Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 6 апреля 2017 г. N 309-ЭС16-17994 Суд отменил постановление кассационной инстанции, оставив в силе судебные акты судов первой и апелляционной инстанций об отказе в иске о взыскании денежных средств в размере суммы НДС, поскольку если сумма НДС не была выделена в договоре купли-продажи, то по умолчанию она включена в цену договора

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 6 апреля 2017 г. N 309-ЭС16-17994

 

Резолютивная часть определения объявлена 30 марта 2017 г.

Полный текст определения изготовлен 6 апреля 2017 г.

 

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Грачевой И.Л.,

судей Поповой Г.Г. и Хатыповой Р.А.,

при участии представителей Управления Федеральной службы судебных приставов по Челябинской области Чухиной А.А. (доверенность от 14.03.2017), Межрегионального территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Челябинской и Курганской областях Шалгина Д.В. (доверенность от 06.02.2017), Министерства финансов Российской Федерации Шиляева А.П. (доверенность от 10.03.2017),

рассмотрев в открытом судебном заседании дело N А76-27390/2015 по кассационной жалобе Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Челябинской области (г. Челябинск) на постановление Арбитражного суда Уральского округа от 06.09.2016 (судьи Татаринова И.А., Соловцов С.Н., Кравцова Е.А.), установила:

управление Федеральной службы судебных приставов по Челябинской области (далее - Управление службы судебных приставов) обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с иском, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Челябинской области, именуемому в настоящее время Межрегиональным территориальным управлением Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Челябинской и Курганской областях (далее - Управление Росимущества), о взыскании 1 037 744 руб. 93 коп.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, привлечено Федеральное агентство по управлению государственным имуществом. В качестве заинтересованных лиц истец указал Министерство финансов Российской Федерации, Межрайонный специализированный отдел судебных приставов по юридическим лицам Управления Федеральной службы судебных приставов по Челябинской области, судебного пристава-исполнителя Межрайонного специализированного отдела судебных приставов по юридическим лицам Управления Федеральной службы судебных приставов по Челябинской области Звонову А.И., общество с ограниченной ответственностью "Профи Оценка" (далее - общество "Профи Оценка"), общество с ограниченной ответственностью "Машсибпроект", открытое акционерное общество "Сигнал" (далее - общество "Сигнал").

Арбитражный суд Челябинской области решением от 21.03.2016, оставленным без изменения постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.05.2016, отказал в иске.

Арбитражный суд Уральского округа постановлением от 06.09.2016 отменил решение от 21.03.2016 и постановление от 26.05.2016 и удовлетворил иск.

Управление Росимущества, ссылаясь на нарушение судом округа норм материального и процессуального права, обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о пересмотре постановления от 06.09.2016 в кассационном порядке.

Дело 26.12.2016 истребовано из Арбитражного суда Челябинской области. Определением от 17.02.2017 судьи Верховного Суда Российской Федерации Грачевой И.Л. жалоба Управления Росимущества вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебном заседании представители Управления Росимущества и Министерства финансов Российской Федерации поддержали доводы жалобы.

Представитель Управления службы судебных приставов просил оставить обжалуемое постановление окружного суда без изменения, считая его законным и обоснованным.

Другие лица, участвующие в деле, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, своих представителей в суд не направили, что в соответствии со статьей 291.10 АПК РФ не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 АПК РФ).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Грачевой И.Л., выслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что постановление окружного суда от 06.09.2016 подлежит отмене ввиду следующего.

Как установили суды и следует из материалов дела, судебный пристав-исполнитель на основании исполнительного листа от 25.02.2014 АС N 006669594 постановлением от 07.03.2014 N 13587/14/20/74 возбудил исполнительное производство в отношении должника - общества "Сигнал".

В связи с неисполнением должником требования исполнительного документа в срок, предусмотренный для добровольного исполнения, судебный пристав-исполнитель 10.04.2014 вынес постановление о наложении ареста на имущество должника и составил акт о наложении ареста (описи имущества).

По заказу Управления службы судебных приставов общество "Профи Оценка" осуществило оценку рыночной стоимости нежилой недвижимости должника (комплекс недвижимого имущества, состоящий из пяти нежилых зданий, четырех сооружений и земельного участка) и 15.01.2015 составило отчет об оценке рыночной стоимости недвижимости. В отчете указано, что наиболее вероятная величина рыночной стоимости комплекса объектов, рассчитанная в соответствии с оценочными методиками и подходами на дату проведения оценки, составляет 28 449 765 руб. (из которых 20 827 092 руб. - стоимость участка) без налога на добавленную стоимость (далее - НДС).

Судебный пристав-исполнитель постановлением от 27.01.2015 принял результаты оценки на основании отчета общества "Профи Оценка", а постановлением от 11.02.2015 передал Управлению Росимущества арестованное имущество для реализации на открытых торгах по месту нахождения арестованного имущества в форме аукциона, указав стоимость имущества - 28 449 495 руб. без учета НДС.

В связи с тем, что имущество не было реализовано на первоначальных торгах ввиду отсутствия заявок, судебный пристав-исполнитель по правилам части 10 статьи 87 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон об исполнительном производстве) постановлением от 12.05.2015 снизил стоимость арестованного имущества на 15%, то есть до 24 182 070 руб. 75 коп.

По результатам проведенных торгов их победителем стал Чистов Станислав Михайлович, с которым Управление Росимущества 13.07.2015 заключило договор N 54-226 купли-продажи имущества по цене 25 391 173 руб. 75 коп. В договоре купли-продажи не указано, что цена имущества не включает НДС. Имущество передано покупателю, который перечислил его стоимость Управлению Росимущества.

Вырученные денежные средства за вычетом НДС Управление Росимущества перечислило на депозитный счет Межрайонного специализированного отдела судебных приставов по юридическим лицам Управления Федеральной службы судебных приставов по Челябинской области, а сумму НДС перечислило в федеральный бюджет, поскольку должник является плательщиком НДС, а Управление Росимущества как организатор торгов - налоговым агентом.

Управление службы судебных приставов обратилось в арбитражный суд с настоящим иском о взыскании с Управления Росимущества денежных средств в размере суммы НДС (1 037 744 руб. 93 коп.), исчисленного из стоимости объектов недвижимости за исключением земельного участка (с учетом уточнения требований), ссылаясь на следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 168 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) при реализации товаров налоговые агенты дополнительно к цене реализуемых товаров обязаны предъявить к оплате покупателям соответствующую сумму НДС, который с операции по реализации имущества должника должен быть уплачен в бюджет организацией, проводившей торги, поскольку налоговым агентом в данном случае выступает организатор торгов.

Так как должник является плательщиком НДС и в постановлении судебного пристава-исполнителя о передаче данного имущества на реализацию его стоимость определена без учета НДС, то при продаже имущества Управление Росимущества по правилам пункта 4 статьи 173 НК РФ должно было увеличить стоимость продаваемого на торгах имущества на сумму НДС. Между тем Управление Росимущества выставило на торги и продало имущество должника, не увеличив его цену на НДС. В договоре купли-продажи цена имущества также указана без НДС. Поскольку Управление Росимущества не увеличило стоимость проданного имущества на сумму НДС, оно должно перечислить на счет службы судебных приставов все вырученные от продажи денежные средства.

Перечисление денежных средств, вырученных от продажи имущества должника, не в полном размере, препятствует службе судебных приставов осуществить государственную функцию по принудительному исполнению судебных актов, и создает потенциальную угрозу для взыскания убытков со службы судебных приставов по искам взыскателей по исполнительному производству либо собственника имущества (должника).

Суды первой и апелляционной инстанций, оценив представленные доказательства по правилам статьи 71 АПК РФ, руководствуясь статьями 105.3, 146, 161, 164, 168 НК РФ, статьей 3 Федерального закона от 29.07.1998 N 35-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации (далее - Закон об оценочной деятельности), разъяснениями, приведенными в пункте 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.05.2014 N 33 "О некоторых вопросах, возникающих у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием налога на добавленную стоимость" (далее - Постановление N 33), пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска.

Суды исходили из следующего: ввиду того, что стоимость реализованного имущества определена в договоре купли-продажи без НДС, Управление Росимущества как организатор торгов и налоговый агент исполнило обязанность по удержанию НДС из продажной цены реализуемого имущества; рыночная стоимость является величиной, формируемой рынком, и не зависит от применяемой системы налогообложения собственником объекта оценки или его покупателем; в случае, если собственник или покупатель объекта оценки являются плательщиками НДС, предполагается, что данный налог входит в определенную величину стоимости приобретаемого покупателем имущества; судебному приставу-исполнителю следует указывать в процессуальных документах о распределении вырученных от продажи имущества денежных средств; самостоятельное завышение Управлением Росимущества начальной продажной цены имущества могло значительно ограничить круг потенциальных покупателей, поскольку имущество было бы предложено по цене, превышающей рыночную стоимость.

Окружной суд, посчитав, что суды первой и апелляционной инстанций неправильно применили нормы материального права (статьи 105.3, 146, 161, 164, 168 НК РФ) и разъяснения, приведенные в пункте 17 Постановления N 33, отменил решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда и взыскал с Управления Росимущества в пользу судебного пристава-исполнителя 1 037 744 руб. 93 коп.

Суд округа сделал следующие выводы: Управление Росимущества как налоговый агент было обязано дополнительно к цене реализуемых товаров предъявить к оплате покупателям соответствующую сумму налога; поскольку Управление Росимущества этого не сделало, в договоре купли-продажи от 13.07.2015 стоимость реализованного имущества определена без НДС, то удержание ответчиком денежных средств в виде НДС из стоимости проданного на торгах имущества неправомерно.

Между тем суд округа не учел следующего.

Согласно части 1 статьи 85 Закона об исполнительном производстве оценка имущества должника, на которое обращается взыскание, производится судебным приставом-исполнителем по рыночным ценам, если иное не установлено законодательством Российской Федерации.

В соответствии с частями 6 и 8 статьи 87 Закона об исполнительном производстве о передаче имущества должника на реализацию судебный пристав-исполнитель выносит постановление; цена, по которой специализированная организация предлагает имущество покупателям, не может быть меньше стоимости имущества, указанной в постановлении об оценке имущества должника, за исключением случаев, предусмотренных данным Законом. В силу части 2 статьи 89 Закона об исполнительном производстве начальная цена имущества, выставляемого на торги, не может быть меньше стоимости, указанной в постановлении об оценке имущества.

В силу статьи 12 Закона об оценочной деятельности отчет независимого оценщика, составленный по основаниям и в порядке, которые предусмотрены названным Законом, признается документом, содержащим сведения доказательственного значения, а итоговая величина рыночной или иной стоимости объекта оценки, указанная в таком отчете, - достоверной и рекомендуемой для целей совершения сделки с объектом оценки, если законодательством Российской Федерации не определено или в судебном порядке не установлено иное.

Статьей 3 Закона об оценочной деятельности предусмотрено, что под рыночной стоимостью объекта оценки понимается наиболее вероятная цена, по которой данный объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине цены сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства, то есть когда: одна из сторон сделки не обязана отчуждать объект оценки, а другая сторона не обязана принимать исполнение; стороны сделки хорошо осведомлены о предмете сделки и действуют в своих интересах; объект оценки представлен на открытом рынке посредством публичной оферты, типичной для аналогичных объектов оценки; цена сделки представляет собой разумное вознаграждение за объект оценки и принуждения к совершению сделки в отношении сторон сделки с чьей-либо стороны не было; платеж за объект оценки выражен в денежной форме.

Положениями статей 14 и 15 Закона об оценочной деятельности не предусмотрены ни право, ни обязанность независимого оценщика определять НДС при определении рыночной стоимости объекта оценки.

Определяя стоимость спорного имущества, эксперт указал, что его рыночная стоимость не включает в себя величину НДС как отдельного элемента. Оценщик, не являясь специалистом в области налогообложения, определил рыночную стоимость подлежащего реализации имущества, то есть тот размер денежных средств (28 449 765 руб.), который согласится отдать за объект оценки покупатель.

Как установлено судами, данная рыночная стоимость обозначена судебным приставом-исполнителем в постановлении от 11.02.2015 о передаче Управлению Росимущества арестованного имущества на торги. В этом постановлении не указано на обязанность Управления Росимущества увеличить данную рыночную стоимость на размер НДС. Специализированная организация выставила на торги имущество должника по названной цене без указания на то, что цена не включает НДС. Ввиду отсутствия покупателей судебный пристав-исполнитель снизил стоимость арестованного имущества на 15%, то есть до 24 182 070 руб. 75 коп. На повторных торгах имущество купил Чистяков С.М. по цене 25 391 173 руб. 75 коп.

При таком положении суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о том, что имущество должника было продано по рыночной стоимости, которая является величиной, формируемой рынком, и не зависит от применяемой системы налогообложения собственником или покупателем объекта оценки. Суды первой и апелляционной инстанций также правильно указали, что самостоятельное завышение Управлением Росимущества начальной продажной цены имущества могло значительно ограничить круг потенциальных покупателей, поскольку имущество было бы предложено к продаже по цене, превышающей рыночную стоимость, включающую в себя подлежащие уплате продавцом имущества налоги. Суды также учли, что первоначальные торги не состоялись, поскольку желающих приобрести имущество по цене, указанной судебным приставом-исполнителем, и не включающей, по мнению истца НДС, не нашлось.

Пунктами 1 и 3 статьи 24 НК РФ предусмотрено, что налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с данным Кодексом возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению налогов в бюджетную систему Российской Федерации; налоговые агенты обязаны правильно и своевременно исчислять, удерживать из денежных средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять налоги в бюджетную систему Российской Федерации на соответствующие счета Федерального казначейства.

Согласно пункту 4 статьи 161 НК РФ при реализации на территории Российской Федерации конфискованного имущества, имущества, реализуемого по решению суда (за исключением реализации, предусмотренной подпунктом 15 пункта 2 статьи 146 данного Кодекса), бесхозяйных ценностей, кладов и скупленных ценностей, а также ценностей, перешедших по праву наследования государству, налоговая база определяется исходя из цены реализуемого имущества (ценностей), определяемой с учетом положений статьи 105.3 данного Кодекса, с учетом акцизов (для подакцизных товаров); в этом случае налоговыми агентами признаются органы, организации или индивидуальные предприниматели, уполномоченные осуществлять реализацию указанного имущества.

По смыслу пункта 3 статьи 105.3 НК РФ при определении налоговой базы с учетом цены товара (работы, услуги), примененной сторонами сделки для целей налогообложения, указанная цена признается рыночной, если не доказано обратное.

Управление Росимущества - федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий в числе прочих функции по реализации имущества, арестованного во исполнение судебных решений, в силу пункта 4 статьи 161 НК РФ и разъяснений, приведенных в пунктах 76 и 8 Постановления N 33, является налоговым агентом, который обязан исчислить и удержать НДС с операций по реализации на территории Российской Федерации имущества, реализуемого по решению суда и являющегося объектом налогообложения.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "пунктах 76 и 8 Постановления N 33" имеется в виду "пунктах 7 и 8 Постановления N 33"

Поскольку ни в документации о торгах, ни в договоре купли-продажи от 13.07.2015 сумма НДС не была выделена, то в соответствии с разъяснениями, приведенными в пункте 17 Постановления N 33, по умолчанию она включена в цену договора, поэтому Управление Росимущества, продав на торгах по рыночной цене имущество должника, являющегося плательщиком НДС, во исполнение возложенной на него статьей 24 НК РФ обязанности как налоговый агент самостоятельно выделило расчетным методом сумму НДС (1 037 744 руб. 93 коп.) из вырученной от продажи суммы (за исключением стоимости земельного участка) и перечислило указанную сумму в бюджет Российской Федерации.

У Управления службы судебных приставов не имеется предусмотренных законом оснований требовать взыскания с Управления Росимущества правомерно удержанные и перечисленные в бюджет денежные средства в размере НДС. Следует отметить, что ни истец, ни суд округа не указали, на основании какой нормы права заявлено настоящее требование. На стороне ответчика не имеется неосновательного обогащения ни за счет истца, ни за счет должника, который обязан был бы уплатить налог в бюджет в случае продажи имущества по обычной сделке. Доказательств того, что у истца или должника возникли убытки в размере суммы НДС, истец также не представил.

При таком положении судебная коллегия считает, что у суда округа не было предусмотренных статьей 288 АПК РФ оснований для отмены законных судебных актов судов первой и апелляционной инстанций, поэтому обжалуемое постановление, как принятое с нарушением норм материального и процессуального права, следует отменить, а решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда - оставить в силе.

Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11-291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

постановление Арбитражного суда Уральского округа от 06.09.2016 по делу N А76-27390/2015 отменить.

Оставить в силе решение Арбитражного суда Челябинской области от 21.03.2016 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.05.2016 по делу N А76-27390/2015.

Определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

 

Председательствующий 

И.Л. Грачева

 

Судьи

Г.Г. Попова

 

 

Р.А. Хатыпова

 

 

Служба судебных приставов потребовала взыскать с управления Росимущества сумму, составляющую величину НДС.

Как указал истец, ответчик продал на торгах имущество должника, не увеличив его цену на НДС, а удержал (и перечислил в бюджет) налог со стоимости, полученной с покупателя. Остаток суммы был перечислен истцу. Между тем ему должны были поступить все деньги, вырученные от продажи.

СК по экономическим спорам ВС РФ не согласилась с этим и разъяснила следующее.

По Закону об исполнительном производстве оценка имущества должника, на которое обращается взыскание, производится приставом по рыночным ценам (если не установлено иное).

При этом Законом об оценочной деятельности не предусмотрены ни право, ни обязанность независимого оценщика определять НДС при установлении рыночной стоимости объекта оценки.

В рассматриваемом случае управление являлось налоговым агентом, который обязан исчислить и удержать НДС. Ни в отчете об оценке, ни в документации о торгах, ни в договоре купли-продажи сумма налога выделена не была. Поэтому по умолчанию она включалась в цену сделки. С учетом этого управление правомерно выделило НДС расчетным методом. Самостоятельное завышение им начальной продажной цены имущества могло бы значительно ограничить круг потенциальных покупателей.