Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 августа 2016 г. N 20АП-4499/16 (ключевые темы: прямые расходы - товарная накладная - основные средства - налоговая выгода - налоговое правонарушение) (подтверждено кассацией)

Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 августа 2016 г. N 20АП-4499/16

ГАРАНТ:

Постановлением Арбитражного суда Центрального округа от 22 декабря 2016 г. N Ф10-5026/16 настоящее постановление оставлено без изменения

Требование: о взыскании долга и затрат, о взыскании страховых взносов, о государственной регистрации договора, о признании недействительным акта органа власти, о признании недействительным договора, о признании недействительным права собственности по договору аренды, по договору оказания транспортных услуг, по договору поставки в связи с таможенным контролем, по уплате налогов

Вывод суда: жалоба заявителя оставлена без удовлетворения, решение суда первой инстанции оставлено в силе

Тула

 

23 августа 2016 г.

Дело N А68-11437/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 16.08.2016.

Постановление изготовлено в полном объеме 23.08.2016.

 

Двадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Стахановой В.Н., судей Еремичевой Н.В. и Рыжовой Е.В., при ведении протокола судебного заседания секретарем Федосеевой Ю.А., при участии от заявителя - общества с ограниченной ответственностью "Новомосковск-ремстройсервис" (Тульская область, г. Новомосковск, ОГРН 1037101671562, ИНН 7116018514) - Бутовой Т.Г. (доверенность от 26.02.2016 N 7), Емельянова П.И. (доверенность от 06.06.2016 N 17), Усольцева Д.Б. (доверенность от 26.02.2016 N 8), от заинтересованного лица - Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам Тульской области (г. Тула, ОГРН 1047101340000, ИНН 7107054160) - Абакумовой Р.Б. (доверенность от 08.06.2016 N 02-06/05157), рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам Тульской области на решение Арбитражного суда Тульской области от 17.06.2016 по делу N А68-11437/2015 (судья Елисеева Л.В.), установил следующее.

Общество с ограниченной ответственностью "Новомосковск-ремстройсервис" (далее - ООО "Новомосковск-ремстройсервис", заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд Тульской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам Тульской области (далее - инспекция, налоговый орган) от 29.06.2015 N 12-Д в части доначисления налога на добавленную стоимость за 2012 - 2013 годы в сумме 927 694 рублей (подпункт 1.1 пункта 3.1 решения), начисления пени по состоянию на 29.06.2015 в сумме 161 593 рублей за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость в бюджет (подпункт 1.3 пункта 3.1 решения), привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа в сумме 185 539 рублей за неуплату суммы налога на добавленную стоимость за 2012 - 2013 годы в результате занижения налоговой базы (подпункт 1.2 пункта 3.1 решения), привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной статьей 123 Налогового кодекса Российской Федерации за нарушение сроков перечисления НДФЛ в бюджет (подпункт 3.1 пункта 3.1 решения) в виде взыскания штрафа в размере, превышающем 8 450 рублей 09 копеек, привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 120 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа в сумме 10 000 рублей за грубое нарушение правил учета доходов и (или) расходов и (или) объектов налогообложения (подпункт 4 пункта 3.1 решения), предложения уменьшить убытки, исчисленные налогоплательщиком по налогу на прибыль организаций за 2013 год, в сумме 2 578 265 рублей (пункт 3.2 решения) (с учетом уточнения, заявленного в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением Арбитражного суда Тульской области от 17.06.2016 заявленные требования удовлетворены.

Инспекция обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит отменить указанное решение и принять по делу новый судебный акт.

Налоговый орган указывает на то, что расчет амортизации обществом производился в разрезе каждого договора, что свидетельствует о наличии реальной возможности отражения сумм начисленной амортизации в составе прямых расходов.

Кроме того, заявитель жалобы указывает на невозможность осуществления ЗАО "Технополис" финансово-хозяйственной деятельности, а также на непредставление заявителем доказательств проявления должной степени осмотрительности и осторожности при выборе контрагента.

По мнению инспекции, суд первой инстанции не дал оценку следующим обстоятельствам: отсутствие ЗАО "Технополис" по месту государственной регистрации, отсутствие у данной организации материальных и трудовых ресурсов, необходимых для осуществления финансово-хозяйственной деятельности, отсутствие транспортных средств, подписание первичных документов неустановленным лицом, принадлежность электронной почты другой организации.

Также налоговый орган выражает несогласие с выводом суда первой инстанции о наличии возможности для снижения штрафных санкций.

ООО "Новомосковск-ремстройсервис" в отзыве на апелляционную жалобу просит оставить решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены судом апелляционной инстанцией в порядке статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Изучив материалы дела, выслушав пояснения представителей сторон, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, обсудив доводы жалобы и отзыва на нее, суд апелляционной инстанции не находит оснований для изменения либо отмены обжалуемого судебного акта.

Как усматривается из материалов дела, проведена выездная налоговая проверка ООО "Новомосковск-ремстройсервис" по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов, в частности, налога на прибыль организаций, налога на добавленную стоимость и налога на доходы физических лиц за период с 01.01.2012 по 31.12.2013.

В ходе налоговой проверки налоговой инспекцией были установлены, в частности, факт завышения налоговых вычетов по НДС за 2012-2013 годы в размере 927 964 рублей, завышение расходов, связанных с производством и реализацией, за 2013 на 4 924 850 рублей, а также нарушение срока перечисления в бюджет налога на доходы физических лиц, удержанного с фактически выплаченной заработной платы.

По фактам выявленных нарушений составлен акт от 25.05.2015 N 11-Д.

По результатам рассмотрения материалов налоговой проверки с учетом представленных налогоплательщиком возражений, инспекцией принято решение от 29.06.2015 N 12-Д о привлечении ООО "Новомосковск-ремстройсервис" к ответственности за совершение налогового правонарушения.

В соответствии с данным решением налогоплательщику предложено, в частности, уплатить налог на добавленную стоимость в размере 927 964 рублей, пени по налогу на добавленную стоимость в размере 161 593 рублей, а также уменьшить убытки, исчисленные налогоплательщиком по налогу на прибыль организаций за 2013 год, в сумме 2 578 265 рублей.

Кроме того, ООО "Новомосковск-ремстройсервис" привлечено к налоговой ответственности, в частности, по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 185 539 рублей, по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации за нарушение сроков перечисления налога на доходы физических лиц в бюджет в виде штрафа в размере 845 009 рублей и по пункту 1 статьи 120 Налогового кодекса Российской Федерации за грубое нарушение правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения в виде штрафа в размере 10 000 рублей.

Не согласившись с решением от 29.06.2015 N 12-Д, ООО "Новомосковск-ремстройсервис" обжаловало его в Управление Федеральной налоговой службы по Тульской области.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Тульской области от 30.09.2015 N 07-15/15389 решение инспекции от 29.06.2015 N 12-Д о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения отменено в части привлечения к ответственности, предусмотренной статьи 123 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа в размере 633 757 рублей. В остальной части жалоба налогоплательщика оставлена без удовлетворения.

Считая решение инспекции в оспариваемой части незаконным и нарушающим его права и интересы, общество обратилось в суд с настоящим заявлением.

Рассматривая спор по существу, суд первой инстанции обосновано руководствовался следующим.

На основании статьи 246 Налогового кодекса Российской Федерации ООО "Новомосковск-ремстройсервис" является плательщиком налога на прибыль организаций.

Согласно статье 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации признаются для российских организаций полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с настоящей главой.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 настоящего Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

Согласно статье 253 Налогового кодекса Российской Федерации расходы, связанные с производством и реализацией, подразделяются на:

1) материальные расходы;

2) расходы на оплату труда;

3) суммы начисленной амортизации;

4) прочие расходы.

Пунктом 1 статьей 318 Налогового кодекса Российской Федерации определено, что, если налогоплательщик определяет доходы и расходы по методу начисления, расходы на производство и реализацию определяются с учетом положений настоящей статьи.

Для целей настоящей главы расходы на производство и реализацию, осуществленные в течение отчетного (налогового) периода, подразделяются на:

1) прямые;

2) косвенные.

К прямым расходам могут быть отнесены, в частности:

материальные затраты, определяемые в соответствии с подпунктами 1 и 4 пункта 1 статьи 254 настоящего Кодекса;

расходы на оплату труда персонала, участвующего в процессе производства товаров, выполнения работ, оказания услуг, а также расходы на обязательное пенсионное страхование, идущие на финансирование страховой и накопительной части трудовой пенсии на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, обязательное медицинское страхование, обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, начисленные на указанные суммы расходов на оплату труда;

суммы начисленной амортизации по основным средствам, используемым при производстве товаров, работ, услуг.

К косвенным расходам относятся все иные суммы расходов, за исключением внереализационных расходов, определяемых в соответствии со статьей 265 настоящего Кодекса, осуществляемых налогоплательщиком в течение отчетного (налогового) периода.

Налогоплательщик самостоятельно определяет в учетной политике для целей налогообложения перечень прямых расходов, связанных с производством товаров (выполнением работ, оказанием услуг).

В соответствии с пунктом 2 данной статьи, при этом сумма косвенных расходов на производство и реализацию, осуществленных в отчетном (налоговом) периоде, в полном объеме относится к расходам текущего отчетного (налогового) периода с учетом требований, предусмотренных настоящим Кодексом. В аналогичном порядке включаются в расходы текущего периода внереализационные расходы.

Прямые расходы относятся к расходам текущего отчетного (налогового) периода по мере реализации продукции, работ, услуг, в стоимости которых они учтены в соответствии со статьей 319 настоящего Кодекса.

Статьей 319 Налогового кодекса Российской Федерации определено, что в случае, если отнести прямые расходы к конкретному производственному процессу по изготовлению данного вида продукции (работ, услуг) невозможно, налогоплательщик в своей учетной политике для целей налогообложения самостоятельно определяет механизм распределения указанных расходов с применением экономически обоснованных показателей.

Глава 25 Налогового кодекса Российской Федерации не содержит прямых положений, ограничивающих налогоплательщика в отнесении тех или иных расходов к прямым или косвенным. Более того, в пункте 1 статьи 319 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что налогоплательщик вправе отнести в целях налогообложения к косвенным расходам отдельные затраты, связанные с производством и реализацией продукции, при отсутствии реальной возможности отнести указанные затраты к прямым расходам, применив при этом экономически обоснованные показатели.

Как усматривается из материалов дела, основными видами деятельности ООО "Новомосковск-ремстройсервис" в проверяемом периоде являлись:

- монтаж металлических строительных конструкций;

- оказание услуг по монтажу, ремонту и техническому обслуживанию прочих машин специального назначения.

Согласно пункту 2.3.2 Учетной политики общества N 20-СТО-ПП02-01 (версия 6.0), утвержденной приказом генерального директора ООО "Новомосковск-ремстройсервис" от 28.12.2012 N 576 (далее - Учетная политика), расходы признаются по методу начисления, то есть в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их выплаты.

В соответствии с пунктом 2.1.2.3.1 Учетной политики оценка остатков НЗП осуществляется в соответствии с Методическими указаниями по определению величины накладных расходов в строительстве МДС-81-33.2004, утвержденными постановлением Госстроя России от 12.01.2004 N 6.

При этом сумма прямых расходов при выполнении работ для целей налогового учета распределяется на остатки НЗП пропорционально доле незавершенных (или завершенных, но не принятых на конец текущего месяца) заказов на выполнение работ в общем объеме выполняемых в течение месяца заказов на выполнение работ с учетом остатков НЗП на начало месяца.

Порядок отнесения расходов к прямым, установлен пунктом 2.3.4.1 Учетной политики, согласно которому к прямым расходам по основному и вспомогательному производству (выполнения работ) относятся:

- материальные затраты в виде стоимости сырья и (или) материалов, используемых в производстве товаров (выполнении работ) и (или) образующих их основу (включая полуфабрикаты и энергоресурсы как собственного производства, так и покупные) либо являющихся необходимым компонентом при производстве товаров (выполнении работ), в том числе расходы, связанные с обеспечением иногороднего помещением на период обустройства, но не более 3-х лет, на основании трудовых договоров;

- расходы на оплату труда персонала, участвующего в процессе производства товаров, выполнении работ, а также суммы отчислений в фонды, начисленные на указанные суммы расходов на оплату труда;

- иные расходы, отражаемые в бухгалтерском учете на субсчетах учета расходов основного производства в прямой оценке.

Кроме того, пунктом 2.3.4.1 Учетной политики предусмотрено, что в связи с невозможностью точного разделения амортизационных отчислений на конкретный вид продукции и отнесения к прямой и косвенной, амортизационные отчисления, связанные с реализацией готовой продукции, осуществленные в отчетном (налоговом) периоде, признаются косвенными расходами этого отчетного (налогового) периода, и списываются единовременно в уменьшение налоговой базы.

В проверяемом периоде сумму начисленной амортизации на основные средства, участвующие в производственной деятельности, общество в полном объеме учло в составе косвенных расходов.

Между тем, по мнению налоговой инспекции, общество неправомерно исключило из состава прямых расходов в целях налогообложения прибыли суммы начисленной амортизации по основным средствам, используемым при производстве продукции, поскольку амортизация основных средств, непосредственно занятых в процессе производства, неразрывно связан с производственным процессом и по своему характеру подлежит включению в состав прямых расходов.

Между тем, как следует из материалов дела, общество является предприятием строительной и машиностроительной отрасли с многономенклатурным объемом производства продукции, которая проходит несколько стадий обработки с образованием полуфабрикатов на каждом участке производственного процесса.

Оборудование, на котором производится продукция, задействовано в изготовлении разных видов продукции. Расчет себестоимости осуществляется позаказным методом.

Общество выполняет заказы на строительно-монтажные и ремонтные работы. В рамках одного заказа одна работа может выполняться на нескольких станках, так как используются десятки операций: отрезные, токарные, шлифовальные, фрезерные, хонингование, зенкование и т.д. Всего за месяц предприятие обрабатывает порядка 1 500 заказов, используя сотни единиц оборудования. Аналогичный подход применяется и к технике, которая может работать на площадке строительства для заказчика (кран перемещает плиты) и для собственных нужд (кран перемещает бытовки на другую строительную площадку).

В 2013 году общество имело 1 398 единиц оборудования и техники (основных средств), 8 837 созданных заказов, произвело 355 112 операций по бухгалтерскому счету 20 "Основное производство". При этом одно основное средство в течение дня могло выполнять несколько заказов, т.е. не все технологическое оборудование, по которому начисляется амортизация, задействовано непосредственно в производственном процессе, часть оборудования используется не в одном, а в нескольких технологических процесса.

Как указывалось выше, по способу отнесения на себестоимость продукции затраты при калькулировании распределяются на прямые и косвенные.

Прямые затраты являются переменными, то есть увеличиваются или уменьшаются вместе с изменением объема выпуска продукции.

Косвенные затраты являются постоянными, то есть прямо не зависят от объема выпуска.

К прямым относятся затраты, которые могут быть непосредственно включены в себестоимость конкретных видов продукции по установленным нормам или расчетным затратам (сырье и материалы, покупные изделия и полуфабрикаты, заработная плата производственных рабочих, и т.п.).

К косвенным относятся расходы, не имеющие прямой связи с изготовлением конкретных видов продукции, выполнением работ и оказанием услуг (внутрипроизводственное перемещение грузов, общепроизводственные (цеховые), общехозяйственные и часть других расходов).

Деление затрат на прямые и косвенные осуществляется не по их функциональной роли, целесообразности и т.п. признакам, а исключительно по характеру связи с продуктом. Косвенные затраты, обусловленные производством не одного, а нескольких видов продукции, не могут быть включены непосредственно в себестоимость каждого вида продукции.

Налоговым кодексом Российской Федерации установлен разный порядок отнесения прямых и косвенных расходов на прибыль текущего периода - по мере реализации продукции (работ, услуг) либо в полном объеме.

При этом суд первой инстанции обоснованно указал, что, исходя из особенностей производственного процесса предприятия, определить амортизационные отчисления методом прямого счета невозможно. Подобное распределение в итоге привело бы к искажению учета и невозможности формирования полной, достоверной и объективной информации о деятельности общества вследствие искажения величины прямых расходов, приходящейся на остаток готовой продукции. Факт невозможности отнесения амортизационных отчислений на конкретное изделие пропорционально каким-либо затратам является признаком косвенных затрат.

Позиция налогового органа, отнесшего амортизацию к прямым расходам, нарушает право налогоплательщика, установленное в пункте 1 статьи 318 и пункте 1 статьи 319 Налогового кодекса Российской Федерации, предоставляющее налогоплательщику право самостоятельно определять механизм распределения расходов при наличии к тому объективных оснований. В данном случае имеются такие объективные основания, заключающиеся в особенностях технологического процесса производства продукции.

Кроме того, суд первой инстанции справедливо принял во внимание утверждение общества относительно произведенного налоговой инспекцией расчета, а, именно, что налоговый орган взял для расчета всю начисленную амортизацию по филиалу, по основным средствам, которые, по мнению налогового органа, должны выполнять работы, затраты по которым относятся к прямым, не разбивая ее по договорам (этапам, заказам); в приведенной налоговой инспекцией сумме НЗП как по состоянию на 30.11.2013, так и по состоянию на 31.12.2013 есть ТМЦ, изготовленные в цехах на площадке г. Новомосковск, с использованием основных средств цехов в г. Новомосковск, а не основных средств филиала; при расчете налоговой инспекцией не учтены заказы, для выполнения которых частично привлекались основные средства, находящиеся в филиале, а также не учтено, что для оказания транспортных услуг сторонним организациям в спорный период привлекался транспорт, находящийся в филиале.

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о незаконности решения инспекции в указанной части.

В соответствии со статьей 146 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации. Сумма налога исчисляется как соответствующая налоговой ставке процентная доля налоговой базы.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса Российской Федерации, на установленные статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты.

Из пункта 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для свободного обращения, временного ввоза и переработки вне таможенной территории, в отношении товаров (работ, услуг), которые приобретены для перепродажи или для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации (за исключением товаров, предусмотренных пунктами 2 и 6 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации).

В силу положений пункта 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации.

Вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных статьей 172 Налогового кодекса Российской Федерации, и при наличии соответствующих первичных документов.

Из названных норм Налогового кодекса Российской Федерации следует, что условиями вычета по НДС по товарам (работам, услугам) являются: факт приобретения товаров (работ, услуг); принятие приобретенных товаров (работ, услуг) на учет (оприходование); наличие у покупателя надлежаще оформленного счета-фактуры, выписанного поставщиком товаров (работ, услуг), с указанием суммы НДС.

Одновременное соблюдение налогоплательщиком названных условий является необходимым и достаточным для предоставления ему права уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса Российской Федерации, на установленные статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты.

Из содержания пункта 1 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации.

В пункте 5 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации приведен перечень обязательных реквизитов, которые должны быть указаны в счетах-фактурах, выставленных налогоплательщику продавцом товаров (работ, услуг).

Пунктом 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

В силу пункта 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком-покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, установленных статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации, возлагается на продавца.

Соответственно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в указанных счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать об указании продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал или должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, указанных в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53).

Пунктом 5 Постановления N 53 разъяснено, что о необоснованности получения налоговой выгоды могут свидетельствовать, в частности, подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

В Постановлении N 53 отмечено, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.

В силу пункта 10 Постановления N 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Вывод о необоснованности налоговой выгоды должен быть основан на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

Оценка добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок. Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Таким образом, возможность возмещения налога на добавленную стоимость из бюджета обуславливается наличием реального осуществления хозяйственных операций. Налоговый орган вправе отказать в возмещении налога, уплаченного поставщику, в случае, если факт реального совершения хозяйственных операций не подтвержден надлежащими документами либо выявлена недобросовестность налогоплательщика, допущенная при совершении указанных операций.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 16.11.2006 N 467-О, по смыслу пункта 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, соответствие счета-фактуры требованиям, установленным пунктами 5 и 6 данной статьи, позволяет определить контрагентов по сделке (ее субъекты), их адреса, объект сделки (товары, работы, услуги), количество (объем) поставляемых (отгруженных) товаров (работ, услуг), цену товара (работ, услуг), а также сумму начисленного налога, уплачиваемую налогоплательщиком и принимаемую им далее к вычету; требование указанной нормы, согласно которой налогоплательщик в качестве основания налогового вычета может представить только счет-фактуру, содержащий все требуемые сведения.

Исходя из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики, предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

При этом согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 16.10.2003 N 329-О, налогоплательщик не несет ответственности за действия третьих лиц по выполнению возложенных на них обязанностей.

Налоговой инспекцией по результатам выездной налоговой проверки сделан вывод о получении обществом необоснованной налоговой выгоды в виде включения в состав налоговых вычетов по НДС за 2012 - 2013 годы сумм налога на основании счетов-фактур, выставленных в адрес общества ЗАО "Технополис", в общей сумме 927 964 рублей.

Из материалов дела следует, что 12.09.2012 между ООО "Новомосковск-ремстройсервис" (покупатель) и ЗАО "Технополис" (поставщик) заключен договор N 048-0441962 на поставку материально-технических ресурсов.

Согласно пункту 1.1. договора поставщик обязуется поставить отдельными партиями ТМЦ согласно подписанных обеими сторонами спецификаций (далее - продукция), а покупатель принимать и своевременно оплачивать ее в порядке и на условиях, предусмотренных настоящим договором.

Номенклатура, технические характеристики (ГОСТ и ТУ завода-изготовителя), количество, цена, сроки поставки продукции, порядок расчетов, а также реквизиты грузополучателя определяются в Спецификациях, являющихся неотъемлемыми частями настоящего договора (пункт 1.2. договора).

В спецификации от 12.09.2012 N 1 к договору стороны согласовали поставку сварочного инверторного выпрямителя CADDY ARC 251I A34 в количестве 33 штук и комбинированного сварочного агрегата и электрогенератора с приводом от бензинового двигателя КНМ 190 HS в количестве 6 штук.

Кроме того, в указанной Спецификации стороны согласовали срок поставки: 42 календарных дня с момента оплаты 50 % предоплаты, базис поставки: склад грузополучателя - ООО "Новомосковск-ремстройсервис" (301660, Тульская область, г. Новомосковск, ул. Связи, д. 10), порядок расчетов: 50 % предоплата, остальные 50 % в течение 10 календарных дней по факту поставки с момента приемки продукции Покупателем при наличии правильно оформленных оригиналов счетов-фактур и товарных накладных, а также то, что транспортные и иные расходы Поставщика включены в стоимость.

В спецификации от 04.12.2012 N 2 к договору стороны согласовали поставку Инвертора сварочного CADDY Tig 2200i в количестве 15 шт., электродов сварочных в количестве 150 шт., а также набора запасных частей к горелке в количестве 15 шт. Срок поставки - 49 календарных дней с момента оплаты 50 процентов предоплаты.

Остальные условия, согласованные в спецификации от 04.12.2012 N 2, аналогичны условиям, согласованным сторонами в спецификации от 12.09.2012 N 1.

В соответствии с товарными накладными от 23.11.2012 N 478 на сумму 1 400 611 рублей 01 копейка, от 07.12.2012 N 490 на сумму 600 366 рублей 02 копейки, от 20.12.2012 N 497 на сумму 2 201 341 рублей 97 копеек, от 21.03.2013 N 305 на сумму 1 510 800 рублей, от 02.04.2013 N 356 на сумму 370 200 рублей ЗАО "Технополис" поставило в адрес общества спорную продукцию.

Суммы НДС, отраженные в счетах-фактурах, выставленных ЗАО "Технополис", в общей сумме 927 964 рублей общество отразило в книге покупок за спорный период.

Полученное оборудование в установленном порядке оприходовано обществом. Оплата за продукцию осуществлена обществом в безналичном порядке путем перечисления денежных средств на расчетный счет ЗАО "Технополис".

Факт реального наличия приобретенного обществом оборудования (сварочных инверторов и т.п.) подтверждается результатами проведенного налоговым органом осмотра (протокол от 29.01.2015 N 1).

В результате проведенных налоговым органом контрольных мероприятий по проверке правомерности вычетов, заявленных обществом, налоговым органом установлено, что в соответствии с протоколом от 19.06.2009 N 1 ЗАО "Технополис" создано учредительным собранием: Сидоровым Игорем Николаевичем, Плотниковым Сергеем Александровичем, с уставным капиталом 14 000 рублей. Место нахождения общества в соответствии с учредительными документами: 105568, г. Москва, ул. Магнитогорская, д. 1.

Основной вид деятельности - 51.70 "Прочая оптовая торговля".

Учредителями организации с момента регистрации являлись Плотников С.А. (доля - 10 %), Сидоров И.Н. (доля - 90 %).

Руководителем с момента регистрации являлся Сидоров И.Н. На основании протокола от 07.12.2009 N 2 заседания общего собрания учредителей ЗАО "Технополис" принято решение о прекращении полномочий генерального директора Сидорова И.Н. и возложении его полномочий на Сергеева Андрея Викторовича.

По требованию налогового органа от 03.12.2014 N 19-10/71374 документы по взаимоотношениям с ООО "Новомосковск-ремстройсервис" ЗАО "Технополис" не представлены.

ЗАО "Технополис" находится на общей системе налогообложения. Последняя бухгалтерская отчетность представлена в налоговую инспекцию за 2012 год. Последняя налоговая декларация по НДС сдана за 1 квартал 2013 года.

Оперативно-розыскными мероприятиями место нахождения организации и должностных лиц установить не удалось.

Сведения о доходах по форме 2-НДФЛ представлены за 2012 год на 1 физическое лицо (Сергеев А.В.), за 2013 год - не представлены.

Сведения о наличии в организации имущества и транспортных средств отсутствуют.

Сергеев А.В. является (являлся) руководителем и учредителем в 15 организациях, Плотников С.А. является (являлся) руководителем и учредителем в 5 организациях, Сидоров И.Н. является (являлся) учредителем и руководителем в 2 организациях.

Договоры на оказание услуг почтовой связи ЗАО "Технополис" не заключались.

Страховые взносы ЗАО "Технополис" перечисляло в минимальном размере. За полугодие 2013 года ЗАО "Технополис" перечислило страховых взносы, но не представило отчеты в ПРФ.

Договоры на предоставление услуг связи и доступа в сеть интернет между ОАО "Ростелеком" и ЗАО "Технополис" не заключались.

Собственник помещения по адресу: г. Москва, ул. Магнитогорская, д. 1, пояснил, что ЗАО "Технополис" по указанному адресу не располагается, договор аренды на заключался.

Из анализа банковской выписки прослеживается "транзитный" характер операций, а также отсутствие у ЗАО "Технополис" финансово-хозяйственных операций, сопутствующих реальной предпринимательской деятельности: коммунальных платежей, оплаты услуг связи, электроэнергии и других текущих хозяйственных расходов. Обороты по расчетному счету не соответствуют данным, отраженным в налоговой и бухгалтерской отчетности.

Директор ЗАО "Технополис" Сергеев В.А. свою причастность к деятельности ЗАО "Технополис" отрицает.

Согласно заключению эксперта от 09.02.2015 N 83/1-4 подписи от имени Сергеева А.В., расположенные в договоре, спецификациях, счетах-фактурах, товарных накладных, выполнены не Сергеевым А.В., а другим лицом.

Документы, подтверждающие доставку товара от ЗАО "Технополис", налогоплательщиком в ходе проведения выездной налоговой проверки по требованию налогового органа не представлены.

Как было установлено в ходе проверки, контактный телефон 7 (925) 834-61-06, указанный в сведениях на поставку сварочного оборудования, по товарным накладным от 21.03.2013 N 305, от 02.04.2013 N 356, совпадает с телефоном ООО "Альмакс", указанным в справке 2-НДФЛ в качестве налогового агента. При этом самого Орлова В.Н. допросить не удалось по причине не явки его на допрос.

Суд первой инстанции, оценив доводы заявителя и налогового органа, а также представленные в материалы дела доказательства, пришел к верному выводу о том, что инспекция не привела доказательств недобросовестности действий ООО "Новомосковск-ремстройсервис" с целью необоснованного получения налоговой выгоды.

Так, налоговой инспекцией не оспаривается факт получения, оприходования, оплаты и использования спорного оборудования в предпринимательской деятельности.

Более того, указанные обстоятельства установлены самим налоговым органом, в связи с чем при принятии решения спорные суммы приняты в качестве расходов по налогу на прибыль организаций.

Из материалов дела следует и налоговой инспекцией не оспаривается, что оплата поставленного оборудования производилась исключительно в безналичном порядке путем перечисления денежных средств на расчетные счета контрагента. Вексельной схемы, кругового движения, обналичивания денежных средств налогоплательщиком, в результате чего выявился бы возврат в его адрес ранее направленных денежных средств либо перевод в наличную форму средств со счета в банке с целью их исключения из-под налогового контроля, равно как и возвращения к заявителю денежных средств через цепочку последующих организаций, налоговым органом не выявлено.

Доводы инспекции об отсутствии у общества возможности ведения предпринимательской деятельности, правомерно не приняты во внимание судом первой инстанции, поскольку сведения о численности работников юридических лиц, имеющемся у них на праве собственности или аренды имуществе, не находятся в свободном доступе, в связи с чем у налогоплательщика отсутствует реальная возможность проверить такие данные в отношении своего контрагента.

Отсутствие сведений о наемных работниках, состоящих в штате ЗАО "Технополис", не исключает возможности наличия договорных отношений с иными организациями, а также привлечение наемных работников без надлежащего оформления. При этом обычаями делового оборота установлено множество иных возможностей для привлечения работников и материальных ресурсов без регистрации их в уполномоченных органах (аренда, наем по гражданским договорам).

Кроме того, осуществление видов деятельности, связанных с посреднической оптовой торговлей, не требует обязательного наличия персонала и складских помещений.

Таким образом, доказательств, свидетельствующих о том, что отсутствие персонала и основных средств препятствовало контрагенту осуществлять предпринимательскую деятельность, налоговым органом не представлено.

Суд отмечает также, что отсутствие договоров в ОАО "Ростелеком" на предоставление услуг связи и интернета также не свидетельствует о том, что ЗАО "Технополис" реально не осуществляло деятельность, поскольку ОАО "Ростелеком" является не единственной организацией, предоставляющей данные услуги.

Как следует из материалов дела, ЗАО "Технополис" зарегистрировано в качестве юридического лица 30.06.2009.

Включение хозяйственного общества в Единый государственный реестр юридических лиц публично подтверждает реальность существования и правоспособность такого участника гражданского оборота, в том числе и его исполнительного органа.

Согласно действующему законодательству Российской Федерации факт регистрации юридического лица, а также полномочия единоличного исполнительного органа юридического лица, подтвержденные записью в ЕГРЮЛ, не могут быть преодолены лишь на основании объяснений лица, являющегося его директором.

Как разъяснил Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 25.05.2010 N 15658/09 при реальности произведенного сторонами исполнения по сделке то обстоятельство, что сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагента оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание и наличие у него полномочий руководителя (со ссылкой на недостоверность регистрации сведений о нем как о руководителе в Едином государственном реестре юридических лиц), само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении необоснованной налоговой выгоды.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что сами по себе выводы налогового органа о неосуществлении ЗАО "Технополис" хозяйственной деятельности и невозможности заключения обществом сделок, основанные лишь на показаниях Сергеева А.В., который является лицом, заинтересованным в сокрытии хозяйственных операций общества, не могут служить основанием для вывода о нереальности спорных хозяйственных операций.

Что касается результатов почерковедческой экспертизы, то исходя из объема своих полномочий и обстоятельств заключения сделок, налогоплательщик не обладает возможностями установить подлинность и принадлежность подписей на представленных контрагентом документах, а также не в состоянии проводить почерковедческую экспертизу в ходе осуществления предпринимательской деятельности.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

Таких обстоятельств инспекцией не установлено.

Кроме того, подписание счетов-фактур не лицами, значащимися в учредительных документах поставщиков в качестве руководителей этих обществ, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии реальности операций рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной. Выгода может быть признана необоснованной при доказанности отсутствия реальности операций, либо осведомленности налогоплательщика об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов.

Инспекцией не доказано, что общество действовало без должной осмотрительности и, исходя из условий и обстоятельств исполнения соответствующей сделки, знал или должен был знать об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов ввиду их подписания лицом, не являющимся руководителем контрагента.

Из материалов дела следует, что договор со спорным контрагентом заключен обществом по результатам проведенного тендера-конкурса на право заключения договора на поставку сварочного оборудования.

При принятии решения о выборе ЗАО "Технополис" поставщиком сварочного оборудования сравнивались 6 - 7 предложений потенциальных поставщиков на предмет соответствия технических характеристик заявленного к приобретению оборудования с предложениями поставщиков, оптимального ценового предложения, сроков и условий поставки, порядка расчетов.

Заявителем в подтверждение проявления должной осмотрительности при заключении договора ЗАО "Технополис" представлены: копии свидетельства о государственной регистрации юридического лица от 30.06.2009, свидетельства о постановке на налоговый учет от 30.06.2009, протокола N 1 заседания учредительного собрания ЗАО "Технополис" от 19.06.2009, протокола N 2 заседания общего собрания учредителем ЗАО "Технополис" от 07.12.2009, протокола N 3 заседания общего собрания учредителей ЗАО "Технополис" от 06.12.2012, информационного письма об учете в Статрегистре Росстата от 01.07.2009, паспорта Сергеева Андрея Викторовича, устава ЗАО "Технополис", выписки из ЕГРЮЛ от 21.03.2012.

Меры, включающие в себя использование официальных источников информации, характеризующих деятельность контрагента, предпринимаемые налогоплательщиком в целях подтверждения добросовестности его контрагента, свидетельствуют о его осмотрительности и осторожности при выборе контрагента.

Законом не закреплена обязанность налогоплательщика проверять своих контрагентов на предмет нахождения по месту регистрации, расчетов с бюджетом, в связи с чем, у налогового органа нет оснований ссылаться на недостаточную осмотрительность налогоплательщика при заключении сделок, поскольку согласно пункту 1 статьи 6 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" содержащиеся в государственных реестрах сведения и документы являются открытыми и общедоступными, за исключением сведений, доступ к которым ограничен.

Заинтересованное лицо может официально получить только сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц. Иные сведения, касающиеся осуществления контрагентом хозяйственной деятельности и исполнения им налоговых обязанностей, заинтересованное лицо получить не может.

Судом установлено, что контрагент заявителя - ЗАО "Технополис" - на момент совершения с обществом хозяйственных операций являлся юридическим лицом, зарегистрированным в установленном законом порядке.

При заключении договора налогоплательщик, проявляя должную осмотрительность, удостоверился в его правоспособности и надлежащей государственной регистрации в качестве юридического лица, о чем свидетельствуют представленные в материалы дела документы. Контрагент имел действующий расчетный счет, на официальном сайте Федеральной налоговой службы России имелась информация о контрагенте, и отсутствовали сведения о предстоящем исключении из ЕГРЮЛ.

В счетах-фактурах, товарных накладных данные о поставщике соответствуют данным, указанным в регистрационных документах юридического лица.

Налоговое законодательство не наделяет налогоплательщика правами на проведение, по существу, мероприятий налогового контроля и не возлагает на налогоплательщика обязанность, при приобретении товаров (работ, услуг), проверять является ли учредитель, руководитель и главный бухгалтер контрагента таковыми, не обязывает лично знакомиться с генеральными директорами контрагентов и проводить экспертизу их подписей на документах.

Указанные налоговым органов в оспариваемом решении критерии недобросовестности контрагентов не могли быть установлены доступными для заявителя способами, поэтому границы проявления должной осмотрительности определяются, в том числе доступностью сведений, которые могут быть получены налогоплательщиком о своих контрагентах.

В подтверждение реальности и наличия хозяйственных отношений между обществом и ЗАО "Технополис", общество направило запрос официальному представителю изготовителя сварочного оборудования ООО "ЭСАБ", в котором просило представить информацию о том, продавалось ли спорное оборудование ЗАО "Технополис".

В ответ на данное обращение, ООО "ЭСАБ" сообщило, что спорное оборудование у них приобретало ООО "АРС".

В свою очередь, в ответ на запрос ООО "АРС" сообщило, что спорное сварочное оборудование в количестве 29 шт. у них приобретало ЗАО "Технополис".

Кроме того, из анализа выписки по расчетному счету ЗАО "Технополис" следует, что обществом приобреталось сварочное оборудование не только у ООО "АРС" (20.11.2012), но и у других организаций, в частности, у ООО "Волжская промышленная группа" (08.10.2012 - сварочное оборудование), у ООО "Би-Трейд" (09.10.2012 - инверторный аппарат, 18.10.2012 - сварочный аппарат) и т.д.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что материалами дела не подтверждается приобретение ЗАО "Технополис" сварочных аппаратов в количестве 48 шт.

Относительно довода налогового органа о том, что налогоплательщиком не подтвержден факт поставки в его адрес оборудования, поскольку им не представлены товарно-транспортные накладные формы N 1-Т, правомерно отклонен судом первой инстанции в силу следующего.

В соответствии с постановлением Государственного комитета Российской Федерации по статистике от 28.11.1997 N 78 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету работы строительных машин и механизмов, работ в автомобильном транспорте" товарно-транспортная накладная формы N 1-Т предназначена для учета движения товарно-материальных ценностей и расчетов за их перевозки автомобильным транспортом, является документом, определяющим взаимоотношения по выполнению перевозки грузов, служащим для учета транспортной работы и расчетов с организациями - владельцами автотранспорта за оказанные ими услуги по перевозке грузов.

В данном случае общество осуществило операции по приобретению товара и не выступало в качестве заказчика по договору перевозки.

Согласно постановлению Государственного комитета статистики Российской Федерации от 25.12.1998 N 132 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций" к формам первичной учетной документации по учету торговых операций отнесена товарная накладная формы ТОРГ-12, а не товарно-транспортная накладная формы 1-Т.

Как верно отметил суд первой инстанции, общество претендует на вычет сумм налога по операциям приобретения товара, а не по услугам перевозки, следовательно, предоставление товарно-транспортных накладных не требуется.

Как установлено судом, доставку спорного сварочного оборудования осуществляло ЗАО "Технополис".

Склад общества находится на территории ОАО НАК "Азот", и любое перемещение МТР осуществляется в соответствии с Положением по пропускному и внутриобъектовому режиму, по соответствующим пропускам.

У общества уже имеются постоянно действующие пропуска. Нередко, по факту прибытия МТР перегружались в автотранспорт общества и завозились на склад.

При пересечении контрольно-пропускного пункта ОАО "НАК "Азот" работниками охраны ФГУП "Ведомственная охрана объектов промышленности" производится досмотр транспортного средства общества и визуальная сверка МТР, находящегося в транспортном средстве, с товарной накладной. На товарных накладных ставится отметка контрольно-пропускного пункта.

Из материалов дела следует и налоговой инспекцией не оспаривается, что на спорных товарных накладных имеется отметка контрольно-пропускного пункта ОАО "НАК "Азот". Спорное оборудование поступило на склад общества.

При этом в ходе проведения проверки допрошен водитель общества Салмин Александр Викторович, который указал, что разгрузка МТР осуществлялась им в автомобиль "Хердай Портер", государственный номер К544КО71, на котором оборудование доставлялось уже на склад общества.

В ходе проведения проверки обществом налоговой инспекции также представлены сведения, согласно которым доставка спорного оборудования 23.11.2012 осуществлена автомобилем "PORTER", гос. номер Е274УТ177, водитель Севастьянов, 29.03.2013 - автомобилем "PORTER", гос. номер К556НВ190 и 02.04.2013 - автомобилем "Ford", гос. номер О756СУ190, а также электронные письма от Орлова М. от 21.03.2013 и от 01.04.2013, адресованные специалисту ОМТО Авасапьянцу Э.А. о том, что товар будет доставлен машиной "Хендай Портер" К 556 НВ 190, а также Орловым Максимом Николаевичем машиной "ФОРД" О 756 СУ 190.

Налоговый орган проведены мероприятия налогового контроля, в результате которых установлено, что собственниками данных транспортных средств являются физические лица, не состоящие в трудовых либо договорных отношениях с ЗАО "Технополис".

Владельцем транспортного средства "Ford", гос. номер О756СУ190, является Орлов М.Н., автомобиля "PORTER", гос. номер К556НВ190 - Васильев С.А., и автомобиля "PORTER", гос. номер Е274УТ177 - Хрусталев Ю.В.

В ходе допроса Васильев С.А. пояснил, что по устной договоренности предоставлял принадлежащий ему автомобиль Редозубову Антону Леонидовичу. Произвести допрос Редозубова А.Л. налоговой инспекции не удалось.

Произвести допрос Орлова М.Н. налоговой инспекции также не удалось.

В свою очередь, Хрусталев Ю.В. на допросе указал, что принадлежащее ему транспортное средство использовалось им лично, перевозку сварочного оборудования не осуществлял, Севастьянова Д.Л. не знает.

Кроме того, налоговый орган ссылается на письмо ОАО НАК "Азот", согласно которому пропуска на работников ЗАО "Технополис" системой контроля и управления доступом общества за период с 01.01.2012 по 31.12.2013 не зафиксированы.

В то же время, обществом и во время проверки, и в ходе рассмотрения настоящего дела представлена заявка на оформление разового пропуска на 23.11.2012 на Севастьянова Дмитрия Леонидовича, автомобиль "PORTER", гос. номер У274УТ177.

В материалах дела имеется разовый пропуск ОАО НАК "Азот", оформленного на Севастьянова Дмитрия Леонидовича, журнал регистрации въезда автотранспорта, пост N 1, согласно которому 23.11.2012 в 15 час. 13 мин. на территорию ОАО "НАК "Азот" въезжало транспортное средство "Хендай" с гос. номером Е274УТ в адрес ООО "Новомосковск-ремстройсервис" (НРСС) (запись N 52), сведения системы контроля и управления доступом (СКУД), согласно которым, Севастьянов Д.Л. въезжал на территорию ОАО "НАК Азот".

Налоговым органом факт проезда на территорию ОАО "НАК "Азот" 23.11.2012 автомобиля с гос. номером Е274УТ не опровергнут. Допрос водителя Севастьянова Д.Л. налоговой инспекцией не проводился, не смотря на наличие в представленной заявителем заявке паспортных данных и адреса регистрации указанного лица. Кроме того, вопрос о том, проезжало ли данное транспортное средство на территорию ОАО "НАК "Азот", налоговой инспекцией не устанавливался, соответствующий запрос в ОАО "НАК "Азот" не делался.

При этом тот факт, что ОАО "НАК "Азот" в ответе на запрос указало на то, что пропуска на работников ЗАО "Технополис" системой контроля и управления доступом общества за период с 01.01.2012 по 31.12.2013 не зафиксированы, не свидетельствует о том, что водитель Севастьянов Д.Л. 23.11.2012 не ввозил спорное оборудование на территорию ОАО "НАК "Азот" на склад общества на автомобиле "PORTER", гос. номер У274УТ177.

Отклоняя довод налоговой инспекции о том, что ОАО "НАК "Азот" во время проверки по требованию налогового органа не представлен журнал регистрации въезда автотранспорта, суд первой инстанции справедливо отметил, что данный журнал велся не ОАО "НАК "Азот", а организацией, осуществляющей охрану территории ОАО "НАК "Азот", а, именно, ФГУП "Ведомственная охрана объектов промышленности".

Таким образом, установленные налоговой инспекцией в ходе проверки обстоятельства не опровергают факт того, что спорное оборудование доставлялось в адрес заявителя.

На основании вышеизложенного, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что при заключении договора с ЗАО "Технополис", заявитель проявил должную осмотрительность, удостоверился в его правоспособности и надлежащей государственной регистрации в качестве юридического лица.

Доказательств наличия фактов взаимозависимости, аффилированности налогоплательщика и спорного контрагента, налоговым органом также не предоставлено.

Налоговой инспекцией не представлено доказательств недобросовестности общества, направленности его действий на получение дохода исключительно за счет налоговой выгоды при отсутствии намерения осуществлять реальную хозяйственную деятельность.

С учетом изложенного суд первой инстанции правомерно заключил, что обществом обоснованно заявлены налоговые вычеты по НДС на основании счетов-фактур, выставленных ЗАО "Технополис", и ему необоснованно доначислен НДС в сумме 927 964 рублей, пени по НДС в сумме 161 593 рублей, а также налогоплательщик необоснованно привлечен к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату НДС в виде штрафа в сумме 185 539 рублей.

Из материалов дела следует, что также, что в соответствии с оспариваемым решением общество привлечено к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 120 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 10 000 рублей.

В соответствии с пунктом 1 статьи 120 Налогового кодекса Российской Федерации грубое нарушение правил учета доходов и (или) расходов и (или) объектов налогообложения, если эти деяния совершены в течение одного налогового периода, при отсутствии признаков налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 2 настоящей статьи, влечет взыскание штрафа в размере 10 000 рублей.

Под грубым нарушением правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения для целей настоящей статьи понимается отсутствие первичных документов, или отсутствие счетов-фактур, или регистров бухгалтерского учета или налогового учета, систематическое (два раза и более в течение календарного года) несвоевременное или неправильное отражение на счетах бухгалтерского учета, в регистрах налогового учета и в отчетности хозяйственных операций, денежных средств, материальных ценностей, нематериальных активов и финансовых вложений.

В соответствии со статьей 106 Налогового кодекса Российской Федерации налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое настоящим Кодексом установлена ответственность.

В силу статьи 108 Налогового кодекса Российской Федерации никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом. Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы.

Привлекая налогоплательщика к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 120 Налогового кодекса Российской Федерации налоговый орган исходил из факта неправомерного отнесения обществом амортизационных отчислений по основным средствам в состав косвенных расходов.

Между тем с учетом выводов суда о правомерности действий налогоплательщика в спорном случае, привлечение ООО "Новомосковск-ремстройсервис" к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 120 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 10 000 рублей является необоснованным.

В соответствии с пунктом 3 статьи 114 Налогового кодекса Российской Федерации при наличии хотя бы одного смягчающего обстоятельства, предусмотренного статьей 112 Кодекса, размер взыскиваемого штрафа подлежит уменьшению не меньше, чем в два раза по сравнению с размером, установленным соответствующей статьей главы 16 Кодекса за совершение налогового правонарушения.

В силу статьи 112 Налогового кодекса Российской Федерации обстоятельствами, смягчающими ответственность за совершение налогового правонарушения, являются: совершение правонарушения вследствие стечения тяжелых личных или семейных обстоятельств; совершение правонарушения под влиянием угрозы или принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости; тяжелое материальное положение физического лица, привлекаемого к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Подпунктом 3 пункта 1 статьи 112 Налогового кодекса Российской Федерации установлено право суда или налогового органа, рассматривающего дело о налоговом правонарушении, признать в качестве обстоятельств, смягчающих ответственность за совершение налогового правонарушения, иные обстоятельства, не указанные в подпунктах 1 и 2 пункта 1 названной статьи.

В пункте 4 статьи 112 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения, устанавливаются судом или налоговым органом, рассматривающим дело, и учитываются им при наложении санкций за налоговые правонарушения в порядке, установленном статьей 114 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно правовой позиции, изложенной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16.12.2008 N 1069-О-О, законодатель, предусматривая ответственность за совершение налоговых правонарушений, должен исходить из конституционных принципов справедливости, юридического равенства, пропорциональности, соразмерности устанавливаемой ответственности конституционно значимым целям (статья 19, часть 1; статья 55, части 2 и 3, Конституции Российской Федерации).

Принцип соразмерности и вытекающие из него требования справедливости, адекватности и пропорциональности используемых правовых средств предполагают установление публично-правовой ответственности лишь за виновное деяние и ее дифференциацию в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении взыскания. Указанные принципы привлечения к ответственности в равной мере относятся к физическим и юридическим лицам.

Суд в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определяет меру ответственности за конкретное налоговое правонарушение на основании объективного исследования имеющихся в деле доказательств, которые оценивает по своему внутреннему убеждению.

Оценив в совокупности все материалы дела и доводы представителей сторон, суд первой инстанции обосновано счел завышенной и несоразмерной совершенному обществом правонарушению сумму штрафа, наложенного на налогоплательщика налоговым органом по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации (с учетом решения Управления Федеральной налоговой службы России по Тульской области - 211 252 рублей).

В связи с этим, учитывая степень вины правонарушителя, характер совершенного деяния, отсутствие ущерба, связанного с неправомерными действиями налогоплательщики, а также смягчающие ответственность обстоятельства: незначительный срок неперечисления в бюджет исчисленных и удержанных сумм НДФЛ (один день), тяжелое финансовое состояние предприятия, социальная значимость предприятия, привлечение общества к ответственности по данному правонарушению впервые, руководствуясь общими принципами юридической ответственности, которыми являются справедливость и индивидуализация наказания, соразмерность наказания конституционно закрепленным целям и охраняемым законом интересам, учитывая ходатайство общества, в силу подпункта 3 пункта 1, пункта 4 статьи 112 Налогового кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции обоснованно уменьшил размер штрафа по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации до 8 450 рублей 09 копеек.

Доводы апелляционной жалобы являлись обоснованием позиции налогового органа по делу, они не опровергают выводов суда, а направлены на переоценку фактических обстоятельств и доказательств, исследованных судом и получивших надлежащую правовую оценку.

Принимая во внимание, что фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора по существу, установлены судом на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, им дана надлежащая правовая оценка, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения оспариваемого судебного акта.

Нарушений норм процессуального права, влекущих по правилам части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловную отмену судебного акта, апелляционной инстанцией не выявлено.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Двадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Тульской области от 17.06.2016 по делу N А68-11437/2015 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Центрального округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме. В соответствии с частью 1 статьи 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба подается через арбитражный суд первой инстанции.

 

Председательствующий

В.Н. Стаханова

 

Судьи

Н.В. Еремичева
Е.В. Рыжова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А68-11437/2015


Постановлением Арбитражного суда Центрального округа от 22 декабря 2016 г. N Ф10-5026/16 настоящее постановление оставлено без изменения


Истец: ООО "Новомосковск-Ремстройсервис"

Ответчик: Межрайонная ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам Тульской области