Определение Конституционного Суда РФ от 4 июня 2013 г. N 874-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "БИС" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 3 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи М.И. Клеандрова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы ООО "БИС", установил:

1. В соответствии с пунктом 3 части 3 статьи 311 АПК Российской Федерации одним из оснований пересмотра судебных актов по новым обстоятельствам является признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного арбитражным судом в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации.

Оспаривающее конституционность пункта 3 части 3 статьи 311 АПК Российской Федерации ООО "БИС" приобрело у ООО "Аэлита" по договору купли-продажи объект недвижимости - автозаправочную станцию. Решением Арбитражного суда Челябинской области от 4 апреля 2008 года, оставленным без изменения постановлениями Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 апреля 2008 года и Федерального арбитражного суда Уральского округа от 26 июня 2008 года, указанная автозаправочная станция была признана самовольной постройкой, а соответствующий договор купли-продажи - недействительным. Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 декабря 2010 года, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28 марта 2011 года, удовлетворен иск администрации города Челябинска к ООО "БИС" об освобождении земельного участка путем сноса самовольного строения - автозаправочной станции.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату решения Арбитражного суда Челябинской области следует читать как "от 4 февраля 2006 г."

При этом суды отклонили довод ООО "БИС" о неправильном применении судами норм права, в том числе пункта 2 статьи 222 "Самовольная постройка" ГК Российской Федерации, по смыслу которого, как полагал ответчик, лицом, обязанным осуществить снос самовольно возведенного строения, может быть только лицо, осуществившее его постройку: согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 года N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", в случае нахождения самовольной постройки во владении лица, не осуществлявшего самовольного строительства, ответчиком по иску о сносе самовольной постройки является лицо, которое стало бы собственником, если бы постройка не являлась самовольной. Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 июня 2011 года отказано в передаче дела с участием заявителя в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

В жалобе, направленной в Конституционный Суд Российской Федерации, ООО "БИС" утверждало, что пункт 2 статьи 222 ГК Российской Федерации, закрепляющий ответственность за возведение самовольной постройки, не содержит указания на необходимость установления вины лица, осуществившего самовольную постройку, притом что устоявшееся в правоприменительной практике толкование этой нормы исключает такую необходимость, тем самым допуская возложение на него бремени сноса постройки фактически независимо от наличия его вины в возведении самовольной постройки.

Конституционный Суд Российской Федерации своим Определением от 17 января 2012 года N 147-О-О отказал в принятии данной жалобы к рассмотрению, однако в мотивировочной части своего решения, опираясь на сформулированные в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июля 2007 года N 595-О-П правовые позиции, согласно которым содержащаяся в пункте 2 статьи 222 ГК Российской Федерации норма, являясь санкцией за совершенное правонарушение, не исключает установление вины лица, осуществившего самовольную постройку, и допускает возложение на него бремени сноса постройки при наличии такой вины, указал, что оспариваемая норма не предполагает возложения на невиновное лицо обязанности по сносу за свой счет самовольной, не им созданной постройки.

Полагая, что в Определении от 17 января 2012 года N 147-О-О Конституционный Суд Российской Федерации выявил конституционно-правовой смысл пункта 2 статьи 222 ГК Российской Федерации, который отличается от толкования, содержащегося в вынесенных по гражданскому делу с его участием судебных актов арбитражных судов, ООО "БИС" обратилось в Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд с заявлением о пересмотре вынесенного им ранее постановления по новым обстоятельствам на основании пункта 3 части 3 статьи 311 АПК Российской Федерации. Определением этого арбитражного суда от 27 марта 2012 года, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 22 мая 2012 года, данное заявление было возвращено с указанием, в частности, на то, что Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 января 2012 года N 147-О-О не содержит выводов о неконституционности примененных в его деле правовых норм. Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 августа 2012 года было отказано в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и подтверждено, что названное Определение Конституционного Суда Российской Федерации не может являться основанием для пересмотра судебных актов арбитражных судов по новым обстоятельствам.

По мнению заявителя, пункт 3 части 3 статьи 311 АПК Российской Федерации не соответствует статьям 19 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, он лишает возможности пересмотра судебных актов арбитражных судов по новым обстоятельствам в случаях, когда Конституционный Суд Российской Федерации, рассмотрев жалобу на нарушение конституционных прав и свобод заявителя нормами права, примененными арбитражным судом в конкретном деле, в своем определении подтверждает обоснованность доводов жалобы, но указывает на изложенную им ранее правовую позицию относительно толкования оспариваемых норм.

2. Согласно Федеральному конституционному закону "О Конституционном Суде Российской Федерации" акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению, а решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях (часть третья статьи 79); если Конституционный Суд Российской Федерации признает закон, примененный в конкретном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации, данное дело во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке (часть вторая статьи 100); в решении Конституционного Суда Российской Федерации, излагаемом в виде отдельного документа, в зависимости от характера рассматриваемого вопроса указываются порядок вступления решения в силу, а также порядок, сроки и особенности его исполнения и опубликования (пункт 12 части первой статьи 75).

2.1. Вопрос об основаниях и механизме пересмотра по результатам конституционного судопроизводства решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов по делам заявителей, в которых оспариваемая в Конституционном Суде Российской Федерации норма была применена в истолковании, расходящемся с ее конституционно-правовым смыслом и повлекшем нарушение конституционных прав и свобод заявителей, был предметом исследования Конституционного Суда Российской Федерации. В ряде решений (определения от 27 мая 2004 года N 211-О, от 12 мая 2006 года N 135-О, от 1 ноября 2007 года N 827-О-П, от 11 ноября 2008 года N 556-О-Р и др.) Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующим выводам.

Юридической силой решения Конституционного Суда Российской Федерации, в котором выявляется конституционно-правовой смысл нормы, обусловливается невозможность применения (а значит - прекращение действия) данной нормы в неконституционном истолковании, т.е. утрата ею силы на будущее время в любом ином - расходящемся с выявленным конституционно-правовым - смысле, допускавшемся в прежнем ее понимании. Это означает, что, по общему правилу, с момента вступления решения Конституционного Суда Российской Федерации в силу такая норма не должна толковаться каким-либо иным образом и применяться в каком-либо ином смысле.

Решение Конституционного Суда Российской Федерации, которым в результате выявления конституционно-правового смысла нормы устраняется ее действие в неконституционном истолковании, имеет юридические последствия, предусмотренные частью второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", обладает обратной силой в отношении дел заявителей, обратившихся в Конституционный Суд Российской Федерации по данному делу, т.е. влечет для них те же последствия, что и решение, которым норма признается не соответствующей Конституции Российской Федерации. Дела этих заявителей во всяком случае подлежат пересмотру компетентными органами безотносительно к истечению пресекательных сроков обращения в эти органы и независимо от того, предусмотрены ли соответствующие основания для пересмотра дела в иных, помимо Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", актах.

2.2. В Постановлении от 26 февраля 2010 года N 4-П Конституционный Суд Российской Федерации также указал, что отсутствие непосредственно в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации такого основания для пересмотра дела, как выявление Конституционным Судом Российской Федерации конституционно-правового смысла нормы, который ранее в процессе правоприменения ей не придавался, не может служить поводом для отказа в пересмотре судебных постановлений по делам заявителей, при разрешении которых были допущены нарушения конституционных прав и свобод, выявленные Конституционным Судом Российской Федерации, в силу его компетенции, вытекающей из статей 46 и 125 Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Иное приводило бы к невозможности исполнения решения Конституционного Суда Российской Федерации и потому лишало бы смысла обращение заявителей в Конституционный Суд Российской Федерации, делая иллюзорным предоставленный гражданам и их объединениям способ защиты своих прав с помощью конституционного правосудия.

В силу единой правовой природы гражданского судопроизводства, осуществляемого судами общей юрисдикции и арбитражными судами (статья 118, часть 2, Конституции Российской Федерации), в том числе в производстве по пересмотру вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, приведенный вывод Конституционного Суда Российской Федерации распространяется и на положения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающие основания для пересмотра судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам (статья 311).

Таким образом, пункт 3 части 3 статьи 311 АПК Российской Федерации не препятствует арбитражным судам по заявлениям лиц, принимавших участие в конституционном судопроизводстве, пересматривать по новым обстоятельствам судебные акты, вступившие в законную силу, основываясь на решениях Конституционного Суда Российской Федерации, в которых выявлен конституционно-правовой смысл тех или иных нормативных положений.

3. В вынесенном по жалобе ООО "БИС" Определении от 17 января 2012 года N 147-О-О Конституционный Суд Российской Федерации, придя на основании сформулированных в нем правовых позиций к выводу о том, что пункт 2 статьи 222 ГК Российской Федерации не предполагает возложения на невиновное лицо обязанности по сносу за свой счет самовольной, не им созданной постройки, вместе с тем указал на неподведомственность ему вопросов, связанных с проверкой законности и обоснованности принятых по делам заявителя судебных решений.

Такая проверка, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, связана с установлением и исследованием фактических обстоятельств, в том числе установлением наличия (или отсутствия) вины ООО "БИС" как покупателя незаконно возведенного не им капитального строения, в частности того, проявил ли заявитель при покупке строения необходимую для получения соответствующих сведений о законности постройки степень заботливости и осмотрительности, с определением правильности выбора подлежащих применению норм, а потому относится к компетенции судов общей юрисдикции или арбитражных судов, равно как и разрешение вопросов о возмещении убытков, причиненных приобретателю самовольной постройки лицом, непосредственно осуществившим данную самовольную постройку, либо государственным органом, зарегистрировавшим в качестве капитального объекта временное строение и переход права собственности на него от застройщика к заявителю.

Как следует из представленных в Конституционный Суд Российской Федерации материалов, Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд, возвращая своим определением заявление ООО "БИС" о пересмотре вынесенного им ранее постановления по новым обстоятельствам в связи с решением Конституционного Суда Российской Федерации, указал на то, что заявителем не представлены какие-либо документы либо доводы в подтверждение факта толкования арбитражным судом пункта 2 статьи 222 ГК Российской Федерации в смысле, расходящемся с действительным, конституционно-правовым смыслом данной нормы, выявленным в порядке конституционного судопроизводства.

При таких обстоятельствах нельзя утверждать, что пунктом 3 части 3 статьи 311 АПК Российской Федерации были нарушены конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе, в указанном им аспекте. Проверка же законности и обоснованности судебных актов арбитражных судов, отказавших в пересмотре вынесенных по делу с участием ООО "БИС" судебных актов по новым обстоятельствам, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "БИС", поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Конституционного Суда РФ от 4 июня 2013 г. N 874-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "БИС" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 3 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации"



Определение размещено на сайте Конституционного Суда РФ (http://www.ksrf.ru)