Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 19 ноября 2013 г. N 04АП-4054/13 (ключевые темы: выездная налоговая проверка - подарочный сертификат - имущественные права - договор субподряда - обособленные подразделения)

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 19 ноября 2013 г. N 04АП-4054/13


г.Чита


19 ноября 2013 г.

Дело N А19-4871/2013


Резолютивная часть постановления объявлена 30 октября 2013 года.

Полный текст постановления изготовлен 19 ноября 2013 года.


Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Ткаченко Э.В.,

судей Никифорюк Е.О., Рылова Д.Н.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Куклиной Ю.О., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы Общества с ограниченной ответственностью "Востокнефтепровод" и Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 15 по Иркутской области на не вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Иркутской области от 11 июля 2013 года по делу N А19-4871/2013 по заявлению Общества с ограниченной ответственностью "Востокнефтепровод" к Межрайонной ИФНС России N 15 по Иркутской области, при участии третьего лица: УФНС России по Иркутской области о признании частично недействительным решения от 22.11.2012 N 11-50/50 (в редакции решения УФНС России по Иркутской области от 11.02.2013 N 26-12/002456@) (суд первой инстанции: Филатов Д.А.),

при участии в судебном заседании с использованием системы видеоконференцсвязи при содействии Арбитражного суда Иркутской области:

от общества - Баировой М.А., представителя по доверенности от 07.05.2013 N 01-07/210,

от инспекции - Шевниной Е.С., представителя по доверенности от 11.01.2013 N 03-28/00175,

личность и полномочия, которых установлены судьей Арбитражного суда Иркутской области Поздняковой Н.Г., при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Сыроватской Л.А.,

при участии в судебном заседании в Четвертом арбитражном апелляционном суде:

от общества - Родина Д.А., представителя по доверенности от 18.03.2013,

от третьего лица - Душкиной Н.Н., представителя по доверенности от 15.01.2013 N 08-08/000488,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Восточно-Сибирские магистральные нефтепроводы" (ОГРН 1063801003617, ИНН 3801079671, место нахождения: 665734, г. Братск, ул. Олимпийская, д.14, далее - Общество, налогоплательщик, ООО "Востокнефтепровод") обратилось в арбитражный суд Иркутской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Межрайонной ИФНС России N 15 по Иркутской области (ОГРН 1043800922967, ИНН 3805701678, место нахождения:665709, г. Братск, ул. Наймушина 34А, далее - Инспекция, налоговый орган) о признании незаконным решения от 22.11.2012 N 11-50/50 о привлечении к налоговой ответственности (в редакции решения УФНС России по Иркутской области от 11.02.2013 N 26-12/002456@) в части: привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ, и предложения уплатить штраф в сумме 543 305 руб.; начисления и предложения уплатить: пени по налогу на прибыль организаций в сумме 160 832,47 руб., пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 89 127,55 руб.; начисления и предложения уплатить: недоимку по налогу на прибыль организаций в сумме 5 010 150 руб., недоимку по налогу на добавленную стоимость в сумме 2 385 113 руб., недоимку по налогу на имущество организаций в сумме 7 596 руб., предложения уплатить в бюджет излишне возмещенный ранее налог на добавленную стоимость за 4 квартал 2009 года в сумме 2 338 673 руб. Кроме того, заявитель просил признать незаконными суммы налоговых санкций в связи с наличием смягчающих ответственность обстоятельств.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, для участия в деле привлечено Управление Федеральной налоговой службы по Иркутской области (ОГРН 1043801064460, ИНН 3808114068, место нахождения: 664007, ул. Декабрьских Событий, 47, далее - Управление).

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 11 июля 2013 года заявленные требования удовлетворены частично. Решение Межрайонной ИФНС России N 15 по Иркутской области от 22.11.2012 N 11-50/50 (в редакции решения УФНС России по Иркутской области от 11.02.2013 N 26-12/002456@) признано незаконным как не соответствующее статьям 75, 101, 112, 114, 119, 122, 171 - 174, 252, 274, Налогового кодекса РФ в части:

-привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 Налогового кодекса РФ, в виде штрафа в размере 528305 руб.;

-начисления пеней по налогу на прибыль организаций в размере 126299 руб.;

-начисления пеней по налогу на добавленную стоимость в размере 71371,13 руб.;

-начисления налога на прибыль организаций в размере 3934371 руб.;

-начисления налога на добавленную стоимость в размере 1970533 руб.;

-предложения уплатить в бюджет излишне возмещенный ранее налог на добавленную стоимость за 4 квартал 2009 года в размере 2338673 руб.

В удовлетворении остальной части требований отказано.

Суд первой инстанции, удовлетворяя требования, исходил из того, что налоговым органом не представлены доказательства, безусловно свидетельствующие о недостоверности сведений, содержащихся в представленных налогоплательщиком в обоснование расходов по налогу на прибыль организаций и вычетов по налогу на добавленную стоимость документах и нереальности хозяйственных операций по выполнению субподрядных работ с контрагентом ООО "ИнтерСтрой".

По эпизоду доначисления налогов по затратам, связанным с установкой на автомобили отопителей, суд первой инстанции пришел к выводу о необоснованности позиции общества. Проанализировав представленные обществом документы, технические документы завода-изготовителя, инструкции по эксплуатации, суд посчитал, что в результате установки на автомобили отопителей налогоплательщиком произведено дооборудование данных транспортных средств, которое не является ни техническим обслуживанием, ни ремонтом автомобилей, в связи с чем признал обоснованными выводы налоговой инспекции об отсутствии оснований для включения спорных расходов единовременно в состав затрат.

По эпизоду доначисления налогов по амортизационным расходам и среднегодовой стоимости вертолетной площадки суд пришел к выводу, что Общество неправомерно отнесло вертолетную площадку с инвентарным номером 0406000978 в 5-ю амортизационную группу вместо 9-й группы и включило в состав расходов за 2010 год амортизационную премию в размере 30 %, что также привело к завышению расходов на амортизацию. Суд первой инстанции указал, что определение специалистом спорного объекта капитального строительства как вертолетной площадки достаточно для определения амортизационной группы, к которой данный объект должен быть отнесен, и соответственно, достаточно для определения срока полезного использования.

Ссылки Общества на то, что данная площадка, в основном, используется как автомобильная стоянка, в данном случае правового значения не имеют. Названные Обществом обстоятельства сами по себе не означают, что вертолетные площадки, которые используются Обществом по их назначению, не относятся к сооружениям воздушного транспорта (полоса взлетно-посадочная). Основания рассматривать как сооружения воздушного транспорта только объекты, которые принадлежат специализированным предприятиям, отсутствуют.

Отнесение вертолетных площадок к объектам, относящимся к группе "площадки производственные с покрытиями" (с щебеночным и гравийным, грунтовыми, стабилизированными вяжущими материалами, покрытиями и колейные железобетонные), без учета характера и назначения объектов (в данном случае перевозок воздушным транспортом) является неправомерным.

По эпизоду доначисления налогов по расходам на возмещение ущерба лесному фонду суд первой инстанции пришел к выводу, что в целях налогообложения признанные ООО "Востокнефтепровод" и присужденные ко взысканию с него суммы неустоек за нарушение лесохозяйственных требований независимо от их правовой природы подпадают под действие пунктов 2 и 49 статьи 270 Налогового кодекса РФ и не уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль, так как взимаются государственными органами, которым законодательством Российской Федерации предоставлено право наложения указанных санкций. Вместе с тем, в рамках налоговой проверки установлен возврат Департаментом по лесным отношениям Минприроды Республики Саха (Якутия) денежных средств в размере 247 527 руб., что указывает на отсутствие обязанности налогоплательщика по перечислению спорной суммы платы за ущерб лесному фонду. Таким образом, факт отражения налогоплательщиком в составе расходов данной суммы может быть квалифицирован как ошибка в исчислении налоговой базы. В соответствии с пунктом 1 статьи 54, пунктом 1 статьи 80 Налогового кодекса РФ налогоплательщику следовало представить уточненную налоговую декларацию по налогу на прибыль организаций за 2010 год.

По эпизоду доначисления налогов по выданным работникам подарочным сертификатам суд первой инстанции, со ссылкой на подпункт 1 пункта 1 статьи 146, пункта 2 статьи 154, статьи 38, 39, 40 Налогового кодекса РФ, пришел к выводу, что при передаче работнику подарочного сертификата организацией, купившей указанный документ, осуществляется безвозмездная передача имущественного права, подтвержденного сертификатом. Цена приобретения подарочных сертификатов является налоговой базой для исчисления налога на добавленную стоимость. При этом суд отклонил доводы заявителя относительно допущенных инспекцией нарушений, выразившихся в необеспечении налогоплательщику возможности представить свои возражения по вменяемому ему налоговому правонарушению.

По эпизоду доначисления налогов по выданным работникам новогодним подаркам суд первой инстанции пришел к выводу, что операции по выдаче новогодних подарков свидетельствуют о передаче права собственности на них на безвозмездной основе, поэтому в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 Кодекса признаются реализацией товаров и подлежат обложению налогом на добавленную стоимость.

При этом суд первой инстанции признал обоснованным довод общества о том, что, доначисляя НДС по новогодним подаркам, налоговый орган обязан был учесть и сумму налоговых вычетов, уплаченную поставщикам при приобретении подарков.

Суд первой инстанции отклонил доводы заявителя о неправомерном начислении штрафа за неуплату налога на прибыль за 2010 год и НДС за 4-й квартал 2010 года в связи с истечением срока давности привлечения к налоговой ответственности.

Установив, что ни налоговый орган, ни Управление, изменяя решение, не применили смягчающие ответственность обстоятельства, суд первой инстанции учел наличие таких обстоятельств и посчитал возможным снизить размер правомерно начисленных налоговых санкций до 15000 руб.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, общество обжаловало его в апелляционном порядке, поставив вопрос об отмене решения суда в части отказа в удовлетворении требований Общества по эпизоду выдачи работникам подарочных сертификатов, и эпизоду, связанному с возмещением ущерба лесному фонду, ввиду несоответствия выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела, неправильного применения судом первой инстанции норм материального права, со ссылкой на следующее.

Суд первой инстанции указал в решении, что статья 155 Налогового кодекса РФ не определяет порядок исчисления налоговой базы при безвозмездной передаче имущественных прав путем передачи подарочной карты; в то же время, при реализации товаров (работ, услуг) на безвозмездной основе налоговая база по налогу на добавленную стоимость рассчитывается как стоимость указанных товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в порядке, аналогичном предусмотренному статьей 40 Налогового кодекса РФ (п.2 ст. 154 НК РФ).

Применение в рассматриваемом случае статьи 154 Налогового кодекса РФ является ошибочным, поскольку заявитель реализовал не товары (работы, услуги), а имущественные права.

Из пункта 1 статьи 155, статьи 154 Налогового кодекса РФ следует, что операции по уступке права требования подлежат обложению налогом на добавленную стоимость при одновременном соблюдении следующих условий:

- объектом обложения является уступка денежного требования;

- данное денежное требование вытекает из факта предшествующей реализации налогоплательщиком товаров (работ, услуг);

-операции по реализации данных товаров (работ, услуг), подлежат налогообложению.

В рассматриваемом случае условия для включения операции по передаче Обществом подарочных сертификатов (купонов) работникам в объект налогообложения налогом на добавленную стоимость, не выполняются.

Во-первых, по договорам с ООО "Алькор и Ко", ООО "Антураж", Общество выступало не в качестве продавца, а в качестве покупателя.

Во-вторых, отсутствует факт реализации товаров (работ, услуг) - перечисление Обществом денежных средств в счет оплаты подарочных сертификатов (купонов) не может рассматриваться в качестве реализации, поскольку в соответствии с пп.1 пункта 3 статьи 39 Налогового кодекса РФ не признается реализацией товаров осуществление операций, связанных с обращением российской валюты, то есть денежные расчеты между сторонами договора.

В-третьих, Общество уступало неденежное право требования.

Подарочные сертификаты не приобретались и не использовались для нужд Общества как хозяйствующего субъекта, а были безвозмездно переданы работникам на основании коллективного договора.

Поскольку купоны выдавались сотрудникам Общества как поощрение за выполненную работу и обусловлены наличием трудовых отношений, то такая передача не может считаться реализацией товаров (работ, услуг) на безвозмездной основе в смысле статьи 39 Налогового кодекса РФ. Передача работодателем своим работникам подарочных купонов в качестве поощрения является премированием в силу статьи 129, 144 Трудового кодекса РФ, а не операцией по безвозмездной передаче товаров для целей обложения налогом на добавленную стоимость.

С учетом положений статей 38, 39 Налогового кодекса РФ передача работнику подарочного купона в рамках трудовых отношений не является реализацией товаров, работ или услуг.

В тоже время безвозмездная передача имущественных прав не предусмотрена статьей 146 Налогового кодекса РФ в качестве реализации - в пункте 1 статьи 39 Налогового кодекса РФ предусмотрено признание безвозмездных сделок реализацией только "в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом", однако пп.1 п.1 ст. 146 Кодекса приравнивает для целей НДС к реализации безвозмездную передачу товаров, но не имущественных прав.

В этой связи корреспондирующая статья 155 Налогового кодекса РФ, устанавливающая особенности исчисления налоговой базы при передаче имущественных прав, не устанавливает порядок определения налоговой базы при передаче имущественных прав, не устанавливает порядок определения налоговой базы при безвозмездной передаче имущественных прав путем передачи подарочного купона.

Общество указывает, что даже если признать обоснованной позицию о том, что спорное имущественное право вытекает из договора реализации товаров (работ, услуг), обязанность по уплате налога не возникает.

Это обусловлено тем, что заявитель по отношении к возникшему праву требования выступает не в качестве первоначального кредитора, а переуступает право требования, приобретенное у посредника.

При передаче Обществом своим работникам права получения товаров в торгово-розничной сети, налоговая база подлежит определению в виде разницы между ценой реализации и ценой приобретения имущественных прав, что вытекает из положений пункта 2 статьи 155 Налогового кодекса РФ.

Общество передавало работникам подарочные сертификаты (купоны) по стоимости приобретения (номиналу). Так как налоговая база, определенная как сумма превышения сумм дохода, полученного при уступке права требования, над суммой расходов на приобретение указанного требования равна нулю, то основания для начисления налога на добавленную стоимость отсутствуют.

В подтверждение позиции Общество приводит ссылки на имеющуюся судебную практику.

Кроме того, общество полагает, что инспекцией при проведении проверки допущено нарушение, выразившееся в необеспечении налогоплательщику возможности представить свои возражения по вменяемым ему налоговым правонарушениям.

Изменение налоговым органом в решении объективной стороны (описания) налогового правонарушения, является допустимым только в случае указания новых выводов в дополнениях к акту выездной налоговой проверки, либо ином документе, с представлением налогоплательщику необходимого времени для представления мотивированных возражений. Отсутствие такого измененного описания нарушения лишает налогоплательщика права на представление объяснений.

В данном случае обществу не представлена возможность возразить в отношении выводов налогового органа о реализации заявителем имущественного права. Инспекция не отразила измененное описание налогового правонарушения ни в дополнениях к акту выездной налоговой проверки, ни в справке о проведенных дополнительных мероприятиях налогового контроля от 31.10.2012, чем нарушила пп. 12 пункта 3 статьи 100, пункт 8 статьи 101 Налогового кодекса РФ.

По эпизоду, связанному с возмещением ущерба лесному фонду, Общество указывает следующее.

Отсутствие обязанности по перечислению 247 527 руб. в бюджет, подтверждаемое возвратом указанной суммы Департаментом по лесным отношениям Минприроды республики Саха (Якутия), свидетельствует об отсутствии оснований для применения статьи 270 Налогового кодекса РФ.

При отсутствии распорядительного документа государственного органа о наложении штрафной санкции, Общество квалифицировало перечисленную Департаменту по лесным отношениям Минприроды республики Саха (Якутия) сумму в размере 247 527 руб. в качестве меры гражданско-правовой ответственности, направленной на возмещение ущерба, что не может рассматриваться в качестве ошибки, влекущей необходимость представления уточненной налоговой декларации за 2010 год.

Понятие ошибки содержится в Положении по бухгалтерскому учету "Исправление ошибок в бухгалтерском учете о отчетности" 22/2010, утвержденным приказом Минфина России от 28.06.2010 N 63н. Согласно указанному положению, не является ошибками неточности или пропуски в отражении фактов хозяйственной деятельности в бухгалтерском учете и (или) бухгалтерской отчетности организации, выявленные в результате получения новой информации, которая не была доступна организации на момент отражения (неотражения) таких фактов хозяйственной деятельности.

Возврат в июне 2012 года ранее перечисленной Обществом суммы является новой информацией, которая не была доступна Обществу на момент уплаты спорной суммы в 2010 году, что свидетельствует о необходимости учета полученной суммы в периоде возврата в составе внереализационных доходов.

Также Общество указывает, что действующее законодательство разделяет понятие убытков (ущерба) и санкций за нарушение норм лесного законодательства.

По результатам выездной налоговой проверки Инспекция подтвердила правомерность включения Обществом в состав расходов в целях налогообложения затрат на добровольную ликвидацию последствий аварии в размере свыше 14 млн. руб., какие-либо претензии в данной части не предъявлены. Одновременно с этим оспаривается право Общества на учет в расходах суммы добровольно возмещенного ущерба в размере 247 527 руб.

Таким образом, налоговый орган частично принял расходы на возмещение ущерба лесному фонду, тем самым признав их направленность на получение дохода в целях исчисления налога на прибыль.

Между тем, признавая факт получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в виде уменьшения налоговой базы, невозможно ставить под сомнение хозяйственную операцию в части, что было сделано ответчиком при проведении проверки. Доказательствам, подтверждающим факт несения Обществом расходов, связанных с возмещением ущерба окружающей среде, дана различная оценка, что является недопустимым.

Кроме того, является ошибочным вывод суда о том, что понесенные Обществом расходы на выплату ущерба не являются экономически обоснованными.

Возмещение ущерба напрямую связано с разливом нефти, произошедшем в процессе транспортировки нефти по магистральному нефтепроводу, что является основным видом деятельности заявителя.

Для целей налогообложения прибыли потери от стихийных бедствий, пожаров, аварий и других чрезвычайных ситуаций, включая затраты, связанные с предотвращением или ликвидацией последствий стихийных бедствий или чрезвычайных ситуаций признаются внереализационными расходами на основании пп. 13 пункта 1, пп.6 пункта 2 статьи 265 Налогового кодекса РФ.

Инспекция доводы апелляционной жалобы оспорила по мотивам, изложенным в отзыве, просила отказать в их удовлетворении, оставив решение суда первой инстанции в обжалуемой Обществом части без изменения.

Из представленного инспекцией расчета сумм налога, пени и штрафов по эпизодам следует, что на эпизод, связанный с включением в расходы сумм на выплату ущерба лесному фонду, приходится доначисление налога на прибыль организаций за 2010 год в сумме 49505,40 руб., пени - 1589,19 руб., штрафа - 9901,08 руб.; на эпизод, связанный с выдачей работникам подарочных сертификатов, приходится доначисление налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2009 года в сумме 369000 руб., за 1 квартал 2010 года - 45580 руб., пени - 15492,14 руб., штрафа - 82916 руб.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, Инспекция обжаловала его в апелляционном порядке, поставив вопрос об отмене решения суда первой инстанции об удовлетворении требований заявителя в части доначисления штрафа по налогу на добавленную стоимость в размере 357548 руб. (286606 руб. + 70942 руб.), штрафа по налогу на прибыль организаций в сумме 63256,40 руб. (45332,30 руб. + 17924,10 руб.), пени по налогу на прибыль организаций в размере 126299 руб., пени по налогу на добавленную стоимость в размере 68413,31 руб., налога на прибыль организаций в размере 3934371 руб., налога на добавленную стоимость в размере 1433030 руб., излишне возмещенного ранее налога на добавленную стоимость за 4 квартал 2009 года в размере 2107904 руб.

Налоговый орган полагает, что выводы суда основаны на неполно выясненных обстоятельствах дела и не соответствуют имеющимся в деле доказательствам, в связи с чем, решение суда первой инстанции подлежит отмене.

Суд первой инстанции, оценивая доказательства инспекции относительно нереальности осуществления хозяйственных операций по контрагенту ООО "ИнтерСтрой", сослался на оформленные ООО "Востокнефтепровод" и его субподрядчиком документы, и в то же время отклонил доводы инспекции, характеризующие участников и обстоятельства совершения операций, как не имеющие отношения к вопросу о правомерности заявленных вычетов.

Инспекция полагает, что юридически значимые для дела факты, доводы и доказательства инспекции рассмотрены судом по отдельности, без оценки их достаточности и взаимной связи в совокупности, то есть в нарушение положений, содержащихся в части 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Совокупность доказательств, представленных в материалы судебного дела, свидетельствует об отсутствии реальности факта выполнения работ контрагентом ООО "ИнтерСтрой". Действия ООО "Востокнефтепровод" с субподрядчиком ООО "ИнтерСтрой" были согласованы и направлены исключительно на искусственное создание условий для получения налоговой выгоды в виде необоснованных расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, а также в виде неправомерного применения вычетов по налогу на добавленную стоимость. Инспекция полагает, что указанные операции не имеют под собой реальных финансовых отношений.

Согласно представленным ООО "Востокнефтепровод" документам не следует, что при выполнении работ на объекте "Первая очередь трубопроводной системы Восточная Сибирь - Тихий океан" Система связи, км 1105 - км 1750 (участок км 1440 - км 1512) использовался автокран "Ивановец" КС - 4571 г.н. У791РН.

Инспекция полагает, что судом без достаточных на то оснований указано на наличие строительной техники у ООО "ИнтерСтрой", при этом не приняты меры к исследованию маршрутных листов, имеющихся в деле N А19-7458/2011, которые бы подтвердили место выполнения работ. Кроме того, судом не учтено, что субподрядные работы выполнялись на протяжении с августа 2009 года по ноябрь 2009 года, в то время как ООО "ИнтерСтрой" возвратил автокран ООО "Эльбрус" 25.08.2009.

Налоговый орган полагает, что дополнительные договорные отношения - закуп ГСМ у ООО "Востокнефтепровод" для заправки техники при выполнении работ по договору от 01.06.2009 N 998/24-09 - были созданы для обеспечения видимости реальности осуществления основной сделки. При этом фактически денежные средства за ГСМ и их хранение в адрес налогоплательщика не перечислялись, расчеты производились в форме взаимозачета, что свидетельствует о том, что фактически сделка производилась только на бумаге.

Суд на страницах 24-25 решения указывает, что обстоятельства ведения реальной хозяйственной деятельности и взаимодействия заявителя и субподрядчика в ходе выполнения работы подтверждается фактами посещения работниками Гнеушевым В.Н. и Тайбулдиновым Р.Ш. АБК ООО "Востокнефтепровод". Между тем идентифицировать личность Гнеушева В.Н. и Тайбулдинова Р.Ш. по указанным реквизитам документов, удостоверяющих личность, в ходе проведения налоговой проверки не представилось возможным по причине отсутствия данных в федеральных информационных ресурсах.

Утверждение суда первой инстанции о том, что инспекция не исследовала расчетный счет ООО "ИнтерСтрой", открытый в ОАО Банк "Возрождение", не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Данный расчетный счет был закрыт 19.05.2009, а договор субподряда заключен позднее даты закрытия счета 20.05.2009, на расчетный счет не могла быть произведена оплата по договору, в связи с чем в решении проведен детальный анализ расчетного счета N 40702810700010003158 ООО "ИнтерСтрой" в КБ "ЕВРОТРАСТ" ЗАО.

Инспекция указывает, что в материалы дела представлены доказательства, свидетельствующие о транзитном характере денежных средств, о перечислении значительного объема денежных средств в адрес "проблемных" организаций, о том, что Алешина Екатерина Николаевна является номинальным учредителем и руководителем ООО "ИнтерСтрой" и отказывается от факта осуществления деятельности в качестве руководителя ООО "ИнтерСтрой" и другие доказательства, свидетельствующие о видимости совершения хозяйственно - финансовой деятельности.

Судом не принят довод инспекции о том, что при анализе актов о приемке выполненных работ по форме КС-2, выставленных ООО "Востокнефтепровод" - субподрядчиком, в адрес ООО "Волгоэнергострой" - генподрядчика, по договору субподряда от 03.04.2009 N 00-07//518/28-09 и актов о приемке выполненных работ по форме КС-2, выставленных ООО "ИнтерСтрой", являющемуся субподрядчиком, в адрес ООО "Востокнефтепровод", являющемуся подрядчиком по договору субподряда от 20.05.2009 N 727/28-09 установлено, что работы сданы генподрядчику раньше, чем выполнены и приняты у субподрядчика - ООО "ИнтерСтрой".

Вывод суда о том, что объем работ, указанных в актах о приемке выполненных работ от 18.08.2009 N 1 и 20.11.2009 N 2, не мог быть сдан заявителем генподрядчику в июле 2009 года, не основан на представленных в материалы судебного дела доказательствах.

Статьей 32 договора субподряда N 727/28-09 от 20.05.2009 предусмотрены приложения, которые являются неотъемлемыми частями договора. В приложении N 4 График выполнения работ указаны наименованиям работ, физические объемы работ и сроки производства работ. На объектах PC -1451 км, PC - 1470 км выполнялись такие работы, как вертикальная планировка (ед. изм. - пл., физ. объем - 1, сроки производства работ с 26.05.2009 - 14.06.2009) и внутриплощадные сооружения (ед. изм. - пл., физ. объем - 1, сроки производства работ с 26.05.2009 - 09.06.2009).

В приложении N 4Б к Дополнительному соглашению N2 от 16.10.2009 указаны те же виды работ, что и в договоре субподряда.

В акте о приемке выполненных работ от 25.07.2009 N 1 за июль 2009 года физический объем работ - вертикальная планировка площади на объектах PC - 1451 км и PC - 1470 км, указана единица. Однако при выставлении ООО "ИнтерСтрой" в адрес ООО "Востокнефтепровод" актов от 18.08.2009 N 1, от 20.11.2009 N 1 в августе и ноябре 2009 года указан физический объем работ - 0.5 и 0.4 соответственно. Следовательно, при выставлении ООО "Востокнефтепроводом" акта N 1 от 25.07.2009 в адрес "Волгоэнергострой" не могли быть указаны работы в полном объеме, установленные графиком выполнения работ.

Указанное подтверждает, что фактически работы не выполнялись работниками ООО "ИнтерСтрой", а выполнены самим налогоплательщиком ООО "Востокнефтепровод", что подтверждается наличием материально-технической базы, квалифицированного персонала, необходимых для осуществления строительно-монтажных работ.

В ходе проведения проверки налоговому органу не была представлена лицензия на выполнение строительно-монтажных работ ООО "ИнтерСтрой" ни ООО "Востокнефтепровод", ни ООО "Волгоэнергострой".

Представленная налогоплательщиком с возражениями копия лицензии на осуществление строительство зданий и сооружений I и II уровней ответственности от 21.04.2008, выданная ООО "ИнтерСтрой" не заверена должным образом, отсутствует печать данной организации, подпись, расшифровка подписи, должность, дата.

В связи с чем, представленная копия лицензии не несет достоверной информации, и, соответственно, не может являться доказательством проявления налогоплательщиком должной осмотрительности.

Согласно сведениям информационной системы "Спарк" у ООО "ИнтерСтрой" лицензии отсутствуют. Данное предприятие отнесено к группе риска. Кроме того, согласно письму Министерства Регионального развития Российской федерации (N 13069-ДШ/08 от 30.05.2012) сведения о выдаче лицензии ООО "ИнтерСтрой" отсутствуют. У налогового органа отсутствовала возможность сделать запрос в Федеральное агентство по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству, поскольку оно было упразднено Указом Президента РФ от 12.05.2008 N 724.

Суд первой инстанции указывает, что ООО "ИнтерСтрой" проверено и допущено до проведения работ организациями ООО "Волгоэнергострой" и Средневолжское ПТУС ОАО "Люберецкое СМУ", что подтверждается письмами о согласовании от 15.05.2009 N 01-28/10109, от 18.05.2009 N 05.02-308, от 15.05.2009 N 05.02-307.

При этом в решении по выездной налоговой проверке инспекцией не указывалось на обязательное согласование привлечения субподрядчика с ОАО "Люберецкое СМУ".

В ходе проведения контрольных мероприятий в адрес ООО "Волгоэнергострой" (генподрядчик) направлялись поручения о предоставлении документов и пояснений. Согласно представленному пояснению генподрядчик указал, что, возможно, ООО "ИнтерСтрой" было привлечено ООО "Востокнефтепровод", запрашиваемая переписка между ООО "Востокнефтепровод" и ООО "Волгоэнергострой" не сохранилась ввиду срока давности.

В ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля налоговым органом у филиала ОАО "Связьтранснефть" Средневолжское ПТУС и ООО "Волгоэнергострой" были истребованы документы о согласовании в качестве субподрядной организации ООО "Востокнефтепровод", выполняющей строительно- монтажные работы, организации ООО "ИнтерСтрой". Однако документы не были представлены.

Инспекция не согласна с выводом суда первой инстанции о том, что наличие у ООО "ИнтерСтрой" права заключить договор субаренды с одним из арендаторов помещений по адресу: г. Москва, ул. Люблинская, д.42, встречные проверки в отношении которых инспекцией не проводились, дополнительно опровергает довод налогового органа о том, что ООО "ИнтерСтрой" не находилось по указанному адресу в 2009-2010 годах. Коммерческий банк "Европейский трастовый банк" в ответ на требование инспекции предоставил гарантийное письмо от 29.09.2008 о представлении помещения, расположенного по адресу: 109387, г. Москва, ул. Люблинская, д.42, ООО "ИнтерСтрой".

В ИФНС N 21 по г. Москве направлено поручение (N 16/68 от 18.01.2011) об истребовании документов (информации) у собственника данного помещения ЗАО "Центр Коммерческой Недвижимости "Столица". Согласно полученному ответу (исх. N 23-08/10009 от 31.01.2011) собственник помещения не заключал никаких сделок с ООО "ИнтерСтрой" и не имел никаких иных имущественных или финансовых отношений. Указанное в запросе гарантийное письмо, возможно, получено обманным путем. Таким образом, ООО "ИнтерСтрой" представило в банк недостоверные сведения в части указания данного адреса регистрации.

Кроме указанных контрольных мероприятий, налоговым органом в ИФНС России N 23 по г.Москве направлен запрос N 11-60/13212 от 17.11.2011 о проведении обследования помещения, находящегося по выше указанному адресу, на предмет фактического нахождения налогоплательщика ООО "ИнтерСтрой" и допроса собственника помещения. Согласно сведениям, представленным ИФНС N 23 по г. Москве (исх. N 24-10/072805 от 25.11.2011), по адресу государственной регистрации ООО "ИнтерСтрой" г. Москва, ул. Люблинская, д. 42 отсутствует, руководство организации по указанным в базе инспекции контактным реквизитам на связь не выходит. Данные по организации 05.05.2010 переданы в розыск в УВД, сотрудниками ОНИ УВД по ЮВАО г.Москвы проведен комплекс оперативно-розыскных мероприятий, в ходе которых не удалось установить фактическое нахождение предприятия.

Инспекция полагает, что полученные доказательства свидетельствуют об отсутствии ООО "ИнтерСтрой" по месту нахождения в проверяемый период.

Налоговый орган не согласен с выводом суда об отсутствии у ООО "Интерстрой" обязанности постановки на налоговый учет на территориях выполнения работ.

ООО "ИнтерСтрой" не могло осуществлять строительно-монтажные работы на территории Ленского района Республики Саха (Якутия) по причине отсутствия зарегистрированных обособленных подразделений.

Инспекция ссылается, что в ходе выездной налоговой проверки фактов привлечения ООО "ИнтерСтрой" наемных работников установлено не было. ООО "ИнтерСтрой" в ходе проверки документы не представлялись, при анализе выписок по расчетному счету организации перечислений по договорам аутсорсинга, либо иным договорам, указывающим на использование организацией сторонних работников, установлено не было.

Результаты проведенных мероприятий налогового контроля, анализ финансово-хозяйственного положения ООО "ИнтерСтрой" и их оценка в совокупности и во взаимосвязи свидетельствует о том, что ООО "Востокнефтепровод" не могло привлекать в качестве субподрядчика ООО "ИнтерСтрой".

Также налоговый орган не согласен с позицией суда в части применения смягчающих обстоятельств и признания незаконным решения инспекции в части начисления штрафов в размере 88866,10 руб., в том числе: 17924,10 руб. по налогу на прибыль, 70942 руб. по НДС. В ходе рассмотрения материалов выездной налоговой проверки инспекцией не установлены обстоятельства, смягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения. В процессе рассмотрения материалов выездной проверки налогоплательщиком не было заявлено ходатайство о снижении размера налоговых санкций, не были представлены соответствующие документы, подтверждающие наличие смягчающих обстоятельств.

По мнению инспекции, обществом не соблюден досудебный порядок урегулирования спора, установленный пунктом 5 статьи 101.2 Налогового кодекса РФ, следовательно, суд обязан был на основании части 2 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса РФ оставить в этой части заявление общества без рассмотрения.

Дополнительно инспекция в суд апелляционной инстанции представила пояснения, в которых указывает, что представленные налоговым органом в материалы дела доказательства подтверждают, что фактически работы выполнялись не работниками ООО "ИнтерСтрой", а предположительно могли быть выполнены самим налогоплательщиком, что подтверждается наличием материально-технической базы, квалифицированного персонала, необходимых для осуществления данного вида работ, а также наличием лицензии на осуществление деятельности по строительству зданий и сооружений. Работники филиала "Ленское РНУ" ООО "Востокнефтепровод" Иванов А.В., Рыбалко Е.П., Широбоков А.Н., выполнявшие работы на объекте, на допрос в качестве свидетелей в инспекцию не явились.

Общество оспорило доводы апелляционной жалобы по мотивам, изложенным в отзыве, просило решение суда первой инстанции в обжалуемой инспекцией части оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Дополнительно общество представило суду возражения заявителя на пояснения ответчика, в которых выражает свое несогласие с доводами, приведенными инспекцией. Общество указывает на то, что инспекцией не представлено каких-либо доказательств в подтверждение выполнения спорных работ силами непосредственно ООО "Востокнефтепровод". Даже если признавать обоснованной позицию инспекции о том, что Общество сдало часть работ генподрядчику раньше, чем приняло их у субподрядчика, этот факт сам по себе, в отрыве от иных доказательств, не может свидетельствовать о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Управление с доводами апелляционной жалобы общества не согласилось, доводы апелляционной жалобы инспекции поддержало по мотивам, изложенным в отзыве на апелляционные жалобы.

О месте и времени судебного заседания стороны извещены надлежащим образом в порядке, предусмотренном главой 12 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Информация о времени и месте судебного заседания размещена на официальном сайте апелляционного суда в сети "Интернет" 24.08.2013, 27.09.2013.

Дело рассмотрено при участии представителей лиц, участвующих в деле.

На основании распоряжения председателя третьего судебного состава Четвертого арбитражного апелляционного суда от 29.10.2013 в составе суда, рассматривающего дело, произведена замена судьи Басаева Д.В. в связи с длительным отсутствием ввиду нахождения в очередном отпуске на судью Рылова Д.Н., в связи с чем судебное разбирательство произведено с самого начала.

Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно части 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части, если при этом лица, участвующие в деле, не заявят возражений.

В пункте 25 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 36 от 28.05.2009 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции" разъяснено, что при применении части 5 статьи 268 АПК РФ необходимо иметь в виду, что если заявителем подана жалоба на часть судебного акта, суд апелляционной инстанции в судебном заседании выясняет мнение присутствующих в заседании лиц относительно того, имеются ли у них возражения по проверке только части судебного акта, о чем делается отметка в протоколе судебного заседания.

При непредставлении лицами, участвующими в деле, указанных возражений до начала судебного разбирательства суд апелляционной инстанции начинает проверку судебного акта в оспариваемой части и по собственной инициативе не вправе выходить за пределы апелляционной жалобы, за исключением проверки соблюдения судом норм процессуального права, приведенных в части 4 статьи 270 АПК РФ.

В связи с тем, что общество, инспекция и Управление не настаивали на проверке решения суда первой инстанции в полном объеме, возражения в суд до начала судебного заседания не поступили, законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверена судом апелляционной инстанции только в обжалуемой обществом и инспекцией части.

В судебном заседании представители общества доводы апелляционной жалобы общества поддержали, просили решение суда в обжалуемой части отменить, апелляционную жалобу общества удовлетворить, с доводами апелляционной жалобы инспекции не согласились, дали пояснения согласно отзыву на апелляционную жалобу, возражениям на пояснения, просили решение суда первой инстанции в обжалуемой инспекцией части оставить без изменения, апелляционную жалобу инспекции - без удовлетворения. Возражений против представленного налоговым органом расчета налога, пени и санкций по оспариваемым эпизодам не заявили.

В судебном заседании представители инспекции и Управления с доводами апелляционной жалобы общества не согласились, дали пояснения согласно отзывам на апелляционные жалобы, просили решение суда первой инстанции в обжалуемой обществом части оставить без изменения, апелляционную жалобу общества - без удовлетворения, доводы апелляционной жалобы инспекции поддержали, просили решение суда в обжалуемой части отменить, апелляционную жалобу инспекции - удовлетворить.

Судом апелляционной инстанции отказано в удовлетворении ходатайства общества о вызове для допроса в суд в качестве свидетелей работников ООО "Востокнефтепровод" Иванова А.В., Урванцева В.В., Набиуллина А.И., Шитикова С.С., Рыбалко Е.П., Широбокова А.Н., поскольку в силу положений части 1 статьи 198, части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность решения инспекции проверяется судом применительно к тем обстоятельствам, которые были установлены на дату его вынесения.

Четвертый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев дело в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, проанализировав доводы апелляционных жалоб, отзывов на них, дополнительных письменных пояснений, изучив материалы дела, заслушав пояснения представителей участвующих в деле лиц, проверив правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, пришел к следующим выводам.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, Межрайонной ИФНС России N 15 по Иркутской области на основании решения N 11-29/42 от 28.10.2011 (т.8 л.д. 347-350) с изменениями (дополнениями), внесенными Решением N 11-29.2/10 от 08.12.2011 (т.8 л.д.253), Решением N 11-29.2/11 от 28.02.2012 (т.8 л.д. 359) проведена выездная налоговая проверка ООО "Востокнефтепровод" ИНН 3801079671/ КПП 380501001 и его филиалов: филиала "Специализированное транспортное управление" КПП 380543001, обособленного подразделения "Центральная ремонтная линейно-эксплуатационная служба "Братск" КПП 380545001, обособленного подразделения "База производственного обеспечения "Братск" КПП 380545002, филиала "Иркутское районное нефтепроводное управление" ООО "Восточно-Сибирские магистральные нефтепроводы" КПП 380102001, обособленного подразделения "Линейно-эксплуатационный участок" (ЛЭУ) КПП 380132001, обособленного подразделения "Участок производственно-технического обслуживания и комплектации" (УПТОиК) КПП 380132002, обособленного подразделения "Ангарский участок налива нефти" (АУНН) КПП 380132003, обособленного подразделения "Кимильтей-ская нефтеперекачивающая станция" (Кимильтейская НПС) Филиала "Иркутское районное нефтепроводное управление" ООО "Восточно-Сибирские магистральные нефтепроводы" КПП 380632001, обособленного подразделения "Центральная ремонтная служба "Нижнеудинск" (ЦРС Нижнеудинск) КПП 381332001, обособленного подразделения "Центральная ремонтная служба "Нижнеудинск" (ЦРС Нижнеудинск) КПП 381332002, обособленного подразделения "Замзорская нефтеперекачивающая станция" (Замзорская НПС) КПП 381332003, обособленного подразделения "Тайшетская нефтеперекачивающая станция" (Тайшетская НПС) филиала "Иркутское районное нефтепро-водное управление" ООО "Восточно-Сибирские магистральные нефтепроводы" КПП 381532001, обособленного подразделения "Трубопроводная система "Восточная Сибирь-Тихий океан" (ВСТО). Первый пусковой комплекс. ГНПС "Тайшет" КПП 381545001, обособленного подразделения "Линейно-эксплуатационный участок "Тайшет" КПП 381545002, обособленного подразделения "Тулунская нефтеперекачивающая станция Филиала "Иркутское районное нефтепроводное управление" ООО Восток-нефтепровод КПП 381632001, обособленного подразделения (рабочее место) ООО "Восточно-Сибирские магистральные нефтепроводы" КПП 381832001, обособленного подразделения "Трубопроводная система "Восточная Сибирь - Тихий океан" КПП 381845001, обособленного подразделения (рабочее место) ООО "Восточно-Сибирские магистральные нефтепроводы" КПП 381845002, обособленного подразделения "Участок эксплуатации водного транспорта филиала "Специализированное транспортное управление" ООО "Востокнефтепровод" КПП 381845003, обособленного подразделения "Линейно-эксплуатационный участок "Киренск" КПП 381845004, обособленного подразделения "Линейно-эксплуатационный участок "НПС-9" КПП 381845005, обособленного подразделения ООО "Востокнефтепровод" КПП 383432001, обособленного подразделения "Линейно-эксплуатационный участок "Речушка" КПП 383445001, обособленного подразделения "Линейный участок "Кутулик" КПП 385145001, обособленного подразделения в г. Алдан КПП 140232001, обособленного подразделения "НПС-17, Трубопроводная система "Восточная Сибирь-Тихий Океан" КПП 140245001, обособленного подразделения "Ленское районное нефтепроводное управление" ООО "Восточно-Сибирские магистральные нефтепроводы" КПП 141431001, обособленного подразделения "рабочее стационарное место" КПП 141432001, обособленного подразделения (рабочее место) КПП 141445001, обособленного подразделения "Центральная ремонтная линейно-эксплуатационная служба "Талакан" КПП 141445002, обособленного подразделения "Линейно-эксплуатационный участок "Талакан" КПП 141445003, обособленного подразделения "Линейно-эксплуатационный участок "НПС-11" КПП 141445004 обособленного подразделения "Нефтеперекачивающая станция N 12" КПП 141445005 обособленного подразделения "ЦРЛЭС "Олекминск" Трубопроводная система "Восточная Сибирь - Тихий Океан" КПП 142145001, обособленного подразделения ООО "Востокнефтепровод" г. Олекминск НПС-14 КПП 142145002, обособленного подразделения ЛЭС "НПС-13", 1562 км линейной части Трубопроводной системы "Восточная Сибирь-Тихий океан" КПП 142145003, обособленного подразделения "ЛЭС "НПС-16", 1974 км линейной части Трубопроводной системы "Восточная Сибирь-Тихий океан" КПП 142145004, обособленного подразделения "ЛЭС "НПС-15" 1841, 22 км линейной части Трубопроводной системы "Восточная Сибирь-Тихий океан" КПП 142145005, обособленного подразделения "Нефтеперекачивающая станция N 13" КПП

142145006, филиала Нерюнгринского районного нефтепроводного управления ООО "Восточно-Сибирские магистральные нефтепроводы" КПП 143402001, обособленного подразделения "БПО "Нерюнгри" Трубопроводная система "Восточная Сибирь - Тихий Океан" КПП 143445001, обособленного подразделения "ЦРЛЭС "Нерюнгри" Трубопроводная система "Восточная Сибирь -Тихий Океан" КПП 143445002, обособленного подразделения "Трубопроводная Система "Восточная Сибирь - Тихий Океан" КПП 282645001, обособленного подразделения "Трубопроводная система "Восточная Сибирь - Тихий Океан" КПП 282645002, обособленного подразделения "Железнодорожный пункт налива нефти" в г. Сковородино КПП 282645003, обособленного подразделения "Приемо-сдаточный пункт (Джалинда) Трубопроводная система "Восточная Сибирь-Тихий океан" КПП 282645004, обособленного подразделения "Участок по техническому обеспечению закрытой зоны ПП р. Амур "Трубопроводная система "Восточная Сибирь-Тихий океан" КПП 282645005, обособленного подразделения "Трубопроводная система "Восточная Сибирь - Тихий Океан" КПП 280845001, обособленного подразделения ООО "Восточно-Сибирские магистральные нефтепроводы" КПП 500132001 по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов: налога на прибыль организаций, налога на имущество организаций, транспортного налога, земельного налога, водного налога, налога на доходы физических лиц за период с 01.01.2009 г. по 31.12.2010 г., налога на добавленную стоимость за период с 01.07.2009 г. по 31.12.2010 г., единого социального налога, страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в Российской Федерации, за период с 01.01.2009 по 31.12.2009.

Решением от 15.12.2011 N 24-54/14 срок проведения проверки продлен до 28.02.2012 (т.8 л.д. 354).

Инспекцией выездная налоговая проверка приостанавливалась на основании Решения заместителя начальника МИФНС России N 15 по Иркутской области от 29.12.2011 N 11-29.1/4 (т. 8 л.д.355-356). На основании решения заместителя начальника инспекции от 28.02.2012 N 11-29.3/4 выездная налоговая проверка возобновлена (т.8 л.д.357-358).

Решением N 24-54/6 от 25.04.2012 срок проведения проверки продлен до 6 месяцев (т.8 л.д. 360).

Справка N 16 о проведенной выездной налоговой проверке составлена инспекцией 27.06.2012 (т.8 л.д.344-346).

По результатам проверки должностным лицом налогового органа составлен Акт выездной налоговой проверки от 27.08.2012 N 11-30/30, который вручен представителю общества по доверенности 03.09.2012 (т.8 л.д.148-243).

3.09.2012 составлен протокол ознакомления налогоплательщика с материалами, полученными в ходе выездной налоговой проверки (т.8 л.д. 146).

Обществом были представлены возражения от 24.09.2012 N 01-03/25648 на акт выездной налоговой проверки (т.9 л.д.1-10).

Уведомлением N 11-63/12367 от 03.09.2012 рассмотрение материалов выездной налоговой проверки назначено на 02.10.2012 на 10 час. 00 мин. (т.8 л.д.145). Указанное уведомление вручено представителю общества по доверенности 03.09.2012.

Уведомлением N 11-63/13608 от 27.09.2012 рассмотрение материалов выездной налоговой проверки перенесено на 05.10.2012 на 10 час.00 мин. (т.8 л.д. 144). Указанное уведомление получено представителем общества по доверенности 28.09.2012.

8 октября 2012 года инспекцией принято решение N 11-48/6 о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля (т.8 л.д 139-142), вручено представителю общества по доверенности 09.10.2012.

Инспекцией вынесено решение N 11-29/006/8 от 08.10.2012 о продлении срока рассмотрения материалов налоговой проверки (т.8 л.д. 136-138), вручено представителю общества по доверенности 09.10.2012.

Справка N 11-48.1/7 о проведенных дополнительных мероприятиях налогового контроля составлена 31.10.2012 (т.8 л.д. 127-132), в этот же день вручена представителю общества.

06.11.2012 инспекцией составлен протокол ознакомления налогоплательщика с материалами, полученными по результатам дополнительных мероприятий налогового контроля (т.8 л.д. 125).

Уведомлением N 11-63/15140 от 30.10.2012 (т.8 л.д. 134) рассмотрение результатов дополнительных мероприятий налогового контроля назначено на 07.11.2012 в 10 час.00 мин. Указанное уведомление получено представителем общества 31.10.2012.

06.11.2012 обществом направлено ходатайство N 01-03/30428 об отложении даты рассмотрения результатов дополнительных мероприятий налогового контроля для предоставления налогоплательщиком письменных возражений (т.8 л.д. 124).

07.11.2012 инспекцией вынесено решение N 11-29/005/5 об отложении рассмотрения материалов налоговой проверки на 22.11.2012 на 10 час. 30 мин. (т.8 л.д. 123), получено представителем общества в этот же день.

Обществом были представлены возражения по справке от 21.11.2012 N 01-03/32163 (т.8 л.д. 118-121).

По результатам рассмотрения акта выездной налоговой проверки, материалов проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля, возражений налогоплательщика, при участии представителей налогоплательщика, руководителем инспекции принято решение от 22.11.2012 N 11-50/50 "О привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности" (т.8 л.д. 143-308), которым ООО "Востокнефтепровод" привлечено к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122, 123 Налогового кодекса РФ, в виде штрафа в общем размере 53 944 015,20 руб., начислены пени за несвоевременную уплату налогов в общем размере 15 767 142,79 руб., предложено уплатить недоимку по налогам в общей сумме 271 867 356 руб., уплатить в бюджет излишне возмещенный ранее налог на добавленную стоимость за 3 квартал 2009 года в сумме 2 398 414 руб.

Налогоплательщиком в порядке, предусмотренном статьями 137-139 Налогового кодекса РФ, была подана апелляционная жалоба на решение инспекции в Управление Федеральной налоговой службы России по Иркутской области, решением которого от 11.02.2013 N 26-12/002456@ решение инспекции изменено в части (т.3 л.д.116-142, т.8, л.д. 1-14). С учетом решения Управления общество привлечено к ответственности по пункту 1 статьи 122, статье 123 Налогового кодекса РФ в виде штрафа в размере 543 885 руб., начислены пени за несвоевременную уплату налогов в общем размере 263 337,13 руб., предложено уплатить недоимку по налогам в общей сумме 7 403 887 руб., уплатить в бюджет излишне возмещенный ранее НДС за 4 квартал 2009 года в сумме 2 338 673 руб.

Общество, считая, что решение инспекции, в редакции решения Управления, в части не соответствует законодательству о налогах и сборах и нарушает его права и законные интересы, оспорило его в судебном порядке.

По результатам рассмотрения суд апелляционной инстанции считает решение суда первой инстанции в обжалуемой части подлежащим оставлению без изменения, апелляционные жалобы - не подлежащими удовлетворению.

Судом первой инстанции правильно установлены фактические обстоятельства по делу, верно применены нормы материального и процессуального права.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, существенных нарушений процедуры проведения проверки и рассмотрения ее материалов инспекцией не допущено. Досудебный порядок урегулирования спора соблюден.

Как следует из оспариваемого решения инспекции, основанием доначисления налога на прибыль организаций, налога на добавленную стоимость, соответствующих пени и применения налоговых санкций, а также предложения уплатить излишне возмещенный ранее налог на добавленную стоимость явился вывод инспекции о недостоверности сведений, содержащихся в документах, представленных налогоплательщиком в качестве обосновывающих правомерность включения затрат в состав расходов при налогообложении прибыли и применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, а также факты, установленные при проведении мероприятий налогового контроля в отношении деятельности контрагента общества ООО "ИнтерСтрой".

По мнению суда апелляционной инстанции, выводы суда первой инстанции, посчитавшего выводы налогового органа по рассматриваемому эпизоду доначислений необоснованными, являются правильными, основанными на имеющихся в материалах дела доказательствах.

Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В соответствии со статьей 23 Налогового кодекса РФ налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги и сборы.

На основании статьи 246 Налогового Кодекса РФ Общество является плательщиком налога на прибыль.

Согласно статье 247 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, под которой для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

В пункте 1 статьи 252 Кодекса установлено, что налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Налогового кодекса Российской Федерации). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно статье 143 Налогового кодекса РФ Общество является плательщиком налога на добавленную стоимость.

Пунктами 1, 2 статьи 171 Налогового кодекса РФ установлено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, либо товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В силу пункта 1 статьи 172 Налогового кодекса РФ налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6-8 статьи 171 настоящего Кодекса.

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Налоговый орган вправе отказать в возмещении налога на добавленную стоимость, если предъявленная к возмещению сумма не подтверждена надлежащими документами, содержащими достоверные сведения, сформировавшие вычеты хозяйственные операции нереальны либо совершены с контрагентами, не исполняющими налоговых обязанностей.

Пунктом 1 статьи 169 Налогового кодекса РФ установлено, что счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению (пункт 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации).

В силу пункта 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.96 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции, проводимые организацией, подтверждаются первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать установленные законом обязательные реквизиты.

При этом как сведения, содержащиеся в счетах-фактурах, так и данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственной операции и представляемых налогоплательщиком в налоговые органы, должны отвечать установленным законодательством требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает реализацию права на осуществление налоговых вычетов.

В Определении от 16.10.2003 N 329-0 Конституционный Суд России указал, что по смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Кодекса, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством. Изложенные правовые позиции нашли отражение в сохраняющих свою силу решениях Конституционного Суда Российской Федерации (Определения от 25.07.2001 N 138-0 и от 04.12.2000 N 243-0). Разрешение же вопроса о добросовестности либо недобросовестности налогоплательщика при исполнении им налоговых обязанностей, как связанное с установлением и исследованием фактических обстоятельств конкретного дела, относится к компетенции арбитражных судов.

По смыслу норм Налогового кодекса РФ, регулирующих основания и порядок возмещения налога на добавленную стоимость, с учетом правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 20.02.2001 N 3-П и в Определении от 25.07.2001 N 138-0, право на возмещение налога на добавленную стоимость из бюджета предоставлено добросовестным налогоплательщикам для компенсации реально понесенных ими затрат по уплате налога поставщикам товаров (работ, услуг). Налогоплательщик, использующий вышеуказанное право в противоречии с его назначением, то есть злоупотребляющий им, не может рассчитывать на такую же судебную защиту этого права, как добросовестный налогоплательщик.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" дано разъяснение о том, что судам необходимо иметь в виду, что следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной:

- создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;

- взаимозависимость участников сделок;

- неритмичный характер хозяйственных операций;

- нарушение налогового законодательства в прошлом;

- разовый характер операции;

- осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;

- осуществление расчетов с использованием одного банка;

- осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;

- использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

Вместе с тем эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 указанного выше постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды (пункт 6).

Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано. Обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности (использование собственных, заемных средств, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала и т.п.) или от эффективности использования капитала (пункты 7, 8, 9).

Обязанность по доказыванию правомерности применения вычетов по налогу на добавленную стоимость законодателем возложена на налогоплательщика. При этом данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственной операции и представляемых налогоплательщиком в налоговые органы, должны отвечать установленным законодательством требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает реализацию права на осуществление налоговых вычетов.

Между тем налоговые органы не освобождаются от обязанности по доказыванию как факта наличия недостоверных сведений в представленных налогоплательщиком первичных документах, так и недобросовестности налогоплательщика при осуществлении соответствующих хозяйственных операций.

Как следует из материалов дела и установлено судом, в ходе проверки Инспекцией установлено, что Общество получило необоснованную налоговую выгоду при исчислении налога на прибыль и заявлении вычетов по налогу на добавленную стоимость по договору субподряда от 20.05.2009 N 727/28-09 (т. 4 л.д. 148-220), заключенному с ООО "ИнтерСтрой", заключенному в ходе строительства объекта "Первая очередь трубопроводной системы Восточная Сибирь-Тихий океан. Система связи, км 1105 -км 1750 (участок км 1440-км 1512)".

Основанием для выводов инспекции послужили следующие установленные в ходе проверки обстоятельства.

1) ООО "ИнтерСтрой" имеет низкую налоговую нагрузку, согласно представленной отчетности и данных расчетного счета, не отражает в полном объеме сумму выручки от реализации товаров (работ, услуг); за период 2009-2010 гг. бухгалтерская и налоговая отчетность представлена с минимальными показателями;

2) В ходе проведения встречной проверки финансово-хозяйственные отношения между ООО "Востокнефтепровод" и ООО "ИнтерСтрой" не подтверждены, установлено отсутствие исполнительных органов по месту государственной регистрации ООО "ИнтерСтрой".

Алешина Екатерина Николаевна является номинальным учредителем и руководителем ООО "ИнтерСтрой" и отказывается от факта осуществления деятельности в качестве руководителя ООО "ИнтерСтрой";

3) Отсутствие зарегистрированных в налоговых органах обособленных подразделений ООО "ИнтерСтрой";

4) Подписи в договоре, счетах-фактурах, актах выполненных работ (КС-2), справках о стоимости выполненных работ (КС-3), выставленных ООО "ИнтерСтрой" в адрес ООО "Востокнефтепровод", выполнены неустановленными лицами;

5) У ООО "ИнтерСтрой" отсутствуют трудовые ресурсы, необходимые для осуществления деятельности;

6) Анализ выписки о движении денежных средств по расчетному счету ООО "ИнтерСтрой" показал перечисление значительного объема денежных средств в адрес "проблемных" организаций, неосуществление организацией реальной финансово-хозяйственной деятельности;

7) Не предоставлены документы, позволяющие установить работников субподрядной организации, выполнявших работы на объекте. В исполнительной документации, представленной филиалом ОАО "Связьтранснефть" Прибайкальского ПТУС, отсутствуют лица, проводившие строительные работы от субподрядчика ООО "ИнтерСтрой";

8) ООО "Востокнефтепровод" имело возможность самостоятельно выполнить строительно-монтажные работы;

9) Работы на объекте строительства сданы генподрядчику ООО "Волгоэнергострой" раньше, чем выполнены и приняты у субподрядчика - ООО "ИнтерСтрой".

На основании указанных обстоятельств Инспекцией сделан вывод о непроявлении Обществом должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента. По мнению Инспекции, действия налогоплательщика направлены на получение необоснованной налоговой выгоды.

При этом Инспекцией не оспаривается существование результата строительно-монтажных работ по объекту "Первая очередь трубопроводной системы "Восточная Сибирь - Тихий океан" Система связи, км 1105 - км 1750 (участок км 1440 - км 1512)". На стр. 58 Решения инспекции указано, что мероприятиями налогового контроля опровергается не сам факт выполнения строительно-монтажных работ, не подтверждается факт их выполнения именно ООО "ИнтерСтрой".

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции о недоказанности налоговым органом нереальности спорных хозяйственных операций по производству субподрядных работ, равно как и наличия согласованных с контрагентом умышленных действий общества на получение необоснованной налоговой выгоды в виде необоснованного возмещения из бюджета налога на добавленную стоимость и уменьшения прибыли на расходы на основании следующего.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, в соответствии с уставом ООО "Востокнефтепровод" (т. 4 л.д. 347-370) основной целью деятельности Общества является финансирование строительства и последующая эксплуатация магистральных нефтепроводов в целях извлечения прибыли (п. 4.1). Основными видами деятельности Общества являются: осуществление инвестиционной деятельности в соответствии с законодательством Российской Федерации; эксплуатация и техническое обслуживание объектов нефтепроводного транспорта; транспортировка нефти по магистральным нефтепроводам; отгрузка нефти с трубопроводных пунктов налива; хранение нефти в резервуарах, хранение продуктов переработки нефти; деятельность по комплексному развитию сети трубопроводов, перевалочных нефтебаз, железнодорожных эстакад и других объектов нефтепроводного транспорта и др.

В 2009 году ООО "Востокнефтепровод" в качестве субподрядчика осуществляло строительство объекта "Первая очередь трубопроводной системы Восточная Сибирь - Тихий океан. Система связи, км 1105 - км 1750 (участок км 1440 - км 1512)". Строительство осуществлялось в соответствии с заключенным договором субподряда от 03.04.2009 N 00-07 между ООО "ЦУП ВСТО" (заказчик) в лице ОАО "Люберецкое строительно-монтажное управление", ООО "Волгоэнергострой" (генеральный подрядчик) и ООО "Востокнефтепровод" (субподрядчик) (т. 4 л.д. 221-279).

Строительство объекта "Первая очередь трубопроводной системы Восточная Сибирь - Тихий океан. Система связи, км 1105 - км 1750 (участок км 1440 - км 1512)" производилось силами ООО "ИнтерСтрой", ООО "Стройинвест", которые были привлечены на основании договоров субподряда, а также частично силами ООО "Востокнефтепровод".

Между ООО "Востокнефтепровод" и ООО "ИнтерСтрой" заключен договор субподряда от 20.05.2009 N 727/28-09 (т. 4 л.д. 148-220), в соответствии с которым субподрядчик (ООО "ИнтерСтрой") принимает на себя выполнение строительно-монтажных работ и услуг по объекту: "Первая очередь трубопроводной системы Восточная Сибирь - Тихий океан. Система связи, км 1105 - км 1750 (участок км 1440 - км 1512) (РС 1451 км, РС 1470 км)". По указанному договору ООО "ИнтерСтрой" выполнялись работы по строительству следующих радиорелейных станций (РС): РС 1451 км, РС 1470 км, а также площадок пунктов контроля управления (ПКУ): ПК245+00, ПК311+15, ПК508+00, ПК701+00, ПК704+90, обеспечивающих работу системы связи ТС ВСТО.

В соответствии со СНиП 2.05.06-85 "МАГИСТРАЛЬНЫЕ ТРУБОПРОВОДЫ" пункт 11.3* трубопроводные системы должны быть обеспечены технологической связью обеспечивающей централизованное управление их работой.

Данные объекты являются технологической составляющей единой системы связи и телеметрии обеспечивающей функционирование трубопроводной системы в целом.

В соответствии с п. 1 ст. 15 "Технологические сети связи" Федерального закона от 07.07.2003 N 126-ФЗ "О связи" технологические сети связи предназначены для обеспечения производственной деятельности организаций, управления технологическими процессами в производстве.

Таким образом, целью заключения договора субподряда с ООО "ИнтерСтрой" является создание комплекса инфраструктуры связи для бесперебойной работы магистрального нефтепровода как единого целого.

Исходя из условий договоров субподряда от 03.04.2009 N 00-07, от 20.05.2009 N 727/28-09, Общество выступало подрядчиком и выполняло частично работы, предусмотренные договорами, собственными силами.

В целях разграничения выполненных собственными силами объемов работ ООО "Востокнефтепровод" ежемесячно составляло с субподрядными организациями ООО "ИнтерСтрой", ООО "Стройинвест", Ведомости разделения объемов по объекту (т. 4 л.д. 145-147), в которых фиксировались объемы выполненных работ в процентном соотношении. На основании ведомостей составлялись сметы и заключались дополнительные соглашения, приводящие объемы выполненных работ к факту. Выполненные силами ООО "Востокнефтепровод" работы вычитались из стоимости и объемов работ по договору субподряда с ООО "ИнтерСтрой" от 20.05.2009 N 727/28-09.

В связи с этим, к договору с ООО "ИнтерСтрой" от 20.05.2009 N 727/28-09 было заключено три дополнительных соглашения:

1. Доп. соглашение N 1 - уменьшение цены договора до 37 832 331,90 руб. (т. 4 л.д. 195-201);

2. Доп. соглашение N 2 - уменьшение цены договора до 23 699 872,65 руб. (т. 4 л.д. 202-219);

3. Доп. соглашение N 3 - без изменения цены договора, изменение условий об ответственности подрядчика (т. 4 л.д. 220).

Заключение субподрядных договоров по профилю основной деятельности соответствует обычной практике ООО "Востокнефтепровод".

В рамках исполнения договора с ООО "ЦУП ВСТО", заявитель заключил в 2009 году с различными субподрядными организациями 63 договора на выполнение строительно-монтажных работ (т. 4 л.д. 114-116).

Понесенные Обществом затраты по договору с ООО "ИнтерСтрой" соответствуют видам деятельности Общества, что подтверждается уставом ООО "Востокнефтепровод".

Экономическая оправданность несения спорных расходов заключается в том, что они напрямую направлены на получение дохода по договору с ООО "Волгоэнергострой" от 03.04.2009 N 00-07, что подтверждается соответствующими актами о приемке выполненных работ ф. КС-2, справками о стоимости выполненных работ и затрат ф. КС-3, счетами-фактурами (т. 4 л.д. 99-102).

При заключении с ООО "ИнтерСтрой" договора субподряда от 20.05.2009 N 727/28-09 (т. 4 л.д. 148-194) было учтено, что с момента создания (08.11.2007) указанная организация работала по договорам с различными заказчиками, что подтверждается, в том числе, банковскими выписками, представленными инспекцией в материалы дела.

Согласно банковским выпискам по расчетным счетам, открытым в ЗАО КБ "Евротраст", ООО КБ "Интеркоммерц" (т. 5 л.д. 432-448), ООО "ИнтерСтрой" являлось подрядчиком различных предприятий, в том числе: ООО Строительное управление "Тулэнергострой", ООО "Клинские городские электрические сети", ООО "Инженерные системы", ЗАО "СМУ-4", ООО "Техстрой", ООО "Монтажно-Строительный Центр", и др.

Наличие у ООО "ИнтерСтрой" необходимых материальных и трудовых ресурсов для выполнения работ подтверждается письмом ООО "ЭвисТрейд" от 19.04.2013 N б/н, направленным в ответ на запрос заявителя от 08.04.2013 N01-07/9941.

Согласно указанному письму "ООО "ЭвистТрейд" действительно заключало договор с ООО "ИнтерСтрой" от 22.10.2008 N 63СП/08 на выполнение работ по монтажу систем отопления, вентиляции, кондиционирования и холодоснабжения, на что имеются соответствующие документы".

Таким образом, до вступления в отношения с заявителем ООО "ИнтерСтрой" успешно работало по договорам с другими заказчиками, что свидетельствует о наличии у ООО "ИнтерСтрой" необходимой деловой репутации.

В соответствии с условиями договора субподряда от 03.04.2009 N 00-07 субподрядчик (ООО "Востокнефтепровод") предоставляет на согласование генподрядчику (ООО "Волгоэнергострой") список всех субподрядчиков, выполняющих строительно-монтажные работы и осуществляющих поставку материалов. Субподрядчиком могут привлекаться на субподряд организации только по письменному согласованию с генподрядчиком (п.п. 16.1, 16.3).

Привлечение ООО "ИнтерСтрой" в качестве субподрядчика было согласовано ООО "Востокнефтепровод" с генеральным подрядчиком ООО "Волгоэнергострой", которое в свою очередь согласовало привлечение субподрядчиков с филиалом ОАО "Связьтранснефть" Средневолжский ПТУС - письма о согласовании от 15.05.2009 N 01-28/10109, от 18.05.2009 N 05.02-308, от 15.05.2009 N 05.02-307 (т. 4 л.д. 91-93).

Доводы, приведенные инспекцией в апелляционной жалобе, установленные обстоятельства согласования привлечения субподрядчика не опровергают.

Готовность ООО "ИнтерСтрой" к реализации проектных решений и проведению работ на объекте была подтверждена ООО "РАДИКАЛ" - организацией, осуществляющей независимый технический надзор, что подтверждается Заключением от 27.05.2009 по проверке готовности подрядчика по строительству (субподрядчика) к проведению работ по строительству, реконструкции, техперевооружению и капитальному ремонту, на объектах ОАО "АК "Транснефть".

Из содержания заключения ООО "РАДИКАЛ" (т. 4 л.д. 85-90) следует, что в отношении ООО "ИнтерСтрой" установлено следующее:

наличие у ООО "ИнтерСтрой" лицензии;

регистрация ООО "ИнтерСтрой" в территориальном органе Госгортехнадзора РФ; о производстве работ на опасном производственном объекте;

наличие плана производства работ, утвержденного главным инженером;

ознакомление работников ООО "ИнтерСтрой" с планом производства работ;

наличие приказов о закреплении за объектом персонала подрядной организации;

наличие списка лиц, участвующих в производстве работ;

наличие квалификационных удостоверений по профессиям у инженерно-технического и рабочего персонала, в соответствии с приказом о закреплении;

наличие удостоверений и заверенных копий протоколов аттестации инженерно-технического персонала, ответственного за проведение работ, по промышленной безопасности.

Суд апелляционной инстанции на основании установленных судом обстоятельств соглашается с тем, что Обществом при заключении и исполнении сделки проявлена необходимая осмотрительность: перед заключением договора с ООО "ИнтерСтрой" заявитель на основании общедоступных сведений в сети Интернет и на сайте Федеральной налоговой службы, данных электронной системы "СПАРК", удостоверился в правоспособности контрагента и его надлежащей государственной регистрации в качестве юридического лица, установил лицо, имеющее право действовать от имени контрагента, а также в реальности осуществления контрагентом своей хозяйственной деятельности.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что в ходе преддоговорной проверки ООО "ИнтерСтрой" заявитель получил от контрагента следующие документы: Выписку из единого государственного реестра юридических лиц (т. 4 л.д. 75-84); свидетельство о государственной регистрации юридического лица, выданное МИФНС N 46 по г. Москве (т. 4 л.д. 74); свидетельство о постановке на налоговый учет российской организации в налоговом органе по месту нахождения на территории РФ, выданное ИФНС N 23 по г. Москве (т. 4 л.д. 73); Устав ООО "ИнтерСтрой" с отметкой МИФНС N 46 по г. Москве (т. 4 л.д. 60-72); информационное письмо Росстата о присвоении соответствующих кодов статистики от 27.10.2008 N 1-17-26/852752 с приложением дополнительных кодов (т. 4 л.д. 58-59); справку ОАО Банк "Возрождение" об открытом счете от 01.11.2008 N 0170/05-31/1981 (т. 4 л.д. 57).

Наличие у ООО "ИнтерСтрой" расчетного счета свидетельствовало о том, что указанный контрагент вел реальную хозяйственную деятельность, имел руководителя, личность которого была идентифицирована и удостоверена, в том числе банком.

Также налогоплательщиком получены: лицензия от 21.04.2008 на осуществление строительство зданий и сооружений I и II уровней ответственности серия Е 059538 N ГС-1-99-02-27-0-7710695536-067964-1 (т.4 л.д. 53-56); решение участника ООО "ИнтерСтрой" от 03.10.2008 N 02 о передаче 100% уставного капитала Алешиной Екатерине Николаевне (т. 4 л.д. 52); решение участника ООО "ИнтерСтрой" от 03.10.2008 N 03 о вступлении в права и обязанности участника общества, изменении юридического адреса и возложении обязанностей генерального директора на Алешину Екатерину Николаевну (т. 4 л.д. 51); приказ генерального директора от 03.10.2008 о возложении обязанностей генерального директора на Алешину Екатерину Николаевну (т. 4 л.д. 50); Доверенность от 20.04.2009 N 02G-09 на имя Гнеушева В.Н. (т.4 л.д. 49); доверенность от 04.05.2009 N 03G-09 на имя Тайбулдинова Р.Ш. (т.4 л.д. 48).

Суд первой инстанции обоснованно указал на то, что ссылка инспекции на письмо Минрегионразвития РФ от 30.05.2012 N 13069-ДШ/08 об отсутствии сведений о выдаче лицензии ООО "ИнтерСтрой", не подтверждает отсутствие лицензии, а только указывает на отсутствие у Минрегионразвития РФ сведений о выданной лицензии от 21.04.2008 N ГС-1-99-02-27-0-7710695536-067964-1, что объясняется тем, что лицензия выдавалась ООО "ИнтерСтрой" Федеральным агентством по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству, которое было упразднено Указом Президента Российской Федерации от 12.05.2008 N 724.

В соответствии с Федеральным законом от 08.08.2001 N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" (далее - Закон о лицензировании) в 2009 году лицензированию подлежала деятельность по строительству зданий и сооружений, за исключением сооружений сезонного или вспомогательного назначения (п.п. 101.2 п.1 ст.17 Закона о лицензировании).

Статьей 2 Закона о лицензировании дано определение понятия лицензионных требований и условий как совокупности установленных положениями о лицензировании конкретных видов деятельности требований и условий, выполнение которых лицензиатом обязательно при осуществлении лицензируемого вида деятельности.

Пунктами 4, 5 Положения о лицензировании деятельности по проектированию зданий и сооружений I и II уровней ответственности в соответствии с государственным стандартом, а также пунктами 4,5 Положения о лицензировании деятельности по строительству зданий и сооружений I и II уровней ответственности в соответствии с государственным стандартом (утв. постановлением Правительства РФ от 21.03.2002 N 174; далее - Положение), установлены лицензионные требования и условия, а также перечень документов, представляемый соискателем в лицензирующий орган.

Выдача юридическому лицу лицензии подразумевает проверку государственным лицензирующим органом: наличия у юридического лица руководителей и специалистов с высшим или средним специальным образованием в соответствующей области (п.п. Положения); принадлежащих ему на праве собственности или на ином законном основании зданий, помещений, строительных машин, транспортных средств, механизированного или ручного инструмента, технологической оснастки, передвижных энергетических установок, средств обеспечения безопасности, средств контроля и измерений (п.п. Положения); регистрации юридического лица, постановку на налоговый учет (п. 5 Положения).

На момент вступления заявителя в отношения с ООО "ИнтерСтрой" данное общество имело лицензию от 21 апреля 2008 г. на осуществление строительства зданий и сооружений I и II уровней ответственности в соответствии с государственным стандартом, выданную Федеральным агентством по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству (серия Е 059538 N ГС-1-99-02-27-0-7710695536-067964-1 со сроком действия до 21 апреля 2013 г.; т. 4 л.д. 53-56), действие которой не было приостановлено или аннулировано в установленном законом порядке.

Соответственно, наличие у ООО "ИнтерСтрой" соответствующей лицензии, а также иные сведения, полученные в ходе преддоговорной проверки контрагента, не оставляли сомнений в наличии у ООО "ИнтерСтрой" необходимых условий для выполнения работ.

Ссылка инспекции в апелляционной жалобе на непредставление обществом копии лицензии в ходе налоговой проверки, а представление ее с возражениями на акт проверки, не подтверждает доводы инспекции об отсутствии лицензии у ООО "ИнтерСтрой". Учитывая, что инспекция не произвела действий по проверке факта выдачи лицензии путем направления запроса в архив Росстроя России, ссылки в апелляционной жалобе на ненадлежащее заверение копии лицензии, что свидетельствует, по мнению инспекции о недостоверности содержащихся в ней сведений, во внимание судом не могут быть приняты.

Факт выполнения ООО "ИнтерСтрой" строительно-монтажных работ по объекту "Первая очередь трубопроводной системы Восточная Сибирь - Тихий океан. Система связи, км 1105 - км 1750 (участок км 1440 - км 1512)" подтверждается представленными в материалы дела договором субподряда от 20.05.2009 N 727/28-09, актами о приемке выполненных работ ф. КС-2 от 18.08.2009 N 1, от 20.11.2009 N 2, от 25.11.2009 N 3, справками о стоимости выполненных работ и затрат ф. КС-3 от 18.08.2009 N 1, от 20.11.2009 N 2, от 25.11.2009 N 3, счетами-фактурами от 18.08.2009 N Л-2, от 20.11.2009 N Л-2, от 25.11.2009 N Л-4, актом приемки законченного строительством объекта ф. КС-11, актом приемки законченного строительство объекта приемочной комиссией ф. КС-14 (т. 4 л.д. 117-144).

Факт оплаты Обществом указанных работ (и соответственно НДС в составе платежей) на расчетный счет ООО "ИнтерСтрой" Инспекция не отрицает - платежные поручения ООО "Востокнефтепровод" от 26.05.2009 N 5176, от 31.08.2009 N 11962, от 07.12.2009 N 17583, от 30.12.2009 N 19242, от 18.01.2010 N 184 (т. 4 л.д. 94-98).

Представленные Обществом документы содержат все обязательные реквизиты, позволяют определить содержание и участников хозяйственных операций, и подтверждают реальность хозяйственных операций с контрагентом ООО "ИнтерСтрой".

Как следует из материалов дела, представленный обществом в инспекцию на проверку договор субподряда от 20.05.2009 N 727/28-09 подписан со стороны контрагента от имени заместителя генерального директора общества Гнеушева В.Н., первичные документы и счета - фактуры, выставленные в адрес общества, - от имени главного инженера Р.Ш. Тайбулдинова.

Инспекция указывает, что Алешина Е.Н. является номинальным руководителем ООО "ИнтерСтрой" и отказывается от факта осуществления деятельности в качестве руководителя организации (протокол допроса от 28.02.2011 N 347; т. 5 л.д. 469-473).

Между тем, как указано на стр. 19 решения инспекции, заявление о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица ф. Р 13001 (т. 15 л.д. 31-33), заявление о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц изменений в сведения о юридическом лице, не связанных с внесением изменений в учредительные документы ф. Р 14001, подписаны Алешиной Е.Н. Подлинность подписи Алешиной Е.Н. засвидетельствована временно исполняющей обязанности нотариуса г. Москвы Алексахиной И.В.

В связи с этим, показания Алешиной Е.Н., указанной в государственном реестре руководителем организации, о том, что она не имеет отношения к данной организации, являются обоснованно расценены судом как противоречивые и не подтверждающими с определенностью факт ее непричастности к деятельности организации.

В связи с имеющимися сомнениями по факту подлинности подписей генерального директора ООО "ИнтерСтрой" Алешиной Е.Н. в доверенности от 20.04.2009 N 02G-09 на имя Гнеушева В.Н. и доверенности от 04.05.2009 N 03G-09 на имя Тайбул-динова Р.Ш., Инспекцией вынесено постановление от 28.04.2012 N 11-40/2 о назначении почерковедческой экспертизы (т. 5 л.д. 468). Проведение экспертизы поручено эксперту Грибанову Николаю Александровичу в организации ООО "СибрегионЭксперт".

С постановлением о назначении почерковедческой экспертизы N 11-40/2 от 28.04.2012 ознакомлен главный инженер ООО "Востокнефтепровод" Пузиков А.Ф. на основании приказа N 243-к от 27.04.2012 об исполнении обязанностей генерального директора с 02.05.2012 по 12.05.2012, о чем составлен протокол N 11-41/2 от 02.05.2012, замечания и заявления к протоколу ознакомления со стороны проверяемого лица не поступили.

По результатам проведенного исследования экспертом в заключении от 17.05.2012 N 201-05/12 (т. 5 л.д. 461-467) установлено, что подписи от имени Алешиной Е.Н. в представленных документах (доверенность от 20.04.2009, доверенность от 04.05.2009), расположенные в нижней части документов в графе "Генеральный директор ООО "ИнтерСтрой", в строке слева от записи расшифровки подписи "Алешина Е.Н.", выполненной печатным текстом, выполнены не Алешиной Екатериной Николаевной, а другим лицом.

По мнению суда апелляционной инстанции, суд первой инстанции обоснованно при рассмотрении спора исходил из того, что само по себе подписание документов со стороны контрагента неуполномоченными лицами не является безусловным и достаточным доказательством получения Обществом необоснованной налоговой выгоды.

Подписание указанных документов неустановленным или неуполномоченным лицом не опровергает реальность существования хозяйственных отношений по возмездному приобретению работ (услуг), не влечет безусловного отказа в признании расходов для целей исчисления налога на прибыль и применения вычетов по налогу на добавленную стоимость.

Налогоплательщик не обязан и не вправе осуществлять проверку подлинности подписи, поставленной контрагентом на первичных документах. Вменение Инспекцией налогоплательщику такой обязанности возлагает на него дополнительные обязанности, связанные с проведением мероприятий налогового контроля, что ни статьей 23 Налогового кодекса РФ, ни иными актами законодательства о налогах и сборах, не предусмотрено.

Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Кодексом, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Кодекса, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

При этом не может являться основанием для признания налоговой выгоды необоснованной подписание документов неустановленным лицом в отсутствие доказательств осведомленности налогоплательщика о данном обстоятельстве в силу отношений взаимозависимости или аффилированности, которые, в свою очередь, не были представлены налоговым органом.

Судом также обоснованно учтены правовые подходы Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенные в постановлении Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 по делу N А11-1066/2009 в рамках которого надзорной инстанцией признано неправомерным доначисление налога на добавленную стоимость на основании счетов-фактур, подписанных неустановленными (неуполномоченными) лицами, в связи с наличием доказательств проявления налогоплательщиком должной осмотрительности при выборе контрагентов, включая запрос ограниченного по количеству перечня документов: выписки ЕГРЮЛ, копий учредительных документов и протоколов на руководителей, чьи подписи были проставлены на спорных счетах-фактурах. При этом практику возложения на налогоплательщиков обязанности по проведению личных встреч с руководством фирм контрагентов или проверки их подписей на документах высшая судебная инстанция признала незаконной.

Инспекция не привела в решении доказательств того, что заявителю были известны при заключении спорного договора обстоятельства, которые были получены налоговым органом в ходе осуществления мероприятий налогового контроля, в связи с этим утверждение о непроявлении заявителем должной степени осторожности и осмотрительности не соответствует нормам законодательства о налогах и сборах.

Суд первой инстанции установил, что факт выполнения ООО "ИнтерСтрой" строительно-монтажных работ по объекту "Первая очередь трубопроводной системы Восточная Сибирь - Тихий океан. Система связи, км 1105 - км 1750 (участок км 1440 - км 1512)" подтверждается исполнительной документацией производства работ по объекту: "Расширение трубопроводной системы "Восточная Сибирь - Тихий Океан (ВСТО)" Система связи, км 1105-км1750. Участок N 3 (км 1440-км1512).

В исполнительной документации в качестве исполнителя работ указано ООО "ИнтерСтрой" и указаны работники ООО "ИнтерСтрой" - прораб Пузаков И.Б. мастер Ворошилов В.В.

Согласно Справке отдела кадров ООО "Востокнефтепровод" от 08.04.2013 N б/н Пузаков И.Б. не является и никогда не являлся работником ООО "Востокнефтепровод", также сообщается, что в период с 01.01.2008 по настоящее время в штатном расписании ООО "Востокнефтепровод" отсутствует должность "прораб".

Согласно Справке отдела кадров ООО "Востокнефтепровод" от 24.05.2013 N 04-80/2013 Ворошилов В.В. не является и никогда не являлся работником ООО "Востокнефтепровод".

То обстоятельство, что Пузаков И.Б., Ворошилов В.В. не являются работниками Общества, подтверждается также штатным расписанием ООО "Востокнефтепровод" на 2009 г., 2010 г. (т. 30 л.д. 64-268), штатным расписанием Ленского РНУ ООО "Востокнефтепровод", которые были представлены Инспекции в ходе выездной налоговой проверки по реестрам от 19.11.2011 N 01-01-05/32688, от 22.10.2012 N 01-03/28734.

Согласно протоколу допроса заместителя директора по строительству филиала "Ленское РНУ" Василевского А.В. от 16.05.2012 N б/н (т. 4 л.д. 31-40) Пузаков И.Б., Ворошилов В.В. являлись работниками ООО "ИнтерСтрой" и работали на объекте "Первая очередь трубопроводной системы Восточная Сибирь - Тихий океан. Система связи, км 1105 - км 1750 (участок км 1440 - км 1512)".

Признавая необоснованными доводы инспекции об отсутствии у контрагента строительной техники, суд первой инстанции обоснованно указал, что наличие у ООО "ИнтерСтрой" строительной техники подтверждено вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Иркутской области от 06.06.2011 по делу N А19-7458/2011 по иску ООО "Эльбрус" (истец) к ООО "ИнтерСтрой" (ответчик) о взыскании 50 000 руб. задолженности по арендной плате и неустойки за просрочку внесения арендной платы (т. 4 л.д. 44-47).

В указанном судебном акте судом установлено, что 02.07.2009 истцом и ответчиком заключен договор субаренды, согласно которому истец предоставил, а ответчик принял в аренду технику - автокран "Ивановец" КС - 4571 гос. номер У791РН, двигатель N 72408413. Истец передал ответчику имущество по акту приема - передачи 05.07.09, которое возвращено ответчиком истцу 25.08.2009. Факт пользования ответчиком имуществом истца подтвержден документально - актом N 15 от 31.08.2009 и маршрутным листом автокрана Ивановец" КС - 4571 гос. номер У791РН. Согласно акту и маршрутному листу, имущество находилось в пользовании у ответчика в течение 452 машино-часов.

Суд апелляционной инстанции, отклоняя доводы инспекции, приведенные в апелляционной жалобе, относительно того, что судом первой инстанции без достаточных оснований указано на наличие у ООО "ИнтерСтрой" строительной техники, а также не исследованы имеющиеся в материалах дела N А19-7458/2011 маршрутные листы, исходит из того, что в ходе проверки инспекцией не исследовался вопрос о возможности привлечения ООО "ИнтерСтрой" необходимых трудовых и материальных ресурсов на территории Ленского района Республики Саха (Якутия).

Выполнение спорных объемов работ именно обществом "ИнтерСтрой" подтверждается нотариально засвидетельствованными объяснениями работников ООО "Востокнефтепровод": начальника отдела капитального строительства Гаранина Александра Анатольевича (т. 4 л.д. 43), заместителя директора по строительству филиала "Ленское РНУ" Шитикова Сергея Сергеевича (т. 4 л.д. 42), ведущего инженера ОКС филиала "Ленское РНУ" Набиуллина Андрея Ильсуровича (т. 4 л.д. 41), которые непосредственно находились на объекте и взаимодействовали с работниками ООО "ИнтерСтрой", осуществлявшими строительство.

Согласно объяснениям Шитикова С.С. на объекте работала бригада работников ООО "ИнтерСтрой" в количестве около 10 человек, которые проживали во временных вахтовых городках на РС км 1451, РС км 1470. При выполнении работ по строительству площадок системы связи субподрядчик использовал экскаваторную и самосвальную технику. Для заправки техники и обеспечения работы дизель-генераторов для вахтового городка ООО "ИнтерСтрой" закупало горюче-смазочные материалы у ООО "Востокнефтепровод" по договору от 01.06.2009 N 998/24-09 (т.4 л.д. 11-20).

Шитиков С.С. лично общался с руководящим персоналом ООО "ИнтерСтрой": заместителем генерального директора Гнеушевым В.Н., главным инженером Тайбулдиновым Р.Ш., прорабом Пузаковым И.Ю., мастером Ворошиловым В.В.

Согласно объяснениям Гаранина А.А., он два раза выезжал на объект, где лично общался с работниками ООО "ИнтерСтрой" Гнеушевым В.Н., прорабом Пузаковым И.Ю. С главным инженером ООО "ИнтерСтрой" Тайбулдиновым Р.Ш. общался по телефону. У Гаранина А.А. сохранились контактные телефоны Гнеушева В.Н., Тайбулдинова Р.Ш.

Факт использования ООО "ИнтерСтрой" строительной техники подтвержден также и показаниями допрошенных должностным лицом налогового органа в ходе выездной налоговой проверки работников ООО "Востокнефтепровод" - заместителя директора по производству филиала "Ленское РНУ" Василевского Анатолия Владимировича (протокол допроса от 16.05.2012 N б/н; т. 4 л.д. 31-40), водителя автомашин КАМАЗ, ТАТРА Полозова Бориса Андреевича (протокол допроса от 02.04.2012 N 11-46/26; т. 4 л.д. 26-30), которые подтвердили обстоятельства выполнения работ ООО "ИнтерСтрой".

Так, Полозов Б.А. пояснил, что в 2009 году работал в ООО "Востокнефтепровод" водителем, доставлял материал до площадки строительства объекта "Первая очередь трубопроводной системы Восточная Сибирь - Тихий океан. Система связи, км 1105 - км 1750 (участок км 1440 - км 1512)". На данном объекте работали работники ООО "ИнтерСтрой" примерно 8-10 человек, которые прибыли из г. Красноярска. В связи с тем, что горюче-смазочные материалы в район строительства доставляются только баржами и хранятся на складах ООО "Востокнефтепровод", ООО "ИнтерСтрой" для заправки техники при выполнении работ и обеспечения работы дизель-генераторов для вахтового городка закупало у ООО "Востокнефтепровод" горюче-смазочные материалы по договору поставки от 01.06.2009 N 998/24-09 (т.4 л.д. 11-20).

Горюче-смазочные материалы поставлялись в адрес ООО "ИнтерСтрой" Филиалом "Ленская нефтебаза" ОАО "Саханефтегазсбыт", что подтверждается товарными накладными от 20.07.2009 N 07/146, от 10.09.2009 N09/64 (т. 4 л.д. 7-10), в которых стоит подпись главного инженера ООО "ИнтерСтрой" Тайбулдинова Р.Ш.

ОАО "Саханефтегазсбыт" осуществляло прием, перевалку и хранение нефтепродуктов по договору с ООО "Востокнефтепровод" от 30.10.2008 N 48-1/2008 (т.4 л.д. 2-5).

Заявитель направил в ОАО "Саханефтегазсбыт" письмо от 05.03.2013 N 02-01-08/1404 (т. 4 л.д. 1) о подтверждении получения заместителем главного инженера ООО "ИнтерСтрой" Кретининым Александром Васильевичем, действующим на основании доверенности ООО "Востокнефтепровод" от 31.08.2009 N 02-Л/168 (т. 5 л.д. 481), 6-ти тонн зимнего дизельного топлива.

Письмом от 06.03.2013 N 8/197 (т. 5 л.д. 483) ОАО "Саханефтегазсбыт" направило копию доверенности от 31.08.2009 N 02-Л/168, копию товарно-транспортной накладной от 10.09.2009 N 213 (т.5 л.д. 482), которыми подтверждается получение Кретининым А.В. 10.09.2009 6-ти тонн дизельного топлива.

ООО "ИнтерСтрой" для заправки техники при выполнении работ и обеспечения работы дизель-генераторов для вахтового городка закупало у ООО "Востокнефтепровод" горюче-смазочные материалы по договору поставки от 01.06.2009 N 998/24-09 (т. 4 л.д. 11-20).

Горюче-смазочные материалы поставлялись в адрес ООО "ИнтерСтрой" Филиалом "Ленская нефтебаза" ОАО "Саханефтесбыт", что подтверждается товарными накладными от 20.07.2009 N 07/146, от 10.09.2009 N 09/64 (т. 4 л.д. 7-10), подписанными со стороны ООО "ИнтерСтрой" Тайбулдиновым Р.Ш., который также подписывал первичные документы по договору субподряда от 20.05.2009 N 727/28-09.

При установленных по делу обстоятельствах у суда не имеется оснований для признания обоснованными доводов инспекции относительно того, что сделка по приобретению ООО "ИнтерСтрой" у ООО "Востокнефтепровод" горюче-смазочных материалов была оформлена для обеспечения видимости реальности основной сделки, в связи с чем доводы апелляционной жалобы в данной части подлежат отклонению.

Суд первой инстанции при рассмотрении спора обоснованно также исходил из того, что обстоятельства ведения реальной хозяйственной деятельности и взаимодействия заявителя и субподрядчика в ходе выполнения работ подтверждаются фактами посещения работниками ООО "ИнтерСтрой" Гнеушевым В.Н. (май 2009 года) и Тайбулдиновым Р.Ш. (апрель, декабрь 2009 года) Административно-бытового комплекса ООО "Востокнефтепровод", что в свою очередь подтверждается справкой бюро пропусков (т. 5 л.д. 480), а также показаниями начальника службы безопасности ООО "Востокнефтепровод" Григорьева Александра Алексеевича (протокол допроса от 19.12.2011 N 11-456/163; т. 5 л.д. 474-479).

Григорьев А.А. показал, что Гнеушевым В.Н. на входе в Административно-бытовой комплекс предъявлен паспорт 52 05 N 177198, Тайбулдиновым Р.Ш. предъявлен военный билет СА 255 1995 г. Узбекистан.

10 сентября 2009 г. рабочей комиссией, составленной из представителей ООО "Востокнефтепровод", субподрядчиков ООО "ИнтерСтрой" и ООО "Стройинвест", произведен осмотр объекта "Первая очередь трубопроводной системы Восточная Сибирь - Тихий океан. Система связи, км 1105 - км 1750 (участок км 1440 - км 1512)", по результатам чего составлен план мероприятий по устранению недоделок по РС 1451, ПКУ ПК 508+00, РС 1500, ПКУ ПК 722+70, подписанный заместителем директора Ленского РНУ Василевским А.В., начальником ОКС Ленского РНУ Урванцевым В.В., главным инженером ООО "ИнтерСтрой" Тайбулдиновым Р.Ш., заместителем директора ООО "Стройинвест" Бородиным А.С. (т. 5 л.д. 426-430).

Суд апелляционной инстанции, отклоняя доводы апелляционной жалобы инспекции относительно того, что личности Гнеушева В.Н. и Тайбулдинова Р.Ш. не представилось возможным идентифицировать, исходит из того, что сведения УФМС России по Иркутской области не опровергают обстоятельств посещения административного здания, присутствия на объекте строительства представителей ООО "ИнтерСтрой" Гнеушева В.Н., Тайбулдинова Р.Ш., при этом обстоятельства возможной замены паспорта Гнеушевым В.Н., а также постановки Тайбулдинова Р.Ш. на регистрационный учет в иных субъектах Российской Федерации инспекцией в ходе проверки не устанавливались.

Из оспариваемого решения инспекции следует, что в ходе выездной проверки Инспекцией проведен анализ расчетных счетов ООО "ИнтерСтрой" N 40702810700010003158 в ЗАО КБ "Евротраст", N 40702810600000003775 в ООО КБ "ИНТЕРКОММЕРЦ" (т. 5 л.д. 432-448), по результатам которого сделаны выводы, что полученные ООО "ИнтерСтрой" денежные средства перечислены на расчетные счета "проблемных организаций", движение денежных средств по расчетным счетам контрагентов второго и последующих уровней носит транзитный характер.

Между тем, как правильно указал суд первой инстанции, в ходе налоговой проверки Инспекцией не представлено доказательств наличия фактов взаимозависимости, аффилированности заявителя и ООО "ИнтерСтрой", а также применения схемы расчетов, свидетельствующей о круговом движении и обналичивании денежных средств, в результате чего выявился бы возврат денежных средств самому заявителю или лицам, имеющим к нему отношение, не установлено наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, осуществления расчетов с использованием одного банка.

Более того, довод об "обналичивании" средств заявителя опровергается данными выписок по расчетным счетам ООО "ИнтерСтрой" в ЗАО КБ "Евротраст", ООО КБ "Интеркоммерц" (т. 5 л.д. 432-448).

На стр. 17 решения инспекции указывается, что согласно выпискам о движении денежных средств по расчетным счетам ООО "ИнтерСтрой" установлено, что сумма выручки от реализации, поступившая на расчетные счета организации составила: в 3 квартале 2009 г. - 164 459 243 руб., в 4 квартале 2009 г. - 137 934 272 руб. Из них сумма, перечисленная ООО "Востокнефтепровод", составила: в 3 квартале 2009 г. - 5 354 709,31 руб., в 4 квартале 2009 г. - 8 797 110,91 руб. Из этого следует, что 288 241 694,78 руб. [137 934 272 + 164 459 243 -5 354 709,31 - 8 797 110,91] получены ООО "ИнтерСтрой" от иных заказчиков. Соответственно, в данной части перечисления в адрес третьих лиц произведены ООО "ИнтерСтрой" не за счет средств, полученных от заявителя.

Согласно банковской выписке в ЗАО КБ "ЕВРОТРАСТ" остаток денежных средств на расчетном счете ООО "ИнтерСтрой" по состоянию на конец дня 31.08.2009 составил 15 850 797, 61 руб. (в т.ч. 5 354 709,31 руб., полученных от заявителя).

При установленных обстоятельствах, принимая во внимание наличие по состоянию на 31.08.2009 на расчетном счете ООО "ИнтерСтрой" более 10 млн. руб., полученных от других заказчиков, суд первой инстанции обоснованно посчитал недоказанным довод Инспекции об "обналичивании" средств, перечисленных заявителем.

Судом первой инстанции установлено, что согласно банковской выписке по счету N 40702810600000003775 в ООО КБ "Интеркоммерц" ООО "ИнтерСтрой" 07.12.2009 произвело оплату за аренду помещений, на сумму 37 800 руб.

Суд первой инстанции указал, что в ходе выездной налоговой проверки инспекция не исследовала расчетный счет ООО "ИнтерСтрой" N 40702810601700142447, открытый в ОАО Банк "Возрождение". Вместе с тем открытие ООО "ИнтерСтрой" счета в указанном банке подтверждается справкой ОАО Банк "Возрождение" от 01.11.2008 N 0170/05-31/1981 (т. 4 л.д. 57), полученной Обществом в ходе преддоговорной проверки контрагента.

Доводы инспекции, приведенные в апелляционной жалобе, относительно отсутствия необходимости исследования операций по указанному расчетному счету по причине его закрытия 19.05.2009, являются необоснованными, поскольку обстоятельства наличия у ООО "ИнтерСтрой" нескольких расчетных счетов свидетельствует о том, что указанный контрагент вел реальную хозяйственную деятельность, имел руководителя, личность которого была идентифицирована и удостоверена, в том числе, банками.

Также являются обоснованными и выводы суда первой инстанции о не подтверждении в ходе рассмотрения дела утверждения инспекции о том, что при анализе актов о приемке выполненных работ по форме КС-2, выставленных ООО "Востокнефтепровод" в адрес ООО "Волгоэнергострой" по договору субподряда от 03.04.2009 N 00-07 (т. 4 л.д. 99-102) и актов о приемке выполненных работ по ф. КС-2, выставленных ООО "ИнтерСтрой", являющемся субподрядчиком по договору субподряда от 20.05.2009 N 727/28-09 (т. 4 л.д. 140-144) установлено, что работы сданы генподрядчику раньше, чем выполнены и приняты у субподрядчика ООО "ИнтерСтрой".

По мнению Инспекции, работы, указанные в акте о приемке выполненных работ от 25.07.2009 N 1 за июль 2009 года и сданные генподрядчику ООО "Волгоэнергострой", ООО "ИнтерСтрой" передало ООО "Востокнефтепровод" по актам от 18.08.2009 N 1, от 20.11.2009 N 2 в августе и ноябре 2009 года.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что строительство объекта производилось как силами ООО "Востокнефтепровод", так и силами ООО "ИнтреСтрой". В целях разграничения выполненных собственными силами объемов работ ООО "Востокнефтепровод" ежемесячно составляло с субподрядными организациями ООО "ИнтерСтрой", ООО "Стройинвест", Ведомости разделения объемов по объекту (т. 4 л.д. 145-147), в которых фиксировались объемы выполненных работ в процентном соотношении. На основании ведомостей составлялись сметы и заключались дополнительные соглашения, приводящие объемы выполненных работ к факту. Выполненные силами ООО "Востокнефтепровод" работы вычитались из стоимости и объемов работ по договору субподряда с ООО "ИнтерСтрой" от 20.05.2009 N 727/28-09.

На момент сдачи генподрядчику ООО "Волгоэнергострой" работ по акту от 25.07.2009 N 1, объемы работ, указанные в актах о приемке выполненных работ от 18.08.2009 N 1, от 20.11.2009 N 2, не были предусмотрены договором субподряда от 20.05.2009 N 727/28-09 с ООО "ИнтерСтрой".

Судом первой инстанции установлено, что дополнительным соглашением от 16.10.2009 N 2 (т. 4 л.д. 202-2019) в Договор субподряда от 20.05.2009 N 727/28-09 между ООО "Востокнефтепровод" и ООО "ИнтерСтрой" включены дополнительные объемы работ (согласно ведомости разделения объемов работ по объекту), которые соответствуют объемам работ, перечисленным в актах о приемке выполненных работ от 18.08.2009 N 1, от 20.11.2009 N 2, подписанным между ООО "Востокнефтепровод" и ООО "ИнтерСтрой". Данный вывод подтверждается Графиком распределения контрактной цены и объемов финансирования, Графиком выполнения работ по объекту "Первая очередь трубопроводной системы "Восточная Сибирь Тихий Океан". Система связи, км 1445-км1512", являющимися приложениями NN 2б, 4б к Дополнительному соглашению от 16.10.2009 N 2 к Договору субподряда от 20.05.2009 N 727/28-09.

Этим же соглашением из договора субподряда от 20.05.2009 N 727/28-09 исключены объемы работ, выполненные силами ООО "Востокнефтепровод", и переданные генеральному подрядчику ООО "Волгоэнергострой" согласно акту о приемке выполненных работ от 25.07.2009 N 1, в том числе: PC 1451 км, п. 2.1 "Вертикальная планировка" - 1 пл, п. 2.3 "Внутришющадочные сооружения" - 1 пл; PC 1470 км, п. 2.1 "Вертикальная планировка" - 1 пл, п. 2.3 "Внутриплощадочные сооружения" - 1 пл. (стр. 2 приложения N 46 к договору субподряда от 20.05.2009 N727/28-09 График выполнения работ по объекту "Первая очередь трубопроводной системы Восточная Сибирь - Тихий океан. Система связи, км 1105 - км 1750 (участок км 1440-км 1512)").

Таким образом, является обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что объемы работ, указанные в актах о приемке выполненных работ от 18.08.2009 N 1, от 20.11.2009 N 2, не могли быть сданы заявителем генподрядчику в июле 2009 года, на что ссылается инспекция.

Доводы инспекции, приведенные в апелляционной жалобе и дополнительных пояснениях, данный вывод суда первой инстанции не опровергают.

Инспекция указывает, что у ООО "ИнтерСтрой" отсутствуют расходы, на содержание коммунальной сферы, расходы на ГСМ, хозяйственные расходы и т.п.

По имеющимся в налоговом органе сведениям, ООО "ИнтерСтрой" представлены справки по ф. 2-НДФЛ за 2009 г. на двух физических лиц:

-Алешина Екатерина Николаевна (с января по сентябрь 2009 г.),

-Бобровникова Виктория Александровна (с октября по декабрь 2009 г.).

Согласно сведениям, представленным ИФНС РФ N 23 по г. Москве, среднесписочная численность работников ООО "ИнтерСтрой" за 2009 год составляет 1 человек.

По мнению Инспекции, исполнение директором всех функций и обязанностей невозможно, так как совмещение должностей управленческого и технического персонала с учетом выполняемых работ фактически неосуществимо.

Отклоняя приведенные доводы, суд первой инстанции обоснованно исходил из следующего.

Факт отсутствия у субподрядчика налогоплательщика основных средств, транспорта сам по себе не свидетельствует об отсутствии реального исполнения сделок, так как налоговым органом не исследовался вопрос о том, что указанными организациями мог быть использован транспорт на основании гражданско-правовых договоров.

Отсутствие в штате субподрядчиков достаточного количества работников не исключает возможность привлечения персонала по договорам найма, заключения договоров субподряда, так как гражданское законодательство позволяет контрагенту привлекать третьих лиц для исполнения обязательств по договору. Инспекцией никаких доказательств, опровергающих данное обстоятельство, представлено не было.

Представление субподрядчиками налоговым органам по месту своего учета сведений об отсутствии у него трудовых ресурсов может свидетельствовать о нарушении им налогового и трудового законодательства, но не означает с достоверностью, что это лицо не выполняло или не могло выполнять работы, в связи с учетом и оплатой которых заявитель по настоящему делу сформировало налоговые вычеты и включило в состав расходов затраты по данному контрагенту.

Между тем Инспекцией не представлено доказательств отсутствия у ООО "ИнтерСтрой" трудовых и материальных ресурсов, поскольку указанные обстоятельства установлены лишь на основании информационных ресурсов налоговых органов, заполняемых по представленным налогоплательщиком сведениям.

При проведении налоговой проверки Инспекцией не исследовался вопрос о возможности привлечения ООО "ИнтерСтрой" необходимых трудовых и материальных ресурсов на территории Ленского района Республики Саха (Якутия).

Суд первой инстанции по результатам рассмотрения дела признал недоказанным отсутствие контрагента по юридическому адресу. Суд апелляционной инстанции оснований для признания данного вывода необоснованным не установил, доводы апелляционной жалобы инспекции в данной части подлежат отклонению, с учетом следующего.

Из материалов дела следует и установлено судом, что по адресу места нахождения ООО "ИнтерСтрой", указанному в учредительных документах (109387, г. Москва, ул. Люблинская, д. 42) находится офисный центр "ЛЮБЛИНСКАЯ 42", который имеет широкую рекламу о предоставлении офисных помещений в аренду на площади более 8 000 кв.м. в сети "Интернет" (т. 9 л.д. 53).

По указанному адресу расположено более 50 организаций, что соответствует размерам и общедоступной информации о деятельности офисного центра.

Для установления факта нахождения ООО "ИнтерСтрой" по указанному адресу Инспекцией направлен в ИФНС РФ N 23 по г. Москве запрос от 17.11.2011 N 11-60/13212 о проведении обследования помещения по адресу: 109387, г. Москва, ул. Люблинская, д. 42. Согласно сведениям, представленным ИФНС РФ N 23 по г. Москве (исх. N 24-10/072805 от 25.11.2011; т. 5 л.д. 453) по адресу государственной регистрации ООО "Интерстрой" отсутствует, руководство организации по указанным в базе налогового органа контактным реквизитам на связь не выходит.

На основании изложенного Инспекция пришла к выводу об отсутствии у ООО "ИнтерСтрой" офисных, складских помещений и невозможности реального осуществления операций, связанных с выполнением работ в адрес ООО "Востокнефтепровод".

Суд первой инстанции правильно исходил из того, что сам по себе факт отсутствия контрагента по адресу, указанному в его учредительных документах, на момент проведения проверки (в 2011 г.) не свидетельствует об отсутствии ООО "ИнтерСтрой" по месту нахождения в проверяемом периоде (2009-2010 гг.), и не является доказательством недобросовестности ООО "Востокнефтепровод", поскольку данное обстоятельство свидетельствует лишь о том, что контрагентом не соблюден порядок внесения изменений в учредительные документы.

Более того, надлежащих доказательств в подтверждение довода ответчика об отсутствии ООО "ИнтерСтрой" по адресу регистрации: 109387, г. Москва, ул.Люблинская, д. 42, не представлено.

Ответчик ссылается на письмо ЗАО "Центр Коммерческой Недвижимости "Столица" от 31.01.2011 N 23-08/10009 (т. 5 л.д. 450), в котором указано, что ООО "ИнтерСтрой" договор аренды с ЗАО "Центр Коммерческой Недвижимости "Столица" не заключался.

Вместе с тем Инспекцией не представлено доказательств того, что ЗАО "Центр Коммерческой Недвижимости "Столица" является единственным собственником здания по адресу: 109387, г. Москва, ул. Люблинская, д. 42, с которым ООО "ИнтерСтрой" могло заключить договор аренды помещения. Запрос в Федеральную службу государственной регистрации, кадастра и картографии о предоставлении сведений, содержащихся в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, в отношении собственников указанного здания, Инспекцией не направлялся.

В материалы дела Инспекцией представлено лишь свидетельство о государственной регистрации права серия 77 АБ N 098042, выданное Московским городским комитетом по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним 16.03.2003 (т. 15 л.д. 3), в соответствии с которым ЗАО "Центр коммерческой недвижимости "Столица" на праве собственности принадлежит 162 кв.м. из 8 000 кв.м. помещений по адресу г. Москва, ул. Люблинская, д.42.

Кроме того, наличие у ООО "ИнтерСтрой" права заключить договор субаренды с одним из арендаторов помещений по указанному адресу, встречные проверки в отношении которых Инспекцией не проводились, дополнительно опровергает довод налогового органа о том, что ООО "ИнтерСтрой" не находилось по указанному адресу в 2009-2010 годах.

Суд апелляционной инстанции, отклоняя приведенные в апелляционной жалобе доводы о наличии в счетах-фактурах недостоверных сведений относительно адреса контрагента, исходит из того, что отсутствие контрагента по месту государственной регистрации не влияет на право получения добросовестным налогоплательщиком возмещения из бюджета налога на добавленную стоимость, уплаченного поставщику, при представлении им иных предусмотренных Налоговым кодексом РФ доказательств, подтверждающих обоснованность применения налоговых вычетов.

Хозяйственное общество вправе осуществлять деятельность и вне места государственной регистрации, а доказательств осведомленности общества на дату выставления ему счетов-фактур и совершения операций по сделке о том, что его контрагент не находится по своему юридическому адресу, налоговой инспекцией не представлено, из фактических обстоятельств по делу не усматривается.

Суд первой инстанции обоснованно отклонил довод инспекции, приведенный также в апелляционной жалобе, о невозможности осуществления ООО "ИнтерСтрой" строительно-монтажных работ на территории Ленского района Республики Саха (Якутия) по причине отсутствия зарегистрированных обособленных подразделений.

Поскольку ООО "ИнтерСтрой" выполняло строительные работы без создания стационарных рабочих мест, то оснований для постановки на налоговый учет на территориях выполнения работ у субподрядчика не было. При этом, даже если принимать во внимание позицию инспекции о необходимости регистрации обособленных подразделений, сам факт невыполнения такой обязанности не свидетельствует о невозможности выполнения ООО "ИнтерСтрой" спорных работ.

Суд апелляционной инстанции соглашается с судом первой инстанции, что инспекцией при проведении налоговой проверки не добыты и в ходе рассмотрения дела в суде не представлены доказательства в подтверждение того обстоятельства, что спорные работы были выполнены силами непосредственно ООО "Востокнефтепровод".

Наличие у Общества штата квалифицированных сотрудников, материально-технической базы, лицензии на выполнение строительно-монтажных работ сами по себе выводы инспекции о самостоятельном выполнении работ не подтверждают.

В ходе выездной проверки работники филиала "Ленское РНУ" ООО "Востокнефтепровод", работавшие на объекте "Первая очередь трубопроводной системы "Восточная Сибирь - Тихий океан" Система связи, км 1105 - км 1750 (участок км 1440 - км 1512)", опрошены Инспекцией не были, за исключением Василевского А.В., который подтвердил факт выполнения работ обществом "ИнтерСтрой", также как Шитиков С.С., Набиуллин А.И. в своих объяснениях.

Ссылка инспекции на неявку работников Общества в налоговый орган для дачи показаний не подтверждает довод инспекции о самостоятельном выполнении обществом спорных работ.

В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. Поэтому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не подлежит оценке налоговым органом с точки зрения их целесообразности, эффективности, рациональности.

Согласно правовой позиции Президиума ВАС РФ, сформулированной в Постановлениях от 17.03.2011 N 14221/10, от 25.02.2010 N 13640/09, от 18.03.2008 N 14616/07, от 26.02.2008 N 11542/07, хозяйствующие субъекты самостоятельно по своему усмотрению выбирают способы достижения результата от предпринимательской деятельности.

В полномочия налоговых органов входит лишь контроль за соблюдением налогоплательщиками законодательства о налогах и сборах, а не вменение им доходов исходя из собственного видения способов достижения налогоплательщиками экономического результата с меньшими затратами. Расходы, обусловленные необходимостью осуществления организацией своей предпринимательской деятельности, исходя из норм действующего налогового законодательства, предполагают признание их экономически оправданными (обоснованными).

Налоговый орган в ходе выездной налоговой проверки не вправе оценивать целесообразность привлечения Обществом субподрядных организаций. При этом налогоплательщик вправе учесть расходы на привлечение третьих лиц независимо от наличия в штате работников, выполняющих аналогичные функции.

По этим же основаниям судом первой инстанции обоснованно отклонены и доводы налогового органа о территориальной удаленности места нахождения ООО "ИнтерСтрой" (г. Москва). Выбор территориально удаленного субподрядчика не может свидетельствовать об экономической нецелесообразности, поскольку не влияет на направленность действий налогоплательщика на получение прибыли.

Исходя из правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума от 03.07.2012 N 2341/12, при принятии инспекцией решения, в котором была установлена недостоверность представленных документов и содержались предположения о наличии в его действиях умысла на получение необоснованной налоговой выгоды либо непроявлении должной осмотрительности при выборе контрагента, реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат при исчислении налога на прибыль подлежит определению исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичных сделкам. Иной правовой подход влечет искажение реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль.

При этом в случае, когда налоговый орган установил непроявление налогоплательщиком необходимой степени осмотрительности при выборе контрагента, именно на налогоплательщика в силу требований пункта 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возлагается обязанность доказать рыночность цен, примененных по оспариваемым сделкам.

В свою очередь налоговый орган, не соглашаясь с размером расходов, учтенных налогоплательщиком при исчислении налога на прибыль по рассматриваемым хозяйственным операциям, не лишен возможности опровергнуть представленный налогоплательщиком расчет, обосновав несоответствие таких цен рыночным и, как следствие, завышение соответствующих расходов.

Налоговым органом не отрицается сам факт выполнения работ, однако, отрицается причастность к данным операциям ООО "ИнтерСтрой".

Судом установлено, что рыночность цен, примененных Обществом по договору субподряда от 20.05.2009 N 727/28-09 с ООО "ИнтерСтрой", подтверждается локальными сметами (т. 5 л.д. 25-282), в соответствии с которыми была установлена цена договора.

Так, по указанному договору ООО "ИнтерСтрой" выполнялись работы по строительству следующих радиорелейных станциях (РС): РС 1451 км, РС 1470 км, а также площадок пунктов контроля управления (ПКУ): ПК245+00, ПК311+15, ПК508+00, ПК701+00, ПК704+90, обеспечивающих работу системы связи ТС ВСТО.

Сметы по объектам РС 1451 км, РС 1470 км, ПКУ ПК245+00, ПК311+15, ПК508+00, ПК701+00, ПК704+90 выполнены в базисном уровне цен на 01.01.2000 по сборникам ФЕР-2001, с пересчетом в уровень цен II квартала 2006 г., в соответствии с Методикой определения стоимости строительной продукции на территории Российской Федерации (МДС 81-35.2004), утвержденной постановлением Госстроя России от 05.03.2004 N 15/1.

В дополнение к этому заявителем в материалы дела представлен договор субподряда от 20.05.2009 N 726/28-09 с ООО "Стройинвест", а также сметы, на основании которых была рассчитана цена договора. По указанному договору ООО "Стройинвест" выполнялись работы по строительству площадки связи РС 1500 км, а также площадок пунктов контроля управления (ПКУ): ПК720+64, ПК722+70, обеспечивающих работу системы связи ТС ВСТО.

Методика определения цены по договорам с ООО "ИнтерСтрой", ООО "Стройинвест" является идентичной.

Сметы по объектам площадки связи РС 1500 км, а также площадок пунктов контроля управления (ПКУ): ПК720+64, ПК722+70 выполнены в базисном уровне цен на 01.01.2000 по сборникам ФЕР-2001, с пересчетом в уровень цен II квартала 2006 г., в соответствии с Методикой определения стоимости строительной продукции на территории Российской Федерации (МДС 81-35.2004), утвержденной постановлением Госстроя России от 05.03.2004 N 15/1.

Претензий к размеру цены по договору субподряда с ООО "Стройинвест" от 20.05.2009 N 726/28-09 по результатам выездной налоговой проверки предъявлено не было.

Соответствие стоимости выполненных субподрядчиком ООО "ИнтерСтрой" работ рыночным ценам подтверждает также тот факт, что данные работы были приняты и оплачены генеральным подрядчиком ООО "Волгоэнергострой".

Возражений по представленным обществом в подтверждение соответствие стоимости выполненных субподрядчиком ООО "ИнтерСтрой" работ рыночным ценам налоговым органом не представлено. В апелляционной жалобе соответствующих возражений не приведено.

Налоговый орган в ходе выездной налоговой проверки не установил фактов участия налогоплательщика в схемах, направленных на уклонение от уплаты законно установленных налогов, а также на противоправное обналичивание денежных средств либо возврата денежных средств, перечисленных спорному субподрядчику.

Суд апелляционной инстанции также полагает, что такие обстоятельства как непредставление в налоговый орган бухгалтерской и налоговой отчетности, транзитный характер движения денежных средств по расчетному счету, неуплата налогов сами по себе не могут являться основанием для возложения на Общество негативных последствий в виде отказа в применении налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и расходов по налогу на прибыль.

При этом, как указывалось ранее, доказательств осведомленности общества о допущенных контрагентом вышеназванных нарушениях инспекцией не представлено. При этом налоговые проверки в отношении субподрядчика не проводились, доказательства доначисления налогов, пени и штрафов не представлено.

Суд апелляционной инстанции также полагает правильным вывод суда первой инстанции о том, что отсутствие у контрагента общества достаточного количества штатных сотрудников и материально-технического оснащения при непроведении инспекцией контрольных мероприятий по проверке привлечения к исполнению третьих лиц безоговорочно не может свидетельствовать о нереальности выполнения спорных хозяйственных операций.

Ответчик не учитывает, что оборот денежных средств по расчетному счету согласно положениям глав 21, 25 Налогового кодекса РФ не является объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость и налогу на прибыль организаций.

Инспекцией не представлено доказательств того, что по итогам камеральных налоговых проверок деклараций и расчетов данных контрагентов у налоговых органов имелись какие-либо претензии к финансово-хозяйственной деятельности данных организаций. Соответствующие решения о привлечении к налоговой ответственности и доначислении сумм налогов и пеней, Инспекцией не представлены.

При проведении выездной налоговой проверки Инспекцией проверено более 2 000 организаций и ООО "ИнтерСтрой" является единственным контрагентом, к которому Инспекцией предъявлены подобные претензии. При этом согласно декларации ООО "Востокнефтепровод" по налогу на прибыль организаций за 2009 г. (т. 3 л.д. 79-113), доля расходов по договору с ООО "ИнтерСтрой" составляет всего 0,04 % от их совокупной величины. Из этого следует, что деятельность Общества не направлена на совершение операций преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Суд апелляционной инстанции, оценив представленные в материалы дела доказательства в совокупности, а также обстоятельства, положенные инспекцией в основу вывода о неправомерности включения в состав расходов затрат по спорным операциям и применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, соглашается с выводом суда первой инстанции об отсутствии в материалах дела доказательств, безусловно и достоверно свидетельствующих о нереальности хозяйственных операций ООО "Востокнефтепровод" и его контрагента ООО "ИнтерСтрой", в том числе, опровергающих факт выполнения субподрядных работ, а также доказательств в подтверждение согласованности действий участников спорных правоотношений или иных фактов, свидетельствующих о направленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды.

Приведенные в апелляционной жалобе доводы инспекции являлись предметом исследования суда первой инстанции, получили надлежащую оценку и не опровергают правильные и обоснованные выводы суда первой инстанции.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции считает правильными выводы суда первой инстанции о наличии оснований для удовлетворения требований общества по данному эпизоду. Апелляционная жалоба инспекции в данной части удовлетворению не подлежит.

Суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения также не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы Общества.

По эпизоду доначисления налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2009 года в сумме 369000 руб., за 1 квартал 2010 года - 45580 руб., соответствующих пени и налоговых санкций в связи с определением налоговой базы по налогу на добавленную стоимость по приобретению подарочных сертификатов апелляционный суд приходит к следующим выводам.

Как следует из решения инспекции, налоговым органом сделан вывод о занижении обществом налоговой базы по налогу на добавленную стоимость в результате не включения в нее стоимости выданных работникам подарочных сертификатов (подарочных купонов).

Данный вывод сделан инспекцией на основании выдачи работникам Общества ко Дню работников нефтяной и газовой промышленности в сентябре 2009 года 410 подарочных сертификатов (купонов), приобретенных у ООО "Алькор и Ко" по договору от 21.08.2009 N 1188/29-09 (т. 7 л.д. 316-319), на право приобретения товаров в торгово-розничной сети магазинов "ЛЭтуаль" или "Сефора", на общую сумму 2 050 000 руб., а также на основании выдачи работникам Общества в марте 2010 года 166 подарочных сертификатов, приобретенных у ООО "Антураж" по договору от 11.03.2010 N076/29-09 (т. 7 л.д. 309-315), на общую сумму 298 800 руб. (в т.ч. НДС 45 579,66 руб.), в связи с празднованием Международного женского дня.

Инспекция указала, что в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав. В целях главы 21 Налогового кодекса РФ передача права собственности на товары, результатов выполненных работ, оказание услуг на безвозмездной основе признается реализацией товаров (работ, услуг).

В соответствии с пунктом 2 статьи 154 Налогового кодекса РФ при реализации товаров (работ, услуг) по товарообменным (бартерным) операциям, реализации товаров (работ, услуг) на безвозмездной основе, передаче права собственности на предмет залога залогодержателю при неисполнении обеспеченного залогом обязательства, передаче товаров (результатов выполненных работ, оказании услуг) при оплате труда в натуральной форме налоговая база определяется как стоимость указанных товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в порядке, аналогичном предусмотренному статьей 40 настоящего Кодекса, с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налога.

В акте проверки инспекция указала, что при передаче подарочных сертификатов работникам, организация осуществляет их реализацию на безвозмездной основе. Поскольку указанная реализация в книге продаж за 3 квартал 2009 года, 1 квартал 2010 года не отражена, Обществом нарушены подпункт 1 пункта 1 статьи 146, пункт 2 статьи 154 Налогового кодекса РФ.

Обществом представлены возражения на акт проверки, в которых указывалось, что передача подарочного сертификата не является реализацией товара, по результатам рассмотрения которых в решении инспекции указано, что при передаче работнику подарочного сертификата организацией, купившей указанный документ, осуществляется безвозмездная передача имущественного права на получение товаров на определенную сумму, т.е. неденежного права требования, подтвержденного сертификатом, при этом пункт 2 статьи 146 Налогового кодекса РФ не относит безвозмездную передачу имущественных прав к операциям, не облагаемым НДС (страницы 154-155 решения инспекции).

Суд апелляционной инстанции соглашается с судом первой инстанции, отклонившим доводы заявителя о нарушении инспекцией процедуры проведения проверки и принятия решения, поскольку налогоплательщик был лишен возможности представить свои объяснения на измененное описание вменяемого ему нарушения по рассматриваемому эпизоду.

В соответствии со статьей 100 Налогового кодекса РФ акт налоговой проверки составляется и подписывается лицами, проводившими соответствующую проверку, и лицом, в отношении которого проводилась эта проверка (его представителем). В акте налоговой проверки указываются, в том числе:

12) документально подтвержденные факты нарушений законодательства о налогах и сборах, выявленные в ходе проверки, или запись об отсутствии таковых;

13) выводы и предложения проверяющих по устранению выявленных нарушений и ссылки на статьи настоящего Кодекса, в случае если настоящим Кодексом предусмотрена ответственность за данные нарушения законодательства о налогах и сборах.

На основании пункта 6 статьи 100 Налогового кодекса РФ лицо, в отношении которого проводилась налоговая проверка (его представитель), в случае несогласия с фактами, изложенными в акте налоговой проверки, а также с выводами и предложениями проверяющих в течение 15 дней со дня получения акта налоговой проверки вправе представить в соответствующий налоговый орган письменные возражения по указанному акту в целом или по его отдельным положениям. При этом налогоплательщик вправе приложить к письменным возражениям или в согласованный срок передать в налоговый орган документы (их заверенные копии), подтверждающие обоснованность своих возражений.

В соответствии с пунктами 1, 4 статьи 101 Налогового кодекса РФ акт налоговой проверки, другие материалы налоговой проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля, в ходе которых были выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах, а также представленные проверяемым лицом (его представителем) письменные возражения по указанному акту должны быть рассмотрены руководителем (заместителем руководителя) налогового органа, проводившего налоговую проверку, и решение по ним должно быть принято в течение 10 дней со дня истечения срока, указанного в пункте 6 статьи 100 настоящего Кодекса.

При рассмотрении материалов налоговой проверки может быть оглашен акт налоговой проверки, а при необходимости и иные материалы мероприятий налогового контроля, а также письменные возражения лица, в отношении которого проводилась проверка.

Согласно пункту 8 статьи 101 Налогового кодекса РФ в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за конкретные налоговые правонарушения с указанием статей настоящего Кодекса, предусматривающих данные правонарушения, и применяемые меры ответственности. В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф.

Из системного толкования изложенных норм Налогового кодекса РФ следует, что Кодекс устанавливает четкую процедуру оформления результатов проверки и принятия решения по результатам налоговой проверки, которая включает в себя системное изложение в акте проверки документально подтвержденных фактов нарушений законодательства о налогах и сборах; предоставление права проверяемому лицу заявлять письменные возражения по установленным в акте проверки фактам нарушения законодательства о налогах и сборах; рассмотрение руководителем налогового органа акта проверки и возражений налогоплательщика на акт проверки.

Анализ содержания акта выездной налоговой проверки свидетельствует о том, что необходимые сведения отражены в акте проверки со ссылкой на первичные документы с описанием того, как это было установлено проверкой. Следовательно, заявитель имел возможность установить, какие конкретно факты были квалифицированы как налоговые правонарушения, определить их характер.

В акте проверки изложены доводы проверяющего о занижении налоговой базы от стоимости выданных подарочных сертификатов. При принятии решения по результатам проверки руководитель налогового органа согласился с возражениями налогоплательщика о том, что отсутствовала реализация товара, а произошла реализация имущественных прав.

При этом руководитель налогового органа не связан формулировками нарушений, установленных проверяющими, и имеет право на основании выявленных инспектором фактов и возражений плательщика исправить неверные, по его мнению, выводы инспектора, основываясь на фактах, изложенных в акте проверки, и первичных бухгалтерских документах, полученных в ходе проверки.

Общество, ссылаясь на нарушение инспекцией процедуры принятия решения в связи с необеспечением возможности представления возражений по данному эпизоду по причине изменения описания вменяемого правонарушения, не учитывает, что описание данного правонарушения в решении инспекции изложено с учетом оценки доводов налогоплательщика, приведенных в возражениях на акт выездной налоговой проверки, и не изменяет существа выявленного правонарушения, и прав налогоплательщика, в том числе, на представление своих пояснений, не нарушает.

Доводы общества, приведенные в апелляционной жалобе, о наличии оснований для признания решения инспекции по данному эпизоду незаконным по пункту 14 статьи 101 Налогового кодекса РФ, не нашли своего подтверждения в ходе рассмотрения дела, в связи с чем подлежат отклонению. Ссылки заявителя на судебные акты по иным делам апелляционным судом отклоняются, поскольку обстоятельства по ним не аналогичны обстоятельствам, установленным по рассматриваемому делу.

Суд апелляционной инстанции считает правомерными выводы суда первой инстанции по существу вменяемого обществу нарушения, основанными на правильном применении норм материального права и установленных по делу обстоятельствах.

Согласно пункту 1 статьи 454 Гражданского кодекса РФ по договору купли-продажи она сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

В соответствии с пунктом 1 статьи 455 Гражданского кодекса РФ товаром по договору купли-продажи могут быть любые вещи с соблюдением правил, предусмотренных статьей 129 Гражданского кодекса РФ, согласно которой объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства либо иными способом, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте.

Из положений Гражданского кодекса РФ следует, что любые права юридических и физических лиц на определенное имущество квалифицируются как имущественные права.

Следовательно, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что подарочный сертификат удостоверяет имущественные права его владельца к компании, выпустившей этот документ. Работник, получивший от организации подарочный сертификат, получает не право собственности на товар, а имущественное право - право требовать от магазина товар стоимостью, равной номиналу карты, то есть не денежное право требования.

Безвозмездная реализация имущественных прав согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса РФ является облагаемой налогом на добавленную стоимость операцией. Особенности исчисления налоговой базы при передаче имущественных прав установлены статьей 155 Налогового кодекса РФ. Указанная норма не определяет порядок исчисления налоговой базы при безвозмездной передаче имущественных прав путем передачи подарочной карты. В то же время, при реализации товаров (работ, услуг) на безвозмездной основе налоговая база по налогу на добавленную стоимость рассчитывается как стоимость указанных товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в порядке, аналогичном предусмотренному статьей 40 Налогового кодекса РФ (пункт 2 статьи 154 Налогового кодекса РФ).

Согласно статье 146 Налогового кодекса РФ передача права собственности на товары, результатов выполненных работ, оказание услуг на безвозмездной основе признается реализацией товаров и, соответственно, объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость.

Статьей 153 Налогового кодекса РФ установлено, что налоговая база при реализации товаров (работ, услуг) определяется налогоплательщиком в соответствии с главой 21 Налогового кодекса РФ. При реализации товаров (работ, услуг) на безвозмездной основе налоговая база определяется как стоимость указанных товаров, исчисленная исходя из цен, определяемых в порядке, аналогичном предусмотренному ст. 40 НК РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 39 Налогового кодекса РФ реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных Кодексом, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом другому лицу - на безвозмездной основе.

Согласно пункту 3 статьи 38 Налогового кодекса РФ товаром признается любое имущество, реализуемое либо предназначенное для реализации. В целях регулирования отношений, связанных с взиманием таможенных платежей, к товарам относится и иное имущество, определяемое Таможенным кодексом Российской Федерации.

Согласно позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Информационном письме от 22.12.2005 N 98 "Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации" и в определении от 01.04.2009 N 2944/09, нормы статьи 40 Налогового кодекса РФ подлежат применению и при безвозмездном получении имущественного права. Суд первой инстанции правильно исходил из возможности применения указанной позиции к рассматриваемым отношениям.

Соответственно, при передаче работнику подарочного сертификата организацией, купившей указанный документ, осуществляется безвозмездная передача имущественного права, подтвержденного сертификатом. Цена приобретения подарочных сертификатов является налоговой базой для исчисления налога на добавленную стоимость.

В апелляционной жалобе заявитель указывает, что по договорам приобретения подарочных сертификатов у ООО "Адькор и Ко" и ООО "Антураж" сертификат квалифицируется как подтверждение внесения авансового платежа в счет предстоящей покупки, ссылаясь на судебную практику. Между тем указанные судебные акты основаны на иных фактических обстоятельствах, в настоящем деле спорным моментом не является то обстоятельство, что получение денежных средств при реализации подарочных карт у собственника (эмитента) подарочных карт возникает налогооблагаемая база по налогу на добавленную стоимость на основании подпункта 2 пункта 1 статьи 167 Налогового кодекса РФ. В настоящем споре рассмотрена передача налогоплательщиком приобретенных подарочных карт на безвозмездной основе.

Суд апелляционной инстанции, отклоняя доводы заявителя апелляционной жалобы, исходит из того, что в силу статьи 146 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость являются операции по реализации на территории Российской Федерации товаров (работ, услуг), а также по передаче имущественных прав как на возмездной, так и на безвозмездной основе и налоговой базой при этом будет цена приобретения подарочного сертификата.

Данный подход основан на том, что при налогообложении операций по безвозмездной передаче имущественных прав должны соблюдаться общие принципы обложения налогом на добавленную стоимость.

При установленных по делу обстоятельствах и действующем правовом регулировании оснований для признания обоснованной позиции заявителя относительно того, что не соблюдаются условия для включения операции по передаче Обществом подарочных сертификатов (купонов) в объект налогообложения налогом на добавленную стоимость не имеется.

С учетом вышеприведенных выводов не могут быть приняты во внимание доводы заявителя относительно того, что купоны выдавались сотрудникам общества как поощрение за выполненную работу и обусловлены наличием трудовых отношений. При этом суд учитывает, что в данном случае подарочные сертификаты не являются вознаграждением за конкретные трудовые результаты.

Поскольку цена приобретения подарочных сертификатов является налоговой базой для исчисления налога на добавленную стоимость, доводы заявителя относительно необходимости определения налоговой базы в виде разницы между ценой реализации и ценой приобретения имущественных прав, подлежат отклонению.

Доначисление налога на добавленную стоимость, соответствующих пеней и налоговых санкций по рассматриваемому эпизоду произведено правомерно, следовательно, у суда первой инстанции отсутствовали основания для признания требований заявителя обоснованными. Доводы заявителя, приведенные в апелляционной жалобе, правильных выводов суда не опровергают.

По эпизоду доначисления налога на прибыль организаций за 2010 год в сумме 49505,40 руб., соответствующих пени и налоговых санкций в связи с включением обществом в расходы сумм на выплату ущерба лесному фонду, апелляционный суд приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, установлено инспекцией в ходе проверки и судом при рассмотрении дела, в связи с произошедшим разливом нефти на 1351,5 км линейной части трубопроводной системы ТС ВСТО ООО "Востокнефтепровод" и Росприроднадзором Республики Саха (Якутия) составлен Акт комиссионного обследования розлива нефти от 26.01.2010, в котором определены размеры загрязнения лесных участков.

ГУ "Республиканский информационно-аналитический центр экологического мониторинга" Министерства охраны природы Республики Саха (Якутия) проведена экспертиза от 27.01.2010 N 2 (Приложение 88), в которой отражено, что в пробах почвы, отобранных на месте розлива нефти, выявлено превышение фоновых показателей на глубине отбора от 0 до 5 см от 47 до 271 раза, на глубине от 5 до 20 см от 25 до 434 раз.

Сумма ущерба по расчету, произведенному специалистами общества, составила 247 527 руб. ГУ Республики Саха (Якутия) "Ленское лесничество" было предложено провести совместное натурное обследование лесного участка и согласовать окончательную сумму ущерба.

Вместе с этим, в целях минимизации негативных последствий (в т.ч. негативного общественного мнения), возникших в результате разлива нефти, генеральным директором ООО "Востокнефтепровод" было принято решение о признании ущерба и его оплате в размере 247 527 руб., в добровольном порядке.

Сумма ущерба перечислена Обществом платежным поручением от 04.02.2010 N 1230 Департаменту по лесным отношениям Республики Саха (Якутия), в соответствии с подпунктом 6 пункта 2 статьи 265 Налогового кодекса РФ включена в состав внереализационных расходов и отражена в налоговой декларации по налогу на прибыль организаций за 2010 год.

Впоследствии ООО "Востокнефтепровод" собственными силами и за счет собственных средств устранило последствия аварии, путем восстановления нарушенного состояния окружающей среды.

В июне 2012 года Департаментом по лесным отношениям Минприроды Республики Саха (Якутия) произведен возврат денежных средств в сумме 247 527 руб. (Приложение 90). Поступившая сумма отражена Обществом в налоговом учете в составе внереализационных доходов, что подтверждается декларацией по налогу на прибыль организаций за 2012 год, налоговыми регистрами.

Как следует из решения инспекции, налоговым органом установлено завышение внереализационных расходов на сумму оплаты ущерба, причиненного лесному фонду, перечисленную Департаменту по лесным отношениям Минприроды Республики Саха (Якутия), что привело к нарушению ООО "Востокнефтепровод" подпункта 6 пункта 2 статьи 265 Налогового кодекса РФ.

Суд первой инстанции правильно признал несостоятельной позицию Общества о том, что расходы в виде оплаты за ущерб, причиненный лесному фонду, соответствуют критериям, указанным в пункте 1 статьи 252 Налогового кодекса РФ, и подлежат учету при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций в качестве обоснованных затрат, непосредственно не связанных с производством и (или) реализацией.

Департамент по лесным отношениям Минприроды Республики Саха (Якутия) является государственной организацией, которой законодательством Российской Федерации предоставлено право наложения штрафных санкций.

В соответствии с пунктами 2 и 49 статьи 270 Налогового кодекса РФ расходы в виде штрафов, пеней и иных санкций, перечисляемых в бюджет (в государственные внебюджетные фонды), а также штрафов и других санкций, взимаемых государственными организациями, которым законодательством Российской Федерации предоставлено право наложения указанных санкций, расходы, не соответствующие критериям, указанным в пункте 1 статьи 252 Налогового кодекса РФ, при определении налоговой базы не учитываются.

Суд первой инстанции правильно исходил из того, что в целях налогообложения признанные ООО "Востокнефтепровод" и присужденные ко взысканию с него суммы неустоек за нарушение лесохозяйственных требований независимо от их правовой природы подпадают под действие пунктов 2 и 49 статьи 270 Налогового кодекса РФ и не уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль, так как взимаются государственными органами, которым законодательством Российской Федерации предоставлено право наложения указанных санкций.

При этом судом первой инстанции обоснованно при рассмотрении спора применена правовая позиция, сформированная Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в Постановлении Президиума от 27.01.2009 N 9564/08 по делу N А29-5411/2007.

В отношении взыскиваемых с налогоплательщиков штрафов, пеней, иных санкций, а также расходов на возмещение причиненного ущерба глава 25 Налогового кодекса РФ предусматривает следующие последствия.

Расходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных или долговых обязательств, а также расходы на возмещение причиненного ущерба относятся к внереализационным расходам (подпункт 13 пункта 1 статьи 265 Кодекса). Датой осуществления указанных расходов считается дата признания их должником либо дата вступления в законную силу решения суда (подпункт 8 пункта 7 статьи 272 Кодекса).

Данным расходам корреспондируют доходы налогоплательщика, обозначенные в пункте 3 статьи 250 Кодекса: внереализационными доходами признаются доходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных обязательств, а также сумм возмещения убытков или ущерба. Для этих доходов датой их получения считается дата признания их должником либо дата вступления в законную силу решения суда (подпункт 4 пункта 4 статьи 271 Кодекса).

Из системного анализа указанных норм следует, что для целей исчисления налога на прибыль в отношении санкций за нарушение договорных или долговых обязательств, а также сумм возмещения убытков (ущерба) Кодексом установлены правила, обеспечивающие взаимосвязь доходов одного хозяйствующего субъекта с расходами другого, вызванными признанием долга. Тем самым обеспечивается определенная пунктом 1 статьи 252 Кодекса соотносимость доходов и расходов и связь последних с деятельностью организации по извлечению прибыли: в целях главы 25 Кодекса налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, перечисленных в статье 270 Кодекса).

Расходами признаются обоснованные затраты налогоплательщика, то есть любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Расходы в виде неустоек, взыскиваемых с общества как лесопользователя, допустившего нарушения лесохозяйственных требований при отпуске древесины на корню, не могут быть признаны затратами, необходимыми для достижения цели предпринимательской деятельности - получения дохода, и поэтому не отвечают признаку экономически оправданных затрат.

Следовательно, в целях налогообложения признанные обществом и присужденные ко взысканию с него суммы неустоек за нарушение лесохозяйственных требований независимо от их правовой природы подпадают под действие пунктов 2 и 49 статьи 270 Кодекса и не уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль, так как взимаются государственными организациями, которым законодательством предоставлено соответствующее право.

Отсутствие распорядительного документа государственного органа о наложении штрафной санкции и самостоятельное перечисление обществом спорной суммы в бюджет не свидетельствует о наличии оснований для ее квалификации в качестве меры гражданского-правовой ответственности, направленной на возмещение ущерба. Доводы заявителя апелляционной жалобы в данной части подлежат отклонению как необоснованные.

Как следует из материалов дела, в рамках налоговой проверки установлен возврат Департаментом по лесным отношениям Минприроды Республики Саха (Якутия) денежных средств в размере 247 527 руб., что указывает на отсутствие обязанности налогоплательщика по перечислению спорной суммы платы за ущерб лесному фонду.

Суд первой инстанции обоснованно посчитал, что в рассматриваемом случае факт отражения налогоплательщиком в составе расходов данной суммы может быть квалифицирован как ошибка в исчислении налоговой базы.

В соответствии с пунктом 1 статьи 54, пунктом 1 статьи 80 Налогового кодекса РФ налогоплательщику следовало представить уточненную налоговую декларацию по налогу на прибыль организаций за 2010 год.

При установленных по делу обстоятельствах и правовом регулировании суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что спорная сумма не может уменьшать налогооблагаемую базу по налогу на прибыль организаций.

Судом первой инстанции правильно отклонена ссылка заявителя на постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 5659/09 от 15/09/2009, N ВАС-8938/10 от 08.07.2010, N ВАС-2403/10 от 28.05.2010, N 10077/11 от 17.01.2012, поскольку обстоятельства данных дел не аналогичны обстоятельствам по рассматриваемому делу. По таким же основаниям подлежит ссылка заявителя на постановления Президиума ВАС РФ от 28.10.2010 N8867/10, от 20.11.2007 N9893/07.

Признание налоговым органом в составе расходов при налогообложении прибыли затрат на добровольную ликвидацию последствий аварии не свидетельствует о правомерности включения обществом в состав внереализационных расходов спорной суммы.

Доначисление налога на прибыль организаций, соответствующих пеней и налоговых санкций по рассматриваемому эпизоду произведено правомерно, следовательно, у суда первой инстанции отсутствовали основания для признания требований заявителя обоснованными. Доводы заявителя, приведенные в апелляционной жалобе, правильных выводов суда не опровергают.

Суд апелляционной инстанции считает правильными выводы суда первой инстанции о наличии оснований для снижения размера правомерно начисленных налоговых санкций в связи с наличием обстоятельств, смягчающих ответственность, исходя из следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога (сбора) или других неправомерных действий (бездействия) влечет взыскание штрафа в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога (сбора).

Как следует из материалов дела, налоговым органом в оспариваемом решении указано на то, что перечисленные налогоплательщиком обстоятельства, смягчающие ответственность, документально не подтверждены, налоговым органом смягчающие ответственность обстоятельства не установлены (стр.158 решения инспекции); вышестоящим налоговым органом доводы налогоплательщика о не учете инспекцией при определении размера налоговых санкций наличия обстоятельств, смягчающих ответственность, отклонены (стр. 22 решения Управления).

Довод инспекции, приведенный в апелляционной жалобе, о несоблюдении обществом досудебного порядка урегулирования спора, установленного пунктом 5 статьи 101.2 Налогового кодекса РФ, в части применения судом смягчающих ответственность обстоятельств, поскольку в процессе рассмотрения материалов выездной налоговой проверки Обществом не было заявлено ходатайство о снижении размера налоговых санкций, противоречит имеющимся в деле доказательствам. О применении смягчающих ответственность обстоятельств Обществом было заявлено в возражениях по справке N 11-48.1/7 от 31.10.2012 о проведенных дополнительных мероприятиях налогового контроля и в апелляционной жалобе в вышестоящий налоговый орган.

Более того, соблюдение или несоблюдение установленного Кодексом порядка досудебного обжалования ненормативных актов налоговых органов устанавливается на основании просительной части апелляционной жалобы в вышестоящий налоговый орган, а не мотивировочной части возражений налогоплательщика по акту проверки, что согласуется с правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 19.04.2011 N 16240/11.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно исследовал по существу вопрос о наличии смягчающих ответственность обстоятельств.

Статьей 112 Налогового кодекса РФ установлены обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения. При этом предусмотренный перечень смягчающих обстоятельств не является исчерпывающим.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 112 Кодекса суд или налоговый орган вправе признать в качестве смягчающих ответственность за совершение налогового правонарушения иные обстоятельства, не указанные в подпунктах 1 и 2 пункта 1 данной статьи.

Согласно пункту 4 статьи 112 Налогового кодекса РФ обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения, устанавливаются судом или налоговым органом, рассматривающим дело, и учитываются при применении налоговых санкций.

Пунктом 3 статьи 114 Кодекса установлено, что при наличии хотя бы одного смягчающего ответственность обстоятельства размер штрафа подлежит уменьшению не меньше, чем в 2 раза по сравнению с размером, установленным соответствующей статьей Налогового кодекса Российской Федерации.

Учитывая, что пунктом 3 статьи 114 Кодекса установлен лишь минимальный предел снижения налоговой санкции, суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств (например, характера совершенного правонарушения, количества смягчающих ответственность обстоятельств, личности налогоплательщика, его материального положения) вправе уменьшить размер взыскания более чем в два раза. (Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации").

Налоговая ответственность должна быть соразмерной конституционно закрепленным целям и охраняемым законом интересам, а также характеру совершенного деяния, то есть быть дифференцированной и предусматривать возможность снижения санкций с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени и вины правонарушителя, его имущественного положения и иных существенных обстоятельств (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации N 14-П от 12 мая 1998 года и от 15 июля 1999 года N 11-П).

В качестве смягчающего ответственность обстоятельства могут рассматриваться иные, не предусмотренные статьей 112 Налогового кодекса РФ, обстоятельства (пункт 19 совместного постановления от 11.06.1999 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 9 и Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 41). При наличии хотя бы одного обстоятельства, смягчающего ответственность, размер штрафа подлежит уменьшению не менее чем в два раза (пункт 3 статьи 114 Налогового кодекса РФ).

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 15.07.1999 N 11-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений закона РСФСР "Об основах налоговой службы РСФСР" и законов Российской Федерации "Об основах налоговой системы Российской Федерации" и "О федеральных органах налоговой полиции", санкции штрафного характера, исходя из общих принципов права, должны отвечать вытекающим из Конституции Российской Федерации требованиям справедливости и соразмерности.

Принцип соразмерности, выражающий требования справедливости, предполагает установление публично-правовой ответственности лишь за виновное деяние и ее дифференциацию в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении взыскания. Указанные принципы привлечения к ответственности в равной степени относятся к физическим и юридическим лицам.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 3299/10 от 12.10.2010, даже при отсутствии ходатайства налогоплательщика о применении смягчающих ответственность обстоятельств суд должен дать оценку соразмерности исчисленного штрафа тяжести совершенного правонарушения.

Из приведенных положений следует обязанность суда определить соразмерность исчисленного штрафа тяжести совершенного правонарушения и применить смягчающие ответственность обстоятельства даже в том случае, если налоговый орган не установил оснований для применения положений статьи 112 Налогового кодекса РФ.

По мнению суда апелляционной инстанции, суд первой инстанции, снижая размер налоговых санкций, правомерно исходил из следующего.

В качестве обоснования наличия смягчающих ответственность обстоятельств Общество ссылалось на следующие обстоятельства: совершение налоговых правонарушений, вменяемых оспариваемым решением, впервые; неумышленный характер деяния; своевременная и в полном объеме уплата налогов в бюджет, значительная доля предприятия в поступлении налогов в бюджет Иркутской области; большой штат работников, социальная значимость производственной деятельности предприятия.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что в соответствии с Уставом ООО "Востокнефтепровод" основной целью деятельности Общества является финансирование строительства и последующая эксплуатация магистральных нефтепроводов в целях извлечения прибыли (п. 4.1).

Основными видами деятельности Общества являются:

-осуществление инвестиционной деятельности в соответствии с законодательством Российской Федерации;

-эксплуатация и техническое обслуживание объектов нефтепроводного транспорта;

-транспортировка нефти по магистральным нефтепроводам;

-отгрузка нефти с трубопроводных пунктов налива;

-хранение нефти в резервуарах, хранение продуктов переработки нефти;

-деятельность по комплексному развитию сети трубопроводов, перевалочных нефтебаз, железнодорожных эстакад и других объектов нефтепроводного транспорта и др.

В проверяемом периоде ООО "Востокнефтепровод" в качестве субподрядчика осуществляло строительство объекта "Первая очередь трубопроводной системы Восточная Сибирь - Тихий океан.

Суд первой инстанции, оценив указанные обстоятельства, руководствуясь принципами справедливости и соразмерности при снижении штрафных, учитывая стратегическую для Российской Федерации в целом и социальную значимость строящегося объекта Нефтепровод "Восточная Сибирь - Тихий океан", пришел к обоснованному выводу о наличии обстоятельств, смягчающих ответственность общества, и на основании статей 112, 114 Налогового кодекса РФ снизил размер правомерно начисленных и подлежащих взысканию санкций до 15000 руб., частично удовлетворив требования заявителя по данному основанию.

В апелляционной жалобе инспекцией не приведены доводы о несогласии с выводами суда о наличии обстоятельств, смягчающих ответственность общества, и определении размера подлежащих взысканию налоговых санкций. Судом апелляционной инстанции оснований для признания выводов суда первой инстанции необоснованными не установлено, апелляционная жалоба инспекции в данной части удовлетворению не подлежит.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционных жалоб, доводы которых проверены в полном объеме, но не могут быть учтены как не влияющие на законность принятого по делу судебного акта.

Основания, предусмотренные статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса РФ, для отмены или изменения решения суда первой инстанции в обжалуемой части, отсутствуют.

В силу позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, приведенной в Информационном письме N 139 от 11.05.2010, при обжаловании судебных актов по делам об оспаривании ненормативных правовых актов государственная пошлина для юридических лиц составляет 1000 руб.

На основании статьи 333.40 Налогового кодекса РФ излишне уплаченная по платежному поручению N 6436 от 17.07.2013 государственная пошлина за рассмотрение апелляционной жалобы в сумме 1000 руб. подлежит возврату обществу из федерального бюджета.

Четвертый арбитражный апелляционный суд, руководствуясь статьями 258, 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 11 июля 2013 года по делу N А19-4871/2013 в обжалуемой части оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Возвратить Обществу с ограниченной ответственностью "Востокнефтепровод" из федерального бюджета излишне уплаченную государственную пошлину за рассмотрение апелляционной жалобы в сумме 1000 руб.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в течение 2-х месяцев с даты принятия.


Председательствующий

Э.В. Ткаченко


Судьи

Е.О. Никифорюк
Д.Н. Рылов


Номер дела в первой инстанции: А19-4871/2013


Истец: ООО "Востокнефтепровод"

Ответчик: Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы России N15 по Иркутской области

Третье лицо: Управление Федеральной налоговой службы по Иркутской области


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение