Н. к Текутьевой Н.Ю. о взыскании процентов оставлено без движения.

Оставляя исковое заявление без движения, суд первой инстанции исходил из того, что оно подано в суд без соблюдения требований абзацев 2, 5, 7 статьи 132, пункта 4 части 2 статьи 131 ГПК РФ, поскольку истцом не приложены копии искового заявления и документов для ответчика, не обоснован расчёт взыскиваемых денежных средств, не уточнена цена иска, а исковые требования сформулированы таким образом, что непонятно, в чью пользу истец Жилинский А.Н. просит взыскать с ответчика проценты за просрочку возврата суммы основного долга.

Судебная коллегия признала указанные выводы суда первой инстанции противоречащими нормам процессуального права, несоответствующими фактическим обстоятельствам дела, а довод частной жалобы истца Жилинского А.Н. об их незаконности - заслуживающим внимания.

В соответствии с частью 1.1 статьи 3 ГПК РФ исковое заявление, заявление, жалоба, представление и иные документы могут быть поданы в суд на бумажном носителе или в электронном виде, в том числе в форме электронного документа, подписанного электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет".

Приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 27 декабря 2016 года N 251 утверждён Порядок подачи в федеральные суды общей юрисдикции документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа (далее - Порядок).

В пункте 4.6 Порядка предусмотрено, что в целях приобщения к судебному делу (производству) распечатываются копия обращения в суд, поступившего в виде электронного образа документа или электронного документа. При необходимости распечатываются и приобщаются на бумажном носителе к материалам судебного дела (производства) копии документов, поступивших в электронном виде.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 года N 57 "О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов", в случае если при рассмотрении дела в порядке, предусмотренном законодательством о гражданском судопроизводстве, исковое заявление, жалоба (представление) и приложенные к ним документы поданы в суд в электронном виде, то при подготовке дела к судебному разбирательству суд предлагает истцу или его представителю в установленный судом срок передать ответчикам и третьим лицам копии искового заявления, жалобы (представления) и приложенные к ним документы (часть 4 статьи 1, абзац второй статьи 132 и пункт 1 части 1 статьи 149 ГПК РФ).

Принимая во внимание, что исковое заявление и документы, перечисленные в приложении к исковому заявлению, были представлены в электронном виде и не были отклонены по причинам, указанным в пункте 4.5 Порядка, коллегия пришла к выводу о том, что у суда первой инстанции отсутствовали основания для оставления искового заявления без движения в связи с несоблюдением требований абзацев 2, 5 статьи 132 ГПК РФ.

Признаны неправомерными и требования суда первой инстанции в определении о предоставлении документов, подтверждающих расчёт заявленных исковых требований, в частности, размер процентной ставки; об уточнении даты возбуждения исполнительного производства и направлении в суд копии постановления о возбуждении исполнительного производства с копией для ответчика, поскольку данные требования изначально противоречат принципу диспозитивности, так как представление доказательств является субъективным правом истца, и все неблагоприятные последствия такого непредставления могут заключаться исключительно в отказе суда в удовлетворении иска.

Кроме того, проверяя достаточность доказательств, обосновывающих основание иска, уточняя фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, на стадии принятия искового заявления к производству суда, суд разрешает задачу, свойственную стадии подготовки дела к судебному разбирательству (статья 148 ГПК РФ), что является недопустимым, исходя из смысла разъяснений, содержащихся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 года N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству".

Согласно пункту 4 части 2 статьи 131 ГПК РФ в исковом заявлении должно быть указано, в чём заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца и его требования.

Как следует из искового заявления, Жилинский А.Н. просит (дословно) "взыскать с Текутьевой Натальи Юрьевны проценты согласно ст. 395 ГК РФ за период с 20.07.2010 по 15.04.2019 в сумме 103 823,24 рублей".

Из содержания данного искового заявления видно, что требования истцом сформулированы чётко и понятно, указаны ответчик, истец, в чём заключается нарушение прав последнего, приведены обстоятельства, на которых основаны исковые требования.

Отсутствие в просительной части искового заявления наименования истца, в пользу которого подлежат удержанию заявленные ко взысканию денежные средства, вопреки выводу суда первой инстанции, не может служить основанием для оставления без движения искового заявления, поскольку Жилинский А.Н., являясь истцом, обратился в защиту своего нарушенного права, а соответственно, проценты за просрочку возврата суммы долга взыскиваются с ответчика в пользу истца, а не какого-либо другого лица.

Не основанным на нормах гражданского процессуального законодательства коллегия признала и вывод суда первой инстанции в оспариваемом определении о необходимости уточнения цены иска в соответствии с представленным расчётом взыскиваемых денежных сумм.

В силу пункта 6 части 2 статьи 131, абзаца 7 статьи 132 ГПК РФ в исковом заявлении должны быть указаны: цена иска, если он подлежит оценке, а также расчёт взыскиваемых или оспариваемых денежных сумм. К исковому заявлению прилагаются расчёт взыскиваемой или оспариваемой денежной суммы, подписанный истцом, его представителем, с копиями в соответствии с количеством ответчиков и третьих лиц.

Согласно расчёту, приведённому в тексте искового заявления, квитанциям об оплате государственной пошлины, цена иска определена истцом Жилинским А.Н. в соответствии с требованиями пункта 1 части 1, части 2 статьи 91 ГПК РФ исходя из взыскиваемой денежной суммы в размере 103 823,24 рублей. Указание во вводной части искового заявления цены иска в ином размере (101 907,72 рублей) очевидно является опиской.

С учётом изложенного судебная коллегия указала, что оставление искового заявления Жилинского А.Н. без движения по приведённым в оспариваемом определении основаниям требованиям законности и обоснованности не отвечает.

 

6.4. Неисполнение судом первой инстанции обязанности выдать или направить надлежащим образом заверенную копию судебного постановления лицу, участвующему в деле, по адресу, указанному этим лицом или его представителем, свидетельствует о наличии обстоятельств, объективно исключающих возможность в установленный законом срок подготовить и подать апелляционную жалобу, а, следовательно, о наличии оснований для восстановления пропущенного срока апелляционного обжалования.

Определением Анадырского городского суда Некрасову С.И. отказано в восстановлении процессуального срока на подачу апелляционной жалобы на решение Анадырского городского суда от 5 марта 2018 года по гражданскому делу N 2-7/2018 по исковому заявлению Дальневосточного территориального управления Федерального агентства научных организаций к Некрасову С.И., Некрасовой Н.Н. о выселении из жилого помещения и снятии с регистрационного учёта в нём по месту жительства.

Отказывая Некрасову С.И. в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного процессуального срока на подачу апелляционной жалобы, суд первой инстанции исходил из того, что причин, объективно препятствующих Некрасову С.И. своевременно подать апелляционную жалобу на решение Анадырского городского суда от 5 марта 2018 года, оно не содержит. При этом суд принял во внимание, что решение изготовлено судом в окончательной форме 12 марта 2018 года, срок на подачу апелляционной жалобы на него истёк 12 апреля 2018 года, а апелляционная жалоба на решение суда первой инстанции подана со значительным пропуском установленного законом срока только 5 декабря 2018 года. Суд первой инстанции также указал, что Некрасов С.И. о перемене своего адреса во время производства по гражданскому делу и, в частности, ко дню повторного его рассмотрения судом по существу, не сообщал и направлять ему судебную корреспонденцию по иному адресу, не совпадающему с адресом его регистрации по месту жительства, не ходатайствовал.

Отменяя указанное судебное постановление и восстанавливая процессуальный срок апелляционного обжалования, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с частями 1, 2 статьи 112 ГПК РФ лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен. Заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока подаётся в суд, в котором надлежало совершить процессуальное действие, и рассматривается в судебном заседании.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в абзацах 2 и 3 пункта 8 постановления от 19 июня 2012 года N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", суд первой инстанции на основании статьи 112 ГПК РФ восстанавливает срок на подачу апелляционной жалобы, если признает причины его пропуска уважительными. Для лиц, участвующих в деле, к уважительным причинам пропуска указанного срока, в частности, может быть отнесено получение лицом, не присутствовавшим в судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела, копии решения суда по истечении срока обжалования или когда времени, оставшегося до истечения этого срока, явно недостаточно для ознакомления с материалами дела и составления мотивированной апелляционной жалобы, если такие нарушения привели к невозможности подготовки и подачи мотивированной апелляционной жалобы в установленный для этого срок.

Из приведённых нормативных положений в их системной взаимосвязи, разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что по заявлению лиц, пропустивших установленный федеральным законом процессуальный срок для подачи апелляционной жалобы на судебное постановление суда первой инстанции, он может быть восстановлен судом по причинам, признанным им уважительными. Суд при рассмотрении заявлений лиц, участвующих в деле, о восстановлении срока на подачу апелляционной жалобы в каждом конкретном случае должен установить наличие или отсутствие обстоятельств, препятствующих лицу обратиться в суд с апелляционной жалобой в установленный законом срок. При этом суд обязан оценивать все приведённые заявителем в обоснование уважительности причин доводы по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании, и исчерпывающим образом мотивировать свои выводы по данному вопросу в определении суда.

Таким образом, вопрос о восстановлении процессуального срока на подачу апелляционной жалобы на решение суда первой инстанции разрешается судом не произвольно, а в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения с учётом необходимости обеспечения баланса прав и законных интересов участников гражданского судопроизводства, соблюдения их гарантированных прав и требований справедливости.

Между тем при разрешении ходатайства Некрасова С.И. о восстановлении пропущенного процессуального срока на обжалование решения Анадырского городского суда от 5 марта 2018 года указанные нормы процессуального права судом первой инстанции не учтены, а вывод об отсутствии оснований для восстановления данного срока сделан без установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

Из материалов дела следует, что 5 марта 2018 года Анадырским городским судом по настоящему гражданскому делу вынесено решение. В окончательной форме решение изготовлено 12 марта 2018 года.

Ответчик Некрасов С.И., надлежащим образом извещённый о месте и времени судебного разбирательства, в судебное заседание не явился, при оглашении резолютивной части решения по настоящему делу не присутствовал. Его интересы в ходе судебного разбирательства по доверенности представляла И.Е.С.

Копия решения суда от 5 марта 2019 года по делу, направленная ответчику Некрасову С.И. сопроводительным письмом от 16 марта 2018 года по адресу его регистрации по месту жительства, возвращена в адрес суда 30 марта 2018 года в связи с истечением срока хранения в отделении почтовой связи.

По адресу местонахождения Некрасова С.И., указанного представителем ответчика, копия решения суда не направлялась.

Коллегией признана несостоятельной ссылка суда первой инстанции на то, что представитель ответчика И.Е.С., уведомив суд Чукотского автономного округа о месте нахождения Некрасова С.И., не сообщила, постоянно или временно он там проживает.

В соответствии со статьёй 118 ГПК РФ лица, участвующие в деле, обязаны сообщить суду о перемене своего адреса во время производства по делу. При отсутствии такого сообщения судебная повестка или иное судебное извещение посылаются по последнему известному суду месту жительства или месту нахождения адресата и считаются доставленными, хотя бы адресат по этому адресу более не проживает или не находится.

И.Е.С., являясь представителем по доверенности Некрасова С.И., в ходе первоначального рассмотрения дела направила в суд Чукотского автономного округа сведения о месте нахождения последнего посредством телефонограммы от 16 января 2017 года.

Таким образом, обязанность, предусмотренная статьёй 118 ГПК РФ, сообщить о перемене своего адреса Некрасовым С.И. была выполнена. При этом гражданским процессуальным законодательством не предусмотрена обязанность лица, участвующего в деле, сообщать о характере проживания по указанному адресу (постоянно или временно).

Судами кассационной инстанции, рассматривавшими гражданское дело, дальнейшая переписка с ответчиком осуществлялась, в том числе, по месту его нахождения, указанному представителем истца И.Е.С.

В соответствии с частью 1 статьи 214 ГПК РФ лицам, участвующим в деле, но не присутствующим в судебном заседании, - гражданам копии решения суда высылаются на бумажном носителе не позднее чем через пять дней со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Согласно части 4 статьи 113 ГПК РФ судебное извещение, адресованное лицу, участвующему в деле, направляется по адресу, указанному лицом, участвующим в деле, или его представителем.

Таким образом, выдача или направление надлежащим образом заверенной копии судебного постановления лицу, участвующему в деле, по адресу, указанному этим лицом или его представителем, является обязанностью суда. Неисполнение этой обязанности, если это лишало лицо, участвующее в деле, в установленный законом срок подготовить и подать апелляционную жалобу, свидетельствует о наличии обстоятельств, объективно исключающих возможность совершения лицом соответствующего процессуального действия, а следовательно, о наличии уважительной причины пропуска установленного законом срока подачи апелляционной жалобы.

Вывод же суда первой инстанции о том, что процессуальный срок пропущен Некрасовым С.И. без уважительной причины, сделан без учёта положений статей 113, 118, 214 ГПК РФ.

Коллегия не согласилась и с выводом суда первой инстанции о том, что ответчик, подав через своего представителя И.Е.С. 4 апреля 2018 года, то есть в установленный процессуальным законом срок, апелляционную жалобу на решение суда по делу, реализовал своё право на апелляционное обжалование.

В силу части 1 статья 323 ГПК РФ при подаче апелляционной жалобы, не соответствующей требованиям, предусмотренным статьёй 322 данного Кодекса, судья не позднее чем через пять дней со дня поступления жалобы, представления выносит определение, которым оставляет жалобу, представление без движения, и назначает лицу, подавшему жалобу, представление, разумный срок для исправления недостатков жалобы, представления с учётом характера таких недостатков, а также места жительства или места нахождения лица, подавшего жалобу.

Как следует из пункта 1 части 1 статьи 324 ГПК РФ, апелляционная жалоба возвращается лицу, её подавшему, в случае невыполнения в установленный срок указаний судьи, содержащихся в определении об оставлении жалобы, представления без движения.

Как усматривается из материалов дела, направленное представителю ответчика И.Е.С. сопроводительным письмом от 9 апреля 2018 года определение судьи об оставлении апелляционной жалобы без движения ею не было получено и 23 апреля 2018 года возвращено в суд.

Поскольку ответчику Некрасову С.И., подавшему апелляционную жалобу, определение об оставлении её без движения, судом первой инстанции не направлялось, судебная коллегия указала, что он был лишён возможности устранить допущенные недостатки и реализовать своё право на апелляционное обжалование.

 

6.5. Судья не вправе, ссылаясь на статью 32, пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ (в связи с неподсудностью), возвратить исковое заявление потребителя, оспаривающего условие договора о территориальной подсудности спора, поскольку в силу частей 7, 10 статьи 29 ГПК РФ и пункта 2 статьи 17 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу.

Определением Анадырского городского суда Ананьеву С.В. возвращено со всеми приложенными документами исковое заявление к обществу с ограниченной ответственностью "Кантри-Строй" о защите прав потребителей в рамках правоотношений, связанных с участием граждан в долевом строительстве многоквартирного дома.

Возвращая исковое заявление, суд первой инстанции исходил из того, что, поскольку статьёй 32 ГПК РФ предусмотрена возможность изменения территориальной подсудности соглашением сторон до принятия дела к производству суда, а пунктом 13.2 договора участия в долевом строительстве многоквартирного дома, заключённого между ООО "Кантри-Строй" и Ананьевым С.В., определена территориальная подсудность по месту нахождения застройщика и потребителем данный пункт договора не оспорен, то исковое заявление не подсудно Анадырскому городскому суду.

Судебная коллегия признала указанный вывод суда первой инстанции не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, постановленным с нарушением норм процессуального права.

Согласно пункту 2 статьи 17 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300-1 "О защите прав потребителей" иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены по выбору истца в суд по месту: нахождения организации, а если ответчиком является индивидуальный предприниматель, - его жительства; жительства или пребывания истца; заключения или исполнения договора.

В силу части 7 статьи 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены в суд по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора.

В соответствии со статьей 32 ГПК РФ, регулирующей договорную подсудность, стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству. Подсудность, установленная статьями 26, 27 и 30 данного Кодекса, не может быть изменена соглашением сторон.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 26 постановления от 28 июня 2012 года N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" разъяснил, что, если исковое заявление подано в суд потребителем согласно условию заключённого сторонами соглашения о подсудности, судья не вправе возвратить такое исковое заявление со ссылкой на пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ. Однако судья не вправе, ссылаясь на статью 32, пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ, возвратить исковое заявление потребителя, оспаривающего условие договора о территориальной подсудности спора, так как в силу частей 7, 10 статьи 29 ГПК РФ и пункта 2 статьи 17 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу.

Из материалов дела следует, что между ООО "Кантри-Строй", застройщиком, и Ананьевым С.В., участником долевого строительства, 8 июля 2015 года заключен договор участия в долевом строительстве многоквартирного дома.

Пунктом 13.2 договора определено, что в случае невозможности разрешения споров путём переговоров стороны передают их на рассмотрение в суд в соответствии с договорной подсудностью - по месту нахождения застройщика.

Поскольку спор между ООО "Кантри-Строй" и Ананьевым С.В. не относится к спорам, в отношении которых статьями 26, 27 и 30 ГПК РФ установленная исключительная либо родовая подсудность, то стороны договора имели право заключить соглашение об установлении территориальной подсудности.

Как видно из описательно-мотивировочной части искового заявления, Ананьев С.В., обратившись с иском в Анадырский городской суд, в том числе, указал на несогласие с определённой в договоре участия в долевом строительстве многоквартирного дома территориальной подсудностью, обосновывая это тем, что условие о подсудности включено в типовую форму договора долевого участия в строительстве, а также в связи с несогласованием сторонами суда, которому подсудны споры между участниками договора, поскольку место нахождения ООО "Кантри-Строй", указанное в договоре и в ЕГРЮЛ, различно.

Принимая во внимание, что Ананьевым С.В. оспаривается соглашение сторон об определении территориальной подсудности, достигнутое на основании статьи 32 ГПК РФ, у судьи не было оснований для возвращения искового заявления заявителю со ссылкой на пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ.

Несоответствие выводов судьи суда первой инстанции, изложенных в определении судьи, обстоятельствам дела и неправильное применение судьёй суда первой инстанции норм процессуального права привели к вынесению незаконного определения, что явилось основанием к его отмене.

 

7. Административные дела.

 

7.1. Определение об отказе во вступлении в административное дело заинтересованного лица или об отказе в привлечении этого лица к участию в административном деле выносится в виде отдельного судебного акта в совещательной комнате с разъяснением порядка и срока обжалования данного определения суда.

Ходатайства лиц, участвующих в деле, их представителей по вопросам, связанным с судебным разбирательством административного дела, разрешаются судом после заслушивания мнений других лиц, участвующих в деле, их представителей. О разрешении ходатайства суд выносит определение.

Решением Чукотского районного суда административное исковое заявление депутата Совета депутатов муниципального образования Чукотский муниципальный район по четырёхмандатному избирательному округу N 3 Бушмелёва А.Г. к Совету депутатов муниципального образования Чукотский муниципальный район о признании несостоявшейся первой сессии Совета депутатов шестого созыва, признании ненормативных правовых актов первой сессии Совета депутатов шестого созыва - решений N 1 - 4 от 6 октября 2017 года незаконными со дня их принятия удовлетворены частично.

При рассмотрении указанного административного дела коллегией установлены допущенные судом первой инстанции нарушения норм процессуального права, не повлекшие отмену состоявшегося судебного постановления.

В частности, нарушены требования части 5 статьи 47, пункта 1 части 3, части 5 статьи 198, частей 1, 2 статьи 199 КАС РФ в части вынесения определения об отказе в привлечении в качестве заинтересованного лица прокурора Чукотского района не в виде отдельного судебного акта в совещательной комнате, без разъяснения порядка и срока обжалования данного определения суда.

Кроме того, судом первой инстанции не соблюдены требования процессуального законодательства при разрешении вопроса о приобщении к материалам дела письменных доказательств, представленных административным ответчиком.

Исходя из частей 1, 2 статьи 59, статьи 60, частей 1, 2, 3 статьи 70 КАС РФ, при разрешении административного дела суд принимает представленные в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенных копий письменные доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения административного дела.

В статье 154 КАС РФ закреплено, что ходатайства лиц, участвующих в деле, их представителей по вопросам, связанным с судебным разбирательством административного дела, разрешаются судом после заслушивания мнений других лиц, участвующих в деле, их представителей. О разрешении ходатайства суд выносит определение.

Как следует из письменного протокола судебного заседания от 17 декабря 2018 года, судом первой инстанции к материалам дела были приобщены копия решения Совета депутата муниципального образования Чукотский муниципальный район от 22 декабря 2017 года N 5 "О решениях Совета депутатов муниципального образования Чукотский муниципальный район шестого созыва, принятых на 1 сессии", заверенная председателем Совета депутатов Чукотского муниципального района и ответственным секретарём Совета депутатов Чукотского муниципального района, а также незаверенные "скрин-страницы переписки группы Совета депутатов и скрин-страницы электронной почты Совета депутатов". Административный истец Бушмелёв А.Г., его представитель Биккин Д.С. возражали против приобщения копии решения Совета депутата муниципального образования Чукотский муниципальный район от 22 декабря 2017 года N 5, как не имеющего отношения к административному делу, вопросы приобщения других документов оставили на усмотрение суда.

В аудиопротоколе судебного заседания от 17 декабря 2018 года отсутствует запись о разрешении судом заявленного представителем административного ответчика Совета депутатов муниципального образования Чукотский муниципальный район ходатайства о приобщении к материалам административного дела копии решения Совета депутата муниципального образования Чукотский муниципальный район от 22 декабря 2017 года N 5, против приобщения которого возражала сторона административного истца, а также о приобщении "скрин-страницы переписки группы Совета депутатов и скрин-страницы электронной почты Совета депутатов".

Перечисленные нарушения норм процессуального права, допущенные судом первой инстанции, не привели к принятию неправильного решения, а соответственно, не явились основанием для изменения или отмены решения суда, однако свидетельствуют о недобросовестном отношении судьи к своим обязанностям по отправлению правосудия и подрывают авторитет судьи и судебной власти в целом.

 

7.2. Установленные частью 11 статьи 40 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" предписания, предусматривающие принятие решения представительным органом о досрочном прекращении полномочий депутата не позднее чем через 30 дней или три месяца со дня появления оснований, является лишь сроком процедурного оформления прекращения полномочий депутата, и, соответственно, нарушение данного срока не означает, что депутат представительного органа муниципального образования, нарушивший антикоррупционное законодательство, не может быть привлечён к ответственности в виде досрочного лишения его полномочий.

Решением Чукотского районного суда оставлено без удовлетворения административное исковое заявление Бушмелёва А.Г. к Совету депутатов муниципального образования Чукотский муниципальный район о признании незаконным со дня принятия решения N 44 от 10 августа 2018 года седьмой сессии шестого созыва Совета депутатов муниципального образования Чукотский муниципальный район о досрочном прекращении полномочий депутата Совета депутатов муниципального образования Чукотский муниципальный район шестого созыва по четырёхмандатному избирательному округу N 3 Бушмелёва А.Г.

Отказывая в удовлетворении административных исковых требований Бушмелёва А.Г., суд первой инстанции исходил из того, что административный истец, являясь депутатом Совета депутатов муниципального образования Чукотский муниципальный район, в нарушение требований части 7.1 статьи 40 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", части 4 статьи 12.1 Федерального закона "О противодействии коррупции", частей 2, 6 статьи 7.2 Закона "О профилактике коррупции в Чукотском автономном округе" представил сведения о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих несовершеннолетних детей за 2017 год по истечении установленного законом срока - после 1 апреля 2018 года, в связи с чем пришёл к выводу о том, что у административного ответчика имелись основания для принятия решения о досрочном прекращении его депутатских полномочий. Суд также указал, что оспариваемое решение принято Советом депутатов муниципального образования Чукотский муниципальный район в пределах его компетенции, с соблюдением порядка и процедуры, кворума, не противоречит требованиям действующего законодательства.

Соглашаясь в целом с выводами суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных административных исковых требований, коллегия признала заслуживающим внимания довод апелляционной жалобы административного истца Бушмелёва А.Г. о нарушении административным ответчиком срока принятия решения о досрочном прекращении его депутатских полномочий.

В соответствии с частями 10.1, 11 статьи 40 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", частями 1.1, 2 статьи 34 Устава муниципального образования Чукотский муниципальный район полномочия депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления, иного лица, замещающего муниципальную должность, прекращаются досрочно в случае несоблюдения ограничений, установленных данным Федеральным законом. Решение представительного органа муниципального образования о досрочном прекращении полномочий депутата представительного органа муниципального образования принимается не позднее чем через 30 дней со дня появления основания для досрочного прекращения полномочий, а если это основание появилось в период между сессиями представительного органа муниципального образования, - не позднее чем через три месяца со дня появления такого основания.

В силу требований части 7.1 статьи 40 указанного Федерального закона, части 4 статьи 12.1 Федерального закона "О противодействии коррупции", частей 2, 6 статьи 7.2 Закона "О профилактике коррупции в Чукотском автономном округе" (в редакции до принятия Закона Чукотского автономного округа от 03 апреля 2018 года N 15-ОЗ) депутаты выборного органа местного самоуправления ежегодно, не позднее 1 апреля года, следующего за отчётным финансовым годом, представляют сведения о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруг (супругов) и несовершеннолетних детей. Указанные сведения представляются в кадровую службу Аппарата Губернатора и Правительства Чукотского автономного округа, которая после обобщения направляет эти сведения Губернатору Чукотского автономного округа.

Из указанных выше положений закона следует, что федеральный законодатель начало течения срока для принятия решения о досрочном прекращении полномочий депутата представительного органа местного самоуправления связывает с датой неисполнения им обязанностей по представлению в установленный законом срок перечисленных выше сведений, а не с датой поступления информации в орган местного самоуправления о наличии оснований для досрочного прекращения полномочий, как ошибочно полагал суд первой инстанции.

Судом первой инстанции установлено и не оспаривалось лицами, участвующими в деле, что депутат Бушмелёв А.Г. представил сведения о доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера в отношении себя и несовершеннолетних детей с нарушением срока, предусмотренного частью 2 статьи 7.2 Закона "О профилактике коррупции в Чукотском автономном округе".

При таких обстоятельствах днём появления оснований для досрочного прекращения полномочий депутата Бушмелёва А.Г. является 2 апреля 2018 года, а, следовательно, соответствующее решение Советом депутатов муниципального образования Чукотский муниципальный район должно быть принято в срок до 2 июля 2018 года (как появившееся в период между сессиями данного представительного органа местного самоуправления).

С учётом изложенного, оспариваемое решение от 10 августа 2018 года N 44, вопреки выводам суда первой инстанции, принято административным ответчиком с нарушением предусмотренного частью 11 статьи 40 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" срока.

Вместе с тем указанные обстоятельства не свидетельствуют о незаконности судебного постановления, поскольку предписания, предусматривающие принятие решения представительным органом о досрочном прекращении полномочий депутата не позднее чем через 30 дней или три месяца со дня появления оснований, является лишь сроком процедурного оформления прекращения полномочий депутата, и, соответственно, нарушение данного срока не означает, что депутат представительного органа муниципального образования, нарушивший антикоррупционное законодательство, не может быть привлечён к ответственности в виде досрочного лишения его полномочий.

 

7.3. В случае, если полномочия органа государственной власти распространяются на несколько районов, административное исковое заявление подается в суд того района, на территории которого исполняется оспариваемое решение.

Определением Анадырского городского суда возвращено административное исковое заявление Федерального государственного унитарного гидрографического предприятия к Департаменту образования, культуры и спорта Чукотского автономного округа о признании недействительным предписания.

Возвращая административное исковое заявление административному истцу ФГУП "Гидрографическое предприятие", суд первой инстанции исходил из того, что выполнение предусмотренных оспариваемым предписанием мероприятий должно проводиться на территории объекта "Памятник Дежневу Семену Ивановичу", расположенного в Чукотском районе Чукотского автономного округа, в связи с чем, руководствуясь частями 1, 2 статьи 22 КАС РФ, пришёл к выводу о неподсудности поданного административного иска Анадырскому городскому суду.

Судебная коллегия признала данный вывод суда первой инстанции в определении противоречащим нормам процессуального права, а доводы частной жалобы административного истца ФГУП "Гидрографическое предприятие" о его незаконности - заслуживающими внимания.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 129 КАС РФ судья возвращает административное исковое заявление административному истцу в случае, если дело неподсудно данному суду.

В силу части 5 статьи 218 КАС РФ административные исковые заявления об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих подаются в суд по правилам подсудности, установленным главой 2 КАС РФ.

В соответствии с частями 1, 2 статьи 22 КАС РФ административное исковое заявление к органу государственной власти, иному государственному органу подается в суд по месту их нахождения. В случае, если место нахождения органа государственной власти, иного государственного органа не совпадает с территорией, на которую распространяются их полномочия, административное исковое заявление подается в суд того района, на территорию которого распространяются полномочия указанных органов.

В пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2016 года N 36 "О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации" разъяснено, что в случае, если полномочия органа государственной власти, иного государственного органа, организации, наделенной отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, государственного служащего распространяются на несколько районов, административное исковое заявление подаётся в суд того района, на территории которого возникли или могут возникнуть правовые последствия оспариваемых административным истцом действий (бездействия) либо на территории которого исполняется оспариваемое решение (часть 2 статьи 22 КАС РФ).

Как следует из материалов дела, административный истец ФГУП "Гидрографическое предприятие" оспаривает предписание Департамента образования, культуры и спорта Чукотского автономного округа от 27 ноября 2018 года, выданное по результатам внеплановой документарной проверки соблюдения Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" при проведении текущего ремонта и планового обслуживания навигационного знака "Памятник Дежневу". Данное сооружение расположено в Чукотском районе Чукотского автономного округа.

Указанным предписанием предусмотрено выполнение административным истцом следующих мероприятий:

1) обратиться в Инспекцию по государственной охране объектов культурного наследия Департамента образования, культуры и спорта Чукотского автономного округа (далее по тексту - Инспекция) с заявлением о выдаче задания на разработку научно-проектной документации на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия;

2) определить проектную организацию на разработку научно-проектной документации по сохранению объекта культурного наследия;

3) обязать проектную организацию обратиться с заявлением в Инспекцию за разрешением на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия; провести государственную историко-культурную экспертизу проектной документации на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия федерального значения "Памятник Дежневу Семену Ивановичу"; направить в Инспекцию научно-проектную документацию с заключением соответствующих экспертиз;

4) получить в Инспекции задание на производство работ по сохранению объекта культурного наследия "Памятник Дежневу Семену Ивановичу";

5) определить организацию, проводящую работы по сохранению объекта культурного наследия, а также авторский и технический надзоры;

6) оформить акт приемки объекта культурного наследия "Памятник Дежневу Семену Ивановичу".

Таким образом, оспариваемое предписание в основной части требований подлежит исполнению по месту нахождения структурного подразделения административного ответчика - Инспекции (в городе Анадырь Чукотского автономного округа).

Принимая во внимание, что полномочия административного ответчика Департамента образования, культуры и спорта Чукотского автономного округа распространяются на всю территорию Чукотского автономного округа, учитывая, что исполнение оспариваемого административного истцом решения должно производиться на территории города Анадырь, у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для возвращения настоящего административного искового заявления ФГУП "Гидрографическое предприятие" в связи с его неподсудностью Анадырскому городскому суду.

Нарушение судом первой инстанции норм процессуального права привело к вынесению незаконного определения, что явилось основанием к отмене определения суда первой инстанции в апелляционном порядке.

 

7.4. В случае, если административный истец в срок, установленный для устранения недостатков административного искового заявления, определение судьи об оставлении административного искового заявления не получил, в связи с чем не имел возможности его исполнить, суд не вправе возвращать административное исковое заявление.

Определением Билибинского районного суда от 22 ноября 2018 года возвращено административное исковое заявление Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Чукотскому автономному округу к Милюкову А.В. о взыскании обязательных платежей с налогоплательщика.

Возвращая административное исковое заявление МИФНС N 2 по ЧАО, суд первой инстанции, руководствуясь пунктом 7 части 1 статьи 129 и частью 2 статьи 130 КАС РФ, исходил из того, что административный истец в срок, установленный в определении об оставлении административного искового заявления без движения, не исправил недостатки данного административного искового заявления и документов, приложенных к нему.

Судебная коллегия признала указанный вывод суда первой инстанции в определении противоречащим нормам процессуального права.

В силу частей 1 и 2 статьи 130 КАС РФ судья, установив, что административное исковое заявление подано с нарушением требований статей 125 и 126 данного Кодекса, предъявляемых к форме и содержанию административного искового заявления и (или) приложенных к нему документов, выносит определение об оставлении административного искового заявления без движения, в котором указывает основания для этого и устанавливает разумный срок для устранения лицом, подавшим административное исковое заявление, обстоятельств, послуживших основанием для оставления административного искового заявления без движения. Копия определения об оставлении административного искового заявления без движения направляется лицу, подавшему административное исковое заявление, не позднее следующего рабочего дня после дня вынесения такого определения.

Если лицо, подавшее административное исковое заявление, в установленный в определении об оставлении административного искового заявления без движения срок исправит недостатки, указанные судьёй, административное исковое заявление считается поданным в день первоначального обращения этого лица в суд. В противном случае административное исковое заявление считается неподанным и возвращается подавшему его лицу со всеми приложенными к нему документами в порядке, установленном статьей 129 данного Кодекса.

Пунктом 7 части 1 статьи 129 КАС РФ определено, что судья возвращает административное исковое заявление административному истцу в случае, если не исправлены недостатки данного административного искового заявления и документов, приложенных к нему, в срок, установленный в определении об оставлении административного искового заявления без движения.

Определением судьи Билибинского районного суда от 1 ноября 2018 года административное исковое заявление МИФНС N 2 по ЧАО к Милюкову А.В. оставлено без движения в связи с неприложением к нему документов, подтверждающих направление административному ответчику копий административного искового заявления и приложенных к нему документов, и административному истцу установлен срок до 20 ноября 2018 года для исправления указанных недостатков.

Сопроводительным письмом от 6 ноября 2018 года определение судьи об оставлении административного искового заявления без движения направлено МИФНС N 2 по ЧАО по электронной почте и через отделение связи.

Согласно отметке на сопроводительном письме, а также распечатке подтверждения доставки электронной почты копия определения судьи направлена на электронный адрес: nal8706@v87.nalog.ru.

При этом административное исковое заявление не содержит просьбу административного истца о направлении ему судом почтовой корреспонденции на указанный электронный адрес. В угловых штампах на административном исковом заявлении и на ходатайстве о восстановлении пропущенного срока на взыскание обязательных платежей в судебном порядке указан адрес сайта: wwwnal8706@v87.nalog.ru, но не указан электронный адрес МИФНС N 2 по ЧАО.

Как видно из уведомления о вручении почтового отправления, копия определения суда вручена административному истцу 6 декабря 2019 года, то есть после истечения срока, установленного судьёй суда первой инстанции для исправления недостатков административного искового заявления и после вынесения определения судьёй Билибинского районного суда от 22 ноября 2018 года о возвращении административного искового заявления.

Принимая во внимание, что административный истец в срок, установленный для устранения недостатков административного искового заявления, определение судьи не получил, в связи с чем не имел возможности его исполнить, у судьи суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для возвращения настоящего административного искового заявления МИФНС N 2 по ЧАО.

Нарушение судом первой инстанции норм процессуального права привело к вынесению незаконного определения, что явилось основанием к отмене определения суда первой инстанции в апелляционном порядке.

 

8. Дела об административных правонарушениях.

 

8.1. Действие (бездействие) юридического лица, образующее состав административного правонарушения, предусмотренного разными статьями КоАП РФ, подлежит квалификации по специальной норме, предусмотренной данным Кодексом.

Постановлением государственного инспектора Российской Федерации в области охраны окружающей среды Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Чукотскому автономному округу (далее - государственный инспектор) от 11 сентября 2018 года юридическое лицо ООО "Квазар-ЛТД" признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьёй 8.5 КоАП РФ, с назначением наказания в виде предупреждения.

Решением судьи Чаунского районного суда постановление от 11 сентября 2018 года оставлено без изменения, протест и.о. прокурора Чукотского автономного округа - без удовлетворения.

Статья 8.5 КоАП РФ предусматривает ответственность за сокрытие, умышленное искажение или несвоевременное сообщение полной и достоверной информации о состоянии окружающей среды и природных ресурсов, об источниках загрязнения окружающей среды и природных ресурсов или иного вредного воздействия на окружающую среду и природные ресурсы, о радиационной обстановке данных, полученных при осуществлении производственного экологического контроля, информации, содержащейся в заявлении о постановке на государственный учёт объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду, декларации о воздействии на окружающую среду, декларации о плате за негативное воздействие на окружающую среду, отчете о выполнении плана мероприятий по охране окружающей среды или программы повышения экологической эффективности, а равно искажение сведений о состоянии земель, водных объектов и других объектов окружающей среды лицами, обязанными сообщать такую информацию.

Из постановления от 11 сентября 2018 года следует, что 28 августа 2018 года в 18 часов при проведении плановой выездной проверки в отношении ООО "Квазар-ЛТД" государственным инспектором установлено, что у ООО "Квазар-ЛТД" в процессе хозяйственной деятельности образуются отходы 2 - 5 класса опасности. Однако, в нарушение пункта 2 статьи 19 Федерального закона от 24 июня 1998 года N 89-ФЗ "Об отходах производства и потребления" (далее - Федеральный закон N 89-ФЗ), статистическая отчётность по форме 2-ТП (отходы), утверждённая приказами Росстата от 28 января 2011 года N 17,от 10 августа 2017 года N 529, за 2015 - 2017 годы юридическим лицом в установленные сроки в адрес Управления не представлена. Приказом Росстата от 28 января 2011 года N 17 "Об утверждении статистического инструментария для организации Росприроднадзором федерального статистического наблюдения за отходами производства и потребления", а также приказом Росстата от 10 августа 2017 года N 529 "Об утверждении статистического инструментария для организации Федеральной службой по надзору в сфере природопользования федерального статистического наблюдения за отходами производства и потребления" утверждена отчётность - годовая форма федерального статистического наблюдения N 2-ТП (отходы) "Сведения об образовании, использовании, обезвреживании, транспортировании и размещении отходов производства и потребления" предоставляют юридические лица, индивидуальные предприниматели, осуществляющие деятельность по обращению с отходами производства и потребления.

В соответствии с указанными приказами Росстата срок предоставления отчётности по форме 2-ТП (отходы) в территориальный орган Росприроднадзора в субъекте - Управление Росприроднадзора по Чукотскому АО для юридических лиц установлен 1 февраля после отчётного периода, то есть должна быть предоставлена не позднее 1 февраля за отчётные периоды, в данном случае за 2015, 2016, 2017 годы.

Данные обстоятельства послужили основанием для привлечения ООО "Квазар-ЛТД" к административной ответственности по статье 8.5 КоАП РФ.

Рассматривая протест и.о. прокурора Чукотского автономного округа и отказывая в его удовлетворении, судья районного суда пришёл к выводу о том, что статистическая отчётность об образовании, обработке, утилизации, обезвреживании, транспортировании и размещении отходов производства и потребления за 2015 - 2017 года содержит экологическую информацию, которая не была представлена в установленные сроки ООО "Квазар-ЛТД" в Управление Росприроднадзора по Чукотскому автономному округу, в связи с чем действия юридического лица образуют объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного статьёй 8.5 КоАП РФ.

Данный вывод судьи Чаунского районного суда судья суда округа признал ошибочным, а довод протеста заместителя прокурора Чукотского автономного округа о том, что бездействие ООО "Квазар-ЛТД", выразившееся в непредставлении отчета по форме N 2-ТП (отходы), следует квалифицировать по части 1 статьи 13.19 КоАП РФ, - заслуживающим внимания.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 19 Федерального закона от 24 июня 1998 года N 89-ФЗ "Об отходах производства и потребления" (далее - Федеральный закон N 89-ФЗ) индивидуальные предприниматели и юридические лица, осуществляющие деятельность в области обращения с отходами, обязаны вести в установленном порядке учёт образовавшихся, утилизированных, обезвреженных, переданных другим лицам или полученных от других лиц, а также размещенных отходов. Порядок учёта в области обращения с отходами устанавливают федеральные органы исполнительной власти в области обращения с отходами в соответствии со своей компетенцией; порядок статистического учёта в области обращения с отходами - федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по формированию официальной статистической информации о социальных, экономических, демографических, экологических и других общественных процессах в Российской Федерации. Индивидуальные предприниматели и юридические лица, осуществляющие деятельность в области обращения с отходами, обязаны представлять отчётность в порядке и в сроки, которые определены федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по формированию официальной статистической информации о социальных, экономических, демографических, экологических и других общественных процессах в Российской Федерации, по согласованию с федеральными органами исполнительной власти в области обращения с отходами в соответствии со своей компетенцией.

Общественные отношения, возникающие при осуществлении официального статистического учета, регулируются Федеральным законом от 29 ноября 2007 года N 282-ФЗ "Об официальном статистическом учёте и системе государственной статистики в Российской Федерации".

В соответствии с пунктами 5, 7 статьи 2 названного закона под федеральным статистическим наблюдением следует понимать сбор первичных статистических данных и административных данных субъектами официального статистического учёта; под первичными статистическими данными - документированную информацию по формам федерального статистического наблюдения, получаемую от респондентов, или информацию, документируемую непосредственно в ходе федерального статистического наблюдения.

Субъектами официального статистического учёта являются федеральные органы государственной власти, иные федеральные государственные органы, Центральный банк Российской Федерации (Банк России), осуществляющие формирование официальной статистической информации в установленной сфере деятельности в соответствии с законодательством Российской Федерации (п. 4 ст. 2 Федерального закона N 282-ФЗ).

Условия предоставления в обязательном порядке первичных статистических данных и административных данных субъектам официального статистического учёта определяются Положением об условиях предоставления в обязательном порядке первичных статистических данных и административных данных субъектам официального статистического учёта, утверждённым постановлением Правительства Российской Федерации от 18 августа 2008 года N 620 (далее - Положение N 620).

Согласно пункту 4 Положения N 620 первичные статистические данные предоставляются субъектам официального статистического учёта по утвержденным формам федерального статистического наблюдения в соответствии с указаниями по их заполнению по адресам, в сроки и с периодичностью, которые указаны на бланках этих форм.

Формы федерального статистического наблюдения и указания по их заполнению утверждаются Федеральной службой государственной статистики по представлению субъектов официального статистического учёта, если иное не установлено федеральными законами.

Приказом Росстата от 10 августа 2017 года N 529 "Об утверждении статистического инструментария для организации Федеральной службой по надзору в сфере природопользования федерального статистического наблюдения за отходами производства и потребления" утверждена форма федерального статистического наблюдения N 2-ТП (отходы) "Сведения об образовании, обработке, утилизации, обезвреживании, транспортировании и размещении отходов производства и потребления".

В соответствии с требованиями названного приказа юридические лица, индивидуальные предприниматели, осуществляющие деятельность по обращению с отходами производства и потребления, предоставляют до 1 февраля года, следующего за отчётным периодом, форму федерального статистического наблюдения N 2-ТП (отходы) "Сведения об образовании, использовании, обезвреживании, транспортировании и размещении отходов производства и потребления".

Согласно пункту 57.3 Федерального плана статистических работ, утверждённого распоряжением Правительства российской Федерации от 6 мая 2008 года N 671-р, Росприроднадзор является субъектом официального статистического учёта, осуществляющим сбор и обработку сведений об образовании, обработке, утилизации, обезвреживании, транспортировании и размещении отходов производства и потребления, ежегодно предоставляемых респондентами по форме N 2-ТП (отходы).

Отчёт по форме 2-ТП (отходы) предоставляется в территориальный орган Росприроднадзора в субъекте Российской Федерации ежегодно до 1 февраля после отчётного периода.

Согласно пункту 14 Положения N 620 непредоставление или несвоевременное предоставление респондентами субъектам официального статистического учёта первичных статистических данных или административных данных либо предоставление недостоверных первичных статистических данных или административных данных влечёт ответственность респондентов, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, ООО "Квазар-ЛТД", осуществляя свою хозяйственную деятельность, в течение 2015 - 2017 годов статистические отчёты по форме 2-ТП (отходы) в Управление Росприроднадзора по Чукотскому автономному округу не представляло.

Частью 1 статьи 13.19 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за непредоставление респондентами субъектам официального статистического учёта первичных статистических данных в установленном порядке или несвоевременное предоставление этих данных либо предоставление недостоверных первичных статистических данных.

Из конструкции КоАП РФ усматривается, что административные правонарушения в области охраны окружающей среды и природопользования, содержащиеся в главе 8 КоАП РФ, и административные правонарушения в области связи и информации, перечисленные в главе 13 КоАП РФ, имеют разные родовые объекты посягательства. По статье 8.5 КоАП РФ - это общественные отношения в области охраны окружающей среды и природопользования, по статье 13.19 КоАП РФ - отношения в области связи и информации.

На основании изложенного судья суда округа пришёл к выводу о том, что в данном случае часть 1 статьи 13.19 КоАП РФ по отношению к статье 8.5 КоАП РФ является специальной нормой и, поскольку в вину юридическому лицу вменяется непредоставление статистической отчётности по форме 2-ТП (отходы), утверждённой приказами Росстата от 28 января 2011 года N 17, от 10 августа 2017 года N 529, обязательность предоставления которой предусмотрена пунктом 1 статьи 19 Федерального закона N 89-ФЗ, совершённое им бездействие подлежит квалификации по части 1 статьи 13.19 КоАП РФ.

Переквалификация действий юридического лица со статьи 8.5 КоАП РФ на часть 1 статьи 13.19 КоАП РФ, имеющую иной родовой объект посягательства, невозможна (п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях").

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ при отсутствии состава административного правонарушения, в данном случае - состава административного правонарушения, предусмотренного статьёй 8.5 КоАП РФ, начатое производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению.

Решением судьи суда округа решение судьи районного суда и постановления должностного лица отменены, производств по делу прекращено.

 

8.2. В постановлении по делу об административном правонарушении должны быть решены вопросы об изъятых вещах и документах.

Постановлением судьи Провиденского районного суда производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 8.17 КоАП РФ, в отношении Зорихина О.В. прекращено, материалы дела переданы в орган дознания Службу в г. Анадыре ПУ ФСБ России по Восточному арктическому району в связи с наличием в действиях Зорихина О.В. признаков преступления.

Изменяя указанное постановление в связи неразрешением судьёй районного суда вопроса о судьбе изъятых по делу вещах, судья суда округа указал следующее.

Согласно части 3 статьи 29.10 КоАП РФ в постановлении по делу об административном правонарушении должны быть решены вопросы об изъятых вещах и документах, о вещах, на которые наложен арест, если в отношении их не применено или не может быть применено административное наказание в виде конфискации, а также о внесённом залоге за арестованное судно.

Как следует из материалов дела, 2 октября 2018 года у Зорихина О.В. были изъяты две пластиковые ёмкости черного цвета по 50 литров каждая, закрытый полипропиленовый мешок белого цвета; рыбная продукция в разделанном виде (потрошёная, без головы) нерка в количестве 64 шт.; рыба лососевых пород не разделанная, сырец нерка 6 шт.; сеть ставная жаберная, длиной 20 м, высотой сетного полотна 1,8 м, размером ячеи 55 см на 55 см. Указанные предметы переданы на ответственное хранение начальнику ГМТО отдела (погк) в рп. Провидения.

Вместе с тем при вынесении постановления по делу судья районного суда вопрос об их судьбе не разрешил, что повлекло изменение обжалуемого постановления.

В связи с тем, что материалы дела направлены в орган дознания для проведения проверки на предмет наличия в действиях Зорихина О.В. состава преступления, судья суда округа пришёл к выводу о том, что изъятые по делу предметы на основании пункта 2 части 3 статьи 29.10 КоАП РФ также подлежат передаче в орган дознания, проводящий проверку.

 

8.3. Оценка доказательств по делу об административном правонарушении должна основываться на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Постановлением судьи Анадырского районного суда Петухов Д.А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 30 000 (тридцать тысяч) рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок 1 год 6 месяцев.

Отменяя указанное постановление и прекращая производство по делу ввиду недоказанности обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление, судья суда округа указал следующее.

Частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ установлена административная ответственность за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния.

Согласно абзацу 1 пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090 (далее - ПДД), водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

В соответствии с примечанием к статье 12.8 КоАП РФ административная ответственность, предусмотренная данной статьёй, наступает в случае установленного факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно: 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, или наличием абсолютного этилового спирта в концентрации 0,3 и более грамма на один литр крови, либо в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.

Из протокола об административном правонарушении, составленного инспектором ДПС, и постановления судьи следует, что 4 марта 2019 года в 8 часов 15 минут возле дома N 2 по улице Мандрикова пос. Беринговский Анадырского района Чукотского автономного округа водитель Петухов Д.А. управлял транспортным средством - Урал 3255, в состоянии алкогольного опьянения, чем нарушил пункт 2.7 ПДД.

Признавая Петухова Д.А. виновным в совершении административного правонарушения, судья районного суда сослался, в том числе, на акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения Петухова Д.А. (далее - Акт), согласно которому концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе у Петухова Д.А. составила в результате первого исследования 0,22 мг/л, в результате повторного - 0,19 мг/л, и сделано заключение "состояние опьянения установлено". Указанный акт судья признал надлежащим доказательством по делу.

При этом судья не учёл, что при проведении медицинского освидетельствования Петухова Д.А. и составлении Акта медицинским работником нарушены требования Порядка проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), утверждённого приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 18 декабря 2015 года N 933н (далее - Порядок).

Так, из пункта 11 Порядка следует, что при проведении исследования выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя результаты измерения концентрации абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе указываются в Акте в миллиграммах на один литр выдыхаемого воздуха на основании показаний используемого технического средства измерения. Положительным результатом исследования выдыхаемого воздуха считается наличие абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха. При положительном результате первого исследования выдыхаемого воздуха через 15 - 20 минут после первого исследования проводится повторное исследование выдыхаемого воздуха. Результаты первого исследования указываются в подпункте 13.1 Акта, повторного - в подпункте 13.2 Акта.

Пунктом 15 Порядка предусмотрено, что медицинское заключение "установлено состояние опьянения" выносится при положительном результате повторного исследования выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя.

Из Акта усматривается, что первое исследование было проведено в 9 час. 05 мин., а повторное - в 9 час. 15 мин., то есть не через 15 - 20 минут, как установлено Порядком, а через 10 минут после первого исследования.

При таких обстоятельствах, учитывая положения части 3 статьи 26.2 КоАП РФ, согласно которым не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, если указанные доказательства получены с нарушением закона, названный акт в указанной части допустимым доказательством по рассматриваемому делу об административном правонарушении не является.

Следует также отметить, что медицинским работником при составлении Акта была использована утратившая силу медицинская документация - форма N 307/у-65, утверждённая приказом Минздравсоцразвития России от 10 января 2006 года N 1.

Кроме того, как усматривается из материалов дела, при проведении медицинского освидетельствования Петухова Д.А. медицинский работник в 9 час. 25 мин. взял у него образец крови, который был направлен на экспертизу в г. Анадырь.

В судебном заседании 19 марта 2019 года судья районного суда удовлетворил ходатайство Петухова Д.А. об отложении рассмотрения дела в связи с тем, что результаты исследования его крови не были получены.

Однако 10 апреля 2019 года судья, не истребовав и не получив указанных результатов, сделал вывод о достаточности доказательств вины Петухова Д.А. и вынес по делу постановление. При этом, признав довод Петухова Д.А. о необходимости рассмотрения дела с учётом результатов его анализов крови несостоятельным, судья в описательно-мотивировочной части постановления сослался на то, что действующими нормативно-правовыми актами забор крови для анализа на установление состояния алкогольного опьянения не предусмотрен.

Данный вывод судьи противоречит примечанию к статье 12.8 КоАП РФ, согласно которому факт употребления лицом вызывающих алкогольное опьянение веществ устанавливается, в том числе, и наличием в крови лица абсолютного этилового спирта в концентрации 0,3 и более грамма на один литр.

Отсюда следует, что результаты анализа крови Петухова Д.А. являлись значимым для правильного разрешения дела обстоятельством.

Из объяснений Петухова Д.А. в судебном заседании суда округа следует, что кровь в больнице была взята у него фельдшером из вены по его настоятельной просьбе в две пластиковые пробирки в присутствии инспектора ДПС. Как кровь направлялась в г. Анадырь, он не знает, но если она поступила в г. Анадырь 7 марта 2019 года, то отправлялась вездеходом. Авиарейсов в г. Анадырь на тот промежуток времени не было. Из разговора судьи с инспектором ДПС в ходе процесса 19 марта 2019 года, когда судья районного суда удовлетворил его ходатайство и отложил разбирательство дела на более поздний срок, он понял, что доставку образцов его крови в г. Анадырь осуществлял инспектор ДПС.

Таким образом, оставив без должной проверки последовательные объяснения Петухова Д.А. о том, что при управлении транспортным средством он был трезв, и подтверждающее эти показания доказательство - отрицательный результат проведённого инспектором ДПС освидетельствования на состояние алкогольного опьянения (по показаниям прибора концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе у Петухова Д.А. составила 0,117 мг/л), не изучив акт исследования крови Петухова Д.А., судья районного суда существенно нарушил процессуальные требования, установленные статьями 26.2 и 26.11 КоАП РФ, согласно которым оценка доказательств должна основываться на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

По запросу судьи суда округа главным врачом участковой больницы п. Беринговский ГБУЗ "ЧОБ" в суд была представлена информация о том, что 4 марта 2019 года у Петухова Д.А. проводился забор крови для проведения химического исследования на наличие этилового спирта в крови.

Согласно представленной в суд копии акта от 11 марта 2019 года экспертного судебно-химического исследования крови Петухова Д.А., поступившей в ГАУЗ ЧАО "Бюро СМЭ" 7 марта 2019 года на основании направления врача участковой больницы п. Беринговский ГБУЗ "ЧОБ" с целью определения этилового спирта, выполненного судебным экспертом-химиком судебно-химического отделения ГАУЗ ЧАО "Бюро СМЭ" Ч.И.В., при судебно-химическом исследовании крови от Петухова Д.А. этиловый спирт не обнаружен.

Поскольку исследование крови Петухова Д.А. проведено экспертом высшей квалификационной категории, имеющим стаж работы свыше 26 лет, в акте подробно отражена методика исследования со ссылками на методическую литературу, указанный акт судьёй суда округа признан надлежащим и допустимым доказательством по делу.

То обстоятельство, что медицинским работником - фельдшером, проводившим медицинское освидетельствование Петухова Д.А. 4 марта 2019 года и бравшим у него образцы крови, две пластиковые пробирки с кровью не были опечатаны и подписаны, не признано судьёй суда округа основанием для признания заключения эксперта недопустимым доказательством, поскольку пробирки поступили для исследования вместе с направлением, подписанным фельдшером, а также потому, что в деле отсутствуют данные, которые могли бы поставить под сомнение факт принадлежности крови в пробирках Петухову Д.А.

На основании изложенного судья суда округа пришёл к выводу о том, что доказательства вины Петухова Д.А. в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, отсутствуют.

 

8.4 Обстоятельствами, подлежащими обязательному доказыванию при уклонении иностранного гражданина от выезда из Российской Федерации по истечении определённого срока пребывания (часть 1 статьи 18.8 КоАП РФ), являются: разрешённый временной период его пребывания в РФ и дата истечения этого периода.

Назначение дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации должно основываться на данных, подтверждающих действительную необходимость применения к лицу, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, такой меры ответственности, а также её соразмерность в качестве единственно возможного способа достижения баланса публичных и частных интересов в рамках административного судопроизводства.

Постановлением судьи Анадырского районного суда гражданка Украины Быченкова О.И. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1.1 статьи 18.8 КоАП РФ, и ей назначено наказание в виде административного штрафа в размере 2 000 рублей с административным выдворением её за пределы Российской Федерации в виде контролируемого самостоятельного выезда из Российской Федерации за счёт собственных средств.

Отменяя указанное постановление и возвращая дело об административном правонарушении на новое рассмотрение в Анадырский районный суд, судья суда округа указал следующее.

Правовое положение иностранных граждан в Российской Федерации регулируется Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 115-ФЗ).

Согласно статье 2 данного Федерального закона законно находящимся в Российской Федерации иностранным гражданином признаётся лицо, имеющее действительные вид на жительство, либо разрешение на временное проживание, либо визу и (или) миграционную карту, либо иные предусмотренные федеральным законом или международным договором Российской Федерации документы, подтверждающие право иностранного гражданина на пребывание (проживание) в Российской Федерации.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 5 Федерального закона N 115-ФЗ срок временного пребывания в Российской Федерации иностранного гражданина, прибывшего в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы, не может превышать девяносто суток суммарно в течение каждого периода в сто восемьдесят суток, за исключением случаев, предусмотренных данным Федеральным законом, а также в случае, если такой срок не продлён в соответствии с данным Федеральным законом. При этом непрерывный срок временного пребывания в Российской Федерации указанного иностранного гражданина не может превышать девяносто суток.

В силу части 1 статьи 25.10 Федерального закона от 15 августа 1996 года N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" иностранный гражданин или лицо без гражданства, въехавшие на территорию Российской Федерации с нарушением установленных правил, либо не имеющие документов, подтверждающих право на пребывание (проживание) в Российской Федерации, либо утратившие такие документы и не обратившиеся с соответствующим заявлением в территориальный орган федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, либо уклоняющиеся от выезда из Российской Федерации по истечении срока пребывания (проживания) в Российской Федерации, являются незаконно находящимися на территории Российской Федерации и несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Частью 1.1 статьи 18.8 КоАП РФ установлено, что нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства режима пребывания (проживания) в Российской Федерации, выразившееся в отсутствии документов, подтверждающих право на пребывание (проживание) в Российской Федерации, или в случае утраты таких документов в неподаче заявления об их утрате в соответствующий орган либо в уклонении от выезда из Российской Федерации по истечении определённого срока пребывания, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния, влечёт наложение административного штрафа в размере от двух тысяч до пяти тысяч рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации.

Таким образом, в диспозиции части 1.1 статьи 18.8 КоАП РФ изложены три самостоятельных состава административного правонарушения.

При этом обстоятельствами, подлежащими обязательному доказыванию при уклонении иностранного гражданина от выезда из Российской Федерации по истечении определённого срока пребывания, являются: разрешённый временной период его пребывания в РФ и дата истечения этого периода.

В протоколе об административном правонарушении и в обжалуемом постановлении судьи указано следующее: 7 мая 2019 года в 11 час. 50 мин. в кабинете N 7 МП ПП (м.д.пгт. Беринговский) МОМВД России "Анадырский", расположенном по адресу: Чукотский автономный округ, пгт. Беринговский, ул. Строительная, д. 6, установлено, что гражданка Украины Быченкова Ольга Игоревна, 23 июля 1986 г.р., фактически пребывает по адресу: Чукотский автономный округ, Анадырский район, пгт. Беринговский, (данные изъяты), с 10 января 1996 года по 7 мая 2019 года. С 8 апреля 1996 года 00 часов 01 минуты по 7 мая 2019 года по адресу: Чукотский автономный округ, Анадырский район, пгт. Беринговский, (данные изъяты), уклоняется от выезда, то есть не выехала за пределы Российской Федерации, тем самым нарушила пункт 2 статьи 5 Федерального закона от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации".

Согласно части 2 статьи 28.2 КоАП РФ в протоколе об административном правонарушении, помимо прочего, указываются место, время совершения и событие административного правонарушения.

В силу пункта 4 части 1 статьи 29.10 КоАП РФ в постановлении по делу об административном правонарушении, помимо прочего, должны быть указаны обстоятельства, установленные при рассмотрении дела.

Между тем ни в протоколе об административном правонарушении, ни в постановлении судьи не указано, на каком законном основании Быченкова О.И. находилась на территории РФ с 10 января по 7 апреля 1996 года. Определив датой истечения срока пребывания Быченковой О.И. в РФ 7 апреля 1996 года, ни должностное лицо, составившее протокол, ни судья не указали, какой нормой какого закона (международного договора) они при этом руководствовались.

Ссылки в протоколе об административном правонарушении и в постановлении судьи на нарушение Быченковой О.И. пункта 2 статьи 5 Федерального закона N 115-ФЗ, согласно которому временно пребывающий в Российской Федерации иностранный гражданин обязан выехать из Российской Федерации по истечении срока действия его визы или иного срока временного пребывания, установленного данным Федеральным законом или международным договором Российской Федерации, признаны судьёй суда округа несостоятельными, поскольку указанный закон вступил в силу по истечении трёх месяцев со дня его официального опубликования 29 июля 2002 года ("Собрание законодательства РФ", 29.07.2002, N 30, ст. 3032).

Неустановление при рассмотрении дела указанных обстоятельств является существенным нарушением процессуальных требований, не позволившим судье всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

Кроме того, из постановления и материалов дела видно, что к принятию решения о выдворении Быченковой О.И. за пределы РФ судья подошёл формально.

Из имеющегося в материалах дела письменного объяснения Быченковой О.И. следует, что она прибыла на территорию Чукотского автономного округа в с. Мейныпильгыно в январе 1996 года со своей мамой гражданкой Украины Б.Е.Л. в гости к бабушке - гражданке Российской Федерации. Осталась проживать со своей бабушкой, а мама уехала в пгт. Беринговский осуществлять трудовую деятельность в больнице. В 1997 году она переехала к своей маме в пгт. Беринговский для проживания и учёбы в школе. За пределы пгт. Беринговский выезжала только в г. Анадырь в 2005 году рожать сына Б.М., гражданина Украины. Лишена родительских прав приблизительно 4 года назад. За пределы Российской Федерации не выезжала с 1996 года. Заграничный паспорт оформила через посольство Украины в г. Владивосток в 2006 году. До этого времени проживала на основании свидетельства о рождении. За оформлением документов не обращалась, так как на всё нужны денежные средства, а у неё их нет. О том, что мама получила гражданство РФ в 2008 году, не знала, умерла мама в 2011 году. Проживает в квартире, принадлежащей маме на основании договора на аренду жилого помещения от 3 декабря 1996 года, заключённого администрацией Беринговского района с её мамой на время работы в ЦРБ, вписана в этот договор как член семьи. На территории Украины у неё нет родственников, знакомых и друзей. Для выезда за пределы РФ у неё также нет денежных средств.

Данные обстоятельства судьёй не были учтены, в связи с чем судья суда округа признал заслуживающими внимания доводы жалобы Быченковой О.И. о том, что возвращаться на Украину ей некуда, у неё нет на Украине каких-либо родственных связей.

В соответствии с общими правилами назначения административного наказания оно назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за административное правонарушение, в соответствии с КоАП РФ (часть 1 статьи 4.1 КоАП РФ).

Вместе с тем назначение дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации должно основываться на данных, подтверждающих действительную необходимость применения к лицу, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, такой меры ответственности, а также её соразмерность в качестве единственно возможного способа достижения баланса публичных и частных интересов в рамках административного судопроизводства.

Согласно части 2 статьи 1.1 КоАП РФ данный Кодекс основывается на Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципах и нормах международного права и международных договорах Российской Федерации.

В силу положений статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 04.11.1950) каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 15 июля 1999 г. N 11-П, конституционными требованиями справедливости и соразмерности предопределяется дифференциация публично-правовой ответственности в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причинённого ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении тех или иных мер государственного принуждения. В развитие данной правовой позиции Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 27 мая 2008 г. N 8-П указал, что меры, устанавливаемые в уголовном законе в целях защиты конституционно значимых ценностей, должны определяться исходя из требования адекватности порождаемых ими последствий (в том числе для лица, в отношении которого они применяются) тому вреду, который причинён в результате преступного деяния, с тем чтобы обеспечивались соразмерность мер уголовного наказания совершённому преступлению, а также баланс основных прав индивида и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от преступных посягательств.

Приведённые правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации могут быть распространены и на административную ответственность.

В Постановлении от 14 февраля 2013 г. N 4-П Конституционный Суд Российской Федерации также признал, что устанавливаемые в законодательстве об административных правонарушениях правила применения мер административной ответственности должны не только учитывать характер правонарушения, его опасность для защищаемых законом ценностей, но и обеспечивать учёт причин и условий его совершения, а также личности правонарушителя и степени его вины, гарантируя тем самым адекватность порождаемых последствий (в том числе для лица, привлекаемого к ответственности) тому вреду, который причинён в результате административного правонарушения, не допуская избыточного государственного принуждения и обеспечивая баланс основных прав индивида (юридического лица) и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от административных правонарушений; иное - в силу конституционного запрета дискриминации и выраженных в Конституции Российской Федерации идей справедливости и гуманизма - было бы несовместимо с принципом индивидуализации ответственности за административные правонарушения (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19 марта 2003 г. N 3-П, от 13 марта 2008 г. N 5-П, от 27 мая 2008 г. N 8-П, от 13 июля 2010 г. N 15-П, от 17 января 2013 г. N 1-П, от 17 февраля 2016 г. N 5-П).

Обстоятельств, отягчающих административную ответственность Быченковой О.И., судья районного суда не установил. Данных о том, что пребывание Быченковой О.И. в Анадырском районе Чукотского АО на территории РФ угрожает национальной безопасности, подрывает экономическое благосостояние страны, провоцирует совершение беспорядков или преступлений, нарушает права и свободы других лиц, материалы дела не содержат.

С учётом личности Быченковой О.И., проживающей на территории РФ с детства в течение 23 лет и не имеющей родственников в Украине, назначение ей административного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации противоречит требованиям статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

При таких обстоятельствах вынесенное судьёй районного суда постановление по делу об административном правонарушении признано незаконным.

 


Обзор судебной практики суда Чукотского автономного округа по гражданским, административным делам, делам об административных правонарушениях за II квартал 2019 г. (утверждён постановлением президиума суда Чукотского АО от 3 июля 2019 г.)


Текст постановления официально опубликован не был