Обзор судебной практики суда Чукотского автономного округа по гражданским, административным делам и делам об административных правонарушениях за 1 квартал 2020 г. (утверждён президиумом суда Чукотского автономного округа от 22 мая 2020 г.)

ГАРАНТ:

Нумерация приводится в соответствии с источником

 

2. Гражданские правоотношения

 

2.1. Право на вещь не может существовать в отсутствие самой вещи, и поскольку спорное нежилое помещение было разрушено, исковое требование о признании права собственности на несуществующий объект недвижимости не подлежало удовлетворению.

Ш. обратился в суд с иском к Администрации городского округа Анадырь, Муниципальному унитарному предприятию сельхозтоваропроизводителей Муниципального образования Анадырский район "Имени первого ревкома Чукотки" (далее - МУП СХП "Имени первого ревкома Чукотки") о признании права собственности на недвижимое имущество.

В обоснование исковых требований указал, что решением Исполнительного комитета Анадырского городского Совета народных депутатов от 28 октября 1987 года N 238 нежилое здание, расположенное по адресу: (данные изъяты), передано на баланс Совхоза им. Первого ревкома Чукотки в целях открытия магазина "Кооператор". В мае 1991 года Совхоз им. Первого ревкома Чукотки продал указанное здание Агрофирме "Анадырская". Решением Совета учредителей Агрофирмы "Анадырская" от 24 апреля 1992 года здание передано в собственность истца. С указанной даты он открыто и добросовестно владеет указанным нежилым помещением. Информацией о лицах, претендующих на указанную недвижимость, не обладает.

К участию в деле в качестве соответчика привлечено Территориальное Управление Росимущества в Чукотском автономном округе.

Решением Анадырского городского суда исковые требования Ш., предъявленные к Администрации городского округа Анадырь, о признании права собственности на недвижимое имущество удовлетворены. В удовлетворении исковых требований, предъявленных к МУП СХП "Имени первого ревкома Чукотки" и Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Чукотском автономном округе, отказано.

Удовлетворяя исковые требования Ш., суд первой инстанции исходил из того, что нежилое здание являлось бесхозяйным, и Ш. с 12 мая 1992 года, в течение 27 лет, открыто и добросовестно владел им, в связи с чем у истца возникло право собственности на указанный объект недвижимости в силу приобретательной давности.

Указанные выводы суда первой инстанции судебная коллегия признала не соответствующими установленным обстоятельствам дела и основанными на неправильном толковании и применении норм материального права и, отменяя решение суда в части и отказывая в удовлетворении исковых требований Ш. к Администрации городского округа Анадырь и Территориальному Управлению Росимущества в Чукотском автономном округе, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней.

Одним из оснований прекращения права собственности на вещь, в том числе и недвижимую, в силу пункта 1 статьи 235 ГК РФ является гибель или уничтожение этого имущества.

Как следует из информации Администрации городского округа Анадырь, 16 января 2018 года на объекте недвижимости, расположенном по адресу: (данные изъяты), произошёл пожар.

Согласно представленному истцом отчёту от 26 декабря 2018 года об оценке объекта недвижимости данный объект имеет два помещения: гараж и магазин. На момент оценки помещение магазина уничтожено пожаром, помещение гаража частично сохранило свои конструктивные элементы: ленточный бетон фундамента, бетонные блоки стен и кирпичную кладку.

Поскольку право на вещь не может существовать в отсутствие самой вещи, а спорное нежилое помещение было разрушено 18 января 2018 года, коллегия пришла к выводу о том, что исковое требование Ш. о признании права собственности на несуществующий объект недвижимости не подлежало удовлетворению.

 

(Дело N 33-13/20; 2-199/19

судья Куцкий К.Г.)

 

2.2. На правоотношения, существующие между истцом, выплачивающим денежные средства на счет регионального оператора РО "Фонд КР в МКД ЧАО" в целях проведения капитального ремонта дома, и Фондом, распространяется действие Закона РФ от 7 февраля 1992 года N 2300-1 "О защите прав потребителей".

Г. обратилась в суд с иском к некоммерческой организации "Региональный оператор "Фонд капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах Чукотского автономного округа" о возмещении ущерба, причинённого залитием квартиры.

В обоснование исковых требований указала, что в ходе проведения работ по капитальному ремонту кровли дома (данные изъяты) в период с 24 по 28 августа 2018 года произошло залитие принадлежащей ей на праве собственности квартиры, расположенной на верхнем этаже указанного дома. Актами обследования жилого помещения от 27 августа 2018 года и от 4 сентября 2018 года установлено, что залитие квартиры произошло во время выпадения атмосферных осадков в период проведения капитального ремонта крыши. Рыночная стоимость восстановительного ремонта жилого помещения, определённая оценщиком, составила 148 810 рублей, стоимость услуг оценщика - 8 000 рублей. От добровольного возмещения ущерба ответчик отказался, мотивируя свой отказ тем, что заливы квартиры произошли по вине подрядной организации, которая и должна возместить Г. причинённый ущерб.

Решением Анадырского городского суда исковые требования Г. удовлетворены.

Проверяя решение суда первой инстанции в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия установила допущенные судом первой инстанции нарушения норм материального права, на которые ответчик в апелляционной жалобе не ссылался, выразившиеся в неприменении закона, подлежащего применению к спорным правоотношениям, в связи с чем признала необходимым в интересах законности выйти за пределы доводов апелляционной жалобы.

Судебная коллегия указала, что, как усматривается из материалов дела, суд первой инстанции к рассматриваемым правоотношениям не применил положения Закона РФ от 7 февраля 1992 года N 2300-1 "О защите прав потребителей", хотя на правоотношения, существующие между истцом, выплачивающим денежные средства на счет регионального оператора РО "Фонд КР в МКД ЧАО" в целях проведения капитального ремонта дома, и Фондом, распространяется действие вышеуказанного закона.

Плата за жилое помещение и коммунальные услуги для собственника помещения в многоквартирном доме согласно части 2 статьи 154 ЖК РФ включает в себя, в том числе, и взнос на капитальный ремонт.

Статьей 169 ЖК РФ определена обязанность собственников помещений в многоквартирном доме нести расходы на выполнение капитального ремонта общего имущества путем уплаты ежемесячных взносов.

Частью 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей предусмотрено, что при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Согласно разъяснениям, данным Пленумом Верховного Суда РФ в пункте 46 постановления от 28 июня 2012 года N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).

Таким образом, суд вне зависимости от заявленных требований истца должен был взыскать с ответчика в пользу потребителя штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения его требований.

Как следует из материалов дела, истец Г. до обращения в суд направила в РО "Фонд КР в МКД ЧАО" претензию, в которой просила возместить ей ущерб в размере 148 810 рублей. Ответчик в добровольном порядке требования потребителя Г. не удовлетворил.

Поскольку суд первой инстанции, разрешая иск Г. и удовлетворяя её требования, не рассмотрел вопрос о взыскании с ответчика в пользу истца штрафа, то коллегия пришла к выводу о наличии оснований для изменения решения суда в апелляционном порядке и взыскала с ответчика некоммерческой организации "Региональный оператор "Фонд капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах Чукотского автономного округа" в пользу истца штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя

 

(Дело N 33-38/20; 2-174/19;

судья Куцкий К.Г.)

 

3. Трудовые правоотношения

 

3.1. Срок обращения в суд по требованию о взыскании заработной платы составляет один год и исчисляется с даты, когда должны были быть произведены выплаты.

Факт отстранения от работы работника, не прошедшего проверку знаний в области охраны труда, безусловным основанием для лишения его зарплаты не является.

К. обратилась в Билибинский районный суд с иском к АО "Атомэнергоремонт", в котором указала, что состояла в трудовых отношениях с ответчиком с 1 февраля 2012 года в должности изолировщика по термоизоляции 4 разряда в цехе по ремонту оборудования участка Билибинская АЭС. Приказом директора "Уралатомэнергоремонт" - филиал АО "Атомэнергоремонт" от 6 февраля 2019 года К. была отстранена от работы в период с 5 февраля по 20 марта 2019 года и за указанный период ей не выплачивалась заработная плата. Считает, что в указанный период невыходов на работу без уважительных причин у неё не было. С приказом работодателя и графиком прохождения очередной проверки знаний ПОТ и ПРБ, являющимся обязательным приложением "Б" к Положению о порядке проверки знаний персонала "Уралатомэнергоремонт" ПЛ АЭР 27.06.063-2019, она не была надлежащим образом ознакомлена, в связи с чем её отстранение от работы было незаконным.

Истец просила признать незаконным приказ об отстранении её от работы, взыскать с ответчика заработную плату за период простоя с 5 февраля по 20 марта 2019 года, пени, компенсацию морального вреда.

Судом первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что К. пропустила установленный частью 1 статьи 392 ТК РФ срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, о применении которого было заявлено ответчиком, и что ответчик правомерно отстранил К. от работы, поскольку она не прошла проверку знаний по охране труда.

Кроме того, отказывая в удовлетворении требования о взыскании заработной платы за время простоя, суд указал, что данное требование является производным от основного - об отмене приказа об отстранении от работы и, следовательно, удовлетворению не подлежит.

Отказывая в удовлетворении требования истца о компенсации морального вреда, суд также исходил из того, что отстранением от работы работника, не прошедшего проверку знаний по охране труда, в силу статьи 76 ТК РФ являющимся обязанностью работодателя, как законным действием не могут быть причинены работнику физические и нравственные страдания.

Отменяя решение Билибинского районного суда и удовлетворяя исковые требования К. к Акционерному обществу "Атомэнергоремонт" в части взыскания заработной платы, процентов за нарушение срока выплат, причитающихся работнику и компенсации морального вреда, коллегия указала следующее.

Вывод суда первой инстанции о пропуске истцом срока для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора по требованию о признании приказа об отстранении от работы незаконным судебная коллегия признала соответствующим закону и фактическим обстоятельствам дела, основанным на правильном применении норм материального права.

В силу части 1 статьи 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трёх месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

При пропуске по уважительным причинам названных сроков они могут быть восстановлены судом (часть 4 статьи 392 ТК РФ).

В пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Как следует из материалов дела, К. первоначально, то есть 17 июня 2019 года, подала в Билибинский районный суд исковое заявление к АО "Атомэнергоремонт", в котором просила взыскать в её пользу заработную плату за период простоя с 5 февраля 2019 года по 20 марта 2019 года.

С дополнительным исковым требованием о признании незаконным приказа об отстранении от работы истец обратилась в суд только 26 августа 2019 года.

При таких обстоятельствах довод апелляционной жалобы истца о том, что она была ознакомлена с приказом об отстранении от работы только 19 марта 2019 года и потому не пропустила срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, правового значения не имеет, так как установленный трудовым законодательством срок обращения в суд, даже с учётом этого обстоятельства, истёк 19 июня 2019 года, а К., обратившись в суд с названным требованием после его истечения, не представила доказательства уважительности причин пропуска названного срока.

В то же время судебная коллегия не согласилась с выводом суда первой инстанции о пропуске истцом срока для обращения в суд с требованиями о взыскании заработной платы, пени, денежной компенсации морального вреда.

Так, в силу части 2 статья 392 ТК РФ за разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы и других выплат, причитающихся работнику, он имеет право обратиться в суд в течение одного года со дня установленного срока выплаты указанных сумм, в том числе в случае невыплаты или неполной выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику при увольнении.

Как следует из пункта 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", если требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, то на него в силу статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом. В случае, когда требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, для защиты которых законом установлена исковая давность или срок обращения в суд (например, установленные статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора), на такое требование распространяются сроки исковой давности или обращения в суд, установленные законом для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда.

Следовательно, поскольку истцом заявлены требования о взыскании заработной платы за февраль и март 2019 года, а также о компенсации морального вреда, причинённого невыплатой заработной платы, срок обращения в суд по всем этим требованиям составляет один год и исчисляется с даты, когда должны были быть произведены выплаты К. работодателем, а именно: с 28 февраля и 15 марта 2019 года по выплатам за февраль (абзац 3 пункта 8.5 Коллективного договора АО "Атомэнергоремонт" на 2017 - 2019 годы), и с 20 марта 2019 года по выплатам за март (часть 4 статьи 84.1 ТК РФ).

Так как истец обратилась в суд с названными исковыми требованиями 17 июня 2019 года, ею не был пропущен установленный законодательством годичный срок на обращение в суд.

Коллегия также не согласилась с выводом суда первой инстанции о том, что исковые требования К. о взыскании заработной платы, пени, денежной компенсации морального вреда являются производными от требования о признании незаконным приказа об отстранении её от работы.

Согласно абзацу 3 части 1 статья 76 ТК РФ работодатель обязан отстранить от работы (не допускать к работе) работника, не прошедшего в установленном порядке обучение и проверку знаний и навыков в области охраны труда.

Частью 3 названной нормы определено, что в период отстранения от работы (недопущения к работе) заработная плата работнику не начисляется, за исключением случаев, предусмотренных ТК РФ или иными федеральными законами. В случаях отстранения от работы работника, который не прошёл обучение и проверку знаний и навыков в области охраны труда либо обязательный медицинский осмотр не по своей вине, ему производится оплата за всё время отстранения от работы как за простой.

Согласно статье 157 ТК РФ время простоя по вине работодателя оплачивается в размере не менее двух третей средней заработной платы работника. Время простоя по причинам, не зависящим от работодателя и работника, оплачивается в размере не менее двух третей тарифной ставки, оклада (должностного оклада), рассчитанных пропорционально времени простоя.

Таким образом, только сам факт отстранения от работы работника, не прошедшего проверку знаний в области охраны труда, безусловным основанием для лишения его зарплаты не является. Лишить такого работника заработной платы возможно только в случае установления его вины в непрохождении проверки знаний и навыков в области охраны труда.

Коллегия посчитала заслуживающими внимание доводы К. в апелляционной жалобе о том, что её неявка 24 и 26 января 2019 года на экзамен по охране труда была обусловлена уважительной причиной, и что после выхода на работу 13 февраля 2019 года она своевременно не прошла проверку знаний по охране труда по вине работодателя.

Постановлением Минтруда России и Минобразования России от 13 января 2003 года N 1/29 утверждён Порядок обучения по охране труда и проверки знаний требований охраны труда работников организаций, который обязателен для исполнения работодателями организаций независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, а также работниками, заключившими трудовой договор с работодателем (пункт 1.2).

Согласно пункту 1.7 Порядка проверки знаний ответственность за организацию и своевременность обучения по охране труда и проверку знаний требований охраны труда работников организации несёт работодатель.

Пунктом 2.2.3 Порядка проверки знаний определено, что периодичность и продолжительность обучения по охране труда и проверки знаний требований охраны труда работников рабочих профессий устанавливаются работодателем (или уполномоченным им лицом) в соответствии с нормативными правовыми актами, регулирующими безопасность конкретных видов работ.

Коллективным договором АО "Атомэнергоремонт" на 2017 - 2019 годы установлено, что работники обязаны проходить проверку знаний требований охраны труда (пункт 3.2.5).

Работодателем "Уралатомэнергоремонт" - филиал АО "Атомэнергоремонт" 23 ноября 2017 года утверждено Положение о порядке проведения проверки знаний персонала ПЛ АЭР 27.06.063-2017 (далее - Положение).

В соответствии с пунктом 1.4 Положения для работников рабочих профессий периодичность проверки знаний правил охраны труда (ОТ), правил радиационной безопасности (ПРБ) установлена не реже 1 раза в год.

Согласно пунктам 4.9, 4.10, 4.11, 5.2 Положения экзаменационная комиссия назначается приказом филиала из числа руководителей и специалистов филиала и проводит очередную проверку знаний правил охраны труда и правил радиационной безопасности.

Как следует из материалов дела, К. принята на должность изолировщика на термоизоляции 4 разряда с 1 февраля 2012 года в цех по ремонту оборудования на Билибинской АЭС.

Согласно пунктам 1.3 и 1.4 Инструкции по охране труда изолировщика на термоизоляции ИОТ АЭР 27.04.078-2015, утверждённой 2 октября 2015 года, к работам по выполнению термоизоляции допускаются лица, в том числе, прошедшие все виды инструктажей, проверку знаний по ОТ, ПРБ. Проверка знаний ПОТ и ПРБ проводится 1 раз в год.

К. ознакомлена с Инструкцией 10 октября 2015 года.

График проверки знаний персонала цеха по ремонту оборудования Билибинской АЭС утверждён начальником цеха по РО на БиАЭС УралАЭР 9 января 2019 года.

Согласно указанному графику К. должна была пройти проверку знаний правил охраны труда 24 января 2019 года, проверку знаний правил радиационной безопасности - 26 января 2019 года.

В установленный в графике срок К. очередную проверку знаний ПОТ и ПРБ не прошла, что подтверждается служебными записками от 5 февраля 2019 года специалиста по охране труда Ч. и начальника цеха по РО на БиАЭС УралАЭР Т., и не оспаривалось истцом.

Приказом от 6 февраля 2019 года К. с 5 февраля 2019 года отстранена от работы до прохождения проверки знаний правил охраны труда и правил радиационной безопасности.

В табелях учёта рабочего времени за февраль, март 2019 года К. с 1 февраля по 12 февраля 2019 года включительно проставлен код "Б" - временная нетрудоспособность; с 13 февраля по 19 марта 2019 года включительно проставлен код "НБ" - отстранение от работы.

Факт временной нетрудоспособности К. 24 и 26 января 2019 года, когда она согласно графику должна была пройти проверку знаний правил охраны труда и правил радиационной безопасности, ответчик не оспаривал и данное обстоятельство признал уважительной причиной непрохождения ею проверки знаний ПОТ и ПРБ.

В то же время, как пояснил в судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель ответчика, ответчик считает, что К., будучи осведомленной о необходимости пройти проверку знаний правил охраны труда, после её выхода на работу 13 февраля 2019 года должна была обратиться с письменным заявлением о готовности сдать соответствующие экзамены, что ею сделано не было.

Судебная коллегия установила, что непрохождение истцом К. проверки знаний правил охраны труда и правил радиационной безопасности в сроки, установленные графиком работодателя, обусловлено уважительной причиной, её временной нетрудоспособностью.

С доводом ответчика о том, что непрохождение проверки знаний правил охраны труда в период с 13 февраля по 20 марта 2019 года обусловлено виновными действиями К., а именно: неподачей ею письменного заявления, коллегия не согласилась.

Из пунктов 6.9 и 6.10 Положения следует, что для организации процесса проверки знаний составляются годовые графики проверки знаний в соответствии с периодичностью для данного персонала и областью проверки знаний. Формирование и контроль выполнения годового графика проверки знаний в экзаменационной комиссии осуществляют руководители подразделений.

В силу пункта 6.14 Положения перенос срока проверки знаний по уважительной причине производится лицом, утвердившим график, по письменному ходатайству, с оформлением распоряжения с указанием причин.

Таким образом, согласно приведённым нормам локального акта утверждение годового графика проверки знаний правил охраны труда, а также перенос срока их проверки осуществляется должностным лицом работодателя. Поскольку Положение возлагает обязанность контроля соблюдения такого графика на руководителя подразделения, то на нём лежит обязанность переноса срока проверки знаний правил охраны при наличии у работника уважительных причин, в том числе по причине его временной нетрудоспособности.

В связи с изложенным коллегия пришла к выводу о том, что на работника не возложена обязанность обращаться к работодателю с письменным ходатайством о переносе срока проверки его знаний. Работодателем же, несмотря на выход К. на работу, соответствующие локальные акты об установлении дней сдачи ею экзаменов не издавались.

Таким образом, отстранение от работы К. явилось следствием бездействия работодателя, не организовавшего своевременную проверку её знаний правил охраны труда после выхода истицы на работу. Поскольку отстранение К. от работы не связано с её виновными действиями, в силу части 3 статьи 76 ТК РФ и части 1 статьи 157 ТК РФ её исковые требования о взыскании оплаты за время отстранения от работы удовлетворены.

 

(Дело N 33-17/20; 2-89/19,

судья Медникова А.В.)

 

3.2. При обращении в суд прокурора с заявлением в защиту трудовых прав, свобод и законных интересов работников начало течения срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора определяется исходя из того, когда о нарушении своего права узнало или должно было узнать лицо, в интересах которого подано такое заявление.

Первоначальный отказ прокурора в удовлетворении жалобы истца, в том числе при наличии разъяснения в ответе прокурора возможности обращения в суд, не является основанием для восстановления срока обращения в суд.

Решением Билибинского районного суда отказано в удовлетворении искового заявления прокурора Билибинского района, поданного в защиту интересов П., к Муниципальному бюджетному общеобразовательному учреждению "Центр образования с. Анюйск Билибинского муниципального района Чукотского автономного округа" о взыскании компенсации расходов на оплату стоимости проезда по маршруту г. Омск - с. Анюйск и взыскании компенсации в порядке ст. 236 ТК РФ.

Обращаясь в суд, прокурор указал, что между МБОУ "ЦО с. Анюйск БМР ЧАО" и П. был заключен срочный трудовой договор на три года с 13 июля 2016 года по 12 июля 2019 года. Приказом ответчика от 15 июля 2016 года П. компенсированы расходы, связанные с переездом к месту работы. На основании заявления П. ей с 12 мая 2018 года предоставлен отпуск с последующим увольнением с оплатой проезда до г. Омска, при этом компенсационные выплаты, связанные с переездом на работу в с. Анюйск из г. Омска, с П. удержаны, тогда как основания для возврата указанных денежных средств отсутствовали.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований в полном объёме, суд первой инстанции исходил из того, что П. пропущен срок обращения в суд за защитой нарушенных трудовых прав, поскольку она 22 мая 2018 года внесла в кассу МБОУ "ЦО с. Анюйск БМР ЧАО" денежные средства в счёт возврата компенсации расходов, связанных с переездом из г. Омска к месту работы в с. Анюйск, соответственно, с этой даты П. знала о возникшей задолженности и должна была обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение одного года со дня, когда узнала о предполагаемом нарушении своего трудового права. Однако прокурор обратился в суд за защитой нарушенного права П. только 2 сентября 2019 года, то есть с пропуском срока, установленного ч. 2 ст. 392 ТК РФ. Ходатайство о восстановлении срока обращения в суд не заявлено, какие-либо доказательства уважительности причин пропуска срока не представлены.

Коллегия, оставляя решение суда первой инстанции без изменения, признала данные выводы суда верными, а доводы апелляционного представления прокурора о несоответствии вывода суда первой инстанции о пропуске срока обращения в суд Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 25.10.2018 г. N 38-П, о неправомерности признания судом первой инстанции несостоятельной ссылки прокурора на ст. 140 ТК РФ и, соответственно, о соблюдении срока обращения в суд - основанными на неправильном толковании норм права.

В тексте Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 25.10.2018 г. N 38-П "По делу о проверке конституционности части первой статьи 127 и части первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.В. Данилова, К.В. Кондакова и других" указано, что, как следует из ч. 1 ст. 140 ТК РФ во взаимосвязи с чч. 3, 4 ст. 84.1 ТК РФ, выплата работнику денежной компенсации, предусмотренной ч. 1 ст. 127 данного Кодекса, - наряду с прочими денежными суммами, причитающимися ему от работодателя при прекращении трудового договора, - должна быть произведена в день увольнения (в день прекращения трудового договора), которым, по общему правилу, является последний день работы работника; если же в день увольнения работник фактически не работал, но за ним в соответствии с данным Кодексом или иным федеральным законом сохранялось место работы (должность), то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления им требования о расчёте. В случае невыплаты или неполной выплаты указанной денежной компенсации работник имеет право обратиться в суд в пределах установленного законом срока. В настоящее время на такие случаи распространяется специальный процессуальный срок, определённый ч. 2 ст. 392 ТК РФ, который составляет один год со дня установленного срока выплаты соответствующих денежных сумм, что - с учётом требований взаимосвязанных положений чч. 3, 4 ст. 84.1 и ч. 1 ст. 140 ТК РФ - означает один год со дня прекращения трудового договора.

Поскольку трудовой договор прекращён с П. 28 октября 2018 года, прокурор полагал, что обратился в суд в защиту её трудовых прав 2 сентября 2019 года в установленный законом срок.

Коллегия обратила внимание на то, что прокурор, делая такой вывод, не учёл, что приказом МБОУ "ЦО с. Анюйск БМР ЧАО" от 12 мая 2018 года П. с 12 мая 2018 года предоставлен отпуск с последующим увольнением 28 октября 2018 года (последний день отпуска).

Согласно Определению Конституционного Суда Российской Федерации от 25.01.2007 г. N 131-О-О при предоставлении работнику отпуска с последующим увольнением работодатель, чтобы надлежаще исполнить закреплённую Трудовым кодексом Российской Федерации (в частности, его ст. 84.1, 136 и 140) обязанность по оформлению увольнения и расчёту с увольняемым работником, должен исходить из того, что последним днём работы работника является не день его увольнения (последний день отпуска), а день, предшествующий первому дню отпуска.

Следовательно, учитывая, что П. был предоставлен отпуск с последующим увольнением, окончательный расчёт с ней и выдача трудовой книжки должны были быть произведены работодателем 11 мая 2018 года - в последний день её работы. Кроме того, предоставление с 12 мая 2018 года П. отпуска с последующим увольнением означало, что с этой даты место работы (должность) за ней до окончания отпуска не сохранялось.

Принимая во внимание, что по состоянию на 11 мая 2018 года задолженности по выплате компенсации расходов, связанных с переездом к месту работы из г. Омска в с. Анюйск, у работодателя перед П. не имелось, судебная коллегия признала обоснованным вывод суда первой инстанции о начале исчисления срока обращения в суд с требованием о взыскании данной суммы с 22 мая 2018 года - даты внесения П. денежных средств в кассу МБОУ "ЦО с. Анюйск БМР ЧАО", даты, когда она узнала о нарушении своего права.

На основании изложенного коллегия пришла к выводу, что, поскольку по смыслу ст. 45 ГПК РФ в системной взаимосвязи со ст. 392 ТК РФ при обращении в суд прокурора с заявлением в защиту трудовых прав, свобод и законных интересов работников начало течения срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора определяется исходя из того, когда о нарушении своего права узнало или должно было узнать лицо, в интересах которого подано такое заявление, обращение прокурора в суд в защиту интересов П. 2 сентября 2019 года свидетельствует о пропуске установленного ч. 2 ст. 392 ТК РФ срока.

Также в апелляционном представлении прокурор сослался на то, что уважительной причиной пропуска срока обращения в суд может быть признано введение в заблуждение П. первоначальным ответом прокуратуры Билибинского района на её жалобу.

Судебная коллегия сочла данный довод несостоятельным, указав следующее.

Ч. 4 ст. 392 ТК РФ предусматривает, что при пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой, второй и третьей данной статьи, они могут быть восстановлены судом.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 5 постановления от 17.03.2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Кроме того, об уважительности причин пропуска срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора может свидетельствовать, например, своевременное обращение работника с письменным заявлением о нарушении его трудовых прав в органы прокуратуры и (или) в государственную инспекцию труда, которыми в отношении работодателя было принято соответствующее решение об устранении нарушений трудовых прав работника, вследствие чего у работника возникли правомерные ожидания, что его права будут восстановлены во внесудебном порядке (п. 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2018 г. N 15 "О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям").

Согласно представленному по запросу суда апелляционной инстанции ответу прокуратуры Билибинского района от 18 июня 2018 года N 35ж-2018/315 на жалобу П. по факту удержания с неё работодателем МБОУ "ЦО с. Анюйск БМР ЧАО" денежных средств, потраченных на переезд из г. Омска в с. Анюйск, заявителю разъяснено, что оснований для принятия мер прокурорского реагирования по её жалобе не имеется. Одновременно заявителю разъяснено право на самостоятельное обращение в суд за защитой своих интересов, а также право на обжалование данного ответа вышестоящему прокурору или в суд.

Обстоятельство, на которое указывал прокурор в судебном заседании суда апелляционной инстанции: выявление в августе 2019 года в ходе проведённой прокуратурой Чукотского автономного округа проверки организации работы прокуратуры Билибинского района при осуществлении рассмотрения обращений граждан необоснованности данного ответа на жалобу П., коллегия также не признала подтверждающим уважительность причин пропуска срока обращения в суд, поскольку данное обстоятельство, касаясь внутренних вопросов организации работы прокуратуры, не препятствовало П. своевременно обратиться в суд.

Коллегия также приняла во внимание, что истец с какими-либо заявлениями о наличии уважительных причин пропуска срока, с приведением этих причин, будучи осведомлённой о содержании решения Билибинского районного суда, апелляционного представления прокурора, в суд апелляционной инстанции не обратилась.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии каких-либо объективных обстоятельств, препятствовавших П. своевременно обратиться в суд за защитой своих трудовых прав, указав, что необращение П. в суд после получения ответа прокурора об отказе в удовлетворении её жалобы, в том числе при наличии разъяснения в ответе прокурора такой возможности, является её собственным волеизъявлением, не обусловленным какими-либо объективными причинами.

 

(Дело N 33-21/20; N 2-121/19,

судья Медникова А.В.)

 

4. Процессуальные вопросы.

 

4.1. В случае, если истец не поддерживает свои требования вследствие добровольного удовлетворения их ответчиком после предъявления иска, все понесённые истцом по делу судебные расходы, в том числе расходы на оплату услуг представителя, по просьбе истца взыскиваются с ответчика.

ПАО "Сбербанк России" обратилось в Анадырский районный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Каскад", З., Х., в котором просило взыскать задолженность по кредитному договору от 27 мая 2014 года, обратить взыскание на заложенное имущество по договору залога, установить начальную продажную стоимость залогового имущества и способ реализации залогового имущества - продажа с публичных торгов.

18 июля 2019 года в связи со смертью ответчика З. определением суда произведена её замена на правопреемников З. и Б.

Решением Анадырского районного суда исковое заявление ПАО "Сбербанк России" удовлетворено частично. Также с ответчиков в пользу ПАО "Сбербанк России" солидарно взысканы судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 13796 рублей, а с общества с ограниченной ответственностью "Каскад" - в размере 6000 рублей.

Проверив решение суда первой инстанции в пределах доводов апелляционной жалобы ответчика, судебная коллегия установила допущенные судом первой инстанции нарушения норм процессуального права, на которые Общество в апелляционной жалобе не ссылалось, и в интересах законности вышла за пределы доводов апелляционной жалобы и проверила обжалуемое судебное постановление в полном объёме.

Изменяя решение суда первой инстанции в части взыскания судебных расходов, судебная коллегия указала следующее.

В силу части 1 статьи 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Как следует из подпункта 1 пункта 1 статьи 333.19 НК РФ, по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, при подаче искового заявления имущественного характера при цене иска свыше 1000000 рублей государственная пошлина уплачивается в размере 13200 рублей плюс 0,5% суммы, превышающей 1000000 рублей, но не более 60000 рублей.

В силу части 1 статья 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 данного Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в данной статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Как следует из части 1 статьи 101 ГПК РФ, в случае, если истец не поддерживает свои требования вследствие добровольного удовлетворения их ответчиком после предъявления иска, все понесённые истцом по делу судебные расходы, в том числе расходы на оплату услуг представителя, по просьбе истца взыскиваются с ответчика.

Обратившись в суд первой инстанции с исковым заявлением, истец уплатил государственную пошлину в размере 20987 рублей, в том числе 14987 рублей за исковые требования имущественного характера и 6000 рублей за исковое требование неимущественного характера.

В ходе судебного разбирательства ПАО "Сбербанк России" подало заявление об уточнении исковых требований, в котором уменьшило сумму, подлежащую взысканию, обосновав это частичным погашением ответчиком задолженности после обращения истца в суд. В этом же заявлении истец просил взыскать с ответчиков уплаченную им государственную пошлину в размере 14987 рублей за исковые требования имущественного характера и 6000 рублей за исковое требование неимущественного характера.

При таких обстоятельствах, поскольку уменьшение Банком размера исковых требований обусловлено частичным добровольным удовлетворением исковых требований ООО "Каскад", истцом заявлено ходатайство о взыскании судебных расходов в полном размере, то суд первой инстанции должен был распределить судебные расходы в полном размере в пользу истца.

Поскольку суд первой инстанции, разрешая иск ПАО "Сбербанк России", неверно определил размер государственной пошлины, подлежащей возмещению ответчиками, произведя её расчёт исходя из размера удовлетворённых исковых требований, это в силу подпункта 4 части 1 статьи 330 ГПК РФ явилось основанием для изменения решение суда первой инстанции в апелляционном порядке в части распределения судебных расходов.

 

(Дело N 33-6/20; 2-9/19,

судья Разоренов В.В.)

 

4.2. Непредставление доказательств, на которые истец не ссылался в исковом заявлении, а также непредставление подлинника документа об уплате государственной пошлины при подаче искового заявления в электронном виде не является основанием для оставления искового заявления без движения.

Публичное акционерное общество "Сбербанк России" (далее - ПАО "Сбербанк") обратилось в Провиденский районный суд к П. с исковым заявлением о взыскании долга по кредиту умершего заёмщика.

В обоснование исковых требований ПАО "Сбербанк" указало, что на основании заявления от 20 августа 2015 года выдало П. кредитную карту с возобновляемым лимитом кредита. 04 апреля 2016 года П. умерла. По состоянию на 28 октября 2019 года у неё имеется задолженность по кредиту. Поскольку сыном заёмщика, являющимся наследником первой очереди, фактически принявшим наследство, является П., истец просил взыскать с него сумму задолженности заёмщика П. по кредиту.

Судья суда первой инстанции, оставляя исковое заявление ПАО "Сбербанк" без движения, указал, что в нарушение п. 4 ст. 132 ГПК РФ к исковому заявлению не приложены документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, а именно: доказательства того, что П. является сыном П., поскольку приложенная копия паспорта не содержит сведений о родстве.

Кроме того, поскольку ПАО "Сбербанк" заявлено ходатайство об истребовании в органах ГИБДД МВД РФ документов о наличии транспортных средств, зарегистрированных на имя заёмщика, истцу предложено представить доказательства отказа выдачи данных документов и уточнить фамилию заёмщика (исправить опечатку) в указанном ходатайстве.

Судья суда первой инстанции также пришёл к выводу о том, что ПАО "Сбербанк" не приложены к исковому заявлению надлежащим образом оформленные доказательства уплаты истцом государственной пошлины.

Суд апелляционной инстанции, отменяя определение судьи и направляя исковое заявление ПАО "Сбербанк" в Провиденский районный суд для решения вопроса о принятии искового заявления к производству суда, указал следующее.

ПАО "Сбербанк" к исковому заявлению приложены документы, которые он, исходя из указанных в исковом заявлении обстоятельств, счёл необходимым представить в суд.

При оставлении искового заявления без движения судья не учёл, что в силу ст. 147 ГПК РФ по каждому гражданскому делу является обязательной подготовка дела к судебному разбирательству.

В соответствии со ст. 148 ГПК РФ в число задач подготовки дела к судебному разбирательству входит уточнение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, определение закона, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установление правоотношений сторон, разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, представление необходимых доказательств сторонами.

Оценка судом документов, приложенных к иску в соответствии с абз. 5 ст. 132 ГПК РФ, в качестве письменных доказательств и предъявление требований к форме письменных доказательств производятся на стадии подготовки дела к судебному разбирательству и рассмотрения дела по существу.

В силу положений процессуального закона проверка наличия всех доказательств, в том числе документальных, на которых основаны требования истца, не свойственна стадии возбуждения дела и отсутствие какого-либо документа не может свидетельствовать о несоблюдении требований, предъявляемых к заявлению. Такие доказательства в силу ст. 57 ГПК РФ могут быть представлены как при подготовке дела к судебному разбирательству, так и в ходе рассмотрения дела по существу, то есть на любой стадии судебного разбирательства.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству", недопустимо совершение действий по подготовке дела к судебному разбирательству до его возбуждения в суде (до принятия заявления), поскольку такие действия противоречат положениям статьи 147 ГПК РФ.

Вопрос сбора доказательств по делу, в том числе выяснение наличия у истца возможности представить вышеуказанные доказательства и разрешение ходатайств об истребовании доказательств, которые истец не может получить самостоятельно без помощи суда, должен разрешаться на стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

Таким образом, указанные судьёй действия по определению объёма необходимых для разрешения спора доказательств согласно прямому указанию закона производятся на стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

Вместе с тем, оставляя без движения заявление ПАО "Сбербанк" по мотиву непредставления доказательств, суд фактически вышел за пределы разрешения тех вопросов, которые отнесены к стадии возбуждения производства по делу.

Не основано на законе и указание судьи на необходимость представить надлежащим образом оформленные доказательства уплаты истцом государственной пошлины.

В силу ч.ч. 1, 1.1 ст. 3, ч. 1.1 ст. 35 ГПК РФ исковое заявление, заявление, жалоба и иные документы могут быть поданы заинтересованным лицом в суд на бумажном носителе или в электронном виде, в том числе в форме электронного документа, подписанного электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, посредством заполнения формы, размещённой на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет".

Как следует из представленных материалов, исковое заявление и приложенные к нему документы, в том числе документ, подтверждающий уплату государственной пошлины, поданы в виде электронного документа без предварительного документирования и подписаны усиленной квалифицированной электронной подписью.

Согласно разъяснениям, приведённым в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 декабря 2017 года N 57 "О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов", документы, прилагаемые к обращению, подаваемому в суд в электронном виде и подтверждающие соблюдение предусмотренных законом процессуальных условий подачи обращения (например, документ об уплате государственной пошлины, в том числе формируемый посредством платёжных онлайн-систем, банкоматов, мобильных приложений и платежных устройств, доверенность, ордер адвоката, документ об образовании представителя по административному делу), представляются в виде электронных образов документов, заверенных простой электронной подписью или усиленной квалифицированной электронной подписью лица, подающего документы, либо в виде электронных документов.

В случае подачи указанных документов в виде электронных образов суд после принятия обращения к производству вправе потребовать представления подлинников данных документов либо их копий, заверенных в порядке, предусмотренном для заверения соответствующих письменных доказательств (ч. 2 ст. 71 ГПК РФ, ч. 8 ст. 75 АПК РФ, ч. 2 ст. 70 КАС РФ). При непредставлении подлинников или копий таких документов в указанный судом разумный срок исковое заявление, заявление, административное исковое заявление, жалоба (представление) могут быть оставлены без рассмотрения (п. 5 ч. 1 ст. 196 КАС РФ, ч. 4 ст. 1 ГПК РФ, ч. 5 ст. 3 АПК РФ).

Следовательно, проверка доказательств уплаты государственной пошлины не должна осуществляться до принятия искового заявления к производству суда.

Исходя из вышеизложенного, коллегия пришла к выводу о том, что обстоятельства, указанные в определении судьи, не могут являться основанием для оставления искового заявления без движения, в связи с чем определение судьи нельзя признать законным и обоснованным.

 

(Дело N 33-4/20; М-317/19;

судья Файзрахманов А.Ф.)

 

5. Административные дела

 

5.1. Не подлежат призыву на военную службу граждане, не обязанные состоять на воинском учёте.

Ф., (данные изъяты) года рождения, обратился в районный суд с административным исковым заявлением, в котором просил суд признать незаконным и отменить заключение Призывной комиссии городского округа Певек Чукотского автономного округа от 25 июня 2019 года о признании его не прошедшим военную службу по призыву, не имея на то законных оснований.

В обоснование административных исковых требований указал, что в течение всего призывного возраста не состоял на воинском учёте в Российской Федерации, так как преимущественно проживал за пределами России. 10 марта 2015 года ему исполнилось 27 лет, в связи с чем он перестал подлежать призыву на военную службу. Для оформления военного билета он прибыл в Россию после достижения возраста 27 лет. 25 июня 2019 года состоялось заседание Призывной комиссии, которая вынесла в отношении него заключение о признании не прошедшим военную службу по призыву, не имея на то законных оснований. С заключением он не согласен, так как повесток от военного комиссариата с обязательством явиться на мероприятия, связанные с призывом, под роспись он не получал, а действующим законодательством на гражданина не возложена обязанность самостоятельно являться в военный комиссариат без повестки. Так как военный комиссариат не исполнил обязанность по своевременному личному вручению ему под расписку повестки как гражданину, подлежащему призыву, заключение о признании его гражданином, не прошедшим военную службу, не имея на то законных оснований, вынесено неправомерно.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении административного искового заявления Ф.

Отменяя решение Чаунского районного суда и признавая незаконным заключение Призывной комиссии о признании Ф. не прошедшим военную службу по призыву, не имея на то законных оснований, судебная коллегия указала следующее.

Отказывая Ф. в удовлетворении административного искового требования, суд первой инстанции исходил из того, что административным истцом не приведены правовые основания, предусмотренные статьёй 23 Федерального закона от 28.03.1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" (далее - Федеральный закон N 53-ФЗ), для освобождения от прохождения военной службы по призыву, вследствие чего пришёл к выводу о том, что вынесенное в отношении Ф. заключение Призывной комиссии соответствует требованиям пункта 1.1 статьи 28 Федерального закона N 53-ФЗ.

Судебная коллегия сочла данный вывод суда первой инстанции ошибочным, а довод апелляционной жалобы Ф. о неправильном истолковании судом норм материального права - заслуживающим внимания.

Ф. родился (данные изъяты), является гражданином Российской Федерации, зарегистрирован по адресу: (данные изъяты), выбыл из города Певек Чаунского района в Белоруссию в 15-летнем возрасте, то есть до достижения возраста, необходимого для первоначальной постановки на воинский учёт. Ф., оставаясь зарегистрированным по месту жительства в г. Певеке, на первоначальный воинский учёт поставлен не был, личное дело призывника в отношении него не оформлялось, из других военкоматов личное дело не поступало, впервые военкомат узнал о его существовании 12 ноября 2018 года в связи с обращением Ф. с заявлением о постановке его на воинский учёт и выдаче военного билета.

В период 2003 - 2005 годов обучался в Гомельском государственном профессиональном училище N 144, а в период 2005 - 2007 годов - в учреждении образования "Гомельский государственный профессионально-технический колледж машиностроения".

В период времени с 8 января 2008 года по 4 июля 2017 года Ф. работал на коммунальном производственном унитарном предприятии "Гомельводоканал", что подтверждается трудовой книжкой административного истца.

В июне 2009 года в возрасте 21 года Ф. в течение месяца находился в г. Певеке во время своего отпуска, где в ТП ФМС произвёл обмен паспорта гражданина РФ.

С 10 октября 2012 года Ф. зарегистрирован в г. Гомель Республики Беларусь, с 3 октября 2014 года имеет вид на жительство в Республике Беларусь.

При таких обстоятельствах коллегия признала правильным вывод суда первой инстанции о том, что Ф. действительно постоянно проживал за пределами Российской Федерации до 2017 года.

Таким образом, правильно установив фактические обстоятельства дела и сделав правильный вывод о том, что Ф. являлся лицом, постоянно до достижения возраста 27 лет проживавшим на территории другого государства, в своих последующих выводах суд первой инстанции ввиду неправильного истолкования закона допустил их несоответствие изложенным в решении суда обстоятельствам административного дела.

Воинская обязанность граждан Российской Федерации предусматривает: воинский учёт; обязательную подготовку к военной службе; призыв на военную службу; прохождение военной службы по призыву; пребывание в запасе; призыв на военные сборы и прохождение военных сборов в период пребывания в запасе (часть 1 статьи 1 Федерального закона N 53-ФЗ).

Согласно части 1 статьи 52 Федерального закона N 53-ФЗ запас Вооруженных Сил Российской Федерации создаётся, в том числе, из числа граждан, не прошедших военную службу в связи с освобождением от призыва на военную службу; не прошедших военную службу в связи с предоставлением отсрочек от призыва на военную службу; не подлежавших призыву на военную службу по достижении ими возраста 27 лет; не прошедших военную службу по призыву, не имея на то законных оснований, в соответствии с заключением призывной комиссии по достижении ими возраста 27 лет.

Порядок и условия признания гражданина не прошедшим военную службу по призыву, не имея на то законных оснований, регламентированы пунктами 34, 35, 36 Положения о призыве на военную службу граждан Российской Федерации, утверждённого постановлением Правительства РФ от 11 ноября 2006 года N 663, согласно которым при зачислении в запас граждан, не прошедших до достижения ими возраста 27 лет военную службу по призыву (за исключением граждан, не прошедших военную службу по призыву по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2, подпунктом "в" пункта 3, пунктом 4 статьи 23 и статьей 24 Федерального закона N 53-ФЗ), призывная комиссия на основании документов воинского учёта, хранящихся в отделе (муниципальном) (личное дело призывника, учётно-алфавитная книга), а для граждан, не состоявших на воинском учёте, на основании справок соответствующих отделов (муниципальных) выносит заключение о том, что гражданин не прошел военную службу по призыву, не имея на то законных оснований. Такое заключение выносится, если гражданин не проходил военную службу, не имея на то законных оснований, начиная с 1 января 2014 года, при этом состоял (обязан был состоять) на воинском учёте и подлежал призыву на военную службу.

В силу абзаца 6 пункта 1 статьи 8 Федерального закона N 53-ФЗ не обязаны состоять на воинском учёте граждане, постоянно проживающие за пределами Российской Федерации, а подпунктом "д" пункта 15 Положения о воинском учёте установлено, что граждане, постоянно проживающие за пределами Российской Федерации, не подлежат воинскому учёту в военных комиссариатах, органах местного самоуправления и организациях.

Согласно подпункту "а" пункта 1 статьи 22 Федерального закона N 53-ФЗ призыву на военную службу подлежат граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие на воинском учёте или не состоящие, но обязанные состоять на воинском учёте и не пребывающие в запасе (далее - граждане, не пребывающие в запасе), а согласно подпункту "а" пункта 14 Положения о воинском учёте воинскому учёту в военных комиссариатах, органах местного самоуправления и организациях подлежат граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, обязанные состоять на воинском учёте и не пребывающие в запасе (далее - призывники).

Поскольку Ф. до достижения возраста 27 лет не состоял на воинском учёте и не обязан был на нём состоять, так как постоянно проживал за пределами РФ, он не мог быть призван на военную службу.

Данное обстоятельство суд первой инстанции не учёл, необоснованно сославшись на положения статьи 23 Федерального закона N 53-ФЗ и признав Ф. лицом, подлежащим до 27 лет военному призыву.

Неправильно истолковав положения указанной статьи, имеющей отношение к гражданам, состоящим на воинском учёте или не состоящим, но обязанным состоять на воинском учёте, каковым Ф. не являлся, суд первой инстанции пришёл к неправильному выводу о том, что на военную службу могут быть призваны граждане, не обязанные состоять на воинском учёте.

По этой же причине коллегия признала необоснованной ссылка суда в решении на положения части 1.1 статьи 28 Федерального закона N 53-ФЗ, согласно которым при зачислении в запас граждан, подлежавших призыву на военную службу и не прошедших её до достижения ими возраста 27 лет (за исключением граждан, не прошедших военную службу по призыву по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2, пунктом 4 статьи 23, статьёй 24 данного Федерального закона), призывная комиссия выносит заключение о том, что гражданин не прошёл военную службу по призыву, не имея на то законных оснований, поскольку её действие на Ф. как на лицо, не подлежавшее призыву на военную службу, не распространяется.

Вывод суда первой инстанции о том, что с момента прибытия на территорию Российской Федерации по месту постоянной регистрации в июне 2009 года в силу положений абзаца 6 пункта 1 статьи 10 Федерального закона N 53-ФЗ, согласно которым в целях обеспечения воинского учёта граждане обязаны явиться в двухнедельный срок в военный комиссариат для постановки на воинский учёт, снятия с воинского учёта и внесения изменений в документы воинского учёта при переезде на новое место жительства и (или) место пребывания, в том числе не подтверждённые регистрацией по месту жительства и (или) месту пребывания, либо выезде из Российской Федерации на срок более шести месяцев или въезде в Российскую Федерацию, у Ф. возникла обязанность самостоятельно явиться в военный комиссариат в двухнедельный срок для постановки на воинский учёт с последующим оповещением военного комиссариата о выезде на постоянное место жительства за пределы Российской Федерации, что административным истцом не было сделано, судебная коллегия также сочла ошибочным.

Анализ указанного нормативного положения в совокупности с другими нормами Федерального закона N 53-ФЗ, а также подпунктом "д" пункта 50 Положения о воинском учёте, которым обязанность сняться с воинского учёта при переезде на новое место жительства или место пребывания (на срок более 3 месяцев), а также при выезде из Российской Федерации на срок более 6 месяцев и встать на воинский учёт в 2-недельный срок по прибытии на новое место жительства, место пребывания или возвращении в Российскую Федерацию возложена на граждан, подлежащих воинскому учёту, приводит к выводу о том, что положения абзаца 6 пункта 1 статьи 10 Федерального закона N 53-ФЗ распространяются исключительно на граждан, подлежащих воинскому учёту.

 

(Дело N 33а-22/20; 2а-50/19,

судья Новикова Е.С.)

 

5.2. Возвращение административного искового заявления лицу, его подавшему, допустимо только по предусмотренным процессуальным законом основаниям.

В Анадырский городской суд поступило административное исковое заявление Благотворительного регионального молодёжного общественного движения "Уроки финансовой и юридической грамотности" об оспаривании бездействия Департамента образования и науки Чукотского автономного округа в определении форм и сроков межсекторного взаимодействия.

Определением судьи административное исковое заявление возвращено лицу, его подавшему.

Возвращая административное исковое заявление административному истцу, судья исходил из того, что оно подписано и подано в суд лицом, не имеющим полномочий на его подписание и подачу; что административное исковое заявление подписано не усиленной квалифицированной, а простой электронной подписью; что к административному исковому заявлению не приложен ордер адвоката К. на представление интересов административного истца.

Отменяя определение и направляя административное исковое заявление Движения в Анадырский городской суд для решения вопроса о принятии его к производству, судья суда округа указал следующее.

В силу пункта 4 части 1 статьи 129 КАС РФ судья возвращает административное исковое заявление административному истцу в случае, если административное исковое заявление не подписано или подписано и подано в суд лицом, не имеющим полномочий на его подписание и (или) подачу в суд.

Согласно части 5 статьи 54 КАС РФ административные дела организации могут вести в суде единоличный орган управления этой организацией или уполномоченные ею лица, действующие в пределах полномочий, предоставленных им федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или учредительными документами организации, либо представители организации.

Частью 6 статьи 57 КАС РФ установлено, что доверенность от имени организации должна быть подписана её руководителем или иным уполномоченным на это её учредительными документами лицом и скреплена печатью организации (при её наличии).

В соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 126 КАС РФ к административному исковому заявлению прилагается доверенность или иные документы, удостоверяющие полномочия представителя административного истца.

Как усматривается из содержания пункта 1.3 Устава МОД, утверждённого протоколом общего собрания участников Самарского регионального молодёжного общественного движения "Ассоциация МЭКОМ-клубов" от 11 ноября 2018 года N 8, Движение с момента государственной регистрации является юридическим лицом, а зарегистрировано оно в Едином государственном реестре юридических лиц 5 августа 2005 года.

Согласно пункту 5.10 вышеуказанного Устава МОД постоянно действующим руководящим органом Движения является выборный коллегиальный орган, подотчётный Конференции - Коллегия уполномоченных представителей (далее - КУПОЛ) в составе трёх человек: научный руководитель, директор-распорядитель, управляющий делами.

Научный руководитель избирается на заседании КУПОЛа простым большинством голосов его членов сроком на один год (пункты 5.10, 5.17).

В соответствии с пунктом 5.18 Устава МОД к компетенции научного руководителя относится, в том числе, представление без доверенности прав и законных интересов Движения в государственных, судебных и иных органах; право первой подписи на финансовых и других юридических значимых документах от имени Движения; он также выступает истцом и ответчиком в суде.

Как следует из материала, административное исковое заявление подписано представителем по доверенности К.

Доверенность от 25 февраля 2019 года, приложенная К. к административному исковому заявлению, наделяющая его полномочиями подписывать административные исковые заявления и предъявлять их в суд, подписана научным руководителем К. и заверена печатью Движения.

Согласно выписке из находящегося в открытом доступе ЕГРЮЛ Королева Л.В. является научным руководителем Движения, запись об этом внесена в ЕГРЮЛ 21 февраля 2019 года.

При таких обстоятельствах вывод судьи городского суда в определении о том, что у К. полномочия на представление интересов Движения и право на подписание доверенности от имени данной организации для представления интересов в суде ничем не подтверждены, суд апелляционной инстанции признал неправильным.

Вывод судьи в определении о том, что административное исковое заявление подписано простой электронной подписью, также признан ошибочным.

Согласно части 2 статьи 45 КАС РФ административное исковое заявление, заявление, жалоба, представление и иные документы могут быть поданы в суд на бумажном носителе или в электронном виде, в том числе в форме электронного документа, подписанного электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет".

В соответствии с пунктом 2.3.5 Порядка подачи в федеральные суды общей юрисдикции документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа, утверждённого приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 27 декабря 2016 года N 251, электронный документ должен быть подписан усиленной квалифицированной электронной подписью.

Из материала следует, что подача административным истцом административного искового заявления в Анадырский городской суд осуществлена в электронном виде через личный кабинет представителя по доверенности К. в форме электронного документа, заверенного усиленной квалифицированной подписью К.

Следовательно, в данной части административным истцом соблюдены требования, предъявляемые к административным исковым заявлениям, подаваемым в форме электронного документа.

Отсутствие в приложенных к административному исковому заявлению документах ордера адвоката лица, подписавшего административный иск, при наличии у него полномочий на подписание и подачу иска согласно приложенной к иску доверенности не предусмотрено статьёй 129 КАС РФ в качестве основания для возвращения административного искового заявления.

Таким образом, оснований для возвращения административного искового заявления у судьи не имелось.

 

(Дело N 33а-27/20; 9а-95/19,

судья Бугаева Н.О.)

 

6. Дела об административных правонарушениях

 

6.1. В случае, если административные правонарушения, предусмотренные частью 2 статьи 8.17 или частью 2 статьи 8.37 КоАП РФ, были совершены во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации либо в открытом море, а административное расследование по делу об административном правонарушении не проводилось, дело об административном правонарушении подлежит рассмотрению мировым судьёй по месту нахождения органа (его подразделения), должностное лицо которого в соответствии со статьёй 28.3 КоАП РФ наделено полномочиями по составлению протоколов об указанных административных правонарушениях, либо по месту осуществления службы прокурора, вынесшего постановление о возбуждении дела об административном правонарушении, если такое дело передано на рассмотрение мировому судье в соответствии с положениями части 2 статьи 23.1 КоАП РФ.

Постановлением судьи Анадырского районного суда прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 8.37 КоАП РФ, в отношении бригадира рыбопромыслового участка N 4 ООО "Грифон" Ф. в связи с отсутствием события административного правонарушения.

Отменяя данное постановление судьи и направляя дело на рассмотрение мировому судье судебного участка г. Анадыря, судья суда Чукотского АО указал следующее.

Как следует из протокола об административном правонарушении от 9 августа 2019 года, составленного государственным инспектором РФ по государственному контролю в сфере охраны морских биологических ресурсов группы режимно-контрольных мероприятий отделения в рп Угольные Копи Службы в г. Анадыре ПУ ФСБ России по восточному арктическому району, должностное лицо - бригадир рыбопромыслового участка N 4 ООО "Грифон" Ф. совершил в период с 09 часов 30 минут 24 июля 2019 года по 14 часов 00 минут 30 июля 2019 года на рыбопромысловом участке, расположенном в Западно-Беринговоморской зоне бухты Угольная 4 ПБ в Анадырском районе Чукотского автономного округа, относящемся к внутренним морским водам Российской Федерации, административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 8.37 КоАП РФ.

В статье 47 Конституции Российской Федерации закреплено, что никто не может быть лишён права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 ноября 2010 года N 27 "О практике рассмотрения дел об административных правонарушениях, связанных с нарушением правил и требований, регламентирующих рыболовство", в случае, если административные правонарушения, предусмотренные частью 2 статьи 8.17 или частью 2 статьи 8.37 КоАП РФ, были совершены во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации либо в открытом море, а административное расследование по делу об административном правонарушении не проводилось, дело об административном правонарушении подлежит рассмотрению мировым судьёй по месту нахождения органа (его подразделения), должностное лицо которого в соответствии со статьёй 28.3 КоАП РФ наделено полномочиями по составлению протоколов об указанных административных правонарушениях, либо по месту осуществления службы прокурора, вынесшего постановление о возбуждении дела об административном правонарушении, если такое дело передано на рассмотрение мировому судье в соответствии с положениями части 2 статьи 23.1 КоАП РФ.

Принимая во внимание данные разъяснения и учитывая, что административное расследование по настоящему делу не проводилось, протокол об административном правонарушении составлен должностным лицом отделения в рп Угольные Копи Службы в г. Анадыре ПУ ФСБ России по восточному арктическому району, местом нахождения которого является г. Анадырь, ул. Отке, д. 46 "Б", судья суда округа пришёл к выводу о том, что данное дело рассмотрено судьёй Анадырского районного суда с нарушением правил подсудности, поскольку оно подлежало рассмотрению мировым судьёй судебного участка г. Анадыря по месту нахождения подразделения органа, должностным лицом которого составлен протокол об административном правонарушении.

 

(Дело N 7-3/20, 5-138/19;

судья Евланова А.В.)

 

6.2. В соответствии с частью 1 статьи 4.1.1 КоАП РФ являющимся субъектами малого и среднего предпринимательства лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и юридическим лицам, а также их работникам за впервые совершённое административное правонарушение, выявленное в ходе осуществления государственного контроля (надзора), муниципального контроля, в случаях, если назначение административного наказания в виде предупреждения не предусмотрено соответствующей статьей раздела II данного Кодекса или закона субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях, административное наказание в виде административного штрафа подлежит замене на предупреждение при наличии обстоятельств, предусмотренных частью 2 статьи 3.4 данного Кодекса, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 4.1.1 КоАП РФ.

Постановлением судьи Анадырского городского суда ООО "ТехТрудЭксперт" признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 200000 рублей.

Как установлено судьёй Анадырского городского суда в обжалуемом постановлении, ООО "ТехТрудЭксперт" не уведомило в срок, не превышающий трёх рабочих дней с даты заключения, территориальный орган федерального органа исполнительной власти, осуществляющий федеральный государственный контроль (надзор) в сфере миграции, о заключении 2 сентября 2019 года гражданско-правового договора N 6 на оказание услуг с иностранным гражданином (гражданином Украины).

Изменяя данное постановление судьи в части назначенного наказания, судья суда Чукотского автономного округа указал следующее.

Собранные по делу доказательства в совокупности объективно свидетельствуют о том, что в деянии ООО "ТехТрудЭксперт" имеется состав вменяемого административного правонарушения.

Действия Общества правильно квалифицированы по части 3 статьи 18.15 КоАП РФ в соответствии с установленными обстоятельствами, положениями КоАП РФ и нормами действующего законодательства.

Порядок привлечения ООО "ТехТрудЭксперт" к административной ответственности соблюдён.

Постановление по настоящему делу об административном правонарушении вынесено в пределах срока давности, установленного частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ для данной категории дел.

Вместе с тем судья не учёл, что в соответствии с частями 1, 2 статьи 4.1.1 КоАП РФ являющимся субъектами малого и среднего предпринимательства лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и юридическим лицам, а также их работникам за впервые совершённое административное правонарушение, выявленное в ходе осуществления государственного контроля (надзора), муниципального контроля, в случаях, если назначение административного наказания в виде предупреждения не предусмотрено соответствующей статьей раздела II данного Кодекса или закона субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях, административное наказание в виде административного штрафа подлежит замене на предупреждение при наличии обстоятельств, предусмотренных частью 2 статьи 3.4 данного Кодекса, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 этой статьи. Административное наказание в виде административного штрафа не подлежит замене на предупреждение в случае совершения административного правонарушения, предусмотренного статьями 13.15, 14.31 - 14.33, 19.3, 19.5, 19.5.1, 19.6, 19.8 - 19.8.2, 19.23, частями 2 и 3 статьи 19.27, статьями 19.28, 19.29, 19.30, 19.33 КоАП РФ.

В силу части 2 статьи 3.4 КоАП РФ предупреждение устанавливается за впервые совершённые административные правонарушения при отсутствии причинения вреда или возникновения угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей, объектам животного и растительного мира, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов Российской Федерации, безопасности государства, угрозы чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также при отсутствии имущественного ущерба.

Согласно сведениям из Единого реестра субъектов малого и среднего предпринимательства ООО "ТехТрудЭксперт" включено в реестр субъектов малого и среднего предпринимательства 10 августа 2019 года.

Как следует из информации УМВД России по Чукотскому автономному округу от 19 декабря 2019 года, ООО "ТехТрудЭксперт" на территории Чукотского автономного округа к административной ответственности не привлекалось.

Факт совершения Обществом административного правонарушения выявлен в ходе проведения внеплановой выездной проверки, проводимой в рамках федерального государственного контроля (надзора) в сфере миграции, на основании распоряжения Врио начальника УМВД России по Чукотскому автономному округу от 11 октября 2019 года.

Статья 18.15 КоАП РФ не входит в установленный частью 2 статьи 4.1.1 КоАП РФ перечень статей, по которым не допускается замена административного штрафа предупреждением.

В результате вменяемого Обществу административного правонарушения вред или угроза причинения вреда жизни и здоровью людей, объектам животного и растительного мира, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов Российской Федерации, безопасности государства, угроза чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также имущественный ущерб отсутствуют.

При таких обстоятельствах постановление судьи Анадырского городского суда изменено: назначенное наказание в виде административного штрафа заменено на предупреждение.

 

(Дело N 7-4/20, 5-100/19;

судья Гребенщикова Е.В.)

 

6.3. При определении территориальной подсудности дел об административных правонарушениях, по которым административное расследование проводилось должностным лицом структурного подразделения территориального органа федерального органа исполнительной власти (например, межрайонного отдела, межрайонного отделения, отдела, отделения, территориального пункта), необходимо учитывать, что исходя из положений части 2 статьи 29.5 КоАП РФ дело в указанном случае подлежит рассмотрению судьёй районного суда по месту нахождения названного структурного подразделения, проводившего административное расследование.

Постановлением судьи Анадырского районного суда прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 8.17 КоАП РФ, в отношении Т., материалы дела переданы в орган дознания Службу в г. Анадыре ПУ ФСБ России по восточному арктическому району в связи с наличием в действиях Т. признаков преступления.

Отменяя данное постановление судьи и направляя дело на рассмотрение в Анадырский городской суд, судья суда Чукотского АО указал следующее.

Как следует из протокола об административном правонарушении, составленного государственным участковым инспектором РФ по государственному контролю в сфере охраны морских биологических ресурсов отделения режимно-контрольных мероприятий Службы в г.Анадыре ПУ ФСБ России по восточному арктическому району, Т. 10 августа 2019 года в 13 часов 31 минуту на рыбопромысловом участке N 93 на расстоянии двухсот пятидесяти метров от домика ответственного за организацию любительского и спортивного рыболовства на РПУ N 93 в сторону рыбопромыслового участка N 92 (в географических координатах 643955,4северной широты и 177°2907,2восточной долготы) осуществлял во внутренних морских водах добычу (вылов) лососевых видов рыб в целях обеспечения традиционного образа жизни при помощи ставной сети с нарушением правил рыболовства, чем совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 8.17 КоАП РФ.

В статье 47 Конституции Российской Федерации закреплено, что никто не может быть лишён права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

В соответствии с частью 2 статьи 29.5 КоАП РФ дело об административном правонарушении, по которому было проведено административное расследование, рассматривается по месту нахождения органа, проводившего административное расследование.

Согласно разъяснениям, данным в подпункте "з" пункта 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", при определении территориальной подсудности дел об административных правонарушениях, по которым административное расследование проводилось должностным лицом структурного подразделения территориального органа федерального органа исполнительной власти (например, межрайонного отдела, межрайонного отделения, отдела, отделения, территориального пункта), необходимо учитывать, что исходя из положений части 2 статьи 29.5 КоАП РФ дело в указанном случае подлежит рассмотрению судьёй районного суда по месту нахождения названного структурного подразделения, проводившего административное расследование.

Определением участкового инспектора РФ по государственному контролю в сфере охраны морских биологических ресурсов отделения РКМ Службы в г. Анадыре ПУ ФСБ России по восточному арктическому району возбуждено настоящее дело об административном правонарушении и это же должностное лицо приступило к административному расследованию.

В ходе административного расследования запрашивалась различная информация, проводилась ихтиологическая экспертиза.

Принимая во внимание приведённые выше положения закона и разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, а также учитывая, что по настоящему делу проводилось административное расследование должностным лицом Службы в г. Анадыре ПУ ФСБ России по восточному арктическому району, местом нахождения которой является г. Анадырь, ул. Отке, д. 46 "Б", судья суда округа пришёл к выводу о том, что данное дело рассмотрено судьёй Анадырского районного суда с нарушением правил подсудности, поскольку оно подлежало рассмотрению судьёй Анадырского городского суда по месту нахождения структурного подразделения органа, должностным лицом которого проводилось административное расследование.

 

(Дело N 7-10/20, 5-150/2019;

судья Разоренов В.В.)

 

6.4 Привлечение юридического лица к административной ответственности за невыполнение требований прокурора, обязывающих совершить действия, которые оно не имело возможности совершить, является незаконным.

Из постановления заместителя прокурора Чукотского автономного округа о возбуждении в отношении юридического лица Государственной инспекции труда в Чукотском автономном округе дела об административном правонарушении, предусмотренном статьёй 17.7 КоАП РФ, за умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, следует, что "прокуратурой округа по результатам мониторинга открытых сведений Единого реестра проверок на основании решения от 12 июля 2019 года N 115 в отношении ГИТ в ЧАО в период с 12 июля 2019 года по 17 июля 2019 года проведена проверка исполнения требований законов о государственном контроле (надзоре).

В ходе проведения проверки в деятельности инспекции выявлены нарушения части 7 статьи 29.2 Федерального закона от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", подпункта "г" пункта 1 приложения N 2 к Правилам формирования и ведения единого реестра проверок, утверждённым постановлением Правительства Российской Федерации от 28 апреля 2015 года N 415 (далее - Правила), выраженные в непринятии должностными лицами Инспекции мер по внесению в Единый реестр проверок сведений о лицах, допустивших нарушения законов, которые выявлены в ходе проведения ГИТ в ЧАО в марте 2019 года на основании распоряжения от 28 февраля 2019 года N 77-19 проверки исполнения Департаментом социальной политики Чукотского автономного округа переданных полномочий Российской Федерации по осуществлению социальных выплат гражданам, признанным в установленном порядке безработными.

В целях устранения нарушений прокуратурой округа в ГИТ в ЧАО внесено представление от 17 июля 2019 года, которое в этот же день получено Инспекцией.

Меры по устранению нарушений должны были быть приняты не позднее 17 августа 2019 года.

Информация о результатах рассмотрения представления направлена в прокуратуру округа письмом инспекции от 12 августа 2019 года, согласно которому ГИТ в ЧАО приняты меры по устранению выявленных нарушений.

Вместе с тем прокуратурой округа в результате мониторинга открытых сведений Единого реестра проверок, размещённого в сети Интернет по адресу: https://proverki.gov.ru, установлено, что Инспекцией меры по устранению нарушений законов не приняты.

В ходе изучения сведений КНМ N 871901114988 установлено, что по состоянию на 6 сентября 2019 года сведения о лицах Департамента социальной политики Чукотского автономного округа, допустивших нарушения законов, в реестр не внесены, последние изменения реестра должностным лицом ГИТ в ЧАО произведены 15 июля 2019 года в 02:23 часов московского времени.

Факт невыполнения законных требований прокурора Чукотского автономного округа подтверждается материалами дела".

Постановлением судьи Анадырского городского суда Инспекция признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьёй 17.7 КоАП РФ, с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 50 000 рублей.

Отменяя по жалобе руководителя ГИТ в ЧАО постановление судьи Анадырского городского суда и прекращая производство по делу ввиду отсутствия в действиях юридического лица состава административного правонарушения, судья суда Чукотского АО указал следующее.

Как усматривается из содержания постановления заместителя прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении, Инспекции вменяется в вину непринятие мер по устранению нарушений законов, выразившееся в невнесении в единый реестр проверок сведений о лицах Департамента социальной политики Чукотского автономного округа, допустивших нарушения законов.

Вместе с тем анализ нормативных положений, изложенных в Правилах, свидетельствует о том, что внесение органом контроля, проводившим проверку, информации в единый реестр проверок зависит от результатов самой проверки, то есть действия органа контроля по внесению информации в единый реестр проверок являются производными от результатов проведённой проверки. Например, если при проведении проверки лица, допустившие нарушения законов, не устанавливались, сведения о них в единый реестр проверок внесены быть не могут по причине отсутствия таких сведений в материалах проверки.

Из материалов проведённой ГИТ в ЧАО проверки усматривается, что Инспекция при её проведении акцентировала внимание на выявлении допущенных нарушений законов, цели установления лиц, допустивших эти нарушения, не преследовала, в акте проверки сведения о таких лицах не отражены, в материалах проверки данные о них отсутствуют.

Прокуратура замечаний, касающихся качества проведённой Инспекцией проверки, а также её содержания (было запланировано проведение проверки органа государственной власти, а по факту проведена проверка юридического лица), не делала, отмены её результатов либо проведения дополнительной проверки с целью установления лиц, допустивших нарушения законов, не требовала, представление об устранении допущенных ГИТ в ЧАО нарушений внесла в Инспекцию после завершения указанной проверки.

При таких обстоятельствах заявленное прокуратурой в представлении от 17 июля 2019 года требование о внесении в единый реестр проверок сведений о лицах, допустивших нарушения законов, по окончании проверки и при отсутствии в её материалах таковых сведений признать законным нельзя.

Поскольку требование прокурора в части внесения в единый реестр проверок сведений о лицах, допустивших нарушения законов, при указанных обстоятельствах является невыполнимым, возбуждение прокурором в отношении ГИТ в ЧАО дела об административном правонарушении за невыполнение такого требования прокурора признано судьёй суда округа необоснованным.

В силу части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признаётся виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых данным Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Судья городского суда при рассмотрении дела перечисленных обстоятельств не учёл и вынес незаконное постановление о привлечении Инспекции к административной ответственности при отсутствии вины юридического лица в совершении административного правонарушения.

Привлечение Инспекции к административной ответственности признано судьёй суда округа незаконным также и по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что фактически Инспекцией была проведена проверка деятельности Государственного казённого учреждения Чукотского автономного округа "Межрайонный центр занятости населения" (далее - ГКУ ЧАО "МЦЗН"), являющегося самостоятельным юридическим лицом, и его структурных подразделений, а не Департамента социальной политики Чукотского автономного округа как органа государственной власти субъекта РФ, исполняющего от имени Чукотского автономного округа функции и полномочия учредителя ГКУ ЧАО "МЦЗН".

Об этом свидетельствуют не только содержание самой проверки, но и распоряжение Инспекции как органа государственного контроля о проведении проверки от 28 февраля 2019 года и Акт проверки от 1 апреля 2019 года, исполненные на бланках типовых форм, утверждённых приказом Минэкономразвития России от 30 апреля 2009 года N 141 в целях реализации положений Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля", а также содержание указанного распоряжения, в котором определено, что задачей проверки является соблюдение ГКУ ЧАО "МЦЗН" законодательства в сфере осуществления социальных выплат гражданам, признанным в установленном порядке безработными.

Поскольку проверка проводилась в отношении ГКУ ЧАО "МЦЗН", факты нарушения законов лицами Департамента социальной политики Чукотского автономного округа не выявлялись и не устанавливались.

 

(Дело N 7-1/20, 5-80/2019;

судья Бугаева Н.О.)

 

6.5 Признание недопустимым доказательством протокола об административном правонарушении возможно только по предусмотренным законом основаниям.

Постановлением врио руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Чукотскому автономному округу должностное лицо - контрактный управляющий Федерального государственного бюджетного учреждения "Национальный парк "Берингия" К. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1.4 статьи 7.30 КоАП РФ, с назначением административного наказания в виде административного штрафа в размере 15 000 рублей.

Решением судьи Провиденского районного суда постановление должностного лица отменено, производство по делу прекращено по основанию, предусмотренному пунктом 3 части 1 статьи 30.7 КоАП РФ, в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых вынесено постановление.

Отменяя по жалобе должностного лица постановление судьи Провиденского районного суда и возвращая дело в Провиденский районный суд на новое рассмотрение, судья суда Чукотского АО указал следующее.

В соответствии с частью 4 статьи 30 Федерального закона от 5 апреля 2013 года N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Федеральный закон N 44-ФЗ) по итогам года заказчик обязан составить отчёт об объёме закупок у субъектов малого предпринимательства, социально ориентированных некоммерческих организаций, предусмотренных частью 2 данной статьи, и до 1 апреля года, следующего за отчётным годом, разместить такой отчёт в единой информационной системе.

Частью 1.4 статьи 7.30 КоАП РФ за размещение должностным лицом заказчика в единой информационной системе в сфере закупок информации и документов, подлежащих размещению, с нарушением требований, предусмотренных законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок, за исключением случаев, предусмотренных частями 1 - 1.3 и 1.7 данной статьи, установлена административная ответственность в виде наложения штрафа на должностных лиц в размере пятнадцати тысяч рублей.

Из протокола об административном правонарушении, составленного главным специалистом-экспертом Чукотского УФАС России, и постановления следует, что К., назначенная с 10 января 2019 года на должность контрактного управляющего отдела обеспечения основной деятельности ФГБУ "Национальный парк "Берингия" и являющаяся должностным лицом, ответственным за соблюдение требований законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок, нарушила требования части 4 статьи 30 Федерального закона N 44-ФЗ, разместив отчёт об объёме закупок у субъектов малого предпринимательства, социально ориентированных некоммерческих организаций, предусмотренных частью 2 данной статьи, за 2018 год только 11 июля 2019 года, в то время как законом установлен срок размещения такого отчёта - до 1 апреля года, следующего за отчётным, чем совершила противоправное виновное бездействие, за которое частью 1.4 статьи 7.30 КоАП РФ установлена административная ответственность.

Отменяя постановление должностного лица, судья Провиденского районного суда указал на то, что протокол об административном правонарушении составлен должностным лицом административного органа с существенными недостатками, которые являются невосполнимыми при рассмотрении дела и тем самым влекут признание протокола недопустимым доказательством. Существенными недостатками протокола судья признал: неправильное указание в протоколе места совершения административного правонарушения, отсутствие чёткого описания события правонарушения, а также неразъяснение лицу, в отношении которого ведётся производство по делу, при составлении протокола положений статьи 51 Конституции Российской Федерации. Исключив в связи с этим протокол об административном правонарушении из числа доказательств по делу, как недопустимый, судья пришёл к выводу о недоказанности обстоятельств, на основании которых вынесено постановление и прекратил производство по делу.

Судья суда округа вывод судьи районного суда о том, что неразъяснение К. при составлении протокола об административном правонарушении прав, предусмотренных статьей 51 Конституции Российской Федерации, влечёт недопустимость протокола, как доказательства по делу, со ссылкой при этом на пункт 18 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", счёл ошибочным.

В соответствии с частью 3 статьи 28.2 КоАП РФ при составлении протокола об административном правонарушении физическому лицу, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, разъясняются его права предусмотренные данным Кодексом, о чём делается запись в протоколе.

В абзаце 2 пункта 18 постановления ПВС РФ от 24.03.2005 N 5 судам разъяснено, что нарушением, влекущим невозможность использования доказательств, может быть признано, в частности, получение объяснений лица, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, которому не были предварительно разъяснены их права и обязанности, предусмотренные частью 1 статьи 25.1, частью 2 статьи 25.2, частью 3 статьи 25.6 КоАП РФ, статьей 51 Конституции Российской Федерации.

Как усматривается из материалов дела, протокол об административном правонарушении был составлен в отсутствие К., а копия протокола направлена ей по электронной почте в тот же день вместе с бланком объяснения в качестве приложения к протоколу, в котором разъяснения статьи 51 Конституции РФ отсутствовали. К. после получения копии протокола на указанном бланке изложила своё письменное объяснение, касающееся обстоятельств совершённого административного правонарушения, и в тот же день направила копию объяснения по электронной почте должностному лицу Чукотского УФАС России, составившему протокол.

Исходя из разъяснений абзаца 2 пункта 18 постановления ПВС РФ от 24.03.2005 N 5, судья при рассмотрении дела по существу был вправе признать указанное письменное объяснение недопустимым доказательством. Оснований для признания недопустимым доказательством протокола об административном правонарушении по вышеприведённой причине не имеется. Протокол составлен уполномоченным должностным лицом Чукотского УФАС России, нарушений статьи 28.2 КоАП РФ при его составлении не допущено, все сведения, необходимые для правильного разрешения дела, в протоколе отражены, протокол содержит сведения о правах лица, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, предусмотренных статьей 25.1 КоАП РФ. Кроме того, права, предусмотренные статьёй 25.1 КоАП РФ, разъяснялись К. при уведомлении её о дате, месте и времени составления протокола об административном правонарушении.

Таким образом, судья районного суда, истолковав разъяснения пункта 18 постановления ПВС РФ от 24.03.2005 N 5 расширительно, применил их к ситуации, которая данными разъяснениями не регулируется.

Вывод судьи о том, что в протоколе неправильно указано место совершения правонарушения, судьёй суда округа также признан ошибочным.

В протоколе об административном правонарушении указано, что административное правонарушение совершено по месту проведения электронного аукциона в п. Провидения, то есть место указано, но неполно.

Данный недостаток протокола является восполнимым. Судья был вправе в своём постановлении указать полный адрес места совершения правонарушения, каковым в данном случае является место работы должностного лица, то есть место нахождения ФГБУ "Национальный парк "Берингия" в п. Провидения.

Вывод судьи Провиденского районного суда о том, что в протоколе об административном правонарушении не имеется чёткого указания о том, что К. допустила нарушение требований, предусмотренных законодательством РФ о контрактной системе в сфере закупок, в частности, требований, установленных частью 4 статьи 30 Федерального закона N 44-ФЗ, признан судьёй суда округа не соответствующим действительности.

Как в протоколе, так и в постановлении ссылки на указанный закон имеются.

Перечисленные ошибки не позволили судье рассмотреть дело по существу и привели к вынесению незаконного решения о прекращении производства по делу об административном правонарушении.

 

(Дело N 7-14/20, 12-11/2019;

судья Файзрахманов А.Ф.)

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Обзор судебной практики суда Чукотского автономного округа по гражданским, административным делам и делам об административных правонарушениях за 1 квартал 2020 г. (утверждён президиумом суда Чукотского автономного округа от 22 мая 2020 г.)


Текст обзора опубликован не был