Постановление Европейского Суда по правам человека (Первая секция). Дело "Гусинский (GUSINSKIY) против Российской Федерации" (Жалоба N 70276/01) (Страсбург, 19 мая 2004 г.)

Документ отсутствует в свободном доступе.
Вы можете заказать текст документа и получить его прямо сейчас.

Заказать

Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.

Заявитель оспаривает законность своего заключения под стражу, мотивируя это тем, что не была соблюдена внутригосударственная процедура, а в силу постановления об амнистии он не подлежал уголовному преследованию. Он утверждает также, что, заключая его под стражу, власти РФ намеревались заставить его продать свой бизнес в области средств массовой информации на невыгодных условиях.

Европейский Суд, рассматривая жалобу, поданную в связи с двумя уголовными делами - о займе, произведенным ЗАО "Медиа-Мост", и по делу ООО "Русское Видео", - при решении вопроса о наличии "разумного подозрения" ограничился рассмотрением этой проблемы по делу ООО "Русское Видео".

Суд пояснил, что нет необходимости в том, чтобы лицу, заключенному под стражу, было предъявлено обвинение, либо оно предстало перед судом.

Однако требование того, чтобы подозрение формировалось на разумных основаниях, является неотъемлемой частью гарантий от произвольного ареста или заключения под стражу. Выражение "разумное подозрение" означает наличие фактов, либо информации, которые убедили бы объективного наблюдателя в том, что соответствующее лицо могло совершить преступление.

Суд полагает, что доказательства, собранные властями РФ, могли бы убедить "объективного наблюдателя" в том, что заявитель мог совершить преступление.

В отношении заключения под стражу в силу так называемых "исключительных обстоятельств" Суд пояснил, что власти РФ не представили каких-либо примеров - подтвержденных, либо не подтвержденных решениями судов - дел, которые могли бы раскрыть понятие "исключительных обстоятельств", используемое в прошлом. Кроме того, властями РФ не было продемонстрировано, что эта норма, на основании которой лицо, может быть лишено свободы в связи с наличием исключительных обстоятельства, соответствует требованию "качества закона", предусмотренному ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Суд согласен с заявителем в том, что было бы абсурдным толковать постановление об амнистии как допускающее предварительное заключение под стражу в отношении лиц, уголовные дела против которых подлежат прекращению. Поэтому имело место нарушение норм национального права. Следовательно, имело место нарушение ст. 5 Конвенции.

Европейский Суд признал, что ограничение свободы заявителя, допускаемое согласно п.п. (с) п. 1 статьи 5 Конвенции, применялось не только с тем, чтобы он предстал перед компетентным органом власти по подозрению в совершении правонарушения, но и по причинам иного, несвойственного ему характера.

Соответственно, имело место нарушение ст. 18 Конвенции, взятой в совокупности со ст. 5 Конвенции. В связи с нарушением норм Конвенции Суд частично удовлетворил требования заявителя о возмещение имущественного вреда. В отношении требования о компенсации нарицательной суммы возмещения понесенного неимущественного вреда суд пояснил, что признание нарушения само по себе составит достаточную справедливую компенсацию.


Постановление Европейского Суда по правам человека (Первая секция). Дело "Гусинский (GUSINSKIY) против Российской Федерации" (Жалоба N 70276/01) (Страсбург, 19 мая 2004 г.)


Текст постановления официально опубликован не был