Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15 июня 2020 г. N Ф05-1216/18 по делу N А40-82340/2017

 

г. Москва

 

15 июня 2020 г.

Дело N А40-82340/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 09 июня 2020 года.

Полный текст постановления изготовлен 15 июня 2020 года.

 

Арбитражный суд Московского округа

в составе: председательствующего судьи Е.Л. Зеньковой,

судей: Н.А. Кручининой, Д.В. Каменецкого

при участии в заседании: не явились,

рассмотрев 09.06.2020 в судебном заседании кассационную жалобу

конкурсного управляющего ООО "СТРОЙМЕХПРОЕКТ-П" Нерсисяна А.Г.

на определение от 23.10.2019

Арбитражного суда города Москвы,

на постановление от 14.01.2020

Девятого арбитражного апелляционного суда

об отказе конкурсному управляющему ООО "СТРОЙМЕХПРОЕКТ-П" в удовлетворении заявления о признании недействительной сделки по перечислению с расчетного должника на расчетный счет АО "ПМСОФТ" денежных средств в общем размере 79 196,18 руб.

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО "СТРОЙМЕХПРОЕКТ-П",

УСТАНОВИЛ:

Решением Арбитражного суда города Москвы от 19.06.2018 должник - ООО "Строймехпроект - П" признан несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим должником утвержден Нерсисян Арсен Гарикович.

Конкурсный управляющий должника обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании недействительными сделки должника по перечислению с расчетного счета N 40702810001000011342, открытого в ООО "КБ ВНЕШНЕНЕТОРГОВОГО ФИНАНСИРОВАНИЯ", на расчетный счет АО "ПМСОФТ" денежных средств в общем размере 79 196, 18 руб., применении последствий недействительности сделки в виде взыскания с АО "ПМСОФТ" в конкурную массу должника денежных средств в общем размере 79 196, 18 руб.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 23.10.2019, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.01.2020, конкурсному управляющему отказано в удовлетворении заявления.

Не согласившись с принятыми судебными актами, конкурсный управляющий ООО "Строймехпроект - П" обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить определение Арбитражного суда города Москвы от 23.10.2019, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.01.2020 отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

В обоснование доводов кассационной жалобы управляющий указывает на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, на несоответствие выводов судов, изложенных в обжалуемых судебных актах, фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам.

В соответствии с абзацем 2 части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ) информация о времени и месте судебного заседания была опубликована на официальном интернет-сайте http://kad.arbitr.ru.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, своих представителей в суд кассационной инстанции не направили, что, в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не препятствует рассмотрению кассационных жалоб в их отсутствие.

Изучив доводы кассационной жалобы, исследовав материалы дела, заслушав явившегося в судебное заседание представителя, проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции приходит к следующим выводам.

Судами установлены следующие фактические обстоятельства.

Должником осуществлены перечисления денежных средств со счета должника N 47423810901000011342, открытого в ООО КБ "ВНЕШФИНБАНК" в пользу ответчика в общем размере 79 196, 18 руб.

Конкурсный управляющий указывал, что данная сделка совершена в течение одного года до принятия заявления о признании должника несостоятельным (банкротом), при неравноценном встречном предоставлении, в связи с чем подлежит признанию недействительной на основании пунктом 1, 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, а также конкурсный управляющий считает, что сделка подлежит признанию недействительной на основании статьей 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации как совершенная со злоупотреблением правом сторонами, в связи с тем, что причинила вред имущественным правам кредиторов, совершена безвозмездно, о чем не могла не знать другая сторона сделки.

По мнению конкурсного управляющего, оспариваемая сделка является притворной, фактически прикрывающая договор дарения, в связи с чем подлежит признанию недействительной на основании статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кроме того, по-мнению управляющего, оспариваемая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника несостоятельным (банкротом), при наличии у должника признаков неплатежеспособности, с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов, о чем ответчик не мог не знать, причинила вред имущественным правам кредиторов, в связи с чем подлежит признанию недействительной на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Ссылаясь на обстоятельства не передачи руководителем должника документов управляющему и на вынужденность осуществления анализа сделок должника только по тем документам, которые были предоставлены кредитными организациями, конкурсный управляющий посчитал достаточными представленные им доказательства перечисления должником в пользу ответчика денежных средств в отсутствие доказательств существования договорных отношений.

В своем заявлении конкурсный управляющий указал, что сделка совершена 01.08.2016, однако судами установлено, что согласно представленным доказательствам датой совершения сделки является 06.07.2016 в соответствии с Дополнительным Соглашением N 2 от 06.07.2016 к Договору N 1007/14-Т от 10.07.2014.

Так, суды установили, что между должником и заинтересованным лицом заключен Договор N 1007/14-Т от 10.07.2014, действие Договора пролонгировано на новый срок Дополнительным соглашением N 2 от 06.06.2016.

Согласно условиям договора заинтересованное лицо оказывало должнику следующие услуги: услуги по оформлению доступа должника к стандартному сервису Оракл имеющегося у должника программного обеспечения, стоимость услуги составляла 780,09 долларов США; услуги по дополнительному техническому обслуживанию имеющегося у Должника программного обеспечения на сумму 312,04 долларов США.

Услуги по оформлению доступа должника к стандартному сервису Оракл оказаны должнику в полном объеме, что подтверждается подписанным сторонами актом от 04.08.2016 на сумму 56 568,42 руб., должнику направлен сертификат о предоставлении права на техническую поддержку Оракл компанией-поставщиком услуг ООО "ФОРС-Центр разработки".

Услуги по дополнительному техническому обслуживанию оказаны должнику полностью, что подтверждается подписанным сторонами актом сверки взаимных расчетов.

Кроме того, судами установлено, что выводы конкурсного управляющего о притворности сделки и безвозмездности сделки опровергаются следующими доказательствами.

В счет оказания услуг по Дополнительному соглашению N 2 от 06.06.2016 г к Договору N 1007/14-Т от 10.07.2014 в ООО "ФОРС-Центр разработки" перечислен платеж размере 779,39 долларов США. Что подтверждается Счетом N 551 -08/16-S от 01.08.2016, Заявкой 4446328, Актом от 1.08.2016 и платежным поручением N 771 от 23.08.2016.

Из представленных документов суды установили, что оспариваемые заявителем сделки осуществлены при равноценном встречном исполнении, наличествуют доказательства возмездности сделки.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявления конкурсного управляющего, исходил из того, что в материалы дела не представлены надлежащие доказательства наличия совокупности условий, предусмотренных пунктами 1, 2 статьи 61.2, статьи 61.3 Закона о банкротстве, равно как и не представлены доказательства наличия совокупности условий, предусмотренных статьи 10, 168, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Также суд первой инстанции усмотрел в действиях управляющего по оспариванию всех сделок должника, совершенных в период, попадающий под критерии оспаривания, недобросовестное поведение, которое квалифицировал в качестве злоупотребления правом.

Суд апелляционной инстанции также установил, что конкурсный управляющий не представил ни одного доказательства того, что ответчик знал о цели причинения вреда имущественным правам кредиторов и о признаках неплатежеспособности должника, утверждение конкурсного управляющего об обратном не мотивировано, не подтверждается конкретными обстоятельствами, также конкурсный управляющий должником не представил доказательств того, что ответчик относится к лицам, прямо перечисленным в статье 19 Закона о банкротстве или к иным лицам, заинтересованность которых имеет значение при применении пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве. Апелляционный суд также указал, что управляющий равно не доказал и то, что оспоренные перечисления денежных средств были совершены именно в рамках каких-либо согласованных схем вывода активов ООО "Строймехпроект-П".

Также судом апелляционной инстанции установлено, что в оспариваемых платежах отсутствуют признаки для признания их недействительными на основании статьей 10, 168, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом суд апелляционной инстанции обоснованно не согласился с выводом суда первой инстанции о квалификации действий управляющего как недобросовестных и совершенных со злоупотреблением права по одномоментному оспариванию всех сделок должника, совершенных в период подозрительности, отметив, что такой подход не способствует соблюдению принципа правовой определенности и поддержания стабильности гражданского оборота применительно к данному конкретному обособленному спору.

При этом апелляционный суд отметил, что бремя доказывания по делу распределено судом первой инстанции верно, бремя доказывания недобросовестности и осведомленности контрагента должника лежит на лице, оспаривающем сделку, за исключением случаев совершения должником сделки с заинтересованным лицом, а отсутствие у конкурсного управляющего информации о наличии или отсутствии встречного исполнения по платежам должника не снимает с него бремя доказывания факта неравноценности спорной сделки.

В связи с изложенным суд апелляционной инстанции указал, что не оспаривание ответчиком приведенных заявителем доводов не может повлечь за собой безусловное удовлетворение требований заявителя при недоказанности значимых для дела обстоятельств, связанных с недействительностью сделки.

Таким образом, к числу инструментов реализации права на получение конкурсным управляющим информации об имуществе и хозяйственной деятельности должника могут относиться такие, как запрос такой информации у контрагентов должника, а также истребование документации через суд в порядке статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции также посчитал, что из представленных доказательств не следует, что конкурсный управляющий предпринимал попытки запросить информацию по исполнению сделки у контрагента по сделке, а контрагент оставил запрос без ответа. Конкурсным управляющим также в рамках обособленного спора не заявлялось ходатайств об истребовании доказательств у ответчика, подтверждающих реальность исполнения спорной сделки. При этом неиспользование управляющим всех указанных средств и вызванная этим неосведомленность о совершении должником каких-либо хозяйственных операций не может рассматриваться как обстоятельство, объективно очевидно и бесспорно свидетельствующее об отсутствии встречного предоставления.

При таких обстоятельствах, правовых оснований для удовлетворения требований заявителя о признании недействительными сделок и применении последствий недействительности у судов не имелось.

Суд кассационной инстанции считает, что исследовав и оценив доводы сторон и собранные по делу доказательства в соответствии с требованиями статей 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями действующего законодательства, суды первой и апелляционной инстанций правильно определили правовую природу спорных правоотношений, с достаточной полнотой установили все существенные для дела обстоятельства, которым дали надлежащую правовую оценку и пришли к правильным выводам по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 32 Закона о банкротстве и частью 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).

Согласно абзацу 4 пункта 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" при определении соотношения пунктом 1 и 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве судам надлежит исходить из следующего: если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем, наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется (п. 9). В случае оспаривания подозрительной сделки проверяется наличие обоих оснований, установленных как пункте 1, так и пункте 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.2 Закона сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка).

Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

Таким образом, для признания сделки недействительной по основанию, указанному в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, лицу, требующему признания сделки недействительной, необходимо доказать, а суд должен установить следующие обстоятельства:

-сделка заключена в течение года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления (данный срок является периодом подозрения, который устанавливается с целью обеспечения стабильности гражданского оборота);

-неравноценное встречное исполнение обязательств.

В соответствии с пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

В пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" разъяснено, что для признания сделки недействительной по основанию, указанному в пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:

а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;

в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

Согласно абзацам второму - пятому пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия: а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества; б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым - пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии следующих условий: - стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации - десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок; - должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской отчетности или иные учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы; - после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.

Как следует из пункта 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Как следует из пункта 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" обязанность доказывания того, что другая сторона по сделке знала или должна была знать о наличии у должника признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества, лежит на лице, оспаривающем сделку.

Бремя доказывания неравноценного встречного исполнения обязательств возложено на лицо, оспаривающее сделки по указанному основанию.

Кроме того, согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.06.2014 N 10044/11 по делу NА32-26991/2009, абзаце четвертом пункта 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 "63, пункте 10 постановления от 30.04.2009 N32, наличие в законодательстве о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ).

Однако в приведенных разъяснениях речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок.

Недействительность сделок по основаниям, предусмотренным статьями 61.2 Закона о банкротстве, влечет их оспоримость, а не ничтожность в отличие от оснований, предусмотренных статьями 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Иными словами, признание сделки недействительной в силу ничтожности исключает возможность признания ее недействительной по основаниям оспоримости.

Таким образом, суд апелляционной инстанции правомерно указал, что поскольку в рассматриваемом случае сделка оспаривается конкурсным управляющим как подозрительная сделка по основаниям, предусмотренным пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, признание ее недействительной также и по общегражданским основаниям не согласуется с изложенной выше позицией Высшего Арбитражного Суд Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Положения указанной нормы предполагают недобросовестное поведение (злоупотребление) правом с обеих сторон сделки, а также осуществление права исключительно с намерением причинить вред другому лицу или с намерением реализовать иной противоправный интерес, не совпадающий с обычным хозяйственным (финансовым) интересом сделок такого рода.

По смыслу указанных норм Гражданского кодекса Российской Федерации и приведенных разъяснений для признания оспариваемых сделок недействительными финансовый управляющий должен доказать наличие злоупотребления гражданскими правами со стороны обоих участников этой сделки.

В абзаце третьем пункта 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.

По смыслу приведенных положений законодательства для квалификации сделки как совершенной со злоупотреблением правом в дело должны быть представлены доказательства того, что оспариваемая сделка заключена должником с целью реализовать какой-либо противоправный интерес, что должник и другая сторона по сделке имели между собой сговор и последняя знала о неправомерных действиях должника.

В силу пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются. Приведенная норма возлагает обязанность доказывания неразумности и недобросовестности действий участника гражданских правоотношений на лицо, заявившее требования.

Таким образом, для данного поведения характерны намерения причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

Статьей 166 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что сделка недействительна по основаниям, установленным гражданским кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Такая сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (статьи 167, 168 ГК РФ).

Согласно пункту 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Как разъяснено в пункте 87 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", в связи с притворностью недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. Намерения одного участника совершить притворную сделку для применения указанной нормы недостаточно. Притворной сделкой считается также та, которая совершена на иных условиях. Применяя правила о притворных сделках, следует учитывать, что для прикрытия сделки может быть совершена не только одна, но и несколько сделок (п. 88).

Из содержания приведенных норм следует, что притворная сделка фактически включает в себя две сделки: притворную сделку, совершаемую для вида (прикрывающая сделка) и сделку, в действительности совершаемую сторонами (прикрываемая сделка). Поскольку притворная (прикрывающая) сделка совершается лишь для вида, одним из внешних показателей ее притворности служит не совершение сторонами тех действий, которые предусматриваются данной сделкой. Напротив, если стороны выполнили вытекающие из сделки права и обязанности, то такая сделка притворной не является.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о том, что в оспариваемых платежах признаков для признания их недействительными на основании статьей 10, 168, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации не усматривается.

Кроме того, как правомерно указал суд апелляционной инстанции, праву конкурсного управляющего как субъекта профессиональной деятельности на подачу заявления о признании сделок должника недействительными корреспондирует обязанность указания конкретных правовых и фактических оснований, по которым сделки могут быть признаны недействительными.

В силу части 3 статьи 8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон.

Обязанность доказывать обстоятельства, подтверждающие порочность сделок, возлагается на лицо, которое их оспаривает, то есть в данном случае на конкурсного управляющего (статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Отсутствие у конкурсного управляющего информации о наличии или отсутствии встречного исполнения по платежам должника не снимает с него бремя доказывания факта неравноценности спорной сделки.

Обязанность по документальному и правовому обоснованию заявленных требований не может быть переложена на арбитражный суд.

В силу части 3.1 статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации считаются признанными обстоятельства, не оспоренные другой стороной спора; однако правовая оценка тому, соответствует ли сделка закону, относится к компетенции арбитражного суда (ч. 1 ст. 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В связи с изложенным не оспаривание ответчиком приведенных заявителем доводов не может повлечь за собой безусловное удовлетворение требований заявителя при недоказанности значимых для дела обстоятельств, связанных с недействительностью сделки.

По смыслу пункта 32 постановления Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и, учитывая наличие у конкурсного управляющего должника высшего профессионального образования, при осуществлении своей деятельности разумный управляющий должен проявлять требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, оперативно запрашивать и получать всю необходимую ему для осуществления своих полномочий информацию.

Согласно абзацу 7 пункта 1 статьи 20.3 Закона о банкротстве арбитражный управляющий в деле о банкротстве имеет право запрашивать необходимые сведения о должнике, о лицах, входящих в состав органов управления должника, о контролирующих лицах, о принадлежащем им имуществе (в том числе имущественных правах), о контрагентах и об обязательствах должника у физических лиц, юридических лиц, государственных органов, органов управления государственными внебюджетными фондами Российской Федерации и органов местного самоуправления, включая сведения, составляющие служебную, коммерческую и банковскую тайну.

Таким образом, к числу инструментов реализации права на получение конкурсным управляющим информации об имуществе и хозяйственной деятельности должника могут относиться такие, как запрос такой информации у контрагентов должника, а также истребование документации через суд в порядке статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При этом неиспользование управляющим всех указанных средств и вызванная этим неосведомленность о совершении должником каких-либо хозяйственных операций не может рассматриваться как обстоятельство, объективно очевидно и бесспорно свидетельствующее об отсутствии встречного предоставления.

Сам по себе факт отсутствия у конкурсного управляющего документов, подтверждающих основания совершения оспариваемых сделок не доказывает недействительность оспариваемых сделок.

При реализации действий, направленных на возврат денежных средств в конкурсную массу должника, арбитражный управляющий вправе не только оспаривать сделки должника, но и предъявлять иски по иным основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, в том числе по правилам о неосновательном обогащении. Неисполнение или ненадлежащее исполнение сторонами обязательств, в том числе вытекающих из договора, влечет за собой предусмотренные законом последствия, в том числе в виде наступления ответственности по правилам главы 25 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также права отказаться от его исполнения или потребовать его расторжения в судебном порядке.

Позиция судов о бремени доказывания подтверждается и правовым подходом, выраженным в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.01.2013 N 11524/12.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказывать обязательства, на которое оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Под достаточностью доказательств понимается такая их совокупность, которая позволяет сделать однозначный вывод о доказанности или о недоказанности определенных обстоятельств.

В соответствии с частью 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Согласно статьям 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пользуются равными правами на представление доказательств и несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий, в том числе представления доказательств обоснованности и законности своих требований или возражений.

Опровержения названных установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств в материалах дела отсутствуют, в связи с чем суд кассационной инстанции считает, что выводы суда основаны на всестороннем и полном исследовании доказательств по делу и соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на положениях действующего законодательства.

Таким образом, суд кассационной инстанции не установил оснований для изменения или отмены определения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции, предусмотренных в части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Доводы кассационной жалобы изучены судом, однако, они подлежат отклонению, поскольку данные доводы основаны на неверном толковании норм права, с учетом установленных судами фактических обстоятельств дела. Кроме того, указанные в кассационной жалобе доводы были предметом рассмотрения и оценки суда апелляционной инстанции и были им обоснованно отклонены. Доводы заявителя кассационной жалобы направлены на несогласие с выводами судов и связаны с переоценкой имеющихся в материалах дела доказательств и установленных судами обстоятельств, что находится за пределами компетенции и полномочий арбитражного суда кассационной инстанции, определенных положениями статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной в том числе в определении от 17.02.2015 N 274-О, статей 286-288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, представляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципа состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо.

Иная оценка заявителем жалобы установленных судами фактических обстоятельств дела и толкование положений закона не означает допущенной при рассмотрении дела судебной ошибки.

Таким образом, на основании вышеизложенного суд кассационной инстанции считает, что оснований для удовлетворения кассационной жалобы по заявленным в ней доводам не имеется.

Руководствуясь статьями 284, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

определение Арбитражного суда города Москвы от 23.10.2019 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.01.2020 по делу N А40-82340/17 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий судья

Е.Л. Зенькова

 

Судьи

Н.А. Кручинина
Д.В. Каменецкий

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Позиция судов о бремени доказывания подтверждается и правовым подходом, выраженным в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.01.2013 N 11524/12.

...

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной в том числе в определении от 17.02.2015 N 274-О, статей 286-288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, представляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципа состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо."

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15 июня 2020 г. N Ф05-1216/18 по делу N А40-82340/2017


Хронология рассмотрения дела:


03.09.2020 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-41262/20


26.08.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


11.08.2020 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда России N 305-ЭС20-2365(6)


05.08.2020 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-20470/20


20.07.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


13.07.2020 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда России N 305-ЭС20-2365(2)


13.07.2020 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда России N 305-ЭС20-2365(4)


13.07.2020 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда России N 305-ЭС20-2365(3)


03.07.2020 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда России N 305-ЭС20-2365(5)


18.06.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


15.06.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


15.06.2020 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-11320/20


09.06.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


08.06.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


03.06.2020 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-11895/20


03.06.2020 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-11904/20


01.06.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


14.05.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


13.05.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


27.03.2020 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда России N 305-ЭС20-2365


24.03.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


23.03.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


20.03.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


19.03.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


18.03.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


17.03.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


13.03.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


11.03.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


05.03.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


04.03.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


28.02.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


26.02.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


25.02.2020 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-81794/19


21.02.2020 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-81889/19


21.02.2020 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-81731/19


21.02.2020 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-81893/19


20.02.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


19.02.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


17.02.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


11.02.2020 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-79376/19


05.02.2020 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-78473/19


05.02.2020 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-78384/19


03.02.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


23.01.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


22.01.2020 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


14.01.2020 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-72653/19


14.01.2020 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-72673/19


14.01.2020 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-72649/19


14.01.2020 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-72652/19


27.12.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-71450/19


27.12.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-71685/19


27.12.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-71895/19


27.12.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-71686/19


19.12.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-68697/19


19.12.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-68699/19


19.12.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-68695/19


19.12.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-69006/19


19.12.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-68758/19


18.12.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-68723/19


18.12.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-69016/19


18.12.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-68706/19


18.12.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-69009/19


18.12.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-68701/19


17.12.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-68934/19


13.12.2019 Определение Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


13.12.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-57673/19


06.12.2019 Определение Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


25.11.2019 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


21.11.2019 Определение Арбитражного суда г.Москвы N А40-82340/17


12.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-57684/19


11.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-58046/19


11.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-57848/19


11.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-58029/19


11.11.2019 Определение Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


11.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-58045/19


11.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-58043/19


11.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-58055/19


07.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-57666/19


07.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-58087/19


07.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-57528/19


07.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-57670/19


07.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-57408/19


06.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-57794/19


06.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-57651/19


06.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-57654/19


06.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-57679/19


05.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-57676/19


05.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-56793/19


05.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-58034/19


05.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-57706/19


05.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-57690/19


05.11.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-57555/19


30.10.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-57664/19


30.10.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-56789/19


29.10.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-58036/19


25.10.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-58039/19


25.10.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-57662/19


25.10.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-57153/19


24.10.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-58031/19


23.10.2019 Определение Арбитражного суда г.Москвы N А40-82340/17


23.10.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-58032/19


22.10.2019 Определение Арбитражного суда г.Москвы N А40-82340/17


17.10.2019 Определение Арбитражного суда г.Москвы N А40-82340/17


25.09.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-52947/19


24.09.2019 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


19.09.2019 Определение Арбитражного суда г.Москвы N А40-82340/17


19.08.2019 Определение Арбитражного суда г.Москвы N А40-82340/17


15.07.2019 Определение Арбитражного суда г.Москвы N А40-82340/17


25.06.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-26637/19


11.06.2019 Определение Арбитражного суда г.Москвы N А40-82340/17


13.05.2019 Определение Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


11.04.2019 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


19.03.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-8063/19


04.03.2019 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


06.02.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-71270/18


04.02.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-70293/18


17.01.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-64317/18


14.01.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-64318/18


14.01.2019 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-64316/18


25.12.2018 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-61889/18


31.10.2018 Определение Арбитражного суда г.Москвы N А40-82340/17


09.07.2018 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-20474/18


19.06.2018 Решение Арбитражного суда г.Москвы N А40-82340/17


07.03.2018 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-1216/18


06.02.2018 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-65398/17


25.12.2017 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-56499/17


07.12.2017 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-56734/17


11.10.2017 Определение Арбитражного суда г.Москвы N А40-82340/17


06.10.2017 Определение Арбитражного суда г.Москвы N А40-82340/17


21.06.2017 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-26914/17


15.05.2017 Определение Арбитражного суда г.Москвы N А40-82340/17