Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 21 августа 2019 г. N 08АП-7558/19

 

город Омск

 

21 августа 2019 г.

Дело N А70-18226/2018

 

Резолютивная часть постановления объявлена 14 августа 2019 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 21 августа 2019 года.

 

Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Рожкова Д.Г.,

судей Дерхо Д.С., Еникеевой Л.И.,

при ведении протокола судебного заседания: секретарём Моториной О.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы (регистрационные номера 08АП-7558/2019, 08АП-9001/2019) Светашова Николая Николаевича, общества с ограниченной ответственностью "Югсон-Сервис" на решение Арбитражного суда Тюменской области от 23.05.2019 по делу N А70-18226/2018 (судья Макаров С.Л.) по иску Светашова Николая Николаевича к обществу с ограниченной ответственностью "Югсон-Сервис" (ОГРН 1027200869684, ИНН 7203095385) о взыскании действительной стоимости доли в уставном капитале общества,

при участии в деле в качестве третьих лиц Киреева Анатолия Михайловича, Вьюновой Галины Юрьевны,

при участии в судебном заседании:

от Светашова Николая Николаевича - представитель Колиенко С.В. (по доверенности от 27.09.2018 сроком действия на три года);

от общества с ограниченной ответственностью "Югсон-Сервис" - представитель Павловец Е.В. (по доверенности от 14.01.2019 сроком действия по 31.12.2019) (до перерыва в судебном заседании 07.08.2019); представитель Киргинцева О.А.

(по доверенности от 15.10.2018 сроком действия по 31.12.2021); представитель Никитин С.В. (по доверенности от 19.09.2018 сроком действия три года) (после перерыва в судебном заседании 14.08.2019);

от Киреева Анатолия Михайловича - представитель Павловец Е.В. (по доверенности от 02.08.2018 сроком действия на три года) (до перерыва в судебном заседании 07.08.2019); представитель Киргинцева О.А. (по доверенности от 15.10.2018 сроком действия по 31.12.2021) (после перерыва в судебном заседании 14.08.2019),

установил:

Светашов Николай Николаевич (далее - Светашов Н.Н., истец) обратился в Арбитражный суд Тюменской области к обществу с ограниченной ответственностью "Югсон-Сервис" (далее - ООО "Югсон - Сервис", общество, ответчик) с иском, уточнённым в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) (т. 15 л.д. 51-55, т. 17 л.д. 99-101, 131-137), о взыскании 47 829 515 руб. действительной стоимости части доли в размере 19,5% в уставном капитале общества, 1 153 697 руб. 01 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 30.10.2018 по 14.05.2019, а также процентов за пользование чужими денежными средствами, начиная с 15.05.2019 по день фактической выплаты долга.

К участию в деле в качестве третьих лиц судом привлечены Киреев Анатолий Михайлович, Вьюнова Галина Юрьевна (далее - Киреев А.М., Вьюнова Г.Ю., третьи лица).

Определением от 23.01.2019 судом назначена по делу экспертизу, проведение которой поручено ООО "Регион - Оценка" ( г.Тюмень), экспертам Остафийчук Г.С., Думачевой Ю.С.; на разрешение перед экспертами поставлен вопрос: определить рыночную стоимость чистых активов ООО "Югсон - Сервис" по состоянию на 31.12.2017.

В материалы дела поступило заключение эксперта от 18.03.2019 N 356/19 ООО "Регион - Оценка" (т. 14 л.д. 1-156, т. 15 л.д. 1-39).

Решением арбитражного суда от 23.05.2019 иск удовлетворён частично.

С ООО "Югсон - Сервис" в пользу Светашова Н.Н. взыскано 43 563 318 руб. действительной стоимости доли в уставном капитале, 1 153 697 руб. 01 коп. процентов, 41 080 руб. расходов на проведение экспертизы, 182 400 руб. расходов по уплате государственной пошлины. С ООО "Югсон - Сервис" в пользу Светашова Н.Н. взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами, начисляемые на сумму 43 563 318 руб. действительной стоимости доли в уставном капитале, начиная с 15.05.2019 до даты фактической её выплаты, по ключевой ставке Банка России, действующей в соответствующие периоды. В остальной части иска отказано.

Не согласившись с принятым решением суда, Светашов Н.Н. подал апелляционную жалобу, в которой просит изменить решение суда в части и принять по делу новый судебный акт, иск удовлетворить полностью, взыскать с ООО "Югсон - Сервис" 47 829 515 руб. действительной стоимости доли в уставном капитале, 45 000 руб. расходов на проведение экспертизы, 200 000 руб. расходов по уплате государственной пошлины; взыскать с ООО "Югсон - Сервис" в пользу Светашова Н.Н. проценты за пользование чужими денежными средствами, начисляемые на сумму 47 829 515 руб. действительной стоимости доли в уставном капитале, начиная с 15.05.2019 до даты фактической её выплаты, по ключевой ставке Банка России, действующей в соответствующие периоды.

В обоснование своей жалобы истец приводит следующие доводы: суд руководствовался выводами судебной экспертизы при определении действительной стоимости доли в уставном капитале; по мнению суда, сумма неоплаченной действительной доли составляет 43 563 318 руб. (68 410 515 руб. - 24 838 197 руб. (сумма платежей)); не согласен с таким расчётом суда; в соответствии с расчётом от 08.10.2018 N 230 общества (т. 1 л.д. 23) действительная стоимость доли участника, подлежащая выплате, составляет 47 968 050 руб.; у истца отсутствуют основания изменять назначение платежей общества об оплате процентов за пользование средствами; со ссылкой на пункт 17.2. статьи 217 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) считает неправомерным удержание и перечисление обществом денежных средств в общей сумме 3 198 232 руб. 03 коп. по платёжным поручениям от 26.10.2018 N 961, от 29.11.2018 N 3634, N 3635, от 28.12.2018 N 3776, N 3777, от 21.01.2019 N 3830, N 3831, от 28.02.2019 N 4015, N 4016, от 29.03.2019 N 4162, N 4166, от 29.04.2019 N 356, N 357 с назначением платежа "налог на доходы физических лиц с дохода в виде действительной стоимости доли в уставном капитале общества", "налог на доходы физических лиц с суммы начисленных процентов за пользование средствами".

Определением от 31.05.2019 Восьмого арбитражного апелляционного суда апелляционная жалоба принята и назначена к рассмотрению в судебном заседании на 27.06.2019.

От ООО "Югсон - Сервис" поступил отзыв на жалобу, в котором им приведены возражения по доводам жалобы истца.

От ООО "Югсон - Сервис" поступило ходатайство об отложении судебного заседания 27.06.2019 до принятия судом его апелляционной жалобы на решение суда.

Определением от 27.06.2019 Восьмой арбитражный апелляционный суд отложил рассмотрение апелляционной жалобы Светашова Н.Н. на 11.07.2019.

Определением от 01.07.2019 Восьмого арбитражного апелляционного суда принята апелляционная жалоба общества, назначена к рассмотрению в судебном заседании на 07.08.2019.

ООО "Югсон - Сервис" в своей жалобе просит решение суда отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований истца в полном объёме.

В обоснование своей жалобы общество приводит следующие доводы: заключение от 18.03.2019 N 356/19 ООО "Регион-Оценка" не является надлежащим доказательством; отчёт от 27.03.2019 N 3-ю-о/19 об оценке чистых активов ООО "Югсон - Сервис" по состоянию на 31.12.2017, составленный ООО "Тюменская недвижимость", отчёт от 30.04.2019 N 20-Ю/2019 об оценке рыночной стоимости объекта оценки (нематериальные активы), опровергают выводы экспертного заключения ООО "Регион-Оценка", подлежат судебной оценке по правилам статьи 71 АПК РФ и являются основанием для назначения повторной экспертизы, в чём судом первой инстанции ему было отказано незаконно.

Кроме того, общество указывает о том, что сумма денежных средств, перечисленная им по выплате действительной стоимости части доли участнику общества должна определяться с учётом платёжного поручения от 29.03.2019 N 4162 на сумму 35 339 руб. 97 коп.; общая сумма платежей составила 24 873 536 руб. 97 коп.

От ООО "Югсон - Сервис" поступило ходатайство об отложении судебного заседания, назначенного на 11.07.2019, на 07.08.2019.

Определением от 11.07.2019 Восьмого арбитражного апелляционного суда рассмотрение апелляционной жалобы Светашова Н.Н. отложено на 07.08.2019.

От Светашова Н.Н. поступили письменные пояснения, возражения на отзыв общества и отзыв на жалобу, изложенные в одном документе, поступившем в суд в электронном виде 31.07.2019.

От ООО "Югсон - Сервис" поступили ходатайства о назначении повторной судебной экспертизы, о приобщении к делу дополнительных документов.

Обществом представлено доказательство внесения на депозитный счёт апелляционного суда денежных средств в сумме 50 000 руб. (платёжное поручение от 26.06.2019 N 4587).

Представитель Вьюновой Г.В., извещённой о судебном заседании 07.08.2019 надлежащим образом, в суд не явился. Суд апелляционной инстанции на основании статьи 156 АПК РФ определил рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие представителя третьего лица.

Представитель истца поддержал требования, изложенные в своей апелляционной жалобе, а также доводы, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу, просит оставить апелляционную жалобу ответчика - без удовлетворения.

Представитель ответчика поддержал доводы, изложенные в письменных возражениях, требования, изложенные в своей апелляционной жалобе, просит отменить решение суда первой инстанции в обжалуемой части и принять по делу новый судебный акт. Также представитель поддержал заявленное ходатайство, просит его удовлетворить.

Представитель третьего лица дал устные пояснения, указал, что поддерживает позицию ответчика.

Представитель истца высказался согласно заявленному ходатайству, возражает против его удовлетворения.

В судебном заседании был объявлен перерыв с 07.08.2019 по 14.08.2019.

Информация о перерыве в судебном заседании размещена на официальном сайте http://kad.arbitr.ru/ (картотека арбитражных дел).

После перерыва рассмотрение апелляционных жалоб завершено с участием представителей сторон и третьего лица Киреева А.М.

Представитель истца заявил ходатайство о приобщении к материалам дела дополнительных документов, возражает против заявленного ходатайства о назначении экспертизы, заявил ходатайство о приобщении к материалам дела запроса и ответа на запрос в экспертную организацию и письменных пояснений.

Представитель ответчика ознакомился с ответом о стоимости услуг, пояснил, что представленный истцом ответ о стоимости услуг является ненадлежащим доказательством, возражает против его приобщения; заявил ходатайство о приобщении к материалам дела доказательства о направлении третьему лицу ходатайства о назначении экспертизы с приложенными к нему документами.

Определением суда письменные пояснения, а также доказательства о направлении документов третьему лицу приобщены к материалам дела.

Представитель ответчика поддержал заявленное ходатайство о назначении экспертизы.

Суд определил: в удовлетворении заявленных ходатайств о приобщении к материалам дела документов истца и в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы отказать по следующим основаниям.

В соответствии с частью 2 статьи 268 АПК РФ дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, в том числе в случае, если судом первой инстанции было отклонено ходатайство об истребовании доказательств, и суд признает эти причины уважительными.

При рассмотрении дела в арбитражном суде апелляционной инстанции лица, участвующие в деле, вправе заявлять ходатайства о вызове новых свидетелей, проведении экспертизы, приобщении к делу или об истребовании письменных и вещественных доказательств, в исследовании или истребовании которых им было отказано судом первой инстанции. Суд апелляционной инстанции не вправе отказать в удовлетворении указанных ходатайств на том основании, что они не были удовлетворены судом первой инстанции (часть 3 статьи 268 АПК РФ).

Ходатайство о проведении экспертизы в суде апелляционной инстанции рассматривается судом с учётом положений частей 2 и 3 статьи 268 АПК РФ (пункт 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 N 23 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе" (далее - постановление N 23)).

Согласно части 2 статьи 87 АПК РФ в случае возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или комиссии экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, проведение которой поручается другому эксперту или другой комиссии экспертов.

Оснований для сомнений в обоснованности заключения эксперта, представленного в дело, у апелляционного суда не имеется.

Оценка доводов ответчика по судебному заключению будет дана судом ниже по тексту настоящего постановления.

Само по себе несогласие ответчика с выводами судебной экспертизы не является достаточным основанием считать заключение экспертизы ненадлежащим доказательством по делу и в связи с этим назначать повторную экспертизу в порядке статьи 87 АПК РФ.

К тому же на основании пункта 12 постановления N 23 согласно положениям частей 4 и 5 статьи 71 АПК РФ заключение эксперта не имеет для суда заранее установленной силы и подлежит оценке наряду с другими доказательствами. Суд оценивает доказательства, в том числе заключение эксперта, исходя из требований частей 1 и 2 статьи 71 Кодекса. При этом по результатам оценки доказательств суду необходимо привести мотивы, по которым он принимает или отвергает имеющиеся в деле доказательства (часть 7 статьи 71, пункт 2 части 4 статьи 170 АПК РФ).

Относительно указанных ответчиком в жалобе отчётов иных оценщиков следует отметить, что согласно пункту 13 постановления N 23 заключение эксперта, полученное по результатам проведения внесудебной экспертизы, не могут признаваться экспертными заключениями по рассматриваемому делу. Такое заключение может быть признано судом иным документом, допускаемым в качестве доказательства в соответствии со статьёй 89 АПК РФ.

Согласно части 1 статьи 89 АПК РФ иные документы и материалы допускаются в качестве доказательств, если содержат сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела.

Исходя из сказанного выше суд апелляционной инстанции отклонил ходатайство общество о назначении по делу повторной судебной экспертизы.

Согласно пункту 126 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.06.1996 N 7 "Об утверждении Регламента арбитражных судов" выплата денежных средств, зачисленных на депозитный счёт, производится на основании судебного акта, принятого арбитражным судом.

Учитывая отказ апелляционного суда в удовлетворении ходатайства о назначении по делу повторной экспертизы, обществу надлежит возвратить с депозитного счёта Восьмого арбитражного апелляционного суда денежные средства в сумме 50 000 руб., перечисленные по платёжному поручению от 26.06.2019 N 4587 для производства судебной экспертизы.

В связи с отказом в назначении повторной экспертизы отсутствуют основания для приобщения к материалам дела представленных истцом дополнительных документов: запроса от 12.08.2019 председателя ТРООЗПП "Тюменское правовое бюро" в адрес ООО "Априори" о предоставлении информации и ответа от 12.08.2019 N 85 ООО "Априори" о стоимости услуг по определению рыночной стоимости.

Названные документы подлежат возвращению истцу вместе с настоящим постановлением.

Представители истца и ответчика поддержали требования, изложенные в апелляционных жалобах.

Представитель третьего лица поддержал требования, изложенные в апелляционной жалобе ответчика.

Изучив материалы дела, доводы апелляционных жалоб, отзывов на них, письменных пояснений, заслушав пояснения представителей лиц, участвующих в деле, проверив законность и обоснованность обжалуемого решения суда в порядке статей 266, 268 АПК РФ, суд апелляционной инстанции считает решение суда подлежащим изменению исходя из следующего.

Как следует из материалов дела, ООО "Югсон - Сервис" зарегистрировано в качестве юридического лица 30.04.1999 Территориальным управлением администрации города Тюмени по Ленинскому административному округу города Тюмени.

Участниками ООО "Югсон-Сервис" являлись Киреев А.М. и Светашов Н.Н. с долей в уставном капитале общества в размере 50% каждый.

04.04.2018 истец обратился к обществу с нотариально оформленной офертой участника общества о продаже части доли в уставном капитале общества (т. 1 л.д. 47-49), в которой о своём намерении продать часть доли размером 39% от принадлежащей ему доли в уставном капитале общества третьему лицу на следующих условиях: цена продажи 130 000 000 руб., расчёт между сторонами будет произведён до подписания договора наличными денежными средствами.

Участник общества Киреев А.М. не дал своего согласия на продажу части доли третьему лицу, в том числе на переход доли супруге истца Светашовой А.Л., и отказался от преимущественного права покупки части доли (т. 1л.д. 17).

В письме от 26.04.2018 N 160-ю общество поставило в известность истца о том, что не может воспользоваться преимущественным правом покупки доли участника общества ввиду того, что нотариус истребует отсутствующий в ООО "Югсон - Сервис" документ - протокол общего собрания участников общества о пролонгации полномочий генерального директора (т. 1 л.д. 16).

Сопроводительным письмом от 26.07.2018 нотариус по просьбе истца передало обществу требование о приобретении части доли в размере 39% от принадлежащей истцу доли в уставном капитале общества (т. 1 л.д. 19, 45-46).

Как следует из сведений Единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) по состоянию на 13.12.2018 (т. 3 л.д. 136-141), 08.08.2018 в ЕГРЮЛ внесены сведения о доле в уставном капитале общества, принадлежащей обществу, а именно: 19,5%; оставшаяся доля Светашова Н.Н. составляет 30,5%.

Впоследствии в ЕГРЮЛ 22.03.2019 внесены сведения о Вьюновой Г.Ю. как об участнике ООО "Югсон - Сервис" с долей 11% уставного капитала.

То есть участниками ООО "Югсон - Сервис" являются Киреев А.М. с долей 50% уставного капитала, Светашов Н.Н. с долей 19,5% уставного капитала, Вьюнова Г.Ю. с долей 11% уставного капитала и 19,5% уставного капитала принадлежит самому обществу.

08.10.2018 письмом N 439-ю общество направило истцу справку о стоимости чистых активов общества на 31.12.2017, а также расчёт действительной стоимости доли в уставном капитале общества, предложив заключить соглашение о рассрочке оплаты суммы действительной стоимости доли по предлагаемому графику, гарантировав оплату процентов за пользование средствами (т. 1 л.д. 22-28).

Согласно расчёту общества действительная стоимость доли участника, подлежащая выплате, исходя из номинальной стоимости доли в 19,5% и стоимости чистых активов общества на дату 31.12.2017 составляет 47 968 050 руб.

Соглашение истцом не подписано.

Согласно данным оценщика ООО "АйБиСи Групп" стоимость 19,5% доли уставного капитала общества по состоянию на 31.03.2018 составляет 68 843 000 руб. (отчёт об оценке от 30.09.2018 N 113/О/2018, т. 1 л.д. 20, 102-155, т. 2, т. 3 л.д. 1-131).

Истец, ссылаясь на отчёт оценщика, предъявил ответчику требование о выплате действительной стоимости доли в размере 19,5% в уставном капитале общества.

В рамках настоящего дела проведена судебная экспертиза в целях определения рыночной стоимости чистых активов ООО "Югсон - Сервис" по состоянию на 31.12.2017.

Согласно заключению эксперта от 18.03.2019 N 356/19 ООО "Регион - Оценка"

рыночная стоимость чистых активов ООО "Югсон - Сервис" по состоянию на 31.12.2017 составляет 350 777 000 руб.

Суд первой инстанции, оценив представленные в дело доказательства, пришёл к выводу о частичном удовлетворении исковых требований в объёме 43 563 318 руб. действительной стоимости доли в уставном капитале, 1 153 697 руб. 01 коп. процентов, а также процентов за пользование чужими денежными средствами, начисляемых на сумму 43 563 318 руб. действительной стоимости доли в уставном капитале, начиная с 15.05.2019 до даты фактической её выплаты, по ключевой ставке Банка России, действующей в соответствующие периоды.

С решением суда первой инстанции выразили несогласие стороны по делу.

Повторно рассмотрев настоящее дело, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о частичном удовлетворении исковых требований, но при этом считает, что взысканию подлежала иная сумма действительной стоимости доли - 43 536 978 руб. 03 коп.

Данный вывод апелляционного суда основывается на следующем.

Согласно материалам дела 04.04.2018 истец предложил обществу приобрести часть своей доли (39%) в уставном капитале общества.

Согласно статье 94 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции на дату 04.04.2018 участник общества с ограниченной ответственностью вправе выйти из общества независимо от согласия других его участников или общества путём предъявления к обществу требования о приобретении обществом доли в случаях, предусмотренных пунктами 3 и 6 статьи 93 настоящего Кодекса и законом об обществах с ограниченной ответственностью.

При подаче участником общества с ограниченной ответственностью заявления о предъявлении им требования о приобретении обществом принадлежащей ему доли в случаях, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, доля переходит к обществу с момента получения обществом соответствующего заявления (требования). Этому участнику должна быть выплачена действительная стоимость его доли в уставном капитале или с его согласия должно быть выдано в натуре имущество такой же стоимости в порядке, способом и в сроки, которые предусмотрены законом об обществах с ограниченной ответственностью и уставом общества.

В абзацах первом и третьем пункта 2 статьи 23 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон N 14-ФЗ) в редакции на дату 04.04.2018 установлено, что в случае, если уставом общества отчуждение доли или части доли, принадлежащих участнику общества, третьим лицам запрещено и другие участники общества отказались от их приобретения либо не получено согласие на отчуждение доли или части доли участнику общества или третьему лицу при условии, что необходимость получить такое согласие предусмотрена уставом общества, общество обязано приобрести по требованию участника общества принадлежащие ему долю или часть доли.

В случаях, предусмотренных абзацем первым настоящего пункта, в течение трёх месяцев со дня возникновения соответствующей обязанности, если иной срок не предусмотрен уставом общества, оно обязано выплатить участнику общества действительную стоимость его доли в уставном капитале общества, определённую на основании данных бухгалтерской отчётности общества за последний отчётный период, предшествующий дню обращения участника общества с соответствующим требованием, или с согласия участника общества выдать ему в натуре имущество такой же стоимости.

В соответствии с пунктом 2 статьи 14 Закона N 14-ФЗ размер доли участника общества в уставном капитале общества определяется в процентах или в виде дроби. Размер доли участника общества должен соответствовать соотношению номинальной стоимости его доли и уставного капитала общества. Действительная стоимость доли участника общества соответствует части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру его доли.

Суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что в настоящем случае размер действительной стоимости доли истца должен быть определён по состоянию на дату 31.12.2017, предшествующую обращению истца к обществу.

Приказом Минфина России от 28.08.2014 N 84н утверждён Порядок определения стоимости чистых активов (далее - Порядок).

В соответствии с пунктами 4, 7 указанного Порядка стоимость чистых активов определяется как разность между величиной принимаемых к расчёту активов организации и величиной принимаемых к расчёту обязательств организации. Объекты бухгалтерского учёта, учитываемые организацией на забалансовых счетах, при определении стоимости чистых активов к расчёту не принимаются.

Стоимость чистых активов определяется по данным бухгалтерского учёта. При этом активы и обязательства принимаются к расчёту по стоимости, подлежащей отражению в бухгалтерском балансе организации (в нетто-оценке за вычетом регулирующих величин) исходя из правил оценки соответствующих статей бухгалтерского баланса.

Разногласия сторон сводятся к различному определению размера действительной стоимости доли истца в уставном капитале, подлежащего выплате обществом.

При этом каждая сторона ссылается на полученные ею результаты оценки чистых активов общества.

Так, по данным отчёта об оценке от 30.09.2018 N 113/О/2018 ООО "АйБиСи Групп", представленного истцом, стоимость 100% доли уставного капитала общества составляет 353 040 000 руб., соответственно, стоимость 19,5% доли уставного капитала общества - 68 843 000 руб.

Следует отметить, что данные сведения определены оценщиком по состоянию на дату 31.03.2018.

Ответчик ссылается на следующие отчёты:

от 27.03.2019 N 3-ю-о/19 ООО "Тюменская недвижимость" об оценке чистых активов ООО "Югсон - Сервис" по состоянию на 31.12.2017 (т. 15 л.д. 108-149, т. 16, т.17 л.д. 1-98), согласно которому рыночная стоимость объекта оценки составляет 269 467 000 руб.;

от 30.04.2019 N 20-Ю ЗАО "ГОРСИ-Капитал" об оценке рыночной стоимости нематериальных активов ООО "Югсон - Сервис" по состоянию на 31.12.2017 (т. 18 л.д. 1-72), согласно которому рыночная стоимость объекта оценки составляет 9 777 643 руб.

Кроме того, в материалы дела ответчиком представлена рецензия от 26.03.2019 ЗАО "ГОРСИ-Капитал" на заключение судебной экспертизы (т. 15 л.д. 76-107).

Относительно рецензии следует отметить, что результаты судебной экспертизы могут быть опровергнуты только результатами других экспертных исследований, а также в случае признания необходимости назначения иных экспертиз по причине каких-либо установленных судом недостатков (неполноты) в полученных результатах судебной экспертизы.

В отсутствие доказательств, опровергающих выводы экспертов, следует считать такие выводы достоверными, а само заключение надлежащим доказательством по делу.

Отдельная рецензия на результаты судебной экспертизы не может восприниматься судом как надлежащее доказательство недостоверности сделанных выводов судебной экспертизы.

Такая рецензия может служить поводом к назначению новой экспертизы, но при условии установления судом оснований к этому.

Однако, судом апелляционной инстанции отклонено ходатайство ответчика о назначении по делу повторной судебной экспертизы.

В этой связи при разрешении спора суд апелляционной инстанции производит оценку доводов ответчика с учётом имеющихся в деле результатов судебной экспертизы и представленных сторонами отчётов оценщиков.

В соответствии с частями 2, 4, 5 статьи 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Как разъяснено в пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.1999 N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - постановление N90/14), если участник не согласен с размером действительной стоимости его доли, определенным обществом, суд проверяет обоснованность его доводов, а также возражений общества на основании представленных сторонами доказательств, предусмотренных гражданским процессуальным и арбитражным процессуальным законодательством, в том числе заключения проведенной по делу экспертизы.

В силу статьи 55 АПК РФ экспертом в арбитражном суде является лицо, обладающее специальными знаниями по вопросам, касающимся рассмотрения дела.

Из части 1 статьи 82 АПК РФ следует, что экспертиза назначается для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний.

Согласно части 2 статьи 82 АПК РФ круг и содержание вопросов, по которым проводится экспертиза, определяются судом. Определяя круг и содержание вопросов, по которым необходимо провести экспертизу, суд исходит из того, что вопросы права и правовых последствий оценки доказательств не могут быть поставлены перед экспертом.

Из приведённых норм процессуального права следует, что на разрешение экспертов ставятся вопросы, которые требуют специальных познаний и не могут быть разрешены судом на основании применения норм права.

В статье 7 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" (далее - Закон N 73-ФЗ) отражено, что при производстве судебной экспертизы эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела. Эксперт дает заключение, основываясь на результатах проведенных исследований в соответствии со своими специальными знаниями.

При этом статья 8 указанного Закона предусматривает, что эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме.

В силу статьи 41 Закона N 73-ФЗ положения статей 7, 8 распространяются на негосударственные судебно-экспертные учреждения и лиц, обладающими специальными знаниями и привлеченными для проведения экспертизы.

Подобные положения закреплены в статье 14 Федерального закона от 29.07.1998 N 135-ФЗ "б оценочной деятельности в Российской Федерации" (далее - Закон N 135-ФЗ), согласно которым оценщик имеет право применять самостоятельно методы проведения оценки объекта оценки в соответствии со стандартами оценки.

В соответствии со статьями 11, 12 Закона N 135-ФЗ отчёт о величине рыночной стоимости объекта оценки не должен допускать неоднозначного толкования или вводить в заблуждение. Итоговая величина рыночной стоимости объекта оценки, указанная в отчёте, признается достоверной и рекомендуемой для целей совершения сделки с объектом оценки.

Как указывалось выше, по делу проведена судебная экспертиза, по заключению которой рыночная стоимость чистых активов ООО "Югсон - Сервис" по состоянию на 31.12.2017 составляет 350 777 000 руб.

Определённая экспертом рыночная стоимость чистых активов общества несущественно отличается от размера стоимости 100% доли уставного капитала общества, установленная в отчёте об оценке от 30.09.2018 N 113/О/2018 ООО "АйБиСи Групп" (353 040 000 руб.).

Вместе с тем суд первой инстанции обоснованно признал данный отчёт истца ненадлежащим доказательством по делу, поскольку оценщик устанавливал величину чистых активов общества по состоянию на иную дату 31.03.2018, когда следовало на дату 31.12.2017.

В отчёте от 27.03.2019 N 3-ю-о/19 ООО "Тюменская недвижимость" об оценке чистых активов ООО "Югсон - Сервис", представленном ответчиком, стоимость чистых активов общества значительно ниже (269 467 000 руб.) в сравнении с определённой судебной экспертизой.

Второй отчёт ответчика касается исключительно определения рыночной стоимости нематериальных активов ООО "Югсон - Сервис".

Несмотря на то, что согласно статье 71 АПК РФ никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы, заключение эксперта занимает среди них особое место при оценке его в ряде других доказательств.

Это объясняется тем, что суд исследует факты, сведения о которых могут быть получены только в результате специального исследования - экспертизы, то есть эти факты могут быть подтверждены (или опровергнуты) лишь специальными познаниями в области науки, искусства, техники, строительства, информатизации и т.д.

Поэтому экспертиза является средством получения верного знания о факте (фактах).

Представленное в материалы дела экспертное заключение суд может оценить с точки зрения соблюдения процесса его получения (предупреждение эксперта об уголовной ответственности, подписка эксперта, выполнение экспертизы лицом, которому она была поручена), проверить квалификацию эксперта, полноту представленного заключения и основания, по которым эксперт пришёл к тем или иным выводам и т.д., что обуславливает его относимость и допустимость для принятия в качестве одного из доказательств по делу.

Оснований для признания заключения судебной экспертизы сомнительным или противоречивым судом апелляционной инстанции не установлено.

Доводы жалобы общества направлены по сути на критику выводов судебной экспертизы, которые апелляционный суд отклоняет исходя из следующего.

Как указывает в жалобе общество, разница стоимости чистых активов, указанных в отчёте "Тюменская недвижимость" (269467000,00) и заключении ООО "Регион - Оценка" (350777000,00), составила 81 310 000 руб., которая имеется в отношении следующих объектов оценки, используемых при расчёте рыночной стоимости чистых активов общества: земельный участок, запасы, патенты.

Следует отметить, что аналогичные возражения были предметом оценки суда первой инстанции, для переоценки которой у апелляционного суда нет оснований.

Так, при определении стоимости земельного участка с кадастровым номером 72:23:0217002:51 в составе основных средств общества обе организации применяли сравнительный подход.

Вместе с тем, как следует из перечня объектов аналогов (т.14 л.д.139), принятых судебным экспертом, данные объекты-аналоги преимущественно расположены в центре города, то есть в том же районе, что и оцениваемый участок (3 из 4).

В жалобе общество указывает о том, что аналог 1, применяемый ООО "Регион -Оценка" находится в Ленинском районе со ссылкой на страницу 180 заключения, т. 15 л.д. 24.

Однако объект-аналог N 1 (земельный участок) исходя из сведений объявления, размещённого в сети Интернет, находится в центре города, о чём прямо упоминается в объявлении.

Также податель жалобы указывает о нахождении объекта-аналога N 3 в Калининском районе, который был использован для сравнения судебным экспертом.

В таблице эксперта местонахождения объекта указано - объездная дорога, ул.Калужская 86, что безусловно не относится к Центральному округу, однако находится в экономически развитом районе города, районе "средней престижности", хорошей транспортной доступностью.

По четвёртому объекту-аналогу, указанному судебным экспертом, податель жалобы указывает о его нахождении в Ленинском районе со ссылкой на страницу 181 заключения, т. 15 л.д. 25.

Однако из объявления о продаже земельного участка не следует, что он не находится в центре, имеется указание о его нахождении в г. Тюмени, район улицы Республики. При этом объект имеет схожие показатели с другими по своим элементам сравнения.

Даже, если исключить объекты под N 3 и 4, то в любом случае два объекта сравнения находятся в центре города, как и исследуемый экспертом земельный участок.

При этом ООО "Тюменская недвижимость" приняты иные объекты-аналоги (т.16 л.д.94 - оборотная сторона листа дела), которые преимущественно находятся в других районах города - в Калининском и Ленинском районах.

В результате возникла разница в итоговой сумме стоимости земельного участка: у ООО "Региона - Оценка" - на сумму 19 332 972 рубля (т.14 л.д.70), у ООО "Тюменская недвижимость" - 13 657 000 руб. (т.16, оборотная сторона листа дела 118).

Податель жалобы указывает о том, что из 4 объектов-аналогов у ООО "Тюменская недвижимость" один объект находится в Центральном районе, а остальные три в Калининском и Ленинском районах.

Тем самым доводы общества, по сути, не опровергают вывод суда первой инстанции о том, что ООО "Тюменская недвижимость" приняты объекты-аналоги, которые преимущественно находятся в других районах города - в Калининском и Ленинском районах.

Поскольку для целей сравнения объекта оценки судебным экспертом приняты во внимание в основном объекты-аналоги, расположенные там же, где и сам объект оценки, то соответствующей рыночным критериям суд первой инстанции взял именно стоимость участка, определённую судебным экспертом.

Далее, у организаций и стоимость запасов общества: у ООО "Регион - Оценка" она составляет 156 341 313 руб. (т. 14 л.д.37), у ООО "Тюменская недвижимость" - 126 292 000 руб. (т.15, оборотная сторона листа дела 147).

При этом обе организации в качестве исходной величины стоимости запасов принимают одинаково сумму в 131 495 000 руб. по данным бухгалтерской отчётности общества.

В то же время судебный эксперт производит при оценке запасов рыночную корректировку их стоимости (т. 14 л.д. 36-37), в результате чего текущая стоимость запасов равна 156 341 313 руб. 09 коп.

ООО "Тюменская недвижимость" также скорректировало запасы общества, однако путём дисконтирования, получив рыночную стоимость запасов, таким образом, в сумме 126 292 000 руб.

При этом в отчёте оценщик не привёл достаточного обоснования применения дисконта (листы отчёта 79-80).

В связи с этим суд первой инстанции обоснованно посчитал, что для целей определения чистых активов общества следует руководствоваться стоимостью запасов в размере 156 341 313 руб. 09 коп., определённой именно судебным экспертом.

Как следует из материалов дела, наибольшую разницу в оценке, составляет стоимость нематериальных активов - патентов.

Действительно, стоимость нематериальных активов общества по оценке судебного эксперта составила 63 626 000 руб. (т.14, л.д. 39), в то время как у оценщика ООО "Тюменская недвижимость" эта стоимость составила 9 778 000 руб. (т.15, л.д.145 оборотная сторона, т. 16, л.д.128).

Из заключения экспертизы усматривается (т. 14 л.д. 25-29), что экспертом принято балансовое значение указанных активов на 31.12.2017, равное 33 331 руб. С учётом данных бюджета доходов и расходов за 2017 год, доходов от реализации товара за 2017 год в сумме 163 624 000 руб. сделан вывод о том, что балансовое значение активов не отражает их реальную экономическую стоимость.

В связи с этим экспертом выполнена корректировка балансовой стоимости нематериальных активов с учётом их рыночной стоимости на дату оценки, что составило стоимость в размере 63 626 000 руб.

В заключении, в таблице (т. 14 л.д. 23-25), экспертом приведены патенты (15), по которым непосредственным патентообладателем является само общество (позиции с 2 по 14).

Патентообладателем по позиции 1 указано ЗАО "ЮКСОН", патентообладателями по позиции 15 являются физические лица, в том числе Светашов Н.Н.

Общество в жалобе указывает на то, что суд первой инстанции и эксперт не приняли во внимание то, что многие патенты не действуют, соответственно, они отсутствовали на дату 31.12.2017 и обществом не использовалась.

Однако подателем жалобы также не учтено того, что по каждому патенту экспертом указан статус действия патента с расшифровкой изменения данного статуса периода уплаты пошлины, а также правообладателя.

Более того, более подробное описание и расчёт стоимости нематериальных активов экспертом приведён в приложении N 1 к заключению (т. 14 л.д. 43-58).

Ссылка подателя жалобы на то, что патенты не действуют, не является основанием считать недостоверным вывод судебного эксперта об определении стоимости нематериальных активов, поскольку эксперт устанавливал такую стоимость исходя из данных бухгалтерского учёта самого общества с учётом применения доходного подхода, рыночной стоимости активов.

В этой связи то, что суд первой инстанции указал в тексте решения на количество патентов - 14, которыми обладало общество, на что ссылается податель жалобы, не влияет на обоснованность выводов эксперта об определении окончательной стоимости нематериальных активов общества.

Податель жалобы считает, что суду первой инстанции следовало применить статью 1399 ГК РФ о досрочном прекращении действия патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

Между тем в настоящем случае применение названной нормы отсутствует у суда, так как вопросы, связанные с установлением фактического прекращения того или иного патента у общества, не входят в предмет доказывания по возникшему спору.

В таблице N 1.1. отчёта ООО "Тюменская недвижимость" также указан состав нематериальных активов на дату 31.12.2017 (14 патентов) (т. 16 л.д. 120 на обороте), стоимостью 33 331 руб., среди которых выделены жирным шрифтом позиции 2, 6, 14 ("Пакер" (изобретение 2304696), "Механический пакер" (изобретение N 2209927), "Пакер с кабельным вводом" (2015116781), соответственно).

ООО "Тюменская недвижимость" указало в отчёте о том, что согласно данным общества в текущей деятельности участвуют только патенты "Пакер" (изобретение 2304696), "Механический пакер" (изобретение N 2209927).

Как следствие, стоимость нематериальных активов общества оценщиком определена на основе только вышеуказанных двух патентов, тогда как судебный эксперт при оценке стоимости нематериальных активов обоснованно принял к учёту все имеющиеся по состоянию на 31.12.2017 патенты общества.

Суд апелляционной инстанции считает обоснованным вывод суда первой инстанции о том, принявшего за основу определённую именно судебным экспертом стоимость чистых активов общества по состоянию на 31.12.2017 в размере 350 777 000 руб., в состав которой входит стоимость нематериальных активов общества (патентов, имеющихся у общества по состоянию на 31.12.2017).

Податель жалобы (общество) указывает на то, что суд первой инстанции не оценил представленные им документы касательно обстоятельств о получении обществом выручки от реализации оборудования, которая вошла в состав выручки общества за 2017 год.

Однако обществом не учтено того, что в рассматриваемом случае стоимость чистых активов была установлена лицом, имеющим специальные познания - судебным экспертом, которым самостоятельно определяются методы, по которым надлежит проводить оценку исследуемого объекта.

Общество также указывает на то, что эксперты не осматривали оцениваемое имущество общества на территории общества, в заключении от 18.03.2019 N 356/19 не указан источник получения фотографий.

В отношении данных доводов жалобы общества суд апелляционной инстанции отмечает следующее.

Судебная экспертиза проводилась на основе документов общества, предоставленных в распоряжение экспертов, в целях определения чистых активов общества на дату 31.12.2017.

Действительно, в приложении к заключению на рис. 2.1. "Фотоснимки оцениваемого имущественного комплекса" имеются фотокопии ряда объектов (т. 14 л.д. 79-80), относящиеся к таблице 2.4. "Идентификационные характеристики объектов оценки: объекты недвижимого имущества", к которой на л.д. 78 т. 15 указано, что ниже приведены фотоснимки рассматриваемого имущественного комплекса.

Между тем в пункте 2.2. "Описание объектов оценки и установление их количественных и качественных характеристик" (т. 14 л.д. 72) отмечено, что с целью идентификации объектов оценки, установления их количественных и качественных характеристик, оценщиком были выполнены, в частности, мероприятия: ознакомление с результатами визуального осмотра объектов оценки, проведённого в марте 2018 года с участием представителя заказчика.

Исходя из вышеизложенного, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований считать недостоверными выводы судебной экспертизы, а доводы жалобы ответчика в части несогласия с этими выводами обоснованными.

Разрешая вопрос об определении итоговой суммы стоимости действительной доли истца в уставном капитале общества, подлежащему взысканию с последнего в пользу истца, суд первой инстанции верно указал на то, что размер действительной стоимости доли должен определяться с учётом фактически исполненных обществом обязательств по перечислению истцу денежных средств, включая сумму выплаченных процентов и налога на доходы физических лиц (НДФЛ), и предоставлению имущества в счёт выплаты действительной стоимости доли.

Суд первой инстанции установил, что общая сумма платежей общества в пользу истца составляет 24 838 197 руб. со ссылкой на следующие платёжные поручения, по которым обществом перечислены истцу денежные средства с назначением платежей: "частичная оплата действительной стоимости доли в уставном капитале", "оплата процентов за пользование средствами", "налог на доходы физических лиц с дохода в виде действительной стоимости доли в уставном капитале общества", "НДФЛ с суммы начисленных процентов за пользование денежными средствами":

N 960 и N 961 от 26.10.2018, N 3632 и N 3633, N 3634, N 3635 от 29.11.2018,

N 3774, N 3775, N 3776, N 3777 от 28.12.2018, N 3828, N 3829, N 3830, N 3831 от 21.01.2019, N 41013, N 4014, N 4015, N 4016 от 28.02.2019, N 4161, N 4165, N 4162, N 4166 от 29.03.2019, N 4302, N 4303, N 356, N 357 от 29.04.2019.

Из материалов дела следует, что Светашов Н.Н. обратился в арбитражный суд с исковым заявлением нарочно 12.11.2018.

Общество до обращения истца в арбитражный суд и после принятия его искового заявления к производству суда продолжало периодически производить истцу соответствующие выплаты, определяя самостоятельно назначение своих платежей (статья 845 ГК РФ), руководствуясь графиком рассрочки оплаты суммы действительной стоимости части доли, являющемся приложением N 1 к соглашению, предложенному обществом для подписания истцом (т. 1л.д. 42-43).

Истцом такое соглашение с приложением не было подписано, следовательно, между сторонами отсутствует и заключённое между ними соглашение о порядке выплаты стоимости действительной стоимости доли, и предусматривающее условие о начислении процентов на оставшуюся сумму задолженности (пункт 4 соглашения).

В таком случае при разрешении спора в судебном порядке у суда нет оснований не учитывать в объёме общей суммы выплаченных обществом денежных средств отдельно оплаченных процентов и НДФЛ.

По процентам.

По общему правилу статьи 319 ГК РФ сумма произведённого платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства полностью, при отсутствии иного соглашения погашает прежде всего издержки кредитора по получению исполнения, затем - проценты, а в оставшейся части - основную сумму долга.

В пункте 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.11.2016 N 54 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении" также разъяснено, что по смыслу статьи 319 ГК РФ под упомянутыми в ней процентами понимаются проценты, являющиеся платой за пользование денежными средствами (например, статьи 317.1, 809, 823 ГК РФ); проценты, являющиеся мерой гражданско-правовой ответственности, например, проценты, предусмотренные статьей 395 ГК РФ, к указанным в статье 319 ГК РФ процентам не относятся и погашаются после суммы основного долга.

В пункте 49 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" (далее - постановление N 7) указано, что исходя из положений статьи 319 ГК РФ об очерёдности погашения требований по денежному обязательству, при недостаточности суммы произведенного платежа, судам следует учитывать, что под процентами, погашаемыми ранее основной суммы долга, понимаются проценты за пользование денежными средствами, подлежащие уплате по денежному обязательству, в частности проценты за пользование суммой займа, кредита, аванса, предоплаты и т.д. (статьи 317.1, 809, 823 ГК РФ).

Таким образом, штрафные санкции за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства, предусмотренные статьями 330, 395 ГК РФ, погашаются после суммы основного долга.

В отсутствие заключённого сторонами соглашения и в связи с предъявлением истцом в рамках настоящего дела самостоятельного требования по процентам в порядке статьи 395 ГК РФ перечисленные ответчиком истцу денежные средства как проценты включаются в состав общей суммы стоимости действительной доли.

По НДФЛ.

Истец полагает со ссылкой на пункт 17.2. статьи 217 НК РФ неправомерным удержание и перечисление обществом денежных средств в общей сумме 3 198 232 руб. 03 коп. по платёжным поручениям от 26.10.2018 N 961, от 29.11.2018 N 3634, N 3635, от 28.12.2018 N 3776, N 3777, от 21.01.2019 N 3830, N 3831, от 28.02.2019 N 4015, N 4016, от 29.03.2019 N 4162, N 4166, от 29.04.2019 N 356, N 357 с назначением платежа "налог на доходы физических лиц с дохода в виде действительной стоимости доли в уставном капитале общества", "налог на доходы физических лиц с суммы начисленных процентов за пользование средствами".

Данные доводы истца ошибочны в силу следующего.

Пункт 17.2. статьи 217 НК РФ неприменим в рассматриваемой ситуации.

Согласно названному пункту не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения) следующие виды доходов физических лиц:

доходы, получаемые от реализации (погашения) долей участия в уставном капитале российских организаций, а также акций, указанных в пункте 2 статьи 284.2 настоящего Кодекса, при условии, что на дату реализации (погашения) таких акций (долей участия) они непрерывно принадлежали налогоплательщику на праве собственности или ином вещном праве более пяти лет.

Пункт 17.2 введён в статью 217 НК РФ Федеральным законом от 28.12.2010 N 395-ФЗ "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон N 395-ФЗ).

При этом пунктом 7 статьи 5 Закона N 395-ФЗ определено, что положения пункта 17.2 статьи 217 НК РФ применяются в отношении долей в уставном капитале, приобретённых налогоплательщиками начиная с 1 января 2011 года и при условии, что на дату реализации таких долей они непрерывно принадлежали налогоплательщику на праве собственности или ином вещном праве более пяти лет.

То есть выплата физическому лицу действительной стоимости доли уставного капитала при выходе из общества не облагается НДФЛ при соблюдении условий, предусмотренных пунктом 17.2 статьи 217 НК РФ, а именно: если доля приобретена физическим лицом в период с 01.01.2011 и если такая доля непрерывно принадлежала физическому лицу на праве собственности или ином вещном праве более пяти лет.

Если такие условия не соблюдаются, с указанной выплаты общество исчисляет и удерживает НДФЛ.

Федеральным законом от 27.11.2018 N 424-ФЗ "О внесении изменений в части первую и вторую НК РФ и отдельные законодательные акты Российской Федерации о налогах и сбора" (далее - Закон N 424-ФЗ) установлено, что часть 7 статьи 5 Закона N 395-ФЗ признается утратившей силу; частью 11 статьи 9 Закона N 424-ФЗ установлено, что в отношении ценных бумаг (долей в уставном капитале), приобретённых налогоплательщиками до 1 января 2011 года и реализованных до дня вступления в силу Закона N 424-ФЗ (до 27.11.2018), применяются положения части 7 статьи 5 Закона N 395-ФЗ (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу Закона N 424-ФЗ).

Как следует из определения Конституционного Суда РФ от 29.01.2019 N 260-О, в статье 217 НК РФ определены доходы, не подлежащие обложению налогом на доходы физических лиц. С принятием Закона N 395-ФЗ перечень не облагаемых указанным налогом доходов был расширен - данная статья дополнена пунктом 17.2, в соответствии с которым освобождены от налогообложения доходы, полученные налогоплательщиком от реализации долей участия в уставном капитале российских организаций, при условии, что на дату их реализации они непрерывно принадлежали налогоплательщику более пяти лет на праве собственности или ином вещном праве. При этом данным Законом предусмотрено нормативное ограничение применения указанной налоговой льготы, действующее равным образом для всех налогоплательщиков, а именно закреплено условие, согласно которому реализуемые налогоплательщиком доли в уставном капитале должны быть приобретены им не ранее 1 января 2011 года (часть 7 статьи 5).

Как указывал Конституционный Суд Российской Федерации, само по себе данное регулирование, осуществлённое законодателем в рамках предоставленной ему дискреции в сфере установления правил льготного налогообложения, не может рассматриваться как нарушающее конституционные права налогоплательщиков (определения от 20.02.2014 N 265-О и от 29.05.2014 N 1070-О).

Учитывая изложенные нормы права, принимая во внимание, что разъяснения Конституционным Судом Российской Федерации даны после вступления в силу Закона N 424-ФЗ, апелляционный суд не усматривает оснований для применения в настоящем случае положений пункта 17.2 статьи 217 НК РФ.

Как указывает общество в отзыве на жалобу истца, доля в уставном капитале общества приобретена Светашовым Н.Н. в момент учреждения общества, в 1998 году.

Согласно сведениям ЕГРЮЛ на дату 20.11.2018 (т. 1 л.д. 67-68) приобретение обществом у истца доли в 19,5% уставного капитала и внесение соответствующих изменений в ЕГРЮЛ о размере доли Светашова Н.Н. в 30,5% отражено с датой 08.08.2018.

То есть отсутствуют условия для применения пункта 17.2. статьи 217 НК РФ.

При этом подпунктом 2 пункта 2 статьи 220 НК РФ установлено, что при продаже доли (её части) в уставном капитале общества, при выходе из состава участников общества, налогоплательщик вправе уменьшить сумму своих облагаемых налогом доходов на сумму фактически произведённых им и документально подтверждённых расходов, связанных с приобретением этого имущества (имущественных прав).

Статья 226 НК РФ предусматривает особенности исчисления налога налоговыми агентами. Порядок и сроки уплаты налога налоговыми агентами.

Как следует из разъяснений пункта 48 "Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2018)", утверждённого Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26.12.2018, из совокупности положений статьи 226 НК РФ следует, что организация - заказчик по договору возмездного оказания услуг, заключённому с физическим лицом, являясь налоговым агентом, обязана исчислить, удержать и уплатить в бюджет сумму НДФЛ в отношении вознаграждения (дохода), уплаченного привлеченному представителю по данному договору. Таким образом, выплата представителю вознаграждения (дохода) невозможна без осуществления обязательных отчислений в бюджет. При этом произведённые заявителем как налоговым агентом представителя обязательные отчисления в бюджет не изменяют правовую природу суммы НДФЛ как части стоимости услуг представителя.

Применительно к рассматриваемому случаю общество в силу закона обязано исчислить, удержать и уплатить в бюджет сумму НДФЛ с дохода в случае выхода участника из общества. При этом произведённые обществом как налоговым агентом отчисления в бюджет в виде НДФЛ являются частью стоимости действительной доли участника, подлежащей ему выплате в связи с выходом из общества (продаже части своей доли обществу).

Тем самым сумма выплаченного обществом НДФЛ входит наряду с процентами также в состав общей суммы стоимости действительной доли истца в уставном капитале общества.

Учитывая размер доли истца в уставном капитале общества (19,5%), который был приобретён самим обществом у истца, суд первой инстанции пришёл к выводу, что действительная стоимость доли в уставном капитале общества, подлежащая выплате истцу, с учётом оплаты составляет 43 563 318 руб. ((350 777 000 руб. * 19,5%) = 68 401 515 руб. - 24 838 197 руб.).

Суд апелляционной инстанции считает, что размер действительной доли подлежит уменьшению до суммы в 43 527 978 руб. 03 коп. с учётом принятия доводов общества об оплате суммы в размере 35 339 руб. 97 коп.

Определяя размер общей суммы, которая была выплачена ответчиком истцу, суд первой инстанции указал, в том числе платёжное поручение от 29.03.2019 N 4162 на сумму 228 082 руб. 03 коп. с назначением платежа - НДФЛ с суммы оплаты действительной стоимости части доли в уставном капитале (т. 18 л.д. 95).

В этом же платёжном поручении указано о "сумме ост. пл." в размере 35 339 руб. 97 коп.

К отзыву на жалобу истца ответчиком приложена копия платёжного поручения также от даты 29.03.2019 с таким же номером 4162 на сумму 35 339 руб. 97 коп.

Данный документ принят апелляционным судом в порядке части 2 статьи 268 АПК РФ, предусматривающего, что документы, представленные для обоснования возражений относительно апелляционной жалобы в соответствии со статьей 262 настоящего Кодекса, принимаются и рассматриваются арбитражным судом апелляционной инстанции по существу.

Платёж ответчика имело место до принятия судом первой инстанции обжалуемого решения.

При этом следует отметить, что указанное выше платёжное поручение ответчиком было представлено апелляционному суду ранее в составе документов при разрешении судом заявления истца о принятии обеспечительных мер.

Таким образом, общая сумма выплаченных ответчиком истцу денежных средств составила 24 873 536 руб. 97 коп. (24 838 197 руб. + 35 339 руб. 97 коп.).

Как следствие, к выплате истцу причитается сумма стоимости действительной доли в уставном капитале общества в размере 43 527 978 руб. 03 коп. (68 401 515 руб. - 24 873 536 руб. 97 коп.).

Истцом также предъявлено требование о взыскании 1 153 697 руб. 01 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 30.10.2018 по 14.05.2019, а также процентов за пользование чужими денежными средствами, начиная с 15.05.2019 по день фактической выплаты долга.

В соответствии с пунктом 1 статьи 395 ГК РФ в случаях неправомерного удержания денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму долга. Размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Проценты за пользование чужими средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не установлен для начисления процентов более короткий срок (пункт 3 статьи 395 ГК РФ).

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 37 постановления N 7, проценты, предусмотренные пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, подлежат уплате независимо от основания возникновения обязательства (договора, других сделок, причинения вреда, неосновательного обогащения или иных оснований, указанных в ГК РФ).

Пунктом 48 постановления N 7 разъяснено, что сумма процентов, подлежащих взысканию по правилам статьи 395 ГК РФ, определяется на день вынесения решения судом исходя из периодов, имевших место до указанного дня. Проценты за пользование чужими денежными средствами по требованию истца взимаются по день уплаты этих средств кредитору. Одновременно с установлением суммы процентов, подлежащих взысканию, суд при наличии требования истца в резолютивной части решения указывает на взыскание процентов до момента фактического исполнения обязательства (пункт 3 статьи 395 ГК РФ). При этом день фактического исполнения обязательства, в частности уплаты задолженности кредитору, включается в период расчёта процентов.

Пунктом 18 постановления N 90/14 разъяснено, что при рассмотрении споров между обществом и его участниками, связанных с несвоевременным выполнением денежных обязательств (по выплате участникам действительной стоимости доли участника (статьи 23, 26 Закона); суд вправе удовлетворить наряду с требованием о взыскании суммы долга и требование о взыскании процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами в порядке, предусмотренном статьёй 395 ГК РФ.

Размер процентов, начисленных на сумму действительной стоимости доли с учётом произведённых ответчиком платежей, по расчёту суда первой инстанции равен 2 099 430 руб. 47 коп.

Отсутствие при расчёте судом первой инстанции указанного размера процентов платежа ответчика в размере 35 339 руб. 97 коп., принятого судом апелляционной инстанции, не повлияло на итоговый размер процентов, взысканный судом первой инстанции - 1 153 697 руб. 01 коп., поскольку данный размер процентов определён самим истцом, а арбитражный суд не вправе самостоятельно изменять предмет и основания иска (статья 49 АПК РФ).

Поэтому к взысканию с ответчика в пользу также подлежат проценты в порядке статьи 395 ГК РФ в размере, указанном судом первой инстанции.

С учётом изложенного требование истца о начислении процентов за пользование чужими денежными средствами до момента выплаты действительной стоимости доли является правомерным, начисление процентов следует производить с даты 15.05.2019 на сумму 43 527 978 руб. 03 коп.

Исходя из вышеизложенного решение суда первой инстанции подлежит изменению на основании пункта 2 статьи 269 АПК РФ с изложением его резолютивной части в резолютивной части настоящего постановления.

В соответствии с частями 1, 5 статьи 110 АПК РФ судебные расходы, понесённые лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны. В случае если иск удовлетворён частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

Судебные расходы, понесённые лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением апелляционной жалобы, распределяются по правилам, установленным настоящей статьёй.

Ввиду частичного удовлетворения исковых требований в размере 44 681 675 руб. 04 коп. (43527978,03 + 1153697,01) с ответчика следует взыскать в пользу истца 41 080 руб. судебных расходов на проведение экспертизы, 182 400 руб. судебных расходов по уплате государственной пошлины по иску.

Апелляционная жалоба истца удовлетворению не подлежит по вышеизложенным мотивам.

Поэтому расходы по уплате государственной пошлины при подаче данной жалобы относятся на истца.

Апелляционная жалоба ответчика подлежит частичному удовлетворению.

Но с учётом доли удовлетворения жалобы в составе суммы стоимости действительной доли, которая в итоге была определена судом к взысканию (43 527 978 руб. 03 коп. вместо взысканной судом первой инстанции 43 563 318 руб.) (менее 1%, что равно 2 руб.), суд апелляционной инстанции понесённые ответчиком расходы на уплату государственной пошлины при подаче своей жалобы относит также на ответчика.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 270, статьёй 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Тюменской области от 23.05.2019 по делу N А70-18226/2018 изменить, изложить резолютивную часть следующим образом.

Исковые требования удовлетворить частично.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Югсон-Сервис" (ОГРН 1027200869684, ИНН 7203095385) в пользу Светашова Николая Николаевича 43 527 978 руб. 03 коп. действительной стоимости доли, 1 153 697 руб. 01 коп. процентов, 41 080 руб. судебных расходов на проведение экспертизы, 182 400 руб. судебных расходов по уплате государственной пошлины по иску.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Югсон-Сервис" (ОГРН 1027200869684, ИНН 7203095385) в пользу Светашова Николая Николаевича проценты на сумму 43 527 978 руб. 03 коп. действительной стоимости доли начиная с 15 мая 2019 года до даты ее фактической выплаты, по ключевой ставке Банка России, действующей в соответствующие периоды.

В остальной части исковых требований отказать.

Возвратить с депозитного счета Восьмого арбитражного апелляционного суда обществу с ограниченной ответственностью "Югсон-Сервис" 50 000 руб. перечисленных по платежному поручению от 26.06.2019 N 4587 для производства судебной экспертизы.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

 

Председательствующий

Д.Г. Рожков

 

Судьи

Д.С. Дерхо
Л.И. Еникеева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А70-18226/2018


Истец: Светашов Николай Николаевич

Ответчик: ООО "ЮГСОН-СЕРВИС"

Третье лицо: Вьюнова Галина Юрьевна, Киреев Анатолий Михайлович, ООО "Регион-Оценка"


Хронология рассмотрения дела:


23.07.2021 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда России N 304-ЭС20-5823


02.06.2021 Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда N 08АП-3271/2021


12.04.2021 Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда N 08АП-1090/2021


08.04.2021 Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда N 08АП-1092/2021


30.03.2021 Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа N Ф04-5812/19


18.11.2020 Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда N 08АП-9807/20


03.08.2020 Решение Арбитражного суда Тюменской области N А70-18226/18


12.05.2020 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда России N 304-ЭС20-5823


22.01.2020 Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа N Ф04-5812/19


16.01.2020 Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда N 08АП-16333/19


16.01.2020 Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда N 08АП-14329/19


06.11.2019 Определение Арбитражного суда Тюменской области N А70-18226/18


05.11.2019 Определение Арбитражного суда Тюменской области N А70-18226/18


24.10.2019 Определение Арбитражного суда Западно-Сибирского округа N Ф04-5812/19


16.09.2019 Определение Арбитражного суда Тюменской области N А70-18226/18


21.08.2019 Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда N 08АП-7558/19


24.06.2019 Определение Восьмого арбитражного апелляционного суда N 08АП-7558/19


23.05.2019 Решение Арбитражного суда Тюменской области N А70-18226/18


09.01.2019 Определение Арбитражного суда Тюменской области N А70-18226/18


22.11.2018 Определение Арбитражного суда Тюменской области N А70-18226/18