Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 25 марта 2015 г. N 04АП-726/15

 

г. Чита

 

25 марта 2015 г.

Дело N А19-16749/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 18 марта 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 25 марта 2015 года.

 

Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Ткаченко Э.В.,

судей Никифорюк Е.О., Рылова Д.Н.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Щецко Ю.О., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Ангарску Иркутской области на решение Арбитражного суда Иркутской области от 29 декабря 2014 года по делу N А19-16749/2014 по заявлению Общества с ограниченной ответственностью "Сибойл-Траст" (ОГРН 1113801010608, ИНН 3801114750, 665800, г. Иркутск, 18 мкр., д.1, оф.2) к Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Ангарску Иркутской области (ОГРН 1043800546437, ИНН 3801073983, 665835, г.Анагсрк, мкр-н, 7А,34) о признании частично недействительным решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения N13-55-10 от 25.09.2013; третье лицо - Управление Федеральной налоговой службы по Иркутской области (ОГРН 1043801064460, ИНН 3808114068, 664007, г. Иркутск, ул. Декабрьских Событий, д.47), (суд первой инстанции: Филатов Д.А.),

при участии в судебном заседании:

от заявителя - Копыловой М.А., ликвидатора,

от заинтересованного лица - Медведевой Е.В., представителя по доверенности от 01.10.2014,

в отсутствие представителей третьего лица,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Сибойл-Траст" (далее - Общество, налогоплательщик, заявитель) обратилось в Арбитражный судИркутской области с заявлением, уточненным в порядке ст. 49 АПК РФ (уточнил в судебном заседании 23.12.2014 г., математический расчет сумм, инспекцией признан правильным и не оспаривается) о признании незаконным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Ангарску Иркутской области (далее - налоговая инспекция, налоговый орган) N 13-55-10 от 25.09.2013 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения в части:

- пункта 1 начисления НДС за 3 квартал 2012 - 160 194 руб., за 4 квартал 2012 - 25 478 руб.;

- начисления налога на прибыль (по ООО "Атлант Групп") в федеральный бюджет - 18 278 руб.; налог на прибыль в бюджет субъекта РФ - 164 497 руб.;

- начисления налога на прибыль (по ООО "Кентавр") в федеральный бюджет - 9 831 руб., налог на прибыль в бюджет субъекта РФ - 88 478 руб.

- пункта 2 штрафы по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации в части:

- начисления НДС - 37 134 руб. 40 коп. (по ООО "Атлант Групп");

- по налогу на прибыль в части начисления (по ООО "Атлант Групп") в федеральный бюджет - 3 655 руб. 60 коп.; по налогу на прибыль в бюджет субъекта РФ - 32 899 руб. 40 коп.;

- по налогу на прибыль (по ООО "Кентавр") в федеральный бюджет - 1 966 руб. 20 коп., по налогу на прибыль в бюджет субъекта РФ - 17 695 руб. 60 коп.

- по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации (НДФЛ) - 13 458 руб. 50 коп.

- пункт 3 пени в части:

- начисления НДС - 16 664 руб. 67 коп. (по ООО "Атлант Групп");

- начисления пени по налогу на прибыль в федеральный бюджет - 2 364 руб. 88 коп.; по налогу на прибыль в бюджет субъекта РФ - 21 283 руб. 61 коп.;

- пени по НДФЛ - 5 070 руб. 49 коп.

- пункта 8.2 в части предложения удержать и перечислить в бюджет сумму неудержанного НДФЛ за 2012 год в размере 67 292 руб. 52 коп., пени - 5 070 руб. 49 коп.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 29 декабря 2014 года заявленные требования удовлетворены.

Суд первой инстанции посчитал, что налоговым органом не доказано отсутствие реальных хозяйственных операций Общества с контрагентами ООО "Атлант Групп", ООО "Кентавр". Инспекцией не представлены и в материалах дела отсутствуют доказательства наличия у налогоплательщика при заключении и исполнении сделок с контрагентами умысла, направленного на незаконное получение из бюджета сумм налога на добавленную стоимость и расходов по налогу на прибыль (неправомерное получение налоговой выгоды). Не представлено доказательств согласованности действий общества и его контрагентов, направленных на уклонение от уплаты налогов, мнимости, притворности сделок, заключенных налогоплательщиком с поставщиками. Налоговым органом не представлено доказательств в подтверждение того, что Общество действовало без должной осмотрительности и осторожности в период проведения хозяйственных операций. Возможное нарушение законодательства поставщиками при соблюдении налогоплательщиком всех необходимых условий возмещения налога добавленную стоимость, отнесения соответствующих затрат в состав расходов по налогу на прибыль, при отсутствии признаков недобросовестности самого налогоплательщика не может являться основаниям к отказу в вычетах по налогу на добавленную стоимость. Также суд первой инстанции пришел к выводу о неправомерности предложения доначислить и удержать НДФЛ с доходов Копыловой М.А., незаконности доначисления пеней по НДФЛ и штрафа по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, Инспекция обжаловала его в апелляционном порядке. Заявитель апелляционной жалобы ставит вопрос об отмене решения суда первой инстанции и принятии нового судебного акта об отказе в удовлетворении требований, указывая на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Инспекция считает необоснованными выводы суда о том, что показаниями нотариуса подтверждается факт заверения подписи Казанцевой С.С. на заявлении о государственной регистрации ООО "Кентавр", а также о подтверждении Саваренским А.Б. факта заключения договора пользования помещением. Факт неправомерных действий того или иного юридического лица устанавливается непосредственно в процессе его деятельности, а не в момент государственной регистрации. Сведения о регистрации юридического лица носят формальный характер и не свидетельствуют о фактической деятельности организации.

Согласно показаниям Казанцевой С.С., числящейся по документам руководителем ООО "Кентавр", она отрицает какую-либо причастность к деятельности ООО "Кентавр".

Инспекция полагает, что показания нотариуса, удостоверившего подпись Казанцевой СС. На заявлении о государственной регистрации юридического лица при создании, Форма N Р11001, сами по себе не опровергают отказа Казанцевой С.С. от причастности к деятельности ООО "Кентавр".

Заявитель апелляционной жалобы указывает, что материалами проверки подтверждается факт того, что ООО "Кентавр" по юридическому адресу не располагалось и представленные на проверку первичные документы содержат недостоверную информацию об адресе продавца и грузоотправителя.

При анализе расчетного счета ООО "Кентавр" и документов, представленных контрагентами ООО "Кентавр", налоговым органом установлено, что по расчетному счету ООО "Кентавр" отсутствуют перечисления денежных средств на ведение финансово-хозяйственной деятельности (плата за электроэнергию, услуги телефонной связи, оплата коммунальных платежей и другие общехозяйственные расходы), а также перечисление денежных средств по расчетному счету ООО "Кентавр" на счета организаций, обладающих признаками фирм - "однодневок".

По мнению Инспекции, движение по расчетным счетам предприятий не подтверждает реальных хозяйственных операций, совершенных между ООО "Сибойл-Траст" и ООО "Кентавр".

Инспекцией в материалы дела представлены доказательства, свидетельствующие о том, что при значительных оборотах, ООО "Кентавр" уплачивало в бюджет налоги в минимальных размерах.

Налоговый орган указывает, что физические лица, осуществляющие, со слов директора ООО "Сибойл-Траст" Копыловой М.А., транспортировку грузов от ООО "Кентавр", опровергли факт погрузки и перевозки какого-либо товара от ООО "Кентавр".

В ходе анализа бухгалтерского учета и расчетного счета налогоплательщика, Инспекцией установлено, что единственная организация, оказывающая транспортные услуги для ООО "Сибойл-Траст", являлась ООО "ПромТэк". Из ответа на запрос Инспекции ООО "ПромТэк" от 16.08.2013 вх. N 07234 следует, что ООО "ПромТэк" заключило договор транспортной экспедиции от 24.08.2011 N 231/11 К, на основании которого оказывало организацию транспортных услуг для ООО "Сибойл-Траст" силами ОАО "Трансконтейнер". ООО "ПромТэк" оказало транспортно-экспедиционные услуги для ООО "Сибойл-Траст" 08.09.2011, 25.09.2011, 30.09.2011. При этом, товар от ООО "Кентавр" в адрес ООО "Сибойл-Траст" или его контрагентам, согласно ответу от 16.08.2013 вх.N07234, ни ООО "ПромТэк", ни ОАО "Трансконтэйнер" не доставлялся.

Инспекция считает неверным вывод суда о незаконности доначисления НДС и налога на прибыль, соответствующих пеней и штрафов по сделкам с контрагентом ООО "Атлант-Групп".

Документы, представленные ООО "Сибойл-Траст", а именно счета-фактуры, товарные накладные от 05.10.2012 N 244 на сумму 167025 рублей, в т.ч. НДС 25478,39 рублей, от 17.08.2012 N 171 на сумму 157200 рублей, в т.ч. НДС 23979,66 рублей, от 13.08.2012 N 164 на сумму 157200 рублей, в т.ч. НДС 23979,66 рублей, от 18.07.2012 N 134 на сумму 157200 рублей, в т.ч. НДС 23979,66 рублей, от 31.08.2012 N 198 на сумму 718680 рублей, в т.ч. НДС 109629,15 рублей, не могут быть приняты в качестве подтверждения вычетов по НДС и расходов, уменьшающих сумму доходов, при исчислении налога на прибыль организаций.

Помимо этого, номера представленных в УФНС России по Иркутской области с апелляционной жалобой счетов-фактур, отличаются от номеров, указанных ООО "Сибойл-Траст" в книге покупок: так, в книге покупок отражён счёт-фактура от 13.08.2012 N 111, представлен счёт-фактура от 13.08.2012 N 164; в книге покупок отражён счёт-фактура от 31.08.2012 N 11, представлен счёт-фактура от 31.08.2012 N 198; в книге покупок отражён счёт-фактура от 05.10.2012 N 212, представлен счёт-фактура от 05.10.2012 N 244.

Кроме того, в соответствии с пункта 4 статьи 140 Налогового кодекса Российской Федерации документы, представленные вместе с жалобой на решение, вынесенное в порядке, предусмотренном статьями 101 или 101.4 Налогового кодекса Российской Федерации, или вместе с апелляционной жалобой, и дополнительные документы, представленные в ходе рассмотрения соответствующей жалобы до принятия по ней решения, рассматриваются вышестоящим налоговым органом, если лицо, подавшее соответствующую жалобу, представило пояснения причин, по которым было невозможно своевременное представление таких документов налоговому органу, решение которого обжалуется.

ООО "Сибойл-Траст" не указало, какие причины препятствовали Обществу представить недостающие документы при проведении проверки, при этом, не представив данные документы в налоговый орган, налогоплательщик лишил Инспекцию возможности провести ряд мероприятий налогового контроля.

Инспекция также полагает, что представление налогоплательщиком копий счетов-фактур от 18.07.2012 N 134, 13.08.2012 N 164, от 17.08.2012 N 171, от 31.08.2012 N 198, от 05.10.2012 N 244 и соответствующих товарных, товарно-транспортных накладных после вынесения налоговым органом оспариваемого решения не может влиять на вывод суда о признании такого решения Инспекции не соответствующим нормам НК РФ, поскольку оценка законности этого решения осуществляется судом, исходя из тех обязательных к представлению в силу закона документов, которые на момент его вынесения были представлены налоговому органу в целях подтверждения Обществом права на налоговый вычет (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 02.08.2006 по делу N КА-А40/7198-06-П, Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 25.06.2005 по делу N Ф03-А51/052/1534).

Кроме того, в ходе судебного заседания Инспекцией было указано на п. 78 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении Арбитражными судами части первой НК РФ", в соответствии с которым судебные расходы, применительно к части 111 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, полностью или в части могут быть отнесены на сторону, представившую в суд доказательства, не раскрытые в ходе осуществления мероприятий налогового контроля и досудебного разрешения налогового спора при отсутствии объективных препятствий к их своевременному представлению, независимо от результатов рассмотрения дела. Однако, судом не учтено данное заявление налогового органа и ему не дана правовая оценка.

Инспекция считает указанное Постановление применимым в рассматриваемом деле, поскольку ООО "Сибойл-Траст" в ходе судебного разбирательства были представлены документы, которые в ходе выездной налоговой проверки налогоплательщиком не представлялись, при этом на объективные причины непредставления данных документов в налоговый орган в рамках выездной налоговой проверки налогоплательщиком не указано.

Инспекция не согласна, также с выводом суда о незаконности доначисления налоговым органом НДФЛ, а также соответствующих пеней и штрафа, с доходов Копыловой М.А.

Налоговый орган ссылается на то, что авансовые отчеты и документы, подтверждающие обоснование расчета наличными денежными средствами ООО "Сибойл-Траст" с ООО "АтлантГрупп" в ходе выездной налоговой проверки представлены не были.

ООО "Сибойл-Траст", являясь налоговым агентом, не удержало и не перечислило суммы налога на доходы физических лиц в отношении Копыловой М. А. по выданным под отчет денежным средствам в декабре 2012 года, не использованным на экономические цели организации.

Обществом в материалы дела представлен отзыв на апелляционную жалобу, в котором оно указывает на законность и обоснованность принятого по делу судебного акта, просит оставить решение суда первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Управление отзыв на апелляционную жалобу в материалы дела не представило.

О месте и времени судебного заседания стороны извещены надлежащим образом в порядке, предусмотренном главой 12 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Информация о времени и месте судебного заседания размещена на официальном сайте апелляционного суда в сети "Интернет" 13.02.2015.

Управление, надлежащим образом извещенное о времени и месте слушания дела, своих представителей для участия в судебном заседании не направило.

В соответствии с частью 3 статьи 156, части 2 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации неявка лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о месте и времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения дела по существу.

В судебном заседании представитель Инспекции доводы апелляционной жалобы поддержала, просила решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований Общества.

Представитель Общества в судебном заседании полагала решение суда первой инстанции законным и обоснованным, апелляционную жалобу - не подлежащей удовлетворению.

Рассмотрев дело по правилам главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе и отзыве на нее, заслушав представителей участвующих в деле лиц, проверив правильность соблюдения норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, Инспекцией проведена выездная налоговая проверка налогоплательщика. По результатам проверки составлен акт от 16.08.2013 N 13-51-10, принято решение N13-55-10 от 25.09.2013 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, которым Общество привлечено к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 429 168, 2 руб., статьей 123 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 800 руб.; Обществу предложено уплатить в бюджет доначисленные суммы налога на прибыль в размере 987 431 руб. и налога на добавленную стоимость в размере 1 158 410 руб.: пени за несвоевременную уплату налогов в общей сумме 261 692,65 руб..; удержать и перечислить в бюджет сумму неудержанного налога на доходы физических лиц в размере 120 052,37 руб.; уменьшить убытки, исчисленные Обществом по данным налогового учета при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2011 год в сумме 33 754 руб., за 2012 год в сумме 50 272 руб.

Заявитель обжаловал решение инспекции в апелляционном порядке.

Решением УФНС России по Иркутской области от 30.06.2014 N 26-13/010636@ апелляционная жалоба оставлена без удовлетворения.

Общество, считая решение налоговой инспекции незаконным, необоснованным и нарушающим его права и законные интересы в части, обжаловало его в судебном порядке.

Суд апелляционной инстанции считает решение суда первой инстанции об удовлетворении заявленных обществом требований подлежащим оставлению без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Судом первой инстанции правильно установлены фактические обстоятельства по делу, верно применены нормы материального и процессуального права.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, существенных нарушений процедуры проведения проверки и рассмотрения ее материалов инспекцией не допущено. Досудебный порядок урегулирования спора соблюден.

Как следует из оспариваемого решения инспекции, основанием доначисления оспариваемых налога на добавленную стоимость, налога на прибыль организаций послужили мероприятия налогового контроля в отношении контрагента Общества - ООО "Кентавр", в соответствии с которыми инспекцией сделан вывод о том, что сделки между ООО "Сибойл-Траст" и контрагентом являются формальными, без осуществления реальных хозяйственных операций, направленными на получение необоснованной налоговой выгоды в виде необоснованного возмещения из бюджета налога на добавленную стоимость и извлечения прибыли.

По мнению суда апелляционной инстанции, выводы суда первой инстанции, посчитавшего выводы налогового органа необоснованными, являются правильными, основанными на имеющихся в материалах дела доказательствах.

Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

На основании статьи 246 Налогового Кодекса РФ Общество является плательщиком налога на прибыль.

Согласно статье 247 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, под которой для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

В пункте 1 статьи 252 Кодекса установлено, что налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Налогового кодекса Российской Федерации). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно статье 143 Налогового кодекса РФ предприниматель является плательщиком налога на добавленную стоимость.

Пунктами 1, 2 статьи 171 Налогового кодекса РФ установлено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, либо товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В силу пункта 1 статьи 172 Налогового кодекса РФ налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6-8 статьи 171 настоящего Кодекса.

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Налоговый орган вправе отказать в возмещении налога на добавленную стоимость, если предъявленная к возмещению сумма не подтверждена надлежащими документами, содержащими достоверные сведения, сформировавшие вычеты хозяйственные операции нереальны либо совершены с контрагентами, не исполняющими налоговых обязанностей.

Пунктом 1 статьи 169 Налогового кодекса РФ установлено, что счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению (пункт 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации).

В силу пункта 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.96 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции, проводимые организацией, подтверждаются первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать установленные законом обязательные реквизиты.

При этом как сведения, содержащиеся в счетах-фактурах, так и данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственной операции и представляемых налогоплательщиком в налоговые органы, должны отвечать установленным законодательством требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает реализацию права на осуществление налоговых вычетов.

В Определении от 16.10.2003 N 329-0 Конституционный Суд России указал, что по смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Кодекса, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством. Изложенные правовые позиции нашли отражение в сохраняющих свою силу решениях Конституционного Суда Российской Федерации (Определения от 25.07.2001 N 138-0 и от 04.12.2000 N 243-0). Разрешение же вопроса о добросовестности либо недобросовестности налогоплательщика при исполнении им налоговых обязанностей, как связанное с установлением и исследованием фактических обстоятельств конкретного дела, относится к компетенции арбитражных судов.

По смыслу норм Налогового кодекса РФ, регулирующих основания и порядок возмещения налога на добавленную стоимость, с учетом правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 20.02.2001 N 3-П и в Определении от 25.07.2001 N 138-0, право на возмещение налога на добавленную стоимость из бюджета предоставлено добросовестным налогоплательщикам для компенсации реально понесенных ими затрат по уплате налога поставщикам товаров (работ, услуг). Налогоплательщик, использующий вышеуказанное право в противоречии с его назначением, то есть злоупотребляющий им, не может рассчитывать на такую же судебную защиту этого права, как добросовестный налогоплательщик.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" дано разъяснение о том, что судам необходимо иметь в виду, что следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной:

- создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;

- взаимозависимость участников сделок;

- неритмичный характер хозяйственных операций;

- нарушение налогового законодательства в прошлом;

- разовый характер операции;

- осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;

- осуществление расчетов с использованием одного банка;

- осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;

- использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

Вместе с тем эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 указанного выше постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды (пункт 6).

Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано. Обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности (использование собственных, заемных средств, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала и т.п.) или от эффективности использования капитала (пункты 7, 8, 9).

Обязанность по доказыванию правомерности применения вычетов по налогу на добавленную стоимость законодателем возложена на налогоплательщика. При этом данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственной операции и представляемых налогоплательщиком в налоговые органы, должны отвечать установленным законодательством требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает реализацию права на осуществление налоговых вычетов.

Между тем налоговые органы не освобождаются от обязанности по доказыванию как факта наличия недостоверных сведений в представленных налогоплательщиком первичных документах, так и недобросовестности налогоплательщика при осуществлении соответствующих хозяйственных операций.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции о недоказанности налоговым органом нереальности спорных хозяйственных операций по поставке товара, равно как и наличия согласованных с контрагентами умышленных действий Общества на получение необоснованной налоговой выгоды в виде необоснованного возмещения из бюджета налога на добавленную стоимость и принятии расходов по налогу на прибыль на основании следующего.

В отношении контрагента ООО "Кентавр" в ходе выездной налоговой проверки установлено следующее.

Между ООО "Сибойл-Траст" и ООО "Кентавр" был заключен договор поставки от 06.08.2011 N 194-/2011, согласно которому Поставщик (ООО "Кентавр") обязуется поставить, а Покупатель (ООО "Сибойл-Траст") принять и оплатить нефтепродукты. Поставщик по заявкам Покупателя и за его счет организует транспортировку товара железнодорожным, автомобильным и трубопроводным транспортом самостоятельно, либо привлекая для этого третьих лиц.

Для подтверждения факта приобретения ООО "Сибойл-Траст" товаров у ООО "Кентавр", налогоплательщиком были представлены счет-фактура от 07.09.2011 N 654, товарная накладная от 07.09.2011 N654.

Со стороны ООО "Кентавр" представленные документы подписаны руководителем и главным бухгалтером ООО "Кентавр" Казанцевой Светланой Сергеевной, со стороны ООО "Сибойл-Траст" руководителем ООО "Сибойл-Траст" Копыловой М. А.

Согласно заявлению о государственной регистрации юридического лица при создании "Форма N Р11001), представленному МИФНС России N 18 по Иркутской области от 23.09.2011 N 1631/019934, руководителем и учредителем ООО "Кентавр" является Казанцева С. С.

Подлинность подписи Казанцевой С.С. на заявлении о государственной регистрации юридического лица при создании, была освидетельствована нотариусом Ангарского нотариального округа Закировой В. М., о чем сделана запись в реестре от 31.08.2010 за N 3796. По информации, представленной нотариусом, имеющейся в Инспекции (вх. от 20.10.2011 N 065850), факт удостоверения подлинности подписи Казанцевой С.С. подтверждается.

Из показаний Казанцевой С.С. (протокол допроса от 05.08.2011 N 107), имеющихся в Инспекции, налоговым органом установлено, что к деятельности ООО "Кентавр" Казанцева С.С. никакого отношения не имеет, ничего о деятельности данной организации не знает, никаких денежных средств от данной организации не получала, документы, относящиеся к деятельности ООО "Кентавр", не подписывала. Какую деятельность осуществляло ООО "Кентавр" не знает.

Согласно ответу ОП-1 УМВД России по г. Ангарску от 07.03.2012 N 46/1-2700 (вх. N 013108 от 15.03.2012) Казанцева С.С. ведет антиобщественный образ жизни, не работает, употребляет наркотические средства. Ранее неоднократно привлекалась к уголовной ответственности.

На основании информации, имеющейся в Инспекции (протокол допроса от 15.02.2012 N 622), Казанцева С.С. не являлась руководителем ООО "Кентавр", данную организацию не регистрировала, директором никогда не являлась, не знает где располагался офис ООО "Кентавр", какая плата за помещение, арендованное ООО "Кентавр", не знает сколько работников было в данной организации, не располагает информацией, кто вел бухгалтерский учет и предоставлял налоговую отчетность в налоговые органы, экономического образования не имеет, специального образования нет, денежными средствами на расчетных счетах ООО "Кентавр" не распоряжалась, первичные документы по бухгалтерскому учету не подписывала. Документы на оформление расчетного счета подписаны Казанцевой С.С, но она думала, что это на перечисление детского пособия, для других целей расчетный счет она не открывала.

При таких обстоятельствах, показания нотариуса, удостоверившего подпись Казанцевой С. С. на заявлении о государственной регистрации юридического лица при создании, Форма N Р11001, сами по себе не опровергают отказа Казанцевой С. С. от причастности к деятельности ООО "Кентавр".

В представленных счетах-фактурах, выставленных ООО "Сибойл-Траст", указан адрес продавца, грузоотправителя: 665401, Иркутская область, г. Черемхово, ул. Шевченко, 46.

Инспекция располагает информацией, представленной Межрайонной ИФНС России N 18 по Иркутской области от 29.02.2012 N 15-11/2/001126дсп@, о том, что ООО "Кентавр" зарегистрировано по юридическому адресу: 665401 г. Черемхово, ул. Шевченко, д.46. В адрес ООО "Кентавр" направлялось Требование о предоставлении документов. Конверт вернулся с пометкой; "Организация по данному адресу не находится". Собственником здания по указанному адресу являлся Саваренский Алексей Борисович ИНН 382006286077.

Согласно ответу от 24.11.2011 N 035433, Саваренский А.Б. в период с 16.03.2011 является собственником помещения по адресу: 665401, Иркутская область, г. Черемхово, ул. Шевченко, 46, (свидетельство о государственной регистрации права от 16.03.2011 серия 38-АД N 453531).

Собственником помещения представлено письменное пояснение, согласно которому Саваренский А.Б. представил ООО "Кентавр" с 01.09.2010 в пользование помещение, расположенное по адресу: 665401, Иркутская область, г. Черемхово, ул. Шевченко, 46, на основании договора безвозмездного пользования нежилым помещением от 09.09.2010 б/н. Однако, согласно протоколу осмотра помещения от 28.10.2011 N 5, Межрайонной ИФНС России N 18 по Иркутской области установлено, что по адресу: 665401, Иркутская область, г. Черемхово, ул. Шевченко, 46, находится двухэтажное нежилое здание, у которого частично отсутствует крыша, вывески с названием организации ООО "Кентавр" не обнаружено, возможности для расположения складов нет, ввиду отсутствия площадей.

Межрайонной ИФНС России N 18 по Иркутской области проведен допрос Саваренского А.Б. (протокол допроса от 21.02.2012 б/н), согласно которому Саваренскому А.Б. фактическое местонахождение ООО "Кентавр" не известно. Никаких действий в отношении ООО "Кентавр" при заключении договора он не предпринимал. С руководителем организации Казанцевой С.С. не знаком. Договор от 09.09.2010 на передачу в безвозмездное пользование нежилого помещения по адресу: г. Черемхово, ул. Шевченко, 46 ему привезли уже подписанный. При составлении акта приема-передачи помещения присутствовал представитель организации Андрей (фамилию и отчество не помнит), доверенность на представление интересов не потребовал. Вид деятельности ООО "Кентавр" ему не известен. На момент передачи здания в безвозмездное пользование ООО "Кентавр" в нем отсутствовали тепло- водоснабжение и телефонная связь. Несмотря на то, что по условиям договора предполагалась безвозмездная передача здания, фактически арендная плата составляла 4000 рублей в месяц, без оформления и выдачи кассовых ордеров. Иные помещения в аренду не сдавались.

Следовательно, собственником помещения, расположенного по адресу: г. Черемхово, ул. Шевченко, 46 с 16.03.2011 являлся Саваренский А. Б., которым был заключен договор аренды с ООО "Кентавр" от 09.09.2010 на право пользования помещением с 01.09.2010.

В ходе выездной налоговой проверки Инспекцией был допрошен директор ООО "Сибойл-Траст" Копылова М.А. (протокол допроса от 17.07.2013 N 13-1357), из которого следует, что Казанцева С.С. ей не знакома, товар, приобретенный у ООО "Кентавр" доставлялся автомобильным транспортом, арендованным ООО "Сибойл-Траст" с экипажем. В частности, транспортировку товара, купленного у ООО "Кентавр", осуществляли Богданов Н. Н. и Ильин С.Ю. Местонахождение ООО "Кентавр" ей также не известно. Документы по сделке с ООО "Кентавр" подписывались в офисе ООО "Сибойл-Траст". От ООО "Кентавр" при заключении договора присутствовал представитель - молодой человек. Документы, удостоверяющие личность данного молодого человека, Копылова М. А. не проверяла.

Богданов Н. Н. (протокол допроса от 26.07.2013 N 13-1366) в своих показаниях пояснил, что действительно оказывал транспортные услуги для ООО "Сибойл-Траст", однако товар им перевозился от ООО "Атлант Групп", являющегося также контрагентом ООО "Сибойл-Траст". ООО "Кентавр" ему не знакомо, и никогда о такой организации он не слышал. Казанцева С. С. ему также не знакома.

Ильин С.Ю. (протокол допроса от 12.08.2013 N 13-1380) в своих показаниях пояснил, что действительно оказывал транспортные услуги для ООО "Сибойл-Траст", однако товар им грузился в районе Белково-витаминного комбината. ООО "Кентавр" ему не знакомо, и никогда о такой организации он не слышал. Казанцева С.С. ему также не знакома.

В ходе анализа бухгалтерского учета и расчетного счета налогоплательщика Инспекцией установлено, что единственная организация, оказывающая транспортные услуги для ООО "Сибойл-Траст", являлась ООО "ПромТэк". Из ответа на запрос Инспекции ООО "ПромТэк" от 16.08.2013 вх. N 07234 следует, что ООО "ПромТэк" заключило договор транспортной экспедиции от 24.08.2011 N 231/11 К, на основании которого оказывало организацию транспортных услуг для ООО "Сибойл-Траст" силами ОАО "Трансконтейнер". ООО "ПромТэк" оказало транспортно-экспедиционные услуги для ООО "Сибойл-Траст" 08.09.2011, 25.09.2011, 30.09.2011. При этом, товар от ООО "Кентавр" в адрес ООО "Сибойл-Траст" или его контрагентам, согласно ответу от 16.08.2013 вх. N 07234, ни ООО "ПромТэк" ни ОАО "Трансконтэйнер" не доставлялся.

Кроме того, мероприятиями налогового контроля в отношении ООО "Сибойл-Траст" Инспекцией также, установлено следующее:

- товарно-транспортные накладные ООО "Сибойл-Траст" ни в ходе проверки ни по требованию о представлении документов от 25.06.2013 N 13-6049 в налоговый орган не представлены, между тем, приобретаемый товар (битум нефтяной дорожный марки 90/130) согласно пункту 4.2 ГОСТ 22245-90 относится к 9-му классу транспортной опасности, следовательно, для его перевозки необходимы специальные транспортные средства;

- отправка корреспонденции производилась с г. Ангарска, в то время как зарегистрировано ООО "Кентавр" в г. Усолье-Сибирское и юридический адрес: г. Черемхово, ул. Шевченко, 46;

- отсутствие личных контактов уполномоченных лиц ООО "Сибойл-Траст" и ООО "Кентавр" при обсуждении условий сделки;

- подпись Казанцевой С. С. на банковских документах нотариально не заверена. Доверенность выдавалась на ведение операций по расчетному счету ООО "Кентавр" Косулиной Н. Ю., из показаний которой следует, что она работала бухгалтером в ООО "Кентавр", но чем занимается данная организация ей не известно;

- согласно операциям по расчетному счету ООО "Кентавр" отсутствуют реальные затраты объективно необходимые для осуществления любыми организациями хозяйственной и экономической деятельности (не снимались денежные средства на нужды предприятия, на выплату заработной платы, не оплачивались общехозяйственные расходы).;

- минимальная численность (3 человека - женщины) ООО "Кентавр";

- ООО "Кентавр" перечисляло незначительные суммы налогов, доля вычетов по НДС за 2011 год составила более 99,98%, что значительно выше допустимых норм;

- отсутствие основных средств и какого-либо другого имущества (складских помещений, транспортных средств и т.п.), необходимых для осуществления финансово-хозяйственной деятельности предприятия;

- ООО "Сибойл-Траст" действовало без должной осмотрительности в выборе контрагента, не удостоверилось в правомочности лица, выступающего от имени руководителя вышеназванного общества; не проявило интереса о наличии у поставщика необходимых материальных и трудовых ресурсов, основных средств, в том числе транспортных, производственных активов; не истребовало у официальных источников информации, характеризующей деятельность контрагента.

В отношении контрагента ООО "АтлантГрупп" в ходе выездной налоговой проверки установлено следующее.

Согласно имеющимся в материалах дела документам, ООО "Сибойл-Траст" отразило в книгах покупок и предъявило в декларациях по НДС к вычету суммы НДС по контрагенту ООО "Атлант Групп" в сумме 1 668 334,81 руб., в том числе за 4 квартал 2011 года в сумме 365 042,58 руб. (что соответствует данным проверки), за 1-4 кварталы 2012 года в сумме 1 303 292,23 руб. (товар на общую сумму 8 543 804,51 рубля).

Между тем, по требованию налогового органа ООО "Атлант Групп" представило документы (книги продаж, счета-фактуры, регистры бухгалтерского учёта), согласно которым ООО "Атлант Групп" в 2012 году поставило в адрес заявителя товаров на сумму 7 432 458,5 руб., в том числе НДС - 1 133 764,86 руб., при этом установлено отклонение сумм НДС, отражённых в книге покупок ООО "Сибойл-Траст", как в сторону завышения, так и в сторону занижения.

Как следует из таблицы, ООО "Атлант Групп" не подтвердило НДС, выставленный в адрес ООО "Сибойл-Траст", по счетам-фактурам от 13.08.2012, от 17.08.2012, от 31.08.2012, от 05.10.2012 на сумму 183 066,86 руб.; установлены расхождения в показателях счетов-фактур от 18.07.2012 на сумму НДС 2 605,58 руб.; вместе с тем, подтверждён НДС по счёту-фактуре 13.06.2012 N 111 на сумму 16 145,08 руб., который ООО "Сибойл-Траст" к вычету не предъявлялся, но который тем не менее учтён инспекцией при расчёте налоговых обязательств заявителя.

На основании неподтверждения ООО "Сибойл-Траст" факта выставления указанных счетов-фактур и реализации товара по данным счетам-фактурам, инспекцией доначислен НДС и налог на прибыль.

ООО "Сибойл-Траст" вместе с жалобой, представленной в Управление Федеральной налоговой службы по Иркутской области, представило копии счетов-фактур от 18.07.2012 N 134, 13.08.2012 N 164, от 17.08.2012 N 171, от 31.08.2012 N 198, от 05.10.2012 N 244 (а также соответствующие товарные и товарно-транспортные накладные), указывая при этом, что выводы налогового органа, изложенные в решении, возможно опротестовать по причине предоставления недостающих документов.

УФНС отказал в принятии данных документов в связи с тем, что они не представлены в ходе проверки. Также, по мнению УФНС представленные заявителем документы опровергаются имеющимся в деле актом сверки по состоянию на 31.12.2012, в котором отсутствует информация о поставке и оплате товара по счетам-фактурам от 13.08.2012 N 164, от 17.08.2012 N 171, от 31.08.2012 N 198, от 05.10.2012 N244. Помимо этого, номера представленных с жалобой счетов-фактур отличаются от номеров, указанных ООО "Сибойл-Траст" в книге покупок: так, в книге покупок отражён счёт-фактура от 13.08.2012 N 111, представлен счёт-фактура от 13.08.2012 N 164; в книге покупок отражён счёт-фактура от 31.08.2012 N 11, представлен счёт-фактура от 31.08.2012 N 198; в книге покупок отражён счёт-фактура от 05.10.2012 N 212, представлен счёт-фактура от 05.10.2012 N 244.

Судом первой инстанции по результатам всесторонней оценки вышеназванных представленных на проверку налогоплательщиком документов и установленных обстоятельств сделан обоснованный и аргументированный вывод о подтверждении Обществом реальности осуществления спорных хозяйственных операций.

Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, а также уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Кодексом, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Кодекса, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

Судом первой инстанции обоснованно отклонены доводы Инспекции, приведенные также в апелляционной жалобе, об отсутствии ООО "Кентавр" по адресу регистрации и указании в первичных документах недостоверных сведений в отношении адреса поставщика.

В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" в едином государственном реестре юридических лиц содержатся, в частности, следующие сведения и документы о юридическом лице: адрес (место нахождения) постоянно действующего исполнительного органа юридического лица (в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа юридического лица - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности), по которому осуществляется связь с юридическим лицом

Пунктом 4 статьи 5 указанного Закона установлено, что записи вносятся в государственный реестр на основании документов, представленных при государственной регистрации. При несоответствии сведений государственных реестров сведениям, содержащимся в документах, представленных при государственной регистрации, сведения, указанные в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, считаются достоверными до внесения в них соответствующих изменений.

Как правильно указал суд первой инстанции, адрес ООО "Кентавр" в первичных документах соответствуют сведениям о месте нахождения данной организации, указанным Едином государственном реестре юридических лиц. Указанное обстоятельство налоговым органом не оспаривалось. Таким образом, правовых оснований для указания в счетах-фактурах и товарных накладных каких-либо других адресов ООО "Кентавр" не имелось.

При этом, Саваренский А. Б. (собственник помещения по адресу 665401, Иркутская область, г. Черемхово, ул. Шевченко, 46) подтвердил факт заключения договора пользования помещением с ООО "Кентавр".

Суд апелляционной инстанции учитывает, что в соответствии с пунктом 2 статьи 54 Гражданского кодекса РФ, место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное. Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью" предусмотрено, что местом нахождения юридического лица может быть не только место его государственной регистрации, но и место постоянного нахождения его органов управления или основное место его деятельности.

Суд апелляционной инстанции, отклоняя доводы заявителя апелляционной жалобы относительно отсутствия контрагентов по месту государственной регистрации, также исходит из того, что отсутствие сведений (на момент проведения налоговой проверки) об осуществлении контрагентом налогоплательщика хозяйственной деятельности по месту государственной регистрации, а также невозможность установления его местонахождения, само по себе не опровергает факта поставки товаров в проверяемый период без представления иных доказательств, свидетельствующих о недобросовестности налогоплательщика.

В связи с чем, доводы апелляционной жалобы в данной части отклоняются судом как несостоятельные.

Суд апелляционной инстанции полагает, что положенные в основание вывода инспекции о фиктивности хозяйственных операций со спорными контрагентами такие обстоятельства как недостоверность сведений, указанных в счетах-фактурах о руководителе и юридическом адресе организации не являются безусловным основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Представленные обществом на проверку договоры, счета-фактуры, первичные документы подписаны от имени единоличного исполнительного органа спорных контрагентов.

В соответствии с частью 1 статьи 53 Гражданского кодекса РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. Порядок назначения или избрания органов юридического лица определяется законом и учредительными документами.

Согласно подпункту "л" пункта 1 статьи 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" в Едином государственном реестре юридических лиц содержатся сведения о фамилии, имени, отчестве и должности лица, имеющего право без доверенности действовать от имени юридического лица, а также паспортные данные такого лица или данные иных документов, удостоверяющих личность в соответствии с законодательством Российской Федерации, и идентификационный номер налогоплательщика при его наличии.

В силу статьи 40 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" единоличный исполнительный орган общества (генеральный директор, президент и другие) избирается общим собранием участников общества на срок, определенный уставом общества, если уставом общества решение этих вопросов не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества. Единоличный исполнительный орган общества может быть избран также не из числа его участников.

Пунктом 5 статьи 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" установлено, что юридическое лицо в течение трех рабочих дней с момента изменения указанных в пункте 1 настоящей статьи сведений, за исключением сведений, указанных в подпунктах "м", "о", "р", и индивидуальный предприниматель в течение трех рабочих дней с момента изменения указанных в пункте 2 настоящей статьи сведений, за исключением сведений, указанных в подпунктах "м", "н", "п", а также за исключением случаев изменения паспортных данных и сведений о месте жительства учредителей (участников) юридического лица - физических лиц, лица, имеющего право без доверенности действовать от имени юридического лица, и индивидуального предпринимателя, обязаны сообщить об этом в регистрирующий орган по месту своего соответственно нахождения и жительства. В случае, если изменение указанных в пункте 1 настоящей статьи сведений произошло в связи с внесением изменений в учредительные документы, внесение изменений в единый государственный реестр юридических лиц осуществляется в порядке, предусмотренном главой VI настоящего Федерального закона.

Указанные положения Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" от 08.08.2001 N 129-ФЗ полностью корреспондируются с положениями статьи 51, части 3 статьи 52 и части 8 статьи 63 Гражданского кодекса РФ.

Изменения учредительных документов приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации, а в случаях, установленных законом, - с момента уведомления органа, осуществляющего государственную регистрацию, о таких изменениях (часть 3 статьи 52 Гражданского кодекса РФ).

Таким образом, при отсутствии в Едином государственном реестре юридических лиц сведений о смене единоличного исполнительного органа ООО "Кентавр" и наличии подписанных Казанцевой С.С. договора и первичных документов, действующих на момент заключения сделок в качестве руководителя контрагентов, налогоплательщик не имел оснований подвергнуть сомнению содержащиеся в реестре юридических лиц сведения о своем контрагенте. Доказательств обратного налоговым органом в материалы дела не представлено.

При этом не может являться основанием для признания налоговой выгоды необоснованной подписание документов неустановленным лицом в отсутствие доказательств осведомленности налогоплательщика о данном обстоятельстве в силу отношений взаимозависимости или аффилированности, которые, в свою очередь, не были представлены налоговым органом.

При этом, суд апелляционной инстанции учитывает показания нотариуса, подтверждающие факт заверения подписи Казанцевой С.С. на заявлении о государственной регистрации юридического лица при создании.

Суд апелляционной инстанции считает, что, при наличии противоречивой информации относительно руководителя ООО "Кентавр", оснований для признания установленным налоговым органом обстоятельства, свидетельствующего о подписании документов неустановленным лицом, не имеется.

Вместе с тем, согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлениях от 02.12.2010 N А33-2959/2010,от 20.04.2010 N 18162/09, от 09.03.2010 N 15574/09, предоставление налогоплательщиком документов, подписанных со стороны контрагентов неустановленными лицами, сам по себе не может являться основанием признания налоговой выгоды необоснованной без представления налоговым органом доказательств отсутствия реальных хозяйственных операций между налогоплательщиком и контрагентами, представившими достоверные документы, либо доказательств того, что налогоплательщик знал или должен был знать о недостоверности (противоречивости сведений).

Показания свидетелей Ильина, Богданова о том, что перевозки осуществлялись от ООО "АтлантГрупп" не подтверждают факт отсутствия перевозок битума, поскольку из представленного протокола допроса Богданова Н. Н. от 30.04.2014 следует, что им перевозилось бензин и дизельное топливо. Для перевозки битума необходимы специальные емкости (термосы), т.к. он твердеет и необходима специальная температура.

Факт привлечения водителей для перевозки битума со специальными машинами налоговым органом не устанавливался.

Судом первой инстанции установлено, что факт реальных хозяйственных операций, совершенных между ООО "Сибойл-Траст" и ООО "Кентавр" подтверждается движением по расчетным счетам предприятий. Указанное доказательство было установлено Ответчиком в ходе проведенного анализа расчетного счета ООО "Кентавр" и отражено в Решении (страница 30).

Довод налоговой инспекции о транзитном характере движения денежных средств по расчетным счетам ООО "Кентавр" не принимается апелляционным судом как доказательство недобросовестности Общества, поскольку поступление на расчетные счета иных организаций денежных средств от контрагентов за товары, при отсутствии иных доказательств, свидетельствующих об организованной и согласованной схеме движения денежных средств или товаров по замкнутой цепочке, не может свидетельствовать о транзитном характере движения денежных средств на расчетных счетах контрагентов, а также о том, что общество при исполнении им налоговых обязанностей и реализации права на возмещение сумм налоговых вычетов действовало недобросовестно.

Довод о низкой налоговой нагрузке ООО "Кентавр" не подтверждается материалами дела. В решении указано, что ООО "Кентавр" исчислен и уплачен НДС за 4 кв. 2010 - 38456 руб., 1 кв. 2011 - 29136 руб., 2 кв. 2011 - 45576 руб., 3 кв. 2011 - 18246 руб., 4 кв. 2011 - 1842 руб. апелляционный суд соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что высокая доля налоговых вычетов не свидетельствует о занижении ООО "Кентавр" налоговых обязательств.

Доводы инспекции, связанные с тем, что контрагенты заявителя не исчисляют и не уплачивают в полном объеме в бюджет соответствующие налоги, не представляют отчетность либо представляют ее с минимальными суммами к уплате, сами по себе не могут являться основаниями для отказа налогоплательщику в возмещении налога на добавленную стоимость и отказа во включении затрат в состав расходов при реальности совершения сделок, подтверждения расходов и выполнения налогоплательщиком условий, установленных законом для подтверждения налоговых вычетов.

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" указано, факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности. Доказательств взаимозависимости, аффилированности или осведомленности общества о нарушениях контрагентом налогового законодательства, инспекцией не представлено.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции, что в данном конкретном случае, при полном документальном подтверждении факта реальности спорных хозяйственных операций, без представления Инспекцией доказательств осведомленности Общества о направленности деятельности контрагентов на уклонение от уплаты налогов, либо согласованного характера действий Общества и контрагентов, последние не могут служить основанием для отказа в подтверждении налоговых вычетов и принятия расходов.

Нарушение контрагентами этих обязанностей является основанием для применения к ним мер налоговой ответственности, но не может служить безусловным основанием для отказа в подтверждении налоговых вычетов добросовестному налогоплательщику при представлении документов, подтверждающих право на получение вычета по налогу на добавленную стоимость и принятии расходов по налогу на прибыль.

В силу правовой позиции, изложенной в пункте 2 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 октября 2003 года N 329-0, истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Как правильно указал суд первой инстанции, Инспекцией не представлено доказательств того, что по итогам камеральных налоговых проверок деклараций и расчетов данных контрагентов у налоговых органов имелись какие-либо претензии к финансово-хозяйственной деятельности ООО "Кентавр". Соответствующие решения о привлечении к налоговой ответственности и доначислении сумм налогов и пеней, Инспекцией не представлены.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 (далее - Конвенция) ратифицирована Федеральным законом от 30.03.1998 N 54-ФЗ.

В статье 1 названного Закона указано, что Российская Федерация в соответствии со статьей 46 Конвенции признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации. С учетом изложенного, представляет важное практическое значение Решение Европейского суда по правам человека от 09.01.2007 N 803/02 "Интерсплав" против Украины".

В пункте 38 решения Европейского суда по правам человека указано, что государство имеет большие возможности для оценки того, что составляет публичные интересы, а национальный законодательный орган - широкое усмотрение при осуществлении экономической и социальной политики. Однако такие рамки оценки не являются неопределенными, и их использование подлежит надзору со стороны институтов Конвенции. С точки зрения Европейского суда, когда у государственных органов есть информация о злоупотреблениях в системе возмещения налога на добавленную стоимость определенным субъектом, они могут принимать соответствующие меры для предотвращения или прекращения этих злоупотреблений. Суд, однако, не может принять в качестве аргумента, выдвинутого представителем государства, общую ситуацию с возмещением налога на добавленную стоимость, если отсутствуют какие-либо признаки прямого участия заявителя в таких злоупотреблениях.

Из смысла Решения Европейского суда по правам человека следует, что основанием для отказа налогоплательщику в возмещении налога на добавленную стоимость не может быть неправомерное поведение третьих лиц - поставщиков. Из данного решения также следует необходимость доказывания налоговыми органами, что именно налогоплательщик-заявитель умышленно использует слабости государственной контрольной функции.

Для налогоплательщика при заключении сделки с контрагентом достаточным доказательством законности осуществления поставщиком предпринимательской деятельности является наличие фирменного наименования, ИНН, КПП, ОГРН, открытого банковского счета, а в необходимых случаях - лицензия. При этом счет юридического лица в банке открывается на основании договора и справки от налоговой инспекции, где данный налогоплательщик стоит на учете.

Налогоплательщик в свою очередь вправе заключать с поставщиком любые сделки в пределах правосубъектности последнего. При этом налогоплательщик не обязан лично вступать в контакт с представителем поставщика при заключении договора. Для быстроты используются современные средства телекоммуникаций. Закон, в частности статья 434 Гражданского кодекса Российской Федерации, позволяет заключать договоры путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной и иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны договора.

Таким образом, возможное нарушение законодательства поставщиками при соблюдении налогоплательщиком всех необходимых условий возмещения налога на добавленную стоимость, отнесения соответствующих затрат в состав расходов по налогу на прибыль, при отсутствии признаков недобросовестности самого налогоплательщика не может являться основанием к отказу в вычетах по налогу на добавленную стоимость и расходах по налогу на прибыль.

Суд апелляционной инстанции, отклоняя как несостоятельный довод инспекции на не проявление обществом должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента ООО "Кентавр", исходит из того, что налоговым органом не отрицается факт регистрации контрагента в порядке, предусмотренном нормами действующего законодательства; выставленные в адрес общества счета-фактуры полностью соответствовали данным, содержащимся в Едином государственном реестре юридических лиц на момент совершения сделки; контрагент являлся действующими юридическим лицом, что, в свою очередь, позволило налогоплательщику полагать, что его контрагент действовал легитимно и обладал необходимой для участия в гражданском обороте правоспособностью.

Налоговым органом не проверялся факт выдачи ООО "Кентавр" доверенностей иным лицам на право заключение сделок, подписание документы, счетов-фактур и т д.

Довод инспекции о недостаточности трудовых и технических ресурсов ООО "Кентавр" не может свидетельствовать о необоснованности налоговой выгоды общества и отсутствии с его стороны должной осмотрительности и осторожности.

Гражданское законодательство допускает привлечение поставщиком товаров (работ, услуг) третьих лиц для исполнения обязательств по сделке, что позволяет самому поставщику не иметь "трудовых и технических ресурсов для исполнения заключенных договоров".

Налоговый орган в рамках налоговой проверки не исследовал, привлекал ли контрагент общества третьих лиц для исполнения обязательств перед обществом.

Апелляционный суд полагает несостоятельными доводы налогового органа в отношении контрагента Общества ООО "АтлантГрупп" на основании следующего.

В суде первой инстанции был допрошен Мотин Д. А., который пояснил, что в 2011 - 2012 работал директором ООО "Атлант-Групп". На вопросы заявителя ответил: "в отношении предприятия никаких контрольных мероприятий не проводилось, в налоговую инспекцию не вызывался, протоколов допроса не подписывал, об отношениях с компанией ООО "Сибойл-Траст" не опрашивался, доверенности на представление в налоговой инспекции никому не давал, письменных ответов в налоговый орган не давал. В конце декабря 2012 - начале 2013 был выдан заем фирме ООО "Сибойл-Траст" на сумму около полумиллиона рублей. Сделки с ООО "Сибойл-Траст" были. Подписи на 5 счетах-фактурах принадлежат Мотину, по данным документам производилась отгрузка топлива. В счетах-фактурах могли быть арифметические ошибки. Про выездную проверку в отношении ООО "Сибойл-Траст" не знал. В Следственном комитете опрашивался по поводу уголовного дела, возбужденного в отношении Копыловой, спрашивали по данным счетам-фактурам, и он пояснил, что сделки по данным счетам-фактурам были. В следственном комитете проводилась экспертиза его подписи".

На вопрос 3-го лица Мотин Д. А. ответил следующее: "ответ по произведенной встречной проверке ООО "Атлант-Групп" Мотиным Д. А. не давался, подпись на ответе ему не принадлежит, печать не ставил. Отгрузка в адрес ООО "Сибойл-Траст" была произведена наемными автомобилями. Счета-фактуры, выставленные в адрес ООО "Сибойл-Траст", возможно потерялись из-за частой смены бухгалтеров".

В ходе судебного заседания заявителем представлено заключение эксперта от 14.07.2014, проведенное ГУ МВД России по Иркутской области в рамках расследования уголовного дела в отношении Копыловой М. А. Экспертом установлено, что подпись на товарных накладных и счетах-фактурах от 18.07.2012, 13.08.2012, 17.08.2012, 31.08.2012, 05.10.2012 вероятно выполнены Мотиным Д. А.

В ходе расследования уголовного дела следственным отделом по г. Ангарску СУ СК РФ по Иркутской области опрошены водители Быргазов Е. Е. (протокол допроса от 30.04.2014), Богданов Н. Н. (протокол допроса от 30.04.2014), которые подтвердили перевозку топлива от ООО "АтлантГрупп" для ООО "СибойлТраст".

В ходе расследования уголовного дела дознавателем ГУ МВД России по Иркутской области опрошены водитель ООО "ПромТэк" Буйлов Ю. В. (протокол допроса от 18.09.2014), менеджер ООО "ПромТэк" Илуева А. В. (протокол допроса от 30.07.2014), которые подтвердили перевозку топлива для ООО "СибойлТраст".

Как следует из материалов дела, Обществом 24.04.2014 была подана апелляционная жалоба в УФНС России по Иркутской области. К апелляционной жалобе были приложены документы, подтверждающие взаимоотношения с ООО "Атлант Групп", что подтверждается входящим штампом УФНС на описи вложения. Дополнение к жалобе подано 11.07.2014, решение по апелляционной жалобе УФНС России по Иркутской области приняло 30.06.2014.

При проведении выездной проверки документы, которые были направлены с апелляционной жалобой, были зафиксированы проверяющим налоговым инспектором в протоколе N 13-68-9 об административном правонарушении от 30.07.2013 (страницы 8, 9 Протокола).

В ходе судебных заседаний в суде первой инстанции заявителем представлены товарные накладные и счета-фактуры, подтверждающие сумму, количество и вид реализованного товара, которые ранее были представлены с апелляционной жалобой.

Обязанность суда оценить дополнительно представленные налогоплательщиком в суд документы, которые не были представлены налоговому органу в ходе проверки, следует из норм статей 65 - 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 12.07.2006 N 267-О.

Высшим Арбитражным Судом РФ в определении от 11.04.2013 N ВАС-1001/13 по делу N А40-29743/2012-140-143 и в постановлении президиума ВАС РФ указано, что право налогоплательщика на самостоятельную реализацию права на налоговый вычет не освобождает налоговый орган при осуществлении мероприятий налогового контроля в рамках выездной налоговой проверки от обязанности определить сумму налогового обязательства, действительно подлежащую уплате в бюджет.

Как правильно указал суд первой инстанции, отказ судом в принятии указанных документов в связи с их непредставлением в ходе проверки фактически означал бы нарушение права заявителя на представление доказательств (ст. 65 АПК РФ), а также искажение реальной обязанности налогоплательщика по уплате налога только лишь на том основании, что документы представлены в суд и с апелляционной жалобой, а не в налоговый орган, что является недопустимым.

Кроме того, согласно пункту 78 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении Арбитражными судами части первой НК РФ" по общему правилу сбор и раскрытие доказательств осуществляется как налоговым органом, так и налогоплательщиком на стадии осуществления мероприятий налогового контроля и в ходе досудебного разрешения налогового спора.

Реальность и действительность совершенных сделок между ООО "Сибойл-Траст" и "Атлант Групп" подтверждается допросами водителей в рамках уголовного дела в отношении ООО "Сибойл -Траст", перевозивших нефтепродукты, а так же заключением эксперта N 928 от 14 июля 2014 года с выводом, подтверждающим подлинность подписи директора ООО "Атлант Групп" на документах приложенных к апелляционной жалобе.

Из материалов дела следует, что руководитель ООО "Атлан Групп" Мотин Д.А. подтвердил наличие договорных отношений, факт подписания договора, иных первичных документов и сам факт поставки товара. Кроме того, судом установлено, что факт поставки товара, также подтвердили водители, осуществлявшие доставку.

Таким образом, вывод налогового органа о том, что совокупность обстоятельств и доказательств свидетельствует о том, что главной целью совершения сделки ООО "Атлант Групп" являлось именно получение необоснованной налоговой выгоды, выразившейся в предъявлении неправомерного вычета по НДС и завышения расходов для исчисления налога на прибыль организаций не основан на достаточных и достоверных доказательствах и правомерно признан судом первой инстанции несостоятельным.

Материалами дела подтверждается, что представленные обществом в обоснование расходов и налоговых вычетов документы соответствуют предъявляемым к ним действующим законодательством требованиям, подписаны от имени лиц, указанных в соответствии с учредительными документами и Единым государственным реестром юридических лиц в качестве единоличного исполнительного органа спорных контрагентов и подтверждают хозяйственных реальность операций осуществленных в адрес ООО "Сибойл-Траст".

Налоговый орган не оспаривает, что заявитель в дальнейшем использовал имущество, приобретенное по рассматриваемым в настоящем деле счетам-фактурам и товарным накладным у ООО "Кентавр", ООО "АтлантГрупп", в деятельности, направленной на получение дохода.

Налоговый орган, утверждая, что рассматриваемые товары фактически не могли быть реализованы заявителю спорными контрагентами, не представил тому относимых и допустимых доказательств и не установил, какие конкретные лица в действительности реализовали эти товары в адрес проверявшегося налогоплательщика.

Инспекцией в ходе проведения налоговой проверки не представлены доказательства, свидетельствующие о том, что Общество, совершая хозяйственные операции со своими контрагентами, не проявило должную осмотрительность и осторожность, что она знала или могла знать о нарушениях, допущенных ее контрагентами.

Фактов взаимозависимости и аффилированности между Обществом и его контрагентами, налоговым органом не установлено.

Доказательств возврата налогоплательщику денежных средств, уплаченных контрагентам, компенсации расходов каким-либо иным противоправным способом, материалы дела не содержат.

Обязанность доказывать недобросовестность налогоплательщика Налоговым кодексом РФ возложена на налоговые органы. Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений. При этом в силу пункта 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возлагается на орган, который принял это решение.

В случаях отказа налогового органа в праве на налоговые вычеты по мотиву недобросовестности лица как налогоплательщика он обязан доказать наличие именно недобросовестности в действиях такого лица.

Налоговым органом не представлены и в материалах дела отсутствуют доказательства наличия у налогоплательщика при заключении и исполнении сделок с контрагентами умысла, направленного на незаконное получение из бюджета сумм налога на добавленную стоимость и расходов по налогу на прибыль (неправомерное получение налоговой выгоды). Нет доказательств согласованности действий общества и его контрагента, направленных на уклонение от уплаты налогов, мнимости, притворности сделок, заключенных налогоплательщиком с подрядчиками и поставщиками.

Доказательств того, что налогоплательщик знал или должен был знать о том, что контрагент поставщика злоупотребляет правом и (или) нарушает нормы налогового законодательства, налоговой инспекцией не представлено.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции, что в данном конкретном случае, при полном документальном подтверждении факта реальности спорных хозяйственных операций, без представления инспекцией доказательств осведомленности общества о направленности деятельности контрагентов на уклонение от уплаты налогов, либо согласованного характера действий покупателя и продавца, последние не могут служить основанием для отказа в подтверждении налоговых вычетов и принятия расходов.

Учитывая, что заявителем по спорным контрагентам представлены все необходимые документы для подтверждения налоговых вычетов и расходов по налогу на прибыль, суд считает, что у налоговой инспекции отсутствовали правовые основания для отказа налогоплательщику в подтверждении налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и расходов по налогу на прибыль.

Суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что в отсутствие доказательств недостоверности рассматриваемых хозяйственных операций, а также в отсутствие признаков умысла или неосторожности заявителя в выборе контрагентов, не имеется оснований для определения реальных налоговых обязательств налогоплательщика по налогу на прибыль исходя из правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 03.07.2012 N 2341/12 (исходя из рыночных цен, которые должен доказать налогоплательщик). Следовательно, соответствующие расходы по налогу на прибыль должны быть приняты в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции, оценив представленные в материалы дела доказательства в совокупности, а также обстоятельства, положенные инспекцией в основу вывода о неправомерности применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и завышении расходов для исчисления налога на прибыль организаций, соглашается с выводом суда первой инстанции об отсутствии в материалах дела доказательств, безусловно и достоверно свидетельствующих о нереальности хозяйственных операций Общества и его контрагентов, а также доказательств в подтверждение согласованности действий участников спорных правоотношений или иных фактов, свидетельствующих о направленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды.

Довод налогового органа о том, что независимо от результатов рассмотрения дела судебные расходы по нему применительно к части 1 статьи 111 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации полностью или в части могут быть отнесены на сторону, представившую в суд доказательства, не раскрытые в ходе осуществления мероприятий налогового контроля и досудебного разрешения налогового спора при отсутствии объективных препятствий к их своевременному представлению, подлежит отклонению судом апелляционной инстанции.

Материалы дела не содержат доказательств того, что налоговый орган был лишен возможности возражать против представленных Обществом доказательств, либо представлять доказательства, опровергающие его доказательства.

Инспекцией не приведено доказательств того, что Общество в ходе проверки не представило по требованию налогового органа какие-либо документы, впоследствии представленные им в суд.

Более того, указанные документы представлялись налогоплательщиком при подаче апелляционной жалобы в УФНС России по Иркутской области.

Следовательно, в рассматриваемом случае представление Обществом документов в обоснование своих доводов и возражений не может быть признано злоупотреблением правом в смысле статьи 111 Арбитражного процессуального кодекса и пункта 78 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 30.07.2013 N 57.

Приведенные в апелляционной жалобе доводы в данной части инспекции являлись предметом исследования суда первой инстанции, получили надлежащую оценку и не опровергают правильные и обоснованные выводы суда первой инстанции.

В отношении доводов налогового органа в части доначисления НДФЛ с доходов Копыловой М.А. апелляционный суд полагает следующее.

Согласно пункту 1 статьи 207 Налогового кодекса РФ налогоплательщиками налога на доходы физических лиц признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников в Российской Федерации, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 210 Налогового кодекса РФ, при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды.

В соответствии с пунктом 1 статьи 24 Налогового кодекса РФ налоговыми агентами являются лица, на которых налоговым законодательством возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет налогов.

В соответствии со статьей 226 Налогового кодекса РФ Общество в проверяемых периодах являлось налоговым агентом по удержанию и перечислению налога на доходы физических лиц за налогоплательщиков, состоявших с ним в трудовых отношениях и которым выплачивался доход.

Согласно пункту 4 статьи 226 Налогового кодекса РФ, налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате. Удержание у налогоплательщика начисленной суммы налога производится налоговым агентом за счет любых денежных средств, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику, при фактической выплате указанных денежных средств налогоплательщику либо по его поручению третьим лицам.

В силу пункта 6 статьи 226 Налогового кодекса РФ налоговые агенты обязаны перечислять суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня, следующего за днем фактического получения налогоплательщиком дохода, - для доходов, выплачиваемых в денежной форме, а также дня, следующего за днем фактического удержания исчисленной суммы налога, - для доходов, полученных налогоплательщиком в натуральной форме либо в виде материальной выгоды.

В силу пункта 1 статьи 123 Налогового кодекса РФ неправомерное неудержание и (или) неперечисление в установленный срок сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом, влечёт взыскание штрафа в размере 20 процентов от суммы, подлежащей удержанию и (или) перечислению.

В ходе выездной налоговой проверки Инспекцией было установлено, что директором и кассиром ООО "Сибойл-Траст" с 14.07.2011 по 31.12.2012 являлась Копылова Мария Александровна (приказ от 22.06.2011 N 1 о назначении директора ООО "Сибойл-Траст", приказ от 01.08.2011 N 3 о назначении кассира ООО "Сибойл-Траст").

Заработная плата директора ООО "Сибойл-Траст" Копыловой М. А. за период с 14.07.2011 по 31.12.2012 начислялась и выплачивалась, что подтверждается представленными ООО "Сибойл-Траст" в Инспекцию карточкой счета 70 "Расчеты с персоналом по оплате труда", штатным расписанием, справкой о выданной заработной плате Копыловой М. А. и начисленного НДФЛ, выпиской с расчетного счета ООО "Сибойл- Траст", справкой о доходах Копыловой М. А. по Форме 2-НДФЛ за 2012 год.

В ходе проверки Общество представило расходные кассовые ордера от 26.12.2012 N 36 о выдаче наличных денежных средств Копыловой М. А. в сумме 117 634,78 рубля для гашения задолженности перед ООО "Атлант Групп"; от 28.12.2012 N 34 о выдаче наличных денежных средств Копыловой М. А. в сумме 200 000 рублей для гашения задолженности перед ООО "Атлант Групп"; от 29.12.2012 N 35 о выдаче наличных денежных средств Копыловой М. А. в сумме 200 000 рублей для гашения задолженности перед ООО "Атлант Групп".

В бухгалтерском учете данные операции отражены проводками: Дт 50 "Касса" Кт 51 "Расчетные счета" - поступление денежных средств с расчетного счета в кассу предприятия; Дт 71 "Расчеты с подотчетными лицами" Кт 50 "Касса" - выдача денежных средств из кассы предприятия в подотчет; Дт 60 "Расчеты с поставщиками и подрядчиками" Кт 71 "Расчеты с подотчетными лицами" - расчет наличными денежными средствами с контрагентом.

Налоговым органом были проанализированы документы (информация), имеющиеся в Инспекции (полный анализ всей имеющейся информации по контрагенту ООО "Атлант Групп" изложен в п. 1 на стр. 8-12, на стр. 46-49 оспариваемого решения), а именно, ответ ООО "Атлант Групп" от 28.02.2013 вх. N 009276, согласно которому оборот по продажам между ООО "Сибойл-Траст" и ООО "Атлант Групп" составил за период 2011-2012 годов на сумму 9 825 515,50 рублей. Кроме того, в ходе проверки ООО "Атлант Групп" также подтвердило стоимость проданных товаров в адрес ООО "Сибойл-Траст" на сумму 9 825 515,50 рублей. Таким образом, кредиторская задолженность ООО "Сибойл-Траст" перед ООО "Атлант Групп" не могла быть более 9 825 515,50 рублей.

Из карточек бухгалтерского учета ООО "Атлант Групп", представленных с ответом от 28.02.2013 вх. N 009276, следует, что по счету 50 "Касса" - операций между ООО "Атлант Групп" и ООО "Сибойл-Траст" не было, по счетам 62 "Расчеты с покупателями и подрядчиками", 51 "Расчетные счета" - операции между ООО "Сибойл-Траст" и ООО "Атлант Групп" после сентября 2012 года не осуществлялись.

Из анализа расчетного счета ООО "Сибойл-Траст", карточки 51 "Расчетные счета" следует, что сумма расчетов ООО "Сибойл-Траст" с ООО "Атлант Групп" составила 9 842 596,50 рублей.

То есть, сумма расчетов по безналичному расчету между ООО "Сибойл-Траст" и ООО "Атлант Групп" больше стоимости продаж на 17 081 рубль (9 842 596,50 - 9825 515,50), что также подтверждается актом сверки между ООО "Сибойл-Траст" и ООО "Атлант Групп".

Следовательно, у ООО "Сибойл-Траст" не существовало задолженности перед ООО "Атлант Групп". Сумма в размере 17 081 рубль образует кредиторскую задолженность по карточке счета 60 "Расчеты с поставщиками и подрядчиками", а значит денежные средства, выданные директору ООО "Сибойл-Траст" Копыловой М. А. под отчет в сумме 517 634,78 рублей в декабре 2012 года, не были использованы на экономические цели организации и являются доходом самого директора.

Как следует из расходных кассовых ордеров от 26.12.2012 N 36, от 28.12.2012 N 34, от 29.12.2012 N 35, подотчетным лицом является Копылова М. А. Авансовые отчеты и документы, подтверждающие обоснование расчета наличными денежными средствами ООО "Сибойл-Траст" с ООО "Атлант Групп", отсутствуют.

Исходя из вышеизложенного, ООО "Сибойл-Траст", являясь налоговым агентом, не удержало и неперечислило суммы налога на доходы физических лиц в отношении Копыловой М. А. по выданным под отчет денежным средствам в декабре 2012 года, не использованным на экономические цели организации.

Апелляционный суд полагает необоснованным вывод налогового органа о неправомерном неудержании и неперечислении в установленный законодательством срок суммы налога на доходы физических лиц, в том числе, за 2012 год из подотчетных денежных средств, выданных Копыловой М.А., в размере 67 292,52 рублей и в результате чего начислены соответствующие пени и штраф по статье 123 Налогового кодекса РФ.

Общество ссылается на то, что Копылова М.А. вернула денежные средства в кассу организации, доказательством чего, является отсутствие сальдо по счету 71 "Расчеты с подотчетными лицами" на конец 2013 года.

Как следует из материалов дела, к апелляционной жалобе Общества в УФНС России по Иркутской области были приложены кассовые документы за 2012 год, что подтверждается входящим штампом УФНС на описи вложения.

Согласно карточкам счетов 50 "Касса" и 71 "Расчёты с подотчётными лицами" за 2013 год, представленным ООО "Сибойл-Траст" с апелляционной жалобой в УФНС России по Иркутской области, возврат Копыловой М.А. денежных средств в кассу организации оформлялся приходными кассовыми ордерами.

Подлинники приходных кассовых ордеров и кассовая книга за 2012 год были исследованы судом первой инстанции в судебных заседаниях. Копии приобщены к материалам дела.

Из допроса руководителя ООО "АтлантГрупп" Мотина Д. А., проведенного в ходе судебных заседаний, следует, что в конце декабря 2012 года - начале 2013 года был выдан заем фирме ООО "Сибойл-Траст" на сумму около полумиллиона рублей. В счет погашения данных займов Копыловой М. А. получались средства из кассы подотчет, которые в дальнейшем были возвращены.

Возражения налогового органа о том, что данные документы не представлялись в ходе проверки подлежат отклонению судом апелляционной инстанции по приведенным выше основаниям.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что денежные средства, выданные физическим лицам под отчет на приобретение материальных ценностей, не могут подпадать под понятие доход. Налоговым органом не учтен тот факт того, что данные подотчетные денежные средства не относятся к доходам для целей обложения НДФЛ, поскольку если подотчетные суммы не израсходованы работником, либо израсходованы не полностью, они образуют задолженность физического лица перед организацией и подлежат возврату. Только по истечении срока исковой давности невозвращенные суммы будут являться доходом физического лица и облагаются НДФЛ. Кроме того, подотчетные суммы полностью возвращены налогоплательщику, о чем свидетельствуют оборотно-сальдовые ведомости по счету N 71, вкладные листы кассовой книги и приходные кассовые ордера. Таким образом, у налогового органа отсутствовали законные основания для правовой оценки подотчетных сумм как доходов физических лиц или выплат и иных вознаграждений в пользу работников и исчисления НДФЛ.

При таких обстоятельствах предложение доначислить и удержать НДФЛ с доходов Копыловой М. А. неправомерны, доначисление пеней по НДФЛ и штрафа по статье 123 Налогового кодекса РФ незаконно.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции считает правильными выводы суда первой инстанции о наличии оснований для удовлетворения требований общества. Доводы инспекции, приведенные в апелляционной жалобе, не опровергают выводов суда первой инстанции, подлежат отклонению.

Оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции, предусмотренных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не имеется.

Четвертый арбитражный апелляционный суд, руководствуясь статьями 258, 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 29 декабря 2014 года по делу N А19-16749/2014 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в течение 2-х месяцев с даты принятия.

Кассационная жалоба подается через Арбитражный суд Иркутской области.

 

Председательствующий

Э.В. Ткаченко

 

Судьи

Е.О. Никифорюк
Д.Н. Рылов

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А19-16749/2014


Истец: ООО "Сибойл-Траст"

Ответчик: Инспекция Федеральной налоговой службы по г. Ангарску Иркутской области

Третье лицо: Управление федеральной налоговой службы по Иркутской области