Энциклопедия судебной практики. Доверительное управление имуществом. Ответственность доверительного управляющего (Ст. 1022 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Доверительное управление имуществом. Ответственность доверительного управляющего
(Ст. 1022 ГК)


1. Общая характеристика ответственности доверительного управляющего


1.1. Противоправность поведения доверительного управляющего как основание его ответственности выражается в нарушении договорных обязанностей, т.е. в непроявлении должной заботливости об интересах учредителя управления


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 27 марта 2014 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Согласно пункту 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации участник предпринимательской деятельности несет ответственность за неисполнение/ненадлежащее исполнение обязательств независимо от вины, и освобождается от ответственности, только если надлежащее исполнение стало невозможным вследствие обстоятельств непреодолимой силы.

Доверительный управляющий в гражданском обороте несет повышенную степень ответственности и отвечает по правилам, предусмотренным вышеприведенной нормой права.


1.2. Норма ст. 1022 ГК РФ об ответственности доверительного управляющего является императивной


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 июля 2015 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Данное условие договора доверительного управления противоречит статье 1022 Кодекса, имеющей императивный характер и предусматривающей только два случая освобождения доверительного управляющего от ответственности за причиненные убытки.


1.3. Доверительный управляющий несет ответственность независимо от вины по правилам п. 3 ст. 401 ГК РФ


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 июля 2015 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Согласно пункту 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации участник предпринимательской деятельности несет ответственность за неисполнение/ненадлежащее исполнение обязательств независимо от вины, и освобождается от ответственности, только если надлежащее исполнение стало невозможным вследствие обстоятельств непреодолимой силы.

Доверительный управляющий в гражданском обороте несет повышенную степень ответственности и отвечает по правилам, предусмотренным вышеприведенной нормой права.


1.4. Взыскивая с доверительного управляющего убытки, причиненные уменьшением имущества учредителя управления, суд учел, что управляющий не принял мер по судебному взысканию с третьего лица долга, возникшего в процессе доверительного управления


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 27 марта 2014 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Как усматривается из материалов дела, в обоснование доводов о непроявлении Банком должной заботливости об интересах учредителя, ненадлежащем исполнении ответчиком обязанностей доверительного управляющего в отношении имущества учредителя и возникновения в силу этого обязанности возместить истице как правопреемнику учредителя реальный ущерб, а также уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами истица ссылалась на то обстоятельство, что согласно отчетам Банка по ОФБУ в состав фондов входили облигации ЗАО, стоимость которых согласно отчетам управляющего была указана в размере 10 коп. за каждую, между тем, номинальная стоимость указанных облигаций составляла 1 000 рублей, правовые основания, обосновывающие указание в отчетах стоимости указанных облигаций в 10 000 раз меньшую, чем их номинальная стоимость, ответчиком не приведены, Банком не предприняты действия для возврата денежных средств, вложенных в облигации ЗАО, в том числе путем обращения с исками к поручителям по вышеуказанным облигациям (ООО).


1.5. Доверительный управляющий, не принявший мер по судебному взысканию с поручителя долга, возникшего в процессе доверительного управления, не считается надлежаще исполнившим свои обязанности перед учредителем управления


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 27 марта 2014 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Как усматривается из материалов дела, в обоснование доводов о непроявлении Банком должной заботливости об интересах учредителя, ненадлежащем исполнении ответчиком обязанностей доверительного управляющего в отношении имущества учредителя и возникновения в силу этого обязанности возместить истице как правопреемнику учредителя реальный ущерб, а также уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами истица ссылалась на то обстоятельство, что согласно отчетам Банка по ОФБУ в состав фондов входили облигации ЗАО, стоимость которых согласно отчетам управляющего была указана в размере 10 коп. за каждую, между тем, номинальная стоимость указанных облигаций составляла 1 000 рублей, правовые основания, обосновывающие указание в отчетах стоимости указанных облигаций в 10 000 раз меньшую, чем их номинальная стоимость, ответчиком не приведены, Банком не предприняты действия для возврата денежных средств, вложенных в облигации ЗАО, в том числе путем обращения с исками к поручителям по вышеуказанным облигациям (ООО).


1.6. На сумму невозвращенных денежных средств, переданных в доверительное управление, могут быть начислены проценты (ст. 395 ГК РФ) за период с даты прекращения договора доверительного управления


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 июля 2015 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Судом установлено, что имуществом, переданным по договорам доверительного управления, являлись денежные средства.

В силу положений пункта 3 статьи 1024 Кодекса при прекращении договора доверительного управления имущество, находящееся в доверительном управлении, передается учредителю управления, если договором не предусмотрено иное.

Судом установлено, что после прекращения вышеназванных договоров имущество было передано ответчиком истице в размере меньшем, чем было получено от нее при заключении договоров, при этом разница составила 813 593, 43 руб.

Таким образом, ответчиком обязательство по возврату истице имущества (денежных средств) в полном объеме исполнено не было.

Принимая во внимание, что обязательство по возврату денежных средств, вытекающее из договоров доверительного управления имуществом, является денежным, ответчик допустил просрочку в его исполнении, истицей правомерно в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации начислены проценты за пользование чужими денежными средствами на сумму 813 593, 43 руб. в размере 319 954, 14 руб. за период с момента прекращения действия договоров доверительного управления по дату подачи иска.

Учитывая изложенное, у суда апелляционной инстанции не имелось оснований для отказа в иске в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами.


2. Обстоятельства, освобождающие доверительного управляющего от ответственности


2.1. Условие договора доверительного управления, устанавливающее дополнительные основания освобождения доверительного управляющего от ответственности, считается недействительным


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 июля 2015 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Апелляционный суд обоснованно пришел к выводу, что суд первой инстанции неправомерно отклонил доводы истицы о непроявлении ответчиком должной заботливости об интересах учредителя управления, мотивировав это тем, что согласно пункту 3.4 Общих условий ОФБУ доверительный управляющий не несет ответственность за убытки, возникшие у учредителей управления в связи с возникновением рисков, в том числе рыночный риск, процентный риск, риск потери ликвидности, операционный риск, технический риск, правовой риск, страховой риск, кредитный риск и иные существенные риски, при условии соблюдения доверительным управляющим положений Общих условий и Инвестиционной декларации.

Данное условие договора доверительного управления противоречит статье 1022 Кодекса, имеющей императивный характер.


2.2. Бремя доказывания обстоятельств, освобождающих доверительного управляющего от ответственности, возлагается на доверительного управляющего


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 июля 2015 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Бремя доказывания обстоятельств, освобождающих доверительного управляющего от ответственности, возложено законодателем на самого доверительного управляющего.


2.3. Обязанность доказывания совокупности условий, необходимых для взыскания с управляющего убытков, лежит на истце, а ответчик должен доказать, что убытки возникли вследствие непреодолимой силы либо действий выгодоприобретателя (учредителя управления)


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 27 марта 2014 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Обязанность доказывания совокупности условий, необходимых для привлечения ответчика к ответственности в виде возмещения убытков, лежит на истице, ответчик же должен доказать факт того, что убытки произошли вследствие непреодолимой силы либо действий выгодоприобретателя или учредителя управления.


2.4. Приводя в обоснование освобождения от ответственности довод об уничтожении информации о сделках в связи с истечением срока ее хранения, доверительный управляющий должен доказать факт уничтожения соответствующих документов


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 27 марта 2014 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Как усматривается из материалов дела, определением арбитражного апелляционного суда от 12 ноября 2013 года суд предложил ответчику представить письменные пояснения с указанием конкретных сделок, совершение которых в спорный период привело к уменьшению стоимости имущества истца, переданного в доверительное управление при прекращении договора доверительного управления, а также указать установленные договором или законом основания для освобождения доверительного управляющего от ответственности возместить образовавшуюся на стороне учредителя разницу в стоимости переданного и возвращенного из доверительного управления имущества.

Между тем, ответчиком указанные документы не были представлены со ссылкой на то, что предоставление перечня указанных сделок за сентябрь 2008 года невозможно в связи с истечением срока хранения соответствующей информации (5 лет), указав при этом, что данная информация может быть истребована у ЗАО.

При этом доказательства, подтверждающие факт уничтожения соответствующих документов, в материалы дела не представлены, правовые основания нахождения документов в отношении совершенных ответчиком сделок у третьего лица - ЗАО не указаны.


2.5. Если доверительному управляющему предоставлена свобода выбора продаваемых и покупаемых ценных бумаг и других активов, ответственность за убытки в виде уменьшения стоимости имущества учредителя возлагается на доверительного управляющего


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 июля 2015 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Инвестиционные декларации всех трех ОФБУ составлены таким образом, что нарушить их невозможно. Согласно инвестиционным декларациям управляющий вправе приобретать ценные бумаги российских и иностранных эмитентов, денежные средства в российской и иностранной валюте, производные финансовые инструменты, причем в различных отраслях. Доверительный управляющий имел возможность приобретать различное имущество, однако принял решение приобрести в ОФБУ облигации ЗАО, векселя ООО и заключал сделки РЕПО.

Каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что убытки в виде утраты имущества, переданного в доверительное управление, причинены вследствие непреодолимой силы либо действий истца, доверительным управляющим в материалы дела не представлено.


2.6. При возложении на доверительного управляющего ответственности за уменьшение стоимости имущества учредителя управления, учитывается то обстоятельство, что учредитель управления не давал доверительному управляющему никаких указаний относительно доверительного управления


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 июля 2015 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Истица заявила о размере убытков как о разнице между денежной суммой, переданной ответчику при заключении договора доверительного управления, и полученной от ответчика при расторжении договора.

Причинно-следственная связь между действиями (бездействием) доверительного управляющего и причиненными истцу убытками подтверждена следующим.

В настоящем случае учредитель управления не давал доверительному управляющему никаких указаний и не предпринимал никаких действий по доверительному управлению виду отсутствия такой возможности, поскольку имущество находилось у Банка.

Имущество учредителя управления во время действия договора находилось у доверительного управляющего, который сам принимал решения - какие сделки ему заключать, какие активы, когда и на каких условиях покупать, а какие - продавать.

Поскольку Банк принимал решения, он обязан нести ответственность за их последствия (то есть, за реальный ущерб, причиненный имуществу учредителя).


2.7. Приводя в обоснование освобождения от ответственности довод о принятии мер для предотвращения возможности возникновения риска потери имущества, доверительный управляющий должен доказать, что они реально предпринимались


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 июля 2015 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Доказательств наличия рисков, о которых указано в пункте 3.4 Общих условий, при совершении с переданным в доверительное управление имуществом ответчиком юридических и фактических действий, последний в суд также не представил. Указания на то, какие необходимые меры для предотвращения возможности возникновения риска потери имущества были предприняты ответчиком, материалы дела не содержат.


2.8. Доверительный управляющий не несет ответственности за уменьшение стоимости имущества учредителя, если он доказал, что не знал и не должен был знать о том, что приобретаемые ценные бумаги либо утратят ликвидность, либо эмитент станет банкротом, либо наступят иные неблагоприятные последствия


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 июля 2015 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Примечание

Приведенное толкование, на мой взгляд, является спорным. Поскольку доверительный управляющий несет ответственность независимо от вины, названные обстоятельства, не считающиеся обстоятельствами непреодолимой силы, не освобождают доверительного управляющего от ответственности

Доверительный управляющий должен доказать, что он действовал разумно, добросовестно и осмотрительно, соблюдал условия договоров, все совершенные им сделки были продуманы, по каждой сделке проводилась оценка рыночной ситуации, проверялся контрагент, однако при сравнимых обстоятельствах при той степени заботливости и осмотрительности, какова требуется от профессионального участника рынка, приобретая финансовые инструменты (акции, векселя, облигации и т.п.), он не знал и не должен был знать о том, что приобретаемые ценные бумаги либо утратят ликвидность, либо эмитент станет банкротом, либо наступят иные неблагоприятные последствия.

В отсутствие указанных доказательств, бремя представления которых возложено законодателем (пункт 1 статьи 1022 Гражданского кодекса Российской Федерации) на доверительного управляющего, ответчик, являющийся, в отличие от учредителя доверительного управления, профессиональным участником финансового рынка, должен нести ответственности за причиненные учредителю управления убытки.


2.9. Страховые и кредитные риски не освобождают доверительного управляющего от ответственности за результаты доверительного управления


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 июля 2015 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Никакие страховые и кредитные риски не освобождают управляющего от ответственности за результат его доверительного управления.


2.10. Потеря ценовых ориентиров не освобождает доверительного управляющего от ответственности за убытки, причиненные учредителю управления


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 июля 2015 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Потеря ценовых ориентиров не освобождает доверительного управляющего от ответственности за причиненные учредителю управления убытки.


2.11. Финансовый кризис не считается обстоятельством непреодолимой силы и поэтому не освобождает доверительного управляющего от ответственности перед учредителем управления


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 июля 2015 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Финансовый кризис ни к одному из обстоятельств, предусмотренных статьей 1022 Гражданского кодекса Российской Федерации, не относится. Финансовый кризис не может быть отнесен к обстоятельствам непреодолимой силы, в связи с чем не освобождает участников гражданских правоотношений от ответственности за неисполнение их обязательств.


2.12. Аномальный характер рыночных показателей не освобождает доверительного управляющего от ответственности за убытки, причиненные учредителю управления


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 июля 2015 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Аномальный характер рыночных показателей не освобождает доверительного управляющего от ответственности за причиненные учредителю управления убытки.


2.13. Если имущество, переданное доверительным управляющим на хранение, выдано хранителем учредителю доверительного управления, последний не вправе взыскать стоимость имущества с доверительного управляющего


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26 апреля 2006 г. N Ф08-1550/06

В соответствии с пунктом 1 статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему. Согласно пункту 2 статьи 902 Гражданского кодекса Российской Федерации убытки, причиненные поклажедателю в результате утраты или недостачи вещей, возмещаются в размере стоимости недостающих или утраченных вещей. Пунктом 1 статьи 1022 Кодекса предусмотрено, что доверительный управляющий не несет ответственности перед учредителем доверительного управления за убытки, происшедшие вследствие действий учредителя управления. Из указанных норм следует, что если имущество передано доверительным управляющим на хранение и выдано учредителю доверительного управления, последний не может взыскивать стоимость имущества с доверительного управляющего. Кроме того, в этом случае нет оснований считать, что учредителю доверительного управления причинены убытки, поскольку имущество осталось в его собственности, поэтому отсутствуют основания для взыскания с доверительного управляющего стоимости имущества.


3. Доказывание ненадлежащего исполнения обязанностей доверительным управляющим


3.1. Факт возбуждения уголовного дела в отношении лиц, действовавших от имени доверительного управляющего, может быть свидетельством ненадлежащего исполнения обязанностей доверительным управляющим


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 27 марта 2014 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

В качестве доказательств недобросовестности Банка при осуществлении доверительного управления истицей в материалы дела было представлено, не получившее со стороны судов надлежащей правовой оценки, постановление следователя СО ОМВД России о возбуждении уголовного дела по факту хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием (часть 4 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации) в отношении лиц, действующих от имени КБ.

При рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции истицей было заявлено ходатайство о приобщении к материалам дела постановления о признании учредителя управления - потерпевшей по вышеупомянутому уголовному делу, мотивированное невозможностью представления указанного доказательства в суд первой инстанции, в приобщении которых к материалам дела необоснованно было отказано судом апелляционной инстанции.


4. Последствия превышения полномочий доверительным управляющим


4.1. Норма п. 2 ст. 1022 ГК РФ, определяющая последствия превышения полномочий доверительным управляющим, не является основанием для отказа в иске о признании недействительным договора аренды, заключенного доверительным управляющим с превышением полномочий


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 июня 2011 г. N 495/11

Отказывая в удовлетворении искового требования, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что заключение доверительным управляющим договора аренды в период действия договора доверительного управления на срок, превышающий срок доверительного управления, не является незаконным распоряжением имуществом и не нарушает интересы собственника, поскольку не связано с отчуждением имущества. Превышение доверительным управляющим при совершении сделки предоставленных ему полномочий или нарушение установленных для него ограничений не влечет правовых последствий в виде признания сделки недействительной на основании статьи 168 Гражданского кодекса. В соответствии с пунктом 2 статьи 1022 Кодекса обязательства по такой сделке несет доверительный управляющий лично.

Между тем, договор доверительного управления заключен сроком на пять лет, то есть на предельный срок, следовательно, договор аренды не мог быть заключен доверительным управляющим на срок, превышающий срок действия договора доверительного управления, без согласия учредителя управления.

Поскольку департамент такого согласия не давал, с окончанием срока доверительного управления имуществом договор аренды и дополнительные соглашения к нему считаются прекращенными.

Вопрос о последствиях прекращения договора аренды в связи с окончанием срока действия договора доверительного управления может быть решен в самостоятельном порядке.


5. Субсидиарная ответственность учредителя доверительного управления


5.1. Норма п. 3 ст. 1022 ГК РФ об ответственности учредителя управления не применяется, если обязанность доверительного управляющего по оплате электроэнергии возникла не в связи с доверительным управлением, а при оказании коммунальных услуг, обязанность по оплате которых лежит на фактических пользователях


Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 17 августа 2015 г. N Ф03-3119/15 по делу N А73-12133/2014

Судом апелляционной инстанции установлено, что в спорный период имущество, для работы которого поставлялась электрическая энергия, использовалось ООО в рамках производственной деятельности, направленной на оказание коммунальной услуги по теплоснабжению.

Населением оплата за коммунальную услугу по теплоснабжению по установленным тарифам производилась в рассматриваемый период также в адрес ООО.

Таким образом, эксплуатация оборудования и потребление в этой связи электрической энергии осуществлялись ООО, при этом не для собственных нужд, а с целью оказания услуги конечным потребителям.

ОАО не оспаривается, что в сумму предъявленных требований не включена стоимость услуг электроснабжения непосредственно помещений, переданных в доверительное управление.

Администрация при сложившихся взаимоотношениях функции абонента в части потребленного объектами коммунальной инфраструктуры ресурса (электрической энергии) не несла, также не осуществляла и не могла осуществлять функции ресурсоснабжающей организации (по услуге теплоснабжения), а поэтому отсутствуют правовые основания для возложения на нее обязанности по оплате энергии, потребленной при оказании коммунальной услуги в сфере теплоснабжения.

Делая вывод об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований, апелляционный суд правомерно указал, что обязательства возникли по оплате фактически полученной электроэнергии не в связи с доверительным управлением имуществом, а при оказании коммунальной услуги, обязанность по оплате которой лежит на фактическом пользователе.


6. Обращение взыскания на имущество, переданное в доверительное управление


6.1. Надлежащим ответчиком при погашении долга за счет имущества, переданного в доверительное управление, является лицо, во владении которого находится это имущество


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 15 августа 2012 г. N Ф07-5594/11 по делу N А56-27270/2010

Согласно пункту 3 статьи 1022 ГК РФ долги по обязательствам, возникшим в связи с доверительным управлением имуществом, погашаются за счет этого имущества.

По мнению кассационной инстанции, фраза "погашаются за счет этого имущества" означает, что надлежащим ответчиком при взыскании долга является лицо, во владении которого находится это имущество.


6.2. Если предмет доверительного управления возвращен учредителю в связи с прекращением договора доверительного управления, кредитор (третье лицо) не вправе потребовать обращения взыскания на это имущество по долгам доверительного управляющего без привлечения учредителя управления к участию в деле в качестве ответчика


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 15 августа 2012 г. N Ф07-5594/11 по делу N А56-27270/2010

Соглашением, заключенным между ЗАО, ООО как учредителями управления, с одной стороны, и ООО как доверительным управляющим, с другой стороны, Договор прекращен.

Указав, что имущество, указанное в Договоре, выбыло из доверительного управления, в связи с чем пункт 3 статьи 1022 ГК РФ не может быть применен в данном случае, а также на недоказанность истцом отсутствия у ООО (доверительный управляющий) денежных средств, необходимых для удовлетворения требований, суд первой инстанции отказал Обществу в удовлетворении первоначального иска.

Оставляя решение суда в обжалуемой части без изменения, апелляционный суд указал следующее.

В данном случае Общество настаивает на одном исходе дела - взыскании задолженности только за счет имущества, бывшего в период совершения Контракта у ООО (доверительный управляющий) в доверительном управлении. Поскольку этим имуществом в настоящее время могут отвечать только собственники - учредители доверительного управления, суд апелляционной инстанции не усмотрел оснований для удовлетворения первоначального иска Общества.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения участников процесса и обсудив доводы жалобы, кассационная инстанция не находит оснований для ее удовлетворения ввиду следующего.

Кассационная инстанция считает, что обращение взыскания за счет имущества, возвращенного учредителям доверительного управления, в рамках настоящего дела невозможно, поскольку последние не привлечены к участию в деле в качестве ответчиков.


6.3. При рассмотрении иска кредитора (третьего лица) о взыскании долга с доверительного управляющего путем обращения взыскания на предмет доверительного управления, возвращенный учредителю в связи с прекращением договора доверительного управления, следует учитывать, что замена ответчика не считается обязанностью суда


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 15 августа 2012 г. N Ф07-5594/11 по делу N А56-27270/2010

Соглашением, заключенным между ЗАО, ООО как учредителями управления, с одной стороны, и ООО как доверительным управляющим, с другой стороны, Договор прекращен.

Указав, что имущество, указанное в Договоре, выбыло из доверительного управления, в связи с чем пункт 3 статьи 1022 ГК РФ не может быть применен в данном случае, а также на недоказанность истцом отсутствия у ООО (доверительный управляющий) денежных средств, необходимых для удовлетворения требований, суд первой инстанции отказал Обществу в удовлетворении первоначального иска.

Оставляя решение суда в обжалуемой части без изменения, апелляционный суд указал следующее.

В данном случае Общество настаивает на одном исходе дела - взыскании задолженности только за счет имущества, бывшего в период совершения Контракта у ООО (доверительный управляющий) в доверительном управлении. Поскольку этим имуществом в настоящее время могут отвечать только собственники - учредители доверительного управления, суд апелляционной инстанции не усмотрел оснований для удовлетворения первоначального иска Общества.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения участников процесса и обсудив доводы жалобы, кассационная инстанция не находит оснований для ее удовлетворения ввиду следующего.

Кассационная инстанция считает, что обращение взыскания за счет имущества, возвращенного учредителям доверительного управления, в рамках настоящего дела невозможно, поскольку последние не привлечены к участию в деле в качестве ответчиков.

Привлечение второго ответчика или замена ненадлежащего ответчика надлежащим является правом, а не обязанностью суда, рассматривающего дело, а соответствующие процессуальные действия производятся судом первой инстанции по ходатайству или с согласия истца.


7. Ответственность доверительного управляющего пакетом акций АО по долгам АО, признанного банкротом


7.1. Лицо, имеющее в доверительном управлении контрольный пакет акций АО, признанного банкротом, может быть привлечено к субсидиарной ответственности по его обязательствам, если банкротство АО вызвано его указаниями или иными действиями


Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (пункт 22)

При разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть вторая пункта 3 статьи 56 Кодекса), суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. К числу лиц, на которые может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относится, в частности, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества.


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27 января 2016 г. N Ф05-10280/14 по делу N А41-1810/2012

При разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. К числу лиц, на которые может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относится собственник имущества унитарного предприятия, давший обязательные для него указания.


Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20 апреля 2016 г. N Ф07-1341/16 по делу N А56-28988/2012

При разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть вторая пункта 3 статьи 56 ГК РФ), суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. К числу лиц, на которые может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относятся, в частности, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества.


Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 1 апреля 2016 г. N Ф03-1083/16 по делу N А59-1949/2014

При разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть вторая пункта 3 статьи 56 ГК РФ), суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. К числу лиц, на которые может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относятся, в частности, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества.


Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 16 марта 2016 г. N Ф06-6624/16 по делу N А55-3123/2010

При разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть вторая пункта 3 статьи 56 ГК РФ), суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. К числу лиц, на которые может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относятся, в частности, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества.


Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16 ноября 2015 г. N Ф04-26390/15 по делу N А75-11764/2010

При разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть вторая пункта 3 статьи 56 ГК РФ), суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. К числу лиц, на которые может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относятся, в частности, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества.


Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 30 октября 2015 г. N Ф08-7978/15 по делу N А32-3194/2014

При разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть вторая пункта 3 статьи 56 ГК РФ), суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. К числу лиц, на которые может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относятся, в частности, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества.


Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 29 сентября 2015 г. N Ф10-3344/15 по делу N А54-6524/2010

При разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть вторая пункта 3 статьи 56 ГК РФ), суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. К числу лиц, на которые может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относятся, в частности, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества.


Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 23 сентября 2015 г. N Ф09-2132/14 по делу N А47-9765/2011

При разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть вторая пункта 3 статьи 56 ГК РФ), суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. К числу лиц, на которые может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относятся, в частности, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества.


Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 31 июля 2015 г. N Ф01-2315/15 по делу N А79-3955/2009

При разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть вторая пункта 3 статьи 56 ГК РФ), суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. К числу лиц, на которые может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относятся, в частности, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества.


8. Ответственность управляющей компании паевого инвестиционного фонда


8.1. Управляющая компания паевого инвестиционного фонда несет перед владельцами инвестиционных паев ответственность в размере реального ущерба в случае нарушения законодательства или правил доверительного управления паевым инвестиционным фондом


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 ноября 2010 г. N 8907/10

Управляющая компания паевого инвестиционного фонда несет перед владельцами инвестиционных паев ответственность в размере реального ущерба в случае причинения им убытков в результате нарушения Закона об инвестиционных фондах, иных федеральных законов и правил доверительного управления паевым инвестиционным фондом.


8.2. При взыскании с управляющей компании паевого инвестиционного фонда убытков следует учитывать, что имущественные потери владельца инвестиционных паев, вызванные уменьшением их стоимости, считаются реальным ущербом, а не упущенной выгодой


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 ноября 2010 г. N 8907/10

Управляющая компания паевого инвестиционного фонда несет перед владельцами инвестиционных паев ответственность в размере реального ущерба в случае причинения им убытков в результате нарушения Закона об инвестиционных фондах, иных федеральных законов и правил доверительного управления паевым инвестиционным фондом.

Предъявленная к взысканию сумма представляет собой имущественные потери истца, вызванные уменьшением стоимости принадлежащих ему инвестиционных паев, то есть реальный ущерб, а не упущенную выгоду, как ошибочно квалифицировали ее суды апелляционной и кассационной инстанций.


8.3. Ненадлежащее исполнение управляющей компанией обязанности по предоставлению на государственную регистрацию изменений правил доверительного управления фондом, лишившее владельца инвестиционного пая права на получение денежной компенсации в связи с погашением пая, считается основанием для взыскания с управляющей компании убытков, причиненных утратой имущества


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 ноября 2010 г. N 8907/10

Управляющая компания не проявила должной заботливости при проверке документов (изменений и дополнений в правила доверительного управления фондом), представленных на государственную регистрацию в Федеральную службу по финансовым рынкам, что повлекло отказ в их регистрации и, как следствие, лишило общество права на получение денежной компенсации, на которую оно могло рассчитывать при наличии зарегистрированных изменений и дополнений в правила доверительного управления фондом и которая представляет собой убытки, подлежащие возмещению в силу пункта 1 статьи 1022 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Как установлено судами при рассмотрении настоящего спора и подтверждается материалами дела, на регистрацию изменений и дополнений в правила доверительного управления фондом были представлены документы, не соответствующие требованиям федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг, что послужило основанием для отказа в регистрации.

Таким образом, исходя из пункта 1 статьи 1022 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды имели достаточно оснований для возложения на управляющую компанию ответственности в виде возмещения убытков, причиненных утратой имущества.


8.4. При рассмотрении иска владельца инвестиционного пая о взыскании с управляющей компании убытков, причиненных ненадлежащим исполнением обязанности по предоставлению на регистрацию изменений правил доверительного управления фондом, лишившим владельца инвестиционного пая права на получение денежной компенсации в связи с погашением пая, суд должен проверить, была ли получена истцом такая компенсация после прекращения фонда


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 ноября 2010 г. N 8907/10

Управляющая компания не проявила должной заботливости при проверке документов (изменений и дополнений в правила доверительного управления фондом), представленных на государственную регистрацию в Федеральную службу по финансовым рынкам, что повлекло отказ в их регистрации и, как следствие, лишило общество права на получение денежной компенсации, на которую оно могло рассчитывать при наличии зарегистрированных изменений и дополнений в правила доверительного управления фондом и которая представляет собой убытки, подлежащие возмещению в силу пункта 1 статьи 1022 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Как установлено судами при рассмотрении настоящего спора и подтверждается материалами дела, на регистрацию изменений и дополнений в правила доверительного управления фондом были представлены документы, не соответствующие требованиям федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг, что послужило основанием для отказа в регистрации.

Таким образом, исходя из пункта 1 статьи 1022 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды имели достаточно оснований для возложения на управляющую компанию ответственности в виде возмещения убытков, причиненных утратой имущества.

В соответствии со статьями 31, 32 Закона об инвестиционных фондах после прекращения паевого инвестиционного фонда владельцам инвестиционных паев подлежит выплате денежная компенсация.

Однако суды не проверили, была ли получена такая компенсация обществом после прекращения фонда и учтена ли выплаченная сумма при определении размера убытков.


9. Ответственность доверительного управляющего резервами пенсионного фонда


9.1. Неиспользование доверительным управляющим возможности по своевременной реализации акций АО, впоследствии ставших неликвидными вследствие его банкротства, является основанием для возложения на управляющего ответственности за обесценивание этих акций


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 21 мая 2012 г. N Ф05-6562/11 по делу N А40-121626/2010

Договор [доверительного управления пенсионными резервами негосударственного пенсионного фонда] прекратил свое действие в связи с истечением срока.

В обоснование заявленных исковых требований (с учетом уточнения) НПФ указал на то, что после прекращения действия договора ответчик (ЗАО) не возвратил имущество (средства пенсионных резервов) в полном объеме.

Суды первой и апелляционной инстанции правомерно удовлетворили заявленные исковые требования в части. Как правомерно указали суды, условия договора предусматривали и ситуация на фондовом рынке предоставляла ЗАО возможность продать спорные ценные бумаги после получения от НПФ уведомления о прекращении указанного договора и возвратить активы из доверительного управления денежными средствами. В силу этого суды пришли к выводу о том, что после получения уведомления НПФ об отказе от продления договора и до возврата активов при прекращении договора, ЗАО имело возможность реализовать ценные бумаги - облигации ОАО, однако не сделало этого. При этом суды обратили внимание на то, что в настоящее время облигации ОАО являются неликвидными ценными бумагами (что не оспаривается сторонами), не могут быть реализованы ввиду отсутствия рыночного спроса, а эмитент облигаций ОАО в июне 2009 года подал в Арбитражный суд заявление о собственной несостоятельности (банкротстве).


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


В "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.


Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.


Материал приводится по состоянию на сентябрь 2019 г.


См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

См. Содержание материалов Энциклопедии судебной практики


При подготовке "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.