Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 октября 2017 г. N 17АП-11593/17

ГАРАНТ:

Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 15 января 2018 г. N Ф09-8180/17 настоящее постановление оставлено без изменения

г. Пермь

 

04 октября 2017 г.

Дело N А50-10371/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 27 сентября 2017 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 04 октября 2017 года.

 

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Гуляковой Г. Н.,

судей Васильевой Е.В., Голубцова В.Г.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Державиной А.В.,

при участии:

от заявителя ООО "Юпитер-Сервис" (ОГРН 1155958008480, ИНН 5905026149) - Петровец Л.Н., паспорт, доверенность от 07.04.2017, Морозов А.А., паспорт, доверенность от 07.04.2017;

от заинтересованного лица ИФНС России по Индустриальному району г. Перми (ОГРН 1045900976527, ИНН 5905000292) - Филиппова Н.А., удостоверение, доверенность от 15.12.2016, Абрамова Т.В., паспорт, доверенность от 12.09.2017;

лица, участвующие в деле, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом в порядке статей 121, 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на Интернет-сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда,

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу

заявителя ООО "Юпитер-Сервис"

на решение Арбитражного суда Пермского края от 19 июня 2017 года

по делу N А50-10371/2017,

принятое судьей Торопициным С.В.

по заявлению ООО "Юпитер-Сервис"

к ИФНС России по Индустриальному району г. Перми

о признании решения недействительным,

установил:

ООО "Юпитер-Сервис" (далее - заявитель, налогоплательщик, общество, общество "Юпитер-Сервис") обратилось в Арбитражный суд Пермского края с заявлением к ИФНС России по Индустриальному району г. Перми (далее - заинтересованное лицо, инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 26.12.2016 N 94796 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Арбитражного суда Пермского края от 19.06.2017 заявленные требования оставлены без удовлетворения.

Не согласившись с принятым решением, заявитель обратился с апелляционной жалобой, в соответствии с которой просит названное решение отменить, заявленные требования удовлетворить. По мнению заявителя, при принятии решения суд неверно применил нормы материального права, выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела. Так, находит неверными выводы суда о том, что контрагент заявителя общество "Агрегатпро" является "проблемной" организацией и выступало в качестве формального поставщика запасных частей и материалов для увеличения налоговых вычетов с целью получения заявителем необоснованной налоговой выгоды. Отмечает, что в подтверждение поставки товара по сделке с указанным контрагентом и в обоснование применения налогового вычета по НДС обществом представлен полный пакет документов, при этом отмечает, что факт приобретения товара обществом налоговым органом не опровергнут, в рамках мероприятий налогового контроля инспекцией не доказано, что товар поставлен обществом не спорным контрагентом, а иными лицами. Полагает, что при заключении договоров поставки со спорным контрагентом обществом проявлена должная степень осмотрительности.

Заинтересованное лицо представило письменный отзыв на апелляционную жалобу, в соответствии с которым просит решение суда оставить без изменения, доводы жалобы заявителя находит несостоятельными.

В заседании суда апелляционной инстанции представители заявителя и заинтересованного лица поддержали доводы жалобы и отзыва на нее соответственно.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, 27.07.2016 налогоплательщиком представлена уточненная налоговая декларация по НДС за 2 квартал 2016 года, согласно которой сумма исчисленного налога определена в размере 1 399 162 руб., налоговые вычеты заявлены в сумме 1 282 470 руб., сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, составила 116 692 руб. (1 399 162 руб. - 1 282 470 руб.).

По результатам камеральной проверки названной налоговой декларации инспекцией составлен акт от 11.11.2016 N 60169, принято решение от 26.12.2016 N 94796 о привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения, согласно которому ему доначислен НДС за 2 квартал 2016 года в сумме 252 551 руб. по взаимоотношениям с обществом "Агрегатпро" по приобретенным запасным частям и материалам. Кроме того, налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа в размере 25 000 руб. с учетом снижения размера штрафа, начислены пени - 10 382,89 руб.

Основанием для принятия указанного решения послужили выводы налогового органа о том, что в ходе КНП установлена направленность действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды в виде минимизации налоговых обязательств и неправомерного завышения налоговых вычетов по НДС по сделкам с контрагентом заявителя обществом "Агрегатпро".

Решением УФНС России по Пермскому краю от 13.03.2017 N 18-18/80 решение инспекции оставлено без изменения и утверждено.

Считая, что решение налогового органа от 26.12.2016 N 94796 не соответствует Кодексу, общество "Юпитер-Сервис" обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным.

При разрешении спора суд первой инстанции пришел к выводу о правомерности доначисления налогоплательщику НДС в размере 252 551 руб. по взаимоотношениям с ООО "Агрегатпро", признав доказанным факт того, что общество "Агрегатпро" не является реальным участником предпринимательских отношений и его деятельность не направлена на добросовестное участие в предпринимательской деятельности, а целью включения указанного лица в документооборот является незаконное увеличение налоговых вычетов по НДС.

Заявитель с указанными выводами суда не согласен по основаниям, приведенным в апелляционной жалобе, настаивает на том, что решение принято с нарушением норм материального права, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, отзыва на нее, заслушав пояснения представителей заявителя и заинтересованного лица, участвующих в судебном заседании, проверив правильность применения и соблюдение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

В силу статьи 57 Конституции Российской Федерации, пункту 1 статьи 3, подпункту 1 пункта 1 статьи 23 и статье 45 Налогового кодекса Российской Федерации Федерации (далее - НК РФ) налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги в срок, установленный законодательством о налогах и сборах.

Статьей 52 НК РФ предусмотрено, что налогоплательщик самостоятельно исчисляет сумму налога, подлежащую уплате за налоговый период, исходя из налоговой базы, налоговой ставки и налоговых льгот.

Согласно положениями ст. 87 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) налоговые органы проводят следующие виды налоговых проверок налогоплательщиков, плательщиков сборов и налоговых агентов: камеральные налоговые проверки и выездные налоговые проверки, целью которых является контроль за соблюдением налогоплательщиком, плательщиком сборов или налоговым агентом законодательства о налогах и сборах.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ объектом обложения НДС признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

Согласно п. 1 ст. 173 НК РФ сумма налога на добавленную стоимость, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода, как уменьшенная на сумму налоговых вычетов, предусмотренных ст. 171 НК РФ (за исключением налоговых вычетов, предусмотренных п. 3 ст. 172 НК РФ), общая сумма налога, исчисляемая в соответствии со ст. 166 НК РФ и увеличенная на суммы налога, восстановленного в соответствии с настоящей главой.

В соответствии с п. 1 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 НК РФ, на установленные данной статьей налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных п. 2 ст. 170 НК РФ, а также товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Согласно ст. 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных п. 3, 6 - 8 ст. 171 НК РФ.

Вычетам подлежат, если иное не установлено указанной статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Основанием для применения налоговых вычетов в силу ст. 169 НК РФ являются счета-фактуры, выставленные поставщиками при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг) и оформленные в установленном порядке.

Согласно правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда РФ от 15.02.2005 N 93-О, буквальный смысл абз. 2 п. 1 ст. 172 НК РФ позволяет сделать однозначный вывод о том, что обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике - покупателе товаров (работ, услуг), поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиками.

В соответствии с ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом.

Каждый первичный учетный документ должен содержать реквизиты, установленные ч. 2 ст. 9 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете".

По правилам ст. 313 Кодекса для целей налогообложения принимаются те же первичные учетные документы, которые используются для целей бухгалтерского учета.

Пунктом 5 ст. 169 НК РФ определен перечень сведений, которые должны быть указаны в счете-фактуре, в том числе цена (тариф) за единицу товара, стоимость товара за все количество отгруженных по счету-фактуре товаров, сумма налога, предъявленная покупателю товаров исходя из примененных налоговых ставок.

В силу п. 6 ст. 169 НК РФ счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

В соответствии с п. 2 ст. 169 НК РФ счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного п. п. 5, 6 ст. 169 НК РФ, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Из изложенных правовых норм следует, что для налогоплательщиков налога на добавленную стоимость право на применение налогового вычета по налогу возникает при соблюдении следующих условий: товары, работы и услуги должны быть приобретены для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации и поставлены на учет; у налогоплательщика имеются счета-фактуры, соответствующие требованиям статьи 169 Налогового кодекса, и первичные документы с выделенной в них отдельной строкой суммой налога на добавленную стоимость, оформленные в соответствии со статьей 9 Федерального закона N 402-ФЗ от 06.12.2011 "О бухгалтерском учете".

Судами высшей инстанции, в том числе определением Верховного Суда РФ от 22.07.2016 N 305-КГ16-4920 неоднократно указано на то, что избежание налогообложения в результате совершения действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды, является неправомерным поведением участника гражданского оборота, не совместимым с указанными положениями статьи 3 Кодекса, поскольку приводит к возникновению у лиц, обязанных к уплате налога, неоправданного преимущества в сравнении с другими налогоплательщиками, нарушению публичного интереса.

В соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53) под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

При этом налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Таким образом, помимо формальных требований, установленных ст.ст.169, 171, 172 НК РФ, условием признания налоговой выгоды обоснованной является реальность хозяйственных операций.

Согласно пунктам 3 и 4 Постановления N 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), а также, если налоговая выгода получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. О необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком, учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

Из постановления Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 N 18162/09 следует, что, делая вывод об обоснованности заявленных вычетов по НДС, необходимо исходить не только из формального представления налогоплательщиком всех необходимых документов, но и устанавливать реальность финансово-хозяйственных отношений налогоплательщика и его контрагента. Иными словами, при проверке обоснованности заявленных налоговых вычетов необходимо учитывать как достоверность, полноту и непротиворечивость сведений, содержащихся в первичных документах, представленных налогоплательщиком, так и реальность совершения хозяйственных операций.

В постановлении Президиума ВАС РФ от 25.05.2010 N 15658/09 разъяснено, что при недоказанности факта отсутствия реальности исполнения по сделке в применении налогового вычета по НДС может быть отказано при условии, если налоговым органом будет доказано, что общество действовало без должной осмотрительности и исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующей сделки оно знало или должно было знать об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов ввиду их подписания лицом, не являющимся руководителем контрагента, или о том, что в качестве контрагента по договору было указано лицо, не осуществляющее реальной предпринимательской деятельности и не декларирующее свои налоговые обязанности в связи со сделками, оформляемыми от ее имени.

При этом налогоплательщик в опровержение указанных утверждений вправе приводить доводы в обоснование выбора контрагента, имея в виду, что, по условиям делового оборота при осуществлении указанного выбора субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но также деловая репутация и платежеспособность контрагента, риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.

Налогоплательщик также вправе приводить доказательства, свидетельствующие о том, что исходя из условий заключения и исполнения договора, он не мог знать о том, что соответствующая сделка заключается от имени организации, не осуществляющей реальной предпринимательской деятельности и не исполняющей ввиду этого налоговых обязанностей в связи со сделками, оформляемыми от его имени.

Таким образом, применительно к НДС налоговая выгода может быть признана необоснованной либо при доказанности отсутствия реальности спорной хозяйственной операцией, либо неосмотрительности налогоплательщика в выборе проблемного контрагента, указывающего в подтверждающих документах недостоверные сведения и не осуществляющего реальной предпринимательской деятельности.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 05.03.2009 N 468-О-О указал на то, что налогоплательщик, не обеспечивший документальное подтверждение достоверности сведений и обоснованности требований, изложенных в документах, на основании которых он претендует на получение налоговых вычетов, несет риск неблагоприятных последствий своего бездействия в виде невозможности принятия к вычету соответствующих сумм налога.

Согласно пункту 2 постановления Пленума N 53 в соответствии с ч.1 ст.65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган. В связи с этим при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям ст.162 АПК РФ и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений ст.71 АПК РФ.

Как установлено судами, в проверяемом периоде общество "Юпитер-Сервис" осуществляло деятельность, связанную с ремонтом грузовых машин.

Между обществом "Юпитер-Сервис" (Покупатель) и обществом "Агрегатпро" (Продавец) заключен договор поставки запасных частей и материалов (с отсрочкой платежа) от 31.05.2016 N 05/2016/А8.

Из товарных накладных следует, что в рамках указанного договора поставки общество "Юпитер-Сервис" приобрело масло моторное, масло трансмиссионное, набор ТО, растворители, амортизатор, тормозной рычаг, фильтры, подшипники, аксамид, автомобильные шины, диски, колодки тормозные, лампы, фонари, тяги и другое, на общую сумму 1 655 613 руб., в том числе НДС в сумме 252 551 руб.

Обществом "Агрегатпро" выставлены счета-фактуры с выделением НДС в сумме 252 551 руб., который включен обществом "Юпитер-Сервис" в состав налоговых вычетов за 2 квартал 2016 года.

Основанием для непринятия налоговых вычетов по НДС в указанной части послужил вывод налогового органа о том, что налогоплательщик по взаимоотношениям с ООО "Агрегатпро" получил необоснованную налоговую выгоду.

Основанием для отказа в удовлетворении заявленных налогоплательщиком требований послужили выводы суда первой инстанции о доказанности материалами дела создания налогоплательщиком формального документооборота с участием ООО "Агрегатпро", о не проявлении налогоплательщиком должной осмотрительности при выборе указанного контрагента.

При этом суд исходил из следующих обстоятельств, установленных налоговым органом.

В рамках проведенных мероприятий налогового контроля инспекцией установлено, что у общества "Агрегатпро" отсутствуют необходимые условия для достижения результатов экономической деятельности, а именно, - не имеется трудовых ресурсов (среднесписочная численность работников по состоянию на 01.01.2016 составила 1 человек), основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; контрагент по адресу государственной регистрации не находится; платежи, подтверждающие ведение хозяйственной деятельности (на выплату заработной платы, хозяйственные нужды, за аренду недвижимого имущества, транспорта, за канцелярские принадлежности, коммунальные услуги), не осуществлялись.

Инспекцией установлен транзитный характер операций по банковским счетам общества "Агрегатпро" и контрагентов последующего звена; в перечислении денежных средств участвуют одни и те же поставщики/покупатели.

При значительных оборотах по расчетному счету общество "Агрегатпро" представило 20.10.2016 уточненную налоговую декларацию по налогу на добавленную стоимость за 2 квартал 2016 года с нулевыми показателями, в связи с чем источник для возмещения налога из бюджета не сформирован.

Оплата товара обществом "Юпитер-Сервис" не произведена, что свидетельствует об отсутствии реальных расходов на приобретение запасных частей и материалов.

Из протоколов допросов Барановой В.В. следует, что она является формальным участником и руководителем общества "Агрегатпро", зарегистрировала организацию за вознаграждение по просьбе физических лиц, руководство не осуществляла, документы и отчетность от имени контрагента не подписывала, печатью организации не владеет, не имеет отношения к осуществлению операций по расчетному счету. Документы по взаимоотношениям с обществом "Юпитер-Сервис" Баранова В.В. не представила в связи с тем, что участия в осуществлении финансово-хозяйственной деятельности общества "Агрегатпро" не принимала.

Контрагенты общества "Агрегатпро" имеют признаки анонимных структур (отсутствие основных средств, транспортных средств, материальных активов, трудовых ресурсов, налоговая отчетность представляется с минимальными показателями, подписана одними и теми же лицами).

Кроме того, суд согласился с выводами инспекции о том, что налогоплательщик не проявил должную степень осмотрительности при выборе спорного контрагента.

В своем решении суд указал на то, что налогоплательщиком не представлено доказательств того, какие сведения на дату совершения спорных сделок он имел о деловой репутации общества "Агрегатпро", специфике осуществляемой им деятельности, его платежеспособности, наличием у контрагента необходимых ресурсов (имущества, транспортных средств, оборудования, персонала) и соответствующего опыта, свидетельствовавших о том, что заявитель проявил осмотрительность при выборе в качестве контрагента организации. Обществом не представлена информации о физических лицах, действовавших от имени общества "Агрегатпро", физических лицах фактически осуществивших доставку спорного товара.

При изложенных обстоятельствах суд первой инстанции, придя к выводу о том, что налоговый орган правомерно исключил из состава налоговых вычетов предъявленный обществом "Агрегатпро" НДС в сумме 252 551 руб., начислил пени и привлек общество к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 Кодекса, отказал заявителю в признании недействительным оспариваемое решение инспекции.

Между тем, суд апелляционной инстанции приходит к иным выводам.

Пунктом 3 статьи 54.1 НК РФ установлено, что нарушение контрагентом налогоплательщика законодательства о налогах и сборах, наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок (операций) не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога неправомерным.

Такими основаниями, в соответствии с п. 2 указанной статьи являются: 1) основной целью совершения сделки (операции) является неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога; 2) обязательство по сделке не исполнено контрагентом налогоплательщика, то есть отсутствует реальность сделки.

Апелляционный суд полагает необходимым применить в настоящем деле нормы указанной статьи.

Следуя принципу единообразия в применении и толковании судами норм права, с учетом разъяснений, приведенных в письме Федеральной налоговой службы России от 23.03.2017 г. N ЕД-5-9/547 "О выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды" при осуществлении мероприятий налогового контроля для подтверждения факта получения проверяемым налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды налоговым органам при проведении налоговой проверки следует исходить из того, что об умышленных действиях налогоплательщика, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды путем совершения операции с проблемным контрагентом или путем создания формального документооборота с использованием цепочки контрагентов, могут свидетельствовать установленные факты юридической, экономической и иной подконтрольности, в том числе на основании взаимозависимости спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику, обстоятельства, свидетельствующие о согласованности действий участников сделки (сделок), а также (или) доказательства нереальности хозяйственной операции (операций) по поставке товаров (выполнению работ, оказанию услуг).

Налоговым органом в акте налоговой проверки должны быть отражены все доказательства, свидетельствующие о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

При отсутствии доказательств подконтрольности спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику налоговым органам необходимо исследовать и доказывать недобросовестность действий самого налогоплательщика по выбору контрагента и обстоятельств, свидетельствующих о невыполнении соответствующей хозяйственной операции контрагентом налогоплательщика (по первому звену). В этом случае в качестве самостоятельного основания для возложения негативных последствий на налогоплательщика не могут приводиться признаки недобросовестности контрагентов второго и последующих звеньев цепочки перечисления денежных средств по выпискам банков.

Данный вывод следует из пункта 31 Обзора судебной практики Верховного суда Российской Федерации N 1 (2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.02.2017, в котором указано, что факт неисполнения поставщиком обязанности по уплате налогов сам по себе не может являться основанием для возложения негативных последствий на налогоплательщика, проявившего должную осмотрительность при выборе контрагента, при условии реального исполнения заключенной сделки.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, рассматривая аналогичные споры, сделала общий вывод о том, что противоречия в доказательствах, подтверждающих последовательность движения товара от изготовителя к налогоплательщику, но не опровергающих сам факт поступления товара налогоплательщику, равно как и факты неисполнения соответствующими участниками сделок (поставщиками первого" второго и других звеньев по отношению к налогоплательщику) обязанности по уплате налогов сами по себе не могут являться основанием для возложения соответствующих негативных последствий на налогоплательщика, выступившего покупателем товаров. Такие выводы содержатся в Определениях Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2016 N 305-КК16-10399 по делу А40-71125/2015 (ООО "Центррегионуголь"), от 6 февраля 2017 г. N 305-КК16-14921 по делу N А40-120736/2015 (ПАО "СИТИ").

Все эти обстоятельства нашли отражение во вновь введенной в Налоговый кодекс Российской Федерации статье 54.1, которая устанавливает, что в случае реальности хозяйственной операции и отсутствии у налогоплательщика цели неуплаты (неполной уплаты) и (или) зачета (возврата) суммы налога выявленные налоговым органом нарушения налогового законодательства у контрагента налогоплательщика не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога неправомерным.

В соответствии с ч. 2 ст. 54 Конституции Российской Федерации указанная норма подлежит применению в настоящем деле, поскольку она трактует в пользу налогоплательщика обстоятельства, связанные с выявлением и установлением необоснованной налоговой выгоды.

Как установлено судом апелляционной инстанции, реальность выполнения хозяйственных операций подтверждается представленными в дело документами (договором, счетами-фактурами, товарными накладными, регистрами бухгалтерского учета), оприходованием спорной продукции.

Товар в адрес общества фактически поставлен, материалы КНП доказательств обратного не содержат, факт приобретения обществом товара налоговым органом не опровергнут.

При этом мероприятиями налогового контроля инспекцией не доказано, что товар поставлен обществу не спорным контрагентом. Доказательств того, что товар поставлялся иными лицами налоговый орган не представил.

Довод инспекции о том, что оплата товара обществом не произведена, что свидетельствует об отсутствии реальных расходов на приобретение запасных частей и материалов, судом рассмотрен и отклонен. Как следует из условий договора поставки запасных частей и материалов от 31.05.2016 N 05/2016/А8, он заключен с отсрочкой платежа.

При этом, как пояснил представитель налогоплательщика в заседании суда апелляционной инстанции, оплата была приостановлена в связи с претензиями налоговой инспекции в ходе рассматриваемой проверки заявителя.

Апелляционный суд полагает, что заявитель проявил необходимую осмотрительность при заключении спорного договора с обществом "Агрегатпро", а именно: до заключения договора спорный контрагент проверен по информационным базам Контур и официальному сайту ФНС. При этом сведений о сомнительности организации, о том, что она имеет признаки "фирмы-однодневки" указанные ресурсы не содержали.

Кроме того общество запросило у контрагента пакет документов, подтверждающий его правоспособность, а именно: Устав, свидетельство о государственной регистрации, свидетельство о постановке на учет в налоговый орган.

ООО "Агрегатпро" не является компанией, имеющей признаки недобросовестности. Адрес места нахождения юридического лица не относится к адресам, отвечающим признаку массовой регистрации. Организация не находилась в процессе реорганизации или ликвидации, полномочия директора были подтверждены документально, директор не числится в списке дисквалифицированных лиц. Виды деятельности контрагента соответствуют предмету договора 31.05.2016 N 05/2016/А8. У ООО "Агрегатпро" отсутствуют объективные признаки "фирмы-однодневки", проверка которых была доступна для заявителя.

Возможности и обязанности проверять контрагентов 2-го и 3-го звена у Общества отсутствует.

Претензии инспекции к контрагентам контрагента на правомерность применения обществом налоговой выгоды влиять не могут, поскольку возлагают тем самым на налогоплательщика дополнительные обязанности, не установленные законом.

Выводы инспекции, поддержанные судом первой инстанции о том,, что "Агрегатпро" обладает признаками "анонимной" структуры, в том числе, что Баранова В.В. является массовым руководителем и учредителем, при допросах поясняла, что регистрирует организации за вознаграждение; общество-спорный контрагент исчисляло и уплачивало налоги в минимальных объемах; анализ движения денежных средств показал, что у контрагента отсутствуют операции, свидетельствующие об обычной хозяйственной деятельности, движение денежных средств по счету носило транзитный характер, отклоняется на основании следующего.

Согласно позиций высших судебных инстанции, сформулированных в Постановлении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Постановлении Президиума от 03.07.2012 N 2341/12, а также в определении Верховного Суда Российской Федерации N 305-КГ16-10399 от 29.11.2016, установление налоговым органом в отношении спорного контрагента негативных признаков, характеризующих его как номинальную структуру (отсутствие управленческого, технического персонала, основных средств, производственных активов и транспортных средств; подписание подтверждающих документов неустановленными документами) само по себе не может быть положено в основу вывода о нереальности рассматриваемой хозяйственной операции.

Определяющее значение при решении вопроса об обоснованности налоговой выгоды как по налогу на прибыль, так и по НДС, во взаимоотношениях с контрагентами, не имеющими необходимых условий для экономической деятельности, имеет действительное (реальное) совершение тех хозяйственных операций, которые повлекли затраты налогоплательщика.

На налоговом органе, оспаривающим реальность совершенных налогоплательщиком операций и обоснованность полученной в связи с этим налоговой выгоды, лежит бремя доказывания обстоятельств, которые могут свидетельствовать о невозможности осуществления спорных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг.

Иными словами, налоговым органом при вменении налогоплательщику создание формального документооборота (п. 9 постановления) должно быть доказано, что приобретение товаров (работ, услуг) налогоплательщиком не имело места в действительности, либо спорный товар (работы, услуги) хотя и был получен налогоплательщиком, но фактически поставлен иными лицами (определение Верховного Суда Российской Федерации от 20.07.2016 N 305-КГ16-4155).

Напротив, как установлено ранее, в настоящем деле инспекция факт получения заявителем соответствующей продукции, равно как и ее использование налогоплательщиком, не оспаривала. Доказательств того, что данный товар был поставлен иными лицами, а не спорным контргаентом, в ходе КНП не было получено.

Также у налогоплательщика не имеется прав и возможности устанавливать те обстоятельства, которые могут быть выявлены налоговыми и правоохранительными органами (вызвать и получить объяснения у физического лица, получить информацию об уплате контрагентами налогов, их размере и пр.).

Как разъяснено в п. 10 постановления Пленума ВАС РФ N 53, налоговая выгода может быть признана необоснованной в том случае, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

В целях постановки такого вывода следует устанавливать также, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

По смыслу правовых подходов, выработанных судебной практикой, целесообразно рассматривать вопрос о степени осмотрительности применительно к конкретной сделке (чем значимее, дороже сделка для предпринимательской деятельности налогоплательщика, тем выше должна быть степень осмотрительности последнего в соответствующем выборе).

Данным правилом руководствовался Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в постановлении Президиума N 12210/07 от 12.02.2008 при оценке степени осмотрительности налогоплательщика в выборе контрагента. Если сделка в общем хозяйственном обороте налогоплательщика незначительна, то возможно признать осмотрительным налогоплательщика, который ограничился проверкой сведений о контрагенте в ЕГРЮЛ. Вывод о том, что налогоплательщик знал или должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент).

Ориентиры, которыми следует руководствоваться при постановке выводов об осмотрительности (неосмотрительности) налогоплательщика в выборе контрагентов, определены в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2010 N 15658/09, а именно - анализу подлежат условия и обстоятельства совершения и исполнения соответствующей сделки, обоснование выбора контрагента с учетом того, что по условиям делового оборота при осуществлении выбора субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и предоставления обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.

При этом налогоплательщик, чьи оправдательные документы со стороны поставщиков подписаны неустановленными лицами либо данные поставщики не исполняют своих налоговых обязанностей, вправе приводить доказательства, свидетельствующие о том, что исходя из условий заключения и исполнения договора, он не мог и не должен был знать о заключении сделки с организацией, не осуществляющей реальной предпринимательской деятельности и не исполняющей ввиду этого налоговых обязанностей по сделкам, оформляемым от ее имени.

Из письма ФНС России от 23.03.2017 N ЕД-5-9/547@ "О выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды" следует что, об умышленных действиях налогоплательщика, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды путем совершения операции с проблемным контрагентом или путем создания формального документооборота с использованием цепочки контрагентов, могут свидетельствовать установленные факты юридической, экономической и иной подконтрольности, в том числе на основании взаимозависимости спорных контрагентов, проверяемому налогоплательщику. При отсутствии доказательств подконтрольности спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику налоговым органам предписано исследовать и доказывать недобросовестность действий самого налогоплательщика по выбору контрагента.

В материалах дела не представлены доказательства согласованности действий ООО "Юпитер-Сервис" и ООО "Агрегатпро", направленных на совершение сделки с целью неуплаты (неполной уплаты) и (или) зачета (возврата) суммы налога, отсутствует доказательства подконтрольности контрагентов, иные факты имитации хозяйственных связей и/или доказательства аффилированности сторон сделки.

Сделка, заключенная налогоплательщиком с ООО "Агрогатпро", соответствовала его обычной деятельности, не являлась крупной сделкой, требующей повышенного внимания при ее заключении.

Более того, суд апелляционной инстанции отмечает, что контрагент налогоплательщика отразил указанную сделку в своей налоговой отчетности и исчислил НДС, что отражено в решении налогового органа.

Представление контрагентом уточненной налоговой декларации с нулевыми показателями после получения требования налогового органа не может быть расценено как свидетельствующее о нереальности хозяйственной операции, отраженной налогоплательщиком и ранее контрагентом.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции подлежит отмене, жалоба налогоплательщика - удовлетворению.

Судебные расходы в виде госпошлины по иску и апелляционной жалобе подлежат отнесению на заинтересованное лицо (ст. 110 АПК РФ).

Руководствуясь статьями 110, 176, 258, 266, 268, 269, 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Пермского края от 19 июня 2017 года по делу N А50-10371/2017 отменить.

Заявленные требования удовлетворить.

Признать недействительным как несоответствующее НК РФ решение ИФНС России по Индустриальному району г. Перми от 26.12.2016 N 94796 и обязать налоговый орган устранить допущенные нарушения прав и законных интересов налогоплательщика.

Взыскать с ИФНС России по Индустриальному району г. Перми (ОГРН 1045900976527, ИНН 5905000292) в пользу ООО "Юпитер-Сервис" (ОГРН 1155958008480, ИНН 5905026149) судебные расходы в виде госпошлины по иску и апелляционной жалобе в сумме 4 500 (Четыре тысячи пятьсот) руб.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, через Арбитражный суд Пермского края.

 

Председательствующий

Г.Н.Гулякова

 

Судьи

Е.В.Васильева
В.Г.Голубцов

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А50-10371/2017


Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 15 января 2018 г. N Ф09-8180/17 настоящее постановление оставлено без изменения


Истец: ООО "ЮПИТЕР-СЕРВИС"

Ответчик: ИФНС России по Индустриальному району г.Перми