Постановление Европейского Суда по правам человека от 19 апреля 2016 г. Дело "Сергей Денисов и другие (Sergey Denisov and Others) против Российской Федерации" (Жалобы NN 1985/05, 18579/07, 21748/07, 21954/07 и 20922/08) (Третья секция)

Европейский Суд по правам человека
(Третья секция)

 

Дело "Сергей Денисов и другие (Sergey Denisov and Others)
против Российской Федерации"
(Жалобы NN 1985/05, 18579/07, 21748/07, 21954/07 и 20922/08)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 19 апреля 2016 г.

ГАРАНТ:

См. план действий по принятию мер индивидуального характера во исполнение настоящего постановления

По делу "Сергей Денисов и другие против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Третья Секция), рассматривая дело Палатой в составе:

Луиса Лопеса Герры, Председателя Палаты,

Хелены Ядерблом,

Георга Николау,

Йоханнеса Силвиса,

Дмитрия Дедова,

Бранко Лубарды,

Алены Полачковой, судей,

а также при участии Стивена Филлипса, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 22 марта 2016 г.,

вынес в этот день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано пятью жалобами (NN 1985/05, 18579/07, 21748/07, 21954/07 и 20922/08), поданными против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) согласно статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) следующими гражданами Российской Федерации: Сергеем Александровичем Денисовым (жалоба N 1985/05), Айратом Кавыевичем Гимрановым (жалоба N 18579/07), Дмитрием Владимировичем Филимоновым (жалоба N 21748/07), Алексеем Валерьевичем Додоновым (жалоба N 21954/07) и Юрием Титовичем Шутовым (жалоба N 20922/08) (далее - заявители), - 1 декабря 2004 г. и 31 января, 1 апреля, 11 апреля и 19 апреля 2007 г. соответственно.

2. Интересы заявителей в Европейском Суде представляли М. Гафаров, К. Кузьминых, Е. Липцер и К. Москаленко, адвокаты, практикующие в городах Санкт-Петербурге и Москве. Власти Российской Федерации были представлены в Европейском Суде Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

3. Заявители утверждали, в частности, что они были осуждены "судом", не созданным на основании закона, что разбирательство их дела судом не было публичным, что их право на справедливое судебное разбирательство было нарушено, когда они были удалены из зала суда, и что производство по уголовному делу в отношении них было неоправданно долгим. Денисов также жаловался на то, что условия его досудебного содержания под стражей были бесчеловечными и унижающими достоинство, что его содержание под стражей было чрезмерно длительным и его права иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника были нарушены. Гимранов также жаловался на то, что он не был обеспечен бесплатной помощью переводчика на протяжении всего производства по делу. Шутов также жаловался на то, что было нарушено его право защищать себя через посредство выбранного им самим защитника.

4. 14 сентября 2010 г. вышеуказанные жалобы были коммуницированы властям Российской Федерации.

5. 12 декабря 2014 г. один из заявителей, Шутов, скончался. В письме от 16 июля 2015 г. вдова заявителя Шутова выразила желание добиваться рассмотрения жалобы от имени умершего супруга.

6. В письме от 2 сентября 2015 г. власти Российской Федерации высказали несогласие с желанием, заявив, что производство в Европейском Суде в отношении Шутова должно быть прекращено ввиду его смерти и что у его супруги не было правомерного интереса для оправдания дальнейшего рассмотрения дела в отношении него.

Факты

 

I. Обстоятельства дела

 

7. Заявители родились в 1957, 1961, 1966, 1970 и 1946 годах соответственно и до своего задержания проживали в г. Санкт-Петербурге.

A. Предыстория дела

 

8. В конце 1990-х годов в г. Санкт-Петербурге действовала преступная банда. Она была названа по имени одного из заявителей как "банда Шутова". Ее члены были замешаны в совершении многочисленных тяжких и насильственных преступлений, включая умышленные убийства при отягчающих обстоятельствах, похищения людей, вооруженные ограбления и вымогательства. В то время Шутов был депутатом членом Законодательного собрания г. Санкт-Петербурга. Позднее он был обвинен в организации деятельности банды и осужден по этому обвинению.

B. Задержание заявителей и их досудебное содержание под стражей

 

9. 20 января 1999 г. было возбуждено уголовное расследование в отношении деятельности банды.

10. Заявители были задержаны в следующие дни:

- Гимранов и Додонов - 26 января 1999 г.;

- Денисов - 13 февраля 1999 г.;

- Шутов - 16 февраля 1999 г.;

- Филимонов - 7 марта 2001 г.

11. В отношении них была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу по подозрению в участии в совершении ряда тяжких преступлений в качестве членов преступной группировки, предположительно руководимой Шутовым.

12. Санкт-Петербургский городской суд (далее - городской суд) несколько раз продлевал сроки досудебного содержания заявителей под стражей.

13. Как следует из формулировок решений, городской суд ссылался исключительно на тяжести обвинений как основание для продления срока содержания под стражей и отклонил жалобу заявителей, касавшуюся состава суда. Городской суд не рассматривал детально вопрос о необходимости или основаниях продления срока содержания заявителей под стражей и продлевал сроки досудебного содержания под стражей, повторяя содержание предыдущих постановлений. В последнем постановлении о продлении срока содержания, вынесенном 6 декабря 2005 г., городской суд опирался, кроме того, на необходимость "обеспечения исполнения приговора". Все продления срока содержания были оставлены в силе судом кассационной инстанции.

C. Судебное разбирательство

 

14. 26 января 2001 г. предварительное следствие было завершено. Денисову, Гимранову, Додонову, Шутову и 12 другим лицам, причастным к деятельности банды, были предъявлены многочисленные обвинения в убийствах с отягчающими обстоятельствами, похищении людей, вооруженном ограблении и вымогательстве. Обвинительное заключение и материалы дела заявителей (N 7806) были переданы в городской суд и поступили туда 29 января 2001 г.

15. 13 апреля 2001 г. Филимонову было предъявлено обвинительное заключение в отдельном производстве за аналогичные преступления, и его уголовное дело был передано в городской суд и объединено с делом N 7806.

1. Отложения судебных заседаний

 

16. Первое судебное заседание было назначено на 1 октября 2001 г., но городской суд откладывал свои заседания, по крайней мере, 88 раз между этой датой и 27 сентября 2004 г. по причинам, которые можно обобщить следующим образом: (i) некоторые адвокаты не являлись в суд без уважительной причины, (ii) некоторые адвокаты оправдывали свою неявку в суд состоянием здоровья, профессиональными или личными причинами, (iii) заявителей не доставляли в суд в дни, когда они были больны, или (iv) заявителей и (или) их адвокатов удаляли из зала судебных заседаний за то, что они прерывали председательствующего судью и секретаря судебного заседания, за то, что они обращались к суду с использованием нецензурной лексики или за любое другое ненадлежащее поведение в зале суда.

17. 28 сентября 2004 г. городской суд приступил к рассмотрению дела по существу, предложив стороне обвинения зачитать обвинительное заключение. Судебный процесс продолжался с несколькими перерывами до 15 февраля 2006 г.

2. Отводы судьям

 

18. Городской суд состоял из председательствующего судьи и двух народных заседателей, И. и M., которые в 1990 и 1991 годах соответственно были избраны Санкт-Петербургским (в то время Ленинградским) городским советом народных депутатов (далее - городской совет) в качестве народных заседателей городского суда. Их полномочия продлевались тремя указами Президента Российской Федерации.

19. 15 мая 2002 г. и 27 марта 2003 г. сторона защиты безуспешно заявляла отводы председательствующему судье, утверждая, что он был настроен против заявителей.

20. 12 февраля 2004 г. заявители ходатайствовали о том, чтобы их дело рассматривалось судом присяжных. Их ходатайство не было рассмотрено судом, поскольку Шутова не было в суде.

21. 27 мая и 23 августа 2004 г. сторона защиты безуспешно заявляла отводы народным заседателям И. и M. по тем основаниям, что у них не было необходимых полномочий. В частности, сторона защиты указала, что И. вообще не отбиралась в качестве народного заседателя, а срок полномочий M. истек в 1996 году. Сторона защиты также утверждала, что последующие продления срока полномочий М. указом Президента Российской Федерации были незаконными и что в любом случае М. более не мог действовать в качестве народного заседателя после принятия в январе 2000 года закона, регулирующего отбор и работу народных заседателей, и вступления в силу с июля 2002 года нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, который отменил институт народных заседателей в российской судебной системе. В обоснование своих доводов они представили письмо от председателя Законодательного собрания г. Санкт-Петербурга, указывающего, что в архивах Законодательного собрания нет решений городского совета от 22 июня 1990 г., даты, когда И. была предположительно отобрана в качестве народного заседателя.

22. 24 сентября 2004 г. заявители безуспешно заявили отводы председательствующему судье и ходатайствовали о том, чтобы их дело рассматривалось судом присяжных.

23. Заявители заявляли отводы 47 раз в ходе производства по уголовному делу в суде.

3. Присутствие в зале судебных заседаний во время судебного разбирательства

 

24. Денисова удаляли из зала судебных заседаний за нарушение порядка с 17 сентября 2003 г. по 17 марта 2004 г., с 16 апреля по 24 сентября 2004 г., с 27 сентября 2004 г. по 19 июля 2005 г. и с 21 июля по 9 декабря 2005 г. после неоднократно заявленных отводов судьям и просьб о рассмотрении дела судом присяжных и несдержанного поведения в зале суда.

25. 27 сентября 2004 г. остальные четверо заявителей были удалены из зала судебных заседаний до начала рассмотрения дела по существу до окончания выступлений сторон по тем же основаниям, что и Денисов.

26. Гимранов указал, что, когда сторона обвинения закончила представление своих доказательств, он был вызван в зал судебных заседаний для дачи показаний. Он был снова удален после того, как он спросил о показаниях свидетелей и о доступе к протоколу судебного заседания и переводчику.

4. Место проведения судебных заседаний

 

27. 26 августа 2004 г. прокурор просил городской суд о переносе судебного разбирательства из помещения городского суда в Следственный изолятор N ИЗ-47/1 ("Кресты") в г. Санкт-Петербурге* (* Так в тексте. Имеется в виду Федеральное казенное учреждение "Следственный изолятор N 1 Федерального управления службы исполнения наказаний России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области (примеч. редактора).) (далее - учреждение N ИЗ-47/1). Прокурор пояснил суду, что Шутов страдает от различных заболеваний и ему постоянно требуется медицинское наблюдение, которое было невозможно обеспечить в зале судебных заседаний, так как не было медицинского персонала, присутствующего в здании суда, в отличие от следственного изолятора, в котором имелся постоянный медицинский пост. Прокурор также указал, что перенесение судебного разбирательства в учреждение N ИЗ-47/1 также было направлено на обеспечение безопасности председательствующего судьи, народных заседателей и трех сообвиняемых заявителей, которым начали поступать угрозы физической расправы в связи с рассмотрением дела, и они попросили о государственной защите.

28. В тот же день городской суд удовлетворил просьбу прокурора, несмотря на протесты стороны защиты, которая жаловалась на то, что на заседание суда не будет допущена публика.

29. Согласно документам из материалов дела граждане могли посетить судебные заседания в учреждении N ИЗ-47/1 после того, как они предъявляли свои удостоверения личности сотрудникам по обеспечению безопасности и получили соответствующий пропуск. С 27 августа 2004 г. и по 17 февраля 2006 г. на судебные заседания были допущены 37 человек, прошедшие в учреждение N ИЗ-47.1. Городской суд разрешил использование в этом следственном изоляторе видеои аудиозаписей в ходе судебного разбирательства. Журналистам разрешили наблюдать за ходом судебного разбирательства на экране в комнате для журналистов, организованной специально для них в учреждении N ИЗ-47/1.

30. 28 сентября 2004 г. и 2 ноября 2005 г. сторона защиты подавала ходатайства о возвращении судебного разбирательства в городской суд, утверждая, что в следственном изоляторе были плохие условия для их работы. Оба ходатайства были отклонены.

31. 16 и 17 февраля 2006 г. на судебном разбирательстве присутствовали представители четырех телеканалов и шести газет.

5. Ознакомление с материалами дела Денисовым и его адвокатом К. в ходе производства по уголовному делу

 

32. 15 июня 2000 г. Денисов и Г., адвокат, представлявший тогда его интересы, подписали формуляр, указывающий, что они получили 65 томов уголовного дела для ознакомления.

33. 16 августа 2000 г. руководитель следственного отдела сделал Денисову официальное предупреждение о недопустимости затягивания ознакомления с материалами дела без уважительных причин и сообщил ему, что время, отведенное ему для ознакомления с материалами дела, может быть сокращено. Денисов подписал предупреждение и пояснил в письменной форме, что он регулярно знакомился с материалами дела и делал это так быстро, как только мог.

34. 6 сентября 2000 г. руководитель следственного отдела сообщил, что, поскольку Денисов намеренно затягивал ознакомление с материалами дела и несколько раз отказывался знакомиться с ними, ему и его адвокату предоставляется 80 дней, чтобы закончить ознакомление с материалами дела, самое позднее к 15 января 2001 г.

35. Согласно протоколу судебного разбирательства от 28 сентября 2004 г. городской суд отказал в просьбе нового адвоката Денисова К. отложить судебное заседание с целью ознакомиться с материалами дела. Суд пояснил, что, поскольку адвокат Денисова Г. продолжал участвовать в деле и был знаком с материалами дела, просьба К. об отложении судебного заседания по делу не была оправданной.

36. 29 сентября 2004 г. городской суд сообщил адвокатам заявителей, в том числе К., что они могут каждый день знакомиться с материалами дела после судебных заседаний и в течение рабочего времени по пятницам.

37. 10 ноября 2004 г. городской суд постановил, что Денисову будет разрешено по окончании совещания по делу знакомиться с протоколами судебных заседаний, с которых его удаляли.

38. 2 декабря 2004 г. адвокат Денисова К. уведомил городской суд, что он ознакомился с материями# дела и снял с них цифровые копии.

6. Условия содержания Денисова под стражей в следственном изоляторе

 

39. С 24 февраля 1999 г. по 17 марта 2006 г. Денисов содержался под стражей в учреждении N ИЗ-47/1.

40. 21 мая 2007 г. он жаловался в Европейский Суд на то, что условия его содержания под стражей были неадекватными. В частности, он утверждал, что на каждого заключенного в его камере приходилось всего лишь 1,5 кв. м площади. Камера не отапливалась зимой и хорошо не вентилировалась летом, а в зоне санузла не было приватности.

7. Жалобы Денисова, касавшиеся судебного разбирательства

 

41. Заявитель Денисов указал, что 4 марта 2002 г. и 20 июля 2003 г. городской суд отказал ему в просьбе ознакомиться с определенными материалами дела, хотя он ознакомился только с 32 из 68 томов дела, имевшихся к концу предварительного следствия.

42. 28 сентября 2004 г. городской суд отказал его второму адвокату К., который вступил в дело в тот день, предоставить время для ознакомления с материалами дела.

43. 30 сентября 2004 г. адвокат Денисова просил дать ему время, чтобы ознакомиться с материалами дела и протоколом судебного разбирательства. Городской суд отказал в этой просьбе, отметив, что адвокат имел достаточно возможностей ознакомиться с материалами дела заранее и что протокол судебного разбирательства будет доступен в конце процесса.

44. 2 декабря 2004 г. и 27 июня 2005 г. оставшийся адвокат Денисова, К., запросил доступ к некоторым доказательствам и процессуальным документам. Это ходатайство было удовлетворено только частично.

45. 20 июля 2005 г. адвокат Денисова безуспешно просил предоставить ему время для изучения показаний некоторых свидетелей, потерпевших и сообвиняемых, данных в ходе предварительного следствия, и ознакомиться с протоколами судебных заседаний, состоявшихся в то время, когда заявитель был удален из зала судебных заседаний

8. Жалобы Гимранова, касавшиеся судебного разбирательства

 

46. Заявитель Гимранов утверждал, что, хотя его родным языком был татарский, и он не владел хорошо русским языком, ему не был предоставлен переводчик, несмотря на его просьбы как на досудебной, так и на судебной стадиях производства по уголовному делу. Несколько раз городской суд отказывал в его просьбах о переводе и предоставлении его сожительнице Ч. возможности действовать в качестве его законной представительнице в ходе судебного разбирательства на том основании, что она не владела свободно татарским языком. Он также не смог обжаловать свой приговор, поскольку суд кассационной инстанции отказался рассматривать его кассационную жалобу, составленную на татарском языке.

9. Жалобы Шутова, касавшиеся судебного разбирательства

 

47. Заявитель Шутов указал, что 3 ноября 2005 г. он расторгнул соглашение об оказании юридической помощи с двумя своими адвокатами З. и Ш. Заявитель проинформировал городской суд, что хочет пригласить нового адвоката, но суд отказал в его просьбе на том основании, что он не выдвинул достаточных оснований, почему он больше не желает быть представленным адвокатами З. и Ш. Они продолжали представлять его, но, по мнению заявителя, не принимали активного участия в защите.

10. Вынесение обвинительного приговора и рассмотрение дела судом кассационной инстанции

 

48. 15 февраля 2006 г. городской суд осудил заявителей и 12 других обвиняемых по многим пунктам обвинения в организации преступного сообщества, убийстве и разбойном нападении, подготовке взрывных устройств и незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия. Денисов, Гимранов и Шутов был приговорены к пожизненному заключению, Филимонов и Додонов получили сроки лишения свободы в девять и 18 лет соответственно.

49. Согласно приговору заявители могли ходатайствовать о личном участии в рассмотрении дела судом кассационной инстанции. Заявители обжаловали приговор.

(a) Просьба Шутова об участии в рассмотрении дела судом кассационной инстанции

50. 27 февраля 2006 г. Шутов подал кассационную жалобу на свой обвинительный приговор. Он не просил о личном присутствии на судебном заседании в кассационной инстанции. 30 августа 2006 г. он был проинформирован о том, что судебное заседание по его делу в кассационной инстанции состоится 16 ноября 2006 г. в Верховном Суде Российской Федерации (далее - суд кассационной инстанции). В день судебного заседания адвокат Шутова С. обращался с просьбой о личном участии Шутова в судебном заседании, однако в этой просьбе было отказано. Кроме адвоката С., Шутов был представлен в судебном заседании еще двумя адвокатами.

(b) Просьба Додонова об участии в рассмотрении дела судом кассационной инстанции

51. 29 июня 2006 г. суд кассационной инстанции удовлетворил просьбу Додонова об участии в рассмотрении дела судом кассационной инстанции.

(c) Решение суда кассационной инстанции

52. 21 ноября 2006 г. Верховный Суд Российской Федерации в кассационном порядке оставил без изменения обвинительный приговор в отношении заявителей. Денисов, Додонов, Гимранов и их адвокаты участвовали в заседании суда кассационной инстанции, равно как и три адвоката Шутова, и адвокат Филимонова.

II. Соответствующее внутригосударственное законодательство

 

A. Условия содержание под стражей

 

53. Соответствующие законодательство Российской Федерации и международные материалы в отношении условий досудебного содержания под стражей в российских следственных изоляторах приведены в Постановлении Европейского Суда по делу "Ананьев и другие против Российской Федерации" (Ananyev and Others v. Russia) от 10 января 2012 г. жалобы NN 42525/07 и 60800/08* (* См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. N 8 (примеч. редактора).), §§ 25-60).

B. Досудебное содержание под стражей

 

54. Обобщенное изложение российского законодательства о досудебном содержании под стражей и сроках судебного разбирательства см. в Постановлении Европейского Суда по делу "Авдеев и Веряев против Российской Федерации" (Avdeyev and Veryayev v. Russia) от 9 июля 2009 г., жалоба N 2737/04* (* См.: Российская хроника Европейского Суда. 2010. N 4 (примеч. редактора).), §§ 22-34).

C. Состав суда по уголовному делу

 

1. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. (действовал до 1 июля 2002 г.)

 

55. Статья 15 этого кодекса предусматривала, что рассмотрение уголовных дел во всех судах в первой инстанции производится в составе судьи и двух народных заседателей. В своем судебном качестве народные заседатели пользуются равными правами с председательствующим в судебном заседании в решении всех вопросов, возникающих при рассмотрении дела и постановлении приговора.

56. Статья 241 устанавливала, что каждое дело должно быть рассмотрено в одном и том же составе судей. Если кто-либо из судей лишен возможности продолжать участвовать в заседании, он заменяется другим судьей, и разбирательство дела начинается сначала, за исключением случаев, предусмотренных статьей 242 данного кодекса.

2. Закон "О судоустройстве РСФСР" от 8 июля 1981 г.

 

57. Статья 29 этого закона предусматривала, что народные заседатели региональных судов избираются соответствующим Советом народных депутатов сроком на пять лет (соответствующие положения оставались в силе до 10 января 2000 г., даты официального опубликования Федерального закона "О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации").

3. Закон "О статусе судей в СССР" от 4 августа 1989 г.

 

58. Согласно пункту 5 статьи 10 данного закона народные заседатели всех судов избирались сроком на пять лет.

4. Федеральный закон от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации"

 

59. Статья 1 этого закона предусматривает, что судебная власть в Российской Федерации осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных и арбитражных заседателей.

60. Статья 37 закона установила, что народные заседатели, избранные в суды Российской Федерации до 1 января 1997 г., сохраняют свои полномочия до истечения срока, на который они были избраны.

5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г.

 

61. Статья 242 данного кодекса предусматривала, что состав суда, начавшего рассматривать уголовное дело, должен оставаться неизменным на всем протяжении судебного разбирательства.

D. Народные заседатели

 

1. Федеральный закон от 2 января 2000 г. "О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации" (далее - Закон о народных заседателях, действовал с 10 января 2000 г. и по 1 января 2004 г.)

 

62. Согласно статье 1 этого закона граждане Российской Федерации имеют право участвовать в осуществлении правосудия в качестве народных заседателей. Народными заседателями являются лица, наделенные в порядке, установленном законом, полномочиями по осуществлению правосудия по гражданским и уголовным делам в составе суда и исполняющие обязанности судей на непрофессиональной основе.

63. Статья 2 закона предусматривала, что общий список народных заседателей районного суда формируется соответствующим представительным органом местного самоуправления на основе списка избирателей района, на территорию которого распространяется юрисдикция данного районного суда. Общий список затем утверждается законодательным органом субъекта Российской Федерации и представляется им в соответствующий районный суд.

64. Статья 5 рассматриваемого закона устанавливала порядок отбора народных заседателей для участия в рассмотрении дел в районных судах. Статья предусматривала, что отбор народных заседателей для участия в рассмотрении дел в районном суде производится путем случайной выборки из общего списка народных заседателей соответствующего районного суда председателем данного суда. При этом для каждого судьи районного суда определяется количество народных заседателей, в три раза превышающее количество, установленное соответствующим федеральным процессуальным законом.

65. В соответствии со статьей 6 данного закона отбор народных заседателей для участия в рассмотрении дел в областном или приравненном к нему суде производится путем жеребьевки из числа народных заседателей в общих списках народных заседателей всех районных судов на данной территории.

2. Указы, изданные Президентом Российской Федерации

 

(a) Указ Президента Российской Федерации от 25 декабря 1993 г. N 2289 (далее - Указ 1993 года)

66. Данный указ продлил срок полномочий народных заседателей (избранных в "старом" порядке) до тех пор, пока не будет принят закон, регулирующий деятельность судебной системы (см. §§ 59-60 настоящего Постановления).

(b) Указ Президента Российской Федерации от 23 января 1997 г. N 41 (далее - Указ 1997 года)

67. Этот указ продлил срок полномочий народных заседателей (избранных в "старом" порядке) до тех пор, пока не будет принят закон о народных заседателях.

(c) Указ Президента Российской Федерации от 25 января 2000 г. N 103 (далее - Указ 2000 года)

68. Данный указ установил, что народные заседатели федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации осуществляют свои полномочия до представления в соответствующие суды общих списков народных заседателей, утвержденных законодательными органами субъектов Российской Федерации в соответствии с Законом о народных заседателях.

(d) Указ Президента Российской Федерации от 5 августа 2002 г. N 855 (далее - Указ 2002 года)

69. Этот указ отменил Указ 2000 года.

3. Правила отбора народных заседателей

 

70. 14 января 2000 г. Президиум Верховного Суда Российской Федерации на основании статьи 5 Закона о народных заседателях принял постановление о порядке отбора народных заседателей федеральных судов общей юрисдикции. Постановление предусматривало, что отбор народных заседателей для участия в рассмотрении дел в районном суде производится председателем данного суда путем случайной выборки из общего списка народных заседателей этого районного суда из расчета 156 народных заседателей на одного судью. Отбор народных заседателей для исполнения обязанностей судей по конкретному делу производится судьей, рассматривающим данное дело, путем жеребьевки.

4. Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. N 177-ФЗ "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

 

71. Статья 2.1 (в редакции от 29 мая 2002 г.) предусматривала, что Закон о народных заседателях (упомянут выше) в части, касающейся уголовного судопроизводства, утратил силу с 1 января 2004 г.

E. Личное участие осужденного в рассмотрении дела судом кассационной инстанции

 

72. Часть вторая статьи 375 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в редакции, действующий в период, относящийся к обстоятельствам дела, предусматривала, что осужденный, желающий участвовать в рассмотрении дела судом кассационной инстанции, должен указать об этом в своей кассационной жалобе.

Право

 

I. Locus standi*

 

(* Locus standi (лат.) - процессуальная правоспособность, право обращения в суд, право быть выслушанным в суде (примеч. редактора).) Шутовой

 

73. Европейский Суд принимает к сведению факт смерти Шутова и желание его вдовы Шутовой продолжить производство по делу, которое он возбудил.

74. Европейский Суд повторяет, что в тех случаях, когда заявитель умирает во время рассмотрения дела, его наследники в принципе могут добиваться рассмотрения жалобы от его имени (см. Постановление Европейского Суда по делу "Йечюс против Литвы" (Jecius v. Lithuania), жалоба N 34578/97, § 41, ECHR 2000-IX). Европейский Суд далее вновь подтверждает, что по ряду дел, в которых заявители умирали в ходе производства по делу, он принимал во внимание заявления их наследников или близких родственников, содержавшие их желание продолжить производство по делу в Европейском Суде (см. Постановление Европейского Суда по делу "Латиф Фуат Ёзтюрк против Турции" (Latif Fuat Ozturk v. Turkey) от 2 февраля 2006 г., жалоба N 54673/00, § 27, и Постановление Европейского Суда по делу "Ханбаят против Турции" (Hanbayat v. Turkey) от 17 июля 2007 г., жалоба N 18378/02, § 20). В настоящем деле Европейский Суд считает, что, помимо явного выражения своего желания так поступить, у вдовы заявителя имелся достаточный правомерный интерес в продолжении производства по делу от его имени с учетом характера жалоб, поданных Шутовым.

75. Исходя из этого Европейский Суд считает, что вдова заявителя Шутова наделена процессуальной правоспособностью продолжить производство по настоящему делу вместо заявителя. Следовательно, Европейский Суд отклоняет возражение властей Российской Федерации о том, что производство по этому делу должно быть прекращено.

II. Объединение жалоб в одно производство

 

76. В соответствии с пунктом 1 правила 42 Регламента Суда Европейский Суд решает объединить жалобы в одно производство, учитывая их схожие фактические и правовые основания.

III. Предполагаемое нарушение статьи 3 Конвенции в связи с условиями содержания Денисова в следственном изоляторе

 

77. Денисов жаловался на то, что условия его содержания в учреждении N ИЗ-47/1 в г. Санкт-Петербурге нарушали требования статьи 3 Конвенции, которая гласит:

 

"Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию".

78. Власти Российской Федерации утверждали, что Денисов не исчерпал внутригосударственные средства правовой защиты, поскольку он не добивался компенсации в судах по гражданским делам за предположительно ненадлежащие условия его содержания под стражей в учреждении N ИЗ-47/1. Власти Российской Федерации далее указали, что условия его содержания под стражей с 24 февраля 1999 г. по 17 марта 2006 г. соответствовали требованиям статьи 3 Конвенции.

1. Исчерпание внутригосударственных средств правовой защиты

 

79. Европейский Суд напоминает свою хорошо устоявшуюся прецедентную практику о том, что в российской правовой системе гражданский иск с требованием выплаты компенсации за ненадлежащие условия содержания под стражей не является эффективным средством правовой защиты (см. Решение Европейского Суда по жалобе "Норкин против Российской Федерации" (Norkin v. Russia) от 5 февраля 2013 г., жалоба N 21056/11, §§ 17 и 19, с дальнейшими отсылками).

80. Следовательно, Европейский Суд считает, что от заявителя нельзя было ожидать, чтобы он подал гражданский иск о выплате компенсации в суды страны, и отклоняет возражение властей Российской Федерации в отношении неисчерпания заявителем внутригосударственных средств правовой защиты.

2. Соблюдение правила о шестимесячном сроке

 

81. Европейский Суд далее замечает, что власти Российской Федерации не представили каких-либо доводов относительно того, выполнил ли или нет заявитель шестимесячный срок для подачи жалобы в Европейский Суд* (* Согласно ранее действовавшим условиям принятия жалоб к производству, установленным статьей 35 Конвенции, Европейский Суд мог принять дело к рассмотрению только в течение шести месяцев с даты вынесения внутригосударственными органами окончательного решения по делу (примеч. редактора).).

82. В этом отношении Европейский Суд ссылается на упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Ананьев и другие против Российской Федерации", §§ 71-72, и отмечает, что, в отличие от возражения по поводу неисчерпания заявителем внутригосударственных средств правовой защиты, которое должно быть заявлено государством-ответчиком, он не может не применить правила шести месяцев только потому, что государство-ответчик не заявило предварительное возражение по этому поводу. Как правило, шестимесячный срок начинает течь с даты вынесения окончательного решения в процессе исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты. В тех случаях, когда в распоряжении заявителя не было эффективного средства правовой защиты, срок начинал течь с даты обжалуемых действий или мер, жалобы или со дня, когда стало известно о таком действии или о его влиянии или вреде для заявителя. В делах с длящейся ситуацией шестимесячный срок отсчитывается с момента прекращения этой ситуации.

83. Европейский Суд замечает, что согласно материалам дела заявитель содержался под стражей в учреждении N ИЗ-47/1 с 24 февраля 1999 г. по 17 марта 2006 г., учитывая тот факт, что какого-либо эффективного средства правовой защиты ему не было доступно, он должен был бы подать свою жалобу самое позднее 17 сентября 2006 г. Однако он впервые подал свою жалобу в Европейский Суд 21 мая 2007 г. (см. § 40 настоящего Постановления), более чем через год после того, как закончилось его содержание под стражей в следственном изоляторе.

84. Отсюда следует, что жалоба в этой части является неприемлемой для рассмотрения по существу из-за несоблюдения правила о шестимесячном сроке, установленного в пункте 1 статьи 35 Конвенции, и должна быть отклонена в силу пункта 4 статьи 35 Конвенции.

IV. Предполагаемое нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции в отношении Денисова

 

85. Денисов также жаловался на то, что его содержание под стражей с 13 февраля 1999 г. по 15 февраля 2006 г. в ходе расследования и судебного процесса не было оправдано и нарушило требование о соблюдении "разумного срока". При этом он ссылался на пункт 3 статьи 5 Конвенции, который в соответствующей части гласит:

 

"3. Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом "с" пункта 1 настоящей статьи незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд".

A. Приемлемость жалобы

 

86. Европейский Суд отмечает, что жалоба в данной части не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он далее отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

B. Существо жалобы

 

1. Доводы сторон

 

87. Власти Российской Федерации утверждали, что каждый раз, когда суд продлевал срок содержание Денисова под стражей до суда, он указывал на тяжесть выдвинутых против него обвинений, а также на другие "существенные и достаточные" основания. Его доводы не были абстрактными, потому что они были основаны на соответствующих материалах уголовного дела.

88. Денисов указал, что за семь лет, проведенных им в следственном изоляторе, суд продлевал срок его содержания под стражей, полагаясь лишь на тяжесть обвинения, без учета каких-либо других обстоятельств, которые могли бы обосновать его освобождение из-под стражи до суда.

2. Мнение Европейского Суда

 

(a) Общие принципы

89. При определении продолжительности содержания под стражей до суда в соответствии с пунктом 3 статьи 5 Конвенции период времени, который должен приниматься во внимание, начинается в день, когда обвиняемый был заключен под стражу, и заканчивается в день вынесения судом решения по обвинению, даже если только судом первой инстанции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Вемхофф против Германии" (Wemhoff v. Germany) от 27 июня 1968 г. § 9, Series A, N 7, и Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Лабита против Италии" (Labita v. Italy), жалоба N 26772/95, §§ 145 и 147, ECHR 2000-IV).

90. Вместе с тем действует презумпция в пользу освобождения из-под стражи. Вторая часть пункта 3 статьи 5 Конвенции не предоставляет судебным органам выбора между преданием обвиняемого суду в течение разумного срока или предоставлением ему временного освобождения из-под стражи до суда. До вынесения обвинительного приговора лицо должно считаться невиновным, и целью рассматриваемого положения является по сути требование о его временном освобождении из-под стражи после того, как продление срока его содержания под стражей перестает быть разумным (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Маккей против Соединенного Королевства" (McKay v. United Kingdom), жалоба N 543/03, § 41, ECHR 2006-X).

91. Вопрос о том, является ли разумным период, проведенный в досудебном содержании под стражей, не может оцениваться абстрактно. Вопрос о том, разумно ли для обвиняемого оставаться под стражей, должен оцениваться на основании фактов каждого конкретного дела и в соответствии с его конкретными особенностями. Продление срока содержания под стражей может быть оправдано в конкретном деле только при наличии фактических признаков подлинного требования интереса общества, которое, несмотря на презумпцию невиновности, перевешивает правило уважения индивидуальной свободы, заложенное в статье 5 Конвенции (см. среди прочих примеров Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Кудла против Польши" (Kuda v. Poland), жалоба  30210/96,  110 и далее, ECHR 2000-XI).

92. Наличие и сохранение обоснованного подозрения в том, что задержанный совершил преступление, является sine qua non* (* Sine qua non (лат.) - обязательное, непременное условие; то, без чего нельзя обойтись (примеч. редактора).) для законности продления срока содержания под стражей. Однако по прошествии времени этого становится недостаточно. В таких случаях Европейский Суд должен установить, продолжают ли иметь место другие основания, приведенные судебными органами для оправдания лишения свободы. Если такие основания являются "важными" и "достаточными", Европейский Суд должен удостовериться в том, что компетентный орган власти демонстрирует "особое тщание" в производстве по уголовному делу (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Лабита против Италии", §§ 152-153).

93. Ответственность за то, чтобы убедиться, что в конкретном деле досудебное содержание под стражей обвиняемого не превышает разумного срока, в первую очередь несут внутригосударственные судебные органы. С этой целью суды должны, уделяя надлежащее внимание принципу презумпции невиновности, исследовать все факты, говорящие за или против существования интереса общества, которое оправдывает отступление от правила, предусмотренного в статье 5 Конвенции, и должны изложить их в своих решениях по заявлениям об освобождении из-под стражи (см., например, упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Маккей против Соединенного Королевства", § 43).

94. Пункт 3 статьи 5 Конвенции нельзя рассматривать как безусловно разрешающий содержание под стражей при условии, что оно продолжается не дольше определенного срока. Обоснование любого срока содержания под стражей, каким коротким он ни был бы, должно быть убедительно продемонстрировано властями (см. Постановление Европейского Суда по делу "Шишков против Болгарии" (Shishkov v. Bulgaria), жалоба N 38822/97, § 66, ECHR 2003-I). При принятии решения о том, должен ли человек быть освобожден из-под стражи или взят под стражу, власти обязаны рассмотреть альтернативные меры обеспечения его явки в суд (см. Постановление Европейского Суда по делу "Яблонский против Польши" (Jablonski v. Poland) от 21 декабря 2000 г., жалоба N 33492/96, § 83).

(b) Применение вышеизложенных принципов в настоящем деле

 

(i) Период времени, который необходимо учитывать

95. Европейский Суд отмечает, что Денисов находился под стражей по смыслу пункта 3 статьи 5 Конвенции с 13 февраля 1999 г. (даты его задержания) по 15 февраля 2006 г. (даты вынесения ему обвинительного приговора), то есть семь лет и четыре дня. Данный период представляется довольно длительным, однако, учитывая вышеуказанные принципы, Европейский Суд должен оценить, имеются ли соответствующие и достаточные основания, чтобы оправдать длящееся содержание Денисова под стражей до завершения суда.

(ii) Существуют ли важные и достаточные основания, чтобы оправдать содержание Денисова под стражей

96. Европейский Суд отмечает, что городской суд заключил Денисова под стражу по обоснованному подозрению в том, что он совершил тяжкие преступления, и суд полагался исключительно на тяжесть обвинений как на основной фактор продления срока содержания Денисова под стражей (см. § 13 настоящего Постановления). В этом отношении Европейский Суд напоминает, что он неоднократно указывал на то, что тяжесть обвинений сама по себе не может оправдывать длительные сроки содержания под стражей (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Авдеев и Веряев против Российской Федерации", § 64). Однако городской суд не представил каких-либо дополнительных оснований в своих постановлениях о продлении срока содержания под стражей и не оценил конкретные обстоятельства дела Денисова или не оценил риски, связанные с его возможным освобождением из-под стражи до суда. Формулировки постановлений о продлении срока содержания под стражей на протяжении семи лет содержания Денисова под стражей были поразительно идентичны и не содержали какого-либо анализа относящихся к делу фактов (см. § 13 настоящего Постановления).

97. Европейский Суд также отмечает, что внутригосударственные власти, используя одну и ту же формулировку, продлевали сроки содержания под стражей одновременно Денисова и его сообвиняемых (см. § 13 настоящего Постановления). Европейский Суд вновь подтверждает свою точку зрения о том, что данный подход несовместим сам по себе с гарантиями, установленными в пункте 3 статьи 5 Конвенции, поскольку он допускает продление срока содержания под стражей группы лиц без индивидуальной оценки оснований их содержания под стражей и без соблюдения требования разумного срока в отношении каждого отдельного члена группы (см. Постановление Европейского Суда по делу "Ковалёва против Российской Федерации" (Kovaleva v. Russia) от 2 декабря 2010 г., жалоба N 7782/04* (* См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. N 1 (примеч. редактора).), § 79).

98. Европейский Суд далее отмечает, что в течение всего рассматриваемого периода городской суд не рассматривал возможность обеспечения явки Денисова в суд путем применения других "мер пресечения", таких как подписка о невыезде или денежный залог, которые прямо предусмотрены российским законодательством для обеспечения надлежащего рассмотрения уголовного дела, или, по крайней мере, путем попыток объяснить в своих решениях, почему такие альтернативные меры пресечения не обеспечили бы надлежащее проведение судебного разбирательства.

99. Принимая во внимание вышеизложенное, Европейский Суд считает, что, опираясь на тяжесть обвинений, постоянно не указывая дополнительных и надлежащих оснований для продолжающегося содержания Денисова под стражей, продлив его содержание под стражей в упрощенном порядке вместе с его сообвиняемыми и не рассмотрев возможность избрания альтернативных мер пресечения, нельзя полагать, что городской суд ссылался на "важные" и "достаточные" основания, продлевая срок досудебного содержания под стражей. При таких обстоятельствах нет необходимости изучать, осуществлялось ли производство по уголовному делу с "особым тщанием".

100. Исходя из изложенного Европейский Суд считает, что по делу было допущено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции в связи с длительностью досудебного содержания Денисова под стражей.

V. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с составом суда первой инстанции

 

101. Заявители жаловались на то, что Санкт-Петербургский городской суд, который 15 февраля 2006 г. вынес им обвинительный приговор, не заседал в соответствующем закону составе и не имел полномочий рассматривать уголовное дело в отношении них после 1 января 2004 г. При этом они ссылались на пункт 1 статьи 6 Конвенции, соответствующая часть которого гласит:

 

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона".

A. Приемлемость жалобы

 

102. Европейский Суд отмечает, что жалоба в данной части не является необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он далее отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

B. Существо жалобы

 

1. Доводы сторон

 

(a) Власти Российской Федерации

103. Власти Российской Федерации указали, что 22 июня 1990 г. и 10 октября 1991 г. соответственно согласно советской Конституции и советским законам о судьях в редакции, действовавшей в период, относящийся к обстоятельствам дела, И. и М. были утверждены городским советом в качестве народных заседателей городского суда. В поддержку своего довода власти Российской Федерации представили, inter alia* (* Inter alia (лат.) - в числе прочего, в частности, в том числе (примеч. редактора).), следующие документы:

(a) проект решения городского совета от 22 июня 1990 г. об избрании народных заседателей, в том числе И., в городской суд;

(b) протокол заседания городского совета 22 июня 1990 г., содержащий повестку дня и подробности обсуждения, касающегося избрания народных заседателей в тот день;

(c) решение городского совета от 10 октября 1991 г. об избрании народных заседателей городского суда;

(d) письменные подтверждения, представленные И. и М. в том, что они были избраны в качестве народных заседателей 22 июня 1990 г. и 10 октября 1991 г. соответственно.

104. Власти Российской Федерации далее отмечали, что сроки полномочий И. и М. продлевались тремя Указами Президента Российской Федерации 25 декабря 1993 г., 23 января 1997 г. и 25 января 2000 г. до того времени, пока законодательный орган субъекта Российской Федерации не утвердит общий список народных заседателей в соответствии с Законом о народных заседателях от 2 января 2001 г. Однако в г. Санкт-Петербурге такой список вообще не утверждался.

105. Власти Российской Федерации также утверждали, что все народные заседатели, избранные в период времени с 1990 по 1993 год, сохраняли свои полномочия до 5 августа 2002 г., когда Указ 2002 года отменил продление сроков полномочий народных заседателей.

106. Власти Российской Федерации далее отметили, что городской суд начал рассматривать уголовное дело в отношении заявителей 1 октября 2001 г., когда положения о народных заседателях и их полномочиях все еще действовали. Рассмотрение уголовного дела в отношении заявителей с участием народных заседателей продолжалось и после 1 января 2004 г. в соответствии со статьей 242 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, которая предусматривала, что состав суда, начавший рассматривать уголовное дело, должен оставаться неизменным на всем протяжении судебного разбирательства.

(b) Заявители

107. Заявители утверждали, что И. не была отобрана в качестве народного заседателя городского суда 22 июня 1990 г. В обоснование своего утверждения они представили выписку из Санкт-Петербургского центрального государственного архива, указывающую, что протоколы заседания городского совета от 22 июня 1990 г. не содержат решения об избрании И.

108. Они далее указывали, что M. не могла выступать в качестве народного заседателя по уголовному делу в отношении них. В частности, они отметили, что Федеральный закон "О судебной системе Российской Федерации", принятый 31 декабря 1996 г., никак не мог продлить полномочия M. в качестве народного заседателя, поскольку ее пятилетний срок полномочий истек в октябре 1996 года, пять лет спустя после ее первоначального избрания 10 октября 1991 г.

109. В качестве альтернативы заявители утверждали, что, даже если И. и М были надлежащим образом избраны народными заседателями в 1990-е годы, и срок их полномочий продлевался три раза указами Президента Российской Федерации, они тем не менее не были правомочны рассматривать уголовное дело в отношении заявителей. В частности, Указ 2000 года продлил срок их полномочий впредь до представления в соответствующие суды общих списков народных заседателей, утвержденных законодательными органами субъектов Российской Федерации в соответствии с Законом о народных заседателях. Однако И. и М. принимали участие в рассмотрении уголовного дела в отношении заявителей, хотя списки народных заседателей, в которых фигурировали И. и М., вообще не утверждались Законодательным собранием г. Санкт-Петербурга и не представлялись в городской суд.

110. Наконец, заявители считали, что после 1 января 2004 г. участие народных заседателей И. и М. в судебном разбирательстве уголовного дела в отношении заявителей было незаконным, поскольку с этой даты в российском законодательстве не существовало основания для дальнейшего участия народных заседателей в судебных процессах.

2. Мнение Европейского Суда

 

111. Прежде всего Европейский Суд отмечает, что жалоба заявителей в этой части имеет два аспекта. Во-первых, они оспаривали законность назначения народных заседателей, которые входили в состав суда по уголовному делу в отношении них, и продления срока их полномочий, а во-вторых, они поставили под сомнение судебные полномочия народных заседателей после 1 января 2004 г.

112. Европейский Суд напоминает, что выражение "созданный на основании закона" относится не только к самому юридическому основанию существования "суда", но и к составу суда по каждому делу (см. Решение Европейского Суда по жалобе "Бускарини против Сан-Марино" (Buscarini v. San Marino) от 4 мая 2000 г., жалоба N 31657/96).

113. Европейскому Суду необходимо изучить утверждения такие, как те, что сделаны в настоящем деле, касающиеся предполагаемого нарушения внутренних правил назначения должностных лиц суда. Тот факт, что в настоящем деле жалоба касается народных заседателей, не делает ее менее важной, поскольку согласно статье 15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в своем судебном качестве народные заседатели пользуются равными правами с председательствующим в судебном заседании в решении всех вопросов (см. Постановление Европейского Суда по делу "Посохов против Российской Федерации" (Posokhov v. Russia), жалоба N 63486/00* (* См.: Путеводитель по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2003 год" (примеч. редактора).), § 39, ECHR 2003-IV, и § 55 настоящего Постановления).

114. Европейский Суд отмечает, что необходимо провести трехступенчатый анализ состава суда по уголовному делу в отношении заявителей до того, как институт народных заседателей был отменен 1 января 2004 года. Европейский Суд сначала определит, были ли И. и М. избраны длжным образом, и был ли срок их полномочий продлен надлежащим образом. Европейский Суд обратится к рассмотрению вопроса о том, были ли И. и М. правомочны заседать в качестве народных заседателей по уголовному делу в отношении заявителей после принятия Закона о народных заседателях.

(a) Отбор и назначение И. и М. в качестве народных заседателей по Закону "О статусе судей в СССР" от 4 августа 1989 г.

115. Европейский Суд замечает, что в период с 1990 по 1991 год городской совет отобрал группу народных заседателей (см. §§ 18, 57 и 103 настоящего Постановления). Изучив документы, предоставленные сторонами, Европейский Суд соглашается с тем, что И. и М. были надлежащим образом избраны в качестве народных заседателей 22 июня 1990 г. и 10 октября 1991 г. соответственно на пятилетний срок.

(b) Продление срока полномочий И. и М.

116. Европейский Суд далее отмечает, что в 1993 году срок полномочий народных заседателей в России продлевался Указом 1993 года до того времени, пока не будет принят закон о судебной системе в России (см. §§ 18 и 66 настоящего Постановления). Был принят Федеральный закон от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации", который предусматривал, что народные заседатели сохраняют свои полномочия до истечения срока, на который они были избраны (см. § 60 настоящего Постановления).

117. В этом отношении представляется, что срок полномочий И. и М., изначально продленный Указом 1993 года, должен был истечь 31 декабря 1996 г., когда был принят Федеральный закон от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации". Тем не менее через 23 дня Указ 1997 года продлил срок полномочий народных заседателей в Российской Федерации до тех пор, пока не будет принят Закон о народных заседателях (см. § 67 настоящего Постановления). Европейский Суд не может не признать, что Указ 1997 года был принят с целью избежать системной проблемы с легитимностью статуса народных заседателей, избранных в начале 1990-х годов для рассмотрения новых дел.

118. По мнению Европейского Суда, краткая задержка с продлением срока полномочий народных заседателей И. и М., которые работали с начала 1990-х годов и до 2006 года, была незначительным нарушением и в целом не подрывала легитимность статуса И. и М. или любого другого народного заседателя в подобной ситуации. В частности, И. и М. были избраны в соответствии с законом, срок их полномочий длжным образом, добросовестно и регулярно продлевался Указами 1993 и 1997 годов, которые были направлены на защиту статуса действующих народных заседателей до принятия соответствующего закона. Кроме того, народные заседатели, в том числе И. и М., являлись неотъемлемой частью российской правовой системы и имели немаловажное значение для правильного и непрерывного отправления правосудия в ходе масштабной судебной реформы в то время (см. §§ 59 и 62-65 настоящего Постановления). Исходя из этого Европейский Суд приходит к выводу, что И. и М. законно сохраняли свои полномочия народных заседателей, когда 2 января 2000 г. был принят Закон о народных заседателях.

119. Соответственно, Европейский Суд обратится к рассмотрению вопроса о том, было ли законным участие И. и М. в рассмотрении уголовного дела в отношении заявителей после 2 января 2000 г.

(c) Отбор и назначение И. и М. в качестве народных заседателей согласно Закону о народных заседателях

120. Закон о народных заседателях регулировал порядок избрания народных заседателей (см. §§ 62-65 настоящего Постановления). 25 января 2000 г. срок полномочий назначенных народных заседателей был продлен Указом 2000 года до того времени, когда общий список народных заседателей не будет утвержден законодательным органом субъекта Российской Федерации и представлен им в соответствующий федеральный суд в соответствии с Законом о народных заседателях (см. § 68 настоящего Постановления).

121. Европейский Суд отмечает, что, когда И. и М. приступили к рассмотрению уголовного дела в отношении заявителей 1 октября 2001 г., список народных заседателей, включавший их имена, еще не был утвержден Законодательным собранием г. Санкт-Петербурга и представлен в городской суд в соответствии со статьей 2 Закона о народных заседателях. В ожидании утверждения списков народных заседателей законодательными органами субъекта Российской Федерации участие И. и М. в судебном процессе по уголовному делу в отношении заявителей регулировалось Указом 2000 года, который продлил срок полномочий назначенных народных заседателей (см. § 68 настоящего Постановления). Данный Указ был отменен 5 августа 2002 г. (см. § 69 настоящего Постановления), но в то время списки народных заседателей еще не были утверждены (см. § 104 настоящего Постановления).

122. Однако Европейский Суд отмечает, что 5 августа 2002 г. проходил судебный процесс по уголовному делу в отношении заявителей, И. и М. участвовали в нем в качестве народных заседателей с 1 октября 2001 г. В соответствии с действующими нормами Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации состав суда, начавший рассматривать уголовное дело, должен оставаться неизменным на протяжении всего судебного разбирательства (см. §§ 56 и 61 настоящего Постановления). По мнению Европейского Суда, требование о неизменном составе суда, содержавшееся в Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР и позже в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации, обеспечило бесперебойное и своевременное рассмотрение уголовного дела в отношении заявителей и заменило собой неспособность властей утвердить списки народных заседателей и направить их в суды.

123. Европейский Суд вновь подтверждает, что он установил нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции по ряду дел против Российской Федерации, в которых он указал, что избрание народных заседателей было проведено в нарушение требований Закона о народных заседателях (см. Постановление Европейского Суда по делу "Петр Севастьянов против Российской Федерации" (Petr Sevastyanov v. Russia) от 14 июня 2011 г., жалоба N 75911/01, §§ 35-39, Постановление Европейского Суда по делу "Купцов и Купцова против Российской Федерации" (Kuptsov and Kuptsova v. Russia) от 3 марта 2011 г., жалоба N 6110/03* (* См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. N 4 (примеч. редактора).), §§ 111-118, Постановление Европейского Суда по делу "Захаркин против Российской Федерации" (Zakharkin v. Russia) от 10 июня 2010 г., жалоба N 1555/04* (* См.: там же. 2011. N 2 (примеч. редактора).), §§ 146-151, Постановление Европейского Суда по делу "Илатовский против Российской Федерации" (Ilatovskiy v. Russia) от 9 июля 2009 г., жалоба N 6945/04* (* См.: там же. 2010. N 3 (примеч. редактора).), §§ 36-42, Постановление Европейского Суда по делу "Московец против Российской Федерации" (Moskovets v. Russia) от 23 апреля 2009 г., жалоба N 14370/03* (* См.: Российская хроника Европейского Суда. 2012. N 1 (примеч. редактора).), § 99, Постановление Европейского Суда по делу "Шабанов и Трень против Российской Федерации" (Shabanov and Tren v. Russia) от 14 декабря 2006 г., жалоба N 5433/02* (* См.: там же. 2008. N 4 (примеч. редактора).), § 30, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Посохов против Российской Федерации", §§ 40-44).

124. Европейский Суд отмечает, однако, что указанные дела явно контрастируют с настоящим делом, поскольку в отличие от имеющейся ситуации Европейский Суд находил в них серьезные дефекты в первоначальном избрании народных заседателей, которые необратимо подрывали справедливость уголовных дел в отношении заявителей.

125. С учетом вышеизложенных соображений Европейский Суд приходит к заключению, что И. и М. были правомочны рассматривать уголовное дело в отношении заявителей до и после 5 августа 2002 г., а также после 1 января 2004 г., когда нормы о народных заседателях были отменены. Соответственно, Европейский Суд приходит к выводу, что состав суда по уголовному делу в отношении заявителей был законным и что по делу властями Российской Федерации не было допущено нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции в этом отношении.

VI. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции (чрезмерная длительность производства по делу)

 

126. Заявители жаловался на то, что длительность производства по уголовному делу в отношении них нарушила требование о соблюдении "разумного срока", предусмотренное в пункте 1 статьи 6 Конвенции, который гласит:

 

"Каждый_ при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на_ разбирательство дела в разумный срок_ судом".

A. Приемлемость жалобы

 

127. Европейский Суд отмечает, что жалоба в данной части не является необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Она также не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

B. Существо жалобы

 

1. Доводы сторон

 

128. Власти Российской Федерации утверждали, что дело заявителей было сложным, так как оно объединяло 14 уголовных дел, было привлечено большое количество потерпевших, свидетелей и 17 обвиняемых, и потребовалось проведение большого количества следственных действий, выполняемых в разных местах. Власти Российской Федерации считали, что задержки в производстве по делу происходили по вине заявителей. В частности, задержки в ходе предварительного следствия были вызваны ознакомлением заявителей с материалами уголовного дела. Кроме того, власти Российской Федерации предоставили документ с подробным изложением причин каждого отложения судебного заседания. Согласно этому документу с октября 2001 года по сентябрь 2004 года судебное разбирательство откладывалось как минимум 88 раз из-за плохого состояния здоровья заявителей или их адвокатов, постоянной неявки адвокатов заявителей в суд и удаления заявителей или их адвокатов из зала судебных заседаний за ненадлежащее поведение.

129. Заявители выразили несогласие с этим и утверждали в общих выражениях, что обвинения властей Российской Федерации не были обоснованными или убедительными.

2. Мнение Европейского Суда

 

130. Европейский Суд повторяет, что согласно его прецедентной практике период, который должен учитываться в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции, должен определяться автономно. Он начинается в тот момент, когда лицу официально предъявлены обвинения, или когда это лицо иным образом было существенно затронуто действиями органов обвинения в результате подозрений против него (см. Постановление Европейского Суда по делу "Г.O. против Российской Федерации" (G.O. v. Russia) от 18 октября 2011 г., жалоба N 39249/03, § 106). Европейский Суд замечает, что период, который должен учитываться, начался для каждого заявителя в тот день, когда он был задержан (см. § 10 настоящего Постановления), и завершился 21 ноября 2006 г., когда Верховный Суд Российской Федерации вынес окончательное решение. Производство по делу в судах трех уровней, включая предварительное следствие, длилось приблизительно семь лет и девять месяцев для Денисова, Гимранова, Додонова и Шутова и пять лет и восемь месяцев - для Филимонова.

131. Европейский Суд вновь подтверждает, что разумность длительности производства по делу должна оцениваться с учетом обстоятельств дела и со ссылкой на следующие критерии: сложность дела и действия заявителя и соответствующих органов власти (см. среди многих прочих примеров Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Пелисье и Сасси против Франции" (Plissier and Sassi v. France), жалоба  25444/94, 67, ECHR 1999-II). Кроме того, только задержки по вине государства могут оправдать вывод о невыполнении требования о соблюдении "разумного срока" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Педерсен и Баадсгаард против Франции" (Pedersen and Baadsgaard v. Denmark) от 19 июня 2003 г., жалоба N 49017/99, § 44).

132. Европейский Суд отмечает, что предварительное следствие по уголовному делу в отношении заявителей продолжалось с 10 января 1999 г. по 26 января 2001 г. (два года и 17 дней), производство по нему в городском суде продолжалось с 29 января 2001 г. по 15 февраля 2006 г. (пять лет и 18 дней), и рассмотрение дела в кассационном порядке в Верховном Суде Российской Федерации продолжалось с 16 февраля по 21 ноября 2006 г. (девять месяцев и четыре дня).

133. С учетом имеющихся в его распоряжении материалов Европейский Суд полагает, что длительность предварительного следствия и рассмотрения дела судом кассационной инстанции не являлась неразумной, принимая во внимание сложность дела и необходимость для заявителей знакомиться с материалами дела и готовиться к судебным заседаниям.

134. Европейский Суд считает, что наибольший разрыв в производстве по делу имел место между 3 октября 2001 г. и 27 сентября 2004 г., когда городской суд откладывал судебное заседание как минимум 88 раз, поскольку заявители были больны, адвокаты не являлись в суд по состоянию здоровья, личным или профессиональным причинам или без причины или потому, что заявителей и их адвокатов удаляли из зала судебных заседаний за нарушение порядка проведения судебного заседания.

135. Учитывая вышеизложенное, Европейский Суд изучит вопрос о том, продлевали ли без необходимости отложения слушаний дела и вытекающие из них задержки производство по делу и несет ли за них ответственность государство-ответчик.

(a) Сложность дела

136. Европейский Суд считает, что уголовное дело заявителей было сложным, учитывая участие 17 обвиняемых, а также количество и характер предъявленных им обвинений (см. §§ 14, 15 и 48 настоящего Постановления). Однако Европейский Суд не может согласиться с тем, что сложность дела сама по себе была таковой, чтобы оправдать общую продолжительность производства по делу.

(b) Действия заявителей

 

(i) Болезнь заявителей

137. Европейский Суд соглашается с тем, что заявителей нельзя винить за то, что они воспользовались процессуальными правами, и признает, что болезнь представляет собой объективный фактор, способствующий задержкам. В то же время Европейский Суд придерживается мнения, что и государство не может нести ответственность за такие задержки (см. Постановление Европейского Суда по делу "Петр Королёв против Российской Федерации" (Petr Korolev v. Russia) от 21 октября 2010 г., жалоба N 38112/04* (* См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. N 4 (примеч. редактора).), § 61).

(ii) Неявка адвокатов в суд

138. Европейский Суд считает, что присутствие адвокатов в ходе судебного разбирательства является абсолютно необходимым для эффективной защиты заявителей, и городской суд длжным образом переносил судебные заседания в дни, когда адвокаты не являлись в суд по разным причинам (см. § 134 настоящего Постановления). Тем не менее Европейский Суд находит, что постоянные неявки адвокатов в суд для участия в судебном разбирательстве значительно задержали рассмотрение дела и что это происходило не по вине государства (см. об обратной ситуации Постановление Европейского Суда по делу "Бахмуцкий против Российской Федерации" (Bakhmutskiy v. Russia) от 25 июня 2009 г., жалоба N 36932/02* (* См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека 2010. N 3 (примеч. редактора).), § 157).

(iii) Поведение, нарушающее порядок проведения судебного заседания

139. Европейский Суд также принимает к сведению ненадлежащее поведение заявителей и их адвокатов (см. § 16 настоящего Постановления) и считает, что оно не служило интересам правосудия и способствовало дальнейшим и неоправданным задержкам в производстве по делу, которые не были вызваны органами государственной власти.

(c) Действия властей

140. Что касается действий властей, то Европейский Суд усматривает из имеющихся у него материалов дела, что городской суд оперативно и методично переносил судебные заседания ввиду причин, находившихся вне контроля со стороны властей. При отсутствии каких-либо значительных периодов бездействия со стороны органов государственной власти Европейский Суд считает, что длительность производства по делу не может быть признана неразумной (см. Постановление Европейского Суда по делу "Петухов против Украины" (Petukhov v. Ukraine) от 21 октября 2010 г., жалоба N 43374/02, § 141).

(d) Заключение

141. Рассмотрев все предоставленные ему материалы и учитывая, что факторы, влияющие на общую длительность производства по уголовному делу, не были связаны с действиями государственных органов, Европейский Суд считает, что длительность производства по уголовному делу в настоящем деле не может считаться неразумной. Соответственно, по делу не было допущено нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции в этом отношении.

VII. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

142. Заявители также жаловались, ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, на то, что их удаляли из зала судебных заседаний несколько раз и что судебное заседание по уголовному делу в отношении них в следственном изоляторе в период с 26 августа 2004 г. и по 17 февраля 2006 г. не было публичным. Кроме того, Денисов жаловался со ссылкой на пункт 1 и подпункт "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции на то, что он не имел полного доступа к материалам уголовного дела, и на то, что городской суд отказал в просьбе его вновь назначенного адвоката К. отложить судебное заседание, чтобы ознакомиться с материалами дела. Шутов жаловался на то, что он не присутствовал в заседании суда кассационной инстанции по рассмотрению уголовного дела в отношении него и что городской суд отказал в его просьбе о назначении другого адвоката, что противоречило пункту 1 и подпункту "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции. Гимранов жаловался на то, что в нарушение пункта 1 и подпункта "е" пункта 3 статьи 6 Конвенции ему не была предоставлена бесплатная помощь переводчика. Власти Российской Федерации не согласились с этими доводами и представили подробные документы, опровергающие их.

A. Удаление из зала судебных заседаний

 

143. Что касается удаления заявителей из зала судебных заседаний, то Европейский Суд установил следующее: заявителей и (или) некоторых из их адвокатов во многих случаях удаляли из зала судебных заседаний за то, что они прерывали председательствующего судью и секретаря судебного заседания, обращались к суду с использованием обсценной лексики, и за любое другое ненадлежащее поведение в зале суда (см. §§ 16, 134 и 139 настоящего Постановления). При указанных обстоятельствах удаление заявителей из зала судебных заседаний было необходимо для поддержания порядка в суде, и оно не может считаться умаляющим общую справедливость производства по уголовному делу в отношении заявителей, которые в их отсутствие были представлены адвокатами. Исходя из этого Европейский Суд в соответствии с подпунктом "а" пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции отклоняет эту жалобу как явно необоснованную.

B. Публичное разбирательство уголовного дела

 

144. Что касается предположительного отсутствия публичного разбирательства уголовного дела в учреждении N ИЗ-47/1 в период с 26 августа 2004 г. по 17 февраля 2006 г., то имеющиеся в распоряжении Европейского Суда материалы убедительно демонстрируют, что, даже если судебное разбирательство и было перенесено в следственный изолятор, оно не было закрыто для публики (см. §§ 29 и 31 настоящего Постановления). Отсюда следует, что жалоба в этой части является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с подпунктом "а" пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

C. Жалоба Денисова, касающаяся доступа к материалам дела

 

145. В отношении жалобы Денисова в части ограниченного доступа к материалам дела в контексте пункта 1 и подпунктов "b" и "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции Европейский Суд на основе имеющихся у него документов и вопреки доводам заявителя отмечает, что и Денисов, и его адвокат К. ознакомились с материалами дела полностью и что их доступ к ним не был ограничен (см. §§ 32-38 настоящего Постановления). Таким образом, Европейский Суд в соответствии с подпунктом "а" пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции отклоняет жалобу в этой части как явно необоснованную.

D. Жалобы Шутова, касающиеся отсутствия на заседании суда кассационной инстанции и необеспечения доступа к адвокату

 

146. Что касается жалобы Шутова на его неучастие в заседании суда кассационной инстанции, то Европейский Суд отмечает, что в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации заявителю следовало в своей кассационной жалобе указать, что он хочет участвовать в заседании суда кассационной инстанции по уголовному делу в отношении него (см. § 72 настоящего Постановления). Однако он не обратился с такой просьбой и не объяснил, почему он не сделал этого. Кроме того, Европейский Суд отмечает, что, хотя Шутов был извещен своевременно о предстоящем судебном заседании и имел возможность представить свою просьбу уже после подачи кассационной жалобы, его адвокат подал эту просьбу в тот день, когда суд кассационной инстанции уже начал рассматривать уголовное дело в отношении заявителей, не указав причины, почему он действовал с опозданием (см. § 50 настоящего Постановления). В этом отношении Европейский Суд также отмечает, что в отличие от Шутова, Додонов, например, подал свое заявление об участии в заседании суда кассационной инстанции задолго до судебного заседания и что суд кассационной инстанции удовлетворил данное заявление (см. § 51 настоящего Постановления). В этих обстоятельствах и учитывая, что Шутов был также представлен тремя адвокатами в суде кассационной инстанции (см. § 50 настоящего Постановления), Европейский Суд находит, что жалоба Шутова на его отсутствие в заседании суда кассационной инстанции является явно необоснованной, и отклоняет ее в соответствии с подпунктом "а" пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

147. Кроме того, что касается жалобы Шутова на отказ городского суда отстранить от дела его адвокатов Ш. и З. и заменить их другим адвокатом, Европейский Суд отмечает, что заявитель не выдвигал убедительных доводов ни в Европейском Суде, ни в городском суде, каким точно образом, по его мнению, помощь, оказываемая Ш. и З., была неэффективной. Кроме того, из материалов дела следует, что заявитель не был лишен возможности пригласить дополнительного адвоката, если бы он того захотел. Отсюда следует, что жалоба в этой части является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с подпунктом "а" пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

E. Жалоба Гимранова, касающаяся помощи переводчика

 

148. Наконец, что касается жалобы Гимранова на непредоставление ему бесплатной помощи переводчика, то имеющиеся у Европейского Суда документы свидетельствуют, что Гимранов получил среднее образование в школе в Российской Федерации, окончил три военных заведения в России и в двух из них был отличником учебы. Русский язык был единственным языком обучения во время учебы. Кроме того, у Гимранова была профессиональная долгосрочная карьера в российской армии, и он сам готовил различные процессуальные документы в ходе производства по уголовному делу в отношении него. Исходя из этого Европейский Суд приходит к заключению, что Гимранов владел русским языком и не нуждался в помощи переводчика в ходе рассмотрения уголовного дела в отношении него. Таким образом, Европейский Суд отклоняет его жалобу со ссылкой на пункт 1 и подпункт "е" пункта 3 статьи 6 Конвенции как явно необоснованную в соответствии с подпунктом "а" пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

F. Иные жалобы

 

149. Наконец, заявители подали дополнительные жалобы, опираясь на другие статьи Конвенции. Однако принимая во внимание все имеющиеся в его распоряжении материалы, и в той части, в которой Европейский Суд правомочен рассмотреть эти утверждения, он не находит в них каких-либо признаков нарушения прав и свобод, гарантированных Конвенцией или Протоколами к ней. Из этого следует, что в этой части она должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

VIII. Применение статьи 41 Конвенции

 

150. Статья 41 Конвенции гласит:

 

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

A. Ущерб

 

1. Материальный ущерб

 

151. Денисов требовал 100 000 евро в качестве возмещения материального ущерба.

152. Власти Российской Федерации считали, что заявитель не обосновал свое требование документальными доказательствами.

153. Европейский Суд отмечает, что Денисов не предоставил каких-либо документов, обосновывающих его требование о возмещении материального ущерба, поэтому он отклоняет данное требование.

2. Моральный вред

 

154. Денисов требовал 150 000 евро в качестве компенсации морального вреда в связи с неразумной продолжительностью его содержания под стражей до суда.

155. Власти Российской Федерации указали, что права заявителя не были нарушены и что сам факт установления нарушения, если таковое имеется, будет представлять собой достаточную справедливую компенсацию в настоящем деле. В любом случае оценка суммы компенсации должна производиться на основе принципа справедливости.

156. Европейский Суд считает, что выплата справедливой компенсации в настоящем деле должна быть основана на том факте, что длительность содержания Денисова под стражей была неоправданно долгой в нарушение статьи 5 Конвенции. Ему, несомненно, был причинен моральный вред в результате нарушения его прав. Однако сумма, которую он просил взыскать, представляется чрезмерной. Оценивая обстоятельства на основе принципа справедливости, Европейский Суд присудил Денисову 7 000 евро в качестве компенсации морального вреда плюс сумму любых налогов, которые заявитель, возможно, должен будет уплатить с этой суммы.

B. Судебные расходы и издержки

 

157. Денисов требовал 250 000 евро в качестве возмещения судебных расходов и издержек.

158. Власти Российской Федерации указывали, что заявитель не обосновал свое требование. Власти Российской Федерации также утверждали, что судебные расходы и издержки не были понесены с необходимостью и превысили разумные пределы.

159. Европейский Суд отмечает, что интересы Денисова представляли Кузьминых и Липцер. Согласно доверенности, выданной Липцер Денисовым, она была уполномочена на получение имущества и денег за юридическое представительство его интересов при производстве по делу в Европейском Суде. В поддержку требования Денисова о возмещении судебных расходов и издержек Липцер предоставила копию соглашения об оказании юридической помощи, заключенного между ней и Кузьминых. Согласно соглашению Кузьминых уполномочил Липцер подать формуляр жалобы от имени Денисова в Европейский Суд и заплатил ей приблизительно 229 400 рублей (около 2 900 евро).

160. Согласно прецедентной практике Европейского Суда судебные расходы и издержки подлежат возмещению только в тех случаях, когда установлено, что они были фактически понесены, были необходимы и не превышали разумных пределов.

161. Европейский Суд отмечает, что Денисов просил взыскать в его пользу сумму в размере, существенно превышающем сумму, указанную в соглашении об оказании юридической помощи, представленном Липцер, и эта сумма представляется чрезмерной. Денисов не предоставил дополнительных документов в обоснование суммы, которую он просил взыскать в его пользу. Европейский Суд далее отмечает, что соглашение об оказании юридической помощи, представленное Липцер, относится только к подаче формуляра жалобы в Европейский Суд и не содержит детальной информации о конкретных услугах, оказанных Денисову в ходе производства по делу в Европейском Суде. В этом отношении Европейский Суд повторяет, что согласно пунктам 2 и 3 правила 60 Регламента Суда заявитель должен предоставить подробный перечень всех своих требований по статье 41 Конвенции с разбивкой по пунктам с приложением любых соответствующих подтверждающих документов и расписок, и если заявитель не выполняет эти требования, Европейский Суд вправе отказать в удовлетворении требования полностью или частично (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Бускарини и другие против Сан-Марино" (Buscarini and Others v. San Marino), жалоба N 24645/94, § 48, ECHR 1999-I, и Постановление Европейского Суда по делу "Вильсон, Национальный союз журналистов и другие против Соединенного Королевства" (Wilson, National Union of Journalists and Others v. United Kingdom), жалобы NN 30668/96, 30671/96 и 30678/96), § 68, ECHR 2002-V).

162. Соответственно, так как ни Денисов, ни его адвокаты не предоставили данных о проделанной работе или почасовых ставках, Европейский Суд не может определить, были ли расходы фактически понесены, были ли они необходимы, и не превышали ли они разумных пределов. При таких обстоятельствах Европейский Суд готов присудить 1 450 евро в отношении требования Денисова о взыскании возмещения судебных расходов и издержек плюс сумму любых налогов, которые заявитель, возможно, должен будет уплатить с этой суммы.

C. Процентная ставка при просрочке платежей

 

163. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

1) решил объединить жалобы в одно производство;

2) постановил, что Шутова наделена процессуальной правоспособностью продолжить производство по настоящему делу вместо Шутова;

3) объявил жалобу Денисова в части, касающейся длительности досудебного его содержания под стражей, и жалобу заявителей в части, касающейся состава суда и продолжительности производства по делу приемлемыми для рассмотрения по существу, а в остальной части - неприемлемой;

4) постановил, что имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции в отношении Денисова в связи с необоснованной длительностью досудебного содержания его под стражей;

5) постановил, что по делу не было допущено нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции в отношении всех пятерых заявителей в связи с составом суда;

6) постановил, что по делу не было допущено нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции в отношении всех пятерых заявителей в связи с продолжительностью производства по уголовному делу;

7) постановил, что:

(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить Денисову следующие суммы, подлежащие переводу в валюту государства-ответчика по курсу, который будет установлен на день выплаты:

(i) 7 000 евро (семь тысяч евро), а также любой налог, который может быть начислен на указанную сумму, в качестве компенсации морального вреда;

(ii) 1 450 евро (одну тысячу четыреста пятьдесят евро), а также любой налог, который может быть начислен на указанную сумму, в качестве компенсации судебных расходов и издержек;

(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

8) отклонил оставшуюся часть требований Денисова о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 19 апреля 2016 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Стивен Филлипс
Секретарь
Секции Суда

Луис Лопес Герра
Председатель
Палаты Суда

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 19 апреля 2016 г. Дело "Сергей Денисов и другие (Sergey Denisov and Others) против Российской Федерации" (Жалобы NN 1985/05, 18579/07, 21748/07, 21954/07 и 20922/08) (Третья секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека "Российская хроника ЕС. Специальный выпуск" N 4/2016.


Перевод с английского ООО "Развитие правовых систем" / Под ред. Ю.Ю. Берестнева


Постановление вступило в силу 12 сентября 2016 г. в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции