Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 января 2007 г. Дело "Кот (Kot) против Российской Федерации" (жалоба N 20887/03) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Кот (Kot) против Российской Федерации"
(Жалоба N 20887/03)


Постановление Суда


Страсбург, 18 января 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 12 декабря 2006 г.,

вынес следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 20887/03, поданной в Европейский Суд 23 июня 2003 г. против Российской Федерации в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Анатолием Ефимовичем Котом (далее - заявитель).

2. Интересы заявителя в Европейском Суде представлял Н. Смирнов, адвокат, практикующий в г. Тамбове. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявитель жаловался на отмену в порядке надзора окончательного судебного решения, вынесенного в его пользу, и утверждал, что было нарушено его право собственности.

4. 2 декабря 2005 г. Европейский Суд коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.


Факты


I. Обстоятельства дела


5. Заявитель, Анатолий Ефимович Кот, родился в 1937 г., проживает в г. Тамбове. В 1987 г. заявитель принимал участие в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции. 3 ноября 2000 г. заявитель прошел медицинское обследование, в ходе которого было установлено, что он подвергся радиационному воздействию, в связи с чем ему была назначена ежемесячная компенсация за вред, нанесенный здоровью.

6. 30 ноября 2000 г. заявитель обратился с иском в суд к военному комиссариату Тамбовской области (далее - Комиссариат) об индексации выплачиваемых сумм, исходя из уровня инфляции.

7. 21 февраля 2000 г. и 5 марта 2001 г. Октябрьский районный суд г. Тамбова удовлетворил исковые требования заявителя. Суд обязал ответчика повысить размер ежемесячных выплат до 12 051 рубля 48 копеек и единовременно выплатить заявителю 31 579 рублей 74 копейки в качестве возмещения задолженности за прошедший период.

8. 4 июня 2001 г. судебная коллегия по гражданским делам Тамбовского областного суда, установив, что суд первой инстанции разрешил дело заявителя без учета изменений, внесенных Федеральным законом от 12 февраля 2001 г. N 5-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС"", отменила указанные судебные решения и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

9. 13 августа 2001 г. Октябрьский районный суд г. Тамбова вынес новое решение, в соответствии с которым размер ежемесячных выплат составил 10 000 рублей, а задолженность по выплатам за прошедший период подлежала возмещению в размере 60 365 рублей.

10. 10 сентября 2001 г. судебная коллегия по гражданским делам Тамбовского областного суда при кассационном рассмотрении отменила указанное судебное решение ввиду неверного применения судом первой инстанции норм материального права и направила дело на новое рассмотрение.

11. 27 ноября 2002 г. Октябрьский районный суд своим решением обязал ответчика выплачивать заявителю с 1 декабря 2002 г. 18 077 рублей 21 копейку ежемесячно и взыскал 281 437 рублей 32 копейки в возмещение задолженности за прошедший период.

12. 20 января 2003 г. судебная коллегия по гражданским делам Тамбовского областного суда оставила решение без изменений, и оно вступило в законную силу.

13. 23 января 2003 г. Комиссариат подал надзорную жалобу на указанные решения. Ответчик утверждал, что судами первой и кассационной инстанций были неверно применены нормы материального права, регулирующие порядок определения минимального размера оплаты труда в целях индексации выплат, исходя из уровня инфляции.

14. 28 января 2003 г. председатель Тамбовского областного суда приостановил исполнение судебного решения от 27 ноября 2002 г.

15. 26 июня 2003 г. президиум Тамбовского областного суда, рассмотрев дело в порядке надзора, установил, что нижестоящие суды не учли изменения, внесенные Федеральным законом 12 февраля 2001 г. N 5-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС"", и вследствие этого неправильно применили нормы материального права. На этом основании решение Октябрьского районного суда г. Тамбова от 27 ноября 2002 г., оставленное без изменений 20 января 2003 г., было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

16. 7 августа 2003 г. Октябрьский районный суд г. Тамбова новым решением снизил размер ежемесячных выплат до 6 327 рублей 35 копеек, а размер невыплаченной задолженности до 18 578 рублей 34 копейки. Судебное решение обжаловано не было и вступило в силу 18 августа 2003 г.


II. Применимое национальное законодательство


17. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, принятый 14 ноября 2002 г. и вступивший в силу 1 февраля 2003 г., предусматривает следующее:


Статья 362. Основания для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке

"1. Основаниями для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке являются:

_

(4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права".


Статья 376. Право на обращение в суд надзорной инстанции

"1. Вступившие в законную силу судебные постановления, за исключением судебных постановлений Президиума Верховного Суда Российской Федерации, могут быть обжалованы... в суд надзорной инстанции лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены судебными постановлениями.

2. Судебные постановления могут быть обжалованы в суд надзорной инстанции в течение года со дня их вступления в законную силу..."


Статья 387. Основания для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора

"Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права".


Статья 390. Полномочия суда надзорной инстанции

"1. Суд, рассмотрев дело в порядке надзора, вправе...

(2) отменить судебное постановление суда первой, второй или надзорной инстанции полностью либо в части и направить дело на новое рассмотрение...

(5) отменить либо изменить судебное постановление суда первой, второй или надзорной инстанции и принять новое судебное постановление, не передавая дело для нового рассмотрения, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права".


III. Применимое законодательство Совета Европы


18. Промежуточная Резолюция ResDH (2006) относительно нарушения принципа правовой определенности в результате пересмотра судебных решений в порядке надзора в ходе судебных разбирательств по гражданским делам в Российской Федерации, принятая Комитетом министров 8 февраля 2006 г., предусматривает следующее:


"Комитет министров, принимая во внимание пункт 2 ст. 46 Конвенции...

Приветствуя реформу процедуры пересмотра судебных решений в порядке надзора, проведенную введением в действие нового Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, вступившего в силу 1 февраля 2003 г.;

С удовлетворением отмечая, в частности, что некоторые проблемы, касающиеся установленных в указанных выше делах нарушений, были, таким образом, устранены...

Однако выражая особую озабоченность тем фактом, что на уровне субъекта один и тот же суд обычно последовательно рассматривает одно и то же дело сначала в кассационной инстанции, а потом в надзорной, и отмечая, что суд должен быть наделен правом исправления всех упущений в решениях нижестоящих судов в ходе одного производства, чтобы последующее обращение с надзорной жалобой было действительно исключительным, если вообще необходимым;

Отмечая, что вступившее в силу и подлежащее исполнению судебное решение может быть изменено только в исключительных обстоятельствах, в то время как настоящая процедура надзора позволяет отменить судебное решение ввиду любого допущенного в нем нарушения материального и процессуального права;

Подчеркивая, что в эффективной судебной системе любые ошибки и упущения должны устраняться посредством обычного обжалования в суды апелляционной и/или кассационной инстанции, прежде чем судебное решение вступит в силу и будет подлежать исполнению, таким образом, избегая последующую опасность обмануть законные ожидания сторон в отношении вступивших в силу судебных решений;

Полагая, таким образом, что ограничение пересмотра в порядке надзора вступивших в силу и подлежащих исполнению судебных решений исключительными обстоятельствами должно проходить параллельно с изменением структуры судов и качеством правосудия в целях ограничения необходимости исправления судебных ошибок, что в настоящее время происходит посредством пересмотра судебных решений в порядке надзора...

ПРИЗЫВАЕТ власти Российской Федерации в приоритетном порядке провести реформу гражданского процесса в целях обеспечения полного соблюдения принципа правовой определенности, закрепленного в Конвенции, в его толковании в постановлениях Европейского Суда;

ПРИЗЫВАЕТ власти Российской Федерации посредством этой реформы обеспечить установление процедуры, согласно которой судебные ошибки должны исправляться посредством обычного обжалования в ходе апелляционного и/или кассационного судопроизводства до того, как судебные решения вступят в силу...

ПРИЗЫВАЕТ власти Российской Федерации до проведения всесторонней реформы рассмотреть вопрос о принятии промежуточных мер, которые бы насколько это возможно ограничили опасность новых подобных нарушений Конвенции, а именно:

- еще более ограничить применение процедуры надзора, в частности путем установления меньшего срока подачи надзорных жалоб и сокращения допустимых оснований для инициирования такой процедуры, чтобы она касалась только наиболее серьезных нарушений закона...

- ограничить насколько это возможно количество удовлетворяемых надзорных жалоб, которые можно подать по одному и тому же делу;

- воспрепятствовать рассмотрению явно необоснованных и представляющих собой злоупотребление надзорных жалоб, которые представляют собой лишь дальнейшее обжалование, представляемое как несогласие с оценкой, данной нижестоящими судами в рамках их компетенции и в соответствии с законом;

- принять меры, которые стимулировали бы насколько это возможно использование сторонами доступного им в настоящее время кассационного обжалования в целях исправления судебных ошибок до вступления судебных решений в силу и их исполнения...".


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


19. Заявитель жаловался на то, что отмена в порядке надзора судебного решения от 27 ноября 2002 г., оставленного без изменения 20 января 2003 г., нарушает его право на "разбирательство дела судом", предусмотренное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, а также его право на уважение собственности, гарантированное статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Указанные статьи в соответствующей части гласят следующее:


Статья 6 Конвенции

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела в разумный срок... судом..."


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права...".


A. Приемлемость


20. Европейский Суд считает, что данная жалоба не является явно необоснованной в соответствии с пунктом 3 статьи 35 Конвенции. Европейский Суд отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.


Б. Существо жалобы


1. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции

21. Согласно утверждениям властей Российской Федерации отмена судебного решения от 27 ноября 2002 г., оставленного без изменений 20 января 2003 г., произошла по инициативе стороны, право собственности и законные интересы которой были нарушены в результате явного несоблюдения национального законодательства судами первой и кассационной инстанций. В данном случае президиум Тамбовского областного суда в соответствии с пунктом 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации был вправе отменить неправосудные судебные решения и направить дело на новое рассмотрение. Власти государства-ответчика просили Европейский Суд признать, что права заявителя в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции нарушены не были.

22. Заявитель подтвердил свою жалобу.

23. Европейский Суд напоминает, что право на справедливое судебное разбирательство, гарантируемое пунктом 1 статьи 6 Конвенции, должно толковаться в свете положений Преамбулы Конвенции, которая провозглашает верховенство права как часть общего наследия Договаривающихся Государств. Одним из основных аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, который, среди прочего, требует, чтобы при окончательном разрешении дела судами их постановления не вызывали сомнения (см. Постановление Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии" (Brumarescu v. Romania) от 28 октября 1999 г., Reports of Judgments and Decisions 1999-VII, §61).

24. В соответствии с данным принципом ни одна из сторон не может требовать пересмотра дела только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Полномочия вышестоящих судов по отмене или изменению окончательных и вступивших в законную силу судебных постановления могут быть использованы только в целях исправления существенных ошибок. Возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не является основанием для пересмотра. Отступления от этого принципа оправданы, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера (см. mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации" (Ryabykh v. Russia), жалоба N 52854/99, §52, ECHR 2003-X, и Постановление Европейского Суда по делу "Праведная против Российской Федерации"* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 5/2005.) (Pravednaya v. Russia) от 18 ноября 2004 г., жалоба N 69529/01, §25).

25. Европейский Суд напоминает, что пункт 1 статьи 6 Конвенции закрепляет за каждым в случае спора о его гражданских правах и обязанностях право на разбирательство дела судом. Таким образом, это положение закрепляет право на "разбирательство дела судом", в котором право на доступ к правосудию, то есть право на подачу в суд иска по гражданским делам, составляет лишь один из аспектов. Однако это право было бы иллюзорным, если бы в правовой системе Договаривающейся Стороны было бы закреплено, что окончательное, имеющее обязательную юридическую силу судебное постановление может быть отменено вышестоящим судом по заявлению государственного должностного лица, чье право обратиться с подобным заявлением не ограничено во времени, и в результате судебные постановления могли бы быть оспорены на протяжении неопределенного срока (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации", §§54-56).

26. Европейским Судом ранее уже были установлены случаи нарушения принципа правовой определенности и права на "разбирательство дела судом", гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции, когда окончательное, имеющее обязательную юридическую силу судебное постановление было впоследствии отменено вышестоящим судом по заявлению государственного должностного лица, чье право обратиться с подобным заявлением не имело временных ограничений (см. среди других источников упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации", §§51-56, Постановление Европейского Суда по делу "Волкова против Российской Федерации"* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 11/2006.) (Volkova v. Russia) от 5 апреля 2005 г., жалоба N 48758/99, §§34-36, Постановление Европейского Суда по делу "Росэлтранс против Российской Федерации" (Roseltrans v. Russia) от 21 июля 2005 г., жалоба N 60974/00, §§27-28, Постановление Европейского Суда по делу "Кутепов и Аникеенко против Российской Федерации"* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 5/2006.) (Kutepov and Anikeyenko v. Russia) от 25 октября 2005 г., жалоба N 68029/01, §§49-52).

27. В настоящем деле судебное решение от 27 ноября 2002 г., оставленное без изменений 20 января 2003 г., было отменено в порядке надзора ввиду неверного применения судами первой и кассационной инстанций норм материального права. Европейскому Суду надлежит установить, было ли полномочие по пересмотру дела в порядке надзора использовано уполномоченными лицами в целях достижения максимально возможного справедливого баланса между частными интересами и необходимостью гарантировать надлежащее осуществление правосудия (см. среди других источников Постановление Европейского Суда по делу "Никитин против Российской Федерации"* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2005.) (Nikitin v. Russia), жалоба N 50178/99, §§57-59, ECHR 2004-...).

28. Власти Российской Федерации заявили, что в данном случае в отличие от упоминавшихся выше дел пересмотр в порядке надзора был инициирован военным комиссариатом Тамбовской области, который является стороной в судебном разбирательстве, а не государственным должностным лицом. Европейский Суд, однако, не пришел к выводу, что данное отличие имеет существенное значение для анализа дела.

29. Неизбежно, что при разбирательстве по гражданскому делу стороны будут иметь противоположные точки зрения по вопросу применения материального права. Суды призваны рассмотреть доводы сторон, гарантируя честность и состязательность разбирательства, и вынести свое решение по заявленным требованиям. Европейский Суд отмечает, что прежде чем была подана надзорная жалоба, дело заявителя трижды рассматривалось по существу судами первой и кассационной инстанций. Заявлений о том, что суды действовали за рамками своей компетенции или в процессе разбирательства были допущены существенные нарушения процессуального права, не поступало. Тот факт, что президиум Тамбовского областного суда не согласился с решениями судов первой и кассационной инстанций, сам по себе не служит основанием для отмены окончательного, имеющего обязательную юридическую силу судебного постановления и возобновления производства по делу заявителя.

30. С учетом данных доводов Европейский Суд считает, что, удовлетворив надзорную жалобу военного комиссариата Тамбовской области и отменив судебное решение от 27 ноября 2002 г., оставленное без изменений 20 января 2003 г., президиум Тамбовского областного суда нарушил принцип правовой определенности и право заявителя на "разбирательство дела судом", закрепленное в пункте 1 статьи 6 Конвенции. Следовательно, имело место нарушение данной статьи Конвенции.


2. Предполагаемое нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции

31. Власти Российской Федерации не согласны с тем, что было нарушено право собственности заявителя, поскольку судебное решение имело юридическую силу только в течение восьми дней, то есть с момента вступления решения в силу 20 января 2003 г. до момента прекращения его исполнения президиумом Тамбовского областного суда 28 января 2003 г.

32. Европейский Суд напоминает, что долг, подлежащий выплате на основании имеющего обязательную юридическую силу судебного постановления влечет за имеющим обязательную юридическую силу судебным постановлением "оправданное ожидание" скорой выплаты долга, что может считаться "собственностью" в целях статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Отмена судебного решения нарушает право заявителя на уважение его собственности (см. среди других источников упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии" (Brumarescu v. Romania) от 28 октября 1999 г. и Постановление Европейского Суда по делу "Андросов против Российской Федерации"* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 12/2006.) (Androsov v. Russia) от 6 октября 2005 г., жалоба N 63973/00, §69).

33. Европейский Суд отмечает, что национальным судом была взыскана значительная сумма с военного комиссариата Тамбовской области. Отмена вступившего в силу судебного решения поколебала веру заявителя в обязательность судебного решения и лишила возможности получить законно причитающиеся ему денежные средства. Учитывая изложенные обстоятельства, Европейский Суд пришел к выводу, что отмена в порядке надзора решения от 27 ноября 2002 г., оставленного без изменений 20 января 2003 г., явилась излишне обременительной для заявителя и, таким образом, несовместима со статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Соответственно, имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


II. Иные предполагаемые нарушения Конвенции


34. Заявитель жалуется, что власти государства-ответчика превратили его жизнь в страдание, вынудив постоянно отстаивать свои права в различных судебных инстанциях. Он ссылается на статью 3 Конвенции, которая гласит следующее:


"Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию".


35. Положения статьи 3 Конвенции об абсолютном недопущении бесчеловечного или унижающего достоинства обращении применимы лишь тогда, когда указанное обращение достигло "максимального уровня жестокости" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Прайс против Соединенного Королевства" (Price v. United Kingdom), жалоба N 33394/96, §24, ECHR 2001-VII). Хотя Европейский Суд не видит причин ставить под сомнение утверждение заявителя о том, что судебное разбирательство причинило ему страдания, Суд считает, что понесенные страдания и унижения не были настолько сильны, чтобы быть рассмотренными как "пытки" или "бесчеловечное" обращение в целях статьи 3 Конвенции (см. среди других источников Решение Европейского Суда по делу "Салиба против Мальты" (Saliba v. Malta) от 27 ноября 2003 г., жалоба N 4251/02, Решение Европейского Суда по делу "Волкова против Российской Федерации" (Volkova v. Russia) от 18 ноября 2003 г., жалоба N 48758/99).

36. Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

37. Заявитель, ссылаясь на статью 7 Конвенции, жалуется, что национальные суды неверно оценили обстоятельства его дела, в результате были допущены ошибки при применении национального законодательства. Статья 7 Конвенции предусматривает следующее:


"1. Никто не может быть осужден за совершение какого-либо деяния или за бездействие, которое согласно действовавшему в момент его совершения национальному или международному праву не являлось уголовным преступлением. Не может также налагаться наказание более тяжкое, нежели то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления.

2. Настоящая статья не препятствует осуждению и наказанию любого лица за совершение какого-либо деяния или за бездействие, которое в момент его совершения являлось уголовным преступлением в соответствии с общими принципами права, признанными цивилизованными странами".


38. Европейский Суд указал, что статья 7 Конвенции не применяется в гражданском судопроизводстве, следовательно, данная часть жалобы должна быть отклонена ввиду того, что она выходит за рамки его компетенции ratione materiae в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

39. Заявитель, ссылаясь на статью 6 Конвенции, также жалуется на слишком долгий срок судебного разбирательства. Статья 6 Конвенции в соответствующей части определяет следующее:


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на... разбирательство дела... судом в разумный срок...".


40. Европейский Суд напоминает, что обоснованность продолжительности судебного разбирательства в рамках пункта 1 статьи 6 должна оцениваться в каждом деле в соответствии с конкретными обстоятельствами. Европейский Суд должен учитывать, inter alia, совокупность вопросов факта и права, возникших в деле, поведение заявителей и компетентных органов и что было на кону для первого (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Фрайдлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, §43, ECHR 2000-VII). Кроме того, только отсрочки по вине государства могут служить основанием для признания несоблюдения требования "разумного срока" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Педерсен и Баадсгаард против Дании" (Pedersen and Baadsgaard v. Denmark) от 19 июня 2003 г., жалоба N 49017/99, §44). Прежде всего Европейскому Суду необходимо определить срок, который следует рассматривать. По имеющейся в распоряжении Европейского Суда информации заявитель впервые обратился в суд 30 ноября 2000 г., и разбирательство дела завершилось окончательным решением 20 января 2003 г. Судебное разбирательство возобновилось 26 июня 2003 г., после вынесения судом определения о пересмотре дела в порядке надзора. После нового рассмотрения дела оно завершилось решением от 7 августа 2003 г. Следовательно, судебное разбирательство длилось два года и три месяца. В данный период не включается промежуток времени между судебным решением от 20 января 2003 г. и пересмотром дела в порядке надзора, начавшимся 26 июня 2003 г., поскольку тогда дело в судах не находилось (см. Постановление Европейского Суда по делу "Маркин против Российской Федерации"* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 6/2005.) (Markin v. Russia) от 16 сентября 2004 г., жалоба N 59502/00). В течение этого срока дело было рассмотрено по существу четыре раза, и не кажется, что были существенные периоды бездействия национальных судов. С учетом данных обстоятельств Европейский Суд не находит, что требование "разумного срока", установленное статьей 6 Конвенции, было нарушено.

41. Следовательно, эта жалоба очевидно необоснованна и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

42. Наконец, заявитель, ссылаясь на статью 14 Конвенции, жалуется, что он подвергся дискриминации в связи с неправильной индексацией судом присужденной ему суммы. Статья 14 Конвенции гласит следующее:


"Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам".


43. Подтверждения того, что заявитель подвергся дискриминации по смыслу статьи 14 Конвенции, отсутствуют. Следовательно, эта жалоба также должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


III. Применение статьи 41 Конвенции


44. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


45. Заявитель потребовал от Европейского Суда присудить ему 1 519 918 рублей 90 копеек в качестве компенсации материального вреда и 30 000 рублей в качестве компенсации морального вреда.

46. Власти Российской Федерации утверждают, что причинно-следственная связь между допущенным нарушением и требованиями компенсации отсутствует. Требования заявителя чрезмерны и необоснованны.

47. Что касается требований компенсации материального вреда, Европейский Суд, приняв во внимание природу допущенных нарушений, счел соответствующей такую сумму компенсации, которую бы заявитель получил, если бы судебное решение, вынесенное в его пользу, не было отменено (см. §11), за вычетом той суммы, которая была присуждена заявителя решением, вынесенным в порядке надзора (см. §16). Таким образом, Европейский Суд присуждает заявителю 22 000 евро в качестве компенсации материального вреда, а также сумму любого налога, подлежащего начислению на указанную сумму.

48. Европейский Суд также придерживается мнения, что заявитель мог испытывать душевные страдания и разочарования в результате отмены в порядке надзора судебных решений, вынесенных в его пользу. Однако требуемая сумма представляется чрезмерной. Производя оценку на справедливой основе, Европейский Суд присуждает заявителю 2 000 евро в качестве компенсации морального вреда плюс любые налоги, которые могут быть начислены на данную сумму.


В. Судебные расходы и издержки


49. Заявитель требовал 5 515 рублей в качестве компенсации почтовых расходов, 15 500 рублей в качестве компенсации судебных расходов и издержек, понесенных в Европейском Суде, и 11 000 рублей в качестве компенсации расходов, понесенных за оплату переводов. Власти Российской Федерации не оспаривали понесенные затраты и обоснованность заявленных сумм.

50. Согласно прецедентной практике Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек лишь в той мере, насколько было доказано, что они были понесены действительно и по необходимости и являлись разумными по сумме. В настоящем деле заявитель представил документы, подтверждающие его почтовые расходы, копию договора об оказании юридической помощи с его представителем в Европейском Суде и копию договора с переводчиком. Суммы, указанные в данных договорах, не представляются чрезмерными или необоснованными. На основании имеющейся информации Европейский Суд счел обоснованным присудить заявителю 910 евро плюс любые налоги, которые могут быть начислены на данную сумму.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


51. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:


1) объявил часть жалобы на отмену в порядке надзора решения, вынесенного в пользу заявителя, приемлемой, а остальную часть жалобы - неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) постановил, что имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

4) постановил,

(a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю следующие денежные суммы, подлежащие переводу в национальную валюту Российской Федерации по курсу на день произведения выплаты:

(i) 22 000 (двадцать две тысячи) евро в качестве компенсации материального вреда;

(ii) 2 000 (две тысячи) евро в качестве компенсации морального вреда;

(iii) 940 (девятьсот сорок) евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек;

(iv) налоги, которые могут быть начислены на указанную сумму;

(b) что по истечении указанного трехмесячного срока и до произведения окончательной выплаты на указанные суммы начисляется простой процент в размере предельной годовой кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


Совершено на английском языке, письменные уведомления о Постановлении направлены 18 января 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты



Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 января 2007 г. Дело "Кот (Kot) против Российской Федерации" (жалоба N 20887/03) (Первая Секция)


Постановление вступило в силу 18 апреля 2007 г.


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 5/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.