Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 мая 2007 г. N 49-О07-10 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в убийстве, совершенном группой лиц, в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения группой лиц по предварительному сговору и в краже подтверждается материалами дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 мая 2007 г. N 49-О07-10


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 24 мая 2007 года кассационные жалобы осужденных С.Д.И., М.Э.Р. и адвокатов: З. в интересах осужденного С.Д.И., Т. в интересах осужденного Мигранова Э.Р. на приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 15 декабря 2006 года, по которому

М.Э.Р., 15 июня 1985 года рождения, уроженец п. Парма Усинского района Коми АССР, несудимый,

осужден к лишению свободы: по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 9 лет, по п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ на 4 года и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно на 10 лет в исправительной колонии строгого режима;

С.Д.И., 14 октября 1981 года рождения, уроженец и житель г. Нефтекамска Республики Башкортостан, судимый:

17.11.2004 года по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы, освобожден 06.05 2005 г. по отбытии срока наказания;

28.03.2006 г. по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год;

29.11.2006 г. по ч.ч. 1 и 2 ст. 159, ч. 1 ст. 158 и п. "в" ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 222, ч. 2 ст. 69, ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ к 4 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет, по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 4 года, по п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ на 5 лет и согласно ч. З ст. 69 УК РФ по совокупности этих преступлений на 17 лет.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ частично присоединено наказание, назначенное С.Д.И. по приговору от 29.11.2006 года, и окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи "...", объяснения осужденного С.Д.И. и адвоката Я., поддержавших доводы жалоб, осужденного М.Э.Р. и адвоката М.М.Н. об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство, мнение прокурора А.В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

М.Э.Р. и С.Д.И. признаны виновными в убийстве В., совершенном группой лиц, в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения группой лиц по предварительному сговору, а С., кроме того, в краже, то есть тайном хищении чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину.

Преступления совершены в ночь с 23 на 24 мая 2006 года в г. Нефтекамске Республики Башкортостан при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный М. вину признал частично, а осужденный С. - не признал.

В кассационных жалобах (основных и дополнениях к ним):

адвокат З. просит приговор в отношении С.Д.И. отменить и уголовное дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления. Указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, предварительным следствием и судом допущены нарушения уголовно-процессуального закона. Считает, что причастность С.Д.И. к совершению вмененных ему преступлений не подтверждается материалами уголовного дела, при этом ссылается на показания С.Д.И. на предварительном следствии и в судебном заседании, показания М., данные им при допросе на очной ставке с С.Д.И. 8 ноября 2006 года, отсутствие на ноже следов пальцев рук С.Д.И., отсутствие крови потерпевшего В. на одежде С.Д.И. Анализируя обстоятельства убийства, а также учитывая, что потерпевшего из своей квартиры вызвал М. и ножом М. совершено убийство, а также полагая, что у С.Д.И. не было мотива для убийства потерпевшего, утверждает, что убийство В. совершено осужденным М. из-за денежного долга и без участия С.Д.И. В подтверждение этого вывода также приводит доводы о том, что С.Д.И. не имел навыков вождения автомобилем. Ссылаясь на показания С.Д.И., свидетеля Н., приводит доводы о том, что к осужденному применялись недозволенные методы ведения следствия - оказывалось физическое давление со стороны сотрудников милиции, и по этой причине он оговорил себя в совершении преступлений. По мнению автора жалобы наличие крови потерпевшего на ноже, обнаруженном и изъятом на садоводческом участке, вызывает сомнение; показания свидетелей С.Л.Я., С.В.В., М.A.M., Ф. подтверждают лишь то, что автомашина потерпевшего, в багажнике которой был труп находилась в д. Марьино; свидетели Г. и С. являются лицами, заинтересованными в исходе дела. Существенным нарушением процессуального закона адвокат считает ознакомление С.Д.И. с материалами уголовного дела без адвоката, поскольку адвокат ранее ознакомилась с материалами уголовного дела и подписала протокол. Указывает на то, что описательно-мотивировочная часть приговора не соответствует требованиям ст.ст. 299, 307 УПК РФ;

осужденный С.Д.И. просит приговор отменить и уголовное дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления, также утверждая, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, по делу допущены нарушения уголовно-процессуального закона. Указывает, что он не участвовал в убийстве В. и совершении других преступлений, после задержания к нему применялись недозволенные методы ведения следствия, вывод суда о его виновности основан лишь на его показаниях на предварительном следствии, полученных в результате оказанного на него физического и морального давления со стороны следственных работников, то есть с нарушением требований норм УПК РФ. Ссылаясь на заключение судебно-медицинского эксперта N 342 от 21.06.2006 г., исследовавшего труп потерпевшего, приводит доводы о том, невозможно причинение телесных повреждений В. при указанных М. обстоятельствах - нахождении С. на заднем сиденье автомашины. Данное убийство совершил М.Э.Р. без его участия. Считает, что приговор основан на предположениях и суд не учел, что в нарушение закона он с материалами дела ознакомлен без защитника. Не согласен с выводом суда о неправомерном завладении автомобилем, так как М. находился в нем с разрешения В., после смерти последнего не требовалось разрешения на временное пользование автомобилем. Кроме того, ключи находились в замке зажигания, документы - в салоне автомашины.

Утверждает, что при задержании не был составлен протокол и не предоставлено право воспользоваться свиданием с защитником наедине, проверка по заявлениям о причинении телесных повреждений проведена неполно, ходатайство о предоставлении адвоката А. в качестве защитника прокурором необоснованно отклонено, с материалами уголовного дела следователь его не ознакомил. Выражает несогласие с показаниями свидетеля С., что убийство могло быть совершено им из-за предшествующей ссоры с В., с показаниями свидетелей Л., охарактеризовавшего С.Д.И. и утверждавшего, что М. боялся С.Д.И. Считает, что судом не дано оценки тому обстоятельству, что на его брюках крови потерпевшего не обнаружено и показаниям свидетеля Н. о том, что он причинил себе телесные повреждения из-за психического давления с целью принудить подписать протокол допроса. Суд доводам о его невиновности оценки не дал и не учел, что М. имел навыки вождения автомашины, в телефоне потерпевшего находилась сим-карта М., на М. оказывалось физическое воздействие и он его оговорил с целью уйти от ответственности за совершенные преступления. Других объективных доказательств его вины в деле не имеется. Утверждает, что предварительное и судебное следствие проведено с обвинительным уклоном, доказательства, подтверждающие его невиновность, судом необоснованно отклонены, в том числе его ходатайство о вызове в суд и допросе свидетелей В. и Г.;

адвокат Т. просит приговор в отношении М. изменить и смягчить ему наказание. Однако указывает, что приговор вынесен незаконно, необоснованно и подлежит отмене. Ссылается на то, что М. вину в совершении умышленного убийства и неправомерном завладении автомобилем без цели хищения не признал и полагает, что у М. не было причин для убийства потерпевшего, он лишь присутствовал при совершении убийства, руки потерпевшего держал по приказу С.Д.И., но удерживать их не было необходимости, так как В. сопротивления уже не оказывал. Считает, что активное способствование М. раскрытию преступления, изобличению других участников преступления, то, что он не был инициатором и непосредственным исполнителем преступления, ранее не судим и положительно характеризуется, искренне раскаивается в содеянном, имеет ряд смягчающих обстоятельств, при отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, являются исключительными обстоятельствами, позволяющими назначить наказание с учетом положений, предусмотренных ст.ст. 64, 73 УК РФ;

осужденный М.Э.Р. указывает, что назначенное ему наказание является несправедливым вследствие чрезмерной суровости. Считает исключительными обстоятельствами, что активно способствовал раскрытию преступления, преступления совершил под воздействием угроз С.Д.И. и просит смягчить наказание с применением ст. 64 УК РФ.

В тоже время в дополнительных жалобах утверждает, что убийство и угон автомобиля не совершал, руки потерпевшего, с умыслом на причинение ему смерти, не удерживал, В. во время убийства сопротивления С. не оказывал.

Впоследствии обратился с дополнительной жалобой, в которой утверждает, что оговорил С.Д.И. в совершении преступлений, подписывал чистые листы бумаги по инициативе и в результате морального и физического воздействия со стороны следователя Х., и.о. прокурора г. Нефтеюганска Ф. и сотрудников УВД, а также по рекомендации защитника. Приводит доводы о том, что В. добровольно передал ему телефон, потерпевшего убил он, защищаясь, а затем на его автомашине совершил поездку до д. Марьино.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель и потерпевшая В. считают, что приговор суда является законным и обоснованным и просят оставить его без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на всесторонне проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

Вина осужденных М. и С.Д.И. в умышленном убийстве В. группой лиц, в неправомерном завладении автомобилем, которым он управлял, по предварительному сговору группой лиц, в краже телефона В. полностью установлена показаниями М. на предварительном следствии и в суде, показаниями С. в качестве подозреваемого, подтверждавших, что убили потерпевшего, угнали автомашину они и С. похитили телефон, а также другими имеющимися в деле и подробно изложенными в приговоре доказательствами.

Что же касается приведенных в кассационных жалобах доводов о том, что приговор основан на предположениях, С. не принимал участие в совершении преступлений и его вина в этом не доказана, то они судом проверены и обоснованно отвергнуты.

В основу приговора обоснованно положены показаниями осужденных М. и С.Д.И. на предварительном следствии, в которых они подробно указывали о том, что по предложению С.Д.И. М. вызвал В., работавшего таксистом на автомобиле, принадлежащем его матери, а также взял кухонный нож, и передал С.Д.И. В автомобиль В. С.Д.И. сел на заднее сиденье, а М. - на переднее. С.Д.И. обманным путем попросил В. отвезти их на территорию садоводческого товарищества "Арлан", где в безлюдном месте попросил В. остановить автомашину и с целью убийства обхватил В. сзади левой рукой за шею, прижал к спинке сиденья, нанес ему множественные удары ножом в шею и в область грудной клетки. При этом М., лишая В. возможности защищаться, схватил его за руки и удерживал. Когда В. скончался на месте происшествия С.Д.И. и М. положили труп В. в багажник автомобиля, по предварительному сговору С.Д.И. сел за руль и вместе с М. выехали с территории вышеуказанного садоводческого товарищества. Из автомашины был похищен телефон В., который С.Д.И. забрал себе.

Не доверять этим показаниям осужденных у суда оснований не имелось, так как они объективно подтверждены протоколами осмотра места происшествия и обнаружения кухонного ножа, кепки-бейсболки, свитера и куртки, заключениями эксперта о наличии на рукоятке ножа крови человека, на кепке и куртке С.Д.И. - крови, аналогичной по группе с кровью потерпевшего, заключением судебно-медицинского эксперта о характере, локализации, степени тяжести обнаруженных у потерпевшего телесных повреждений и причине его смерти, протоколом опознания В. изъятого у С.Д.И. сотового телефона "Нокиа 6100", который 23.05.2006 г. находился у потерпевшего, показаниями свидетелей: Ч. и Г. о том, что накануне убийства у С.Д.И. с потерпевшим В. произошел конфликт; К., которой осужденный С.Д.И. в ночь на 24 мая 2006 г. по телефону сообщил, что убил соседа - таксиста Васю, а на следующий день рассказал тоже самое, добавив, что убийство совершили с М.; Я. о том, что через 20-30 минут после последнего вызова В. не ответил на вызовы по рации и сотовому телефону, показаниями свидетелей Т., Б., Ф., а также другими имеющимися в деле и подробно изложенными в приговоре доказательствами.

Приведенные в приговоре и согласующиеся между собой доказательства опровергают доводы кассационных жалоб о том, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Доводы осужденных и адвоката З., изложенные в жалобах, о том, что М. на предварительном следствии оговорил С.Д.И., а С.Д.И. в качестве подозреваемого был допрошен с нарушением требований УПК РФ, судом проверены и обоснованно отвергнуты.

Осужденный М. на предварительном следствии был допрошен в строгом соответствии с требованиями УПК РФ, неоднократно, с участием защитника, понятых и других лиц при выходе на место происшествия.

В ходе досудебного производства и в суде он, вопреки доводам кассационной жалобы, заявлял о том, что к нему не применялись недозволенные методы ведения следствия.

Надлежащая оценка дана всем показаниям М., в том числе и тем, на которые в жалобах ссылаются осужденный С.Д.И. и адвокат З. - показаниям на очной ставке 8 ноября 2006 года.

При этом суд обоснованно сослался на то обстоятельство, что М. впоследствии написал заявление на имя следователя в котором указал, что причиной изменения им показаний явился страх за свою жизнь из-за угроз С.Д.И. (т. 1 л.д. 170).

При оценке показаний М. и доводов, изложенных им в дополнительной кассационной жалобе о том, что убийство В. и другие преступления совершил он без участия С.Д.И., судебная коллегия, кроме того, учитывает и показания М. в судебном заседании о давлении на него в местах лишения свободы, оказываемом С.Д.И., которые согласуются с его заявлением на предварительном следствии.

Показания осужденного С.Д.И. на предварительном следствии, положенные в основу обвинительного приговора (т. 2 л.д. 77-81), также получены в соответствии с требованиями УПК РФ.

Вопреки доводам, изложенным в жалобах, он был задержан в 19 часов 40 минут 25 мая 2006 года, протокол об этом составлен в присутствии защитника и понятых, ему разъяснены процессуальные права, положения ст. 51 Конституции РФ, в том числе, пользоваться помощью защитника и иметь с ним свидание наедине и конфедициально до первого допроса, не свидетельствовать против самого себя.

Заявлений, жалоб и ходатайств по поводу задержания, правильности составления протокола от С.Д.И., защитника и иных лиц не поступало.

В этот же день в 20 часов 55 минут он был допрошен в качестве подозреваемого, и в присутствии защитника ему вновь разъяснены процессуальные права и право не свидетельствовать против самого себя.

После предъявления обвинения по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ С. в присутствии защитника 31 мая 2006 г. показал, что полностью поддерживает показания в качестве подозреваемого от 25 мая 2006 г.

В дальнейшем он отказался от дачи показаний на основании ст. 51 Конституции РФ.

По факту обнаружения у С.Д.И. телесных повреждений в виде резаных ран предплечья старшим следователем прокуратуры г. Нефтеюганска проведена проверка и в возбуждении уголовного дела отказано за отсутствием в действиях сотрудников УВД состава преступления. Материалы проверки исследованы судом и приобщены к уголовному делу.

При таких обстоятельствах с доводами осужденного С.Д.И. и адвоката З. о том, что показания в качестве подозреваемого С.Д.И. даны в результате применения к нему физического и психического насилия, и с доводами С.Д.И., что ему не было разъяснено право иметь свидание наедине с защитником, согласиться нельзя.

Вопреки доводам адвоката З., показания свидетелей Л., Ч., М., Ф., Г., Е. подтверждают обстоятельства, подлежащие в силу требований ст. 73 УПК РФ доказыванию по уголовному делу, являются допустимыми доказательствами и обоснованно приведены в приговоре.

С доводами, изложенными в жалобах, о том, что у С.Д.И. не было мотива для убийства, согласиться нельзя, поскольку о возникшей неприязни С.Д.И. к В., вызванной оглаской и распространением сведений о его избиении, С.Д.И. давал показания на предварительном следствии.

Его показания согласуются с приведенными судом в приговоре показаниями М., а также показаниями свидетелей:

С. и Г. о том, что в начале мая 2006 года у С.Д.И. с В. произошла ссора, за что С.Д.И. несколько раз ударил В. в грудь;

С. и Г. о том, что к М., где находились и они, на такси подъехал С.Д.И. и попросил свидетелей зайти в квартиру, сказав, что ему надо поговорить с В. М. остался с С. на улице, а через некоторое время зашел к ним и сказал, что ему на некоторое время надо отлучиться, так как ему необходимо куда-то съездить. После этого они узнали об убийстве В.

Доводы осужденного С.Д.И. о том, что, находясь на заднем сиденье автомашины, он не мог причинить обнаруженные на трупе потерпевшего телесные повреждения, являются несостоятельными, так как они противоречат выводам и показаниям судебно-медицинского эксперта, из которых следует, что раны шеи, грудной клетки с повреждением сонной артерии, яремной вены и правого легкого причинены колюще-режущим предметом при неоднократном (не менее 12 раз) воздействии и могли быть причинены в положении нападавшего сзади к потерпевшему.

Не основаны на материалах дела доводы адвоката З., что отсутствует кровь на одежде С.Д.И. и наличие крови на ноже вызывает сомнение.

По заключению эксперта на куртке С.Д.И. обнаружена кровь человека, которая могла произойти от потерпевшего, на рукоятке ножа обнаружена кровь человека, групповая принадлежность которой не установлена из-за слабой насыщенности пятен кровью.

Доводы М. и адвоката Т. о том, что М. в процессе лишения жизни В. не участвовал, не основаны на материалах дела.

Так, из признанных достоверными показаний С.Д.И. следует, что когда В. хотел развернуться в его сторону, он нанес ему около 2 ударов ножом в область груди. Во время нанесения ударов ножом М. удерживал В. за руки. Когда В. захрипел и обмяк, он убрал свою руку с его шеи, а М. также отпустил руки В.

Те обстоятельства, на которые ссылаются осужденные и адвокат З., что М. вызвал потерпевшего по телефону из дома и взял нож, на ноже отсутствуют следы пальцев рук С.Д.И., М. имел навыки вождения автомобиля, в телефоне потерпевшего, изъятом у С.Д.И., находилась сим-карта М., на брюках С.Д.И. крови потерпевшего не обнаружено, никоим образом не ставят под сомнение достоверность доказательств, приведенных судом в приговоре.

Материалы дела как на предварительном следствии, так и в судебном заседании исследованы с достаточной полнотой и в дополнительной проверке не нуждаются, поэтому с доводами осужденных и их адвокатов об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство согласиться нельзя.

Все ходатайства, в том числе и о вызове дополнительных свидетелей, судом разрешены, доказательства, представленные сторонами, судом рассмотрены, судебное следствие объявлено законченным лишь после того, как дополнений от участников судебного разбирательства не поступило.

Вопреки утверждениям в жалобах осужденного С.Д.И. и адвоката З., суд выяснил имеющиеся противоречия в показаниях, дал этим противоречиям надлежащую оценку в приговоре и свой вывод мотивировал.

При таких обстоятельствах с доводами осужденного С.Д.И. и адвоката З. о том, что предварительное и судебное следствие проведено неполно и с обвинительным уклоном, согласиться нельзя, так как они противоречат материалам дела.

Таким образом, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденных С.Д.И. и М. и их преступным действиям дал правильную юридическую оценку.

То обстоятельство, что после убийства В. ключи от его автомобиля находились в замке зажигания, документы - в салоне, не влияет на обоснованность осуждения С.Д.И. и М. за неправомерное завладение автомобилем.

О предварительном сговоре на неправомерное завладение автомобилем без цели его хищения свидетельствуют показания осужденных.

Существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, по делу не допущено.

Право С.Д.И. на защиту не нарушено, его ходатайство о приглашении адвоката А. в качестве защитника, как видно из постановления и.о. прокурора г. Нефтекамска, не могло быть удовлетворено, так как приглашенная по просьбе обвиняемого адвокат не могла принять участие в его защите. В соответствии со ст. 50 УПК РФ осуществляла защиту прав и интересов, оказывала юридическую помощь С.Д.И. при досудебном производстве адвокат Я.

Осужденный и его защитник с материалами уголовного дела ознакомлены, замечаний не имели, о чем свидетельствует протокол от 19 ноября 2006 г. (л.д. 227).

Все вопросы, указанные в ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора разрешены, содержание описательно-мотивировочной части приговора соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона с учетом характера и степени тяжести совершенных преступлений, данных о личности каждого из них, в том числе всех обстоятельств, смягчающих наказание.

Обстоятельств, позволяющих назначить М. наказание с учетом положений, предусмотренных ст.ст. 64, 73 УК РФ, не имеется.

Рецидив преступлений в действиях С.Д.И. признан правильно, в соответствии с ч. 1 ст. 18 УК РФ.

Назначенное осужденным наказание нельзя признать несправедливым вследствие суровости, поэтому судебная коллегия не находит оснований для смягчения им наказания.

Оснований для удовлетворения кассационных жалоб не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 15 декабря 2006 года в отношении С.Д.И. и М. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 мая 2007 г. N 49-О07-10


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)

Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение