Обзор судебной практики по рассмотрению в 2011 году районными (городскими) судами и мировыми судьями Калининградской области дел об административных правонарушениях, а также жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях (ключевые темы: административные правонарушения - лицензиат - Калининградская область - отсутствие состава - медицинская деятельность)

Обзор судебной практики по рассмотрению в 2011 году районными (городскими)
судами и мировыми судьями Калининградской области дел об административных
правонарушениях, а также жалоб на постановления по делам
об административных правонарушениях

 

За 12 месяцев 2011 года мировыми судьями г. Калининграда и Калининградской области было рассмотрено 37 190 дел об административных правонарушениях, что на 3 287 дел (11%) больше, чем за аналогичный период прошлого года, когда было рассмотрено 33 903 дел. Из общего количества рассмотренных дел 34 229 дела составили дела об административных правонарушениях, предусмотренных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, 2 961 дело - об административных правонарушениях, предусмотренных нормативными актами Калининградской области. Производство прекращено по 5 616 делам, наказание назначено 29 295 лицам. 687 административных материалов было возвращено для устранения недостатков протоколов об административных правонарушениях (п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ), 1 592 протокола передано по подведомственности.

Значительную часть административных дел, рассмотренных мировыми судьями в истекшем году, составляют дела об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 КоАП РФ, - 16 612 дела (45%). Наказание по данной категории дел назначено 13 235 гражданам, из них 2 395 лиц (18%) подвергнуто штрафу, 1 637 (13%) - административному аресту, 9 194 лиц (69%) - лишению специального права на различные сроки. Прекращено производством 2 128 дел (13%).

Кроме того, мировыми судьями достаточно много дел было рассмотрено по ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ (неуплата административного штрафа в срок, предусмотренный настоящим Кодексом) - 6 639 дел; по ст. 20.1 (мелкое хулиганство) - 2 708 дел; по ч.ч. 1-6 ст. 19.5 (невыполнение в срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль) - 2 121 дело; по ст. 20.21 (появление в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения) - 1 223 дел. Дела, предусмотренные иными нормами Кодекса РФ об административных правонарушениях, были рассмотрены в небольших количествах.

Городскими (районными) судами г. Калининграда и области за 12 месяцев 2011 года было рассмотрено 1 307 дел об административных правонарушениях (за аналогичный период прошлого года - 1 286 дел), что свидетельствует об увеличении количества рассмотренных дел лишь на 21 дело. Наказание назначено по 1 102 делам, производство прекращено по 112 делам. Кроме того, 26 административных материалов возвращено для устранения недостатков протоколов и 67 - передано по подведомственности.

Значительное количество рассмотренных районными (городскими) судами дел об административных правонарушениях составляют дела за совершение правонарушений в области таможенного дела (484 дела), в области обеспечения режима пребывания иностранных граждан на территории РФ (217 дело), за нарушения требований пожарной безопасности (142).

В большинстве случаев судьями области соблюдались сроки рассмотрения дел об административных правонарушениях, установленные ст. 29.6 КоАП РФ. Свыше установленных данной нормой сроков мировыми судьями рассмотрено 821 дело (2,2%), судьями районных судов - 39 дел (3%).

За 12 месяцев 2011 года судебной коллегией по гражданским делам рассмотрено 526 жалоб и протестов на не вступившие в законную силу постановления по делам об административных правонарушениях, из которых по 272 делам (52%) постановления оставлены без изменения, по 238 делам (45%) - постановления отменены и по 16 делам (3%) - постановления изменены.

Основными причинами отмены или изменения постановлений по делам об административных правонарушениях или решений по жалобам на постановления административных органов являются нарушение процессуальных требований, не позволивших всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, а также вынесение судебных актов без учета всех обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела и назначения справедливого наказания.

В настоящем обзоре приводится анализ наиболее распространенных ошибок, допущенных судьями при рассмотрении дел об административных правонарушениях, а также жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях.

 

Отмена и изменение Калининградским областным судом вынесенных по делам
об административных правонарушениях судебных актов ввиду
допущенных нарушений процессуальных требований

 

На основании п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении разрешаются вопросы, по которым в случае необходимости выносится определение, о возвращении протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол, в случае составления протокола и оформления других материалов дела неправомочными лицами, неправильного составления протокола и оформления других материалов дела либо неполноты представленных материалов, которая не может быть восполнена при рассмотрении дела.

Как показало изучение судебных актов, имеют место единичные случаи безосновательной отмены судьями районных (городских) судов определений должностных лиц о возвращении протоколов об административных правонарушениях.

Например, 3 сентября 2010 года прокурором города Советска вынесено постановление о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 15.14 КоАП РФ, в отношении директора МОУ СОШ N 4 К.Е.О. по факту выплаты платежными документами от 7 сентября 2009 года, от 2 октября 2009 года, от 6 ноября 2009 года, от 7 декабря 2009 года и от 25 декабря 2009 года пособий на ребенка до достижения им возраста полутора лет в размере 500 руб. с отнесением этих расходов в нарушение ст.ст. 38, 162 Бюджетного кодекса РФ к расходам по подстатье ЭКР 211 "Заработная плата" при том, что данные расходы следовало отнести к подстатье ЭКР 212 "Прочие выплаты".

Указанное постановление направлено руководителю территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Калининградской области П.

Определением от 22 октября 2010 года руководителя территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Калининградской области П. материалы настоящего дела об административном правонарушении возвращены прокурору на основании п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ, в частности, по тем основаниям, что прокурором не учтены положения ст. 4.4 КоАП РФ при составлении одного постановления о возбуждении дела об административном правонарушении.

Решением судьи Советского городского суда Калининградской области от 30 ноября 2010 года протест прокурора города Советска на указанное определение удовлетворен и определение от 22 октября 2010 года руководителя территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Калининградской области о возвращении прокурору материалов дела об административном правонарушении отменено, вопрос о подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении возвращен на новое рассмотрение.

Решением судьи Калининградского областного суда от 20 января 2011 года решение судьи Советского городского суда Калининградской области от 30 ноября 2010 года отменено, протест прокурора города Советска на определение от 22 октября 2010 года руководителя территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Калининградской области П. оставлен без удовлетворения.

Принимая такое решение, судья областного суда указал следующее.

Удовлетворяя протест прокурора и принимая решение об отмене определения от 22 октября 2010 года руководителя территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Калининградской области П. о возвращении материалов дела об административном правонарушении прокурору, судья городского суда исходил из того, что неполнота представленных материалов может быть восполнена при рассмотрении дела, а административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 15.14 КоАП РФ, является длящимся, в связи с чем не требуется возбуждения дела об административном правонарушении по каждому факту незаконной расчетно-платежной операции.

Однако в соответствии с ч. 1 ст. 15.14 КоАП РФ административным правонарушением признается использование бюджетных средств получателем бюджетных средств на цели, не соответствующие условиям получения указанных средств, определенным утвержденным бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным документом, являющимся основанием для получения бюджетных средств, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния.

По смыслу приведенной нормы закона объективную сторону состава указанного административного правонарушения образует нецелевое использование бюджетных средств по каждой платежной операции.

Данное правонарушение не является длящимся, окончено в момент совершения конкретной финансовой операции.

С учетом изложенного и принимая во внимание положения ст. 4.4 КоАП РФ, дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 15.14 КоАП РФ, подлежит возбуждению по каждому факту нецелевого использования бюджетных средств.

Вместе с тем, настоящее дело об административном правонарушении возбуждено по 5 фактам нецелевого использования бюджетных средств, что свидетельствует о неправильном составлении постановления о возбуждении дела об административном правонарушении и, соответственно, о наличии достаточных оснований к возвращению материалов дела прокурору, что не было учтено судьей городского суда.

До настоящего времени имеют место нарушения судьями правил подведомственности и подсудности при рассмотрении дел об административных правонарушениях, а также жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях.

Например, постановлением судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда от 20 января 2011 года Мирошниченко Ф.Н. привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ.

Решением судьи Калининградского областного суда от 10 марта 2011 года указанное постановление по делу об административном правонарушении отменено и дело направлено по подведомственности мировому судье по тем основаниям, что в материалах дела отсутствует определение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования, административное расследование не проводилось, в связи с чем судье районного суда при подготовке дела к рассмотрению следовало решить вопрос о его передаче мировому судье на основании п. 5 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ.

Постановлением главного специалиста-эксперта отдела надзора на море (Калининградская область) Департамента Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Северо-Западному федеральному округу от 18.08.2011 г. N юридическое лицо - администрация муниципального образования городское поселение "Город Балтийск" - привлечено к административной ответственности по ч. 4 ст. 8.13 Кодекса РФ об административных правонарушениях с назначением наказания в виде штрафа в размере 30 000 рублей за незаконному выдачу ИП Д. и ООО "А." разрешений на размещение торговых точек и точек общественного питания в первом поясе строгого режима зоны санитарной охраны скважин - источников водоснабжения и водопроводов питьевого назначения, принадлежащих филиалу N ФГУ "N ВМКГ БФ".

Решением судьи Балтийского городского суда Калининградской области от 31 октября 2011 года жалоба администрации Балтийского городского поселения на указанное постановление удовлетворена и указанное постановление главного специалиста-эксперта отдела надзора на море (Калининградская область) Департамента Росприроднадзора по СЗФО от 18.08.2011 года отменено, производство по настоящему делу об административном правонарушении прекращено.

Отменяя судебное решение и прекращая производство по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении, судья Калининградского областного суда в решении от 22 декабря 2011 года указал на нарушение требований ч. 3 ст. 30.1 КоАП РФ, согласно которым постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает, что арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства, возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, в частности дела об административных правонарушениях, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда (п. 3 ст. 29 АПК РФ).

Согласно ч. 2 ст. 207 АПК РФ производство по делам об оспаривании решений административных органов возбуждается на основании заявлений юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, привлеченных к административной ответственности в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности.

Принимая во внимание, что разрешение на размещение торговых точек и точек общественного питания в санитарно-защитной зоне питьевых скважин выдано на основании постановлений администрации МО городское поселение "Город Балтийск" (постановление администрации МО ГП "Балтийск" от 08.06.2011 г. N "О разрешении организации сезонного кафе индивидуальному предпринимателю Д.", постановление администрации МО ГП "Балтийск" от 08.06.2011 г. N "О разрешении организации сезонного кафе ООО "А."), деятельность по размещению торговых точек и пунктов общественного питания, является экономической деятельностью, согласно п. 43 Устава МО "Городское поселение Город Балтийск" администрация муниципального образования обладает правами юридического лица, жалоба администрации МО "Городское поселение Город Балтийск" на постановление главного специалиста-эксперта отдела надзора на море (Калининградская область) Департамента Росприроднадзора по СЗФО по делу об административном правонарушении, связанном с осуществлением экономической деятельности, подведомственна арбитражному суду и неправомерно принята к производству суда общей юрисдикции.

При рассмотрении жалоб на постановления о привлечении лиц к административной ответственности судьям необходимо проверять, не был ли нарушен должностным лицом, рассмотревшим дело об административном правонарушении, порядок его рассмотрения.

Низкий процент стабильности судебных постановлений по делам об административных правонарушениях объясняется, в частности, отменой 154 (78,2%) аналогичных решений Московского районного суда г. Калининграда, которыми были оставлены без изменения постановления начальника ОИК УФМС России по Калининградской области о привлечении начальника службы приема и размещения гостиницы "Г." Н.М.Д. к административной ответственности по ч. 1 ст. 18.9 КоАП РФ.

Причиной отмены таких решений явились допущенные административным органом нарушения положений ст.ст. 25.1, 29.7 и ч. 1 ст. 29.11 КоАП РФ, чему не была дана надлежащая правовая оценка судьями при рассмотрении жалоб Н.М.Д. на постановления по делам об административном правонарушении.

Так, в соответствии со ст. 25.1 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами в соответствии с настоящим кодексом (ч. 1), дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. В отсутствие указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении лица о времени и месте рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения (ч. 2).

На основании ст. 29.7 КоАП РФ при рассмотрении дела об административном правонарушении, в частности, устанавливается факт явки лица, в отношении которого ведется производство по делу (п. 1 ч. 1), разъясняются лицам, участвующим в деле, их права и обязанности (п. 5 ч. 1), рассматриваются заявленные отводы и ходатайства (п. 6 ч. 1), заслушиваются объяснения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, исследуются иные доказательства (ч. 2).

В силу ч. 1 ст. 29.11 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении объявляется немедленно по окончании рассмотрения дела.

Из материалов дел об административном правонарушении в отношении Н.М.Д. следовало, что Н.М.Д. была надлежащим образом извещена о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении, прибыла в административный орган для участия в рассмотрении дела, однако была лишена законного права участвовать в рассмотрении дела об административном правонарушении, давать объяснения, заявлять ходатайства и реализовывать иные процессуальные права при том, что ей лишь были вручены копии ранее составленных постановлений по делам об административных правонарушениях.

Эти обстоятельства, помимо объяснений Н.М.Д., объективно были подтверждены тем, что на один день было назначено рассмотрение ряда дел в отношении Н.М.Д., при этом постановление по каждому из дел было вынесено через непродолжительный период времени, явно недостаточный для заслушивания объяснений Н.М.Д., исследования имеющихся в деле доказательств и разрешения ходатайств Н.М.Д., а также для составления и вручения копии постановления.

Кроме того, в ходе производства по ряду дел в нарушение ст.ст. 26.2, 26.3 КоАП РФ не были получены объяснения у Н.М.Д. и свидетелей, которые были допрошены по иным делам об административном правонарушении, что подтверждено имеющимися в материалах дел идентичных копий объяснений и иных процессуальных документов, что также не было учтено судьями при рассмотрении жалобы Н.М.Д. на постановление административного органа.

Несоблюдение установленного порядка производства и рассмотрения дела об административном правонарушении повлекло за собой нарушение процессуальных прав Н.М.Д., которая была лишена права, в частности, давать пояснения относительно обстоятельств совершения правонарушения, заявлять ходатайства о признании ксерокопий имеющихся в деле документов недопустимыми доказательствами и о применении положений ст. 2.9 КоАП РФ, что свидетельствует о допущенных существенных нарушениях процессуальных требований, не позволивших всесторонне, полно и объективно рассмотреть данные дела.

По-прежнему судьями допускается такое нарушение процессуальных требований как ненадлежащее извещение лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, о месте и времени рассмотрения дела (п.п. 1, 2 ч. 1 ст. 29.4, ч. 2 ст. 25.5 КоАП РФ).

Из содержания вышеперечисленных норм закона следует, что, хотя присутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, и не относится к числу обязательных условий для рассмотрения дела об административном правонарушении, надлежащее извещение этого лица о времени и месте рассмотрения дела является необходимым.

Например, решением судьи Калининградского областного суда от 14 апреля 2011 года отменено решение судьи Светловского городского суда от 1 февраля 2011 года по жалобе С.В.В. на постановление начальника от деления УФМС России по Калининградской области от 22 декабря 2010 года о привлечении С.В.В. к ответственности по ч. 2 ст. 19.15 КоАП РФ по мотиву отсутствия в деле доказательств надлежащего извещения С.В.В. о времени и месте рассмотрения дела.

Так, в реестре исходящей корреспонденции имеется запись о направлении извещения С.В.В., согласно журналу исходящей корреспонденции в адрес С.В.В. направлено простое письмо, доказательств вручения судебного извещения не имеется, равно как и сведений об извещении С.В.В. иным способом, в частности, путем направления телефонограммы, телеграммы и т.п.

Имеют место единичные факты отмены состоявшихся по делам об административных правонарушениях судебных актов в ситуации, когда имелись сведения о надлежащем извещении лица, в отношении которого ведется производство по делу, о времени и месте рассмотрения дела, каких-либо ходатайств такое лицо не заявило и не представило доказательств уважительности причины неявки в судебное заседание, однако в силу объективных причин лицо не имело возможности участвовать в судебном заседании и давать свои пояснения.

Например, постановлением судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда от 21 декабря 2010 года, оставленным без изменения решением судьи Калининградского областного суда от 10 февраля 2011 года, Д. была признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ, и ей назначено наказание в виде административного штрафа в размере 2 000 руб. с административным выдворением за пределы Российской Федерации.

Постановлением заместителя председателя Калининградского областного суда от 10 марта 2011 года решение судьи Калининградского областного суда от 10 февраля 2011 года отменено и жалоба Д. на постановление по делу об административном правонарушении от 21 декабря 2010 года направлена на новое рассмотрение в Калининградский областной суд по тем основаниям, что Д. была извещена надлежащим образом о времени и месте рассмотрения ее жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, в судебное заседание не явилась, однако участвовать в судебном заседании 10 февраля 2011 года и давать свои пояснения относительно доводов жалобы о необоснованном привлечении к административной ответственности у Д. не было возможности по объективным причинам, а именно: вследствие ее госпитализации 8 февраля 2011 года в Калининградскую областную психиатрическую больницу N 1 в связи с наличием у нее психиатрического заболевания.

Нельзя не обратить внимания на то обстоятельство, что не во всех случаях судьи учитывают положения ч. 5 ст. 28.1 КоАП РФ, согласно которым в случае отказа в возбуждении дела об административном правонарушении при наличии материалов, сообщений, заявлений, выносится мотивированное определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении.

По смыслу приведенной нормы закона в определении об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении должно быть обосновано отсутствие в действиях лица состава административного правонарушения, а не наличие нарушений, которые не образуют административно наказуемого деяния.

Например, определением инспектора ГИБДД от 7 января 2011 года отказано в возбуждении дела об административном правонарушении в отношении А.

А. в жалобе просил определение отменить, ссылаясь на неправомерное указание в определении от 7 января 2011 года о нарушении им требований п. 1.5 и п. 10.1 ПДД.

Решением судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда от 17 марта 2011 года жалоба А. оставлена без удовлетворения.

Отменяя такое решение и принимая новое решение об удовлетворении жалобы А., судья Калининградского областного суда правомерно исходил из того, что выводы в оспоренном определении в наличии в действиях А. нарушений ПДД не основаны на требованиях ч. 5 ст. 28.1 КоАП РФ и подлежат исключению из определения, а вопрос соблюдения ПДД может быть предметом судебной проверки только в деле о гражданско-правовой ответственности участников ДТП.

Следует обратить внимание судей на допущенные нарушения процессуальных требований, предусмотренных ст.ст. 24.4 и 30.3 КоАП РФ, на стадии принятия жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях, что влечет за собой необоснованные отказы в принятии либо возвращения жалоб.

Например, определением судьи Балтийского районного суда г. Калининграда от 14 февраля 2011 года была возвращена Б.А.Р. жалоба на постановление по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, по мотиву подачи жалобы по истечении предусмотренного законом срока и отсутствия ходатайства о восстановлении такого срока.

Отменяя такое определение, судья Калининградского областного суда указал на ошибочность подобных суждений, поскольку из содержания жалобы Б.А.Р. следует, что он ставил вопрос об уважительности причин пропуска срока для обжалования постановления и о восстановлении срока для подачи жалобы.

Постановлением и.о. мирового судьи 3 судебного участка Черняховского района Калининградской области от 24 августа 2011 года Р.В.И. признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок 1 год 6 месяцев.

19 сентября 2011 года в Черняховский городской суд поступила жалоба Р.В.И. на указанное постановление по делу об административном правонарушении.

Оформленным в виде письма определением судьи Черняховского городского суда Калининградской области от 20 сентября 2011 года жалоба Р.В.И. возвращена по мотиву отсутствия ходатайства о восстановлении пропущенного срока для подачи жалобы на постановление по делу об административном правонарушении.

Решением судьи Калининградского областного суда от 24 ноября 2011 года указанное определение отменено и жалоба Р.В.И. на постановление и.о. мирового судьи 3 судебного участка Черняховского района от 24 августа 2011 года направлена для рассмотрения по существу в Черняховский городской суд по тем основаниям, что данное дело об административном правонарушении было рассмотрено в отсутствие Р.В.И., которому копия постановления по делу об административном правонарушении была вручена 7 сентября 2011 года, после чего жалоба на постановление была составлена Р.В.И. 9 сентября 2011 года, 10 сентября 2011 года - сдана в организацию почтовой связи, 14 сентября 2011 года - поступила в организацию почтовой связи по месту нахождения Черняховского городского суда и 19 сентября 2011 года - непосредственно в суд, что свидетельствует о соблюдении установленного ч. 1 ст. 30.3 КоАП РФ срока подачи жалобы и, соответственно, об отсутствии достаточных оснований к ее возвращению.

Определением судьи Балтийского районного суда г. Калининграда от 27 сентября 2011 года жалоба В.С.А. на постановление от 17 августа 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, возвращена для указания даты получения копии постановления.

Такое определение отменено решением судьи Калининградского областного суда от 3 ноября 2011 года и жалоба В.С.А. направлена для рассмотрения по существу по тем основаниям, что в деле об административном правонарушении имеются сведения о вручении В.С.А. копии постановления лишь 13 сентября 2011 года, данные о вручении копии постановления в более ранние сроки отсутствуют, что свидетельствует о подаче жалобы в установленный законом срок и об отсутствии достаточных оснований к ее возвращению, тем более, нормами Кодекса РФ об административных правонарушениях не предусмотрена возможность возвращения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении для указания даты получения копии постановления.

Кроме того, судьями были допущены ошибки и при рассмотрении ходатайств лиц, подающих жалобы на постановления по делам об административных правонарушениях, о восстановлении срока на подачу таких жалоб, связанные, в частности, с неправильным применением ч. 2 ст. 30.3 КоАП РФ.

Возможность признания той или иной причины уважительной определяется в каждом конкретном случае судьей, правомочным рассматривать жалобу, исходя из представленных в подтверждение причин пропуска срока документов. В целом, уважительными причинами являются обстоятельства, которые объективно препятствовали или исключали своевременную подачу жалобы.

Например, определением судьи Светловского городского суда Калининградской области от 31 августа 2011 года С.И.А. отказано в восстановлении срока для подачи жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 8.19 КоАП РФ.

Такое определение отменено и постановлено передать жалобу С.И.А. на постановление по делу об административном правонарушении для рассмотрения по существу по тем основаниям, что копия постановления по делу об административном правонарушении была вручена С.И.А. 14 июня 2011 года, после чего 23 июня 2011 года С.И.А. подал в суд заявление о признании такого постановления незаконным, при этом из содержания такого заявления не следовало, что оно оформлено и подано в суд по правилам главы 25 ГПК РФ, в связи с чем без достаточных к тому оснований в принятии такой жалобы было отказано на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, а в дальнейшем С.И.А. повторно 23 августа 2011 года подал жалобу на постановление по делу об административном правонарушении и просил восстановить срок на ее подачу.

Изложенные обстоятельства, по мнению судьи областного суда, свидетельствуют о том, что первоначальная жалоба С.И.А. на постановление по делу об административном правонарушении была подана в установленный ст. 30.3 КоАП РФ срок и подлежала рассмотрению, вследствие чего не имелось оснований для отказа для восстановления пропущенного срока для подачи жалобы.

В отдельных случаях судьи рассматривают по существу жалобы на постановления по делам об административных правонарушениях, вообще не разрешая ходатайство о восстановлении пропущенного срока для подачи таких жалоб.

Например, постановлением N от 2 июня 2011 года государственного инспектора труда (по правовым вопросам) Т. генеральный директор некоммерческого партнерства "Волейбольный клуб "Динамо-Янтарь" С.Б.Н. привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, выразившегося в нарушении срока выплаты заработной платы работникам А., Б., Е., за март-апрель 2011 года.

Решением судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда от 28 июля 2011 года указанное постановление по делу об административном правонарушении отменено, производство по делу прекращено за малозначительностью, С.Б.Н. освобожден от административной ответственности и ему объявлено устное замечание.

Решением судьи Калининградского областного суда от 3 ноября 2011 года решение судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда от 28 июля 2011 года отменено и жалоба генерального директора некоммерческого партнерства "Волейбольный клуб "Динамо-Янтарь" С.Б.Н. направлена на новое рассмотрение по тем основаниям, что копия постановления по делу об административном правонарушении была вручена защитнику С.Б.Н. 2 июня 2011 года, жалоба подана в суд 15 июня 2011 года, в этот же день защитник С.Б.Н. подал ходатайство о восстановлении срока на подачу жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, которое судьей в порядке ст. 30.3 КоАП РФ не рассмотрено и вопрос о восстановлении пропущенного срока обжалования постановления по делу об административном правонарушении в установленном порядке не разрешен, в связи с чем не имелось достаточных оснований к рассмотрению жалобы на постановление по делу об административном правонарушении по существу.

 

Прекращение производства по делам об административных правонарушениях

 

По результатам изучения отмененных Калининградским областным судом постановлений за 12 месяцев 2011 года установлено, что причиной отмены наибольшего количества судебных постановлений явилось то обстоятельство, что лица привлекались к административной ответственности и подвергались административному наказанию при отсутствии в их действиях состава административного правонарушениях.

Характер отмен судебных постановлений свидетельствует о том, что не по всем делам в нарушение ст. 26.11 КоАП РФ была дана надлежащая правовая оценка имеющимся доказательствам.

На основании ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина (ч. 1); неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица (ч. 4).

Так, постановлением государственного инспектора АТИ Калининградской области от 2 декабря 2010 года Л.В.В. привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 73 Кодекса Калининградской области об административных правонарушениях, выразившегося в том, что в нарушение п. 3.11.4 правил санитарного содержания и благоустройства территории городского округа "Город Калининград" Л.В.В. во дворе своего индивидуального жилого дома сжигал мусор, листья и обрезки деревьев.

Решением судьи Октябрьского районного суда г. Калининграда от 18 января 2011 года жалоба Л.В.В. на указанное постановление оставлена без удовлетворения.

Решением судьи Калининградского областного суда от 24 февраля 2011 года состоявшиеся по настоящему делу об административном правонарушении постановление административного органа и решение судьи отменены, производство по делу прекращено за отсутствием состава правонарушения, поскольку отсутствуют достаточные доказательства вины Л.В.В. в совершении правонарушения при том, что пояснения единственного свидетеля П., с которой у Л.В.В. сложились неприязненные отношения, не могут быть признаны бесспорным доказательством виновности Л.В.В.

Постановлением инспектора ОГАИ ОВД по Зеленоградскому району от 24 сентября 2010 года, оставленным без изменения решением судьи Зеленоградского районного суда Калининградской области от 20 декабря 2010 года, Г.Г.Д. привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ, выразившегося в том, что он, управляя транспортным средством, нарушил требования п. 9.10 ПДД, а именно при несоблюдении необходимого бокового безопасного интервала совершил столкновение с другим автомобилем.

Отменяя состоявшиеся по делу постановление и решение и прекращая производство по делу об административном правонарушении на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, судья областного суда обоснованно исходил из того, что каждый из участников ДТП давал пояснения о соблюдении бокового интервала, из схемы ДТП не видно следов торможения и место ДТП со слов водителей указано в различных местах, очевидцев ДТП не установлено, вследствие чего достаточных доказательств вины Г.Г.Д. в нарушении п. 9.10 ПДД не имеется.

Имеют место случаи отмены с прекращением производства за отсутствием состава вследствие неправильного применения норм материального права, регулирующих спорные правоотношения.

Решением судьи Калининградского областного суда от 16 июня 2011 года отменены постановление начальника отделения ГИБДД ОВД по Гурьевскому району от 14 апреля 2011 года и решение судьи Гурьевского районного суда Калининградской области от 4 мая 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.3 КоАП РФ, в отношении Р.А.А. и производство по данному делу прекращено за отсутствием состава правонарушения.

Принимая такое решение, судья областного суда правомерно исходил из того, что Р.А.А. привлечен к административной ответственности за то, что, являясь должностным лицом, ответственным за выпуск транспортных средств, выпустил 30 марта 2011 года на линию автомобиль К., оборудованный проблесковым маяком оранжевого цвета, являющемся специальным сигналом, без специального разрешения, однако ни в приказе МВД РФ от 19 февраля 2007 года "О выдаче разрешений на установку на транспортных средствах опознавательных знаков, устройств для подачи специальных световых и звуковых сигналов", ни в п. 21 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения после внесенных в них в 2008 году изменений не содержится требований о необходимости получения соответствующего разрешения на установку проблескового маячка желтого или оранжевого цвета и о занесении этих сведений в регистрационные документы на транспортные средства.

На основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ было прекращено производство по нескольким делам об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, что обусловлено отменой актов, за неисполнение которых в установленный срок лица привлечены к ответственности.

Например, постановлением мирового судьи 3 судебного участка московского района г. Калининграда от 26 ноября 2010 года, оставленным без изменения решением судьи Московского районного суда г. Калининграда от 18 января 2011 года, председатель потребительского кооператива гаражного общества "Н" П.В.В. привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, выразившегося в неисполнении П.В.В. в установленный срок постановления руководителя АТИ от 2 июня 2010 года о привлечении П.В.В. к ответственности по ч. 1 ст. 73 Кодекса Калининградской области об административных правонарушениях.

Постановлением заместителя председателя Калининградского областного суда от 13 апреля 2011 года состоявшиеся по настоящему делу об административном правонарушении судебные акты отменены и производство по делу прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, по тем основаниям, что решением Московского районного суда г. Калининграда от 2 марта 2011 года, вступившим в законную силу 22 марта 2011 года, восстановлен П.В.В. срок обжалования постановления руководителя АТИ от 2 июня 2010 года и оно изменено со снижением штрафа до 5 000 руб., что свидетельствует об отсутствии объективной стороны правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ.

Постановлением мирового судьи Полесского судебного участка Калининградской области от 17 декабря 2010 года, оставленным без изменения решением судьи Полесского районного суда Калининградской области от 10 марта 2011 года, ООО "Горки" назначено административное наказание в виде штрафа в размере 80 000 руб. за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, выразившегося в неуплате в установленный срок штрафа в размере 40 000 руб., наложенного на ООО "Г" постановлением заместителя руководителя Управления Россельхознадзора по Калининградской области от 12 октября 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 8.7 КоАП РФ.

Постановлением заместителя председателя Калининградского областного суда от 17 июня 2011 года состоявшиеся по делу судебные акты отменены и производство по делу прекращено за отсутствием состава правонарушения, поскольку решением Арбитражного суда Калининградской области от 3 мая 2011 года восстановлен ООО "Г" срок для подачи жалобы на постановление по делу об административном правонарушении и оно отменено ввиду малозначительности совершенного правонарушения.

Кроме того, Калининградским областным судом отменено свыше 15 аналогичных решений судей Ленинградского районного суда г. Калининграда по делам об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 15.14 КоАП РФ, в отношении руководителя (директора) ЗАГС (Агентство) Калининградской области К.Л.Б.

Причиной отмены таких постановлений явилась ошибка в применении норм бюджетного законодательства, без установления нарушений которого привлечение к ответственности по ч. 1 ст. 15.14 КоАП РФ невозможно.

Например, постановлением руководителя Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Калининградской области от 13 июля 2010 года N, оставленным без изменения решением судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда от 4 октября 2010 года, К.Л.Б. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 15.14 КоАП РФ, выразившегося в том, что она, являясь должностным лицом - руководителем (директором) ЗАГС (Агентство) Калининградской области, допустила нецелевое использование средств федерального бюджета на сумму 35 784 руб. в нарушение ст.ст. 85, 133, 162 Бюджетного кодекса РФ, п.п. 1 п. 2 ст. 26.3 Федерального закона N 184-ФЗ от 6 октября 1999 года "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", Правил предоставления субвенций из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации для выполнения федеральных полномочий на государственную регистрацию актов гражданского состояния, утв. постановлением Правительства РФ от 28 марта 2005 года N 159, произведя по расходному кассовому ордеру от 28 декабря 2009 года N частичную оплату стоимости путевки на санаторно-курортное лечение, тогда как такая выплата не предусмотрена федеральным законодательством и является расходным обязательством субъекта Российской Федерации, исполнение которого должно осуществляться за счет собственных доходов и источников финансирования дефицита бюджета субъекта Российской Федерации, что согласно статье 289 Бюджетного кодекса РФ является нецелевым использованием средств федерального бюджета.

Отказывая К.Л.Б. в удовлетворении жалобы на постановление административного органа, судья пришел к выводу о том, что санаторно-курортное лечение непосредственно не связано с осуществлением государственной регистрации актов гражданского состояния, в связи с чем финансирование таких расходов является расходным обязательством субъекта Российской Федерации.

Решением судьи Калининградского областного суда от 3 марта 2011 года решение судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда от 4 октября 2010 года и постановление Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Калининградской области N от 13 июля 2010 года отменены и производство по делу об административном правонарушении в отношении К.Л.Б. прекращено за отсутствием в ее действиях состава правонарушения.

Принимая такое решение, судья областного суда исходил из следующего.

Согласно ч. 1 ст. 15.14 КоАП РФ ответственность за предусмотренное данной нормой правонарушение наступает в случае использования бюджетных средств получателем бюджетных средств на цели, не соответствующие условиям получения указанных средств, определенным утвержденным бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным документом, являющимся основанием для получения бюджетных средств.

В соответствии со статьей 4 Федерального закона "Об актах гражданского состояния" полномочия по осуществлению государственной регистрации актов гражданского состояния являются полномочиями Российской Федерации, которые передаются органам государственной власти субъектов РФ (с возможностью делегирования органам местного самоуправления), финансирование которых осуществляется за счет субвенций из федерального бюджета.

При этом государственная регистрация актов гражданского состояния производится органами записи актов гражданского состояния, образованными органами государственной власти субъектов РФ.

Вопросы образования и деятельности органов записи актов гражданского состояния на территориях субъектов РФ решаются субъектами РФ самостоятельно на основании указанного Федерального закона.

Порядок и объем субвенций из федерального бюджета осуществляются на основании и в соответствии с Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации".

Средства на реализацию полномочий по государственной регистрации актов гражданского состояния имеют целевой характер и не могут быть использованы на другие цели.

Указом Губернатора Калининградской области от 30 сентября 2005 г. N 1 "О структуре органов исполнительной власти Калининградской области" ЗАГС (Агентство) Калининградской области наделено статусом органа исполнительной власти области.

ЗАГС (Агентство) Калининградской области (далее - Агентство) в соответствии с Положением, утвержденным постановлением Правительства Калининградской области от 30 декабря 2005 г. N 239, является исполнительным органом государственной власти Калининградской области, осуществляющим функции организации деятельности по государственной регистрации актов гражданского состояния на территории Калининградской области, а также специальные функции в установленной сфере деятельности, и в своей деятельности руководствуется Конституцией РФ, федеральными законами, актами Президента и Правительства РФ, законами и иными нормативными правовыми актами Калининградской области, а также вышеуказанным Положением.

Согласно ст. 12 гл. 3 данного Положения финансирование Агентства осуществляется за счет субвенций из Федерального фонда компенсаций, образованного в федеральном бюджете, и средств областного бюджета.

Возмещение стоимости санаторно-курортного лечения государственному гражданскому служащему и члену его семьи предусмотрено ст. 20 Закона Калининградской области от 28 июня 2005 года N 609 "О государственной гражданской службе Калининградской области" и утвержденной бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой по коду классификации операций сектора государственного управления 212 "Прочие выплаты".

Из материалов дела усматривалось, что вышеуказанные расходы в связи с санаторно-курортным лечением были осуществлены по кодам раздела, целевых статей, классификации операций сектора государственного управления в соответствии с бюджетной росписью на 2009 год, утв. Министерством финансов Калининградской области, а также уведомлений о бюджетных ассигнованиях и лимитах бюджетных обязательств в соответствии со сметой расходов на 2009 год, в связи с чем в действиях руководителя ЗАГС Калининградской области Красильниковой Л.Б. отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 15.14 КоАП РФ, - использование бюджетных средств получателем бюджетных средств на цели, не соответствующие условиям получения указанных средств, определенным утвержденным бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным документом, являющимся основанием для получения бюджетных средств.

Ошибки допускаются судьями при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 14.6 КоАП РФ, что влечет за собой необоснованное привлечение лиц к административной ответственности.

Частью 1 ст. 14.6 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за завышение регулируемых государством цен (тарифов, расценок, ставок и тому подобного) на продукцию, товары или услуги, предельных цен (тарифов, расценок, ставок и тому подобного), завышение установленных надбавок (наценок) к ценам (тарифам, расценкам, ставкам и тому подобному), по табачным изделиям завышение максимальной розничной цены, указанной производителем на каждой потребительской упаковке (пачке).

Не во всех случаях судьи учитывают, что объективную сторону данного правонарушения образуют действия, посягающие на установленный государством порядок ценообразования, который осуществляется в целях защиты прав граждан, соблюдения экономических интересов хозяйствующих субъектов, а также обеспечения нормального функционирования хозяйственной системы в целом и ее отдельных отраслей, а по табачным изделиям - связанные с завышением максимальной розничной цены, указанной производителем на каждой пачке (упаковке).

Например, постановлением начальника территориального отдела Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Калининградской области - главного государственного санитарного врача по Багратионовскому и Правдинскому районам от 22 февраля 2011 года, оставленным без изменения решением судьи Багратионовского районного суда Калининградской области от 29 марта 2011 года, продавец принадлежащего ИП Л.И.В. торгового павильона Д.Л.Н. привлечена к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.6 КоАП РФ с назначением административного штрафа в размере 5 000 руб. за розничную продажу 2 пачек сигарет стоимостью 48 руб., что превышает максимальную розничную цену в 45 руб.

Отменяя состоявшиеся по делу постановление и решение и прекращая производство по делу об административном правонарушении за отсутствием состава правонарушения, судья областного суда исходил из того, что продавец магазина Д.Л.Н. не совершала действий по завышению максимальной розничной цены при том, что вопрос ценообразования не относится к компетенции продавца, являясь прерогативой владельца торгового павильона, а обнаруженные в ходе проверки 2 пачки сигарет по цене 48 руб. остались от прежней партии товара в то время, как цена остальных находившихся в продаже сигарет соответствует максимальной розничной цене.

Имеют место отдельные факты неправильного толкования положений ст. 14.31 КоАП РФ и связанных с ее применением норм антимонопольного законодательства.

Например, постановлением заместителя руководителя УФАС по Калининградской области от 13 октября 2011 года N, оставленным без изменения решением судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда от 25 января 2011 года, директор филиала ЗАО "П" К.Е.А. привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 14.31 КоАП РФ, выразившегося в том, что ЗАО "П", занимающий доминирующее положение на рынке предоставления услуг поставки природного газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан Калининградской области, в нарушение пункта 10 части 1 статьи 10 Федерального закона N 135-ФЗ от 26 июля 2006 года "О защите конкуренции" направило в адрес 86 000 абонентов, производящих расчет за потребленный газ по приборам учета, счета-квитанции за январь 2010 года с произвольно определенной фиксированной суммой к оплате в размере 30 руб. в нарушение установленного нормативными правовыми актами порядка ценообразования.

Решением судьи Калининградского областного суда от 19 мая 2011 года постановление по делу об административном правонарушении от 13 октября 2010 года и решение судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда от 25 января 2011 года отменены и производство по делу прекращено за отсутствием состава административного правонарушения по следующим основаниям.

Статьей 14.31 КоАП РФ установлена административная ответственность за совершение занимающим доминирующее положение на товарном рынке хозяйствующим субъектом действий, признаваемых злоупотреблением доминирующим положением и недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных статьей 14.31-1 настоящего Кодекса.

Пунктом 10 части 1 статьи 10 Федерального закона N 135-ФЗ от 26 июля 2006 года "О защите конкуренции" запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе нарушение установленного нормативными правовыми актами порядка ценообразования.

Согласно ст. 4 постановления Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2000 года N 1021 "О государственном регулировании цен на газ и услуги по его транспортировке на территории Российской Федерации" розничные цены на газ, реализуемый населению, подлежат государственному регулированию, при этом регулирование розничных цен на газ, реализуемый населению, тарифов на услуги по транспортировке газа по газораспределительным сетям, размера платы за снабженческо-сбытовые услуги, оказываемые конечным потребителям поставщиками газа, осуществляется в соответствии с методическими указаниями, утверждаемыми федеральным органом исполнительной власти в сфере государственного регулирования цен (тарифов) по согласованию с Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации (ст. 10 постановления).

В силу ч. 2 ст. 157 Жилищного кодекса РФ тарифы устанавливаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации в порядке, установленном федеральным законом.

Приказом Службы по государственному регулированию цен и тарифов Калининградской области N от 17 декабря 2009 года установлены розничные цены на природный газ, реализуемый ЗАО "Г." населению Калининградской области на 2010 год.

Из приведенных положений законодательства следует, что ЗАО "П" тарифы не устанавливает и не рассчитывает.

Направление поставщиком квитанций об оплате газа потребителями не является составной частью процесса формирования и утверждения регулируемых тарифов на газ.

Таким образом, само по себе выставление квитанций за январь 2010 года на частичную оплату в размере 30 руб. итоговой стоимости потребленного газа, рассчитанной с применением действующих тарифов, не свидетельствует о нарушении Калининградским филиалом ЗАО "П" установленного порядка ценообразования и, соответственно, требований пункта 10 части 1 статьи 10 Федерального закона N 135-ФЗ от 26 июля 2006 года "О защите конкуренции".

Кроме того, направление упомянутых квитанций не может быть признано доказательством ущемления интересов потребителей или угрозы наступления вредных последствий.

Так, в силу п. 24 Правил поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан, утв. постановлением Правительства РФ от 21 июля 2008 года N 549, при наличии приборов учета газа определение объема поставляемого газа осуществляется по показаниям приборов (узла) учета газа.

Размер платы за потребленный газ рассчитывается как произведение объема потребленного газа, определенного по показаниям приборов учета (а при их отсутствии - в порядке, установленном п.п. 32-38 указанных Правил) и розничных цен на газ, установленных для населения в соответствии с законодательством РФ (п. 41 Правил).

Исполнение данного порядка расчета размера оплаты за потребленный газ невозможно в случае отсутствия у поставщика газа сведений об объеме газа, потребленного абонентом за истекший месяц.

До 1 января 2010 года услугу по поставке природного газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан Калининградской области оказывало ФГУП "К", которое не передало Калининградскому филиалу ЗАО "П" сформированную базу данных, в том числе по показаниям приборов учета.

В целях правильного и своевременного осуществления расчетов с населением Калининградский филиал ЗАО "П" направило всем абонентам информационное письмо с предложением предоставить сведения о показаниях приборов учета газа любым способом либо, оплатив прилагаемую к такому письму квитанцию с суммой 30 руб., указать текущий расход газа с последующим зачислением этой суммы в счет оплаты фактически потребленного газа.

При этом в информационном письме имелось указание о том, что при отсутствии желания воспользоваться данным предложением ЗАО "П" абонент вправе осуществлять расчеты за газ без оплаты упомянутой квитанции в прежнем порядке ("для всех абонентов сохраняется возможность самостоятельно производить оплату за потребленный газ за текущий месяц или в счет будущих месяцев").

Таким образом, всем абонентам, получившим квитанцию с суммой оплаты в размере 30 руб., были предложены поставщиком альтернативные способы предоставления показаний приборов учета газа и оплаты фактически потребленного газа, а решение об оплате 30 руб. принималось каждым абонентом по собственному на то усмотрению с последующим зачетом этой суммы в счет оплаты за потребленный газ.

При этом жалоб от потребителей по поводу выставления квитанций на оплату 30 руб. не поступило.

Приведенные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии в действиях директора филиала ЗАО "П" К.Е.А. состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.31 КоАП РФ, что не учтено как административным органом, так и судьей при рассмотрении жалобы К.Е.А. на постановление заместителя руководителя УФАС по Калининградской области от 13 октября 2010 года N.

Кроме того, Калининградским областным судом было прекращено производство по отдельным делам об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 19.20 КоАП РФ, возбужденным в отношении муниципальных учреждений здравоохранения за неисполнение п.п. "е", "з" п. 5 Положения о лицензировании медицинской деятельности, утв. постановлением Правительства РФ от 22 января 2007 года N 30.

При рассмотрении дел данной категории судьям следует учитывать, что частью 3 ст. 19.20 КоАП РФ установлена административная ответственность за осуществление деятельности, не связанной с извлечением прибыли, с грубым нарушением требований или условий специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (лицензия) обязательно (обязательна).

Согласно примечанию к статье 19.20 КоАП РФ понятие грубого нарушения устанавливается Правительством Российской Федерации в отношении конкретного лицензируемого вида деятельности.

Пунктом 5 Положения о лицензировании медицинской деятельности, утв. постановлением Правительства РФ от 22 января 2007 года N 30, утверждены лицензионные требования и условия, являющиеся обязательными к исполнению при осуществлении медицинской деятельности.

В соответствии с п. 5 названного Положения о лицензировании лицензионными требованиями и условиями при осуществлении медицинской деятельности являются:

а) наличие у соискателя лицензии (лицензиата) принадлежащих ему на праве собственности или на ином законном основании зданий, помещений, оборудования и медицинской техники, необходимых для выполнения работ (услуг), соответствующих установленным к ним требованиям;

б) наличие у руководителя или заместителя руководителя юридического лица либо у руководителя структурного подразделения, ответственного за осуществление лицензируемой деятельности, - соискателя лицензии (лицензиата) высшего (среднего - в случае выполнения работ (услуг) по доврачебной помощи) профессионального (медицинского) образования, послевузовского или дополнительного профессионального (медицинского) образования и стажа работы по специальности не менее 5 лет;

в) наличие у индивидуального предпринимателя - соискателя лицензии (лицензиата) высшего (среднего - в случае выполнения работ (услуг) по доврачебной помощи) профессионального (медицинского) образования, послевузовского или дополнительного профессионального (медицинского) образования и стажа работы по специальности не менее 5 лет;

г) наличие в штате соискателя лицензии (лицензиата) или привлечение им на ином законном основании специалистов, необходимых для выполнения работ (услуг), имеющих высшее или среднее профессиональное (медицинское) образование и сертификат специалиста, соответствующие требованиям и характеру выполняемых работ (услуг);

д) повышение квалификации специалистов, осуществляющих работы (услуги), не реже одного раза в 5 лет;

е) соблюдение лицензиатом медицинских технологий при осуществлении медицинской деятельности, разрешенных к применению в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;

ж) соблюдение лицензиатом санитарных правил при осуществлении им медицинской деятельности;

з) обеспечение лицензиатом при осуществлении медицинской деятельности контроля за соответствием качества выполняемых медицинских работ (услуг) установленным требованиям (стандартам);

и) соблюдение лицензиатом правил предоставления платных медицинских услуг, утвержденных в установленном порядке;

к) наличие в штате соискателя лицензии (лицензиата) специалистов, осуществляющих техническое обслуживание медицинской техники, или наличие у соискателя лицензии (лицензиата) договора с организацией, имеющей лицензию на осуществление этого вида деятельности;

л) ведение лицензиатом при осуществлении медицинской деятельности учетной и отчетной медицинской документации.

В силу п. 6 Положения о лицензировании медицинской деятельности осуществление медицинской деятельности с грубым нарушением лицензионных требований и условий влечет за собой ответственность, установленную законодательством Российской Федерации. При этом под грубым нарушением понимается невыполнение лицензиатом требований и условий, предусмотренных подпунктами "а"-"г" и "е"-"з" пункта 5 настоящего Положения.

Не во всех случаях судьи принимают во внимание, что состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 19.20 КоАП РФ, может образовывать применительно к п.п. "з" п. 5 Положения о лицензировании только нарушение установленного порядка ведомственного контроля качества медицинской помощи, а не оказание медицинских услуг ненадлежащего качества.

Например, постановлением судьи Гвардейского районного суда Калининградской области от 19 апреля 2011 года МУ "Центральная районная больница" МО "Гвардейский район" привлечено к административной ответственности с назначением административного штрафа в размере 100 000 руб. за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 19.20 КоАП РФ, выразившегося в том, что в ходе проведенной в период с 1 по 10 марта 2011 года Службой по контролю качества медицинской помощи и лицензированию Калининградской области по жалобе Н. внеплановой документарной проверки качества оказания медицинской помощи Б. в МУ "Центральная районная больница" МО "Гвардейский район" при анализе индивидуальной карты беременной выявлено отсутствие определенных сведений, предусмотренных Стандартом медицинской помощи женщинам с нормальным течением беременности, утв. приказом Минздрава России от 14 сентября 2006 года N 662, а также установлен факт однократного осмотра беременной в нарушение требований п. 4 Порядка оказания медицинской помощи женщинам в период беременности, утв. приказом Минздрава России от 2 октября 2009 года N 808н, что свидетельствует о нарушении лицензиатом положений п.п. "з" п. 5 Положения о лицензировании медицинской помощи, утв. постановлением Правительства РФ от 22 января 2007 года N 30, об обеспечении лицензиатом при осуществлении медицинской деятельности контроля за соответствием качества выполняемых медицинских работ (услуг) установленным требованиям (стандартам) и, соответственно, о грубом нарушении условий лицензии N от 13 апреля 2006 года, выданной Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития.

Решением судьи Калининградского областного суда от 2 июня 2011 года указанное постановление отменено и производство по делу прекращено за отсутствием состава правонарушения по следующим основаниям.

В соответствии с п.п. "з" п. 5 названного Положения о лицензировании обязательно осуществление лицензиатом при осуществлении медицинской деятельности контроля за соответствием качества выполняемых медицинских работ (услуг) установленным требованиям (стандартам).

В Калининградской области порядок осуществления ведомственного контроля качества медицинской помощи установлен приказом Министерства здравоохранения Калининградской области, Управления Росздравнадзора по Калининградской области и территориального Фонда обязательного медицинского страхования Калининградской области от 20 июня 2007 года N 163/П39-121/07/111 "О порядке проведения ведомственного и вневедомственного контроля качества медицинской помощи".

Положением о системе ведомственного контроля качества медицинской помощи в учреждениях Калининградской области (приложение N 1 к указанному приказу от 20 июня 2007 года) предусмотрено, что ведомственный контроль качества медицинской помощи осуществляется экспертным путем должностными лицами, в частности, лечебно-профилактических учреждений (п. 5); оценка качества оказанной медицинской помощи, как правило, проводится по медицинской документации (п. 7); экспертному контролю в обязательном порядке подлежат, помимо иных, случаи, сопровождавшиеся жалобами пациентов или их родственников (п. 8); эксперт во время проведения контроля качества лечебно-диагностического процесса, в том числе, точность и обоснованность формулировки диагноза, правильность оформления медицинской документации, выявляет дефекты и устанавливает их причины, готовит рекомендации по устранению и предупреждению выявленных недостатков (п. 11); на каждый случай экспертной оценки заполняется экспертная карта или журнал внутриведомственных экспертиз качества медицинской помощи (п. 12).

Организация и проведение ведомственного контроля качества оказания медицинской помощи в МУ "Центральная районная больница" МО "Гвардейский район" также регламентированы соответствующим приказом главного врача от 10 декабря 2010 года N.

Из материалов дела следовало, что Н. обратился 2 февраля 2011 года с жалобой в Управление Росздравнадзора по Калининградской области, в которой указал, что его беременной супруге Б. не выдан своевременно родовой сертификат с разъяснением об отсутствии у лечебного учреждения печати и лечащий врач не оказывает Б. должного внимания, не всегда заносит данные анализов и иные необходимые сведения в диспансерную карту, не проводит занятий по подготовке к родам, а занятия в "Школе матерей" в больнице не проводятся.

По такому обращению Н. была проведена в установленном вышеперечисленными правовыми актами проверка качества оказания медицинской помощи Б., в ходе которой была проверена, в частности, индивидуальная карта больной, журнал регистрации выданных родовых сертификатов и установлено, что в карте беременной имеются записи с антропометрическими данными и результатов анализов, родовой сертификат Б. выписан 19 января 2011 года и выдан 9 февраля 2011 года ввиду замены штампа лечебного учреждения, занятия в "Школе матерей" в женской консультации в январе 2011 года действительно не проводились вследствие карантинных мероприятий в связи с ростом заболеваемости гриппом и ОРВИ, врачу-гинекологу указано на недостаточный контроль по дублированию записей в обменной карте средним медработником, а заведующей поликлиникой - на недостаточный контроль по размещению информации о введении карантинных мероприятий на кабинетах врачей-специалистов.

О результатах ведомственного контроля качества оказания медицинской помощи Б. были поставлены в известность Управление Росздравнадзора и Служба по контролю качества медицинской помощи и лицензированию Калининградской области.

Кроме того, в МУ "Центральная районная больница" МО "Гвардейский район" в установленном порядке ведутся журнал учета клинико-экспертной работы лечебно-профилактического учреждения и журнал экспертизы контроля качества, где отражены результаты служебных расследований в отношении конкретных пациентов, а также составлены план медицинских советов на 2011 год и протоколы заседаний врачебных комиссий.

Таким образом, совокупность доказательств свидетельствует о том, что в МУ "Центральная районная больница" МО "Гвардейский район" обеспечен ведомственный контроль качества медицинской помощи в соответствии с порядком, установленным приказом Министерства здравоохранения Калининградской области, Управления Росздравнадзора по Калининградской области и территориального Фонда обязательного медицинского страхования Калининградской области от 20 июня 2007 года N 163/П39-121/07/111 "О порядке проведения ведомственного и вневедомственного контроля качества медицинской помощи", и в связи с этим - соблюдение требований п.п. "з" п. 5 Положения о лицензировании медицинской помощи.

Принимая во внимание, что в отношении МУ "Центральная районная больница" МО "Гвардейский район" составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 19.20 КоАП РФ, только по факту необеспечения лицензиатом при осуществлении медицинской деятельности контроля за соответствием качества выполняемых медицинских услуг установленным требованиям (стандартам), а ведомственный контроль качества оказания медицинской помощи по жалобе Н. осуществлен надлежащим образом, в деянии МУ "Центральная районная больница" МО "Гвардейский район" отсутствует состав правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 19.20 КоАП РФ, что не учтено судьей при рассмотрении настоящего дела об административном правонарушении.

Изложенные в мотивировочной части постановления по делу об административном правонарушении суждения о ненадлежащем оформлении лечащим врачом-гинекологом медицинской документации и иных недостатках при оказании медицинской помощи Б. не являются достаточным правовым основанием для привлечения МУ "Центральная районная больница" МО "Гвардейский район" к административной ответственности по ч. 3 ст. 19.20 КоАП РФ при том, что эти обстоятельства не свидетельствуют сами по себе о ненадлежащем обеспечении ведомственного контроля качества оказания медицинской помощи, а, напротив, являются предметом ведомственного контроля, осуществленного в установленном порядке.

В случае привлечения учреждений здравоохранения к административной ответственности по ч. 3 ст. 19.20 КоАП РФ за неисполнение п.п. "е" п. 5 названного Положения о лицензировании следует принимать во внимание, что объективную сторону такого правонарушения может составлять только несоблюдение лицензиатом медицинских технологий при осуществлении медицинской деятельности, разрешенных к применению в порядке, установленном законодательством РФ, то есть по каждому делу надлежит устанавливать, какие именно обязательные нормы стандарта медицинской помощи не исполнены учреждением здравоохранения.

В этой связи представляется целесообразным привести следующие примеры из складывающейся судебной практики по рассмотрению дел данной категории.

Например, постановлением судьи Центрального районного суда г. Калининграда от 2 декабря 2011 года, оставленным без изменения решением судьи Калининградского областного суда от 26 января 2012 года, МУЗ "Городская больница N 3" привлечено к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 19.20 КоАП РФ, выразившегося в том, что к оказанию медицинских услуг по профилю "неврология" больному А. был допущен специалист, не имеющий необходимой профессиональной подготовки по специальности "неврология" (п.п. "г" п. 5 Положения о лицензировании медицинской деятельности"), а также в нарушение Стандарта медицинской помощи больным артериальной гипертонией, утв. приказом Минздравсоцразвития от 22 ноября 2004 года N 254, не были выполнены обязательные для диагностики заболевания исследования: офтальмоскопия, эхокардиография, измерения массы тела, рентгенография сердца в трех проекциях, электрокардиография с физическими упражнения и т.д., несмотря на наличие соответствующих возможностей к выполнения названного Стандарта медицинской помощи (п.п. "е" п. 5 Положения о лицензировании).

Напротив, постановлением судьи Гвардейского районного суда Калининградской области от 22 декабря 2011 года, оставленным без изменения решением судьи Калининградского областного суда от 2 февраля 2012 года, производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 19.20 КоАП РФ, в отношении муниципального лечебно-профилактического учреждения здравоохранения "Центральная городская больница" обоснованно прекращено за отсутствием состава правонарушения в ситуации, когда согласно протоколу об административном правонарушении МУ "Центральная районная больница" в нарушение п.п. "е" п. 5 Положения о лицензировании медицинской деятельности и Порядка оказания акушерско-гинекологической помощи, утв. приказом Минздравсоцразвития от 2 октября 2009 года N 808н, при первичной постановке беременной Н. на учет не была произведена оценка перинатальных факторов риска, не определена степень риска и не определен план ведения беременной, врачом-акушером не оценено состояние акушерской ситуации в родах, не оценены размеры таза роженицы Н. и во втором периоде родов при возникших затруднениях не выполнена эпизиотомия, что привело к проведению возможных активных манипуляций (давлению на переднюю брюшную стенку) со стороны медицинского персонала и послужило в результате причиной рождения ребенка в тяжелой гипоксии с последующими неврологическими симптомами.

Принимая такие судебные акты, судьи правильно исходили из того, что в части несоответствия действий по постановке полного клинического диагноза в 35-36 недель, определению оценки риска осложнений дальнейшего течения беременности и родов и определению места планового родоразрешения ответственность при наличии к тому оснований может быть возложена на женскую консультацию (а не МУЗ "Центральная городская больница"), а в части неправильной оценки врачом-гинекологом состояния роженицы во втором периоде родов упомянутым Порядком оказания акушерско-гинекологической помощи не установлены обязательные показания к выполнению эпизиотомии с учетом соотношения размера таза роженицы и веса ребенка.

Также необходимо проверять при рассмотрении дел об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 19.20 КоАП РФ, имелась ли у учреждения здравоохранения, в отношении которого ведется дело об административном правонарушении, возможность для соблюдения установленных стандартов медицинской помощи и были ли учреждением здравоохранения приняты все зависящие меры по их соблюдению (ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ).

Например, постановлением судьи Центрального районного суда г.Калининграда от 21 ноября 2011 года МУЗ "Городская больница N1" привлечено к административной ответственности по ч. 3 ст. 19.20 КоАП РФ за грубое нарушение требований специального разрешения (лицензии), выразившееся в нарушении п.п. "е" п.5 Положения о лицензировании медицинской деятельности, а именно: в период нахождения больного Д., доставленного в МУЗ "Городская больница N 1" бригадой скорой медицинской помощи, с 27 по 31 июля 2011 года ему был поставлен диагноз: "Острый деструктивный панкреотит. Механическая желтуха. Перитонит", после чего больной был переведен в БСМП, где 1 августа 2011 года скончался и при патологоанатомическом вскрытии выставлен диагноз: "Острый диффузный неспецифический язвенно-некротический энтероколит. Множественные абсцессы печени. Множественные кишечные абсцессы. Серозно-фиброзный перитонит. Сегментарные некрозы восходящего отдела толстой кишки. Интоксикация. Сопутствующие заболевания".

Принимая такой постановление, судья признал обоснованной позицию Службы по контролю качестве медицинской помощи и лицензированию Калининградской области (которая возбудила дело об административном правонарушении) о том, что в нарушение Стандарта медицинской помощи больным с острым панкреатитом, утв. приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 13 ноября 2007 года N 699, не был произведен ряд диагностических исследований, что не позволило установить верный диагноз с последующим выполнением Стандарта медицинской помощи больным с язвенным колитом, утв. приказом Минздравсоцразвития от 28 февраля 2006 года N 124.

Решением судьи Калининградского областного суда от 27 декабря 2011 года постановление по делу об административном правонарушении отменено и производство по делу прекращено за отсутствием состава правонарушения.

Принимая такое решение, судья обоснованно исходил из того, что объективной стороной рассматриваемого правонарушения является использование лицензиатом медицинских технологий при осуществлении медицинской деятельности, не разрешенных к применению, либо применение методов диагностики и лечением с нарушением порядка, установленного для соответствующих видов деятельности.

Как установлено по делу, медицинская помощь была оказана по профилю медицинского учреждения, имеющего соответствующую лицензию на оказание медицинской помощи лицам с заболеваниями желудочно-кишечного тракта, данных о применении методов и способов диагностики с нарушением установленного порядка их проведения не имеется, а утверждение о неполном проведении диагностических исследований, повлекших постановку неверного диагноза, не доказано при том, что такие диагностические исследования, предусмотренные Стандартом медицинской помощи больным с острым панкреатитом как исследования на наличие уровня общих липидов в крови, уровня липопротеидов в крови, уровня фосфолипидов в крови, определение концентрации водородных ионов мочи в Калининградской области не проводятся, а проведение ретроградной холангиопанкреатографии было противопоказано по состоянию больного.

За отсутствием состава правонарушения Калининградским областным судом было прекращено производство по некоторым делам об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 2 ст. 8.37 КоАП РФ.

Данной нормой предусмотрена административная ответственность за нарушение правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов и иных правил, регламентирующих осуществление промышленного рыболовства, прибрежного рыболовства и других видов рыболовства, за исключением таких нарушений во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации (ч. 2 ст. 8.17 КоАП РФ).

В нарушение ст. 24.1 КоАП РФ не по всем делам данной категории судьи устанавливают, какие именно незаконные действия (бездействие) совершены и какие требования нормативных правовых актов нарушены в результате таких действий (бездействия).

Например, постановлением старшего государственного инспектора РФ по государственному контролю в сфере охраны морских биологических ресурсов Зеленоградской государственной районной инспекции Государственной морской инспекции ПУ ФСБ России по Калининградской области от 6 декабря 2010 года, оставленным без изменения решением судьи Светлогорского городского суда Калининградской области от 14 марта 2011 года, должностное лицо ООО "П", капитан рыболовного судна РК "Н." (РЖД N) Б.А.А. привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 8.37 КоАП РФ, выразившегося в том, что отсутствовало на судне РК "Н." (РЖД N), капитаном которого является Б.А.А., и на рыбоприемном пункте на причале N удаленного терминала порта Калининград в г. П. сертифицированное оборудование для взвешивания улова, Б.А.А. в нарушение требований п. 13.2 Правил рыболовства для Западного рыбохозяйственного бассейна по прибытию с промысла 22 августа 2010 года отпустил (сдал) представителю ООО "П" улов без взвешивания и поштучного пересчета, при этом в нарушение требований раздела 3 Методических указаний по определению видового состава и учету веса рыбы (улова) на рыбопромысловых судах при ведении промысла в Балтийском море учел количество отпущенных с борта судна водных биологических ресурсов в преждевременно заполненной графе 29 промыслового журнала, внеся в нее запись не на основании накладной на взвешенную рыбу, заверенной получателем и капитаном судна.

Решением судьи Калининградского областного суда от 14 апреля 2011 года постановление по делу об административном правонарушении от 6 декабря 2010 года и решение судьи Светлогорского городского суда Калининградской области от 14 марта 2011 года отменены и производство по данному делу об административном правонарушении прекращено по следующим основаниям.

Как следует из протокола об административном правонарушении от 22 августа 2010 года, он составлен только по факту отсутствия на судне РК "Н." (РЖД N) и на рыбоприемном пункте на причале N удаленного терминала порта Калининград в г. П. сертифицированного оборудования для взвешивания улова.

В то же время, поскольку двигатель судна РК "Н." (РЖД N) имеет мощность 55 кВт, пользователь водными биоресурсами, которому принадлежит это судно, в соответствии с пунктом 9 Правил рыболовства для Западного рыбохозяйственного бассейна, не обязан располагать на нем сертифицированным оборудованием для взвешивания улова, вес улова был определен Б.А.А. посредством взвешивания на имеющихся на судне платформенных весах, что обеспечило учет вылова в промысловом журнале и других отчетных документах.

Рыбоприемным же пунктом для РК "Н." (РЖД N) является ООО "Ф.", находящееся на территории г. П. и имеющее необходимое сертифицированное весоизмерительное оборудование, а не причал N удаленного терминала порта Калининград в г. П., который в качестве рыбоприемного пункта не оборудован.

Принимая во внимание, что факт совершения Б.А.А. нарушений, указанных в протоколе об административном правонарушении, не нашел своего подтверждения, а совершение иных нарушений Правил рыболовства ему не вменено в вину, производство по делу прекращено за отсутствием состава правонарушения.

Следует отметить, что, наоборот, имеют место отдельные факты прекращения судьями производства по делам об административных правонарушениях за отсутствием состава правонарушения без достаточных к тому оснований.

Например, постановлением главного специалиста-эксперта отдела надзора на море (Калининградская область) Департамента Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Северо-Западному федеральному округу от 18.08.2011 г. N глава администрации муниципального образования городское поселение "Город Балтийск" З.В.В. был привлечен к административной ответственности по ч. 4 ст. 8.13 КоАП РФ с назначением наказания в виде штрафа в размере 3 000 руб. за незаконную выдачу ИП Д. и ООО "А." разрешений на размещение торговых точек и точек общественного питания в первом поясе строгого режима зоны санитарной охраны скважин - источников водоснабжения и водопроводов питьевого назначения, принадлежащих филиалу N ФГУ "N ВМКГ БФ".

Решением судьи Балтийского городского суда Калининградской области от 31 октября 2011 года указанное постановление отменено и производство по делу об административном правонарушении прекращено за отсутствием состава административного правонарушения, поскольку размещение кафе с биотуалетом в санитарно-защитной зоне артезианских скважин не способно оказать негативного воздействия на подземные воды.

Решением судьи Калининградского областного суда от 22 декабря 2011 года решение судьи Балтийского городского суда Калининградской области от 31 октября 2011 года отменено и жалоба защитника Зоткина В.В. направлена на новое рассмотрение.

Принимая такое решение, судья областного суда обоснованно исходил из следующего.

В первом поясе (строгого режима) зоны санитарной охраны скважин - источников питьевого водоснабжения, принадлежащих филиалу N ФГУ "N ВМКГ БФ", выявлено размещение торговых точек и пунктов общественного питания с детской площадкой, автомобилей, автономного источника электрического питания, биотуалета и свалки ТБО.

Разрешение на такое размещение торговых точек и точек общественного питания выдано на основании постановлений администрации МО городское поселение "Город Балтийск", подписанных главой администрации города Балтийска З.В.В., о разрешении организации сезонных кафе индивидуальному предпринимателю Д. и ООО "А.".

Вышеназванные постановления были опротестованы прокурором, отменены во внесудебном порядке и объекты общественного питания перенесены за пределы санитарно-защитной зоны скважин, чему судьей в нарушение ст. 26.11 КоАП РФ не дано надлежащей оценки.

Частью 4 ст. 8.13 КоАП РФ установлена административная ответственность за нарушение требований к охране водных объектов, которое может повлечь их загрязнение, засорение и (или) истощение.

Таким образом, для определения состава административного правонарушения не требуется наступления вредных последствий от действий лиц, нарушивших требования к охране водных объектов. Достаточно наличия такой угрозы.

В соответствии с частями 1, 2 ст. 59 Водного Кодекса РФ физические лица, юридические лица, деятельность которых оказывает или может оказать негативное воздействие на состояние подземных водных объектов, обязаны принимать меры по предотвращению загрязнения, засорения подземных водных объектов и истощения вод, а также соблюдать установленные нормативы допустимого воздействия на подземные водные объекты.

На водосборных площадях подземных водных объектов, которые используются или могут быть использованы для целей питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, не допускается размещать места захоронений отходов производства и потребления, кладбища, скотомогильники и иные объекты, оказывающие негативное воздействие на состояние подземных вод.

То есть перечень хозяйственных объектов, которые могут оказать негативное воздействие на подземные водные объекты не является исчерпывающим. В зависимости от конкретной ситуации, орган, рассматривающий дело об административном правонарушении вправе дать самостоятельную оценку угрозе водным источникам от конкретного хозяйственного объекта.

Согласно п. 1.4 СанПиН 2.1.4.1110-02 "Зоны санитарной охраны источников водоснабжения и водопроводов питьевого назначения" зоны санитарной охраны (ЗСО) организуются на всех водопроводах, вне зависимости от ведомственной принадлежности, подающих воду, как из поверхностных, так и из подземных источников. Основной целью создания и обеспечения режима в ЗСО является санитарная охрана от загрязнения источников водоснабжения и водопроводных сооружений, а также территорий, на которых они расположены.

В соответствии с п. 1.5 СанПиН 2.1.4.1110-02 ЗСО организуются в составе трех поясов: первый пояс (строгого режима) включает территорию расположения водозаборов, площадок всех водопроводных сооружений и водопроводящего канала. Его назначение - защита места водозабора и водозаборных сооружений от случайного или умышленного загрязнения и повреждения. Второй и третий пояса (пояса ограничений) включают территорию, предназначенную для предупреждения загрязнения воды источников водоснабжения. Санитарная охрана водоводов обеспечивается санитарно-защитной полосой. В каждом из трех поясов, а также в пределах санитарно-защитной полосы, соответственно их назначению, устанавливается специальный режим и определяется комплекс мероприятий, направленных на предупреждение ухудшения качества воды.

Пунктом 2.2.1.1 СанПиН 2.1.4.1110-02 установлено, что граница первого пояса ЗСО подземного источника устанавливается на расстоянии не менее 30 м от водозабора - при использовании защищенных подземных вод и на расстоянии не менее 50 м - при использовании недостаточно защищенных подземных вод. Граница первого пояса ЗСО группы подземных водозаборов должна находиться на расстоянии не менее 30 и 50 м от крайних скважин.

В соответствии с п. 3.2.1.2 СанПиН 2.1.4.1110-02 в границах первого пояса ЗСО подземного источника не допускается посадка высокоствольных деревьев, все виды строительства, не имеющие непосредственного отношения к эксплуатации, реконструкции и расширению водопроводных сооружений, в том числе прокладка трубопроводов различного назначения, размещение жилых и хозяйственно-бытовых зданий, проживание людей, применение ядохимикатов и удобрений.

Запретив размещение в первом поясе защитной зоны подземного источника любых хозяйственных объектов и даже посадку деревьев, законодатель исходил из того, что подобные действия могут привести к загрязнению или засорению подземных источников. При таких обстоятельствах выводы судьи о том, что размещение в первом поясе защитной зоны питьевой скважины кафе с биотуалетом и местом для сбора мусора не может создать угрозу загрязнения или засорения подземного источника питьевой воды прямо противоречат закону.

 

Отмена и изменение Калининградским областным судом вынесенных по делам об административных правонарушениях судебных постановлений ввиду допущенных районными (городскими) судами области ошибок в части назначения наказания

 

В соответствии с ч. 1 ст. 3.1 КоАП РФ административное наказание является установленной государством мерой ответственности за совершение административного правонарушения и применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами.

Исходя из общих правил назначения административного наказания, основанных на принципах справедливости, соразмерности и индивидуализации ответственности, при назначении административного наказания физическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность (ч. 2 и ч. 3 ст. 4.1 КоАП РФ).

Как правило, судьями наказание назначалось с учетом приведенных норм закона, однако имели место отдельные случаи, когда назначенное наказание являлось несоразмерным тяжести совершенного правонарушения и наступившим последствиям, например, слишком мягким либо, наоборот, чрезмерно суровым, соответствующим без достаточных к тому оснований максимальному пределу санкции соответствующей статьи.

 

Ошибки при назначении наказания в виде штрафа

 

Например, постановлением судьи Балтийского городского суда Калининградской области от 22 декабря 2010 года Ф.А.П. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ, и подвергнут административному штрафу в размере 2 000 руб.

Назначая минимально возможное наказание в виде штрафа, судья учитывал семейное и материальное положение Ф.А.П.

Решением судьи Калининградского областного суда от 24 февраля 2011 года данное постановление отменено по жалобе потерпевшего Т. и дело направлено на новое рассмотрение в ином составе суда по тем основаниям, что при избрании вида административного наказания судья городского суда не учел степень тяжести полученных Т. телесных повреждений (открытый оскольчатый перелом правого надколенника со смещением отломков и повреждение связок левого голеностопного сустава, которые причинили потерпевшему вред здоровью средней тяжести), не дал оценки количеству потерпевших и опасности совершенного правонарушения (при том, что пассажиру М. причинены телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы, ушиба грудной клетки, множественных ушибов, ссадин мягких тканей головы и туловища), а также не принял во внимание данные о личности Фиканюка А.П., который неоднократно привлекался к административной ответственности, в том числе, был лишен права управления транспортными средствами, дважды подвергался административному аресту, штрафу.

Напротив, по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.24 КоАП РФ, в отношении С.А.Н. постановление судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда от 8 апреля 2011 года изменено и вместо назначенного судьей районного суда наказания в виде лишения права управления транспортными средствами сроком один год назначено наказание в виде административного штрафа в размере 1 500 руб.

Такое решение мотивировано ссылками на фактические обстоятельства дела, согласно которым между С.А.Н. и потерпевшим К. имелись заемные правоотношения, причиной конфликта между ними явились требования К. вернуть долг, предъявленные С.А.Н. в момент, когда последний начал движение на транспортном средстве, а К. взялся рукой за дверь машины, после чего К. упал и получил телесные повреждения. В связи с изложенным судья пришел к выводу о возможности назначения С.А.Н. менее строгого вида наказания.

Не по всем делам об административных правонарушениях в области таможенного дела судьи при определении размера штрафа учитывают правовую позицию, изложенную в Постановлении Конституционного суда РФ от 13 июля 2010 года N 15-П, согласно которой положения части 1 статьи 16.2 КоАП РФ во взаимосвязи с положениями части 2 ст. 27.11 КоАП РФ признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой данные положения в системе действующего правового регулирования позволяют при оценке стоимости товара, перемещаемого физическим лицом через таможенную границу Российской Федерации и предназначенного для личного пользования, в целях определения наличия состава преступления (контрабанда) или административного правонарушения (недекларирование товаров), а также исчисления размера административного штрафа использовать его рыночную стоимость на территории Российской Федерации и в стоимость товара для указанных целей включать стоимость всего перемещаемого товара, в том числе и ту его часть, которая разрешена к ввозу без письменного декларирования и уплаты таможенных пошлин, налогов.

Например, постановлением судьи Ленинградского районного суда г.Калининграда от 8 ноября 2010 года Б.А.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в виде 1/2 стоимости товаров, явившихся предметами правонарушения, в размере 22 166,66 руб.

Решением судьи областного суда от 20 января 2011 года указанное постановление изменено со снижением размера назначенного Б.А.В. штрафа до 12 106,2 руб.

Принимая такое решение, судья областного суда обоснованно исходил из того, что при назначении наказания судья районного суда учел определенную экспертом рыночную стоимость товаров, что противоречит правовой позиции Конституционного Суда РФ, а согласно имеющимся в деле документам таможенная стоимость незадекларированного товара составляет 24 212,4 руб.

 

Ошибки при назначении наказания в виде административного приостановления деятельности

 

На основании ч. 1 ст. 3.12 КоАП РФ административное приостановление деятельности заключается во временном прекращении деятельности лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, юридических лиц, их филиалов, представительств, структурных подразделений, производственных участков, а также эксплуатации агрегатов, объектов, зданий или сооружений, осуществления отдельных видов деятельности (работ), оказания услуг. Административное приостановление деятельности применяется в случае угрозы жизни или здоровью людей, причинения существенного вреда состоянию или качеству окружающей среды и в иных перечисленных в ч. 1 ст. 3.12 настоящего Кодекса случаях. При назначении наказания в виде административного приостановления деятельности судьям следует учитывать, что такое наказание назначается только в случаях, предусмотренных статьями Особенной части Кодекса РФ об административных правонарушениях, если менее строгий вид административного наказания не сможет обеспечить достижение цели административного наказания.

Изучение судебных постановлений показало, что в основном судьи правильно назначают наказание в виде административного приостановления деятельности, количество измененных и отмененных Калининградским областным судом постановлений в части назначения этого вида наказания крайне мало.

В то же время, не во всех случаях судьи проверяли, подлежит ли административному приостановлению деятельность всего предприятия либо лишь конкретных объектов, эксплуатация которых влечет за собой непосредственную угрозу жизни и здоровью людей, угрозу возникновения техногенной катастрофы, причинения существенного вреда состоянию и качеству окружающей среды.

Например, постановлением судьи Балтийского районного суда г. Калининграда от 30 августа 2011 года ООО "БВР" признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 9.1 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде приостановления деятельности ООО "БВР" по эксплуатации опасных производственных объектов: "Склада ГСМ" и Цеха литейного по переработке меди и алюминия, находящихся по адресу: <адрес>, сроком на 90 суток.

Решением судьи Калининградского областного суда от 21 октября 2011 года указанное постановление от 30 августа 2011 года изменено в части назначенного наказания с указанием о том, что административное приостановление деятельности ООО "БВР" заключается в запрете эксплуатации опасного производственного оборудования: склада ГСМ, состоящего из трех резервуаров для хранения топлива, а также производственного оборудования, находящегося в цехе литейном по переработке меди и алюминия, а именно тигельной печи N, тигельной печи N, двух плавильных пламенных печей, мостового крана, электроустановки, находящихся по адресу: <адрес>.

Принимая такое решение, судья областного суда обоснованно исходил из того, что вследствие приостановления деятельности цеха литейного фактически была приостановлена эксплуатация арендуемого ООО "БВР" здания, которое принадлежит на праве собственности ООО "Т.", площадью 1616 кв. м, часть которого не связана с производственной деятельностью по переплавке металла, что подтверждено представителем органа Ростехнадзора, в связи с чем административному приостановлению подлежит только эксплуатация производственного оборудования по переплавке металла.

Кроме того, имели место случаи, когда постановления судей в части назначения наказания в виде административного приостановления деятельности были изменены со смягчением назначенного наказания по тем основаниям, что избрание такого вида наказания не было мотивировано надлежащим образом.

Например, постановлением судьи Зеленоградского районного суда Калининградской области от 30 декабря 2010 года ФБУ ИК-4 УФСИН России по Калининградской области признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 10.6 КоАП РФ, и назначено административное наказание в виде административного приостановления деятельности сроком на 90 дней.

Изменяя указанное постановление и снижая срок приостановления деятельности с 90 до 35 суток, судья областного суда правомерно указал, что в постановлении по делу об административном правонарушении не приведены мотивы назначения максимального срока приостановления деятельности, тем более, что значительная часть нарушений ветеринарно-санитарных правил устранена.

 

Назначение наказания в виде административного выдворения

 

В соответствии с требованиями ст. 3.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранных граждан или лиц без гражданства заключается в принудительном и контролируемом перемещении указанных граждан и лиц через Государственную границу РФ за пределы РФ, а в случаях, предусмотренных законодательством РФ, - в контролируемом самостоятельном выезде иностранных граждан и лиц без гражданства из РФ.

При назначении наказания в виде административного выдворения за административное правонарушение, предусмотренное ст. 18.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, судами должны учитываться положения, закрепленные в ч. 2 ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (заключена в Риме 4.11.1950), согласно которым не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление права на семейную жизнь, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Поэтому назначение дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы РФ, предусмотренного ст. 18.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, должно основываться на данных, подтверждающих необходимость применения к виновному лицу такой меры ответственности в качестве единственно возможного способа достижения справедливого баланса публичных и частных интересов в рамках административного производства.

Одним из важных моментов при назначении наказания по указанной категории дел является и то, что применение административного выдворения в силу п. 2 ст. 27 Федерального закона РФ от 15.08.1996 N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" влечет запрет на возвращение лица в Российскую Федерацию в течение 5 лет, а в соответствии с п. "б" ст. 16 Федерального закона от 31.05.2002 N 62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации" отклоняются заявления о приеме в гражданство и о восстановлении в гражданстве Российской Федерации, поданные лицами, которые в течение пяти лет, предшествовавших дню обращения с такими заявлениями, выдворялись за пределы Российской Федерации.

Исполнение назначенного судом административного наказания в виде выдворения за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства влечет в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" невозможность получения ими в течение 5 лет разрешения на временное проживание в Российской Федерации.

Анализ судебных постановлений свидетельствует о том, что судами области при назначении наказания не всегда учитываются фактические обстоятельства дела, что по ряду дел повлекло необоснованное назначение наказания в виде административного выдворения.

Например, постановлением судьи Светловского городского суда Калининградской области от 30 марта 2011 года Н. привлечена к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ, выразившегося в том, что Н., являясь гражданкой <данные изъяты>, 6 ноября 2003 года прибыла с 4 детьми (О., ДД.ММ.ГГГГ рождения, М., ДД.ММ.ГГГГ рождения, К., ДД.ММ.ГГГГ рождения, Б., ДД.ММ.ГГГГ рождения) на территорию Калининградской области, не встала на регистрационный учет по месту пребывания в г.С. Калининградской области, <адрес>, после чего срок временного пребывания истек 3 февраля 2004 года, однако Н. за разрешением на временное проживание в установленном порядке не обращалась и не покинула территорию Российской Федерации в нарушение ст.ст. 8, 21 Федерального закона РФ N 109-ФЗ от 18 июля 2006 года "О миграционном учете иностранных граждан_", ст. 5 Федерального закона РФ N 115-ФЗ от 25 июля 2002 года "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", а также Правил осуществления миграционного учета иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации, утв. постановлением Правительства РФ N 9 от 15 января 2007 года.

Решением судьи Калининградского областного суда от 16 июня 2011 года указанное постановление от 30 марта 2011 года изменено с исключением указания о назначении Н., дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации; в остальной части это же постановление судьи оставлено без изменения.

Принимая такое решение, судья областного суда исходил из того, что виновность Н. в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ, не оспаривается и доказана материалами дела, однако, назначая Н. дополнительное наказание в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации, судья городского суда ошибочно исходил из того, что исполнение такого вида наказания не является необоснованным вмешательством в личную и семейную жизнь Н., которая уклоняется от исполнения обязанностей по воспитанию своих детей, ранее привлекалась к административной ответственности и административное наказание не исполнила, в течение длительного периода времени не приняла мер к соблюдению установленного порядка пребывания на территории Российской Федерации.

Исходя из общих принципов права установление ответственности за нарушение порядка пребывания (проживания) иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации и назначение конкретной санкции, ограничивающей конституционные права граждан, должно отвечать требованиям справедливости, соразмерности, а также конституционно закрепленным целям (ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации).

Данный вывод корреспондирует международно-правовым предписаниям, согласно которым каждый человек при осуществлении своих прав и свобод должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом, необходимы для обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других лиц, для охраны государственной (национальной) безопасности, территориальной целостности, публичного (общественного) порядка, предотвращения преступления, защиты здоровья или нравственности населения (добрых нравов), удовлетворения справедливых требований морали и общего благосостояния в демократическом обществе и совместимы с другими правами, признанными нормами международного права (п. 2 ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, п. 3 ст. 12 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 2 ст. 10 и п. 2 ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также п. 3 ст. 2 Протокола N 4 к ней).

Согласно ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (г. Рим, 4 ноября 1950 г.), вступившей в силу для России 5 мая 1998 г., вмешательство со стороны публичных властей в осуществление прав на уважение личной и семейной жизни не допускается, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Статья 8 Конвенции о правах ребенка (принята 20 ноября 1989 г.), вступившей в силу для СССР и его правопреемника - Российской Федерации 2 сентября 1990 г., в пункте 1 провозгласила, что государства-участники обязуются уважать права ребенка на сохранение своей индивидуальности, включая гражданство, имя и семейные связи, как предусматривается законом, не допуская противозаконного вмешательства.

В статье 9 указанной Конвенции содержится норма о том, что на государство-участника возлагается обязанность обеспечивать, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определят в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка.

Согласно правовой позиции, сформулированной Европейским Судом по правам человека, лежащая на государствах ответственность за обеспечение публичного порядка обязывает их контролировать въезд в страну и пребывание иностранцев и высылать за пределы страны правонарушителей из их числа, однако подобные решения, поскольку они могут нарушить право на уважение личной и семейной жизни, охраняемое в демократическом обществе ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, должны быть оправданы крайней социальной необходимостью и соответствовать правомерной цели (Постановления от 26 марта 1992 г. по делу "Бельджуди (Beldjoudi) против Франции", от 21 июня 1988 г. по делу "Беррехаб (Berre-hab) против Нидерландов", от 18 февраля 1991 г. по делу "Мустаким (Moustaguim) против Бельгии", от 19 февраля 1998 г. по делу "Дали (Dalia) против Франции", от 7 августа 1996 г. по делу "C. против Бельгии", от 28 ноября 1996 г. по делу "Ахмут (Ahmut) против Нидерландов" и др.).

Таким образом, по смыслу положений международных договоров, административное выдворение иностранного гражданина или лица без гражданства за пределы Российской Федерации, влекущее вмешательство в право на уважение личной и семейной жизни, допускается только в тех случаях, когда оно необходимо в демократическом обществе и соразмерно публично-правовым целям с тем, чтобы обеспечить достижение справедливого баланса публичных и частных интересов в рамках административного судопроизводства.

Из материалов дела следовало, что Н. свыше 17 лет проживает в Российской Федерации с четырьмя детьми, из которых трое детей в настоящее время не достигли совершеннолетия и, несмотря на формальную принадлежность к гражданству <данные изъяты>, фактически утратили связь с иностранным государством, не зная языка этой страны и проживая с 9-, 8- и 7-летнего возраста на территории Российской Федерации, а также не имея места жительства в <данные изъяты>.

Старший сын Н. - О., ДД.ММ.ГГГГ рождения, также прибывший вместе с Н. в 2003 году на территорию Российской Федерации, является участником Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за границей.

Более того, как указывала Н. и было отражено в адресованных суду письменных ходатайствах О. и Е., в ДД.ММ.ГГГГ у О. и Е. родился сын, который является гражданином России.

Дочери Н. проходят обучение в МОУ "Средняя общеобразовательная школа N" и Н. занимается их воспитанием, что объективно подтверждено, в частности, отсутствием фактов привлечения Н. к административной ответственности за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей по воспитанию этих детей, а также их письменными ходатайствами с просьбами не выдворять из Российской Федерации.

Факты привлечения Н. к административной ответственности по ст. 5.35 КоАП РФ связаны с бродяжничеством и уклонением от посещений занятий в школе ее младшего сына Б., который страдает психическим расстройством и в настоящее время привлекается к уголовной ответственности, что само по себе не свидетельствует об уклонении Н. от воспитания всех детей.

Принимая во внимание фактические обстоятельства дела, судья областного суда пришел к выводу о том, что административное выдворение за пределы Российской Федерации не является единственно возможным способом достижения целей административного наказания (ч. 1 ст. 3.1 КоАП РФ), а применение к Н. такого вида административного наказания не оправдано крайней социальной необходимостью, не отвечает принципу соблюдения баланса публичных и частных интересов и повлечет за собой чрезмерное вмешательство в право на уважение семейной жизни.

Учитывая, что санкция ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ предусматривает административное выдворение за пределы Российской Федерации в качестве альтернативного дополнительного наказания, его применение к иностранным гражданам и лицам без гражданства должно быть мотивировано.

Решением судьи Калининградского областного суда от 30 июня 2011 года изменено постановление судьи Центрального районного суда г.Калининграда от 2 июня 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ, в отношении Д. с исключением указания о назначении дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы российской Федерации, поскольку в постановлении по делу об административном правонарушении не приведено ни одного мотива, который не позволил бы назначить Д. назначить наказание без применения административного выдворения за пределы РФ.

 

Малозначительность административного правонарушения

 

На основании ст. 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Как разъяснено в постановлении Пленума Верховного суда РФ N 5 от 24 марта 2005 года "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса РФ об административных правонарушениях" малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

Решая вопрос о возможности признания деяния малозначительным, следует учитывать, что обстоятельствами, свидетельствующими о малозначительности, не могут быть признаны личность и имущественное положение привлекаемого к ответственности лица, добровольное устранение последствий правонарушения, возмещение причиненного ущерба, поскольку они в силу ч. 2 и ч. 3 ст. 4.1, ст. 4.2 КоАП РФ могут быть признаны обстоятельствами, смягчающими административную ответственность, и учтены при назначении административного наказания.

С целью обеспечения реализации принципа справедливости наказания и его превентивной цели, заключающейся в предупреждении совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами (ч. 1 ст. 3.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях), при обсуждении вопроса о применении ст. 2.9 КоАП РФ судьям следует более тщательно подходить к исследованию фактических обстоятельств дела.

Например, постановлением судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда от 1 февраля 2011 года П.А.Ю. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 коАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год.

Делая вывод о том, что совершенное П.А.Ю. правонарушение не может быть признано малозначительным, судья указал, что мотивы оставления места ДТП (необходимость выгрузки товара, последующее необнаружение автомобиля потерпевшего) не могут являться основания для освобождения его от ответственности, а размер причиненного потерпевшему ущерба и последующее возмещение его (доказательств чему не представлено) не могут быть приняты во внимание, поскольку данное правонарушение окончено с момента оставления места ДТП.

Отменяя постановление по делу об административном правонарушении, судья областного суда исходил из того, что не учтены такие фактические обстоятельства дела как отсутствие вредных последствий оставления места ДТП, вреда здоровью и крупного ущерба, мнение потерпевшего о назначении П.А.Ю. чрезмерно сурового наказания, в связи с чем правонарушение не представляет собой существенного нарушения охраняемых законом общественных отношений.

Напротив, постановлением судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда от 11 февраля 2011 года ООО "С" признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.2 КоАП РФ, и освобождено от административной ответственности в связи с малозначительностью совершенного правонарушения, ООО "С" объявлено замечание.

Выводы судьи о малозначительности правонарушения мотивированы тем, что ООО "С" привлекается к ответственности за реализацию без рецепта врача 1 упаковки лекарственного средства "Декарис", стоимость которого незначительна и составляет <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп., данный лекарственный препарат не отнесен к наркотическим средствам и психотропным веществам, иным лекарственным средствам, подлежащим предметно-количественному учету, а также к анаболическим стероидам, при этом из инструкции по медицинскому применению следует, что при передозировке препарата возможны тошнота, рвота, сонливость, судороги, диарея, головная боль, головокружение, бессонница, т.е. не описана возможность наступления каких-либо опасных для жизни последствий в случае его применения.

Решением судьи областного суда от 5 мая 2011 года указанное постановление отменено и дело направлено на новое рассмотрение по тем основаниям, что само по себе отсутствие вредных последствий от продажи лекарственного препарата без рецепта врача не свидетельствует о малозначительности правонарушения, состав которого является формальным, а то обстоятельство, что лекарственный препарат "Декарис" не относится к группе наркотических или седативных средств, не имеет существенного правового значения при рассмотрении настоящего дела, поскольку, установив требования о реализации препарата только на основании рецепта врача, законодатель ограничил свободный оборот "Декарис", что само по себе подразумевает его опасность для потребления лицами, которым данное лекарство не назначено врачом.

Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда, направляя данный обзор, обращает внимание судей на необходимость более внимательного подхода к разрешению вопросов, связанных с подготовкой к рассмотрению дел об административных правонарушениях, правильным определением подведомственности и подсудности и соблюдением иных процессуальных требований, более четким выяснением обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, назначением справедливого наказания.

 

Судебная коллегия

по гражданским делам

Калининградского областного суда

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Обзор судебной практики по рассмотрению в 2011 году районными (городскими) судами и мировыми судьями Калининградской области дел об административных правонарушениях, а также жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях


Текст обзора размещен на официальном сайте Калининградского областного суда (http://www.kaliningrad-court.ru)