Письмо Федеральной налоговой службы от 9 октября 2019 г. N ГД-4-14/20704@ Об обзоре судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 3 (2019)

Письмо Федеральной налоговой службы от 9 октября 2019 г. N ГД-4-14/20704@

 

Федеральная налоговая служба в целях формирования положительной судебной практики направляет "Обзор судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 3 (2019)" (далее - Обзор).

Управлениям ФНС России по субъектам Российской Федерации довести данное письмо и прилагаемый к нему Обзор до нижестоящих территориальных органов ФНС России для руководства и применения в работе.

Приложение: на 38 л.

 

Действительный государственный советник
Российской Федерации 2 класса 

Д.Ю. Григоренко

 

Обзор
судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 3 (2019)

 

1. Споры о признании недействительными решений об отказе в государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

 

1.1. Установив, что в силу пункта 2 статьи 358.15 Гражданского кодекса Российской Федерации и договоров залога 100% долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью права участника общества осуществлял банк, который не принимал решение о смене генерального директора общества, суды пришли к выводу о том, что инспекция обоснованно учла представленное возражение банка и правомерно приняла решение об отказе в государственной регистрации изменений в ЕГРЮЛ относительно лица, уполномоченного действовать без доверенности от имени общества.

По делу N А56-106503/2018 Д.Л.В. обратилась в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к Инспекции о признании незаконным решения от 27.07.2018 N 111167А об отказе в государственной регистрации.

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10.02.2019 в удовлетворении требований заявителя отказано.

Д.Л.В., не согласившись с решением суда первой инстанции, подала апелляционную жалобу, в которой просит решение отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, между Банком и Обществом заключен кредитный договор от 29.11.2017 N 18-17/КЛ.

В обеспечение обязательств Общества по указанному кредитному договору заключены договоры залога долей с участниками указанного общества, а именно: договор от 30.11.2017 с Д.Л.В., по которому банку передана в залог доля в размере 1% в уставном капитале Общества, а также договор от 30.11.2017 с ООО "М.", по которому в залог банку передана доля в уставном капитале заемщика в размере 99%.

08.06.2018 на внеочередном общем собрании участников Общества 100% голосов участников принято решение о досрочном прекращении полномочий генерального директора общества Д.Л.В. и избрании на данную должность П.Е.С.

Регистрирующим органом было принято решение от 19.06.2018 о государственной регистрации в ЕГРЮЛ за ГРН 8187847272341 записи о прекращении у Д.Л.В. полномочий лица, имеющего право без доверенности действовать от имени Общества, и о возложении данных полномочий на П.Е.С.

29.06.2018 за вх. N 115786А в регистрирующий орган представлено возражение банка относительно предстоящей государственной регистрации сведений об изменении генерального директора Общества с П.Е.С. на Д.Л.В.

29.06.2018 Инспекцией в соответствии с пунктом 4.4 ст. 9 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) было принято Решение N 111167А о приостановлении государственной регистрации для проверки достоверности сведений, включаемых в ЕГРЮЛ.

В регистрирующий орган от Д.Л.В. поступили документы и пояснения, опровергающие, по мнению Д.Л.В., предположение о недостоверности сведений, включаемых в ЕГРЮЛ. Заявителю было предложено представить дополнительные пояснения.

Из представленных Д.Л.В. пояснений следовало, что никаких претензий в адрес Общества от банка не поступало, платежи по уплате процентов и основного долга вносятся своевременно, иных нарушений кредитного договора и договора залога нет.

По результатам рассмотрения представленных документов Инспекцией на основании подпункта "а" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ принято Решение 27.07.2018 N 111167А об отказе в государственной регистрации изменений в ЕГРЮЛ относительно лица, уполномоченного действовать без доверенности от имени Общества.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.

Лицом, уполномоченным принимать решение об избрании единоличного исполнительного органа Общества на момент подачи Д.Л.В. заявления по форме N Р14001 о внесении в ЕГРЮЛ сведений о прекращении полномочий П.Е.С. как генерального директора Общества и возложении данных полномочий на Д.Л.В. являлся банк, осуществляющий права участника Общества в силу пункта 2 статьи 358.15 Гражданского кодекса Российской Федерации и договоров залога 100% долей в уставном капитале Общества

Между тем, банком не принималось представленное Д.Л.В. решение о прекращении полномочий П.Е.С. как генерального директора Общества и возложении данных полномочий на Д.Л.В., о чем в соответствии со статьей 9 Закона N 129-ФЗ в Инспекцию представлено соответствующее возражение заинтересованного лица - Банка.

Поскольку документов, опровергающих доводы, изложенные в возражении заинтересованного лица, Д.Л.В. представлено не было и, следовательно, обстоятельства, послужившие основанием для приостановления государственной регистрации, не были устранены, Инспекция, проведя проверку достоверности данных, подлежащих включению в ЕГРЮЛ, обоснованно учла представленное возражение заинтересованного лица и правомерно приняла решение от 27.07.2018 N 111167А об отказе в государственной регистрации изменений в ЕГРЮЛ относительно лица, уполномоченного действовать без доверенности от имени Общества.

При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, доводы которой не опровергают правомерность выводов суда первой инстанции, который всесторонне исследовав материалы и обстоятельства дела, дав им надлежащую правовую оценку, принял судебный акт с соблюдением норм материального и процессуального права.

 

1.2. Отказ регистрирующего органа во внесении в Единый государственный реестр юридических лиц сведений о выходе участника из состава общества с ограниченной ответственностью на том основании, что единственным участником данного общества на какой-то период времени становится другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица, действующим законодательством не предусмотрен.

По делу N А27-22840/2018 Общество обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением к Инспекции о признании недействительным решения от 02.08.2018 N 14904А/2489 об отказе в государственной регистрации, оставленного без изменения решением от 17.09.2018 N 548 Управления.

Решением от 28.11.2018 Арбитражного суда Кемеровской области, оставленным без изменения постановлением от 20.02.2019 Седьмого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении требования отказано.

В кассационной жалобе Общество, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, просило принятые по делу судебные акты отменить, вынести новое решение.

Суд кассационной инстанции посчитал, что принятые по делу судебные акты подлежат отмене.

Судами установлено и материалами дела подтверждено следующее.

Согласно свидетельства о государственной регистрации юридического лица Общество создано 01.04.2016.

22.06.2018 И.С.В., являвшимся участником Общества с долей участия в уставном капитале 0,01%, было принято решение о выходе путем отчуждения доли Обществу; соответствующее заявление удостоверено нотариусом г. Москвы Д.Е.П. и зарегистрировано в Едином государственном реестре.

В результате совершенных действий в Обществе остался один участник - ООО "М.", которое, в свою очередь, также состоит из одного участника - Компании.

26.07.2018 заявителем в регистрирующий орган представлено заявление по форме N Р14001 с пакетом документов, предусмотренных пунктом 2 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ).

По результатам рассмотрения указанного пакета документов регистрирующий орган принял решение от 02.08.2018 N 14904А/2489 об отказе в государственной регистрации на основании подпункта "а" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ, согласно которому отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления заявителем определенных указанным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов, за исключением предусмотренных указанным Федеральным законом и иными федеральными законами случаев предоставления таких документов (содержащихся в них сведений) по межведомственному запросу регистрирующего органа или органа, который в соответствии с указанным Федеральным законом или федеральными законами, устанавливающими специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц, уполномочен принимать решение о государственной регистрации юридического лица.

Суды, в том числе ссылаясь на положения статей 9, 17, 18, 23, 25 Закона N 129-ФЗ, отказали в удовлетворении заявленного требования и признали оспариваемое решение Инспекции законным, поскольку исходили из того, что после выхода И.С.В. из состава участников Общества единственным участником хозяйственного общества становится другое хозяйственное общество (ООО "М."), которое на момент принятия обжалуемого решения состоит из одного участника (Компания), что противоречит требованиям части 2 статьи 66 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и абзацу 3 части 2 статьи 7 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон N 14-ФЗ).

Согласно статье 26 Закона N 14-ФЗ участник общества вправе выйти из общества путем отчуждения доли обществу независимо от согласия других его участников или общества, если это предусмотрено уставом общества. Заявление участника общества о выходе из общества должно быть нотариально удостоверено по правилам, предусмотренным законодательством о нотариате для удостоверения сделок; выход участников общества из общества, в результате которого в обществе не остается ни одного участника, а также выход единственного участника общества из общества не допускается.

В соответствии со статьей 23 Закона N 14-ФЗ в случае выхода участника общества из общества в соответствии со статьей 26 Закона N 14-ФЗ его доля переходит к обществу; доля или часть доли переходит к обществу с даты получения обществом заявления участника общества о выходе из общества, если право на выход из общества участника предусмотрено уставом общества (пункты 6.1, 7).

Пунктами 7.3.9, 7.3.10 устава предусмотрено, что участник Общества вправе: - выйти из Общества путем отчуждения своей доли Обществу или потребовать приобретения Обществом доли в случаях, предусмотренных Законом N 14-ФЗ; - продать или осуществить отчуждение иным образом своей доли или части доли в уставном капитале Общества одному или нескольким участникам Общества либо другому лицу в порядке, предусмотренном Законом N 14-ФЗ и уставом Общества.

При этом согласно пункту 6 статьи 24 Закона N 14-ФЗ орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, должен быть извещен о состоявшемся переходе к обществу доли или части доли в уставном капитале общества не позднее чем в течение месяца со дня перехода к обществу доли или части доли путем направления заявления о внесении соответствующих изменений в единый государственный реестр юридических лиц и документа, подтверждающего основания перехода к обществу доли или части доли. Указанные изменения приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации.

Основания отказа в государственной регистрации приведены в статье 23 Закона N 129-ФЗ, перечень которых является исчерпывающим (пункты 1, 2).

Кассационная инстанция считает необходимым отметить следующее.

Согласно части 2 статьи 26 Закона N 14-ФЗ выход участников общества из общества, в результате которого в обществе не остается ни одного участника, а также выход единственного участника общества из общества не допускается.

Указанному запрету корреспондирует право налогового органа отказать в государственной регистрации соответствующих изменений: отказ в государственной регистрации допускается в случае выхода участников общества с ограниченной ответственностью из общества, в результате которого в обществе не остается ни одного участника, а также выхода единственного участника общества с ограниченной ответственностью из общества (подпункт "е" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ).

Согласно абзацу 3 части 2 статьи 7 Закона N 14-ФЗ, которым руководствовался суд, общество не может иметь в качестве единственного участника другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица.

В то же время запрету, установленному абзацем 3 части 2 статьи 7 Закона N 14-ФЗ (абзацем 2 части 2 статьи 66 ГК РФ), законодательством не установлено корреспондирующего основания для отказа в государственной регистрации по статье 23 Закона N 129-ФЗ, но предписано совершение императивных действий, указанных в части 2 статьи 24 Закона N 14-ФЗ, обязывающих решить "судьбу доли", перешедшей к обществу, в течение одного года с момента перехода доли.

Таким образом, отказ регистрирующего органа во внесении в Единый государственный реестр юридических лиц сведений о выходе участника из состава общества на том основании, что единственным участником данного общества на какой-то период времени становится другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица, действующим законодательством не предусмотрен.

Кассационная инстанция соглашается с доводами Общества, что в рассматриваемом случае в результате отказа регистрирующего органа в государственной регистрации факта выхода И.С.В. из Общества и переходе его доли в уставном капитале к Обществу фактически создана ситуация, при которой в Едином государственном реестре юридических лиц содержатся недостоверные сведения, что прямо противоречит требованиям Закона N 129-ФЗ.

С учетом изложенного, принимая во внимание, что материалами дела подтверждено, что заявителем для государственной регистрации изменений представлены все необходимые документы, предусмотренные статьей 17 Закона N 129-ФЗ, в заявлении о государственной регистрации подтверждено, что вносимые сведения достоверны, у Инспекции отсутствовали основания для отказа в государственной регистрации изменений, вносимых в Единый государственный реестр юридических лиц, на основании подпункта "а" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ, и, соответственно, у судов отсутствовали правовые основания для отказа в удовлетворении требования Общества.

 

1.3. Соглашаясь с выводами судов о законности оспариваемого решения об отказе в государственной регистрации, принятого на основании подпункта "з" пункта 1 статьи 22.3 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", суд кассационной инстанции отметил, что действующее законодательство при государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя не возлагает на регистрирующий орган обязанности выяснять, имелось или не имелось у предпринимателя обязанности по представлению сведений в орган пенсионного фонда; подпункт "в" пункта 1 статьи 22.3 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" императивно предписывает регистрирующего органу убедиться в соблюдении предпринимателем положений Федерального закона от 01.04.1996 N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" на дату подачи заявления.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца и далее по тексту допущена опечатка. Вместо "подпункта "з" пункта 1 статьи 22.3" имеется в виду "подпункта "з" пункта 1 статьи 23"

По делу N А06-7323/2018 индивидуальный предприниматель К.Т.Л. (далее - ИП) обратилась в Арбитражный суд Астраханской области с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 27.02.2018 N 1735А, об обязании инспекции рассмотреть заявление ИП от 27.02.2018.

Решением Арбитражного суда Астраханской области от 15.01.2019, оставленным без изменения постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.03.2019, в удовлетворении заявленных требований отказано.

ИП обратилась с кассационной жалобой, в которой просила вынесенные судебные акты отменить, принять новый судебный акт.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следует из материалов дела, ИП 21.09.2004 зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя, о чем в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей (далее - ЕГРИП) внесена соответствующая запись.

ИП 27.02.2018 обратилась в инспекцию с заявлением о государственной регистрации прекращения деятельности в качестве индивидуального предпринимателя (форма N Р26001).

Инспекцией 06.03.2018 принято решение N 1735А об отказе в государственной регистрации на основании подпункта "з" пункта 1 статьи 22.3 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) ввиду наличия сведения о неисполнении требований подпункта "в" пункта 1 статьи 22.3 Закона N 129-ФЗ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 22.3 Закона N 129-ФЗ государственная регистрация при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в связи с принятием им решения о прекращении данной деятельности осуществляется на основании представляемых в регистрирующий орган следующих документов: а) подписанного заявителем заявления о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти; б) документа об уплате государственной пошлины; в) документа, подтверждающего представление в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации сведений в соответствии с подпунктами 1 - 8 пункта 2 статьи 6 и пунктом 2 статьи 11 Федерального закона от 01.04.1996 N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" (далее - Закон N 27-ФЗ).

Наличие сведений о невыполнении требований, предусмотренных подпунктом "ж" пункта 1 статьи 14, подпунктом "г" пункта 1 статьи 21, подпунктом "в" пункта 1 статьи 22.3 Закона N 129-ФЗ является основанием для отказа в государственной регистрации (подпункт "з" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ).

Из материалов дела следует, что 27.02.2018 ИП при обращении в регистрирующий орган представлены заявление о прекращении деятельности ИП (форма N Р26001), документ об оплате государственной пошлины.

Регистрирующим органом в порядке межведомственного информационного взаимодействия в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации запрошены необходимые сведения.

Орган пенсионного фонда 28.02.2018 сообщил инспекции о непредставлении ИП сведений в соответствии с Законом N 27-ФЗ, Федеральным законом от 30.04.2008 N 56-ФЗ "О дополнительных страховых взносах на накопительную пенсию и государственной поддержке формирования пенсионных накоплений" (далее - Закон N 56-ФЗ).

Кроме того, регистрирующим органом от ГУ - УПФ РФ получена справка от 01.08.2018 N 10/10333, согласно которой ИП сведения в соответствии с Законом N 27-ФЗ, Законом N 56-ФЗ не представлены.

С учетом изложенного суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении заявленных требований.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней ИП, полагая, что у нее не имелось обязанности по представлению сведений в орган пенсионного фонда, указывая, что представленная ГУ - УПФ РФ справка от 01.08.2018 N 10/10333 не может служить доказательством нарушения действующего пенсионного законодательства, поскольку, по мнению заявителя, таковыми являются акты проверки и решения органа пенсионного фонда, считает обжалуемые судебные акты вынесенными с нарушением действующего законодательства.

Суд кассационной инстанции отмечает, что действующее законодательство при государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя не возлагает на регистрирующий орган обязанности выяснять, имелось или не имелось у предпринимателя обязанности по представлению сведений в орган пенсионного фонда; подпункт "в" пункта 1 статьи 22.3 Закона N 129-ФЗ императивно предписывает регистрирующему органу убедиться в соблюдении предпринимателем положений Закона N 27-ФЗ на дату подачи заявления.

Получив из уполномоченного государственного органа (ГУ - УПФ РФ) данные о не представлении заявителем сведений в соответствии с Законом N 27-ФЗ, инспекция обоснованно отказала в государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя.

 

1.4. При рассмотрении спора о признании недействительным решения об отказе в государственной регистрации юридического лица суды пришли к выводу о том, что требование регистрирующего органа о предоставлении заявителем согласия залогодержателя для осуществления государственной регистрации общества по адресу месту жительства (регистрации) его руководителя и единственного участника незаконно.

По делу N А19-22349/2018 общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к инспекция о признании незаконным решения от 06.08.2018 N 15286А об отказе в государственной регистрации.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 13 марта 2019 года, оставленным без изменения постановлением Четвёртого арбитражного апелляционного суда от 17 июня 2019 года, требования удовлетворены.

В кассационной жалобе инспекция, ссылаясь на нарушение норм материального права, несоблюдение норм процессуального права), просила решение и постановление отменить, не передавая дела на новое рассмотрение, принять новый судебный акт об отказе в иске.

01.07.2018 общество обратилось в регистрирующий орган для государственной регистрации внесения изменений в учредительные документы в связи с изменением адреса места нахождения юридического лица.

06.08.2018 по результатам рассмотрения представленных документов регистрирующим органом принято решение об отказе в государственной регистрации на основании подпункта "а" пункта 1 статьи 23 Федерального закона N 129-ФЗ от 08.08.2001 "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ); заявитель обжаловал решение регистрирующего органа сначала в вышестоящую организацию, затем обратился в суд.

Удовлетворяя требование общества, суды исходили из неправомерности отказа регистрирующего органа в регистрации внесения изменений в учредительные документы в связи с изменением адреса

Согласно пункту 2 статьи 54 Гражданского кодекса Российской Федерации Российской место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации на территории Российской Федерации путем указания наименования населенного пункта (муниципального образования). Государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа - иного органа или лица, уполномоченных выступать от имени юридического лица в силу закона, иного правового акта или учредительного документа, если иное не установлено законом о государственной регистрации юридических лиц.

Применение указанной нормы права разъяснено в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 61 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица", согласно которому адрес юридического лица определяется местом нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего и исполнительного органа - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности, и может отличаться от адреса, по которому осуществляется непосредственная деятельность юридического лица, в том числе хозяйственная (производственный цех, торговая точка и т.п.). Регистрирующий орган не вправе отказывать в государственной регистрации на основании того, что помещение или здание, адрес которого указан для целей осуществления связи с юридическим лицом, непригодно для осуществления деятельности юридического лица в целом либо вида деятельности, который указан в документах, представленных для государственной регистрации. В то же время регистрация по адресу жилого объекта недвижимости допустима только в тех случаях, когда собственник объекта дал на это согласие; согласие предполагается, если названный адрес является адресом места жительства учредителя (участника) или лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Согласно подпункту "а" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления заявителем определенных настоящим законом необходимых для государственной регистрации документов, за исключением предусмотренных указанным Федеральным законом и иными законами случаев предоставления таких документов (содержащихся в них сведений) по межведомственному запросу регистрирующего органа или органа, который в соответствии с указанным законом или законами, устанавливающими специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц, уполномочен принимать решение о государственной регистрации юридического лица.

Для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, в силу пункта 1 статьи 17 Закона N 129-ФЗ представляются: заявление о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы; решение о внесении изменений в учредительные документы; учредительные документы некоммерческой организации в новой редакции; документ об уплате государственной пошлины. места нахождения юридического лица.

Правильно применив указанные нормы права и разъяснения по их применению, арбитражные суды, оценив доводы сторон и представленные в их обоснования доказательства, установили: общество представило в регистрирующий орган заявление о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, связанных с внесением изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, а именно: об изменении адреса (месте нахождения) постоянно действующего исполнительного органа юридического лица; собственник жилого помещения С.Т.В. (единственный участник общества и его генеральный директор) дала согласие на регистрацию общества по спорному адресу; основанием для принятия оспариваемого решения об отказе в государственной регистрации инспекция указала на приобретение жилого помещения с ограничением (обременением) права в виде ипотеки в силу закона, и необходимости в связи с этим согласие залогодержателя на размещение в объекте залога постоянно действующего исполнительного органа; доказательства того, что указанный обществом адрес не существует в действительности, либо является условным почтовым адресом, присвоенным объекту незавершенного строительства, в деле отсутствуют.

Данные обстоятельства инспекцией по существу не оспорены и не опровергнуты.

Установив указанные обстоятельства, суды пришли к обоснованным выводам о том, что требование регистрирующего органа о предоставлении обществом согласия залогодержателя для осуществления регистрации общества по адресу месту жительства (регистрации) его руководителя и единственного участника, как и отказ в регистрации изменений незаконны, в связи с чем обоснованно удовлетворили заявленные требования.

При этом, судами правильно указано на то, что распоряжение заложенным имуществом, в данном случае регистрация общества в квартире, находящейся в залоге, в рассматриваемой ситуации является законной, поскольку права общества после обращения взыскания на предмет залога по пользованию заложенным недвижимым имуществом прекращаются в силу прямого указания закона.

Данные выводы сделаны при правильном истолковании подлежащих применению норм материального права к установленным по делу обстоятельствам, соответствуют содержанию имеющихся в нем доказательств, при оценке которых требования статей 65, 71 и 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судами соблюдены.

 

1.5. Ввиду того, что в постановлении судебного пристава-исполнителя содержался запрет на совершение любых регистрационных действий в отношении общества, суды пришли к выводу о законности оспариваемого решения об отказе во внесении в ЕГРЮЛ сведений о недостоверности сведений о физическом лице как лице, имеющим право без доверенности действовать от имени общества. При этом суд кассационной инстанции констатировал, что вопреки доводам заявителя внесение записи о недостоверности сведений о физическом лице отнесено к регистрационным действиям.

По делу N А40-283925/2018 З.К.Н. обратилась в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к Управлению, инспекции о признании недействительным решения инспекции об отказе во внесении в ЕГРЮЛ сведений о недостоверности сведений о физическом лице З.К.Н. как лице, имеющим право без доверенности действовать от имени общества.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 18.03.2019, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.06.2019, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятыми судебными актами, З.К.Н. обратилась в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просила вышеуказанные судебные акты отменить, удовлетворить заявление в полном объеме.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

06.08.2018 в инспекцию поступили документы для государственной регистрации внесения в ЕГРЮЛ сведений о недостоверности сведений в отношении лица, имеющего право без доверенности действовать от имени общества.

Решением инспекции от 13.08.2018 отказано в государственной регистрации на основании подпункта "м" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суды нижестоящих инстанций исходили из того, что на момент принятия решения инспекция располагала постановлением от 17.11.2016, вынесенным судебным приставом-исполнителем Красногорского РОСП УФССП по Московской области Б.А.Ю. в рамках исполнительного производства N 48578/16/50017-ИП, которым поручено объявить запрет на совершение регистрационных действий, направленных на отчуждение общества, на отчуждение долей в уставном капитале общества, что может привести к неисполнению требований исполнительного документа, объявить запрет на совершение регистрационных действий, направленных на реорганизацию, ликвидацию, изменение организационно-правовой формы, внесение любых изменений в учредительные документы, смену учредителей, смену учредительного адреса, изменение уставного капитала общества. Пунктом 2 указанного постановления инспекции запрещено проводить любые регистрационные действия в отношении общества.

Принимая во внимание, что в установленном законом порядке постановление судебного пристава-исполнителя недействительным не признано (решением суда от 13.02.2017 по делу N А41-586/17 отказано в признании недействительным постановления судебного пристава-исполнителя от 17.11.2016 в связи с пропуском срока на обращение в суд), суды пришли к выводу о наличии у инспекции правовых оснований для отказа в совершении заявленных регистрационных действий на момент их принятия.

В соответствии с подпунктом "м" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" отказ в государственной регистрации допускается, в том числе, в случае, если в течение срока, установленного для государственной регистрации, но до внесения записи в соответствующий государственный реестр или принятия решения об отказе в государственной регистрации в регистрирующий орган поступит судебный акт или акт судебного пристава-исполнителя, содержащие запрет на совершение регистрирующим органом определенных регистрационных действий.

В соответствии со статьей 6 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" законные требования судебного пристава-исполнителя обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, граждан и организаций и подлежат неукоснительному выполнению на всей территории Российской Федерации.

Согласно статье 113 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" в случае нарушения законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве виновное лицо подвергается административной или уголовной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В части 1 статьи 64 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" перечислены исполнительные действия, которые вправе совершать судебный пристав-исполнитель в процессе исполнения требований исполнительных документов. Указанный перечень является открытым, о чем свидетельствует пункт 17 части 1 упомянутой статьи, согласно которому судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов.

Следовательно, судебному приставу-исполнителю предоставлено право самостоятельно определять вид исполнительных действий, подлежащих применению, исходя из конкретных обстоятельств.

При этом регистрирующий орган не наделен полномочиями проверять требования судебного пристава-исполнителя на предмет их законности и обоснованности.

Как верно установлено судами, в постановлении от 17.11.2016, вынесенным судебным приставом-исполнителем Красногорского РОСП УФССП по Московской области Б.А.Ю. в рамках исполнительного производства N 48578/16/50017-ИП, содержится запрет на совершение любых регистрационных действий в отношении общества.

Указанное также подтверждается ответом Красногорского РОСП УФССП по Московской области от 22.01.2019 N 50017/19/12544.

В материалах дела отсутствует доказательства отмены постановления судебного пристава-исполнителя либо признания его незаконным в судебном порядке.

Довод заявителя жалобы о том, что внесение записи о недостоверности сведений о физическом лице не является регистрационным действием, отклоняется судом округа, поскольку в соответствии с пунктом 5 статьи 11 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" регистрирующим органом в единый государственный реестр юридических лиц вносится запись о недостоверности содержащихся в нем сведений о юридическом лице в случае направления в регистрирующий орган заявления физического лица о недостоверности сведений о нем в едином государственном реестре юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. Это заявление может быть направлено или представлено в регистрирующий орган способами, указанными в пункте 6 статьи 9 данного Федерального закона.

Согласно пункту 4 статьи 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" записи вносятся в государственные реестры на основании документов, представленных при государственной регистрации. Каждой записи присваивается государственный регистрационный номер, и для каждой записи указывается дата внесения ее в соответствующий государственный реестр. При несоответствии указанных в пунктах 1 и 2 данной статьи сведений государственных реестров сведениям, содержащимся в документах, представленных при государственной регистрации, сведения, указанные в пунктах 1 и 2 данной статьи, считаются достоверными до внесения в них соответствующих изменений.

Следовательно, вопреки доводам заявителя внесение записи о недостоверности сведений о физическом лице отнесено к регистрационным действиям.

Также не может быть принята во внимание ссылка на отсутствие в постановлении судебного пристава-исполнителя от 17.11.2016 запрета на совершение всех регистрационных действий, поскольку данный вопрос был исследован судами нижестоящих инстанций и получил надлежащую оценку.

Проанализировав в совокупности и взаимной связи представленные сторонами доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды нижестоящих инстанций пришли к верному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявления З.К.Н.

 

1.6. Указанные в оспариваемом решении об отказе в государственной регистрации доводы (отсутствие у общества имущества, транспортных средств, необходимых для осуществления финансово-хозяйственной деятельности; наличие в налоговой декларации по НДС не сопоставленных записей; наличие критериев риска, в связи с территориальным несоответствием адреса места жительства руководителя и предполагаемого адреса места регистрации; наличие у Общества задолженности по налоговым платежам) признаны судом апелляционной инстанции несостоятельными, поскольку, во-первых, не соответствуют указанному основанию вынесенного решения, а именно: предоставление недостоверных сведений об адресе регистрации, во-вторых, сами по себе указанные обстоятельства (при отсутствии надлежащих доказательств, подтверждающих ненахождение юридического лица по адресу предполагаемого места регистрации) не могут свидетельствовать об отсутствии юридического лица по заявленному адресу и использования адреса для фиктивной регистрации. Суд апелляционной инстанции также отметил, что обоснование причин смены места нахождения юридического лица не является обязательным при осуществлении государственной регистрации таких изменений.

По делу N А65-500/2019 общество обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением к инспекции о признании незаконным решения N 39446А об отказе в государственной регистрации от 30.08.2018, об обязании устранить допущенные нарушения прав и законных интересов общества.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 22 апреля 2019 года заявленные требования удовлетворены, решение инспекции N 39446А от 30.08.2018 признано незаконным. На инспекцию возложена обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя путем осуществления государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице, на основании заявления N 39446А от 26.07.2018.

В апелляционной жалобе инспекция просит решение суда отменить, ссылаясь на законность оспариваемого обществом решения об отказе в государственной регистрации, так как ИФНС дважды было установлено, что общество по заявленному адресу фактически отсутствует.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Как следует из материалов дела, в инспекцию 26.07.2018 по каналам связи в электронном виде через сайт ФНС России в отношении общества от нотариуса Б.Л.Б. поступили документы (вх. 39446А), предусмотренные статьей 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ)

По результатам рассмотрения представленных документов 30.08.2018 инспекцией было принято решение об отказе в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица общества, в соответствии с подпунктом "р" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ.

Основанием для принятия решения об отказе в государственной регистрации послужили материалы, представленные ИФНС России по г. Набережные Челны Республики Татарстан, свидетельствующие, по мнению регистрирующего органа, о недостоверности сведений по новому адресу нахождения.

Из ответа ИФНС, на подведомственной территории которого расположен заявленный обществом адрес места нахождения юридического лица, следует, что у общества отсутствует имущество, транспортные средства, необходимые для осуществления финансово-хозяйственной деятельности, отсутствуют пояснения руководителя о причинах смены места нахождения организации, в налоговой декларации по НДС за 1 кв. 2018 года, 2 кв. 2018 года имеется не сопоставленные записи, имеются критерии риска, в связи с территориальным несоответствием адреса места жительства руководителя и предполагаемого адреса места регистрации, юридическое лицо отсутствует по адресу предполагаемого места регистрации.

Осмотр объекта недвижимости в соответствии с подпунктом "г" пункта 4.2 статьи 9 Закона N 129-ФЗ проводится территориальным органом ФНС России, к территории осуществления полномочий которого относится адрес такого объекта недвижимости. Осмотр объекта недвижимости проводится в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи. По результатам осмотра составляется протокол, в котором отражаются результаты осмотра. Протокол осмотра подписывается должностным лицом территориального органа ФНС России, проводившим осмотр, а также понятыми в случае, если при проведении осмотра не применялась видеозапись. О применении видеозаписи в акте осмотра делается отметка.

Суд первой инстанции не принял акты осмотра N 1514 от 16.08.2018, N 1355 от 31.07.2018 в качестве надлежащих доказательств, подтверждающих фактическое отсутствие юридического лица по заявленному адресу, поскольку при проведении осмотров 16.08.2018 и 31.07.2018 участвовал один и тот же понятой (Р.О.Е.), в актах осмотров не указаны год рождения и паспортные данные понятых, что лишает суд возможности идентифицировать данных лиц.

Суд апелляционной инстанции полагает данный вывод суда первой инстанции необоснованным, поскольку отсутствие в актах осмотра сведений о датах рождения понятых и паспортных данных не опровергает самого факта привлечения понятых к участию в осмотре. При этом в актах осмотра указаны адреса жительства понятых. При таких обстоятельствах является возможным установить личности понятых. Каких-либо существенных нарушений требований закона при составлении актов осмотра судом апелляционной инстанции не установлено, в связи с чем акты осмотра N 1514 от 16.08.2018, N 1355 от 31.07.2018 являются относимыми и допустимыми доказательствами по делу.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции об отсутствии в данных актах осмотра сведений, которые бы позволили с достоверностью установить отсутствие общества по указанному адресу.

Отраженные в актах сведения (на момент осмотра вывески, сотрудники общества по указанному адресу отсутствуют) сами по себе не свидетельствуют о фиктивности, заявленного при государственной регистрации изменений, адреса места нахождения юридического лица. Само помещение 2-22 не осматривалось (из протоколов не усматривается, что производился осмотр помещений, находящихся в здании, отсутствует подробное описание действий проверяющих).

Изложенный в заключении ИФНС довод об отсутствии пояснений руководителя о причинах смены места нахождения организации, продублированный в оспариваемом решении, суд первой инстанции посчитал безосновательным, поскольку доказательств направления в адрес руководителя общества уведомления о вызове его на прием для дачи пояснений суду не представлено. При этом обоснование причин смены места нахождения юридического лица не является обязательным при осуществлении государственной регистрации таких изменений.

Согласно заключению ИФНС вышеуказанный адрес не является адресом массовой регистрации юридических лиц.

Иные обстоятельства, которые могли бы свидетельствовать о недостоверности заявленных сведений, в том числе поименованные в пункте 2 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 61 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица", инспекцией не приведены.

Указанные в решении доводы (отсутствие у общества имущества, транспортных средств, необходимых для осуществления финансово-хозяйственной деятельности; наличие в налоговой декларации по НДС за 1 кв. 2018 года, 2 кв. 2018 года не сопоставленных записей; наличие критериев риска, в связи с территориальным несоответствием адреса места жительства руководителя и предполагаемого адреса места регистрации; наличие у общества задолженности по налоговым платежам) в рассматриваемой ситуации несостоятельны, поскольку, во-первых, не соответствуют указанному основанию вынесенного решения, а именно: предоставление недостоверных сведений об адресе регистрации, во-вторых, сами по себе указанные обстоятельства (при отсутствии надлежащих доказательств, подтверждающих ненахождение юридического лица по адресу предполагаемого места регистрации) не могут свидетельствовать об отсутствии юридического лица по заявленному адресу и использования адреса для фиктивной регистрации.

Заявленные инспекцией доводы могут служить основанием для проведения проверочных мероприятий как самого общества, так и его участника и руководителя, но не являются самостоятельным (достаточным) основанием для вывода о недостоверности заявленного адреса места нахождения.

В нарушение частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации регистрирующим органом не представлено доказательств того, что адрес общества был указан без намерения его использовать для осуществления связи, равно как и доказательств того, что он обозначен как адрес большого количества иных юридических лиц, в отношении всех или значительной части которых имеются сведения о том, что связь с ними по данному адресу невозможна.

С учетом изложенного суд первой инстанции удовлетворил заявленные обществом требования.

 

1.7. В связи с тем, что ликвидатор акционерного общества в нарушение подпункта "б" пункта 4 статьи 20 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" представил в регистрирующий орган уведомления о составлении промежуточного ликвидационного баланса при отсутствии вступившего в законную силу решения арбитражного суда, суды признали правомерным оспариваемое решение об отказе в государственной регистрации. При этом суд округа согласился с выводом апелляционного суда, что доводы заявителя о злоупотреблении иностранным юридическим лицом процессуальными правами при подаче исков к заявителю не имеют правового значения для оценки действий регистрирующего органа на предмет их соответствия закону.

По делу N А41-89443/2018 акционерное общество обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением к Инспекция о признании решения Инспекции об отказе в государственной регистрации от 03.09.2018 N 5042553А незаконным; об обязании внести запись в ЕГРЮЛ о составлении промежуточного ликвидационного баланса акционерного общества; о признании решения об отказе в государственной регистрации от 03.09.2018 N 5042554А незаконным; об обязании зарегистрировать ликвидацию акционерного общества и внести запись в ЕГРЮЛ о ликвидации акционерного общества.

Решением Арбитражного суда Московской области от 21.01.2019, оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 02.04.2019, в удовлетворении иска отказано.

Не согласившись с вынесенными судебными актами, акционерное общество обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просило решение Арбитражного суда Московской области от 21.01.2019 и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 02.04.2019 отменить, вынести по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Как следует из материалов дела и установлено судами, 27.08.2018 в Инспекцию поступил комплект документов для государственной регистрации в связи с составлением промежуточного ликвидационного баланса акционерного общества (входящий N 5042553А) и ликвидацией акционерного общества (входящий N 5042554А).

Инспекцией 03.09.2018 приняты решения N 5042553А и N 5042554А об отказе в государственной регистрации в соответствии с подпунктом "х" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) - несоблюдение установленного законодательством Российской Федерации порядка проведения процедуры ликвидации юридического лица (далее - решения N 5042553А и N 5042554А).

В соответствии с подпунктом "б" пункта 4 статьи 20 Закона N 129-ФЗ уведомление о составлении промежуточного ликвидационного баланса не может быть представлено в регистрирующий орган ранее вступления в законную силу решения суда или арбитражного суда по делу (иного судебного акта, которым завершается производство по делу), по которому судом или арбитражным судом было принято к производству исковое заявление, содержащее требования, предъявленные к юридическому лицу, находящемуся в процессе ликвидации.

Признавая заявление не подлежащим удовлетворению, суды исходили из того, что на момент подачи уведомления о составлении промежуточного ликвидационного баланса (27.08.2018) в Десятом арбитражном апелляционном суде находилось на рассмотрении дело N А41-20432/2018 по апелляционной жалобе компании на решение Арбитражного суда Московской области от 29.06.2018 по делу N А41-20432/2018 по исковому заявлению компании к акционерному обществу, руководителю ликвидационной комиссии акционерного общества Л.В.Е. о взыскании денежных средств, обязании включить в ликвидационный баланс.

К моменту составления промежуточного ликвидационного баланса и принятия регистрирующим органом оспариваемых в рамках настоящего дела решений N 5042553А и N 5042554А руководитель ликвидационной комиссии акционерного общества Л.В.Е. знал о существовании судебного спора по делу N А41-20432/2018, что также не оспаривается заявителем по существу.

03.09.2018 оглашена резолютивная часть постановления Десятого арбитражного апелляционного суда по делу N А41-20432/18, согласно которой апелляционная жалоба компании оставлена без удовлетворения.

Как установлено судами, резолютивная часть постановления Десятого арбитражного апелляционного суда по делу N А41-20432/18 опубликована в картотеке арбитражных дел 04.09.2018, на день позже принятия оспариваемых решений Инспекции.

Согласно части 5 статьи 271 АПК РФ постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия. Таким образом, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда по делу N А41-20432/2018 вступило в силу после вынесения регистрирующим органом решений N 5042553А и N 5042554А от 03.09.2018.

Суды пришли к выводу, что ликвидатор акционерного общества в нарушение подпункта "б" пункта 4 статьи 20 Федерального закона N 129-ФЗ представил в регистрирующий орган уведомление о составлении промежуточного ликвидационного баланса при отсутствии вступившего в законную силу решения арбитражного суда по делу N А41-20432/2018.

Установленные при рассмотрении настоящего дела обстоятельства свидетельствуют о наличии оснований для отказа акционерному обществу в государственной регистрации юридического лица.

Суд округа соглашается с выводом апелляционного суда, что доводы заявителя о злоупотреблении компанией процессуальными правами при подаче исков к заявителю не имеют правового значения для оценки действий регистрирующего органа на предмет их соответствия закону.

 

1.8. Признавая недействительным принятое на основании подпункта "ф" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" решение об отказе в государственной регистрации, суд апелляционной инстанции исходил из наличия в материалах дела доказательств, свидетельствующих о том, что к моменту исключения общества с ограниченной ответственностью из ЕГРЮЛ физическое лицо утратило статус участника данного общества.

По делу N А75-16848/2018 С.А.Б. обратился в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры с заявлением к инспекции о признании недействительным решения от 11.09.2018 N 763А, которым ему было отказано в государственной регистрации внесения изменений в сведения об акционерном обществе в части сведений о лице, имеющем право действовать без доверенности от имени упомянутого юридического лица.

Решением от 14.02.2019 Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры в удовлетворении заявленных требований отказал в полном объеме.

В апелляционной жалобе ее податель просил отменить решение суда первой инстанции и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

С.А.Б. являлся участником ООО "А.", владеющим 50 процентами уставного капитала, что подтверждается представленным в материалы дела регистрационным делом названного юридического лица.

27.08.2018 ООО "А." исключено из ЕГРЮЛ на основании пункта 2 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) как фактически недействующего юридического лица.

04.09.2018 в инспекцию обратилось акционерное общество с заявлением о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, по форме N Р14001 (внести сведения о лице, имеющем право действовать без доверенности от имени юридического лица в связи с возложение таких полномочий на С.А.Б.).

Рассмотрев заявление, инспекция установила, что С.А.Б. являлся участником ООО "А.", которое на момент исключения из ЕГРЮЛ (27.08.2018) имело задолженность перед бюджетами бюджетной системы Российской Федерации и задолженность признана безнадежной к взысканию.

11.09.2018 регистрирующим органом принято решение N 763А об отказе в государственной регистрации внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в выписке из ЕГРЮЛ. При принятии решения инспекция исходила из требований абзаца третьего подпункта "ф" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ.

Как следует из материалов дела, на дату принятия оспариваемого решения регистрирующий орган, руководствуясь общедоступными сведениями, содержащимися в ЕГРЮЛ, установил, что С.А.Б. являлся участником ООО "А.", которое в свою очередь на момент исключения из ЕГРЮЛ (27.08.2018) имело задолженность перед бюджетной системой Российской Федерации и задолженность признана безнадежной к взысканию.

В то же время, суд апелляционной инстанции установил из доказательств, имеющихся в деле, что 01.07.2015 С.А.Б. подано заявление о выходе из состава участников ООО "А.", которое получено в этот же день директором и вторым участником общества К.А.И., о чем свидетельствует его подпись и печать общества на заявлении.

Пунктом 1 статьи 94 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 26 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон N 14-ФЗ) предусмотрено, что участник общества с ограниченной ответственностью вправе выйти из общества путем отчуждения обществу своей доли в его уставном капитале независимо от согласия других его участников или общества, если это предусмотрено уставом общества.

Из пункта 6.1 статьи 23 Закона N 14-ФЗ следует, что в случае выхода участника общества из общества в соответствии со статьей 26 данного закона его доля переходит к обществу; общество обязано выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли в уставном капитале общества.

В пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 90, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 от 09.12.1999 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" разъяснено, что временем подачи такого заявления следует рассматривать день передачи его участником как совету директоров (наблюдательному совету) либо исполнительному органу общества (единоличному или коллегиальному), так и работнику общества, в обязанности которого входит передача заявления надлежащему лицу, а в случае направления заявления по почте - день поступления его в экспедицию либо к работнику общества, выполняющему эти функции.

В силу подпункта "д" пункта 1 и пункта 5 статьи 5 Закона N 129-ФЗ юридическое лицо обязано уведомить регистрирующий орган об изменении сведений об учредителях (участниках) юридического лица, а также в отношении обществ с ограниченной ответственностью - сведений о размерах и номинальной стоимости долей в уставном капитале общества, принадлежащих обществу и его участникам,

Лица, имеющие право подавать заявление на государственную регистрацию, указаны в статье 9 Закона N 129-ФЗ, согласно пункту 1.4 которой в редакции, действовавшей до 01.01.2016, при внесении в ЕГРЮЛ изменений, касающихся перехода доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, заявителями могут быть участник общества, учредитель (участник) ликвидированного юридического лица - участника общества, имеющий вещные права на его имущество или обязательственные права в отношении этого ликвидированного юридического лица, правопреемник реорганизованного юридического лица - участника общества, исполнитель завещания и нотариус.

С момента выхода из общества учредитель (участник) утрачивал право на обращение с заявлением о государственной регистрации изменений в сведения об обществе.

Таким образом, суд апелляционной инстанции делает вывод, что 01.07.2015 у С.А.Б. как бывшего участника общества отсутствовала возможность обеспечить внесение в ЕГРЮЛ сведений о прекращении своего участия в ООО "А.".

Следовательно, несмотря на невнесение обществом в ЕГРЮЛ сведений об изменении в составе участников с 01.07.2015, указанное обстоятельство не свидетельствует о том, что С.А.Б. продолжал быть участником общества до момента исключения последнего из ЕГРЮЛ.

Довод инспекции, поддержанный судом первой инстанции, о том, что Федеральным законом от 30.03.2015 N 67-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения достоверности сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" были внесены изменения в статью 11 Закона N 129-ФЗ, согласно которым изменения в ЕГРЮЛ могли быть внесены на основании заявления физического лица о недостоверности сведений о нем по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, судом апелляционной инстанции отклонен, поскольку указанной статьей установлена не обязанность физического лица направлять в регистрирующий орган заявление о недостоверности сведений о нем в ЕГРЮЛ, а право на подачу такого заявления.

Кроме того, согласно части 1 статье 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 25.02.2019 по делу N А60-57446/2018 по иску С.А.Б. к ИФНС признано отсутствующим право на 50% в уставном капитале ООО "А." с 01.07.2015 в связи с выходом С.А.Б. из состава участников ООО "А.".

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.06.2019 данное решение оставлено без изменения, в связи с чем, оно вступило в законную силу и является обязательным для суда, рассматривающего данное дело

При таких обстоятельствах, апелляционная жалоба подлежит удовлетворению, а решение суда первой инстанции - отмене с принятием нового судебного акта о признании недействительным решение инспекции от 11.09.2018 N 763 А.

 

2. Споры о признании недействительными решений о государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

 

2.1. Исследовав представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и установив факт того, что заявитель не обращался к обществу и в суд с соответствующим иском в порядке статьи 64.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о том, что материалы дела не подтверждают представление обществом на государственную регистрацию ликвидации документов, содержащих недостоверную информацию. При этом суд кассационной инстанции отметил, что заявитель заблаговременно и в установленном порядке был извещен о начале процедуры ликвидации общества, имел возможность урегулировать возникшие разногласия.

По делу N А19-25351/2018 общество обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 14.09.2018 о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) записи N 6183850092849 о ликвидации ООО "С.", признании незаконными действий регистрирующего органа 14.09.2018 по ликвидации указанной организации и обязании инспекции устранить допущенные нарушения прав и законных интересов общества.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 25 января 2019 года, оставленным без изменения постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 09 апреля 2019 года, в удовлетворении требований отказано.

Общество, не согласившись с решением суда первой инстанции и постановлением апелляционного суда, обратилось в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просило указанные судебные акты отменить, принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Как установлено судами и следует из материалов дела, единственным учредителем (участником) ООО "С." 11.02.2018 принято решение о ликвидации организации.

08.08.2018 в регистрирующий орган поступило заявление о государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией по форме N Р16001, подписанное ликвидатором ООО "С." Л.А.Н., с приложенными к нему решением единственного участника от 20.07.2018 N 3 об утверждении ликвидационного баланса, бухгалтерской отчетностью (ликвидационным балансом), документом об уплате государственной пошлины и описью.

Инспекцией 14.09.2018 принято решение о государственной регистрации прекращения деятельности ООО "С." в связи с его ликвидацией, в ЕГРЮЛ внесена запись N 6183850092849 о ликвидации указанной организации.

Суды пришли к выводу, что у инспекции имелись предусмотренные законодательством основания для принятия решения о государственной регистрации прекращения деятельности ООО "С." в связи с его ликвидацией.

Статьей 64.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) установлено, что в случае отказа ликвидационной комиссии удовлетворить требование кредитора или уклонения от его рассмотрения кредитор до утверждения ликвидационного баланса юридического лица вправе обратиться в суд с иском об удовлетворении его требования к ликвидируемому юридическому лицу. В случае удовлетворения судом иска кредитора выплата присужденной ему денежной суммы производится в порядке очередности, установленной статьей 64 указанного Кодекса (пункт 1).

Члены ликвидационной комиссии (ликвидатор) по требованию учредителей (участников) ликвидированного юридического лица или по требованию его кредиторов обязаны возместить убытки, причиненные ими учредителям (участникам) ликвидированного юридического лица или его кредиторам, в порядке и по основаниям, которые предусмотрены статьей 53.1 указанного Кодекса (пункт 2).

Общий порядок государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией установлен статьями 20, 21 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ)

Так, в силу положений указанных норм учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о ликвидации юридического лица обязаны уведомить в письменной форме об этом регистрирующий орган по месту нахождения ликвидируемого юридического лица с приложением решения о ликвидации юридического лица. Регистрирующий орган вносит в единый государственный реестр юридических лиц запись о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации.

Ликвидационная комиссия (ликвидатор) уведомляет регистрирующий орган о завершении процесса ликвидации юридического лица не ранее чем через два месяца с момента помещения в органах печати ликвидационной комиссией (ликвидатором) публикации о ликвидации юридического лица.

Документы, предусмотренные статьей 21 Закон N 129-ФЗ , представляются в регистрирующий орган после завершения процесса ликвидации юридического лица.

В соответствии с пунктом 1 статьи 21 Закона N 129-ФЗ для государственной регистрации в связи с ликвидацией юридического лица в регистрирующий орган представляется заявление о государственной регистрации, в котором подтверждается, что соблюден установленный федеральным законом порядок ликвидации юридического лица, расчеты с его кредиторами завершены, а также ликвидационный баланс.

Статьей 23 Закона N 129-ФЗ закреплен исчерпывающий перечень оснований для отказа в государственной регистрации.

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 13.10.2011 N 7075/11 высказана позиция о недопустимости внесения в ликвидационные балансы явно недостоверных сведений - составление балансов без учета обязательств ликвидируемого лица, о наличии которых доподлинно известно, и которые не по вине кредиторов не были отражены в балансах.

Судами установлено и материалами дела подтверждается, что единственным учредителем (участником) ООО "С." 11.02.2018 принято решение о ликвидации организации, соответствующая информация опубликована на официальном сайте журнала "Вестник государственной регистрации" часть 1 N 11 (676) от 21.03.2018.

Срок для предъявления требований кредиторов - 2 месяца с момента публикации.

Ликвидатором ООО "С." Л.А.Н. 08.08.2018 в регистрирующий орган представлено заявление о государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией с приложением ликвидационного баланса.

При этом в инспекции поступили возражения общества против осуществления регистрационных действий, связанных с ликвидацией ООО "С.".

Заявитель в своих возражениях указал, что ООО "С." привлечено Арбитражным судом Красноярского края к участию в деле N А33-32325/2017 в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, поскольку данная организация являлась субподрядчиком при выполнении подрядных работ по договору от 16.09.2016, заключенному между обществом и ООО "С.".

Инспекцией 15.08.2018 принято решение о приостановлении государственной регистрации до 14.09.2018 для проверки достоверности включаемых в ЕГРЮЛ сведений, ООО "С." было предложено срок до 03.09.2018 представить документы и пояснения, опровергающие предположение о недостоверности вносимых в ЕГРЮЛ сведений.

11.09.2018 от ООО "С." в инспекцию поступило письмо, в котором организация пояснила обстоятельства и объем осуществления в 2016 году субподрядных работ по договору, заключенному с обществом, их приемку и оплату, а также указало, что в установленные действующим законодательством сроки для предъявления требований кредиторов общество какие-либо требования ликвидатору ООО "С." не предъявляло.

Инспекция установила, что по состоянию на 15.08.2018 в картотеке арбитражных дел сведения о предъявлении обществом требований к ООО "С." отсутствуют, сведений о принятии обеспечительных мер в виде запрета на внесение записей в ЕГРЮЛ в отношении ООО "С." в инспекции также не имеется.

В связи с этим, а также принимая во внимание поступившие от ООО "С." пояснения и документы, инспекцией принято решение о государственной регистрации прекращения деятельности ООО "С." в связи с его ликвидацией, о чем в ЕГРЮЛ внесена соответствующая запись.

Судами первой и апелляционной инстанции также установлено, что ООО "С." привлечено Арбитражным судом Красноярского края к участию в деле N А33-32325/2017 в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, поскольку данная организация являлась субподрядчиком при выполнении подрядных работ по договору от 16.09.2016, заключенному между обществом и ООО "С.". Сторонами по делу являлись общество и ООО "Р.".

При рассмотрении дела N А33-32325/2017 суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу об отсутствии доказательств выполнения обществом работ по договору подряда от 15.09.2016 N 3П/16 и наличии неосвоенного аванса, подлежащего возврату заказчику - ООО "Р.".

Также суды указали, что пунктом 16.3 договора подряда от 15.09.2016 N 3П/16 предусмотрен запрет на привлечение к исполнению работ субподрядчика в отсутствие согласования с ООО "Р.", обязанность по предъявлению результата работ возложена исключительно на общество.

В судебных актах по делу N А33-32325/2017 не установлено наличие задолженности ООО "С." перед обществом, а также факта неисполнения ООО "С." своих обязательств перед заявителем кассационной жалобы. Какие-либо обязанности на данную организацию судебными актами не возложены.

Исследовав представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и установив факт того, что общество не обращалось к должнику и в суд с соответствующим иском в порядке статьи 64.1 ГК РФ, суды нижестоящих инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что материалы дела не подтверждают представление ООО "С." на государственную регистрацию документов, содержащих недостоверную информацию. При этом заявитель жалобы заблаговременно и в установленном порядке был извещен о начале процедуры ликвидации рассматриваемой организации, имел возможность урегулировать возникшие разногласия.

 

2.2. Констатировав, что в рамках дела о признании недействительным решения о государственной регистрации истец фактически просит суд прекратить право собственности юридического лица на доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, суды пришли к выводу о наличии спора о праве, который должен быть рассмотрен в порядке искового производства, и об избрании истцом ненадлежащего способа защиты нарушенных прав. Суды также отметили, что в случае разрешения корпоративного спора о праве на долю судебный акт будет являться основанием для внесения соответствующих изменений в ЕГРЮЛ. Для этого не требуется привлечение к участию в процессе регистрирующего органа, и заявление к нему безосновательных требований.

По делу N А40-274927/2018 К.Д.С. обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения инспекции от 25.06.2018 о внесении записи в ЕГРЮЛ под государственным регистрационным номером 6187748463941 в части сведений о переходе обществу доли в размере 3% Уставного капитала ООО "Т".

Решением Арбитражного суда города Москвы от 18.02.2019 заявления К.Д.С. оставлено без удовлетворения.

Не согласившись с принятым решением, К.Д.С. (заявитель) обратился в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просил решение отменить, требования удовлетворить.

Апелляционный суд посчитал, что решение подлежит оставлению без изменения.

Как следует из материалов дела и установлено судом, К.Д.С. является участником ООО "Т.", владеющим 23% долей в уставном капитале ООО "Т.", что подтверждается выпиской из ЕГРЮЛ.

15.06.2018 между ООО "Т." и обществом был заключен Договор купли-продажи доли в уставном капитале N 01/18 (далее - Договор), в соответствии с которым ООО "Т." (продавец) передает обществу (покупатель) долю в размере 3% Уставного капитала ООО "Т." номинальной стоимостью 600 рублей, а Покупатель принимает и оплачивает указанную долю по цене, предусмотренной пунктом 3 Договора.

Общим собранием участников ООО "Т." от 15.06.2018 было принято решение о совершении сделки купли-продажи указанной части доли.

25.06.2018 Ответчиком в ЕГРЮЛ была внесена запись под государственным регистрационным номером 6187748463941 о переходе обществу доли в размере 3% Уставного капитала ООО "Т."

В соответствии с пунктом 2 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) для внесения в единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в единый государственный реестр юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что вносимые изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям и содержащиеся в заявлении сведения достоверны. В предусмотренных Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью" случаях для внесения в единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся перехода доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, представляются документы, подтверждающие основание перехода доли или части доли.

Материалами дела подтверждено, что для внесения в ЕГРЮЛ изменений, касающихся сведений об ООО "Т.", были представлены все необходимые документы.

У Инспекции отсутствовали какие-либо предусмотренные пунктом 1 статья 23 Закона N 129-ФЗ основания для отказа в государственной регистрации.

При изложенных обстоятельствах решение Инспекции о государственной регистрации за вх. N 325744А от 25.06.2018 в полной мере соответствует закону.

Исходя из предмета спора, истец фактически просит суд прекратить право собственности общества на доли в уставном капитале ООО "Т.", что напрямую затрагивает права собственника истребуемой доли, следовательно, имеет место спор о праве, который должен быть рассмотрен в порядке искового производства.

Федеральным законом от 29.12.2015 N 409-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона "О саморегулируемых организациях" в связи с принятием Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" пункт 2 статьи 17 Закона N 129-ФЗ дополнен абзацем следующего содержания: в случае, если изменения в единый государственный реестр юридических лиц, касающиеся перехода доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, вносятся на основании вступившего в законную силу судебного акта или решения третейского суда, для внесения записи в реестр в регистрирующий орган представляется заверенная в установленном законодательством Российской Федерации порядке копия вступившего в законную силу акта суда общей юрисдикции или арбитражного суда либо подлинник и копия решения третейского суда вместе с подлинником исполнительного листа, выданного по такому решению в соответствии с вступившим в законную силу судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Заверенная копия судебного акта, подлинник исполнительного листа по решению третейского суда представляются в регистрирующий орган и не подлежат возврату. Подлинный экземпляр решения третейского суда подлежит возврату заявителю, копия такого решения не подлежит возврату и остается в материалах регистрирующего органа.

Таким образом, в случае разрешения корпоративного спора о праве на долю, судебный акт будет являться основанием для внесения соответствующих изменений в ЕГРЮЛ. Для этого не требуется привлечение к участию в процессе регистрирующего органа, и заявление к нему безосновательных требований.

Избрание истцом ненадлежащего способа защиты нарушенных прав в данном конкретном случае является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

 

2.3. Отметив, что исследование документов, полученными в рамках налогового контроля, при отсутствии необходимости проведения дополнительных мероприятий, следует считать исполнением регистрирующим органом обязанностей по проведению проверки, предусмотренных пунктом 4.2 статьи 9 Федерального закона от 08.08.2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", суд кассационной инстанции признал ошибочным вывод суда апелляционной инстанции о нарушении регистрирующим органом требований законодательства о государственной регистрации, основанный на том, что направление уведомления о необходимости предоставления достоверных сведений через два дня после поступления заявления заинтересованного лица по форме N Р34002 свидетельствует о непроведении проверки. Вместе с тем суд кассационной инстанции оставил без изменения постановление суда апелляционной инстанции, которым были признаны незаконными действия инспекции по внесению в Единый государственный реестр юридических лиц записи о недостоверности сведений в отношении руководителя и учредителя общества, поскольку соответствующие действия не соответствовали законодательству и нарушали права и законные интересы заявителя.

По делу N А73-21097/2018 Л.А.А. обратился в Арбитражный суд Хабаровского края с заявлением о признании незаконными действий Инспекции по внесению в Единый государственный реестр юридических лиц записи о недостоверности сведений в отношении руководителя и учредителя общества, о восстановлении прав заявителя путем исключения из Единого государственного реестра юридических лиц вышеуказанной записи.

Решением суда от 06.02.2019 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 30.04.2019 решение суда отменено, оспоренные действия регистрирующего органа признаны недействительными

Не согласившись с постановлением суда апелляционной инстанции, инспекция подала в Арбитражный суд Дальневосточного округа кассационную жалобу, в которой предлагала постановление отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Суд кассационной инстанции не находит правовых оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела и установлено судами, общество зарегистрировано в качестве юридического лица 13.08.2015. С 29.01.2018 состоит на налоговом учете в ИФНС.

Единственным участником (учредителем) и лицом, имеющим право действовать от имени указанного юридического лица, является Л.А.А.

ИФНС, как территориальным налоговым органом, по результатам проверочных мероприятий направлено в регистрирующий орган - инспекцию заявление по форме N Р 34002 о недостоверности сведений, включенных в ЕГРЮЛ в части сведений о Л.А.А. как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени общества.

В заявлении указано, что общество по адресу регистрации не находится, руководителю неоднократно направлялись повестки о вызове на допрос в качестве свидетеля, однако он на допрос не явился, что свидетельствует о формальном руководстве организацией, руководитель имеет признаки "массового", организация обладает признаками "транзитного" звена, посредством участия которого формируется фиктивный документооборот в интересах налогоплательщиков - выгодоприобретателей для применения ими налоговых вычетов, не имеет материальных и трудовых ресурсов, представляет налоговую отчетность не в полном объеме.

Регистрирующим органом в адрес общества, единственного учредителя (участника) и руководителя 20.07.2018 направлены уведомления от 18.07.2018 N 18-12/29691 о необходимости представления в течение тридцати дней со дня получения уведомления документов, подтверждающих достоверность сведений об учредителе (участнике) общества Л.А.А., а также о физическом лице, имеющем право без доверенности действовать от имени общества, Л.А.А., которые были возвращены отправителю за истечением срока хранения.

03.09.2018 в ЕГРЮЛ была внесена запись за номером 2182724444087 о недостоверности сведений о руководителе и учредителе общества Л.А.А.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции посчитал оспариваемые записи регистрирующего органа законными, не нарушающими прав заявителя.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда и удовлетворил требования, посчитав, что регистрирующим органом не доказано наличие оснований для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц спорной записи. Также суд указал на нарушение регистрирующим органом порядка проведения проверки сведений.

Согласно пункту 4.2 статьи 9 Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) проверка достоверности сведений, включаемых или включенных в единый государственный реестр юридических лиц, проводится регистрирующим органом в случае возникновения обоснованных сомнений в их достоверности, в том числе в случае поступления возражений заинтересованных лиц относительно предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица или предстоящего включения сведений в единый государственный реестр юридических лиц, посредством: а) изучения документов и сведений, имеющихся у регистрирующего органа, в том числе возражений заинтересованных лиц, а также документов и пояснений, представленных заявителем; б) получения необходимых объяснений от лиц, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для проведения проверки; в) получения справок и сведений по вопросам, возникающим при проведении проверки; г) проведения осмотра объектов недвижимости; д) привлечения специалиста или эксперта для участия в проведении проверки.

Пунктом 4 Оснований, условий и способов проведения указанных в пункте 4.2 статьи 9 Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей мероприятий, порядка использования результатов этих мероприятий, утв. приказом ФНС России от 11.02.2016 N ММВ-7-14/72@ (далее - Основания и Порядок), установлено, что основанием для проведения мероприятий по проверке достоверности сведений, включенных в ЕГРЮЛ, является получение регистрирующим органом заявления заинтересованного лица о недостоверности сведений, включенных в ЕГРЮЛ, а также иной информации о несоответствии сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ, сведениям, полученным территориальными органами ФНС России после включения в ЕГРЮЛ таких сведений.

Согласно пункту 6 статьи 11 Закона N 129-ФЗ в случае, если по результатам проведения проверки достоверности сведений, включенных в единый государственный реестр юридических лиц, установлена недостоверность содержащихся в нем сведений о юридическом лице, предусмотренных "в", "д" и (или) "л" пункта 1 статьи 5 указанного Федерального закона, регистрирующий орган направляет юридическому лицу, недостоверность сведений о котором установлена, а также его учредителям (участникам) и лицу, имеющему право действовать без доверенности от имени указанного юридического лица (в том числе по адресу электронной почты указанного юридического лица при наличии таких сведений в едином государственном реестре юридических лиц), уведомление о необходимости представления в регистрирующий орган достоверных сведений.

В течение тридцати дней с момента направления уведомления о недостоверности юридическое лицо обязано сообщить в регистрирующий орган в порядке, установленном указанным Федеральным законом, соответствующие сведения или представить документы, свидетельствующие о достоверности сведений, в отношении которых регистрирующим органом направлено уведомление о недостоверности. В случае невыполнения юридическим лицом данной обязанности, а также в случае, если представленные юридическим лицом документы не свидетельствуют о достоверности сведений, в отношении которых регистрирующим органом направлено уведомление о недостоверности, регистрирующий орган вносит в единый государственный реестр юридических лиц запись о недостоверности содержащихся в едином государственном реестре юридических лиц сведений о юридическом лице.

Как установлено судами из материалов дела, основанием для внесения спорных записей в ЕГРЮЛ явилось получение регистрирующим органом заявления по форме N Р 34002 по результатам проверочных мероприятий, проведенных территориальным налоговым органом.

При этом, в обоснование необходимости внесения таких сведений регистрирующий орган ссылается на то, что общество обладает признаками "транзитного" звена, посредством участия которого формируется фиктивный документооборот в интересах налогоплательщиков - выгодоприобретателей для применения ими налоговых вычетов, по адресу регистрации не находится, руководитель на допросы в инспекцию не является, имеет признаки "массового" руководителя, организация не имеет материальных и трудовых ресурсов, представляет налоговую отчетность не в полном объеме, доход в налоговой декларации по упрощенной системе налогообложения за 2016 год отражен не в полном объеме, что привело к занижению налоговой базы и исчисленного налога.

Между тем, судом апелляционной инстанции верно указано на то, что перечисленные налоговые нарушения являются основанием для привлечения общества к налоговой ответственности, но не свидетельствуют о нелегитимности руководителя, непричастности его к руководству обществом.

Так, материалами дела подтверждается, что единственным участником общества является Л.А.А., который лично принял решение о возложении на себя обязанностей единоличного исполнительного органа, руководителя, директора общества.

Заявителем по настоящему делу представлены документы о финансово-хозяйственной деятельности общества.

Неявка Л.А.А. по вызовам в налоговый орган обусловлена неполучением почтовой корреспонденции, но не опровергает факта руководства им деятельностью общества.

Более того, в ходе допроса, проведенного инспекцией после внесения спорной записи в ЕГРЮЛ Л.А.А. подтвердил свою причастность к деятельности общества, настаивал на том, что является участником и руководителем общества.

Ссылки инспекции на то, что общества обладает признаками "транзитного" звена, посредством участия которого формируется фиктивный документооборот в интересах налогоплательщиков - выгодоприобретателей для применения ими налоговых вычетов, а также на закрытие обществом расчетного счета правомерно отклонены судом апелляционной инстанции в связи с тем, что эти обстоятельства не влияют на достоверность сведений в отношении учредителя и руководителя юридического лица.

Также правомерно не были приняты судом апелляционной инстанции во внимание ссылки инспекции на то, что Л.А.А. является учредителем и руководителем иных юридических лиц, а ранее являлся учредителем и руководителем ряда обществ с ограниченной ответственностью, исключенных из ЕГРЮЛ, поскольку это не свидетельствует о фактической непричастности его к учреждению и руководству общества.

Таким образом, суд апелляционной инстанции обоснованно согласился с доводами заявителя о недоказанности регистрирующим органом недостоверности сведений о руководителе общества, и об отсутствии оснований вносить в ЕГРЮЛ указанную запись.

Что касается выводов суда апелляционной инстанции о нарушении регистрирующим органом пункта 4.2 статьи 9 и пункта 6 статьи 11 Закона N 129-ФЗ в части ненаправления в адрес руководителя общества уведомления о необходимости предоставления достоверных сведений, поскольку направление такого уведомления через два дня после поступления заявления заинтересованного лица по форме N Р34002 свидетельствует о непроведении проверки, суд кассационной инстанции не может с ними согласиться в связи со следующим.

Действительно, подпункт 3 пункта 5 Оснований и Порядка содержит положение о том, что мероприятия по проверке достоверности сведений, включенных в ЕГРЮЛ, не проводятся в случае, если регистрирующим органом получено заявление физического лица о недостоверности сведений о нем. В остальных случая, в том числе при получении заявления заинтересованных лиц, регистрирующим органом проводится проверка этих сведений посредством перечисленных в пункте 4.2 статьи 9 Закона N 129-ФЗ мероприятий.

Между тем, в сложившейся ситуации, представление территориальным налоговым органом, как заинтересованным лицом, заявления по форме N Р34002 вместе с документами и сведениями, полученными в рамках налогового контроля, не обязывает регистрирующий орган повторно проводить эти же мероприятия, но уже в рамках пункта 4.2 статьи 9 Закона N 129-ФЗ.

В этой связи, исследование полученных документов, при отсутствии необходимости проведения дополнительных мероприятий, следует считать исполнением регистрирующим органом обязанностей по проведению проверки, предусмотренных пунктом 4.2 статьи 9 Закона N 129-ФЗ.

Вместе с тем, неверные выводы суда апелляционной инстанции в указанной части не привели к принятию неправильного решения, поскольку основания для внесения в ЕГРЮЛ записи о недостоверности сведений о руководителе общества, у регистрирующего органа отсутствовали.

Следовательно, поскольку данная запись не соответствует действующему законодательству и нарушает права и законные интересы заявителя, она обоснованно признана судом апелляционной инстанции недействительной.

 

2.4. Принимая во внимание конкретные обстоятельства дела, суды заключили, что у регистрирующего органа отсутствовали достаточные правовые основания для внесения в ЕГРЮЛ записи о недостоверности сведений о ликвидаторе общества. Суд апелляционной инстанции также отметил, что внесение соответствующей записи в условиях недоказанности номинальности руководителя Общества нарушают права заявителя на добровольную ликвидацию юридического лица в установленном порядке.

По делу N А70-2265/2019 Общество обратилось в Арбитражный суд Тюменской области суд с заявлением к Инспекции об оспаривании действий по внесению записи о недостоверности сведений о ликвидаторе общества, имеющем право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Решением Арбитражного суда Тюменской области от 30.04.2019 по делу N А70-2265/2019 заявленные требования общества удовлетворены. Признаны незаконными действия Инспекции по внесению записи о недостоверности сведений о ликвидаторе общества, имеющем право действовать от имени юридического лица без доверенности. Суд обязал Инспекцию восстановить нарушенные права общества незамедлительно после вступления решения в законную силу.

Не согласившись с принятым судебным актом, Инспекция обратилась в Восьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просила решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Как следует из материалов дела, Общество зарегистрировано 03.10.2017 Инспекцией как юридическое лицо. Единственным участником и руководителем Общества является Т.Е.Ю. Согласно выписке из ЕГРЮЛ Общество состоит на налоговом учете в ИФНС N 3.

07.09.2018 ИФНС N 3 представило в регистрирующий орган заявление заинтересованного лица по форме N Р34002 о недостоверности сведений, включенных в ЕГРЮЛ в отношении Т.Е.Ю. в связи с недостоверностью сведений о нем, как о руководителе - ликвидаторе общества.

В представленном заявлении указано, что в ходе проведения мероприятий налогового контроля по декларациям НДС у налогового органа имеются основания полагать, что организация обладает признаками "фирмы-однодневки", а руководитель является "номинальным".

15.10.2018 в ЕГРЮЛ внесена запись (ГРН 2187232566893) о недостоверности сведений о ликвидаторе как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени общества.

Согласно пункту 4.2 статьи 9 Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Федеральный закон N 129-ФЗ) проверка достоверности сведений, включаемых или включенных в единый государственный реестр юридических лиц, проводится регистрирующим органом в случае возникновения обоснованных сомнений в их достоверности, в том числе в случае поступления возражений заинтересованных лиц относительно предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица или предстоящего включения сведений в единый государственный реестр юридических лиц, посредством изучения документов и сведений, имеющихся у регистрирующего органа, в том числе возражений заинтересованных лиц, а также документов и пояснений, представленных заявителем; получения необходимых объяснений от лиц, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для проведения проверки; получения справок и сведений по вопросам, возникающим при проведении проверки; проведения осмотра объектов недвижимости; привлечения специалиста или эксперта для участия в проведении проверки.

Согласно пункту 4.3 статьи 9 Федеральным законом N 129-ФЗ основания, условия и способы проведения указанных в пункте 4.2 указанной статьи мероприятий, порядок использования результатов этих мероприятий устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Таковые основания, условия и способы проведения мероприятия, порядок использования результатов этих мероприятий утверждены приказом Федеральной налоговой службы от 11.02.2016 N ММВ-7-14/72@ "Об утверждении оснований, условий и способов проведения указанных в пункте 4.2 статьи 9 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" мероприятий, порядка использования результатов этих мероприятий, формы письменного возражения относительно предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица или предстоящего внесения сведений в Единый государственный реестр юридических лиц, формы заявления физического лица о недостоверности сведений о нем в Едином государственном реестре юридических лиц" (далее - Основания).

Пунктом 4 Оснований установлено, что основанием для проведения мероприятий по проверке достоверности сведений, включенных в ЕГРЮЛ, является получение регистрирующим органом заявления заинтересованного лица о недостоверности сведений, включенных в ЕГРЮЛ, а также иной информации о несоответствии сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ, сведениям, полученным территориальными органами ФНС России после включения в ЕГРЮЛ таких сведений.

По правилам пункта 18 Оснований, в случае если по результатам проведения проверки достоверности сведений, включенных в ЕГРЮЛ, установлена недостоверность содержащихся в указанном реестре сведений, предусмотренных "в", "д" и (или) "л" пункта 1 статьи 5 Федеральным законом N 129-ФЗ, регистрирующий орган в порядке, установленном пунктом 6 статьи 11 Федеральным законом N 129-ФЗ, направляет юридическому лицу, недостоверность сведений о котором установлена, а также его учредителям (участникам) и лицу, имеющему право действовать без доверенности от имени указанного юридического лица, уведомление о необходимости представления в регистрирующий орган достоверных сведений. В случае непредставления юридическим лицом таких сведений в срок, установленный пунктом 6 статьи 11 Федеральным законом N 129-ФЗ, регистрирующий орган вносит в ЕГРЮЛ запись о недостоверности содержащихся в ЕГРЮЛ сведений о юридическом лице.

Из материалов дела следует, что 07.09.2018 ИФНС N 3 представило в регистрирующий орган заявление заинтересованного лица по форме N Р34002, в котором указало, что в ходе проведения налогового контроля по декларациям НДС у налогового органа имеются основания полагать, что общество обладает признаками формы "однодневки", руководитель является номинальным.

В рамках проверки поступивших сведений 11.09.2018 по адресу регистрации ликвидатора общества Т.Е.Ю., а также по адресу места нахождения общества регистрирующим органом направлено уведомление о необходимости представления достоверных сведений.

Уведомление, согласно информации сайта Почты России, Т.Е.Ю. не получено.

01.11.2018 Инспекцией в адрес Т.Е.Ю. направлена повестка о вызове на 16.11.2018 для дачи показаний о юридическом лице, которая получена третьим лицом 22.11.2018.

Кроме того, Инспекцией направлено в ИФНС N 8 требование об опросе Тихонова Е.Ю., согласно ответу Т.Е.Ю. фактически проживает в г. Тюмени.

В материалах дела имеется копия протокола допроса Т.Е.Ю. в качестве свидетеля от 16.07.2018, проведенного инспектором ИФНС N 3.

В апелляционной жалобе Инспекция ссылается на данный протокол, отмечая, что Т.Е.Ю. не ответил на вопросы налогового органа, сославшись на статью 51 Конституции Российской Федерации, что свидетельствует, по мнению Инспекции, о том, что Т.Е.Ю. не обладает информацией о деятельности юридического лица и является номинальным руководителем.

Суд апелляционный инстанции признает указанный довод несостоятельным, так как сама по себе ссылка на положения статьи 51 Конституции Российской Федерации не свидетельствует о том, что Т.Е.Ю. не обладает информацией о деятельности юридического лица и является номинальным руководителем. Указанное обстоятельство в отсутствие иных доказательств не может свидетельствовать о фактической непричастности учредителя/руководителя к деятельности юридического лица.

Из материалов дела также следует, что Т.Е.Ю. от налоговых органов не скрывался, являлся по требованию налогового органа, в том числе давал письменные пояснения.

Доводы инспекции о не нахождении общества по адресу регистрации подлежат отклонению.

В материалы дела обществом представлено письмо от 16.08.2018 N 14 (приложение к отзыву Т.Е.Ю.), согласно которому Инспекции на уведомление от 18.07.2018 N 434 были представлены копии договоров аренды, оплаты, подтверждающие право общества на фактическое нахождение по адресу регистрации.

Кроме того, в материалы дела представлен протокол осмотра объекта недвижимости от 14.12.2018.

В соответствии с указанным протоколом должностным лицом налогового органа производился осмотр местонахождения Общества. Представитель арендодателя Княжева А.В. подтвердила факт заключения с обществом договора аренды сроком на 11 месяцев (договор от 04.09.2018 N 17) с оплатой на весь период аренды. На момент осмотра было установлено отсутствие представителей Общества.

Инспекция полагает, что данный договор аренды заключен для создания видимости финансово-хозяйственной деятельности, однако, регистрирующим не учтены обстоятельства того, что общество находится в стадии ликвидации общества.

Материалами дела подтверждается и регистрирующим органом не оспаривается, что 22.10.2018 Т.Е.Ю. в Инспекцию представлено уведомление по форме N Р15001 о составлении промежуточного ликвидационного баланса общества. Факт личного участия в процедуре ликвидации общества Тихонов Е.Ю. признает.

Более того, в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции Т.Е.Ю. был опрошен судом, признал факт создания и руководства обществом.

Доводы Инспекции о выборочном получении обществом и третьим лицом почтовой корреспонденции не свидетельствуют о номинальности руководителя общества, не являются безусловным доказательством недостоверности сведений о Т.Е.Ю. как о руководителе юридического лица.

Кроме того, внесение записи о недостоверности сведений о ликвидаторе общества, имеющем право действовать от имени юридического лица без доверенности, в условиях недоказанности номинальности руководителя общества нарушают права заявителя на добровольную ликвидацию юридического лица в установленном порядке.

При изложенных обстоятельствах, суд первой инстанции обоснованно заключил, что оспариваемые записи внесены Инспекцией в отсутствие достаточных правовых оснований.

 

2.5. Исходя из обстоятельств, установленных вступившими в законную силу судебными актами судов общей юрисдикции, арбитражные суды посчитали необоснованными требования заявителя о признании недействительной записи в ЕГРЮЛ. При этом суд апелляционной инстанции отклонил доводы заявителя, поскольку они направлены на ревизию судебных актов судов общей юрисдикции, что в порядке апелляционного обжалования решения арбитражного суда недопустимо.

По делу N А70-17664/2018 общество обратилось в Арбитражный суд Тюменской области с требованиями к инспекции о признании недействительной записи в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) под государственным регистрационным номером 2177232062643 от 03.02.2017. Также общество просило обязать регистрирующий орган восстановить положение, существовавшее до нарушения права, путем аннулирования записи ГРН 2177232062643 и внесения в ЕГРЮЛ сведений об единственном участнике общества Л.М.А. с долей в уставном капитала общества в размере 100 процентов.

Решением от 16.01.2019 Арбитражного суда Тюменской области по делу N А70-17664/2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не соглашаясь с принятым судебным актом, общество и Л.М.А. обратилось в Восьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционными жалобами, в которых просили решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт, которым удовлетворить заявленные требования.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Из материалов дела видно, что общество зарегистрировано 19.06.2014; в соответствии с выпиской из ЕГРЮЛ по состоянию на 31.10.2018 участниками общества являются: К.Т.В. (доля в уставном капитале общества, равная 42,5%) и Л.М.А. (доля в уставном капитале общества, равная 57,5%).

Как указывает истец в исковом заявлении, 03.02.2017 регистрирующим органом на основании заявления от 27.01.2017 по форме N Р14001, удостоверенного усиленной квалифицированной электронной подписью временно исполняющей обязанности нотариуса города Екатеринбург В.Л.В. - Ш.М.Р., внесена запись в ЕГРЮЛ под государственным регистрационным номером 2177232062643, которой внесены изменения в сведения о составе участников общества в части принадлежности К.Т.В. вышеуказанной доли в уставном капитале.

В соответствии письмом Федеральной нотариальной палаты от 12.07.2018 N 344/01-12, по информации, имеющейся в Федеральной нотариальной палате, в электронном журнале временной передачи полномочий отсутствуют сведения об исполнении 27.01.2017, 29.01.2017, 11.02.2017, 15.05.2017 Ш.М.Р. полномочий временно исполняющей обязанности нотариуса г. Екатеринбурга В.Л.В. Вместе с тем, в период с 9 ч 00 мин до 15 ч 00 мин 13.05.2017 Ш.М.Р. была назначена временно исполняющей обязанности нотариуса указанного нотариуса.

На основании пункта 4 статьи 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) записи вносятся в государственные реестры на основании документов, представленных при государственной регистрации.

Для внесения в единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в единый государственный реестр юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что вносимые изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям и содержащиеся в заявлении сведения достоверны. В предусмотренных Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью" случаях для внесения в единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся перехода доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, представляются документы, подтверждающие основание перехода доли или части доли (пункт 2 статьи 17 Закона N 129-ФЗ).

Согласно пункту 4.1 статьи 9 Закона N 129-ФЗ регистрирующий орган не проверяет на предмет соответствия федеральным законам или иным нормативным правовым актам Российской Федерации форму представленных документов (за исключением заявления о государственной регистрации) и содержащиеся в представленных документах сведения, за исключением случаев, предусмотренных указанным законом.

При этом Закон N 129-ФЗ не возлагает на регистрирующий орган обязанность по проведению правовой экспертизы представленных на государственную регистрацию документов, порядок регистрации изменений является заявительным.

Решением от 31.07.2018 Ленинского районного суда города Екатеринбурга по делу N 2-4408/2018, оставленным без изменения апелляционным определением от 14.11.2018 судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда, установлено, что на основании распоряжения от 27.01.2017 N 87 нотариус В.Л.В. передала свои полномочия временно исполняющей обязанности нотариуса Ш.М.Р. на период проверки нотариуса 27.01.2017 на период проверки работы помощника.

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в апелляционном определении от 14.11.2018 установила, что доводы о том, что на момент совершения нотариальных действий нотариус В.Л.В. на дату, когда ею были переданы полномочия, фактически присутствовала на рабочем месте, такая причина как "на период проверки работы помощника 27.01.2017" и "на период архивного дня и проверки работы помощника с 10.02.2017 по 11.02.2017" не относится к перечню уважительных причин временного отсутствия нотариуса и временно невозможности исполнения нотариусом своих обязанностей, являются несостоятельными, поскольку в соответствии с выпиской из протокола заседания Правления Нотариальной палаты Свердловской области от 17.07.2015 Перечень уважительных причин дополнен: архивный день, самопроверка или проверка работы помощника, самообразование.

Кроме того, судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда указала на то, что согласно ответу Федеральной нотариальной палаты от 12.07.2018 в электронном журнале временной передачи полномочий отсутствуют сведения об исполнении 27.01.2017 Ш.М.Р. полномочий временно исполняющей обязанности нотариуса г. Екатеринбурга В.Л.В. Вместе с тем, само по себе не внесение указанных сведений в электронный журнал при наличии письменных распоряжений нотариуса В.Л.В. на законность и обоснованность совершения нотариальных действий по существу не влияет.

Исходя из принципа обязательности судебных актов, являются верными выводы суда первой инстанции, положенные в основание разрешения настоящего спора, со ссылкой на вышеизложенные обстоятельства.

Коллегия суда считает необходимым также отметить, что именно решение о государственной регистрации либо решение об отказе в государственной регистрации имеет соответствующие признаки ненормативного акта, которые могут быть оспорены в порядке, предусмотренном главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При осуществлении государственной регистрации с нарушениями закона оспариванию должна подлежать не запись о государственной регистрации внесения соответствующих сведений в государственный реестр, а решение о государственной регистрации, которое является документом, принимаемым по результатам проведенной проверки представленных заявителем документов.

Доводы апелляционной жалобы общества суд апелляционной инстанции отклоняет, поскольку они направлены на ревизию решения от 31.07.2018 Ленинского районного суда города Екатеринбурга по делу N 2-4408/2018 и апелляционного определения от 14.11.2018 судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда, что в порядке апелляционного обжалования решения арбитражного суда недопустимо.

 

3. Иные споры с участием регистрирующих органов.

 

3.1. Положения статьи 213.25 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" не содержат указания на обязанность регистрирующего органа вносить какие-либо изменения в ЕГРЮЛ.

По делу N А56-43037/2018/з.1/об обязании/ в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от финансового управляющего Е.Т.В. поступило заявление об обязании инспекции произвести регистрационные действия в Едином государственном реестре юридических лиц в отношении сведений об участниках и генерального директора общества с ограниченной ответственностью "Р.", общества с ограниченной ответственностью "Д." с Т. (И.) А. И. на Е.Т.В. в силу прямого указания статьи 213.25 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон N 127-ФЗ) по причине признания решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19.10.2018 гражданки Т.(И.)А.И. несостоятельной (банкротом) и введении в отношении ее процедуры реализации имущества.

Определением от 13.03.2019 суд обязал инспекцию произвести регистрационные действия в Едином государственном реестре юридических лиц в отношении сведений об участниках и генеральном директоре общества с ограниченной ответственностью "Р.", общества с ограниченной ответственностью "Д." с Т. (И.) А. И. на Е.Т.В.

Регистрирующий орган не согласился с вынесенным определением и обратился с апелляционной жалобой, в которой просил определение суда отменить и отказать в удовлетворении заявления.

Апелляционный суд пришел к выводу о необходимости прекращения производства по заявлению финансового управляющего Е.Т.В.

Из материалов дела следует, что должник является единственным участником и генеральным директором общества с ограниченной ответственностью "Р.", общества с ограниченной ответственностью "Д.".

Финансовый управляющий обратился в инспекцию с требованием о смене состава участников и руководителей общества с ограниченной ответственностью "Р.", общества с ограниченной ответственностью "Д.".

Регистрирующий орган отказал в удовлетворении требования, что послужило основанием для обращения в арбитражный суд с настоящим заявлением об обязании произвести регистрационные действия в ЕГРЮЛ в отношении сведений об участниках и генеральном директоре общества с ограниченной ответственностью "Р.", общества с ограниченной ответственностью "Д." с Т. (И.) А. И. на Е.Т.В.

Применив нормы гражданского и процессуального законодательства, а также законодательства о банкротстве, исследовав представленные доказательства, суд первой инстанции счел заявление обоснованным.

В соответствии с пунктом 2 статьи 358.15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), если иное не предусмотрено договором залога доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, до момента прекращения залога права участника общества осуществляются залогодержателем.

При этом, финансовой управляющий, как и залогодержатель, не приобретает правового статуса участника юридического лица, данный статус остается принадлежать гражданину, с учетом вышеуказанных ограничений.

Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) содержит прямое указание на внесение в ЕГРЮЛ сведений о передаче долей или частей долей в залог (подпункт "д" пункта 1 статьи 5 Закона N 129-ФЗ).

Также положения статьи 213.25 Закона N 127-ФЗ не содержат указания на обязанность регистрирующего органа вносить какие-либо изменения в ЕГРЮЛ.

Помимо этого, как указано в пункте 12 статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон N 14-ФЗ), доля или часть доли в уставном капитале общества переходит к ее приобретателю с момента внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 7 статьи 23 данного Федерального закона. Внесение в ЕГРЮЛ записи о переходе доли или части доли в уставном капитале общества в случаях, не требующих нотариального удостоверения сделки, направленной на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества, осуществляется на основании правоустанавливающих документов.

К приобретателю доли или части доли в уставном капитале общества переходят все права и обязанности участника общества, возникшие до совершения сделки, направленной на отчуждение указанной доли или части доли в уставном капитале общества, или до возникновения иного основания ее перехода, за исключением прав и обязанностей, предусмотренных соответственно абзацем вторым пункта 2 статьи 8 и абзацем вторым пункта 2 статьи 9 данного Федерального закона.

Учитывая изложенное, внесение в ЕГРЮЛ сведений о Е.Т.В. об участнике общества с ограниченной ответственностью "Р.", общества с ограниченной ответственностью "Д." повлечет за собой переход права собственности на данные доли к финансовому управляющему без представления встречного исполнения обязательств (оплаты данных долей), что вступает в полное противоречие с обязанностью финансового управляющего по сохранению конкурсной массы для удовлетворения требования кредиторов, так как влечет de juro исключение долей в уставных капиталах обществ из конкурсной массы должника.

Исходя из пункта 1 статьи 53 ГК РФ юридическое лицо действует через свои органы, образование и действие которых определяется законом и учредительными документами юридического лица. Законодательство о юридических лицах, в частности пункт 2 статьи 49, статья 62, пункт 3 статьи 69 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", пункт 6 статьи 37, пункт 1 статьи 40 Закона N 14-ФЗ, связывает возникновение прав и обязанностей единоличного исполнительного органа с решением уполномоченного органа управления данного юридического лица, которое оформляется протоколом общего собрания акционеров (участников) или решением единственного акционера (участника).

Исключение составляет назначение руководителя юридического лица судебным актом в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) соответствующего юридического лица (статьи 20.2, 94, 126 и 127 Закона N 127-ФЗ).

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) физического лица действующим законодательством такой порядок возникновения прав и обязанностей единоличного исполнительного органа у финансового управляющего физического лица не предусмотрен.

При этом, финансовый управляющий наделен правом в ситуации, когда должник является единственным участником общества, принять в интересах подконтрольного лица и для предотвращения ситуаций, когда должник с учетом принадлежащей ему доли в обществе, используя свое право на управление его делами, совершает недобросовестные действия по отчуждению имущества этого общества, направленные на уменьшение конкурсной массы и причинение вреда своим кредиторам, решение за единственного участника о прекращении прав и обязанностей ранее назначенного единоличного исполнительного органа и возникновении соответствующих прав и обязанностей у иного лица.

Законом N 129-ФЗ установлен заявительный порядок государственной регистрации юридических лиц, который обеспечивается строгой регламентацией действий регистрирующих органов по принятию решений о государственной регистрации или об отказе в государственной регистрации. Записи в ЕГРЮЛ вносятся на основании представленных для государственной регистрации документов (пункт 4 статьи 5 Закона N 129-ФЗ).

Пункт 1 статьи 5 Закона N 129-ФЗ содержит исчерпывающий перечень сведений и документов о юридическом лице, содержащихся в ЕГРЮЛ.

Сведения о финансовом управляющем физического лица, являющегося участником юридического лица, в указанный перечень не входят.

Учитывая изложенное, действующим законодательством внесение таких сведений в ЕГРЮЛ не предусмотрено.

Таким образом, заявленные финансовым управляющим требования к регистрирующему органу об обязании произвести регистрационные действия в ЕГРЮЛ в отношении сведений о руководителях общества с ограниченной ответственностью "Р.", общества с ограниченной ответственностью "Д." с Т. (И.) А. И. на Е.Т.В. без принятия финансовым управляющим соответствующего корпоративного решения о смене единоличного исполнительного органа и представления соответствующих заявлений о государственной регистрации, предусмотренных пунктом 2 статьи 17 Закона N 129-ФЗ, подменяют законодательно установленный порядок осуществления финансовым управляющим права на управление делами должника, который является единственным участником общества с ограниченной ответственностью.

На основании изложенного, апелляционный суд приходит к выводу о необходимости прекращения производства по заявлению ввиду отсутствия права финансового управляющего на обращение в регистрирующий орган с соответствующим заявлением и, как следствие, в суд с заявлением об обязании произвести регистрационные действия.

 

3.2. Суд апелляционной инстанции не поддержал вывод суда первой инстанции в части несоблюдения формы N Р38001 при подаче возражений против исключения юридического лица из ЕГРЮЛ, исходя из того, что форма соответствующего документа не утверждена, и такое возражение может быть подано в свободной форме. Между тем суд апелляционной инстанции нашел правомерным вывод суда первой инстанции о том, что нарушение установленных действующим законодательством требований к представлению возражений против исключения юридического лица из ЕГРЮЛ влечет такое правовое последствие как не рассмотрение таких возражений.

По делу N А75-100/2019 Администрация обратилась в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры с заявлением к Инспекции о признании незаконным отказа в рассмотрении возражений о предстоящем исключении юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ), выраженного в письме от 30.11.2018 N 09-20/24333.

Решением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 11.02.2019 по делу N А75-100/2019 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятым судебным актом, Администрация обратилась в Восьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просила решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Как следует из материалов дела, Общество зарегистрировано 01.03.2005.

05.09.2018 в журнале "Вестник государственной регистрации" (часть 2, N 35 (700)) опубликованы сведения о принятии регистрирующим органом решения от 03.09.2018 N 1929 о предстоящем исключении Общества из ЕГРЮЛ.

Письмом от 13.11.2018 Администрация заявила в адрес регистрирующего органа возражения относительно решения об исключении общества из ЕГРЮЛ. В обоснование возражений указала на наличие у Общества задолженности перед Администрацией.

Письмом от 30.11.2018 регистрирующий орган уведомил о несоблюдении порядка направления возражений, в связи с чем заявление Администрации оставлено без рассмотрения и предложено представить заявление в установленном порядке.

26.12.2018 регистрирующим органом внесена запись об исключении Общества из ЕГРЮЛ.

Отношения, возникающие в связи с государственной регистрацией юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, при внесении изменений в их учредительные документы, регулируются Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ).

Порядок исключения юридического лица, прекратившего свою деятельность, из ЕГРЮЛ определен статьей 21.1 Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ).

Пунктами 1, 2 статьи 21.1 Закона N 129-ФЗ предусмотрено, что юридическое лицо, которое в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность. Такое юридическое лицо может быть исключено из ЕГРЮЛ в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом. При наличии одновременно всех указанных признаков недействующего юридического лица регистрирующий орган принимает решение о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ

Согласно пункту 3 статьи 21.1 Закона N 129-ФЗ решение о предстоящем исключении должно быть опубликовано в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридического лица, в течение трех дней с момента принятия такого решения. Одновременно с решением о предстоящем исключении, должны быть опубликованы сведения о порядке и сроках направления заявлений недействующим юридическим лицом, кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются, в связи с исключением недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ (далее - заявления), с указанием адреса, по которому могут быть направлены заявления.

Заявления должны быть мотивированными и могут быть направлены или представлены по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, в срок не позднее чем три месяца со дня опубликования решения о предстоящем исключении. Эти заявления могут быть направлены или представлены в регистрирующий орган способами, указанными в пункте 6 статьи 9 указанного Федерального закона. В таком случае решение об исключении недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц не принимается (пункт 4 статьи 21.1 Закона N 129-ФЗ).

Суд первой инстанции, принимая во внимание изложенные выше нормы и оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предоставленные в материалы дела доказательства, пришел к выводу о законности оспариваемого отказа в рассмотрении возражений о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ, выраженного в письме инспекции от 30.11.2018 N 09-20/24333, поскольку возражения Администрации относительно предстоящего исключения Общества поданы заявителем в регистрирующий орган не по форме N Р38001, утвержденной для подачи указанных возражений, в связи с чем не могли быть приняты к исполнению, а также поскольку при направлении почтовым отправлением возражений подлинность подписи уполномоченного представителя заинтересованного юридического лица в нотариальном порядке засвидетельствована не была.

Суд апелляционной инстанции не поддерживает вывод суда первой инстанции в части несоблюдения формы N Р38001 при подаче возражений, исходя из следующего.

Согласно пункту 4 статьи 21.1 Закона N 129-ФЗ заявления кредиторов и иных лиц, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением юридического лица из государственного реестра, могут быть направлены или представлены по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, в срок не позднее чем три месяца со дня опубликования решения о предстоящем исключении.

Между тем названная установленная форма заявления Правительством Российской Федерации не разработана.

Заявление о несогласии с исключением организации из ЕГРЮЛ возможно подать по форме N Р38001, утвержденной приказом Федеральной налоговой службы от 11.02.2016 N ММВ-7-14/72@ "Об утверждении оснований, условий и способов проведения указанных в пункте 4.2 статьи 9 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" мероприятий, порядка использования результатов этих мероприятий, формы письменного возражения относительно предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица или предстоящего внесения сведений в Единый государственный реестр юридических лиц, формы заявления физического лица о недостоверности сведений о нем в Едином государственном реестре юридических лиц".

Однако официальных разъяснений об обязательном применении той или иной формы нет, более того, представителем инспекции в судебном заседании суда апелляционной инстанции подтверждено, что рассматриваемое заявление может быть подано в свободной форме, в связи с чем, как обоснованно отмечено подателем жалобы, отказывая в рассмотрении возражений о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ в письме от 30.11.2018 N 09-20/24333 инспекцией не приведено такого основания как несоблюдение заявителем формы означенных возражений.

Между тем суд апелляционной инстанции находит правомерным вывод суда первой инстанции о том, что, направляя почтовым отправлением возражения, подлинность подписи уполномоченного представителя заинтересованного юридического лица в нотариальном порядке засвидетельствована не была, что свидетельствует о нарушении установленных действующим законодательством требований, влекущих такое правовое последствие как не рассмотрение таких возражений.

Так, как указано выше, согласно пункту 4 статьи 21.1 Закона N 129-ФЗ заявления могут быть направлены или представлены в регистрирующий орган способами, указанными в пункте 6 статьи 9 указанного Федерального закона.

В соответствии с пунктом 6 статьи 9 Закона N 129-ФЗ письменное возражение может быть направлено в регистрирующий орган почтовым отправлением, представлено непосредственно, направлено в форме электронного документа, подписанного электронной подписью, с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети "Интернет". При направлении возражения почтовым отправлением подлинность подписи заинтересованного физического лица или уполномоченного представителя заинтересованного юридического лица должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке. При непосредственном представлении заинтересованным физическим лицом письменного возражения в регистрирующий орган им одновременно должен быть предъявлен документ, удостоверяющий его личность. При непосредственном представлении уполномоченным представителем заинтересованного юридического лица, не являющимся руководителем его постоянно действующего исполнительного органа или иным лицом, имеющим право без доверенности действовать от имени этого юридического лица, письменного возражения в регистрирующий орган к письменному возражению должна быть приложена нотариально удостоверенная доверенность или ее копия, верность которой засвидетельствована в нотариальном порядке.

Буквальное толкование указанного пункта свидетельствует о том, что при направлении возражений почтовым отправлением подлинность подписи уполномоченного представителя заинтересованного юридического лица должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке. Иным образом полномочия могут быть подтверждены лишь при личном обращении в инспекцию с возражениями.

Суд апелляционной инстанции отмечает, что названная норма не разделяет уполномоченного представителя заинтересованного юридического лица, имеющего право без доверенности действовать от имени юридического лица, и не имеющего такового права, устанавливая общее правило для любого уполномоченного представителя.

Кроме того, пункт 6 статьи 9 Закона N 129-ФЗ, устанавливая такое правило, не предусматривает дифференциацию по субъекту, подающему соответствующие возражения, определяя унифицированное и обязательное для всех требование.

В соответствии со статьей 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации все равны перед законом и судом; государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Таким образом, несмотря на то, что Администрация является публичным органом власти, а ее глава - публичным представителем, тем не менее, при направлении соответствующего заявления почтовым отправлением достоверность такого заявления должна быть подтверждена Администрацией нотариально, как и любым иным заинтересованным юридическим лицом.

В связи с тем, что заявление о нарушении прав и законных интересов Администрации от 13.11.2018 N 01-11-10769/18-0 было представлено в инспекцию с нарушением порядка представления документов в регистрирующий орган, установленного пунктом 6 статьи 9 Закона N 129-ФЗ, инспекцией правомерно оставлено данное заявление без рассмотрения.

При этом суд апелляционной инстанции учитывает, что инспекцией было предложено Администрации представить заявление (письменное возражение) установленными законодательством Российской Федерации о государственной регистрации способами в срок до 05.12.2018.

Заявитель, как лицо, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением общества из ЕГРЮЛ, проявив достаточную степень заботливости и осмотрительности, имел возможность выполнить требования пункта 4 статьи 21.1 Закона N 129-ФЗ и направить в регистрирующий орган соответствующее заявление, свидетельствующее о несогласии с исключением общества из ЕГРЮЛ, что воспрепятствовало бы регистрирующему органу исключить его из ЕГРЮЛ.

Однако, являясь заинтересованным лицом, Администрация не проявила должную осмотрительность и не воспользовалась правом, предусмотренным пунктом 4 статьи 21.1 Федерального закона N 129-ФЗ, направления в адрес регистрирующего органа возражения на предстоящее исключение Общества из ЕГРЮЛ в порядке, установленном пунктом 6 статьи 9 Федерального закона N 129-ФЗ.

При данных обстоятельствах суд апелляционной инстанции считает, что судом первой инстанции принято законное и обоснованное решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

ФНС подготовила очередной обзор судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов.

Если 100% долей в уставном капитале ООО находятся в залоге у банка, то сменить генерального директора без его согласия нельзя.

Из ООО выходит участник и на какой-то период времени единственным участником ООО становится другое общество, состоящее из одного лица. Отказ вносить в ЕГРЮЛ сведения о таком выходе неправомерен.

При регистрации прекращения гражданином деятельности в качестве ИП налоговый орган не вправе выяснять, должен ли гражданин представить какие-либо сведения в ПФР.


Письмо Федеральной налоговой службы от 9 октября 2019 г. N ГД-4-14/20704@


Текст письма опубликован не был