Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 сентября 2020 г. N 4-КГ20-29-К1 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения о признании незаконным отказа в совершении нотариального действия, поскольку каких-либо действий, которые можно было бы отнести к услугам правового или технического характера, нотариусом предложено не было и оказывать подобные услуги при свидетельствовании подлинности подписи заявителя не требовалось

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 сентября 2020 г. N 4-КГ20-29-К1

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Москаленко Ю.П.

судей Вавилычевой Т.Ю. и Горохова Б.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-1790/2019 по заявлению Вербицкой Любови Валерьевны, Вербицкого Евгения Александровича к нотариусу Балашихинского нотариального округа Московской области Кутищевой Надежде Юрьевне о признании незаконным отказа в совершении нотариального действия, возложении обязанности совершить нотариальное действие,

по кассационным жалобам нотариуса Балашихинского нотариального округа Московской области Кутищевой Надежды Юрьевны и представителя Ассоциации нотариусов "Московская областная Нотариальная Палата" Ищенко Анны Александровны на решение Железнодорожного городского суда Московской области от 5 июня 2019 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 18 сентября 2019 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 5 февраля 2020 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Москаленко Ю.П., выслушав объяснения нотариуса Балашихинского нотариального округа Московской области Кутищевой Н.Ю. и представителя Ассоциации нотариусов "Московская областная Нотариальная Палата" Мордвиновой Н.В., поддержавших доводы своих кассационных жалоб,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Вербицкий Е.А., Вербицкая Л.В. обратились в суд с заявлением к нотариусу Балашихинского нотариального округа Московской области Кутищевой Н.Ю. о признании незаконным отказа в совершении нотариального действия, возложении обязанности совершить нотариальное действие, указав, что 17 апреля 2019 г. они обратились к нотариусу за совершением нотариального действия - свидетельствования подлинности подписи Вербицкого Е.А. на утвержденном ФНС России бланке формы N Р38001 "Возражения заинтересованного лица относительно предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица или предстоящего внесения сведений в единый государственный реестр юридических лиц". 25 апреля 2019 г. от нотариуса получен письменный ответ, в котором сообщено о необходимости оплаты 1 000 руб., 100 руб. из которых составил нотариальный тариф, а 900 руб. - стоимость услуг правового и технического характера. Указанные услуги не были оплачены заявителями и нотариальное действие совершено не было. Таким образом, по мнению заявителей, нотариус фактически отказал в совершении нотариального действия, чем сделал невозможным отправку указанных возражений в инспекцию ФНС. Подобный отказ заявители считают незаконным и необоснованным, поскольку в дополнительных услугах правового характера они не нуждались, а всю необходимую техническую работу они выполнили самостоятельно.

Нотариус Кутищева Н.Ю. возражала против удовлетворения требований Вербицкого Е.А. и Вербицкой Л.В., ссылаясь на то, что действующим законодательством установлена правомерность взимания нотариусами платы за оказание услуг правового и технического характера, без которых невозможно совершение нотариального действия. В статью 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате внесены изменения, вступившие в силу 4 августа 2018 г., согласно которым плата за услуги правового и технического характера является неотъемлемой частью платы за любое нотариальное действие. Заявителям не было отказано в его совершении, а даны разъяснения о необходимости оплатить услуги правового и технического характера.

Решением Железнодорожного городского суда Московской области от 5 июня 2019 г. заявление Вербицкого Е.А. удовлетворено, действия нотариуса Кутищевой Н.Ю. признаны незаконными и на нее возложена обязанность по совершению нотариального действия без взимания платы за услуги правового и технического характера. В удовлетворении заявления Вербицкой Л.В. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 18 сентября 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 5 февраля 2020 г. решение Железнодорожного городского суда Московской области от 5 июня 2019 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 5 февраля 2020 г. оставлены без изменения.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду "решение Железнодорожного городского суда Московской области от 5 июня 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 18 сентября 2019 г."

В кассационных жалобах нотариусом Кутищевой Н.Ю. и представителем Ассоциации нотариусов "Московская областная Нотариальная Палата" ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. от 30 июля 2020 г. кассационные жалобы с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 390 14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Таких нарушений норм права при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями не допущено.

Судами установлено и следует из материалов дела, что 17 апреля 2019 г. Вербицкий Е.А. обратился к нотариусу Балашихинского нотариального округа Московской области Кутищевой Н.Ю. с целью нотариального свидетельствования подлинности его подписи на бланке формы N P38001 "Возражения заинтересованного лица относительно предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица или предстоящего внесения сведений в единый государственный реестр юридических лиц" (т. 1, л.д. 16).

К заявлению в адрес нотариуса Вербицким Е.А. был приложен заполненный бланк, содержащий пункт 8: "Сведения о лице, засвидетельствовавшем подлинность подписи лица, представившего возражение, в нотариальном порядке" (т. 1, л.д. 21-28).

24 апреля 2019 г. нотариус Кутищева Н.Ю. направила Вербицкому Е.А. ответ на его заявление, в котором указала, что за совершение нотариального действия - свидетельствование подлинности подписи на заявлении физического лица в соответствии со статьей 333.25 Налогового кодекса Российской Федерации и частями 6 и 7 статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате необходимо оплатить 1 000 руб., из которых 100 руб. - нотариальный тариф, а 900 руб. - стоимость услуг правового и технического характера (т. 1, л.д. 29).

Разрешая спор, суд первой инстанции, с выводами которого согласились суд апелляционной инстанции и судебная коллегия по гражданским делам кассационного суда общей юрисдикции, с учетом установленных по делу обстоятельств, а также положений законодательства Российской Федерации о нотариате, пришел к выводу о незаконности отказа нотариуса в свидетельствовании подлинности подписи Вербицкого Е.А. по основаниям, указанным в ответе от 24 апреля 2019 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит данные выводы судов правильными.

В соответствии с пунктом 6 статьи 9 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" заинтересованное лицо вправе направить в регистрирующий орган письменное возражение относительно предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица или предстоящего внесения сведений в единый государственный реестр юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. При направлении возражения почтовым отправлением подлинность подписи заинтересованного физического лица или уполномоченного представителя заинтересованного юридического лица должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке.

Приказом ФНС России от 11 февраля 2016 г. N ММВ-7-14/72@ утверждена форма N 38001 "Возражение заинтересованного лица относительно предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица или предстоящего внесения сведений в Единый государственный реестр юридически лиц" (приложение N 2 к приказу), в которой содержатся разъяснения по ее заполнению.

В соответствии со статьей 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, утвержденных постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1, нотариат в Российской Федерации призван обеспечивать в соответствии с Конституцией Российской Федерации, конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации, настоящими Основами защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации.

Нотариальные действия в Российской Федерации совершают в соответствии с настоящими Основами нотариусы, работающие в государственной нотариальной конторе или занимающиеся частной практикой.

В силу статьи 16 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариус обязан оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять им права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий, с тем чтобы юридическая неосведомленность не могла быть использована им во вред.

Статья 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате регулирует оплату нотариальных действий и других услуг, оказываемых при осуществлении нотариальной деятельности.

Согласно положениям данной статьи за совершение нотариальных действий, для которых законодательством Российской Федерации предусмотрена обязательная нотариальная форма, нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе, должностные лица, указанные в части четвертой статьи 1 настоящих Основ, взимают государственную пошлину по ставкам, установленным законодательством Российской Федерации о налогах и сборах. За совершение действий, указанных в части первой настоящей статьи, нотариус, занимающийся частной практикой, взимает нотариальный тариф в размере, соответствующем размеру государственной пошлины, предусмотренной за совершение аналогичных действий в государственной нотариальной конторе и с учетом особенностей, установленных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах. За совершение действий, для которых законодательством Российской Федерации не предусмотрена обязательная нотариальная форма, нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе, а также нотариус, занимающийся частной практикой, должностные лица, указанные в части четвертой статьи 1 настоящих Основ, взимают нотариальные тарифы в размере, установленном в соответствии с требованиями статьи 22.1 настоящих Основ.

Федеральным законом от 3 августа 2018 г. N 338-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", вступившим в действие 4 августа 2018 г., в статью 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате были внесены изменения.

Так, в частности, статья 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате дополнена частью 6, согласно которой нотариусу, занимающемуся частной практикой, в связи с совершением нотариального действия оплачиваются услуги правового и технического характера, включающие в себя правовой анализ представленных документов, проектов документов, полученной информации, консультирование по вопросам применения норм законодательства, осуществление обязанностей и полномочий, предусмотренных законодательством, в связи с совершением нотариального действия, изготовление документов, копий, скан-образов документов, отображений на бумажном носителе образов электронных документов и информации, полученной в том числе в электронной форме, техническое обеспечение хранения документов или депонированного имущества, в том числе денежных сумм, иные услуги правового и технического характера.

Частью 7 статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, в редакции указанного выше закона, предусмотрено, что размер оплаты нотариального действия, совершенного нотариусом, занимающимся частной практикой, определяется как общая сумма нотариального тарифа, исчисленного по правилам настоящей статьи, и стоимости услуг правового и технического характера, определяемой с учетом предельных размеров, установленных в соответствии со статьями 25 и 30 настоящих Основ.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, совершение отдельных нотариальных действий не всегда требует от нотариуса дополнительных усилий по правовому анализу представленных документов, консультированию по вопросам применения норм законодательства, изготовлению документов и оказанию иных услуг правового и технического характера. Соответственно, нотариус при разъяснении во исполнение требования статьи 16 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате лицу, обратившемуся за совершением нотариального действия, его прав и обязанностей должен пояснить особенности нотариального действия, которые могут повлечь необходимость оказания нотариусом услуг правового и технического характера, объявить размер платы за данное действие, в том числе сумму нотариального тарифа и стоимость услуг правового и технического характера (при необходимости их оказания), исчисленную согласно правилам, установленным нотариальными палатами, а также предоставить информацию о существующих льготах при обращении за нотариальными действиями.

Заинтересованное лицо, в свою очередь, вправе не согласиться с необходимостью оплаты нотариусу стоимости услуг правового и технического характера исходя из существа конкретного нотариального действия. Отказ нотариуса в совершении нотариального действия в таких случаях может быть обжалован в суд. При рассмотрении подобных дел суды не вправе ограничиваться формальной ссылкой на подлежащие применению нормативные положения, а обязаны выяснять в каждом конкретном случае необходимость оказания нотариусом услуг правового и технического характера исходя из существа нотариального действия, за совершением которого заинтересованное лицо обратилось к нотариусу, влекущую для этого лица необходимость уплатить нотариусу стоимость услуг в объявленном размере (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 9 апреля 2020 г. N 815-О, N 816-О и 817-О, от 28 мая 2020 г. N 1245-О).

Следовательно, в случае оказания нотариусом при совершении нотариального действия услуг правового и технического характера, оплата таких услуг является обязательной и отказ лица, обратившегося к нотариусу за совершением нотариального действия от платы данных услуг влечет невозможность нотариального действия и, соответственно, отказ в его совершении.

В иных случаях, когда какие-либо услуги правового и технического характера нотариусом не оказываются и необходимость осуществления подобных действий отсутствует, требование об оплате данных услуг и последующий отказ в совершении нотариальных действий являются неправомерными.

В рассматриваемом споре Вербицким Е.А. форма N 38001, утвержденная приказом ФНС России от 11 февраля 2016 г. N ММВ-7-14/72@, была представлена нотариусу для свидетельствования подлинности подписи заявителя в заполненном виде.

Судами установлено, что каких-либо действий, которые в данном случае можно было бы отнести к услугам правового или технического характера, нотариусом предложено не было и оказывать подобные услуги при свидетельствовании подлинности подписи заявителя Вербицкого Е.А. не требовалось. Доказательств обратного нотариусом Кутищевой Н.Ю. не представлено.

Таким образом, судами сделан правильный вывод о том, что в данном случае необходимость получения Вербицким Е.А. каких-либо услуг правового и технического характера в связи с совершением нотариального действия по свидетельствованию подлинности его подписи в форме N 38001 отсутствовала.

В этой связи Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отклоняются как необоснованные доводы кассационных жалоб нотариуса Кутищевой Н.Ю. и представителя Ассоциации нотариусов "Московская областная Нотариальная Палата" о том, что услуги правового и технического характера являются неотъемлемой частью любого нотариального действия и подлежали оплате также и в спорной ситуации. Выводы судов об отсутствии необходимости оказания Вербицкому Е.А. таких услуг заявителями жалоб не опровергнуты.

Доводы кассационных жалоб о том, что нотариус не отказывал Вербицкому Е.А. в совершении нотариального действия, а письмо от 24 апреля 2019 г. носит информационный характер и в нем содержатся лишь разъяснения действующего законодательства, ранее являлись предметом проверки судебных инстанций и направлены на переоценку установленных судом обстоятельств, что в силу положений статьи 390 14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не может служить основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений в кассационном порядке.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих за собой отмену или изменение принятых по делу судебных постановлений в кассационном порядке судами не допущено, оснований для удовлетворения кассационных жалоб не имеется.

Руководствуясь статьями 390 14, 390 15, 390 16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Железнодорожного городского суда Московской области от 5 июня 2019 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 18 сентября 2019 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 5 февраля 2020 г. оставить без изменения, кассационные жалобы нотариуса Балашихинского нотариального округа Московской области Кутищевой Н.Ю. и представителя Ассоциации нотариусов "Московская областная Нотариальная Палата" Ищенко А.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Москаленко Ю.П.

 

Судьи

Вавилычева Т.Ю.

 

 

Горохов Б.А.

Помимо уплаты нотариального тарифа за свидетельствование подлинности подписи, нотариус потребовал оплаты услуг правового и технического характера. Заявитель не нуждался в правовых услугах, а всю техническую работу выполнил самостоятельно. Однако без оплаты таких услуг нотариус отказал в совершении нотариального действия.

Суды трех инстанций, в том числе и Верховный Суд РФ, встали на сторону заявителя. Для свидетельствования подлинности подписи заявитель представил нотариусу готовый заполненный бланк. Каких-либо услуг правового или технического характера нотариус не предложил, и в них не было необходимости. Отклонены его доводы о том, что дополнительные услуги являются неотъемлемой частью любого нотариального действия.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 сентября 2020 г. N 4-КГ20-29-К1


Текст определения опубликован не был