• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 3/2002

Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Российское издание
N 3/2002


Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания


После выхода в свет первого номера "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" на русском языке к нам в редакцию стали поступать вопросы. Одни просят начать с азов - информации о Совете Европы, частью которого является Европейский Суд по правам человека. Другие, уже искушенные в юридических вопросах, предлагают сосредоточиться в наших редакционных комментариях на анализе жалоб "против Российской Федерации". В этом номере у нас появилась возможность несколько расширить редакционную колонку, поэтому постараемся удовлетворить любопытство обеих сторон.


Совет Европы на защите прав человека


Совет Европы - старейшая европейская политическая организация, возникшая в условиях разрухи, царившей на континенте по окончании Второй мировой войны. Совет Европы был образован в мае 1949 года в Лондоне, четыре года спустя после создания Организации Объединенных Наций. Политическая воля государств - основателей Совета Европы - достичь единства среди его стран-членов - была направлена на реализацию следующей цели: "защита и претворение в жизнь идеалов и принципов, являющихся их общим достоянием, и содействие экономическому и социальному прогрессу государств - членов Совета Европы" (статья 1 Устава Совета Европы).

В Уставе Совета Европы закреплен принцип уважения прав человека и верховенства права. Это означает защиту и соблюдение принципа уважения человеческого достоинства и свободы личности в рамках неуклонно крепнущего правового государства. Устав также предусматривает, что серьезные нарушения прав человека, которые могут быть допущены государствами - членами Совета Европы, дают основания для приостановления их членства в Организации или исключения из нее.

Историческим этапом явилось принятие в 1948 году Всеобщей декларации прав человека, провозглашающей универсальность и неотъемлемость прав человека. Совет Европы со своей стороны продемонстрировал приверженность принципам соблюдения прав человека, приняв в 1950 году Европейскую конвенцию по правам человека (ЕКПЧ). С тех пор ее ратификация стала обязательным условием членства в Организации.

Спустя 50 лет с момента создания Совета Европы его деятельность ни в коей мере не утратила своей актуальности. Она стала еще более значимой в связи с радикальными переменами, произошедшими в Центральной и Восточной Европе в конце 80-х годов. Поддержать усилия новых государств-членов и государств - кандидатов в члены в переходный период и в период становления демократии - цель, которую поставил перед собой Совет Европы сегодня. Являясь действительно общеевропейской организацией, в 2002 году он объединил 44 государства и остается открытым для новых членов, отвечающих критериям демократического государства.

В области соблюдения прав человека договорная и иная деятельность Совета Европы включает в себя:

- защиту гражданских и политических прав с помощью механизма, предусмотренного Европейской конвенцией по правам человека;

- защиту социальных и экономических прав на основании механизма, предусмотренного Европейской социальной хартией;

- защиту лишенных свободы лиц путем регулярных посещений мест лишения свободы представителями Комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания;

- защиту прав национальных меньшинств на основании Рамочной конвенции по защите национальных меньшинств;

- достижение равенства между мужчинами и женщинами;

- борьбу с расизмом, ксенофобией, антисемитизмом и нетерпимостью;

- усиление гарантий свободы слова и свободного доступа к информации, а также свободы обмена мнениями и распространения информации через государственные границы.

Совет Европы имеет три рабочих органа.

Комитет министров - исполнительно-распорядительный орган, заседающий в Страсбурге, в состав которого входят министры иностранных дел 44 государств - членов Совета Европы или их заместители.

Парламентская Ассамблея - совещательный представительный орган, который состоит из представителей 44 национальных парламентов стран - членов Совета Европы, делегаций парламентов ряда стран, имеющих статус "специально приглашенных" и наблюдателей. В настоящий момент Председателем Ассамблеи является Петер Шидер (Австрия).

Конгресс местных и региональных властей Европы - консультативный орган, представляющий местные и региональные власти. Конгресс состоит из двух палат: одна палата представляет интересы местных властей, другая - региональных органов власти.

Международный Секретариат, состоящий примерно из 12300 сотрудников, содействует работе главных органов Совета Европы. Он возглавляется Генеральным Секретарем, избираемым на пятилетний срок. В настоящее время Генеральным Секретарем Совета Европы является Вальтер Швиммер (Австрия).

Государствами - членами Совета Европы на сегодняшний день являются: Австрия (дата вступления - 16.04.1956 г.), Албания (13.07.1996 г.), Андорра (10.10.1994 г.), Армения (25.01.2001 г.), Азербайджан (25.01.2001 г.), Бельгия (05.05.1949 г.), Болгария (07.05.1992 г.), Босния и Герцеговина (24.04.2002 г.), Венгрия (06.11.1990 г.), Германия (13.07.1950 г.), Греция (09.08.1949 г.), Грузия (27.04.1999 г.), Дания (05.05.1949 г.), Ирландия (05.05.1949 г.), Исландия (09.03.1950 г.), Испания (24.11.1977 г.), Италия (05.05.1949 г.), Кипр (24.05.1961 г.), Латвия (10.02.1995 г.), Литва (14.05.1993 г.), Лихтенштейн (23.11.1978 г.), Люксембург (05.05.1949 г.), Македония (09.11.1995 г.), Мальта (29.04.1965 г.), Молдавия (13.07.1995 г.), Нидерланды (05.05.1949 г.), Норвегия (05.05.1949 г.), Польша (29.11.1991 г.), Португалия (22.09.1976 г.), Россия (28.02.1996 г.), Румыния (07.10.1993 г.), Сан-Марино (16.11.1988 г.), Словакия (30.06.1993 г.), Словения (14.05.1993 г.), Соединенное Королевство (05.05.1949 г.), Турция (13.04.1950 г.), Украина (09.11.1995 г.), Финляндия (05.05.1989 г.), Франция (05.05.1949 г.), Хорватия (06.11.1996 г.), Чехия (30.06.1993 г.), Швейцария (06.05.1963 г.), Швеция (05.05.1949 г.), Эстония (14.05.1993 г.).

Официальные языки Совета Европы - французский и английский. Штаб-квартира Совета Европы расположена в г.Страсбурге (Франция) во Дворце Европы по адресу: Council of Europe F-67075.


Действия российских властей в Европейский Суд по правам человека обжаловали Анатолий Бурдов и еще 10 000 его сограждан


С 5 мая 1998 года (дата вступления в силу для России европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод) по настоящее время в Европейский Суд по правам человека поступило около 10000 жалоб на действия властей Российской Федерации. Примерно 3500 из этих жалоб отклонены Судом по различным основаниям. Большинство - по причине низкого качества подготовки жалоб к рассмотрению и нарушения критериев приемлемости (об этих критериях мы подробно говорили в нашей редакционной колонке во втором номере Бюллетеня).

По данным Информационного центра Совета Европы в Российской Федерации на 15 мая 2002 года в Европейском Суде по правам человека находились 6069 жалоб против Российской Федерации. Из них 2612 жалоб были отнесены к категории требующих принятия решения, остальные ждали своей очереди для принятия по ним решения.

К 1 сентября текущего года пять жалоб против Российской Федерации Европейским Судом признаны приемлемыми для рассмотрения по существу, а более 100 жалоб направлены властям России для ознакомления и составления письменных замечаний по ним (коммуницированы). По двум делам ("Анатолий Бурдов против Российской Федерации" и "Валерий Калашников против Российской Федерации") Европейский Суд уже вынес решения по существу, сразу скажем - не в пользу России: А.Бурдову присуждено 3000 евро, а В.Калашникову - 8000. Информация об этих решениях появится в нашем Бюллетене позже. Пока же скажем коротко о первом рассмотренном "против Российской Федерации" деле - по жалобе А.Бурдова.

Заявитель, житель г.Шахты Ростовской области, принимал участие в операции по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. По результатам экспертного заключения ему была назначена компенсация за вред, причиненный во время этой работы. В 1997 году в связи с невыплатой компенсации А.Бурдов предъявил иск к Управлению социальной защиты населения г.Шахты. Суд удовлетворил его иск, а также постановил выплатить А.Бурдову пени за имевшие место задержки при выплате компенсации. Однако компенсацию в полном объеме заявитель так и не получил, что заставило его еще раз обратиться в суд, а службой судебных приставов было возбуждено несколько исполнительных производств о принудительном взыскании компенсации.

Спустя длительное время, в 1999 году, А Бурдов получил уведомление Главного управления юстиции Ростовской области о том, что ни один из исполнительных листов не может быть исполнен, поскольку у Управления социальной защиты по г.Шахты отсутствуют соответствующие средства на счетах. Тогда А.Бурдов обратился с жалобой в Страсбург.

Уже после обращения А.Бурдова в Европейский Суд по правам человека, 5 марта 2001 года, во исполнение ранее вынесенных судебных решений ему были выплачены 113040 рублей 38 копеек, и, таким образом, имевшаяся задолженность была полностью погашена.

Однако 18 апреля 2002 года Европейский Суд постановил, что длительное (в течение двух лет) неисполнение судебных решений является нарушением положений п.1 ст.6 европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст.1 Протокола N 1 к этой Конвенции и обязал Российскую Федерацию выплатить А.Бурдову "справедливую компенсацию" за понесенный моральный ущерб в размере 3000 евро.

С полным же текстом решений можно ознакомиться в "Российской газете" (соответственно N 120 от 4 июля 2002 года и N 198, 199 от 18 и 19 октября 2002 года) и журнале "Российская юстиция" (N 2 и 7, 11 за 2002 год).

Жалобы против Российской Федерации поступают в Страсбург достаточно интенсивно и, похоже, становятся одной из основных "забот" Европейского Суда. Сошлемся на статистику, представленную заместителем Секретаря-канцлера Суда Эриком Фрибергом. Число жалоб против всех стран - членов Совета Европы, заявленных в Европейский Суд (а до 1 ноября 1998 года - в Европейскую Комиссию по правам человека), с 1988 года по 2001 год выросло примерно на 700% и, судя по всему, будет неуклонно возрастать. При этом общее число жалоб, находящихся в производстве Страсбургского Суда и требующих принятия по ним решения, в конце марта 2002 года превышало 65 тысяч. Так вот из этого количества дел 11% приходится на жалобы, поданные против Российской Федерации. Если в декабре 2001 года в Европейском Суде находилось 2004 жалобы в отношении действий властей России, то меньше чем за четыре последующих месяца это число выросло до 2603 и продолжает расти, выводя Россию на четвертое место по их числу после Италии, Франции и Польши.

Анализ коммуницированных властям Российской Федерации жалоб показывает, что главным образом основаниями для их подачи в Европейский суд являются:

- действия российских органов власти в социальной сфере, в том числе невыплата либо несвоевременная выплата пенсий, пособий, отказ в компенсации денежных вкладов в индексации причитающихся заявителям денежных выплат (приблизительно 37% от общего числа поступивших жалоб);

- отсутствие эффективных средств правовой защиты (30%);

- неисполнение судебных решений (13%);

- неудовлетворительные условия содержания в местах лишения свободы (10%).

В этом номере Бюллетеня упоминаются две жалобы против Российской Федерации. Одна из них поступила в Страсбург от Владимира Гусинского (вопрос об обоснованном подозрении в совершении правонарушения как основания для законного задержания или заключения под стражу - подпункт "с" пункта 1 Статьи 5 Конвенции), другая - от Народной демократической партии "Ватан" (вопрос о свободе собраний и объединений - Статья 11 Конвенции).


Статистические сведения*


Постановления, вынесенные в 2002 году


Каким органом Суда вынесено Март С начала года
Большая палата 0 1
I Секция 17 (18) 176 (177)
II Секция 21 (22) 52 (53)
III Секция 54 (56) 74 (79)
IV Секция 4 77
Секции в прежних составах 3 15
Всего 99 (103) 395 (402)

Постановления, вынесенные в марте 2002 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая палата 0 0 0 0 0
I Секция в предыдущем составе 2 0 0 0 2
II Секция в предыдущем составе 0 0 0 0 0
III Секция в предыдущем составе 0 0 0 0 0
IV Секция в предыдущем составе 1 0 0 0 1
I Секция 14 (15) 3 0 0 17 (18)
II Секция 18 (19) 2 1 0 21 (22)
III Секция 47 (49) 7 0 0 54 (56)
IV Секция 1 2 1 0 4
Всего 83(87) 14 2 0 99 (103)

Постановления, вынесенные с начала 2002 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая палата 1 0 0 0 0
I Секция в предыдущем составе 2 0 0 0 2
II Секция в предыдущем составе 0 0 0 0 0
III Секция в предыдущем составе 8 0 0 0 8
IV Секция в предыдущем составе 4 0 1 0 5
I Секция 160 (161) 16 0 0 176 (177)
II Секция 47 (48) 4 1 0 52 (53)
III Секция 62 (64) 11 1 (4) 0 74 (79)
IV Секция 70 6 1 0 77
Всего 354 (358) 37 4 (7) 0 395 (402)

______________________________

* Статистические сведения предварительны. То или иное Постановление или Решение Европейского Суда может быть вынесено в отношении нескольких жалоб (в скобках приводится количество жалоб, в отношении которых вынесено Постановление или Решение). Употребляемый в Бюллетене значок * означает, что Постановление не является окончательным.


Вынесенные решения За март С начала года
I. Жалобы, признанные приемлемыми
Большая палата 0 1
I Секция 29(31) 62 (66)
II Секция 18 24
III Секция 17 (19) 32 (34)
IV Секция 13 25
Всего 77 (81) 144 (150)
II. Жалобы, признанные неприемлемыми
I Секция Палата 192 206 (240)
Комитет 221 930
II Секция Палата 6 30
Комитет 519 1028
III Секция Палата 6 22
Комитет 234 696
IV Секция Палата 18 (19) 50 (52)
Комитет 568 944
Всего 1764 (1765) 3906 (3924)
III. Жалобы, исключенные из списка подлежащих рассмотрению дел
I Секция Палата 49 52
Комитет 5 15
II Секция Палата 2 (3) 4(5)
Комитет 9 14
III Секция Палата 18 32
Комитет 0 5
IV Секция Палата 3 9
Комитет 5 8
Всего 91 (92) 139 (140)
Всего Решений об исключении жалобы из списка подлежащих
рассмотрению дел (не включая частичных Решений)
1992 (1918) 4189 (4214)

Количество жалоб, коммуницированных властям государства, на действия которого подана жалоба


Каким органом принято решение За март 2002 года С начала 2002 года
I Секция 76 126 (127)
II Секция 31 69 (70)
III Секция 43 81 (82)
IV Секция 24 (28) 46 (63)
Общее количество коммуницированных жалоб   322 (342)

Краткое изложение Постановлений и Решений Европейского Суда подготовлено Секретариатом Европейского Суда и для последнего не имеет обязательной юридической силы.


По жалобам о нарушениях Статьи 2 Конвенции


Вопрос о праве на жизнь


Убийство лица, содержащегося под стражей, психически больным сокамерником и вопрос об эффективности последующего расследования происшествия: требования Статьи 2 нарушены.


Пол и Одри Эдварде против Соединенного Королевства
[Paul and. Audrey Edwards - United Kingdom] (N 46477/99)


Постановление от 14 марта 2002 г. [вынесено II Секцией]


Факты


Сын заявителя - К., был арестован в ноябре 1994 года, будучи замеченным полицией пристающим к молодым женщинам с непристойными предложениями. Манера его поведения навела полицейских на мысль, что он, возможно, душевнобольной человек. В полицейском участке состояние психики К. было оценено дипломированным социальным работником, который в процессе обследования консультировался с психиатром по телефону. Они пришли к обоюдному заключению, что состояние психики К. не является препятствием для заключения его под стражу, На следующий день К был доставлен в магистратский суд. В помещении суда он устроил стычку с женщиной - надзирательницей тюрьмы, и против К пришлось применить силу и изолировать в камере. Находясь там, К. непрерывно стучал в дверь и выкрикивал непристойные оскорбления в адрес женщин. Суд, который счел, что не обладает необходимыми полномочиями для принятия решения о принудительном помещении К. в лечебницу, оставил его под стражей. В тюрьме он был осмотрен работником медицинской службы, которому ничего не было известно относительно сомнений в психическом здоровье К. и который не усмотрел каких-либо оснований для перевода К. в медицинский центр. В тюрьме на тот момент отсутствовали какие-либо квалифицированные врачи. К. был первоначально помещен в камеру один, но впоследствии другой задержанный - Р.Л. был помещен в ту же камеру.

РЛ., в истории болезни которого присутствовала запись о наличии психического заболевания, был арестован за нападение на человека. Хирург, работающий в полиции, засвидетельствовал, что РЛ. по состоянию здоровья не может находиться под стражей. Однако впоследствии его состояние было оценено работником психиатрической службы, который консультировался со специалистом по телефону. Последний счел, что РЛ. по состоянию здоровья может находиться под стражей, и полицейский хирург в полицейском участке, в который он был переведен на работу, высказал такое же мнение. Они приписали неадекватное поведение РЛ. злоупотреблению алкоголем и наркотиками. Хотя сотрудники полиции и рассматривали вопрос о том, что РЛ. был душевнобольным, соответствующий формуляр не был заполнен. По прибытии в тюрьму РЛ. был осмотрен тем же лицом, которое осматривало и К. Данное лицо не знало ни о том, что РЛ. ранее привлекался к уголовной ответственности, ни о его нахождении в больнице, и не усмотрел никаких оснований для его помещения в медицинский центр. Ввиду нехватки места в тюрьме РЛ. был помещен с К. в одну камеру.

Ночью тюремный надзиратель, который пошел выяснить причину непрекращающегося стука в дверь камеры, заметил, что зеленая лампа аварийной сигнализации, которая находится снаружи камеры и запускается кнопкой вызова внутри камеры, включена, хотя сопроводительный зуммер не звучал. Надзиратели вошли в камеру и обнаружили мертвого К, по всем признакам забитого до смерти. РЛ, который страдал параноидальной шизофренией, признал себя виновным, но ввиду своей ограниченной дееспособности - в убийстве непредумышленном. Его поместили в специализированную клинику. Расследование происшествия, которое было начато, а затем отложено в ожидании завершения уголовного преследования, впоследствии вообще закрыли, так как в данных обстоятельствах по закону продолжение не являлось обязательным.

Три ведомства, которые в соответствии с законом несли определенные обязанности в отношении К (тюрьма, местный орган власти и органы здравоохранения), приступили к неформальной проверке обстоятельств происшествия, проведение которой, тем не менее, по закону не требовалось. Проверка проводилась неофициально, в режиме частного расследования; она заняла 56 дней в рамках 10-месячного периода, начиная с мая 1996 года. В ходе этого мероприятия заслушивались показания различных людей. Однако лица, его проводившие, ввиду неофициального характера, не располагали полномочиями принуждать свидетелей к даче показаний, и двое надзирателей тюрьмы потому отказались давать показания. Отчет по результатам проверки, опубликованный в июне 1998 года, содержал вывод о том, что в идеале К и РЛ. вообще не должны были находиться под стражей в тюрьме и в действительности не должны были находиться в одной камере. Из этого делалось заключение о наличии "системного кризиса механизмов защитных мер" в данном месте лишения свободы. Проверка выявила ряд недостатков в организации содержания под стражей, включая плохое ведение делопроизводства, неадекватный порядок обмена информацией между должностными лицами и ограниченные рамки межведомственного сотрудничества.

Заявителям, Полу и Одри Эдварде, их адвокаты сообщили, что в данной ситуации они не вправе рассчитывать на какие-либо средства правовой защиты в порядке гражданского судопроизводства, а королевская служба государственного обвинения продолжала придерживаться ранее принятого ею решения о том, что для возбуждения уголовного дела по факту происшествия не имелось достаточных доказательств.


Вопросы права


По поводу Статьи 2 Конвенции.

(а) Поскольку К был заключенным, ответственность за него несли власти, на которых как в соответствии с законами Соединенного Королевства, так и в соответствии с требованиями Конвенции лежала обязанность защищать его жизнь.

Первый вопрос состоит в том, знали ли или должны были знать власти о существовании реальной и непосредственной опасности для жизни К В этой связи крайне важно установить, знали ли тюремные власти или должны были знать -когда принималось решение о помещении в одну камеру с К - о том, что РЛ. особо опасен для окружающих. Врачи, наблюдавшие РЛ., знали, что он был душевнобольным и ранее совершал акты насилия, а полицейский хирург при первичном обследовании состояния психики РЛ. указал на то, что по показателям психического здоровья он не может содержаться под стражей. Однако это заключение было аннулировано работником психиатрической службы, который даже не просмотрел служебные записи в отношении РЛ. Работник медицинской службы тюрьмы знал, что РЛ. был трудной личностью, но до его сведения не была доведена информация о предыдущих судимостях РЛ. или его принудительном помещении в лечебницу в прошлом. Ни полиция, ни служба обвинения, ни суд не делились в служебном порядке какой-либо детальной информацией, касающейся поведения РЛ., и задокументированной историей его психического расстройства. Таким образом, существовала информация, которая характеризовала РЛ. как лицо, страдающее психическим расстройством и ранее совершавшее акты насилия. В сочетании с его странным и жестоким поведением это свидетельствовало о том, что он представлял собой реальную и серьезную опасность для окружающих.

Что же касается тех мер, принятия которых можно было ожидать от властей для предупреждения проявлений насилия по отношению к окружающим, то информация относительно диагноза РЛ. и его предполагаемой опасности для окружающих не была доведена до внимания тюремных властей и в особенности тех должностных лиц, которые несли ответственность за принятие решения о его помещении в медицинский центр. В служебном обмене информацией имелся ряд недостатков (работник психиатрической службы не просмотрел служебные записи в отношении РЛ.; сотрудниками полиции не были заполнены необходимые формуляры; полицией, службой обвинения и судом тюремные власти не были проинформированы о неустойчивости психики РЛ. и возможной его опасности для окружающих). К данным упущениям следует присовокупить такие факты, как краткое и поверхностное обследование, проведенное работником службы здравоохранения, действовавшим в отсутствие квалифицированного врача, к которому можно было бы обратиться за помощью в случае возникновения трудностей или сомнений. Кроме того, имелись многочисленные упущения в том, каким образом обращались с К с момента его ареста до момента помещения в общую камеру. Тем не менее - при всей очевидности того, что для него желательно было бы помещение в охраняемую больницу или медицинский центр при тюрьме - жизнь К в результате помещения в его камеру заключенного с опасно неустойчивой психикой была поставлена под угрозу. Это были именно те упущения, которые в наибольшей мере имеют отношение к обстоятельствам дела. И в заключение: неисполнение соответствующими ведомствами обязанности передать информацию относительно РЛ. тюремным властям и неадекватный уровень обследования РЛ., проведенного по его прибытии в тюрьму, свидетельствуют о нарушении обязательства государства по защите жизни К.


Постановление


Допущено нарушение Статьи 2 Конвенции (принято единогласно).

(b) В данной ситуации возникла процессуальная обязанность государства расследовать обстоятельства смерти К Он являлся заключенным, находящимся на попечении властей, несущих за него ответственность, когда погиб в результате совершения против него насильственных действий другим заключенным. В такой ситуации не важно - в результате действий или бездействия государственных органов и должностных лиц произошли события, приведшие к смерти К. Возможность обращения в суд в порядке гражданского судопроизводства - даже если предположить, что она существовала - могла быть реализована лишь по инициативе родственников жертвы и, таким образом, не могла быть средством установления обязательств государства в связи с происшествием. Поскольку официальной проверки проведено не было и уголовное преследование не привело к разбирательству дела в суде, вопрос состоит в том, обеспечила ли проведенная неформальная проверка эффективное расследование происшествия.

В ходе проверки было заслушано большое количество свидетелей и детально рассмотрены обстоятельства смерти К. В связи с этим отчет о результатах проверки представляет собой подробный документ, на который можно было бы полагаться при оценке фактов. Кроме того, в данных обстоятельствах не было сомнений в независимости лиц, проводивших проверку, и в сложившейся ситуации можно считать, что власти отреагировали на инцидент с достаточной быстротой и далее действовали с разумной оперативностью. Однако отсутствие у проверяющих необходимых полномочий для того, чтобы принудить свидетелей к даче показаний, означало, что потенциально важные доказательства не были получены, и это следует расценивать как обстоятельство, снижающее эффективность проверки. Кроме того, общественный интерес, который был проявлен к проблемам, поднятым данным делом, должен был привести как можно к более широкой его огласке, и не было никаких оснований для сохранения проверки в режиме частного расследования. Более того, заявителям позволили присутствовать при проверке только в ходе дачи показаний, они не были представлены адвокатом и не могли задавать вопросы свидетелям. А для того, чтобы ознакомиться с существом исследовавшихся доказательств, им пришлось ждать, пока отчет о результатах проверки не будет опубликован. Учитывая их непосредственную и личную заинтересованность в предмете проверки, можно сделать вывод о том, что Эдварде не были привлечены к процессу проверки в той степени, которая была необходима для защиты их интересов. Следовательно, налицо нарушение процессуальных обязанностей, предусмотренных Статьей 2 Конвенции.


Постановление


Допущено нарушение Статьи 2 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статей 6 и 8 Конвенции. Европейский Суд пришел к единогласному заключению, что какого-либо отдельного вопроса в рамках данных Статей Конвенции по настоящему делу не возникло.

По поводу Статьи 13 Конвенции. В то время, как предъявление гражданского иска обеспечило бы возможность судебного разбирательства обстоятельств происшествия, в результате которого появилась бы возможность принять властное решение о возложении ответственности за смерть К, тем не менее, не вполне очевидно, что в данном случае мог бы быть возмещен моральный ущерб, а также предоставлена бесплатная юридическая помощь по ведению такого гражданского дела. Следовательно, этот путь удовлетворения требований о возмещении вреда не имел в сложившейся по делу ситуации практического значения. Подобное дело можно было бы возбудить на основании Закона "О правах человека" 1998 года. Но, как и в предыдущем варианте, это не обеспечило бы возмещение вреда, связанного со смертью К, поскольку его смерть предшествовала по времени вступлению в силу данного Закона, а дело коснулось бы лишь длящегося нарушения процессуальных обязанностей, вытекающих из Статьи 2 Конвенции, имевшего место после 2 октября 2000 г. Власти Соединенного Королевства не упомянули какую-либо иную процедуру, посредством которой ответственность властей за событие могла быть установлена независимым, публичным и эффективным способом, а Европейский Суд уже установил, что произведенная проверка не удовлетворяла - по причине процессуальных недостатков - требованиям о процессуальных обязанностях, вытекающих из Статьи 2 Конвенции, а также не предоставляла какой-либо возможности возмещения вреда. Несмотря на весь комплекс средств правовой защиты, перечисленных властями Соединенного Королевства на слушаниях дела в Европейском Суде, Эдварде фактически не располагали надлежащими способами установления обоснованности их утверждений о том, что власти не сумели защитить право на жизнь их сына. Не располагали заявители и возможностью получения такого решения о присуждении компенсации причиненного вреда, исполнение которого было бы обеспечено силой закона. Это существенный элемент средства правовой защиты, предоставляемый Статьей 13 Конвенции родителю, понесшему тяжелую утрату.


Постановление


Допущено нарушение Статьи 13 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


Статья 41 Конвенции: Европейский Суд принял решение о возмещении заявителям морального ущерба и выплате судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о праве на жизнь


Убийство, предположительно совершенное представителями государства или при их попустительстве, и вопрос об эффективности расследования происшествия: требования Статьи 2 Конвенции не нарушены.


Сабуктерин против Турции
[Sabukterin - Turkey] (N 27243/95)


Постановление от 19 марта 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Факты


Заявительница является гражданкой Турции. В сентябре 1994 года ее муж, Салих Сабуктерин, член НАДЕП (про-курдской Народной демократической политической партии) и руководитель местного отделения партии в г.Адане), был убит на пороге своего дома. По словам заявительницы, ее шурин попытался погнаться за убийцами, но был остановлен полицейскими в штатском, которые затем арестовали его и заключили под стражу в полицейском участке, откуда он вскоре был освобожден: Сотрудники полиции произвели осмотр места совершения убийства и получили показания от ряда свидетелей. Прокурор г.Аданы начал предварительное следствие. В июле 1995 года сотрудниками управления по борьбе с терроризмом г.Аданы был задержан и заключен под стражу подозреваемый, принадлежащий к запрещенной организации "Хизболла". Было начато следствие в связи с возможной причастностью его самого и его соучастников, среди прочего, и к убийству мужа заявительницы. Они были оправданы Судом государственной безопасности ввиду недостатка доказательств. После этого прокурор обратился с просьбой к главе управления по борьбе с терроризмом продолжить свое расследование и, в частности, по факту убийства Салиха Сабуктерина.


Вопросы права


Предварительные возражения властей Турции (со ссылкой на неисчерпание внутренних средств правовой защиты (Согласно Статье 35 Конвенции, предписывающей условия приедаемости жалобы Европейским Судом, этот Суд может принять дело к рассмотрению столько доек того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты" (прим. перев.).). Для того чтобы подать гражданский иск о возмещении ущерба, то есть воспользоваться средством правовой защиты, на которое ссылались власти Турции, должна быть установлена личность предполагаемого правонарушителя, в то время как по рассматриваемому делу преступники остались неизвестными; соответственно, от заявительницы нельзя было требовать воспользоваться данным средством. В отношении возможности подачи заявления в рамках административного процесса, на что также ссылались власти Турции, было еще раз подчеркнуто, что обязанность государств-участников - вытекающая из Статей 2 и 3 Конвенции - проводить расследования в целях выявления и наказания лиц, виновных в совершении нападений, приведших к смертельному исходу, может стать иллюзорной, если при подаче жалоб, основанных на указанных положениях, от заявителя требовать сначала использовать средство правовой защиты, подобное названному, когда результатом этого может стать лишь решение суда о возмещении ущерба. Оба основания для возражений властей Турции были отклонены Европейским Судом. И, наконец, что касается средств правовой защиты в рамках уголовного судопроизводства, упомянутых властями Турции, расследование уголовного дела по факту убийства мужа заявительницы еще продолжалось, и эта часть возражения требует проведения такой же проверки, как и в отношении существа предпринятых следственных действий. Принимая во внимание свое заключение по существу жалобы, заявленной по Статье 2 Конвенции, сделанное выше, Европейский Суд считает, что отдельное исследование уголовно-процессуального аспекта сделанных возражений не вызывается необходимостью.

По поводу Статьи 2 Конвенции. В отношении утверждения о том, что Салих Сабуктерин был убит сотрудниками сил безопасности или при их подстрекательстве, следует отметить, что заявление шурина заявительницы не было подтверждено каким-либо другим свидетелем и находилось в противоречии с заявлениями, сделанными другими очевидцами. Утверждения заявительницы были основаны скорее на предположениях и измышлениях, чем на достоверных доказательствах Доказательства, представленные Европейскому Суду, не обеспечили его какими-либо материалами в поддержку указанных утверждений. В связи с этим Европейский Суд не мог прийти к заключению, что муж заявительницы был убит сотрудниками силами безопасности или при их попустительстве.


Постановление


Требования Статьи 2 Конвенции не нарушены (принято единогласно).


Что касается заявления о том, что расследование было неполным, следует отметить, что хотя оно и не привело к выявлению виновного или виновных в совершении убийства, расследование не было совершенно неэффективным. Нельзя утверждать, что соответствующие власти бездействовали в отношении обстоятельств, при которых погиб муж заявительницы. По настоящему делу следствие, проведенное по обстоятельствам смерти Салиха Сабуктерина, можно рассматривать как соответствующее требованиям Статьи 2 Конвенции.


Постановление


Требования Статьи 2 Конвенции не нарушены (шесть голосов - "за", один -"против").


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Данная жалоба неразрывно связана с более общей жалобой заявительницы, касающейся того, каким образом следственные органы отнеслись к смерти ее мужа. Поэтому было бы более правильным исследовать ее в связи с более общим обязательством государства, вытекающим из Статьи 13 Конвенции.


Постановление


Отдельная проверка данного пункта жалобы представляется нецелесообразной (принято единогласно).


По поводу Статьи 13 Конвенции. Заключение Европейского Суда по поводу применимости Статьи 2 Конвенции по данному делу не обязательно должно препятствовать рассмотрению того пункта жалобы, который основан на Статье 13 Конвенции, в качестве предмета доказывания. Данное заключение не освобождает от обязательства эффективно исследовать существо жалобы. По настоящему делу в свете различных мер, которые были предприняты государством, невозможно утверждать, что соответствующие власти бездействовали в отношении обстоятельств, при которых погиб муж заявительницы. Можно считать, что государство-ответчик провело эффективное расследование уголовного дела, как этого требует Статья 13 Конвенции.


Постановление


Требования Статьи 13 Конвенции не нарушены (шесть голосов - "за", один -"против").


Пункт 2 Статьи 2 Конвенции


Вопрос о применении силы властями


Применение сотрудниками полиции огнестрельного оружия против лица, по ошибке принятого за преступника, совершившего вооруженное ограбление, в его доме: жалоба коммуницирована властям Соединенного Королевства.


Баббинс против Соединенного Королевства
[Bubbins - United Kingdom] (N 50196/99)


[III Секция]


Суть жалобы


Заявительница подала жалобу от имени ее брата М.Ф., который был застрелен полицией в своем доме после того, как его приняли за вооруженного грабителя. В тот вечер, когда произошел инцидент, М.Ф. вернулся домой пьяным. Его подруга МДж. прибыла к дому позже и на подходе к нему заметила человека, влезающего в их дом через окно кухни. Она решила, что в квартиру проник грабитель. Полицейские, которые прибыли по вызову вскоре после этого, внутри помещения увидели человека, держащего в руках пистолет. Три вооруженных полицейских заняли позиции вокруг дома. Полицейский специалист по ведению переговоров так и не появился на месте происшествия. Суперинтендант полиции (В системе правоохранительных органов Соединенного Королевства - одно из высших должностных лиц (прим. перев.).) Х.Б., которому сообщили об инциденте, прибыл на место происшествия и взял операцию под свой Контроль. Один из сотрудников полиции сказал ему, что нельзя исключать возможность того, что человек в квартире может быть проживающим там М.Ф., у которого имелись образцы имитированного огнестрельного оружия. Суперинтендант полиции Х.Б. поговорил по телефону с человеком внутри помещения, который показался ему сильно пьяным и сказал, что его зовут Микю Он не стал спрашивать у МДж., знала ли она, кто такой Мик По словам Баббинс, если бы тот спросил ее об этом, то МДж сообщила бы ему, что М.Ф. под этим именем был известен многим. М.Ф. вновь появился возле окна и, по словам полиции, нацелил оружие в направлении одного из вооруженных полицейских, который застрелил его. Полиция обнаружила М.Ф. мертвым внутри дома и поняла, что оружие, из которого он целился в них, было не настоящим. Впоследствии результаты вскрытия подтвердили, что он находился в крайней степени опьянения. После проведения полицейского расследования было сделано заключение, что со стороны полицейских, участвовавших в инциденте, не было допущено каких-либо нарушений. По факту смерти М.Ф. было начато коронерское дознание. Коронер (В правовых системах многих стран коронер - это должностное лицо, обладающее познаниями в сфере судебной медицины и наделенное функцией расследования случаев насильственной или внезапной смерти сразу после события (прим. перев.).) гарантировал полицейским анонимность во время дознания и, чтобы предотвратить раскрытие их личностей, наложил ограничения на опубликование сообщений о деле в средствах массовой информации. Он отказался допустить в качестве доказательства полицейский журнал радиовахт, где были детально зафиксированы переговоры между полицейскими в ночь инцидента, или его компьютерные распечатки. Суперинтендант полиции Х.Б. признал в ходе дознания, что он не представился М.Ф. как сотрудник полиции, когда говорил с ним по телефону, поскольку лица, ведущие переговоры с преступниками, должны поддерживать имидж нейтральной фигуры, чтобы позволить установить доверительные отношения между лицом, взятым полицией в окружение, и лицом, ведущим переговоры. Присяжные, следуя напутственному слову коронера, вынесли вердикт, что М.Ф. был убит правомерно. Заявительнице было отказано в бесплатной юридической помощи для обжалования решения коронера в порядке судебного надзора.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Соединенного Королевства в отношении Статей 2 и 13 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Вопрос о бесчеловечном обращении


Длительное содержание под стражей, лица, больного раком, которому требовалось интенсивное лечение, что предполагало перемещения в больницу с сопровождением: жалоба признана приемлемой.


Муизель против Франции
[Mouisel - France] (N 67263/01)


Решение от 21 марта 2002 г. [вынесено I Секцией]


Суть жалобы


Заявитель, в возрасте 52 лет, находился в тюрьме начиная с 1996 года. В ноябре 1998 года ему был поставлен диагноз - хроническая лимфатическая лейкемия.

В феврале 2000 года тюремный врач засвидетельствовал, что болезнь вступила в такую стадию, на которой требуется проведение длительной противораковой химиотерапии. Она значительно уменьшает иммунную защиту организма, вследствие чего больной становится более восприимчивым к болезням. Поскольку в тюрьме Муизелю невозможно было обеспечить прохождение курса данного лечения, возникла необходимость один раз в неделю перевозить его в гражданскую больницу для проведения курса лечения. Он подал ходатайство о помиловании по медицинским показаниям, однако ходатайство было отклонено. В июне 2000 года заявитель обратился к начальнику тюрьмы с заявлением, в котором указал следующее: условия, в которых он вывозится из тюрьмы (в наручниках), делают его заключение невыносимым; сеансы химиотерапии стали трудно переносимыми; его физическое состояние больше не позволяет ему посещать эти сеансы; его моральный дух падает с каждым днем. Ввиду этих обстоятельств Муизель вынужден прекратить сеансы. Он жаловался на то, что тюремный персонал причиняет ему дополнительные страдания. В связи с новым ходатайством о помиловании, поданном по медицинским показаниям, министерство юстиции дало указание медицинскому эксперту подготовить рапорт о состоянии здоровья заявителя. В рапорте отмечалось ухудшение состояния здоровья заявителя, и в качестве вывода было рекомендовано поместить его для лечения в специализированное учреждение. Муизель был переведен в другую тюрьму, ближе к больнице, и помещен в одиночную камеру. В ноябре 2000 года его повторное ходатайство о помиловании было отклонено. 22 марта 2001 г. судья, ответственный за исполнение приговоров в части наказания, на том основании, что здоровье заявителя более не позволяет ему находиться в тюрьме, освободил его условно-досрочно от отбывания наказания с обязательством пройти курс лечения до марта 2005 года, то есть до даты истечения срока наказания.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 3 Конвенции. Вопрос о статусе жертвы нарушения Конвенции - решение судьи, ответственного за исполнение приговоров в части наказания, об условно-досрочном освобождении заявителя нельзя рассматривать как четкое признание наличия предполагаемого нарушения Статьи 3 в течение того периода времени, на который жаловался заявитель в связи с его длительным заключением и условиями содержания вплоть до 22 марта 2001 года; решение также не предусматривало адекватного возмещения причиненного ему ущерба.


По жалобам о нарушениях Статьи 5 Конвенции


Пункт 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о лишении человека свободы


Помещение на полтора года в Центр регистрации иностранцев в ожидании производства по вопросу о предоставлении убежища: жалоба коммуницирована властям Литвы.


Камбангу против Литвы
[Kambangu - Lithuania] (N 59619/00)


[III Секция]


(См. ниже.)


Вопрос о законности задержания или заключения под стражу


Предположительно незаконные заключение под стражу в полиции и последующее размещение в Центре регистрации иностранцев: жалоба коммуницирована властям Литвы.


Камбангу против Литвы
[Kambangu - Lithuania] (N 59619/00)


[III Секция]


Суть жалобы


10 марта 1998 г. заявитель, гражданин Анголы, был задержан при попытке пересечь границу между Литвой и Белоруссией. Камбангу утверждал, что его заграничный паспорт был похищен, и он намеревался ехать в Посольство Анголы в Москве для получения нового. Заявитель был арестован за отсутствие действительного заграничного паспорта, что противоречит иммиграционным правилам Литвы. Он находился под стражей в полиции с 10 по 12 марта 1998 г., до направления его в Центр регистрации иностранцев (ЦРИ), на том основании, что его нахождение на территории Литвы было незаконным. В июне 1998 года Камбангу попросил убежища. Заявителю было выдано временное разрешение на пребывание на территории Литвы до разрешения по существу его ходатайства о предоставлении убежища. Однако при этом было предписано находиться в ЦРИ. В октябре 1998 года ходатайство Камбангу о предоставлении убежища было отклонено, и был издан приказ о его высылке. Заявитель обжаловал оба решения. В ноябре 1998 года Окружной суд, рассмотрев вопрос об отказе в предоставлении Камбангу убежища, принял решение в его пользу, в связи с чем приказ о высылке заявителя был впоследствии отменен. Однако в июне 1999 года власти отклонили ходатайство Камбангу о предоставлении ему убежища. Заявитель обжаловал это решение и оспорил законность своего длительного пребывания в ЦРИ. В октябре 1999 года его жалоба по вопросу о пребывании в ЦРИ была отклонена, Высший административный суд счел, что пребывание в ЦРИ не могло быть приравнено к содержанию под стражей и не противоречило требованиям иммиграционного законодательства страны. Апелляционный суд отклонил жалобу Камбангу на отказ в предоставлении убежища. В связи с повторной жалобой заявителя Высший административный суд постановил в декабре 1999 года, что ходатайство о предоставлении убежища не было должным образом рассмотрено и отменил решение об отказе в предоставлении убежища. В январе 2000 года заявителю было разрешено покинуть ЦРИ после получения нового паспорта в Посольстве Анголы в Москве. Он более не приносил каких-либо жалоб относительно законности его пребывания в Литве и покинул страну в неуказанный день в 2000 году.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Литвы в отношении пунктов 1 и 4 Статьи 5, Статьи 13 Конвенции и Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции.


Подпункт "с" пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос об обоснованном подозрении в совершении правонарушения как основание для законного задержания или заключения под стражу


Предположительно произвольное и политически мотивированное содержание под стражей до суда: жалоба коммуницирована властям Российской Федерации


Гусинский против Российской Федерации
[Gusinskiy - Russia] (N 70276/01)


Решение от 7 марта 2002 г. [вынесено I Секцией]


Суть жалобы


Заявитель является руководителем крупного холдинга средств массовой информации "Медиа Мост". В марте 2000 года в отношении него было возбуждено уголовное дело по подозрению в мошенничестве в связи с передачей лицензии на вещание от компании, принадлежащей государству, частной компании, связанной с холдингом "Медиа Мост". Тем временем в мае 2000 года возникли противоречия между холдингом "Медиа Мост" и Газпромом, другой государственной компанией, которой он был должен деньги. Генеральная прокуратура вскоре начала уголовное преследование в отношении Гусинского. 11 июня 2000 г. он был вызван повесткой в качестве свидетеля для дачи показаний в связи с другим уголовным делом. 13 июня 2000 года, когда заявитель прибыл в Генеральную прокуратуру, он был арестован и затем на основании постановления, вынесенного в тот же день, заключен под стражу в следственный изолятор в связи с мошеннической передачей лицензии на право вещания. Согласно постановлению об аресте, мошенничество, в совершении которого подозревался Гусинский, представляло серьезную общественную опасность, оправдывавшую его заключение под стражу и помещение в следственный изолятор; постановление ссылалось также на опасность сговора. 15 июня 2000 г. адвокаты заявителя подали жалобу на законность и обоснованность ареста Гусинского. Они также подали жалобу в Межмуниципальный суд (Так в тексте, очевидно, речь идет о Тверском межмуниципальном суде ЦАО г.Москвы (прим. перев.).) на незаконность содержания заявителя под стражей, требуя немедленного освобождения. 16 июня 2000 г. Гусинскому было предъявлено обвинение в мошенничестве. В тот же день было вынесено постановление о его освобождении из-под стражи, а содержание под стражей в качестве меры пресечения было заменено подпиской о невыезде из страны. В то время как заявитель находился под стражей, исполняющий обязанности министра печати и средств массовой информации Л. предложил снять выдвинутые против Гусинского обвинения, если он продаст холдинг "Медиа Мост" Газпрому по цене, которая будет установлена последним. Заявитель подписал соглашение с Газпромом, завизированное Л., в июле 2000 года. Соответственно уголовное преследование против него было прекращено в связи со снятием обвинений и вынесением постановления об отмене меры пресечения. В постановлении следователь Генеральной прокуратуры отметил, что невозможно отнести действия заявителя к какой-либо из "различных правовых сфер", то есть определить, был ли рассматриваемый вопрос простым спором в сфере предпринимательской деятельности или уголовно наказуемым деянием. Также была сделана ссылка на тот факт, что Гусинский "загладил вред, нанесенный интересам государства, добровольно передав акции холдинга "Медиа Мост" юридическому лицу, управляемому государством". Подписка о невыезде из страны, отобранная у заявителя, также была отменена, и он выехал из России в тот же день. После своего освобождения из-под стражи 16 июня 2000 г. Гусинский выступил в Межмуниципальном суде в поддержку своей жалобы, однако безуспешно. Его последующая кассационная жалоба на решение суда также не дала искомых результатов.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Российской Федерации в отношении Статей 5 и 13 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 6 Конвенции Пункт 1 Статьи 6 [гражданско-правовой аспект]


Вопрос о применимости пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Судебное разбирательство в связи с отказом в предоставлении специальной надбавки к жалованию военнослужащим, занятым обезвреживанием неразорвавшихся бомб и снарядов: жалоба коммуницирована властям Греции.


Амаксопулос и другие против Греции
[Amaxopoulos and others - Greece] (N 68141/01)


Решение от 7 марта 2002 г. [вынесено I Секцией]


Заявители являются военнослужащими сержантского состава, по роду своей деятельности занимающимися обезвреживанием неразорвавшихся бомб и снарядов. В мае 1994 года они обратились в соответствующий штаб за получением надбавки к жалованию за участие в опасных для жизни работах, предусмотренной статьей 23 Закона N 1848/1989. Такая надбавка предоставляется некоторым категориям военнослужащих, включая военнослужащих саперного батальона, ответственного за очистку минных полей, и сотрудникам полиции. В июле 1994 года их ходатайство было отклонено. Штаб заявил, что не обладает необходимыми полномочиями, указывая на то, что в данном случае требуются решение министерства национальной обороны, а также изменение существующего юридического порядка назначения прибавки к жалованию специально для данного случая. В августе 1994 года заявители обратились в апелляционный административный суд с ходатайством о пересмотре данного решения в порядке судебного надзора за законностью действий административных властей. Их ходатайство было отклонено. Отказ штаба в предоставлении надбавки к жалованию был признан юридически обоснованным, а конституционный принцип равенства, на который ссылались заявители, - не подлежащим применению в их деле, поскольку служебный статус заявителей отличался от статуса категорий лиц, перечисленных в законе. В июне 1996 года заявители подали жалобу на решение суда в Государственный совет (В Греции высший судебный орган по рассмотрению жалоб граждан на акты и действия государственных органов, возглавляющий всю систему административной юстиции, именуется "Государственный совет" (прим. перев.).), который отклонил ее своим решением, принятым в мае 2000 года. Государственный совет вновь подтвердил основания, приведенные апелляционным административным судом в его решении об отказе в ходатайстве.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 14 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. У заявителей не имелось причитающегося им и подлежащего выплате долга, поскольку в их ходатайстве о предоставлении специальной надбавки к жалованию было отказано властями, и этот отказ был оставлен в силе административными судами. Равным образом заявители не могли на законных основаниях утверждать, что были вправе ожидать выплаты некоего долга, который может составлять понятие "имущества" в значении Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Кроме того, суды, которые рассматривали жалобу заявителей на то, что отказ в предоставлении им надбавки к жалованию являлся дискриминационным, ссылались на различия между их служебным статусом и служебным статусом той категории военнослужащих, которые занимаются обезвреживанием неразорвавшихся бомб и снарядов, и под которую, по утверждению заявителей, они подпадают. Суды единогласно постановили, что та опасность для жизни, которой подвергаются другие военнослужащие, занимающиеся обезвреживанием неразорвавшихся бомб и снарядов, является гораздо большей, чем та, которой подвергаются заявители по роду своей службы. Это обстоятельство, соответственно, оправдывает различное к ним отношение со стороны закона. В различении субъектов правоотношений, которое было предметом жалобы, не отсутствовало объективное или разумное обоснование в значении Статьи 14 Конвенции: жалоба в этой части признана явно необоснованной.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Греции в отношении пункта 1 Статьи 6 Конвенции (вопрос о применимости пункта 1 Статьи 6 Конвенции и вопрос о длительности производства по делу).


Вопрос о праве на доступ к правосудию


Законодательство, приостанавливающее рассмотрение всех гражданских дел, касающихся исков о возмещения ущерба, понесенного в результате террористических актов: допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Кутич против Хорватии
[Kutic - Croatia] (N 48778/99)


Постановление от 1 марта 2002 г. [вынесено I Секцией]


Факты


Дом заявителей был разрушен в 1991 году в результате взрыва. В ноябре 1994 года они подали иск против Республики Хорватии о взыскании убытков. В январе 1996 года, в то время как производство по делу продолжалось, была принята поправка к Закону "О гражданско-правовых обязательствах", согласно которой рассмотрение всех дел по искам о возмещении ущерба, нанесенного в результате террористических актов, должно быть отложено до введения в действие нового законодательства, а в течение этого времени нельзя ходатайствовать о возмещении ущерба, нанесенного террористическими актами. Таким образом, в апреле 1998 года производство по иску, предъявленному заявителями, было должным образом приостановлено. Производство по другим искам, которые были заявлены ими в связи с разрушением принадлежащего им гаража и других строений в результате взрыва, было аналогичным образом приостановлено в июле 2000 года.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6. Право человека на доступ к правосудию не ограничивается лишь правом на возбуждение производства в суде, но также включает в себя и право на разрешение спора судом. Рассматриваемое Европейским Судом законодательное положение воспрепятствовало реализации права заявителей на рассмотрение судом их гражданско-правовых требований о возмещении ущерба, и они, таким образом, были лишены возможности отстаивать свои требования в суде. В то время как решения о приостановлении производства по искам были приняты в апреле 1998 года и июле 2000 соответственно, фактически рассмотрение такого рода дел было приостановлено с момента введения в действие упомянутой поправки к закону в январе 1996 года, так как суд после этого уже не мог продолжать рассмотрение указанных дел. Учитывая период времени, прошедший с тех пор, следует отметить, что невозможность разрешения исков не была лишь временной. Ситуация, в которой против какого-либо государства заявлено существенное число судебных исков с требованием выплаты крупных денежных сумм, может потребовать дополнительного регулирования со стороны этого государства, которое пользуется определенным правом на собственное усмотрение в этом вопросе. Однако такие меры регулирования должны быть совместимы с требованиями Статьи 6 Конвенции. Производство по делам продолжается уже в течение свыше шести лет, а какого-либо нового законодательства, которое предоставило бы заявителям возможность разрешить заявленные ими иски, за этот период принято не было. С учетом данного обстоятельства доступ к правосудию был предоставлен законодательством страны в степени, не достаточной для того, чтобы гарантировать право заявителей на разбирательство их дела судом.


Постановление


Допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Европейский Суд пришел к единогласному заключению, что нет необходимости исследовать вопрос о длительности производства по делу отдельно, поскольку он поглощен вопросом о доступе к правосудию.

Статья 41 Конвенции: Европейский Суд постановил возместить причиненный заявителям моральный ущерб.


Вопрос о праве на доступ к правосудию


Объем судебного надзора за решениями о землеустройстве: жалоба признана неприемлемой.


Компания "Холдинг энд Барнес" против Соединенного Королевства
[Holding and Barnes PLC - United Kingdom] (N 2352/02)


Решение от 2 марта 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Суть жалобы


Компания-заявитель обратилась за разрешением на землеустройство, чтобы перевести на новое место часть своих производственных помещений. Местные власти склонялись к тому, чтобы предоставить такое разрешение. Однако министр по вопросам охраны окружающей среды позже "истребовал" заявление, чтобы самому принять по нему решение в связи с характером предлагаемого целевого назначения участка земли, потенциальным влиянием размещаемых на этом участке производственных помещений на будущее экономическое благополучие региона и близостью к производственным помещениям взрывоопасных хранилищ бензина.

Заявитель оспорил право министра истребовать заявление как нарушение Статьи 6 Конвенции, и отделение королевской скамьи Высокого суда приняло решение в пользу компании. Однако, рассмотрев апелляционную жалобу на это решение, Палата лордов отменила его, постановив, что, хотя министр и не является "независимым и беспристрастным судом" в значении пункта 1 Статьи 6 Конвенции, судебный надзор за законностью его решений и последовавшие за этим процедуры обжалования составляют достаточный судебный контроль, позволяющий гарантировать "разбирательство дела" таким "судом".


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Как министр правительства, ответственный за разработку национальной политики землеустройства, министр не являлся "независимым и беспристрастным судом" в значении пункта 1 Статьи 6 Конвенции. В этой связи вопрос состоял в том, была ли возможность обращения к судебному надзору за его решениями достаточно широкой, чтобы удовлетворить требованиям Статьи 6 Конвенции. В своем постановлении по делу "Брайан против Соединенного Королевства" (Серия А, N 335-А) Европейский Суд пришел к заключению: доступность судебного надзора была достаточной, чтобы гарантировать соблюдение Статьи 6 Конвенции, несмотря на тот факт, что такой надзор не мог охватить все аспекты решения, и в особенности его существо. По настоящему делу процедура истребования заявления предполагала ряд процессуальных гарантий справедливости. Так, по просьбе любой из сторон министр должен был назначить инспектора для заслушивания устных заявлений и исследования доказательств обеих сторон, и, если министр был склонен придти к выводу, отличному от сделанного инспектором, стороны имели право быть уведомлены об этом прежде, чем министр примет окончательное решение. При этом им должна была предоставляться возможность сделать письменные заявления или ходатайствовать о возобновлении процедуры для оценки новых доказательств. Кроме того, для стороны, чьи интересы были ущемлены, была открыта возможность обжалования решения министра в суд. Суд, рассматривающий вопрос в порядке судебного надзора, вправе отменить решение, если он признает, что министр действовал с превышением своих полномочий, принял во внимание вопросы, не имеющие отношения к делу, или не сумел принять во внимание важные вопросы, принял неправильное решение или решение, основанное на неверном понимании или незнании установленного и имеющего отношение к делу факта, либо не совершил требуемые законом процессуальные действия. Тот факт, что сам министр, а не инспектор, непосредственно должен был вынести решение, не является достаточным основанием для различения данного дела и дела "Брайан против Соединенного Королевства": жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о праве на доступ к правосудию


Отказ в предоставлении визы гражданину Турции на въезд в Соединенное Королевство, где он планировал начать судебный процесс против властей Соединенного Королевства: жалоба признана неприемлемой.


Ибар против Соединенного Королевства
[Ibar - United Kingdom] (N 71928/01)


Решение от 12 марта 2002 г. [вынесено II Секцией]


Суть жалобы


Заявитель, гражданин Турции, был женат на гражданке Соединенного Королевства. Его жена покинула Турцию, где они проживали, и начала в Соединенном Королевстве бракоразводный процесс. В августе 1995 года, после того, как бракоразводный процесс завершился, заявитель отправился в Соединенное Королевство, чтобы навестить своих детей, проживавших с его бывшей женой. Он вошел в ее дом в ее отсутствие и, предположительно, оставил там тюбики с едкими химическими веществами. В октябре 1996 года Ибар снова отправился в Соединенное Королевство, чтобы увидеться со своими детьми, и был арестован в аэропорту. Ибара направили в полицейский участок, где его допросили в связи с поданным его женой заявлением в полицию о том, что он приходил в ее дом с намерением причинить ей тяжкие телесные повреждения, оставив в доме тюбики с едкими химическими веществами. Впоследствии заявителю было предъявлено обвинение, он содержался под стражей до суда, но, в конечном счете, был судом оправдан и освобожден. Тогда Ибар уехал в Турцию. Позднее он обратился за получением визы, чтобы направиться в Соединенное Королевство и там начать судебный процесс против властей Соединенного Королевства о возмещении ущерба в связи с его содержанием под стражей. Заявителю было отказано в выдаче визы на том основании, что первоначальные запросы относительно возможности предъявления иска к властям Соединенного Королевства могли быть сделаны и из Турции. Ему также было заявлено, что в свете ранее предъявленных ему в Соединенном Королевстве обвинений, запрет на его въезд в страну обоснован интересами общества.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 6 Конвенции. Ибар не заявил ни одной жалобы, основанной на положениях Конвенции, в течение всего разбирательства его дела в суде в Соединенном Королевстве. Он не начал судебный процесс в связи с жалобами, основанными на положениях Конвенции, пока находился в Соединенном Королевстве. Что касается возможности присутствия заявителя на устных слушаниях в Соединенном Королевстве, если рассмотрение его иска о возмещении ущерба все-таки произойдет, то Ибар мог бы вновь подать ходатайство о получении визы на въезд в Соединенное Королевство, чтобы посетить такие слушания. Он не сумел убедительно обосновать свое утверждение о том, что начать судебный процесс против властей Соединенного Королевства из Турции было для него невозможно. Отказ в выдаче визы заявителю, таким образом, не может рассматриваться в качестве запрета на доступ к правосудию: жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о соблюдении принципа состязательности судебного разбирательства


Постановление Государственного совета (Во Франции систему органов административной юстиции возглавляет орган, именуемый "Государственный совет", который рассматривает жалобы на действия и акты органов государственного управления и одновременно выступает консультативным учреждением при правительстве страны (прим. перев.).) (Conseil d'Etat), отменяющее решение апелляционной инстанции и затронувшее существо дела без возобновления состязательных процедур: требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции не нарушены.


Компания "АПБП" против Франции
[АРВР - France] (N 38436/97)


Постановление от 21 марта 2002 г. [вынесено I Секцией]


Факты


Данное дело касается порядка исчисления вспомогательных налогов на корпорации и денежных санкций, наложенных на компанию-заявителя. Компания безуспешно обжаловала решение налоговых органов в Административный трибунал. По апелляционной жалобе заявителя Административный апелляционный суд предоставил ему частичное освобождение от удержаний с источников доходов, которых добивались налоговые органы, и наложенных денежных санкций. Министр экономики и финансов обжаловал решение Административного апелляционного суда. Государственный совет отменил указанное решение и в своем решении по существу дела, принятом в соответствии с Законом от 31 декабря 1987 г., объявил, что компания подлежит обложению налогом, удерживаемым с источников доходов (от которого она ранее получила освобождение в апелляционной инстанции), и уплате соответствующих денежных санкций. Заявитель обратился в Европейский Суд с жалобой на то, что уполномоченный правительства в Государственном совете сделал заявление, предлагающее иное разрешение спора, на которое компания не имела возможности ответить, и что Государственный совет отменил решение Административного апелляционного суда и затем рассмотрел дело по существу без возобновления процедуры слушания по делу для того, чтобы заслушать соображения заявителя. Компания "АПБП" критиковала тот факт, что уполномоченный правительства присутствовал при обсуждении решения и, таким образом, имел возможность отвечать на вопросы, которые задавались ему с судейской скамьи. Заявитель подверг сомнению эффективность порядка судопроизводства, при котором допускается направление суду пояснительной записки в ходе совещания судей.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Относительно того, что заявление уполномоченного правительства не было направлено заявителю до начала слушаний, в связи с чем он не имел возможности ответить на него в ходе слушаний, следует отметить: при рассмотрении дела в Государственном совете уполномоченный правительства делает свои заявления впервые устно в ходе публичных слушаний по делу, и именно тогда стороны по делу, судьи и присутствующая в зале публика узнают о содержании и существе этих заявлений. Заявитель не вправе выводить из права на равенство возможностей сторон в процессе право получать до начала слушаний текст заявления, который не был передан другой стороне в процессе, судье-докладчику или судьям, входящим в состав суда, назначенный для рассмотрения дела. В отношении невозможности для стороны ответить на заявления уполномоченного правительства на завершающей стадии слушаний необходимо отметить, что адвокаты сторон при необходимости могли бы узнать у уполномоченного правительства до начала слушаний основное содержание его заявления, и стороны могли бы ответить на него путем направления суду соответствующей пояснительной записки во время совещания судей. Если в своем устном заявлении, сделанном во время слушаний, уполномоченный правительства сослался на основание, на которое стороны не указывали, дело могло быть отложено, чтобы предоставить сторонам возможность представить свои доводы. В данном деле заявитель не воспользовался возможностью направления суду пояснительной записки во время совещания судей. Несовершение им указанных действий не может быть оправдано исключительно его сомнениями относительно эффективности такой практики.


Постановление


Положения пункта 1 Статьи 6 Конвенции не нарушены (принято единогласно).

В отношении вопроса о присутствии уполномоченного правительства во время совещания судей Европейский Суд сослался на свое Постановление по делу "Кресс против Франции" от 7 июня 2001 г. По мнению Европейского Суда, выгода для суда от этой чисто технической помощи должна была быть взвешена и сопоставлена с более высоким интересом - интересом тяжущейся стороны в судебном процессе, которая должна иметь гарантии, что уполномоченный правительства не сможет благодаря своему присутствию во время совещания судей влиять на его результат. Такая гарантия в рамках действующей во Франции правовой системы не предоставляется.


Постановление


Допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Что касается решения Государственного совета о рассмотрении дела по существу без направления дела на новое рассмотрение в нижестоящий суд, то право на рассмотрение уголовного дела в рамках состязательного процесса включает в себя возможность и для обвинения и для защиты не только представлять доказательства, которые необходимы для обоснования своих позиций, но также исследовать и оспаривать любые документы или соображения, представляемые судье в целях оказания влияния на его или ее решение. Кроме того, справедливость производства по делу должна оцениваться и с точки зрения оценки справедливости всего производства. По настоящему делу вопрос, представленный на рассмотрение Государственного совета, уже был предметом судебного спора в Административном трибунале и был изложен в состязательных бумагах защиты, направленных заявителем в Государственный совет. Кроме того, решение Государственного Совета было основано на материалах дела, которые были представлены суду первой инстанции и апелляционному суду, и было ограничено исправлением ошибок в вопросах права, допущенных Административным апелляционным судом и, соответственно, восстановлением правовой и фактической ситуации, которая была установлена при производстве inter partes (между сторонами) в Административном трибунале. В связи с изложенным Европейский Суд не усматривает никакого нарушения принципа состязательности судопроизводства по данному делу.


Постановление


Положения пункта 1 Статьи 6 Конвенции не нарушены (принято единогласно).


Компенсация


Статья 41 Конвенции - Европейский Суд принял решение о выплате заявителю 3000 евро в качестве компенсации судебных издержек и иных расходов.


Пункт 1 Статьи 6 Конвенции [уголовно-правовой аспект]


Вопрос о праве на справедливое разбирательство дела


Оперативный сотрудник полиции, снабженный легендой, не подстрекал к совершению преступления, хотя без его участия оно могло бы не иметь место: жалоба признана неприемлемой.


Калабро против Италии
[Calabro - Italy] (N 59895/00)


Решение от 21 марта 2002 г. [вынесено I Секцией]


Суть жалобы


Заявитель был арестован полицией при покупке большого количества кокаина. Итальянская и немецкая полиция проводили совместную секретную операцию по выявлению каналов торговли наркотиками. В ходе операции предполагалось инсценировать доставку партии кокаина на территорию Италии с использованием снабженного соответствующей легендой оперативного сотрудника по имени Юрген. Как предполагалось оперативным сценарием, Юрген позвонил X., торговцу наркотиками, заинтересованному в приобретении кокаина, который сказал, что беседовал по данному вопросу с Калабро. Заявитель связался с Юргеном и поинтересовался, имеет ли он кокаин для продажи. Когда Юрген ответил, что кокаин у него с собой, Калабро пришел в его комнату. Тогда Юрген показал ему чемодан, в котором было 20 килограммов кокаина. Заявитель жестом продемонстрировал свое одобрение и был немедленно арестован. Все происходящее фиксировалось аудиовизуальными камерами. В июле 1994 года дело по обвинению заявителя в незаконной международной торговле наркотиками было направлено для рассмотрения в окружной трибунал г.Милана. Многочисленные свидетели, включая итальянских и немецких полицейских, дали показания на процессе. Они описали существо и порядок проведения секретной полицейской операции, приведшей к аресту Калабро. Поскольку суд счел "абсолютно необходимым" заслушать версию событий в изложении Юргена, он направил властям Германии судебное поручение о допросе его как свидетеля на территории Германии. Власти Германии ответили в том смысле, что установить местонахождение Юргена невозможно. По ходатайству заявителя суд принял решение приобщить к материалам дела ряд показаний, которые Юрген дал в ходе связанного с настоящим делом производства по уголовному делу, проходившего на территории Германии. Своим приговором, вынесенным в январе 1996 года, окружной трибунал г.Милана назначил Калабро наказание в виде лишения свободы на срок в 15 лет и штрафа. Данное решение обосновывалось обстоятельствами ареста заявителя, которые подтверждались аудиовизуальной записью, распечатками телефонных переговоров и показаниями итальянских и немецких полицейских. Показания Юргена подтверждали все указанные доказательства. В судебном поручении, направленном в Германию в ноябре 1996 года, Апелляционный суд г.Милана, который счел "абсолютно необходимым" допросить Юргена, просил власти Германии вызвать его повесткой и гарантировать, что при допросе он будет пользоваться помощью адвоката. Власти Германии ответили, что местонахождение Юргена все еще было неизвестно. В своем решении, принятом в июне 1997 года, Апелляционный суд г.Милана увеличил размер наказание, назначенного заявителю. Его жалоба на данное решение была отклонена.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 и подпункта "d" пункта 3 Статьи 6 Конвенции. Власти Италии приложили значительные усилия для того, чтобы обеспечить явку в суд свидетеля обвинения Юргена, и не были обязаны организовывать розыск лица, постоянно проживающего на территории иностранного государства. Суды Италии использовали все способы, доступные им в рамках законодательства страны, для обеспечения явки данного свидетеля на слушания дела и должны были доверять информации, предоставленной им компетентными иностранными источниками, указавшими на невозможность установления местонахождения Юргена. Соответственно, нельзя считать, что власти Италии не проявили должное тщание, что могло бы привести к их ответственности перед учреждениями Конвенции. Кроме того, показания данного свидетеля не являлись единственными доказательствами, которыми суд первой инстанции и апелляционный суд обосновывали свое решение о признании заявителя виновным. Таким образом, невозможность подвергнуть Юргена перекрестному допросу во время слушаний дела не нарушила право на защиту: жалоба признана явно необоснованной.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции: в отличие от обстоятельств ранее рассмотренного дела "Тейшейра де Кастро против Португалии" (Постановление по этому делу было принято Европейским Судом в июне 1998 года (прим. перев.).), в данном деле снабженный легендой оперативный сотрудник ограничился лишь предложением ввезти в страну и продать там наркотики. Это заявитель сам, добровольно вошел с ним в контакт, заплатил ему и организовал встречу для передачи наркотиков. Тем самым он продемонстрировал, что участвует в международной сети незаконной торговли наркотиками. Обвинительный приговор по делу заявителя не было основан в какой-либо решающей степени на показаниях снабженного легендой оперативного сотрудника, и заявитель имел возможность подвергнуть перекрестному допросу других полицейских, которые принимали участие в расследовании и пояснили суду сущность и порядок проведения секретной полицейской операции, приведшей к его аресту. В свете фактических обстоятельств дела следует сделать вывод, что снабженный легендой оперативный сотрудник, оказывая некоторое давление с тем, чтобы способствовать совершению преступления, практически спровоцировал преступление, которое в его отсутствие не было бы совершено. Однако его участие в событии преступления было ограничено ролью снабженного легендой оперативного сотрудника и не лишило заявителя права на справедливое судебное разбирательство его дела (противоположные выводы в сходной ситуации были сделаны в Постановлении Европейского Суда по делу "Тейшейра де Кастро против Португалии"): жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о праве на разбирательство дела в разумный срок


Начало течения срока, который будет принят во внимание при оценке разумности продолжительности производства по уголовному делу.


Эчевесте и Бидар против Франции
[Etcheveste and Bidart - France] (N 44797/98 и 44798/98)


Постановление от 21 марта 2002 г. [вынесено I Секцией]


Факты


Два заявителя приняли участие в перестрелке, ответственность за организацию которой взяла на себя баскская сепаратистская группа Ипарретаррак (Iparretarrak), членами которой они являлись. 1 сентября 1983 года был выдан ордер на арест первого заявителя. Поскольку ему удалось скрыться, ордер на арест так и не был исполнен. 26 октября 1984 года был выдан ордер на арест второго заявителя. Этот ордер также не был исполнен, так как второго заявителя не смогли разыскать. На основании постановления обвинительной камеры Апелляционного суда от 19 августа 1987 г. заявителям было предъявлено обвинение, и их дело передано на рассмотрение суда присяжных (Во Франции суды присяжных, к исключительной компетенции которых относится рассмотрение уголовных дет до обвинению в совершении тяжких преступлений, заседают посессионно в Париже и в каждом департаменте и имеют соответствующие названия (прим. перев.).). 20 февраля 1988 г. оба заявителя были арестованы и заключены под стражу в ходе производства по другому делу. Постановление Апелляционного суда от 19 августа 1987 г. было исполнено в их отношении 19 мая 1988 г. Приговором от 31 марта 2000 г. первому заявителю было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на четыре года, а второму - сроком на 20 лет. Приговор ими не обжаловался.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. В отношении периода времени, который нужно принимать во внимание при проверке разумности длительности производства по делу, заявители утверждали, что производство по делу отразилось на них очень серьезно, поскольку ордеры на их арест были выданы следственным судьей 1 сентября 1983 г. и 26 октября 1984 г. соответственно. Так как заявители скрылись от правосудия, производство по делу не затронуло их напрямую. Они были арестованы и заключены под стражу по другому делу 20 февраля 1988 г. Поскольку их арест не имел никакого прямого отношения к настоящему делу, дата этого ареста не может рассматриваться в качестве отправной точки для исчисления продолжительности производства по делу. Именно 19 мая 1988 г., то есть в день исполнения в их отношении постановления суда от 19 августа 1987 г., которым им было предъявлено обвинение и их дело передано для рассмотрения в суд присяжных, заявители официально узнали о ведущемся расследовании и ощутили его результаты. Соответственно, период, который должен учитываться, начался 19 мая 1988 г. и завершился окончательным признанием заявителей виновными приговором суда присяжных, вынесенным 31 марта 2000 г. Таким образом, производство по делу продолжалось 11 лет 10 месяцев и 12 дней. Основываясь на всех вышеперечисленных факторах и принимая во внимание весь период производства по делу, который составил почти 12 лет для судов одной инстанции, следует заключить, что срок производства по делу не соответствует требованию о разбирательстве дела в разумный срок.


Постановление


Допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


Статья 41 Конвенции: Европейский Суд постановил выплатить заявителям 10700 евро в качестве компенсации морального ущерба и 1838 евро и 54 цента в качестве компенсации судебных издержек и иных расходов.


Вопрос о праве на разбирательство дела в разумный срок


Предположительно чрезмерная длительность производства по делу о мошенничестве, вызванная объединением в одно производство дел в отношении нескольких обвиняемых: жалоба признана неприемлемой.


Вейруп против Дании
[Wejrup - Denmark] (N 49126/99)


Решение от 7 марта 2002 года [вынесено I Секцией]


Суть жалобы


Заявитель был директором-распорядителем по финансовым вопросам холдинговой компании НФХА, основной холдинговой компании, представляющей холдинговую группу, состоящую из более чем 50 компаний по всему миру. В 1991 году НФХА обанкротилась. В отношении Вейрупа, трех других высокопоставленных руководителей НФХА и трех бухгалтеров было начато уголовное преследование. Следствие проходило в 11 странах, и от бухгалтеров потребовали составить выписки по счетам НФХА с 1985 по 1990 год. Следствие началось в ноябре 1994 года и продолжалось более чем 14 месяцев.

В августе 1996 года Низший суд (Так в Дании называются суды первой инстанции, обслуживающие 84 судебных округа (прим. перев.).) вынес приговор (его объем составил 200 листов), которым Вейруп был признан виновным, и ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на два года. Суд распорядился также, чтобы он оплатил судебные издержки в размере 400000 датских крон. Заявитель обжаловал приговор. Рассмотрение дела в вышестоящем суде - Суде восточных земель, началось в ноябре 1997 года, продолжалось почти 10 месяцев и закончилось вынесением решения, в котором назначенное ранее наказание было оставлено без изменения, хотя размер издержек несколько сокращен.

Вейруп подал жалобу на то, что ввиду длительности производства по делу был нарушен пункт 1 Статьи 6 Конвенции, однако Суд восточных земель постановил, что семь лет и семь месяцев для дела такой сложности и объема не являются нарушением пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Кроме того, этот суд утвердил решение государственного обвинения о соединении в одно производство дел в отношении всех обвиняемых в целях сокращения размера судебных издержек Суд признал, что соединение дел может привести к чрезмерному затягиванию производства по делу для некоторых обвиняемых. Он установил, что это имело место в отношении трех бухгалтеров, но не в отношении заявителя и трех других руководителей компании. Что касается наказания, назначенного заявителю, то суд согласился с решением Низшего суда, подчеркивая, что совершенное заявителем мошенничество относилось к числу тяжких преступлений из этой категории. Коллегия по выдаче разрешений на апелляционное обжалование отклонила ходатайство Вейрупа о выдаче разрешения на обжалование решения Суда восточных земель.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции.

(i) Вопрос о статусе жертвы нарушения Конвенции - вышестоящий суд безоговорочно отклонил утверждение заявителя о том, что срок производства по делу превысил "разумный срок", и это вряд ли может удовлетворять существующему требованию, чтобы власти государства - участника Конвенции признавали бы - открыто или по существу - то или иное нарушение Конвенции. Хотя Суд восточных земель воздержался от увеличения размера наказания заявителю, несмотря на то, что совершенное мошенничество было квалифицировано как тяжкое и в деле было весьма малое число смягчающих обстоятельств, суд четко заявил, что полностью согласен с мотивами, которыми руководствовался Низший суд при постановлении приговора. Кроме того, осталось неясным, какая часть из сокращенного вышестоящим судом размера судебных издержек относилась исключительно к продолжительности производства по делу. Поэтому нельзя считать, что Суд восточных земель подтвердил достаточно ясным образом несоблюдение принципа разбирательства дела в разумный срок. Не было убедительно установлено, что власти страны предоставили заявителю компенсацию путем уменьшения размера наказания четким и поддающимся измерению способом или путем освобождения заявителя от уплаты судебных издержек в размере, который мог быть эквивалентен возмещению ущерба. Соответственно, заявитель вправе ходатайствовать о предоставлении ему статуса жертвы нарушения Конвенции.

(ii) Что касается длительности производства по делу, оно продолжалось в течение почти семи лет и десяти месяцев. Дело, несомненно, было сложным. Однако фактические обстоятельства дела не указывают на то, что следственные органы или обвинение действовали ненадлежащим образом или иным образом не исполняли свои обязанности с должным тщанием. Что касается решения обвинения об объединении следственного производства и судебного рассмотрения по делу в отношении заявителя со следственным производством и судебным рассмотрением по делам других обвиняемых в целях сокращения размера судебных издержек, то следует отметить, что обвинения, предъявленные заявителю, были связаны с его деятельностью на посту директора-распорядителя по вопросам финансов крупной холдинговой компании, а другие обвиняемые также занимали высокие посты в компании, были ее бухгалтерами; поэтому роли заявителя и других обвиняемых были взаимосвязаны. Суд восточных земель принял данное обстоятельство во внимание при оценке соблюдения требования о разбирательстве дела в "разумный срок". Более того, доказательства, касавшиеся общей структуры компании и ее методов бухгалтерского учета, имели отношение ко всем обвиняемым. По этим причинам решение о соединении дел в одно производство представляется надлежащим. Хотя производство по делу в Низшем суде, Суде восточных земель и коллегии этого суда по выдаче разрешений на обжалование продолжалось в течение пяти лет и более двух месяцев, не было каких-либо периодов бездеятельности судов, из-за которой производство по делу могло бы излишне затянуто. В заключение следует отметить, что общая продолжительность производства по делу не вышла за рамки срока, который можно рассматривать как разумный в конкретных обстоятельствах настоящего дела: жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о праве на разбирательство дела в разумный срок


Власти страны не несут ответственности за проволочки при производстве по уголовному делу, имевшие место в других странах в отношении тех же самых фактов: жалоба признана неприемлемой.


Хендрикс против Нидерландов
[Hendriks - Netherlands] (N 44829/98)


Решение от 5 марта 2002 года [вынесено II Секцией]


Суть жалобы


В марте 1993 года партнер заявителя был найден мертвым на территории Бельгии. Бельгийскими властями было начато расследование уголовного дела. В апреле 1993 года Хендрикс был арестован в Люксембурге и выдан Бельгии, где его заключили под стражу. В ходе расследования было установлено, что потерпевший был убит на территории Люксембурга. Вследствие этого суды Бельгии сочли, что они не обладают необходимыми полномочиями для дальнейшего рассмотрения данного дела, и уголовное преследование в отношении заявителя было прекращено. В декабре 1994 года суды Бельгии вынесли решение о том, что Хендрикс не может быть выдан Люксембургу. В мае 1994 года был издан приказ о его освобождении из-под стражи. В 1996 году власти Бельгии передали материалы уголовного дела, представляющие собой результаты произведенного расследования, министру юстиции Нидерландов. В августе 1996 года производство по уголовному делу было начато на территории Нидерландов. В октябре 1996 года заявитель был арестован на территории Нидерландов, заключен под стражу до суда и ему было предъявлено обвинение в непредумышленном убийстве. В феврале 1997 года Окружной суд, который счел, что рассмотрение данного уголовного дела находится в рамках его компетенции, признал Хендрикса виновным в непредумышленном убийстве и приговорил его к семи годам лишения свободы. Апелляционная жалоба заявителя на данное решение была отклонена в июле 1997 года. Его последующая кассационная жалоба была отклонена Верховным судом в июне 1998 года.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции. В сфере уголовного судопроизводства "разумный срок", упомянутый в пункте 1 Статьи 6 Конвенции, начинает течь с момента предъявления лицу "обвинения". "Обвинение", для целей данной Статьи, может быть определено как "официальное уведомление лица компетентным органом государственной власти о наличии предположения о том, что этим лицом совершено уголовно наказуемое деяние". Такое определение соответствует также критерию, применяемому в практике Европейского Суда того, "сказалось ли это [официальное уведомление] существенным образом на положении подозреваемого". По данному делу на положении заявителя "существенно сказался" его арест на территории Нидерландов в октябре 1996 года. Что же касается аргумента заявителя о том, что на его положении уже существенно сказался арест на территории Люксембурга в апреле 1993 года, то следует отметить, что власти Нидерландов не могут быть признаны ответственными за какие-либо проволочки, которые могли случиться в ходе производства по другим, уже прекращенным уголовным делам, ранее начатым в отношении заявителя на основе тех же самых фактов на территории Бельгии или Люксембурга, в которых власти Нидерландов не принимали участия. Производство по уголовному делу в отношении заявителя продолжалось в целом чуть больше 19 месяцев в трех инстанциях. Длительность такого производства по делу нельзя признать превысившей разумный срок в значении пункта 1 Статьи 6 Конвенции: жалоба признана явно необоснованной.


Пункт 2 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о презумпции невиновности обвиняемого


Заявления, сделанные председателем парламента и Генеральным прокурором в связи с уголовным преследованием в отношении министра правительства: требования пункта 2 Статьи 6 Конвенции нарушены.


Буткевичюс против Литвы
[Butkevicius - Lithuania] (N 48297/99)


Постановление от 26 марта 2002 [вынесено II Секцией]


Факты


В августе 1997 года парламент страны - Сейм (Seimas) дал согласие на возбуждение уголовного дела в отношении Буткевичуса, который на тот момент являлся министром обороны. Ему были предъявлены обвинения в получении имущества обманным путем. В тот же день в одной газетной статье было сообщено, что Генеральный прокурор подтвердил факт наличия "достаточно прочных доказательств вины" заявителя. В следующие несколько дней та же самая газета опубликовала статьи, в которых сообщалось о заявлении председателя парламента, что, во-первых, у него "нет сомнений" о получении заявителем взятки и, во-вторых, заявитель "взял деньги под обещание оказания услуг противозаконного свойства". Спустя некоторое время в газете было процитировано высказывание председателя парламента, упомянувшего заявителя как "взяточника". Заявитель впоследствии был осужден.


Вопросы права


По поводу пункта 2 Статьи 6. Обжалуемые утверждения были сделаны в контексте, не имеющем отношения к производству по уголовному делу. Однако, хотя тот факт, что заявитель являлся важной политической фигурой, требует, чтобы высшие должностные лица государства информировали общественность - это не означает, что официальные лица вольны в выборе выражений при изложении своего мнения по тому или иному вопросу. Все заявления, кроме одного, были сделаны всего несколько дней спустя после ареста заявителя, и было особенно важно в этой начальной стадии производства по делу не делать каких-либо публичных заявлений, которые могли быть интерпретированы как подтверждение его вины в глазах достаточно важных государственных должностных лиц. Хотя заявление Генерального прокурора давало некоторую причину для беспокойства в этом смысле, его можно было интерпретировать как простое утверждение, что имеется достаточно доказательств, которыми можно обосновать вывод суда о виновности заявителя и, таким образом, мотивировать обращение к парламенту за получением согласия на возбуждение уголовного дела. Гораздо большее беспокойство вызывают заявления, сделанные председателем парламента, в особенности учитывая тот факт, что парламент лишил заявителя депутатской неприкосновенности, чтобы дать возможность привлечь его к уголовной ответственности. Упоминание о "взяточничестве" не было не имеющим отношения к делу, как утверждали власти Литвы в Европейском Суде, поскольку как средства массовой информации, так и широкая публика часто интерпретировали факты по делу как взяточничество, и при этом не утверждалось, что председатель парламента не имел в виду производство по рассматриваемому делу. Замечания могли поэтому интерпретироваться как подтверждающие мнение председателя парламента о том, что заявитель совершил преступления. Хотя заявления председателя парламента были короткими и делались по различным поводам, они могут быть приравнены к заявлениям должностного лица государства относительно виновности заявителя, которые служили укреплению уверенности общественности в его виновности и могли предрешить результаты оценки фактов компетентными судебными властями.


Постановление


Допущено нарушение пункта 2 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

Европейский Суд также установил нарушения пунктов 1 и 4 Статьи 5 Конвенции в связи с заключением заявителя под стражу до суда.


Компенсация


Статья 41 Конвенции: Европейский Суд постановил выплатить заявителю 5700 евро в качестве компенсации морального ущерба. Европейский Суд принял также решение о возмещении заявителю судебных издержек и иных расходов.


Подпункт d пункта 3 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о требуемых условиях допроса свидетелей


Отсутствие возможности допросить свидетеля обвинения, местонахождение которого за границей не установлено: жалоба признана неприемлемой.


Калабро против Италии
[Calabro - Italy] (N 59895/00)


Решение от 21 марта 2002 г. [вынесено I Секцией]


(См. выше раздел в отношении пункта 1 Статьи 6 Конвенции [уголовно-правовой аспект].)


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции


Вопрос о праве на уважение частной жизни


Прослушивание телефонных переговоров в ходе предварительного следствия: жалоба признана неприемлемой.


Грютер против Нидерландов
[Greuter - Netherlands] (N 40045/98)


Решение от 19 марта 2002 г. [вынесено II Секцией]


Суть жалобы


Близкий друг заявительницы был убит во время стычки между болельщиками двух соперничающих футбольных команд. Вскоре после инцидента полиция начала расследование по вопросу: составляла ли и до какой степени группа болельщиков, с которой друг заявительницы был тесно связан, часть преступной организации, причастной к совершению преднамеренных актов насилия. Прокурор начал предварительное расследование в отношении неизвестного лица или лиц. В качестве одного из следственных действий, производимых в ходе расследования, и по ходатайству прокурора следственный судья дал санкцию на прослушивание телефонной линии Грютер. Она никогда не подозревалась в причастности к какой-либо связанной с делом преступной деятельности. Адвокат заявительницы узнал о том, что ее телефон прослушивается, натолкнувшись на упоминание об этом в материалах дела другого своего клиента. В ответ на письмо адвоката заявительницы, прокурор подтвердил, что телефонная линия Грютер была поставлена на прослушивание без ее уведомления, что разрешено законом, поскольку это было произведено в контексте предварительного расследования в отношении неизвестного лица или лиц, а не уголовного преследования заявительницы. Принимая во внимание, что ее друг был тесно связан с группой болельщиков, которая, предположительно, была ответственна за совершение актов насилия, представлялось весьма вероятным, что члены этой группы, пока еще не установленные, могли позвонить по номеру Грютер. С разрешения следственного судьи адвокату заявительницы была предоставлена возможность ознакомления с материалами перехваченных телефонных разговоров.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции. Прослушивание телефонной линии заявительницы представляет собой вмешательство в реализацию ее права на уважение частной жизни и переписки. Данное вмешательство было осуществлено в соответствии с законом и преследовало законную цель предотвращения беспорядков или преступлений. Согласно внутригосударственному законодательству, отсутствуют какие-либо обязательства властей, производящих расследование уголовного дела, информировать лицо, не являющееся подозреваемым по уголовному делу о том, что его телефонная линия прослушивается. Для того чтобы применяемые в государствах системы секретного наблюдения за объектами расследования были совместимы с правилами Статьи 8 Конвенции, они должны содержать контрольные механизмы, установленные в соответствии с законом в целях предотвращения произвола. Контрольные процедуры должны соответствовать идеалам демократического общества в максимально возможной степени и в особенности такому идеалу, как принцип верховенства права. Это подразумевает, в частности, что вмешательство исполнительной власти в реализацию прав личности должно подлежать эффективному контролю, который обычно должен осуществляться судебной властью, по крайней мере, в качестве последнего средства - судебный контроль предоставляет наилучшие гарантии независимости, беспристрастности и должной процедуры. Тот факт, что информация о лице собирается посредством секретного наблюдения и что место ее хранения, а также возможное использование не оглашаются заинтересованному лицу, не дает оснований для заключения, что такое вмешательство в реализацию прав личности не является необходимым в демократическом обществе. Друг заявительницы, который, очевидно, принадлежал к группе жестоких болельщиков, был убит в стычке между болельщиками соперничающих футбольных команд Именно эта драка стала основным предметом расследования по уголовному делу. Следовательно, возможность того, что потенциальные подозреваемые свяжутся с заявительницей по телефону, не могла рассматриваться как невероятная или необоснованная. Кроме того, прослушивание происходило при наличии санкции и под надзором следственного судьи, как этого требует внутригосударственное законодательство. Наконец, когда заявительница поинтересовалась у прокурора, был ли ее телефон поставлен на прослушивание, она получила положительный ответ, и ей был предоставлен доступ к расшифровкам перехваченных телефонных переговоров. Отсюда можно сделать вывод, что вмешательство государства в реализацию права заявительницы на уважение частной жизни не может считаться необоснованным, произвольным или непропорциональным по отношению к преследуемой государством законной цели: жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о праве на семейную жизнь


Предполагаемое отсутствие должного тщания со стороны судов в обеспечении исполнения решений о передаче заявительнице права опеки над ее сыном, в особенности после того, как ее бывший муж выехал за рубеж вместе с ребенком: жалоба признана приемлемой.


Иглесиас Хиль и Урсеро Иглесиас против Испании
[Iglesias Gil and Urcero Iglesias - Spain] (N 56673/00)


Решение от 5 марта 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Суть жалобы


После развода первой заявительнице была предоставлена опека над ее сыном, а второму заявителю, отцу, - право встречаться с ребенком. В феврале 1997 года, в ходе реализации своего права на встречи, отец вылетел в Соединенные Штаты вместе с ребенком. Заявительница подала заявление о преступлении и необходимости возбуждения уголовного дела по факту похищения ее ребенка и одновременно ходатайство о вступлении в дело в качестве гражданского истца. Своим заявлением о преступлении она обвиняла своего бывшего мужа и некоторых членов его семьи, которые, по ее утверждению, способствовали и содействовали похищению ребенка. На основании своего приказа, изданного в феврале 1997 года, следственный судья выдал ордер на розыск отца и распорядился немедленно возвратить ребенка его матери. Следственный судья отклонил ходатайства заявительницы поставить на прослушивание мобильный телефон отца ребенка, получить показания от ряда членов его семьи, которые, по ее утверждению, способствовали похищению, и провести обыск в головном офисе компании ее бывшего мужа и в его автомобиле. Впоследствии следственный судья также отклонил ходатайство Иглесиас Хиль о выдаче ордера на международный розыск и арест в отношении ее бывшего мужа. В июне 1997 года следственный судья отклонил дальнейшие ходатайства, поданные заявительницей, о проведении следственных действий в отношении ее бывшего мужа в связи с совершением им уголовно наказуемого деяния - неуважения к суду (desobediencia), и неисполнением решения суда по делам несовершеннолетних (В Испании этим судам, выделенным из общей системы судов, подсудны также и споры да семейным вопросам (прим. перев.).). В мае 1998 года следственный судья заявил, что в соответствии с существующим внутригосударственным законодательством, лицо, несущее совместную родительскую ответственность за несовершеннолетнего, не может преследоваться в уголовном порядке за совершение преступления в виде похищения ребенка. В июле 1998 года он подтвердил свое мнение о невозможности выдачи ордера на международный розыск и арест в связи с предполагаемым неуважением к суду. Заявительница безуспешно обжаловала эти два приказа. Ходатайство об отводе следственного судьи было отклонено в ноябре 1997 года, а просьба об отложении производства по делу - в феврале 1999 года. На завершающей стадии расследования своим решением, принятым в июле 1998 года, следственный судья временно приостановил производство по делу в отношении бывшего мужа заявительницы при сохранении в силе ордера на розыск и арест его активов и окончательно прекратил дело в отношении членов его семьи, которых Иглесиас Хиль обвинила в оказании помощи и содействия похищению ребенка. После неудачного обжалования данного решения заявительница обратилась в Конституционный суд в порядке производства о защите конституционных прав и охраняемых законом интересов amparo (В испанской правовой системе существует особое производство amparo, позволяющее частным лицам или прокуратуре либо омбудсмену от имени частных лиц обратиться в Конституционный суд с ходатайством о защите прав и законных интересов (recurso de amparo) (прим. перев.).)), ссылаясь на то, что следственный судья систематически отказывал в удовлетворении ее просьбы о международном розыске ее ребенка, что может быть приравнено к нарушению этим судьей своей позитивной обязанности по защите ребенка и его семьи. Она заявила, среди прочего, что, отказывая в разрешении на проведение каких-либо следственных мероприятий, следственный судья прямо нарушил право ее и ее ребенка на частную и семейную жизнь. В июне 1999 года Конституционный суд отклонил ее жалобу на том основании, что жалоба была явно необоснованной. В феврале 1999 года суд по делам несовершеннолетних лишил отца родительских прав в отношении его ребенка и предоставил родительские права в полном объеме заявительнице. В июне 2000 года заявительница подала жалобу на своего бывшего мужа в связи с угрозами и актами принуждения. В сентябре 2000 года следственный судья временно приостановил производство по делу. Данное решение было отменено в мае 2001 года по жалобе заявительницы. Тем временем, в апреле 2000 года, заявительница впервые снова увидела своего сына после того, как он был похищен в феврале 1997 года. В конце концов, в июне 2000 года она получила возможность забрать его назад с помощью полиции и с тех пор скрывается с ним в приюте для женщин - жертв домашнего насилия.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции.


Вопрос о праве на семейную жизнь


Мать обязана возвратить дочь отцу, находящемуся в Соединенных Штатах, после того, как она увезла ее в Германию после развода: жалоба коммуницирована властям Германии.


Вильяме против Германии
[Williams - Germany] (N 10763/02)


[III Секция]


Суть жалобы


Первая заявительница, немецкая гражданка, приходится матерью второй заявительнице, которой 11 лет. Девочка родилась в браке ее матери с американским гражданином, и у нее немецкое и американское гражданство. В нарушение условий постановления о разводе, вынесенного американским судом по вопросам опеки и определения места жительства ребенка, заявительницы покинули Соединенные Штаты в июне 2001 года, не поставив об этом в известность отца, и обосновались в Германии. Отец подал заявление в суд в Германии о возвращении ему дочери. Его заявление было отклонено в суде первой инстанции, но поддержано в апелляционной инстанции. Суд земли постановил, чтобы мать возвратила дочь отцу до середины февраля 2002 года, и объявил данное решение подлежащим немедленному исполнению. Суд обосновал свое решение, кроме прочего, положениями Гаагской конвенции о гражданских аспектах международного похищения детей (Заключена в г.Гааге (Нидерланды) 25 октября 1980 г. В этой конвенции Россия не участвует (прим. перев.).). Заявительница безуспешно обжаловала указанное решение в Конституционный суд. В середине февраля 2002 года Суд земли отклонил ходатайство заявительницы о приостановлении исполнения решения о возврате ребенка отцу и распорядился о принудительном исполнении судебного решения с применением силы, однако не разрешил применять какую-либо силу против ребенка.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Германии в отношении Статьи 8 Конвенции.

Европейский Суд принял решение рассмотреть данную жалобу в приоритетном порядке (на основании Правила 41 Регламента Европейского Суда), но отказался применить Правило 39 Регламента (Правило 39 Регламента Европейского Суда предусматривает возможность принятия предварительных судебных мер в интересах сторон (прим. перев.).)


Вопрос о праве на уважение жилища


Проведение обыска в офисе адвоката и выемка письма: жалоба признана приемлемой.


Ройман и Шмит против Люксембурга
[Roemen and Schmit - Luxembourg] (N 51772/99)


Решение от 12 марта 2002 г. [вынесено IV Секцией]


(См. ниже раздел о жалобах по Статье 10 Конвенции.)


Вопрос о праве на уважение корреспонденции


Установление контроля над корреспонденцией лица, содержащегося под стражей ввиду последующей выдачи иностранному государству: жалоба признана неприемлемой.


Прибке против Италии
[Priebke - Italy] (N 48799/99)


Решение от 7 марта 2002 г. [вынесено I Секцией]


Суть жалобы


С 1943 года заявитель, который был нацистским офицером, возглавлял немецкую полицию в Риме, имея своим непосредственным начальником полковника. После нападения бойцов итальянского сопротивления, в результате которого были убиты 32 немецких солдата, Прибке руководил казнью 335 гражданских лиц, которых в качестве возмездия приказали казнить его непосредственный руководитель полковник и Гитлер; казнь провели в месте, известном как Ардеатиновы Пещеры. В конце войны заявитель скрылся и эмигрировал в Аргентину.

В 1994 году прокуратура Рима потребовала ареста Прибке за участие в убийстве 335 гражданских лиц. Он был выдан в 1995 году и по прибытии в Италию заключен до суда под стражу. В апреле 1996 года дело Прибке было передано в военный суд. Суд прекратил производство по делу на том основании, что срок давности за совершение данного преступления истек, и постановил немедленно освободить заявителя. Сразу же вслед за оглашением решения суда прошли демонстрации протеста, после чего министр юстиции объяснил демонстрантам, что, поскольку выдачи истца требовала Германия, решение о его освобождении не будет приведено в исполнение.

3 августа 1996 г. Апелляционный суд утвердил арест Прибке, отметив, что ордер на его арест действительно был выдан немецким судом, и оставил его под стражей в ожидании выдачи. 7 августа 1996 г. председатель того же Апелляционного суда отдал распоряжение о том, чтобы корреспонденция заявителя была подвергнута цензуре в целях воспрепятствования передаче им какой-либо информации, которая могла бы затруднить процесс экстрадиции. В октябре 1996 года Кассационный суд своим постановлением, вынесенным по жалобе военной прокуратуры, отменил решение военного суда. В соответствии с указанным постановлением заявитель был оставлен под стражей, и в отношении него был вынесен приказ о принудительном пребывании на территории Италии с марта 1997 года. После повторного рассмотрения дела Прибке военным судом в июле 1997 года он был приговорен к 15 годам лишения свободы с освобождением от отбывания наказания на срок десять лет. 6 ноября 1997 Апелляционный суд отклонил ходатайство о выдаче, поданное властями Германии в августе 1996 года, на том основании, что в отношении Прибке велось уголовное преследование на территории Италии. В это время заявитель и военная прокуратура обжаловали решение военного суда, принятое в июле 1997 года. Военно-апелляционный суд не нашел каких-либо смягчающих обстоятельств в пользу Прибке и приговорил его к пожизненному заключению. Жалоба заявителя по вопросам права, принесенная на данное решение, была отклонена.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции. Распоряжение от 7 августа 1996 г. о цензуре корреспонденции заявителя не было четко отменено. Однако в распоряжении от 7 августа 1996 г. прямо упоминается запрос о выдаче, направленный властями Германии, и оно было направлено начальнику тюрьмы, где заявитель содержался под стражей. В марте 1997 года в отношении Прибке был вынесен приказ о принудительном пребывании на территории Италии, и, соответственно, он покинул римскую тюрьму и нашел приют сначала в монастыре, затем в военном госпитале и, наконец, в частном доме лица, пожелавшего предоставить ему жилье. Учитывая, что вышеупомянутое распоряжение возложило ответственность за цензуру его корреспонденции на начальника тюрьмы, где Прибке сначала содержался под стражей, заявителю должно быть понятно, что с того момента, как было принято решение о вынесении в его отношении приказа о принудительном пребывании на территории Италии, цензура его корреспонденции должна была закончиться. Кроме того, срок его содержания под стражей с целью выдачи закончился в марте 1997 года, и процедуры, связанные с экстрадицией, завершились 6 ноября 1997 г., когда Апелляционный суд Рима объявил запрос немецких властей неприемлемым. Прибке, которому в ходе производства по делу в судах Италии оказывал помощь, по крайней мере, один адвокат, мог и должен был знать, что любая мера, примененная в связи с его задержанием с целью выдачи, должна быть истолкована таким образом, что она утрачивает свое значение с момента окончания срока содержания под стражей, который закончился -самое позднее - после окончательного отклонения запроса о выдаче. Что касается шестимесячного периода, установленного для подачи жалобы в Европейский Суд (Согласно условиям принятия Европейским Судом жалоб к производству, Суд может принять дело к рассмотрению только в течение шести месяцев со дня вынесения национальными органами окончательного решения по делу (прим. перев.).), то применение меры, на которую жаловался заявитель, следует считать завершившейся самое позднее 6 ноября 1997 г. Поскольку настоящая жалоба была подана 10 мая 1999 г., ее следует считать поданной с нарушением срока.


По жалобам о нарушениях Статьи 10 Конвенции


Вопрос о свободе выражения мнения


Отказ в регистрации заголовка периодического издания: требования Статьи 10 Конвенции нарушены.


Гаведа против Польши
[Gaweda - Poland] (N 26229/95)


Постановление от 14 марта 2002 г. [вынесет IV Секцией (в предыдущем составе)]


Факты


Суд воеводства отказал заявителю в ходатайстве о регистрации заголовка "Социальный и политический ежемесячник - европейский моральный трибунал" периодического издания, которое должно было публиковаться в г.Кеты.

Этот суд посчитал заголовок содержащим предположение о том, что в г. Кеты создан некий европейский институт, что не соответствует действительности и вводит в заблуждение потенциальных покупателей. Вышестоящий суд отклонил жалобу Гаведы. Суд воеводства впоследствии отказал в ходатайстве заявителя о регистрации заголовка "Германия - тысячелетний враг Польши", посчитав, что регистрация периодического издания с таким заголовком будет вредна для польско-германских отношений. Вышестоящий суд оставил в силе это решение, сочтя, что заголовок не соответствует действительности. В то же время ордонанс министра юстиции о реестре периодических изданий, изданный в соответствии с Законом "О печати", предусматривал, что регистрация не производится, если это будет противоречить инструкциям, действующим на данный момент, и действительности. Сам же Закон "О печати" предусматривает отказ в регистрации в случае, если ходатайство о регистрации не содержит необходимых данных либо если предложенный заголовок может нанести ущерб праву на защиту заголовка уже существующего периодического издания.


Вопросы права


По поводу Статьи 10 Конвенции. Согласно польскому законодательству, отказ в регистрации заголовка периодического издания эквивалентен отказу в публикации такого издания, и, таким образом, отказ в ходатайстве заявителя может быть приравнен к вмешательству в реализацию его прав, предусмотренных Статьей 10 Конвенции. Хотя Статья 10 Конвенции напрямую не содержит положений, запрещающих возможность наложения предварительных ограничений на публикации, соответствующее законодательство должно содержать четкое указание на обстоятельства, в которых такие ограничения являются допустимыми, в особенности, когда следствием ограничения является блокирование публикации полностью. По настоящему делу суды положились по существу на ордонанс министра юстиции в той мере, в какой он требовал отказывать в регистрации в случае "несоответствия действительности". Суды, таким образом, вывели из этого понятия полномочия отказывать в регистрации в случае, когда они полагают, что заголовок создает по существу ложную картину. Хотя использованные в ордонансе термины были неоднозначными и страдали недостаточной ясностью, какую следует обычно ожидать от нормативного акта такой рода, они, самое большее, позволяли отказывать в регистрации, если ходатайство о регистрации не соответствует техническим требованиям, содержащимся в Законе "О печати". Идти дальше и требовать, чтобы заголовок журнала содержал правдивую информацию, является неправомерным с точки зрения свободы печати: заголовок периодического издания не является каким-либо утверждением как таковым, поскольку его функция состоит по существу в идентификации периодического издания на рынке прессы для его фактических и будущих читателей. Кроме того, такое толкование потребовало бы законодательных положений, которые ясно разрешали бы судам делать это. Коротко говоря, толкование, данное судами, предложило новый критерий, который невозможно было усмотреть в имеющемся нормативном тексте, определяющем случаи, в которых в регистрации заголовка может быть отказано. Предыдущие толкования данных положений не сформировали основание для подхода, использованного судами по настоящему делу, и тот факт, что прецеденты, создаваемые польскими судами, не демонстрируют, что данные положения были особенно трудны для толкования, только подчеркивает отсутствие предвидения в толковании, данном судами по настоящему делу. В то время как судебный порядок системы регистрации является важной гарантией свободы печати, решения, вынесенные судами страны в этой области, должны также соответствовать принципам Статьи 10 Конвенции. По настоящему делу эта гарантия сама по себе не удержала суды от предварительного ограничения на печатное средство массовой информации, которое повлекло за собой запрет на публикацию всех периодических изданий на основании их заголовков. Применяемое законодательство не было сформулировано с достаточной точностью, чтобы дать возможность заявителю сообразовывать с ним свои действия. Поэтому способ, которым ограничения были наложены на осуществление заявителем своего права на свободное выражения мнения, не был "предусмотрен законом", пользуясь формулировкой пункта 2 Статьи 10 Конвенции.


Постановление


Допущено нарушение Статьи 10 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


Статья 41 Конвенции: Европейский Суд принял решение относительно компенсации заявителю морального ущерба, судебных издержек и расходов.


Вопрос о свободе выражения мнения


Возбуждение прокурором уголовного преследования в отношении адвоката-защитника по факту диффамации: требования Статьи 10 Конвенции нарушены.


Никула против Финляндии
[Nikula - Finland] (N 31611 /96)


Постановление от 21 марта 2002 г. [вынесено IV Секцией (в прежнем составе)]


Факты


Заявительница выступала в качестве защитника по уголовному делу в отношении ее клиента, И.С., и двух других обвиняемых. Прокурор принял решение не предъявлять обвинение брату И.С., однако вызвал его повесткой для дачи свидетельских показаний. Никула возразила против этого и огласила меморандум, в котором она обвинила прокурора в "вопиющих злоупотреблениях" и "манипулировании ролями", отмечая в особенности, что он пытался "посредством процессуальной тактики превратить сообщника в свидетеля" и "предъявил сфабрикованное обвинение лицу, которое должно было выступать в качестве свидетеля". Прокурор доложил об этих заявлениях защитника главному прокурору при Апелляционном суде. Исполняющий обязанности главного прокурора при Апелляционном суде счел, что заявительница виновна в диффамации, но решил не привлекать ее к уголовной ответственности ввиду малозначительности преступления. Тогда прокурор возбудил дело частного обвинения против заявительницы, в результате чего она была признана виновной в диффамации по небрежности и приговорена к уплате штрафа, возмещению убытков и судебных издержек. Верховный суд большинством голосов поддержал мотивировку приговора, однако отменил штраф ввиду малозначительности преступления.


Вопросы права


По поводу Статьи 10 Конвенции. Вмешательство в реализацию заявительницей свободы выражения мнения основывалось на разумном толковании Уголовного кодекса, и поэтому можно считать, что такое вмешательство - пользуясь формулировкой пункта 2 Статьи 10 Конвенции - "предусматривалось законом". Здесь не требуется решать, преследовало ли производство по делу законную цель защиты авторитета судебной власти, так как вмешательство в реализацию заявительницей свободы выражения мнения в любом случае преследовало законную цель защиты репутации и прав прокурора.

Касаясь вопроса о необходимости этого вмешательства, следует отметить, что, хотя адвокаты имеют право публично комментировать процесс отправления правосудия, их критика не должна переступать определенные границы. В этой связи следует принять во внимание необходимость установления правильного баланса различных представленных здесь интересов.

Власти страны всегда располагают определенным усмотрением в сфере реализации прав и свобод граждан, однако в рассматриваемом случае не имеется каких-либо особых обстоятельств, оправдывающих расширение границ усмотрения государства в данной сфере. Хотя пределы приемлемой критики государства могут в некоторых обстоятельствах быть более широкими в отношении государственных служащих, деятельность государственных служащих, как известно, не столь широко открыта для внимания общества, как деятельность политиков; более того, государственные служащие должны пользоваться доверием общества в условиях, свободных от ненужных треволнений, и, может быть, поэтому необходимо защищать их от оскорбительных и бранных словесных нападок, когда они исполняют свои служебные обязанности.

По данному делу такую защиту не нужно было противопоставлять интересам охраны свободы печати или гарантирования открытого обсуждения вопросов, вызывающих интерес общества. Хотя нельзя исключить, что вмешательство в реализацию адвокатом-защитником свободы выражения мнения в ходе судебных слушаний может поднять какой-либо вопрос в контексте Статьи 6 Конвенции, а соображения справедливости говорили в пользу свободного и, более того, напористого обмена аргументами между сторонами, свобода адвоката-защитника высказывать свое мнение не может быть безграничной. Говоря в целом, разграничения, проводимые в различных государствах-участниках между ролью обвинителя как оппонента обвиняемого и ролью судьи, должны обеспечивать более прочную правовую защиту заявлений, посредством которых обвиняемый критикует обвинителя, по сравнению со словесными нападками на судью или суд в целом. Хотя заявительница обвинила прокурора в противоправных действиях, критика была направлена на тактику обвинения и, хотя некоторые из использованных выражений были ненадлежащими, высказанная критика в целом была строго ограничена деятельностью прокурора по данному делу и не фокусировалась на его общих профессиональных или иных качествах. В данном процессуальном контексте прокурору надлежало быть терпимым к острой критике со стороны заявительницы, действующей в качестве адвоката-защитника по делу. Утверждения Никулы были ограничены процессом в зале судебного заседания и не могли быть приравнены к личному оскорблению. Суд следил за тем, как она осуществляла защиту, тем не менее, прокурор не ставил перед судьей вопрос о ее высказываниях, и судья сам не предпринимал каких-либо действий по этому поводу. Хотя заявительница и была осуждена лишь за диффамацию по небрежности, и наказание в виде штрафа было отменено, существующую опасность судебного пересмотра ех post facto (Ех post facto (лат.) - после свершившегося факта, действие (закона) с обратной силой (прим. перев.).) ее действий - критики процессуального оппонента - трудно согласовать с обязанностью адвоката защищать интересы своего клиента. Только сам защитник - под надзором суда - вправе оценивать относимость и пригодность аргументов защиты, при этом должна быть исключена потенциальная возможность "замораживающего эффекта", который оказывает на свободу слова даже сравнительно небольшая уголовная санкция или требование возместить ущерб и судебные издержки. Ограничение свободы выражения мнения адвоката-защитника допустимо только в исключительных случаях, и в данном деле ограничение этой свободы не оправдано какой-либо "насущной общественной потребностью".


Постановление


Допущено нарушение Статьи 10 Конвенции (пять голосов - "за", два - "против").

По поводу Статей 17 и 18 Конвенции. Отдельного вопроса для рассмотрения в контексте этих Статей не усматривается (принято единогласно).


Компенсация


Статья 41 Конвенции: Европейский Суд принял решение возместить заявительнице суммы, которые она была обязана уплатить по решению суда, рассматривавшего ее дело, а также выплатить ей компенсацию морального вреда и судебных издержек и иных расходов.


Вопрос о свободе выражения мнения


Проведение расследования по уголовному делу, направленного на выявление источников информации журналиста: жалоба признана приемлемой,


Ройман и Шмит против Люксембурга
[Roemen and Schmit - Luxembourg] (N 51772/99)


Решение от 12 марта 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Суть жалобы


Первый заявитель является журналистом, а второй заявитель - адвокатом, который представлял его интересы по делу, рассматривавшемуся Европейским Судом. В июле 1998 года Ройман опубликовал статью в ежедневной газете, где утверждал, что один из министров правительства Люксембурга совершил мошенничество с налогом на добавленную стоимость (НДС), в результате чего ему было приказано уплатить налоговый штраф. Заявители представили документы в обоснование данных утверждений, среди которых, в частности, имелось решение директора; регистрационной палаты, которым министру предписывалось уплатить этот штраф. Два судебных дела были возбуждены по факту публикации статьи первым заявителем. Первое, которое представляет собой гражданский иск о возмещении ущерба, заявленный министром, в настоящее время ожидает своего разрешения по апелляционной жалобе, поданной после того, как министр проиграл дело в суде первой инстанции. По второму делу, возбужденному по заявлению о преступлении, поданному министром, следственный судья начал расследование в связи с обвинением первого заявителя в сокрытии факта нарушения профессиональной тайны и с обвинением неустановленного лица или неустановленных лиц в нарушении профессиональной тайны. Прокурор в своем ходатайстве о возбуждении дела заявил, что необходимо установить, какие государственные служащие указанного государственного органа имели доступ к соответствующим документам. Первые два обыска, произведенные по приказу следственного судьи - один в доме Роймана и другой по месту его работы - оказались безрезультатными, однако его ходатайства об отмене следственным судьей решений о производстве обыска были отклонены. При обыске в конторе второго заявителя изъяли служебное и конфиденциальное письмо, датированное числом после опубликования статьи и направленное директором регистрационной палаты. Заявители пояснили, что данное письмо было отослано анонимно в редакцию газеты, где работает Ройман, который немедленно передал письмо своему адвокату. Поскольку результаты этого обыска отменили, изъятый документ был возвращен, но в тот же день следственный судья издал новый приказ, законная сила которого была подтверждена, позволявший изъять этот документ повторно. Производство по уголовному делу все еще ведется.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 10 Конвенции в отношении права первого заявителя как журналиста не раскрывать свои источники информации.

Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции в отношении обыска, произведенного в конторе второго заявителя.


По жалобе о нарушении Статьи 11 Конвенции


Вопрос о свободе собраний и объединений


Деятельность местного отделения партии приостановлена на шесть месяцев: жалоба коммуницирована властям Российской Федерации.


"Ватан" (Народно-демократическая партия) против Российской Федерации
[Vatan (People's Democratic Party) - Russia] (N 47978/99)


Решение от 21 марта 2002 г. (III Секция]


Суть жалобы


Заявителем является Народно-демократическая партия, также известная как партия "Ватан". Она была создана для поддержки возрождения татарского народа и защиты его политических, социально-экономических и культурных прав. В октябре 1997 года региональное отделение партии "Ватан" обратилось к коренному населению Поволжья с призывом торжественно отдать дань памяти своим предкам, выразить скорбь о той дискриминации, которую они вынесли от властей, стимулировать развитие коренных языков, а также вернуться в лоно ислама. В мае 1998 года это отделение партии получило от мэра г.Ульяновска разрешение на проведение религиозной церемонии, которая состоялась несколькими днями позже. В июне 1998 года прокурор области обратился в областной суд с ходатайством о приостановлении деятельности регионального отделения партии "Ватан" на том основании, что деятельность партии противоречит Конституции страны. В июле 1998 года областной суд удовлетворил ходатайство прокурора и приостановил деятельность этого отделения партии на шесть месяцев. При вынесении решения суд принял во внимание, в частности, обращение, принятое в октябре 1997 года, в котором содержались призывы к "деколонизации народов, захваченных Москвой", "началу национально-освободительной борьбы" и "возвращению в лоно ислама". Суд также сослался на тот факт, что данное региональное отделение партии "Ватан" провело религиозную церемонию в центре г.Ульяновска в нарушение условий, содержавшихся в разрешении мэра, согласно которым место проведения церемонии должно было ограничиться территориями церквей и кладбищ. Региональное отделение партии обжаловало данную мотивировку, заявив, что церемония проходила в разрешенных местах. Верховный Суд оставил в силе решение областного суда.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Российской Федерации в отношении Статей 11 и 34 Конвенции (вопрос о статусе жертвы нарушения Конвенции).


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Производство в областном суде и Верховном Суде касалось исключительно вопроса о том, могла ли организация продолжать заниматься политической деятельностью. Производство, в ходе которого определяется объем политических прав, выходит за пределы предметного регулирования пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Кроме того, вопрос о финансовых последствиях приостановления деятельности регионального отделения партии "Ватан" в ходе судебных слушаний не поднимался. Поэтому данные слушания не касались вопроса об определении объема гражданских прав заявителя и выходят за пределы предметного регулирования Статьи 6 Конвенции: жалоба признана несовместимой с правилом ratione materiae (Ratione materiae (лат.) - по причинам существа; ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения. По общему правилу Европейский Суд принимает к рассмотрению жалобы относительно предполагаемых нарушений лишь тех прав человека, которые закреплены в Конвенции (прим. перев.).) Европейского Суда.


По Статье 30 Конвенции


Уступка юрисдикции в пользу Большой Палаты


Недостаточная компенсация за утраченное имущество, находившееся на территориях, отошедших от Польши после Второй мировой войны, которое репатриированный владелец вынужден был оставить: полномочие рассмотреть жалобу уступлено в пользу Большой Палаты


Дж.Б. против Польши
[J.B. - Poland] (N 31443/96)


[IV Секция]


После Второй мировой войны новая граница между Польшей и СССР была установлена по реке Буг. Территории, расположенные по ту сторону реки, которая ранее принадлежала Польше, теперь отходили к СССР. Польское государство предприняло шаги по предоставлению равноценной компенсации тем, кто был вынужден оставить эти территории и бросить свою недвижимость. К таким лицам относилась бабушка заявителя. В 1981 году мать заявителя, которая унаследовала права, относящиеся к названному имуществу, получила в качестве компенсации участок земли. По словам Дж.Б., это составило лишь 4% стоимости имущества, оставленного его бабушкой за границей. В 1990 году имущество, ранее принадлежавшее государству, было передано местным властям, последствием чего стало то, что государство, хотя и продолжало нести обязательства по удовлетворению претензий репатриированных лиц и их наследников, оказалось в ситуации нехватки земли для удовлетворения наличных требований. В 1992 году Дж.Б., который унаследовал земельный участок от своей матери, продал его. Сумма, которую он выручил за него, оказалась существенно ниже стоимости имущества его бабушки, в связи с чем он обратился к властям с просьбой выплатить ему разницу между указанными двумя суммами в качестве остатка причитающейся ему компенсации. Соответствующие власти разъяснили Дж.Б., что у них не имеется земли для компенсации за имущество, которое было оставлено на территориях по другую сторону реки Буг. Заявитель подал жалобу в Высший административный суд, но жалоба была отклонена. Около 90000 других лиц не получили полной компенсации за имущество, оставленное их наследодателями на территориях по другую сторону реки Буг.


По жалобе о нарушении Статьи 34 Конвенции


Вопрос о признании жертвой нарушения Конвенции


Суд, предположительно воздерживающийся от увеличения срока, наказания заявителю после того, как принял во внимание длительность производства по уголовному делу.


Вейруп против Дании
[Wejrup - Denmark] (N 49126/99)


Решение от 7 марта 2002 г. [вынесено I Секцией]


(См. выше изложение решения, вынесенного в контексте пункта 1 Статьи 6 Конвенции [уголовно-правовой аспект].)


По жалобам о нарушениях Статьи 35 Конвенции


Пункт 1 Статьи 35 Конвенции


Вопрос об исчерпании внутригосударственных средств правовой защиты


Содержание под стражей на территории Нидерландов бывшего президента Федеративной Республики Югославии, которому предъявлено обвинение Международным уголовным трибуналом по бывшей Югославии (МТЮ), и слушания дела в этом суде: жалоба признана неприемлемой.


Милошевич против Нидерландов
[Milosevic - Netherlands] (N 77631/01)


Решение от 19 марта 2002 года [вынесено II Секцией]


Суть жалобы


Заявитель является бывшим президентом Федеративной Республики Югославии. Ему было предъявлено обвинение Прокурором Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии (МТЮ). Заявитель был арестован на территории Федеративной Республики Югославии и передан в этот Трибунал. Милошевич подал гражданский иск, в порядке суммарного производства, против Нидерландов председателю Окружного суда г. Шаги. Бывший президент ФРЮ потребовал своего освобождения, выдвинув следующие аргументы: его передача в Международный уголовный трибунал была незаконной, существование МТЮ не имеет какого-либо основания в международном праве, такой трибунал не является беспристрастным и независимым, МТЮ осуществляет свои полномочия выборочно, сам Милошевич имеет право на иммунитет от уголовного преследования как бывший глава государства. В заключение он отметил, что, в свете перечисленных оснований, Нидерланды действуют незаконно, позволяя ему быть задержанным и содержаться под стражей на его территории. В своем решении от 31 августа 2001 г. председатель Окружного суда постановил, во-первых, что существование МТЮ имеет достаточные правовые основания, во-вторых, что этот Трибунал предоставляет обвиняемому достаточные процессуальные гарантии и, наконец, что суды Нидерландов неправомочны рассматривать ходатайство заявителя об освобождении, поскольку Нидерланды на законных основаниях передали его под юрисдикцию МТЮ как обвиняемого этого Трибунала. Заявитель подал апелляционную жалобу на это судебное решение, однако позднее отозвал ее. Он подал несколько жалоб в Европейский Суд по поводу его задержания на территории Нидерландов, слушаний в МТЮ, ограничения его контактов с прессой и другими средствами массовой информации, отсутствия доступного и эффективного средства правовой защиты помимо МТЮ и, наконец, выборочного уголовного преследования.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пунктов 1, 2 и 4 Статьи 5 Конвенции, пунктов 1, 2 и подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции, также как и Статей 10, 13 и 14 Конвенции. Не было ясно, заявлялись ли все жалобы на внутригосударственном уровне. В той степени, в которой они не заявлялись, налицо неисчерпание всех доступных внутригосударственных средств правовой защиты. В той степени, в которой они заявлялись, то Милошевич сам отозвал свою апелляционную жалобу на решение Окружного суда. Заявитель утверждал, что из данного решения очевидно, что он не располагал какими-либо адекватными и эффективными внутригосударственными средствами правовой защиты, поскольку председатель Окружного суда постановил, что суды Нидерландов не обладали необходимой юрисдикцией, чтобы рассматривать его требования. Однако Милошевич не использовал возможности, предлагаемые внутригосударственным правом, чтобы оспорить это утверждение, поскольку он отозвал свою жалобу в Апелляционный суд, лишая себя, таким образом, возможности подать последующую жалобу по вопросам права в Верховный суд. Наличие простых, неподкрепленных сомнений относительно перспектив успеха конкретного средства правовой защиты, которое никак не проявило свою бесполезность, не является достаточной причиной для бездействия в части попыток исчерпать внутригосударственные средства правовой защиты: заявитель не исчерпал всех внутригосударственных средств правовой защиты.


Вопрос об эффективности внутригосударственного средства правовой защиты (Франция)


Вопрос о длительности производства по уголовному делу: отсутствие эффективности процедуры обжалования, предусмотренной частью 1 Статьи 175 Уголовно-процессуального кодекса.


Луэра против Франции
[Louerat - France] (N 44964/98)


Решение от 7 марта 2002 г. [вынесено III Секцией]


Суть жалобы


Заявители являлись менеджерами трех компаний, занимавшихся строительством и продажей частных домов. Налоговые органы подали заявление о правонарушении, обвиняя заявителей в уклонении от уплаты налогов в период пребывания в должности менеджеров этих компаний. Заявителям было предъявлено обвинение в 1991 году, и они были преданы суду в июне 1992 года в связи с мошенническим уклонением от уплаты налога на корпорации и налога на добавленную стоимость. В ноябре 1994 года они были приговорены к лишению свободы, первый - сроком на 30 месяцев, из которых 18 месяцев были назначены с отсрочкой исполнения наказания, а второй - к лишению свободы сроком на шесть месяцев с отсрочкой исполнения наказания, а также к уплате сумм налогов, от которых они уклонялись, и связанных с этим денежных взысканий. Своим решением, вынесенным in absentia (In absentia (лат.) - в отсутствие, заочно (прим. перев.).) в ноябре 1995 года, Апелляционный суд г. Орлеана оставил упомянутое решение без изменения. В январе 1997 года заявители обратились в этот суд с ходатайством об отмене предыдущего решения и повторном слушании дела. Апелляционный суд г.Орлеана вновь оставил предыдущее решение без изменения, однако сократил срок наказания первому заявителю до двух лет лишения свободы, из которых 18 месяцев - с отсрочкой исполнения наказания. В мае 1998 года Кассационный суд частично отменил данное решение. Две из трех компаний заявителей одновременно возбудили производство в Административном трибунале, оспаривая возложенное на них судом обязательство уплатить различные налоги и связанные с ними денежные взыскания. В мае 1999 года одна из компаний победила, а другая, чья жалоба была отклонена, подала апелляционную жалобу. В настоящее время данная апелляционная жалоба находится в стадии рассмотрения. В 1992 году заявители возбудили административное производство, ходатайствуя об освобождении от взносов, подлежащих уплате в дополнение к подоходному налогу, и производство об освобождении от уплаты налоговых штрафов, наложенных на одну из компаний. Данные ходатайства были отклонены различными решениями в мае 1999 года. В апреле 1992 года заявители подали пять жалоб в Административный трибунал относительно уплаты различных налогов и связанных с ними денежных взысканий в отношении одной из компаний. Апелляционное производство по этим жалобам, очевидно, все еще продолжается.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции (норма о проведении судебного разбирательства по делу в разумный срок). Средство правовой защиты, предусмотренное в законодательстве Франции частью 1 статьи 175 Уголовно-процессуального кодекса, теоретически не касается вопроса исчерпания внутренних средств правовой защиты для целей пункта 1 Статьи 35 Конвенции, а, скорее, имеет значение для проверки действий заявителей в свете жалобы на затягивание производства по делу и, соответственно, является вопросом для рассмотрения существа жалобы. Жалоба была подана до того, как средство правовой защиты, предусмотренное пунктом "L" части 1 статьи 781 Кодекса судоустройства и упоминавшееся в Европейском Суде властями Франции, стало эффективным внутригосударственным средством правовой защиты, которое может быть использовано для целей пункта 1 Статьи 35.


Вопрос об эффективности внутригосударственного средства правовой защиты (Франция)


Эффективность апелляционного производства, предусмотренного пунктом "L" части 1 статьи 781 Кодекса судоустройства, введенным после подачи жалобы.


Луэра против Франции
[Louerat - France] (N 44964/98)


Решение от 7 марта 2002 года [вынесено III Секцией]


(См. выше.)


По Статье 43 Конвенции


Пункт 2 Статьи 43 Конвенции


Коллегия судей (Согласно Статьи  43 Конвенции в течение трех месяцев после вынесения Постановления Палатой ЕСПЧ в исключительных случаях возможно обращение стороны по делу о передаче его на рассмотрение Большой Палаты. Решение по обращению принимается коллегией в составе пяти членов Большой Палаты (прим. перев.).) удовлетворила обращения о передаче на рассмотрение Большой Палаты следующих Постановлений:


Хэттон и другие против Соединенного Королевства
[Hatton and others - the United Kingdom] (N 36022/97)


Постановление от 2 октября 2001 г. [вынесено III Секцией]


Дело касается шума самолетов на территории аэропорта (см. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека", N 35).


Сахин против Германии
[Sahin - Germany] (N 30943/96)


Зоммерфельд против Германии
[Sommerfeld - Germany] (N 31871/96)


Постановления от 11 октября 2001 г. [вынесены N Секцией]


Дела касаются отказа биологическим отцам в праве доступа к их детям, рожденным вне брака (см. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека", N 35).


По жалобам о нарушениях Статьи 44 Конвенции


Подпункт "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


Следующие Постановления Европейского Суда вступили в силу в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции (в связи с истечением трехмесячного срока, установленного для подачи обращений о передаче дел в Большую Палату) (см. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека", N 37):


Тсиронис против Греции
[Tsironis - Greece] (N 44584/98)


Постановление от 6 декабря 2001 г. [вынесено I Секцией]


Мартинс Серра и Андраде Канчио против Португалии
[Martins Serra and Andrade Cancio - Portugal] (N 43999/98)


Постановление от 6 декабря 2001 г. [вынесены III Секцией]


Лукш против Австрии
[Luksch - Austria] (N 37075/97)


Шрейдер против Австрии
[Schreder - Austria] (N 38536/97)


Постановления от 13 декабря 2001 г. [вынесены I Секцией]


Сапль против Франции
[Sapl - France] (N 37565/97)


Постановление от 18 декабря 2001 г. [вынесено II Секцией]


РД против Польши
[R.D, - Poland] (N 29692/96 и N 34612/97)


Постановление от 18 декабря 2001 г. [вынесено IV Секцией]


Парцински против Польши
[Parcinsk - Poland] (N 36250/97).


Гайдушек против Словакии
[Gajdusek - Slovakia] (N 40058/98)


Постановления от 18 декабря 2001 г. [вынесены IV Секцией]


Ф.Л. против Италии
[F.L. - Italy] (N 25639/94)


Байшер против Австрии
[Baischer - Austria] (N 32381/96)


Людешер против Австрии
[Ludescher - Austria] (N 35019/97)


Компания "Информейшн текнолоджис" против Греции
[LSI Information Technologies - Greece] (N 46380/99)


Фюттерер против Хорватии
[Futterer - Croatia] (N 52634/99)


Постановления от 20 декабря 2001 г. [вынесены I Секцией]


Бухбергер против Австрии
[Buchberger - Austria] (N 32899/96)


Вейксельбраун против Австрии
[Weixelbraun - Austria} (N 33730/96)


Лерай и другие против Франции
[Leray and others - France] (N 44617/98)


Постановления от 20 декабря 2001 г. [вынесены III Секцией]


Байрак против Германии
[Bayrak - Germany] (N 27937/95)


Постановление от 20 декабря 2001 г. [вынесено IV Секцией (в предыдущем составе)]


Гаттузо против Италии
[Gattuso - Italy] (N 44342/98)


Караччиоло против Италии
[Caracciolo - Italy] (N 44382/98)


Мурру против Италии
[Murru - Italy] (Номер 4) (N 44386/98)


Бесати против Италии
[Besati - Italy] (N 44388/98)


Маути против Италии
[Mauti - Italy] (N 44391/98)


Фиоренца против Италии
[Florenza - Italy] (N 44393/98)


Картолерия Поддиге с.н.с. против Италии
[Cartolerla Poddtghe s.n.c. - Italy] (N 44399/98)


Сильвестри против Италии
[Silvestri - Italy] (N 44400/98)


Феррареси против Италии
[Ferraresi - Italy] (N 44405/98)


Дельмонте и Бадано против Италии
[Delmonte and Badano - Italy] (N 44408/98 и 48525/99)


Центи против Италии
[Centi - Italy] (Номер 1) (N 44429/98)


Грасси против Италии
[Grassi - Italy] (N 44430/98)


Центи против Италии
[Centi - Italy] (Номер 2) (N 44432/98)


Баньетти и Беллини против Италии
[Bagnetti and Bellini - Italy] (N 44433/98)


К.А.И.Ф. против Италии
[C.A.I.F. - Italy] (N 49302/99)


Гриси против Италии
[Grisi ~ Italy] (N 49303/99)


Гатто против Италии
[Gatto - Italy] (N 49304/99)


М.И. и Е.И. против Италии
[M.I and E.I. - Italy] (N 49305/99)


Сервилльо и Д'Амбросио против Италии
[Servillo and D'Ambrosio - Italy] (N 49306/99)


Д'Аморе против Италии
[D'Amore - Italy] (N 49307/99)


Гримальди против Италии
[Grimaldi-Italy] (N 49308/99)


Кротти против Италии
[Crotti - Italy] (N 49309/98)


Стефания Палумбо против Италии
[Stefania Palumbo - Italy] (N 49310/99)


Меццена против Италии
[Mezzena - Italy] (N 49311/99)


Провиде с.р.л. против Италии
[Provide s.e.l. - Italy} (N 49312/99)


Боначчи и другие против Италии
[Bonacci and others - Italy] (N 49313/99)


Штейнер и Хасид Штейнер против Италии
[Steiner and Hassid Steiner - Italy] (N 49314/99)


Баццони против Италии
[Bazzoni - Italy] (N 49315/99)


Альбертози против Италии
[Albertosi - Italy] (N 49316/99)


Филоза против Италии
[Filosa - Italy] (N 49317/99)


Д'Арриго против Италии
[D'Arrigo - Italy] (N 49318/99)


Капри против Италии
[Capri - Italy] (N 49319/99)


Онори против Италии
[Onori - Italy] (N 49320/99)


Гварниери против Италии
[Guarnieri - Italy] (N 49321/99)


Маццаккера против Италии
[Mazzacchera - Italy] (N 49322/99)


Педья против Италии
[Peda - Italy] (N 49396/99)


Постановления от 6 декабря 2001 г. [вынесены III Секцией]


Лаганья против Италии
[Lagana - Italy] (N 44520/98)


Романо против Италии
[Romano - Italy] (N 48407/99)


Грассо против Италии
[Grasso-Italy] (N 48411/99)


Гаспари против Италии
[Caspari - Italy] (N 51648/99)


Камичи против Италии
[Camici - Italy] (N 51649/99)


Молинарис против Италии
[Molinaris - Italy] (N 51650/99)


Аллегри против Италии
[Allegri - Italy] (N 51651/99)


Молек против Италии
[Molek - Italy] (N 51652/99)


Ф.К против Италии
[F.C. - Italy] (N 51653/99)


Меццетта против Италии
[Mezzetta - Italy] (N 51654/99)


Маццолени и другие против Италии
[Mazzoleni and others - Italy] (N 51655/99)


Тарги против Италии
[Targi - Italy] (N 51656/99)


Пастрелло против Италии
[Pastrello - Italy] (N 51657/99)


Роккатальята против Италии
[Roccatagliata - Italy] (N 51659/99)


Бривио против Италии
[Brivio-Italy] (N 51660/99)


Белуцци против Италии
[Beluzzi - Italy] (N 51661/99)


Д'Апиче против Италии
[D'Apice - Italy] (N 51662/99)


Вилланова против Италии
[Villanova - Italy] (N 51663/99)


Плебани против Италии
[Plebani - Italy] (N 51665/99)


Г.Л. против Италии
[G.L - Italy] (N 51666/99)


Берто против Италии
[Bertot - Italy] (N 51667/99)


Лоприоре против Италии
[Lopriore - Italy] (N 51668/99)


Сорделли Анджело Е К С.Н.К против Италии
[Sordelli Angelo Е С. S.N.C. - Italy] (N 51670/99)


Арригони против Италии
[Arrigoni - Italy] (N 51671/99)


Сельва против Италии
[Selva - Italy] (N 51672/99)


Тиоццо Пешиеро против Италии
[Tiozzo Peschiero - Italy] (N 51673/99)


Ферфолья против Италии
(Ferfolja - Italy] (N 51675/99)


Менехини против Италии
[Meneghini - Italy] (N 51677/99)


Байони против Италии
[Baioni - Italy] (N 51678/99)


Кассин против Италии
[Cassin - Italy] (N 5679/99)


Канапиччи против Италии
[Canapicchi - Italy] (N 51680/99)


Бутта против Италии
[Butta - Italy] (N 51682/99)


Де Гуз против Италии
[De Guz - Italy] (N 51683/99)


П.О. против Италии
[P.O. - Italy] (N 51692/99)


Беттелла против Италии
[Bettella - Italy] (N 51695/99)


Каппалетти против Италии
[Cappalletti - Italy] (N 51696/99)


Пиччинин против Италии
[Piccinin - Italy] (N 51697/99)


О.М. против Италии
[О.М. - Italy] (N 51698/99)


Перико против Италии
(Perico - Italy] (N 51699/99)


Пелагадже против Италии
[Pelagagge - Italy] (N 51700/99)


Карбоне против Италии
[Carbone - Italy] (N 51702/99)


Рота против Италии
[Rota - Italy] (N 51704/99)


Рота против Италии
[Rota - Italy] (N 51705/99)


Маннари против Италии
[Mannari - Italy] (N 51706/99)


Ванцетти против Италии
[Vanzetti - Italy] (N 51707/99)


И.М. против Италии
[I.M. - Italy] (N 51708/99)


Росси против Италии
[Rossi - Italy] (N 51710/99)


Спану против Италии
[Spanu - Italy] (N 51711/99)


Постановления от 11 декабря 2001 г. [вынесены II Секцией]


Пупилльо против Италии
[Pupillo - Italy] (N 41803/98)


Постановление (пересмотр) от 18 декабря 2001 г. [вынесено I Секцией (в предыдущем составе)]


Подпункт "с" части 2 Статьи 44 Конвенции


27 марта 2002 г. Большая Палата отклонила обращения о передаче в ее производство следующих Постановлений, которые в результате вступили в силу:


Тричкович против Словении
[Trickovic - Slovenia] (N 39914/98)


Постановление от 12 июня 2001 г. [вынесено I Секцией]


Авшар против Турции
[Avsar - Turkey] (N 25657/94)


Постановление от 10 июля 2001 г. [вынесено I Секцией]


(См. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека", N 32)


Кооперативе ля Лаурентина против Италии
[Cooperative la Laurentina - Italy] (N 23529/94)


Постановление от 2 августа 2001 г. [вынесено II Секцией]


(См. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека", N 33)


Потоцка против Польши
[Potocka - Poland] (N 33776/96)


Постановление от 4 октября 2001 г. [вынесено IV Секцией]


(См. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека", N 32)


Сциортино против Италии
[Sciortino - Italy] (N 30127/96)


Постановление от 18 октября 2001 г. [вынесено II Секцией]


(См. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека", N 35)


Сари против Дании и Турции
(Sari - Denmark and Turkey] (N 21889/93)


Постановление от 8 ноября 2001 г. [вынесено IV Секцией]


Бессарабская метрополия православной церкви и другие против Молдовы
[Metropolinan church of Bessarabia and others - Moldova] (N 45701/99)


Постановление от 13 декабря 2001 г. [вынесено I Секцией]


(См. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека", N 37)


Миянович против Германии
[Mianowicz - Germany] (N 42505/98)


Постановление от 18 декабря 2001 г. [вынесено IV Секцией]


Завадский против Польши
[Zawadzri - Poland] (N 34158/96)


Постановление от 20 декабря 2001 г. [вынесено IV Секцией (в предыдущем составе)]


Ж.Ц. и Ц.Ц. против Италии
[G.C. and C.C. - Italy] (N 44510/98)


Постановление от 23 декабря 2001 г. [вынесено III Секцией]


Е.Х. против Греции
[Е.Н. - Greece] (N 42079/98)


Постановление от 25 декабря 2001 г. [вынесено II Секцией]


Сальви против Италии
[Salvi - Italy] (N 49360/99)


Постановление от 25 декабря 2001 г. [вынесено IV Секцией]


По жалобам на нарушение Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о праве на беспрепятственное пользование имуществом


Предположительно недостаточный объем компенсации, выплачиваемой властями Германии за имущество, изъятое в результате экспроприации, проходивших в ГДР: жалоба коммуницирована властям Германии.


Фон Зитцевиц и другие против Германии
(Von Zitzewitz and others - Germany] (N 71917/01)


Фонд Альфреда Топфера и компания "Дойче индустрие-анлаген" против Германии
[The Alfred Topfer Foundation and the Deutsche Industrie-Anlagen Company - Germany] (N 10260/02)


[III Секция]


Суть жалобы


Первые двое заявителей являются наследниками владельцев земли и недвижимости, имущество которых было экспроприировано либо потому, что они выехали из ГДР (как в случае с первым заявителем), либо на основании решения властей ГДР (как в случае со вторым заявителем). Двое вышеупомянутых заявителей подали ходатайство о восстановлении их в правах собственности на указанное имущество (реституция), в котором им было отказано на том основании, что третьи лица, которые впоследствии приобрели землю, являются добросовестными приобретателями. Другие заявители - которые подавали первую жалобу - являются наследниками владельцев земли или недвижимости, которые были конфискованы в ходе земельной реформы, проводившейся в период с 1945 по 1949 год в бывшей советской оккупационной зоне Германии. Фонд Альфреда Топфера и компания "Дойче индустрие-анлаген" имели в собственности земельные участки, расположенные на территории бывшей советской оккупационной зоны, которые были конфискованы в тот период. Заявитель-фонд обратился непосредственно в Федеральный конституционный суд в то время как заявитель-компания обращалась - безуспешно - в суды Германии с ходатайством о восстановлении их в правах собственности на землю и компенсации. В июне 1995 года большинство заявителей обратилось в Федеральный конституционный суд с целью добиться постановления этого суда по вопросу о разнице в стоимости между репарациями в форме восстановления в правах собственности и репарациями в форме возмещении ущерба или компенсационных выплат. В декабре 1995 года заявитель-фонд подал жалобу в Верховный суд, в которой обращал внимание, в частности, на то, что Законом "О возмещении ущерба и компенсационных выплатах" юридические лица были исключены из числа имеющих какие-либо права на восстановление в правах собственности или компенсацию. В ноябре 2000 года, после того, как в марте того же года Федеральный конституционный суд заслушал показания заявителей, представителей федерального правительства и правительств земель, расположенных на территории бывшей ГДР, и изучил представленные ими доказательства, этот суд вынес руководящее постановление. Федеральный конституционный суд отметил во вводной части постановления, что в его задачу не входила проверка конституционности репараций за несправедливые действия, совершенные другим государством, с точки зрения охраны права собственности, гарантируемого Основным законом страны. Федеральный конституционный суд решил проверить конституционность Закона "О возмещении ущерба и компенсационных выплатах" исключительно в свете принципов государства, основанного на принципах социальной справедливости, верховенства права и общем принципе, запрещающем произвольные решения государства. Федеральный конституционный суд постановил, что законодатель мог пользоваться усмотрением при определении природы и объема репараций в широком диапазоне. Соответственно, суд решил, что законодатель мог определить и объем репараций, исходя из финансового средств, находящихся в распоряжении государства. Суд заключил, что Закон "О возмещении ущерба и компенсационных выплатах" является неконституционным.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Германии в отношении Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции как отдельно, так и в совокупности со Статьей 14 Конвенции и пунктом 1 Статьи 6 Конвенции (вопрос о длительности производства по делу).


Вопрос о праве на беспрепятственное пользование имуществом


Выплата пособия по безработице отложена на шесть недель в связи с неспособностью связаться с потенциальным работодателем: жалоба коммуницирована властям Финляндии.


Т.Т. против Финляндии
[Т.Т. - Finland] (N 44594/98)


[III Секция]


Суть жалобы


Выплата заявителю пособия по безработице была приостановлена сроком на шесть недель в связи с тем, что он не связался с потенциальным работодателем для организации собеседования по поводу приема на работу. Т.Т. утверждал, что он не получил предложение о возможной работе, которое местная служба занятости предположительно направила ему. Последующие обращения заявителя отклонялись на том основании, что он не сумел доказать, что письмо не получал.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Финляндии в отношении Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Другие Постановления, вынесенные в марте 2002 года


По жалобе о нарушении Статьи 2 Конвенции


Харан против Турции
[Haran - Turkey] (N 25754/94)


Постановление от 26 марта 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Убийство сына заявителя, как утверждалось, сотрудниками сил безопасности: исключено из списка дел, подлежащих рассмотрению Европейским Судом (ввиду ex gratia (добровольной) выплаты компенсации государством и его одностороннего заявления о признании нарушения Конвенции).


Орал и другие против Турции
[Oral and others - Turkey] (N 27735/95)


Постановление от 28 марта 2002 г. [вынесено I Секцией]


Убийство родственников заявителя в ходе полицейской операции: заключено мировое соглашение.


По жалобе о нарушении Статьи 3 Конвенции


Ерат и Сажлам против Турции
[Erat and Sagiam - Turkey] (N 30492/96)


Постановление 26 марта 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Предполагаемое жестокое обращение с лицом во время его содержания под стражей: заключено мировое соглашение.


По жалобам о нарушении Статьи 5 Конвенции


Сташайтис против Литвы
[Stasatis - Lithuania] (N 47679/99)


Постановление от 21 марта 2002 г. [вынесено III Секцией]


Отсутствие законных оснований для продления срока содержания под стражей до суда, продолжительность нахождения под стражей и отсутствие надлежащего механизма судебного надзора за законностью содержания под стражей: допущено нарушение Статьи 5 Конвенции.


Юлгер против Турции
[Ulger - Turkey] (N 28505/95)


Постановление от 28 марта 2002 г. [вынесено III Секцией]


Предполагаемое неисполнение обязанности незамедлительного доставления задержанного к судье, отсутствие возможности оспаривать законность содержания под стражей и отсутствие права на возмещение ущерба: заключено мировое соглашение.


По жалобе на нарушения пункта 3 Статьи 5 и пункта 1 Статьи Конвенции


Кламецки против Польши
[Klamecki - Poland] (N 25415/94)


Постановление (окончательное) от 28 марта 2002 г. [вынесено III Секцией]


Вопрос о длительности нахождения под стражей до суда и продолжительности производства по уголовному делу: требования Конвенции не нарушены.


По жалобам на нарушения пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Девенни против Соединенного Королевства
[Devenney - United Kingdom] (N 24265/94)


Постановление от 19 марта 2002 г. [вынесено II Секцией]


Вопрос о доступе к правосудию, увязанный с правительственной инструкцией о неприменении норм законодательства, запрещающих дискриминацию при приеме на работу, в сферах, связанных с национальной безопасностью: допущено нарушение части 1 Статьи 6 Конвенции.


Адамогианнис против Греции
[Adamogiannis - Greece] (N 47734/99)


Постановление от 14 марта 2002 г. [вынесено I Секцией]


Неисполнение властями решения суда: допущено нарушение части 1 Статьи 6 Конвенции.


Сайтос против Греции
[Sajtos - Greece] (N 53478/99)


Постановление от 21 марта 2002 г. [вынесено I Секцией]


Отказ в возмещении ущерба за незаконное содержание под стражей, решение о котором было принято без заслушивания лица, интересы которого затронуты: допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Компания "Иммебль Групп Коссер" против Франции
[Immeubles Groupe Kosser - France] (N 38748/97)


Постановление от 21 марта 2002 г. [вынесено I Секцией]


Граната против Франции
[Granata - France] (N 39626/98)


Валлар против Франции
[Vailar - France] (N 42406/98)


Ван дер Кар и Лиссаур ван Be CT против Франции
[Van dar Kar and Lissaur van We ST - France] (N 44952/98 и 44953/98}


Бензи против Франции
[Benzi - France] (N 46280/99)


Арналь против Франции
[Arnal - France] (N 47007/99)


Губер и Лаббе против Франции
[Goubert and Labbe - France] (N 49622/99)


Солана против Франции
[Solana - France] (N 51179/99)


Шофур против Франции
[Chaufour - France] (N 54757/00)


Боме Марта против Франции
[Beaume Marty - France] (N 55672/00)


Сьес против Франции
[Sies - France] (N 56198/00)


Критт против Франции
[Kritt - France] (N 57753/00)


Постановления от 19 марта 2002 г. [II Секция]


Компания "Энтерпрайзес Метон энд Этеп" против Греции
[Enterprises Melon and Etep - Greece] (N 47730/99)


Постановление от 21 марта 2002 г. [вынесено I Секцией]


Рего Чавес Фернандес против Португалии
[Rego Chaves Fernandes - Portugal] (N 46462/99)


Вас да Силва Жирао против Португалии
[Vaz da Silva Girao - Portugal] (N 46464/99)


Постановления от 21 марта 2002 г. [вынесены III Секцией]


Сциарротта против Италии
[Sciarrotta - Italy] (N 40151/98)


Диболд против Италии
[Diebold - Italy] (N 41740/98)


Латтанзи и Каския против Италии
[Lattanzi and Casda - Italy] (N 44334/98)


Контарди против Италии
[Contardi - Italy] (N 46970/99)


Мастромауро с.р.л. против Италии
[Mastromauro s.r.l. - Italy) (N 47479/99)


Постановления от 28 марта 2002 г. [вынесены 1 Секцией]


Альбергамо против Италии
[Albergamo - Italy] (N 44392/98)


Нардоне против Италии
[Nardone - Italy] (N 44428/98)


Постановления от 28 марта 2002 г. [вынесены III Секцией]


Вопрос о длительности производства по гражданским делам: допущено нарушение Конвенции.


Муйе против Франции
[Moullet - France] (N 44485/98)


Лутц против Франции
[Lutz - France] (N 48215/99)


Гранд против Франции
[Grand - France] (N 50996/99)


Бэйар против Франции
[Baillard - France] (N 51575/99)


Общество "Комабат" против Франции
[SocieteComabat - France] (N 51818/99)


Постановления от 26 марта 2002 г. [вынесены II Секцией]


Ксенопулос против Греции
[Xenopoulos - Greece] (N 55611/00)


Постановление от 28 марта 2002 г. [вынесено I Секцией]


Продолжительность административного производства: допущено нарушение Конвенции.


Леонарди против Италии
[Leonardi - Italy] (N 54278/00)


Прете против Италии
[Prete - Italy] (N 54279/00)


Джордано против Италии
[Giordano - Italy] (N 54280/00)


Амичи против Италии
[Amici - Italy] (N 54282/00)


Радикки против Италии
[Radicchi - Italy] (N 54284/00)


Татанжело против Италии
[Tatangelo - Italy] (N 54285/00)


Андреоцци против Италии
[Andreozzi - Italy] (N 54288/00)


Д'Агостино против Италии
[D'Agostino - Italy] (N 54290/00 и N 54310/00)


Капрони против Италии
[Caproni - Italy] (N 54291/00)


Керасомма против Италии
[Cerasomma - Italy] (N 54292/00)


Фьоре против Италии
[Fiore - Italy] (N 54294/00)


Тровато против Италии
[Trovato - Italy] (N 54295/00)


Манера против Италии
[Manera - Italy] (N 54296/00)


Аницето против Италии
[Aniceto - Italy] (N 54397/00)


Сабетта против Италии
[Sabetta - Italy] (N 54298/00)


Джакулли против Италии
[Jaculli - Italy] (N 54301/00)


Инколлиньо против Италии
[Incollingo - Italy] (N 54302/00)


Спартизано против Италии
[Spatrisano - Italy] (N 54303/00)


Тамбуррини против Италии
[Tamburrini - Italy] (N 54305/00)


Масия против Италии
[Masia - Italy] (N 54306/00)


Миньянелли против Италии
[Mignanelli - Italy] (N 54308/00)


Каретта против Италии
[Caretta - Italy] (N 54309/00)


Соаве против Италии
[Soave - Italy] (N 54311/00)


Манна против Италии
[Manna - Italy] (N 54312/00)


Кастиелло против Италии
ICastiello - Italy] (N 54313/00)


Квакварелли против Италии
[Quacquarelli - Italy (N 54314/00)


Тортолани против Италии
[Tortolani - Italy] (N 54315/00)


Зулло против Италии
[Zullo - Italy] (N 54317/00)


Пикано против Италии
[Picano - Italy] (N 54318/00)


Спортола против Италии
[Sportola - Italy] (N 54319/00)


Продолжительность производства в суде по аудиторским спорам: допущено нарушение Конвенции.


Маррама против Италии
[Manama - Italy] (N 44359/98)


Серджио Феррари против Италии
[Sergio Ferrari - Italy] (N 54287/00)


Чиапетта против Италии
[Chiappetta - Italy] (N 54293/00)


Либертини и ди Жироламо против Италии
[Libertini and di Girolamo - Italy] (N 54299/00)


Бетти против Италии
[Betti - Italy] (N 54316/00)


Постановления от 28 марта 2002 г. [вынесены I Секцией]


Продолжительность производства в суде по аудиторским спорам: заключено мировое соглашение.


Лебеф против Франции
[Leboeuf - France] (N 47194/99)


Постановление от 26 марта 2002 г. [вынесено II Секцией]


Продолжительность производства в суде по трудовым спорам: заключено мировое соглашение.


По жалобам на нарушения пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Деметриу против Румынии
[Demetriu - Romania] (N 32935/96)


Постановление от 19 марта 2002 г. [вынесено II Секцией]


Вопрос о доступе к правосудию, увязанный с вопросом о правомерности лишения судебной власти полномочия проверять законность актов по национализации собственности: исключено из списка дел, подлежащих рассмотрению Европейским Судом.


Василопуло против Греции
[Vasilopoulou - Greece] (N 47541/99)


Постановление от 21 марта 2002 г. [вынесено I Секцией]


Отказ в исполнении вступившего в силу и обязательного к исполнению судебного решения и невыплата государством сумм, причитающихся заявителю: допущено нарушение Конвенции.


По жалобе о нарушении подпункта "d" пункта 3 Статьи 6 Конвенции


Бирутис и другие против Литвы
(Birutis and others - Lithuania] (N 47698/99 и 48115/99)


Постановление от 28 марта 2002 г. [вынесено III Секцией]


Использование в ходе судебного процесса показаний, сделанных анонимными свидетелями: допущено нарушение Конвенции.


По жалобе на нарушения Статьи 8 Конвенции


Пузинас против Литвы
[Puzinas - Lithuania] (N 44800/98)


Постановление от 14 марта 2002 г. [вынесено III Секцией]


Перлюстрация корреспонденции заключенного: допущено нарушение Конвенции.


По жалобе на нарушения Статьи 10 Конвенции


Де Диего Нафрия против Испании
[De Diego Nafria - Spain] (N 46833/99)


Постановление от 14 марта 2002 г. [вынесено I Секцией (в предыдущем составе)]


Увольнение служащего Банка Испании за оскорбительные замечания в адрес высших должностных лиц, содержащиеся в письме: требования Конвенции не нарушены.


По жалобам на нарушения Статьи 14 Конвенции


Соуден против Соединенного Королевства
[Sawden - United Kingdom] (N 38550/97)


Постановление от 12 марта 2002 г. [вынесено II Секцией]


Лоффельман против Соединенного Королевства
[Loffelman - United Kingdom] (N 44585/98)


Постановление от 26 марта 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Недоступность вдовцам пособий для вдов: заключено мировое соглашение.


По жалобам на нарушения Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Квартуччи против Италии
[Quartucci - Italy] (N 41232/98)


Постановления от 28 марта 2002 г. [вынесены I Секцией]


Невозможность возврата имущества ввиду составленного графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении жильцов: заключено мировое соглашение.


Дуду Чалкан против Турции
[Dudu Calkan - Turkey] (N 19660/92)


Мехмет Челеби против Турции
[Mehmet Celebi - Turkey] (N 20140/92)


Адиль Картал против Турции
[Adile Kami - Turkey] (N 20144/92)


Ахмет Озтюрк против Турции
[Ahmet Ozturk - Turkey] (N 20151/92)


Мехмет Озен против Турции
[Mehmet Ozen - Turkey] (N 20152/92)


Азиз Сен против Турции
[Aziz Sen - Turkey] (Номер 2) (N 20155/92)


Постановление от 28 марта 2002 г. [вынесено III Секцией]


Задержка выплаты компенсации в связи с отчуждением имущества: допущено нарушение Конвенции.


А.С. против Турции
[A.S. - Turkey] (N 27694/95)


И.С. против Турции
[I.S. - Turkey] (N 38931/97)


Постановления от 28 марта 2002 г. [вынесены III Секцией]


Задержка выплаты компенсации в связи с отчуждением имущества: заключено мировое соглашение.


Статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов N 1, 4, 6 и 7 к Конвенции


Статьи Конвенции


Статья 2 Право на жизнь

Статья 3 Запрещение пыток

Статья 4 Запрщение рабства и принудительного труда

Статья 5 Право на свободу и личную неприкосновенность

Статья 6 Право на справедливое судебное разбирательство

Статья 7 Наказание исключительно на основании закона

Статья 8 Право на уважение частной и семейной жизни

Статья 9 Свобода мысли, совести и религии

Статья 10 Свобода выражения мнения

Статья 11 Свобода собраний и объединений

Статья 12 Право на вступление в брак

Статья 13 Право на эффективное средство правовой защиты

Статья 14 Запрещение дискриминации

Статья 34 Жалобы от физических лиц, неправительственных организаций и групп частных лиц


Протокол N 1 к Конвенции


Статья 1 Защита собственности

Статья 2 Право на образование

Статья 3 Право на свободные выборы


Протокол N 2 к Конвенции


Статья 1 Запрещение лишения свободы за долги

Статья 2 Свобода передвижения

Статья 3 Запрещение высылки граждан

Статья 4 Запрещение коллективной высылки иностранцев


Протокол N 6 к Конвенции


Статья 1 Отмена смертной казни


Протокол N 7 к Конвенции


Статья 1 Процедурные гарантии в случае высылки иностранцев

Статья 2 Право на обжалование приговоров по уголовным делам во второй инстанции

Статья 3 Компенсация в случае судебной ошибки

Статья 4 Право не быть судимым или наказанным дважды

Статья 5 Равноправие супругов


Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 3/2002


Совместный проект Московского клуба юристов и издательства "ЛексЭст"


Перевод: Власихин В.А.


Данный выпуск "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" основан на английской версии бюллетеня "Information note N 40 on the case-law of the Court. March, 2002"


Текст издания представлен в СПС Гарант на основании договора с РОО "Московский клуб юристов"


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.