Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Обзор судебной практики по гражданским делам за 3 квартал 2017 г. (утв. президиумом Суда Ямало-Ненецкого автономного округа 04 октября 2017 г.)

Обзор судебной практики по гражданским делам за 3 квартал 2017 года

 

Утвержден президиумом суда ЯНАО

" 04 " октября 2017 года

 

ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА

 

Дела, вытекающие из жилищных правоотношений

 

Возникновение права на получение жилья с учётом положений закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" связано с обращением этих лиц с заявлениями о предоставлении вне очереди жилых помещений в уполномоченные органы до достижения возраста 23 лет.

Прокурор обратился в суд в интересах Т. с иском к Правительству ЯНАО и Администрации МО о возложении обязанности предоставить жилое помещение на условиях договора найма специализированного жилого помещения.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции не учел, что до достижения 23-летнего возраста Т. не был поставлен на учёт как ребёнок, оставшийся без попечения родителей, в то время как закон предусматривает обязательный заявительный порядок. При этом, бездействие органа опеки и попечительства не являлось уважительной причиной не постановки Т. на учёт, поскольку предоставление жилого помещения лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, носит заявительный характер и возможно при условии письменного обращения таких лиц в соответствующие органы для принятия их на учет нуждающихся в жилом помещении. То есть, до достижения возраста 23 лет дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, и лица из их числа в целях реализации своего права на обеспечение вне очереди жилым помещением должны встать на учет нуждающихся в получении жилых помещений. По достижении возраста 23 лет указанные граждане уже не могут рассматриваться в качестве лиц, имеющих право на предусмотренные меры социальной поддержки, так как они утратили одно из установленных законодателем условий получения такой социальной поддержки (Апел.дело N 33-1756/2017, Красноселькупский районный суд).

 

Действующее законодательство не предусматривает возможности приобретения в собственность путём приватизации отдельных частей жилого помещения.

К. обратилась в суд с иском к администрации города Новый Уренгой о признании права на заключение договора приватизации и возложении обязанности по его заключению.

Признавая за истцом право на приватизацию комнаты в квартире, суд первой инстанции исходил из права пользования истца спорным жилым помещением на условиях социального найма, согласно установленного решением суда порядка пользования спорными комнатами, отсутствии между истцом и Ч. - лицом, проживающим в другой комнате спорной квартиры, семейных отношений и их раздельного проживания, а также отказа Ч. дать истцу согласие на приватизацию жилого помещения.

Из материалов дела следовало, что предметом заключенного с Ч. договора социального найма являлось жилое помещение, состоящее из двух комнат, общей жилой площадью 32,3 кв.м., а именно 16,5 кв.м. и 15,8 кв.м., в трёхкомнатной квартире.

Поскольку истец включена в договор социального найма в качестве члена семьи нанимателя, то она имеет равное с ним право пользования спорным жилым помещением, в том числе и право на его приобретение в собственность в порядке приватизации.

Однако истцом заявлено требование о признании права на приватизацию не всего спорного жилого помещения, а его части - одной комнаты площадью 15,8 кв.м.

При этом, спорная комната, о приватизации которой заявлено истцом, предметом самостоятельного договора социального найма не являлась.

То обстоятельство, что ранее, решением суда был определен порядок пользования спорным жилым помещением, в соответствии с которым в пользование истца выделена комната площадью 15,8 кв.м., не свидетельствует о том, что данная комната являлась самостоятельным жилым помещением и предметом отдельного договора социального найма, поскольку указанным решением вопросы пользования истцом спорной комнатой на условиях договора социального найма не разрешались.

При указанных обстоятельствах спорная комната не могла быть приобретена в собственность истцом в порядке приватизации отдельно от всего жилого помещения. В этой связи у суда первой инстанции отсутствовали основания для удовлетворения требований иска (Апел.дело N 33-1885/2017, Новоуренгойский городской суд).

 

Жилое помещение может быть изъято у собственника либо путем выкупа, либо по соглашению с собственником ему может быть предоставлено другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену.

Ш.К.Н., Ш.Е.Н., Ш.Л.П., Ш.А.Н., Г.Т.Н. обратились с иском к администрации поселка Шурышкарский, НО "Фонд жилищного строительства Ямало-Ненецкого автономного округа" о признании права на получение жилого помещения на основании свидетельства о праве на наследство по закону и об обязании предоставить жилые помещения взамен снесенного аварийного жилого помещения.

Возлагая на администрацию МО Шурышкарский район обязанность предоставить истцу Г.Т.Н. жилое помещение с учетом состава семьи по норме предоставления, а на Некоммерческую организацию "Фонд жилищного строительства Ямало-Ненецкого автономного округа" предоставить Ш.К.Н., Ш.Е.Н., Ш.Л.П., Ш.А.Н. жилое помещение не менее ранее занимаемого жилого помещения, суд первой инстанции исходил из признания администрацией района исковых требований и наличия таковых обязательств у ответчиков в силу положений чч. 1 и 2 ст. 28-6 Закона ЯНАО от 30.05.2005 N 36-ЗАО "О порядке обеспечения жилыми помещениями граждан, проживающих в Ямало-Ненецком автономном округе".

Между тем, судом не принято во внимание, что ответчиком процедура изъятия жилого помещения для муниципальных нужд, установленная ЖК РФ, нарушена, в связи со сносом жилого дома возможность соблюдения такой процедуры утрачена, жилое помещение в результате распорядительных действий органа местного самоуправления фактически изъято из их владения без предоставления равноценного возмещения.

Таким образом, у истцов имелось право на возмещение изъятого в результате распорядительных действий органа местного самоуправления жилого помещения, но равноценного, что судом первой инстанции при вынесении решения не учтено.

В связи с изложенным, исходя из избранного истцами способа защиты права, их исковые требования не подлежали удовлетворению; признание иска представителем муниципального образования не соответствовало требованиям части 2 статьи 39 ГПК РФ, поскольку противоречило закону, нарушало права и законные интересы других лиц, в связи с чем оно не могло быть принято судом.

Судебная коллегия решение суда отменила с принятием по делу нового решения об отказе истцам в удовлетворении исковых требований о признании права на получение жилого помещения взамен снесенного аварийного жилого дома на основании свидетельства о праве на наследство по закону; возложении на администрацию обязанности предоставить Г. жилое помещение по норме предоставления на состав семьи 5 человек; возложении обязанности на НО "Фонд жилищного строительства ЯНАО" предоставить Ш.К.Н., Ш.Е.Н., Ш.Л.П., Ш.А.Н. жилое помещение не менее ранее занимаемого жилого помещения.

(Апел.дело N 33-2074/2017, Шурышкарский районный суд).

 

Договор найма жилого помещения заключается в письменной форме.

С . С.Ю. , действующая в своих интересах и в интересах Ч ., обратилась с иском к С . А.Ю. , С.В .А. о признании прекратившими право пользования жилым помещением , выселении без предоставления другого жилого помещения, снятии с регистрационного учета, взыскании расходов по уплате государственной пошлины.

С.А.Ю., С.В.А. обратились со встречным иском к С.С.Ю., Ч. о понуждении к заключению договора купли-продажи и совершении действий по его регистрации, взыскании расходов по уплате государственной пошлины.

Разрешая исковые требования, суд первой инстанции ошибочно пришел к выводу о возникновении между сторонами правоотношений по договору найма.

Так, из дела следовало, что С. А.Ю., С. В.А. значатся зарегистрированными по месту жительства в спорной квартире, при этом, проживая в спорном жилом помещении, они не заключали с С.С.Ю. и Ч.А.О. договор найма жилого помещения в письменной форме, ими не производилась оплата за проживание в квартире его собственникам, что свидетельствовало о фактическом заключении договора безвозмездного пользования жилым помещением на неопределенный срок.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу, что ответчики С.А.Ю. и С.В.А. утратили право пользования спорным жилым помещением, в связи с чем, они подлежали выселению из него и снятию с регистрационного учета (Апел.дело N 33-2113/2017, Лабытнангский городской суд).

При определении общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма гражданину, имеющему в собственности жилое помещение, учитывается площадь жилого помещения, находящегося у него в собственности.

З., действуя в том числе в интересах несовершеннолетних Ш. и М., З.В.А. и М.Л.А. обратились в суд с иском к администрации г. Новый Уренгой о предоставлении во внеочередном порядке благоустроенного жилого помещения на условиях договора социального найма, согласно установленной норме предоставления, общей площадью не менее 75 кв.м.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции не учел наличие в собственности истца З. 1/3 доли в праве общей долевой собственности на жилого помещения.

Установив указанные обстоятельства, с учётом положений Жилищного кодекса РФ и Закона ЯНАО от 30 мая 2005 года N 36-ЗАО, размер общей площади предоставляемого семье истцов жилого помещения составлял не менее 51,3 кв.м., из расчёта 75 кв.м. (норма предоставления исходя из 5 членов семьи) - 23,7 кв.м. (1/3 доля З. в праве общей долевой собственности на жилое помещение) (Апел.дело N 33-2144/2017, Новоуренгойский городской суд).

 

Граждане, страдающие тяжёлыми формами хронических заболеваний, имеют право на обеспечение жилыми помещениями по договору социального найма при соблюдении общих требований жилищного законодательства, т.е. в случае признания их нуждающимися в жилом помещении, малоимущими, с учётом права на получение жилого помещения вне очереди по п. 3 ч. 2 ст. 57 Жилищного кодекса РФ.

О.Ш.Ф., действующий в интересах несовершеннолетней О.Б.Ш., обратился к Администрации МО г.Ноябрьска о предоставлении жилого помещения по договору социального найма.

Суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что несовершеннолетняя О.Б.Ш. имела право на предоставление жилого помещения по договору социального найма во внеочередном порядке, поскольку страдает хронической формой заболевания, предусмотренного п.4 ч.1 ст. 51 Жилищного кодекса РФ, собственного жилого помещения не имеет.

Между тем, О.Б.Ш. на учете в качестве нуждающейся в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма, не состояла, малоимущей в установленном законом порядке не признана. Наличие у О.Б.Ш. одного лишь факта заболевания, входящего в установленный Правительством РФ перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире, не являлось достаточным основанием для внеочередного обеспечения жилым помещением по договору социального найма по правилам пункта 3 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса РФ при отсутствии иных, предусмотренных законом, условий: признания органом местного самоуправления граждан малоимущими в установленном порядке.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции не принял во внимание указанные обстоятельства, в связи с чем, решение суда отменено с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении иска (Апел.дело N 33-1662/2017, Ноябрьский городской суд).

 

Дела, вытекающие из трудовых правоотношений

 

Для решения вопроса о законности увольнения со службы в органах внутренних дел в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, юридически значимым, подлежащим выяснению и доказыванию, является установление факта совершения дисциплинарного проступка, повлекшего увольнение.

П. обратился с иском к ОМВД России по Пуровскому району о признании увольнения незаконным, изменении формулировки увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Удовлетворяя исковые требования истца, суд первой инстанции исходил из нарушения процедуры проведения служебной проверки в отношении последнего, и как следствие, незаконности его увольнения.

Между тем, выводы суда о необходимости истребования лицами, проводившими проверку, графиков работы истца, информации о месте несения им службы, доказательств получения им денежных средств, судебная коллегия нашла не основанными на нормах права, поскольку в соответствии с положениями ФЗ "О полиции" сотрудник полиции, как в служебное, так и во внеслужебное время должен воздержаться от любых действий, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности или нанести ущерб авторитету власти. Кроме того, в полномочия сотрудников, проводящих служебную проверку, не входит установление вины сотрудника в совершении преступления.

Судебной коллегией установлено, что истец о проведении в отношении него служебной проверки был уведомлен надлежащим образом, процедура привлечения истца к дисциплинарной ответственности ответчиком соблюдена, дисциплинарное взыскание применено в пределах установленного законом срока. Наложенное дисциплинарное взыскание соразмерно тяжести совершенного им проступка, применено с учетом обстоятельств, при которых он был совершен, его отношения к службе.

При указанных обстоятельствах, решение суда отменено с вынесением нового решения - об отказе в удовлетворении исковых требований (Апел.дело N 33-1932/2017, Пуровский районный суд).

 

Статьей 392 Трудового кодекса РФ срок на обращение в суд установлен как пресекательный, в связи с чем, защита права может быть осуществлена в судебном порядке истцом только в течение данного срока.

Б. обратился в суд с иском к АО о взыскании заработной платы, процентов, судебных расходов и компенсации морального вреда.

Разрешая спор и частично удовлетворяя требования иска, суд первой инстанции исходил из того, что ответчиком при приеме истца на работу был установлен неверный размер процентной надбавки к заработной плате за стаж работы в районах Крайнего Севера. При этом, восстанавливая истцу срок обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, суд исходил из отсутствия у истца сведений о нарушении его трудовых прав и пришел к выводу об уважительности причин пропуска такого срока по причине проживания истца за пределами Ямало-Ненецкого автономного округа, и его обращения в органы прокуратуры, а также ГИТ в ЯНАО с целью досудебного урегулирования спора.

Однако, из трудового договора, подписанного истцом, следовало, что Б. знал о размере установленного ему оклада, ему ежемесячно выплачивалась заработная плата в период его работы у ответчика, что не оспаривалось. Таким образом, в случае несогласия с размером заработной платы, он имел возможность обратиться к работодателю с соответствующими требованиями относительно размера заработка. Однако в период трудовых отношений истец с такими требованиями к ответчику не обращался.

Сам по себе факт удаленного проживания истца не свидетельствовал об уважительности причин пропуска такого срока, поскольку не препятствовал истцу обратиться в суд посредством направления иска почтовой связью, что и было им в последующем реализовано.

Обращения истца в Прокуратуру ЯНАО, а также Государственную инспекцию труда в ЯНАО, предшествующие обращению в суд, также не препятствовало непосредственному обращению в суд за защитой нарушенных трудовых прав, минуя указанные органы, в пределах, установленного статьёй 392 Трудового кодекса РФ срока.

Таким образом, у суда первой инстанции отсутствовали основания для восстановления истцу срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, так как уважительных причин пропуска такого срока не установлено (Апел.дело N 33-1948/2017, Новоуренгойский городской суд).

 

Сотрудникам уголовно-исполнительной системы за весь период временной нетрудоспособности предусмотрена не выплата пособий по временной нетрудоспособности, а сохранение денежного довольствия.

С. обратилась в суд с иском к ФКУ ИК о взыскании денежного довольствия за период временной нетрудоспособности, наступившей в течение ежегодного оплачиваемого отпуска, предоставленного с последующим увольнением.

Суд, посчитав, что нахождение на листке нетрудоспособности в период службы в органах уголовно-исполнительной системы является основанием для оплаты соответствующих дней, пришел к выводу о том, что С. имеет право на получение денежного довольствия за весь период временной нетрудоспособности согласно предоставленному листку освобождения от служебных обязанностей.

Судебная коллегия с указанными выводами суда не согласилась, указала, что денежное довольствие при увольнении получено истцом в полном объеме, требований о переносе даты увольнения истец не заявлял. Выплата истцу денежного довольствия за указанный период, при неизменной даты увольнения, повлечет двойную плату одного и того же периода. Так, оплата периода временной нетрудоспособности истца, произведена ответчиком при уходе ее в отпуск, за указанный же период истцом предоставлен листок освобождения от служебных обязанностей.

Кроме того, сам факт нахождения на листке освобождения от должностных обязанностей, не порождал для ответчика его оплаты, этот листок не являлся больничным листком, не подлежал оплате, поскольку сотрудники УФСИН, не застрахованы в соответствии с Федеральным законом "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством". Нахождение на листке освобождения от служебных обязанностей, являлось гарантией для сотрудника на сохранение места работы с полной выплатой денежного довольствия, которое в свою очередь истица получила. К данному выводу судебная коллегия пришла с учетом того обстоятельства, что истец не просил изменить ему дату увольнения, по тем основаниям, что был уволен в период временной нетрудоспособности, процедуру увольнения не оспаривал, следовательно, оснований для оплаты за один и тот же период двойного размера денежного довольствия у работодателя не имелось (Апел.дело N 33-2232/2017, Лабытнангский городской суд).

 

Дела, вытекающие из договорных правоотношений

 

При решении вопроса о расторжении или изменении договора в связи с существенным изменением обстоятельств суду надлежит установить наличие каждого из обязательных условий, указанных в Гражданского кодекса РФ.

ООО обратилось в суд с иском к П. о расторжении договора купли-продажи.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что Общество не могло предвидеть, что ответчик П. после передачи автомобиля не произведет оплату за него и соответственно, общество не получит денежные средства в установленный договором срок.

Вместе с тем, общество не представило суду доказательств причинения ему значительного по смыслу п. 2 ст. 450 ГК РФ ущерба, полагая, что сам факт неоплаты товара по договору купли-продажи являлся существенным нарушением условий договора.

Отменяя судебное решение, судебная коллегия указала, что при определении существенности нарушения допущенного покупателем, суд первой инстанции должен был исходить из обстоятельств приобретения им данного автомобиля у ООО. Так, из пояснений ответчика П., данных в судебном заседании суда первой инстанции, следовало, что фактически подписание и передача названного выше транспортного средства осуществлялась посредником Ф., который совместно с автомобилем передал ему документы на него и подписанный со стороны продавца договор купли-продажи автомобиля и акт приема - передачи автомобиля, а он, соответственно, подписав договор и акт приема-передачи, передал денежные средства за автомобиль Ф., составив об этом расписку, которая предоставлена суду. Допрошенный в суде апелляционной инстанции свидетель Ф. подтвердил обстоятельства приобретения П. автомобиля посредством использования его услуг и факт передачи денег руководителю Общества.

Более того, в ходе рассмотрения делав первой инстанции, П. произвел перечисление на счет ООО 800 000 рублей со ссылкой на договор купли-продажи транспортного средства.

С учетом установленных обстоятельств, судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии оснований для расторжения договора купли-продажи транспортного средства по такому основанию как существенное нарушение условий договора (Апел.дело N 33-1674/2017, Ноябрьский городской суд).

 

Сам по себе факт приобретения квартиры с использованием средств материнского капитала, не является основанием для отказа в обращении взыскания на заложенное имущество.

Банк обратился в суд с иском к Ф.В.В., Ф.А.С., В.Н.В. о взыскании долга по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество.

Отказывая в удовлетворении требования банка об обращении взыскания на заложенное имущество, суд первой инстанции исходил из того, что приобретение квартиры за счет средств материнского капитала влечет выдел доли в праве собственности на несовершеннолетних детей, а обращение взыскания на данное имущество будет нарушать их право собственности на данное имущество.

С данным выводом суда судебная коллегия не согласилась, поскольку с огласно п.1 ст. 54 ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" е сли не доказано иное, предполагается, что нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного имущества при условии, что на момент принятия судом решения об обращении взыскания одновременно соблюдены следующие условия: сумма неисполненного обязательства составляет менее чем пять процентов от стоимости предмета ипотеки; период просрочки исполнения обязательства, обеспеченного залогом, составляет менее трех месяцев.

Из материалов дела следовало, что сумма неисполненного обязательства составляет более 5% от стоимости предмета залога, период просрочки исполнения составлял более трех месяцев. Таким образом, обстоятельств, препятствующих обращению взыскания на заложенное имущество по договору ипотеки - квартиры, не имелось.

Кроме того, законодатель определилвид собственности на жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) материнского капитала, - общая долевая собственность родителей и детей. В указанном случае имело место определение долей супругов и их детей в праве собственности на квартиру, что не влияло на установленные договором ипотеки правоотношения, поскольку заложенное имущество (квартира) находилась в общей собственности указанных лиц (Апел.дело N 33-1955/2017, Новоуренгойский городской суд).

 

Погашение заемщиком кредита ранее срока, на который он был выдан и на который осуществлялось страхование заемщика, позволяет ему требовать возврата неиспользованной части страховой премии.

Х. обратился с иском к Страховой компании о расторжении договора страхования, в связи с досрочным погашением кредитной задолженности. Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции пришел к выводу о его необоснованности, поскольку страхователь (истец) отказался от исполнения договора.

Однако суд не принял во внимание, что перечень оснований для прекращения договора, предусмотренных п.1 ст. 958 ГК РФ, не является исчерпывающим, и полное погашение кредитного обязательства, с учетом конкретных обстоятельств настоящего дела, а именно условий договора страхования, повлекло прекращение договора страхования, поскольку возможность наступления страхового случая отпала, и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай.

Таким образом, в удовлетворении требований о расторжении данного договора отказано обоснованно, тогда как оснований для отказа в удовлетворении требований о возврате части страховой премии, и, соответственно, компенсации морального вреда и штрафа не имелось (Апел.дело N 33-2062/2017, Ноябрьский городской суд).

 

Проценты за пользование чужими денежными средствами должны исчисляться не произвольно, а применительно к срокам внесения очередных платежей.

Департамент имущественных отношений Администрации города Ноябрьск обратился с иском к Р. о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Удовлетворяя требования иска о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, суд первой инстанции руководствовался расчетом, представленным истцом, и не принял во внимание, что сумма неосновательного обогащения представляет собой по сути арендные платежи, обязанность по оплате которых возникла у арендатора в силу закона за весь период задержки возврата арендодателю арендованного имущества.

Как следствие, проценты за пользование чужими денежными средствами должны были исчисляться не произвольно, а применительно к срокам внесения очередных платежей по арендной плате (Апел.дело N 33-2066/2017, Ноябрьский городской суд).

 

Срок исковой давности по требованию об обращении взыскания на предмет залога начинает течь с момента возникновения оснований для обращения взыскания на заложенное имущество, о которых залогодатель знал или должен был знать.

Банк обратился с иском к Л. об обращении взыскания на заложенное имущество - транспортное средство. Л. заявила встречные исковые требования о признании ее добросовестным приобретателем.

Отказывая в удовлетворении требования Банка об обращении взыскания на заложенное имущество, признавая Л. добросовестным приобретателем, суд первой инстанции исходил из пропуска Банком срока исковой давности.

С данным выводом судебная коллегия не согласилась, поскольку Банк связывал начало течения срока исковой давности об обращении взыскания на заложенное имущество с датой прекращения исполнительного производства в отношении Б. как с датой, когда ему стало известно о выбытии из собственности Б. названного транспортного средства, и, соответственно, о нарушении своего права залогодержателя.

Вывод суда о том, что Банк, являясь взыскателем, должен был контролировать ход исполнительного производства и ходатайствовать перед службой судебных приставов о направлении запроса в органы ГИБДД о собственнике транспортного средства и соответственно должен был узнать о нарушении своего права с даты регистрации Л. транспортного средства, являлся необоснованным, поскольку исполнительное производство было возбуждено лишь 27.01.2014 года.

Поскольку Банк обратился с настоящим иском в пределах срока исковой давности, то вывод суда о пропуске названного срока, неверен (Апел.дело N 33-2077/2017, Губкинский районный суд).

 

Статья 317.1 ГК РФ не применяется к правам и обязанностям, возникшим из договоров, заключенных до дня вступления его в силу, то есть до 1 июня 2015 года.

Щ. обратился в суд с иском к С. о взыскании долга по договору займа, процентов за пользование займом, компенсации морального вреда, судебных расходов.

Разрешая исковые требования о взыскании с ответчика задолженности за невыплату процентов, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований.

Между тем, применяя к сложившимся правоотношениям положения ст.317.1 Гражданского кодекса РФ, суд первой инстанции не учел, что Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации" Гражданский кодекс РФ дополнен ст. 317.1 "Проценты по денежному обязательству".

Статьей 2 указанного Закона определено, что он вступает в силу с 01.06.2015 года. Положения Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции указанного Федерального закона) применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу данного Закона.

Таким образом, к правам и обязанностям, возникшим из заключенного 06 июня 2014 года договора займа, ст. 317.1 ГК РФ не подлежала применению, а проценты исчисленные судом в соответствии с указанной нормой в размере 50 097, 84 рублей не подлежали взысканию.

Указанные выводы судебной коллегии согласуются с позицией Верховного Суда РФ, изложенной в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1, 2017 года, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 16.02.2017 года (Апел.дело N 33-2367/2017, Новоуренгойский городской суд).

 

Дела, вытекающие из обязательств по возмещению вреда

 

Определение размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства осуществляется на основании утвержденных справочников по регионам.

К. обратился с иском к страховой компании о взыскании недоплаченной страховой выплаты, неустойки за просрочку выплаты страхового возмещения, расходов на оплату услуг оценщика, штрафа за нарушение прав потребителя.

Судом постановленорешение, которым иск удовлетворен частично.

Между тем, о пределяя размер ущерба, суд неправильно приня л в качестве доказательства заключение эксперта-техника ИП Г . , поскольку оно произведен о с нарушениями Единой методики, без учета электронных баз данных стоимостной информации (справочников), методом анализа рынка запасных частей и услуг по ремонту автотранспорта.

Вместе с тем, после обращения истца к ответчику с претензией, последним организована независимая экспертиза в АО , п о результатам которой о тветчик своевременно произвел истцу доплату страхового возмещения в размере 35 000 руб. Указанное экспертное заключение составлено в соответствии с требованиями Единой методики и при менено судебной коллегией в качестве надлежащего доказатель с тва.

П оскольку страховая компания не нарушала прав истца на получение страхового возмещения, своевременно выплатила страховое возмещение в полном объеме, оснований для довзыскания страхового возмещения , неустойки, штрафа, компенсации морального вреда, судебных расходов у суда не имелось (Апел.дело N 33-1719/2017, Салехардский городской суд).

По аналогичному основанию отменено решение Лабытнангского городского суда (апел.дело N 33-1815/2017); решение Новоуренгойского городского суда (апел.дело N 33-1634/2017).

 

При суброгации не возникает новое обязательство, а лишь происходит замена кредитора по требованию о возмещении ущерба, причиненного ДТП, течение трехлетнего срока исковой давности не изменяется.

Страховая компания обратилась с иском к О. о возмещении убытков в порядке регресса, взыскании расходов по уплате государственной пошлины.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции установилправо Страховой компании на обращение с соответствующими требованиями к ответчику О., однако применил последствия пропуска истцом двухгодичного срока исковой давности для обращения в суд с заявленными требованиями со ссылкой на положения статьи 966 ГК РФ, исчислив его с момента дорожно-транспортного происшествия.

При этом, суд первой инстанции не учел, что суброгация представляет собой частный случай перемены лиц в обязательстве по возмещению вреда на основании закона, а перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

Таким образом, поскольку страховщик 12 января 2015 года произвел страхователю выплату страхового возмещения в полном размере и срок исковой давности подлежал исчислению с указанной даты, то оснований для отказа в удовлетворении иска не имелось (Апел.дело N 33-2114/2017, Лабытнангский городской суд).

 

Дела, вытекающие из правоотношений по защите прав потребителя

 

Если недостаток (дефект) жилого помещения, являющегося объектом долевого строительства, не является основанием для признания такого жилого помещения непригодным для проживания, размер неустойки (пени) рассчитывается как процент, установленный Закона "О защите прав потребителей", от стоимости расходов, необходимых для устранения такого недостатка (дефекта).

Ф. обратился в суд с иском к ООО о взыскании неустойки, штрафа, денежной компенсации морального вреда и судебных расходов.

Удовлетворяя исковые требования в части и определяя размер неустойки, подлежащей взысканию с ответчика, суд первой инстанции произвёл расчёт соответствующей неустойки, исходя из стоимости объекта долевого строительства.

Судебная коллегия с таким выводом суда не согласилась, поскольку из анализа Федерального закона от 30 декабря 2004 года N 214 "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации", ст.23 Закона РФ "О защите прав потребителей", если застройщик нарушил согласованный с дольщиком срок устранения недостатков (дефектов) объекта долевого строительства, обнаруженных в течение гарантийного срока, то он должен уплатить гражданину - участнику долевого строительства неустойку (пени) в размере 1 % от стоимости расходов на устранение такого недостатка (дефекта), либо от стоимости жилого помещения, являющегося объектом долевого строительства, если выявленные недостатки (дефекты) могут служить основанием для признания жилого помещения непригодным для проживания.

Из материалов дела, расчета ответчика следовало, что стоимость расходов по устранению выявленных недостатков составила 50 340 рублей, выявленные в квартире истца недостатки, являлись строительными недоделками, и не могли служить основанием для признания жилого помещения непригодным для проживания, в связи с чем, оснований для расчёта размера неустойки за просрочку устранения недостатков, исходя из общей стоимости объекта долевого строительства, не имелось (Апел.дело N 33-2140/2017, Новоуренгойский городской суд).

 

Покупатель вправе отказаться от товара при ненадлежащем исполнении продавцом обязанности по передаче покупателю товара не соответствующего ассортименту, в частности, по цвету.

Ц. обратился в суд с иском к ООО о расторжении договора купли-продажи, взыскании денежных средств, оплаченных по договору купли-продажи, убытков, неустойки, штрафа, компенсации морального вреда.

Исковые требования истца основывались на поставке ему товара - лодки не соответствующего цвету.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из недоказанности поставки товара истцу с недостатками.

Из материалов дела следовало, что товар получен Ц. не соответствующий по цвету. В ответ на претензию ООО указало на изменение цвета товара по инициативе покупателя и на досудебное урегулирование спора путем замены товара за счет общества. Однако, замена товара либо возврат денег не была произведена.

Установив указанные обстоятельства, судебная коллегия пришла к выводу об удовлетворении иска (Апел.дело N 33-2344/2017, Новоуренгойский городской суд).

 

Дела, вытекающие из социальных правоотношений

 

С 1 июля 2016 года право на присвоение звания "Ветеран труда" имеют лица, награжденные ведомственными знаками отличия, учрежденными федеральными государственными органами в качестве знаков отличий (ведомственных наград), дающих право на присвоение звания "Ветеран труда".

П. обратился в суд с иском к Департаменту социальной защиты населения ЯНАО об отмене решений об отказе в присвоении звания "Ветеран труда" и возложении обязанности присвоить такое звание.

Удовлетворяя иск, суд исходил из того, что на момент обращения истца с заявлением о присвоении ему звания "Ветеран труда" Следственный комитет РФ не утвердил правовой акт, учреждающий ведомственные знаки отличия, дающие право на присвоение звания "Ветеран труда", и применил к рассматриваемым правоотношениям нормы права, регулировавшие порядок присвоения звания "Ветеран труда", в редакции, действовавшей до 1 июля 2016 года.

Отменяя решение, судебная коллегия указала, что, поскольку награждение П. ведомственной медалью "За содействие" имело место 2 сентября 2016 года, то есть после 30 июня 2016 года, когда указанная ведомственная награда не значится в перечне ведомственных наград Следственного комитета Российской Федерации, дающих право на присвоение звания "Ветеран труда", правовых оснований для признания за истцом права на присвоение звания "Ветеран труда" не имелось (Апел.дело N 33-2040/2017, Салехардский городской суд). По аналогичному основанию отменено решение Салехардского городского суда (Апел.дело N 33-1647/2017).

 

Дела, вытекающие из иных правоотношений

 

Внесение членом гаражного кооператива полностью паевого взноса за гараж, предоставленный этому лицу кооперативом, служит основанием для приобретения права собственности на указанное имущество.

Р. обратился с иском к ПГЭСК о признании права собственности на гараж.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из несоответствия спорного объекта Правилам землепользования и застройки по превышению допустимой высоты. Вместе с тем, из материалов дела следовало, что ПГЭСК находится на земельном участке, предназначенном для размещения объектов хранения автомобильного транспорта, в планировочном микрорайоне - зона многофункционального назначения.

Согласно Правилам землепользования и застройки МО г.Новый Уренгой, для объектов, расположенных в указанной зоне, в том числе, спорного объекта, ограничения по высоте не установлены. В указанных обстоятельствах выводы суда о несоответствии объекта Правилам землепользования и застройки МО г.Новый Уренгой и об отказе в удовлетворении иска по названному основанию признаны необоснованными (Апел.дело N 33-1716/2017)

 

Действующее законодательство, регулирующее отношения, возникающие в связи с ведением гражданами садоводства, огородничества и дачного хозяйства, не предусматривает за нарушение сроков внесения платежей за пользование общим имуществом товарищества такую меру ответственности как пени.

НТСН "_" обратилось в суд с иском к К. о взыскании неосновательного обогащения в виде задолженности по оплате за пользование объектами общего имущества товарищества, пени за нарушение сроков внесения платы за пользование объектами инфраструктуры и другим имуществом общего пользования товарищества.

Суд первой инстанции иск удовлетворил.

Вместе с тем, судебная коллегия пришла к выводу о неправомерном взыскании с ответчика пени за нарушение срока внесения названных платежей, поскольку законодательство, регулирующее спорные отношения, не предусматривает за нарушение сроков внесения платежей за пользование общим имуществом товарищества такую меру ответственности как пени, а договор, который бы содержал соответствующее условие, между сторонами по делу не заключен (Апел.дело N 33-1923/2017, Салехардский городской суд). По аналогичному основанию отменено решение Салехардского городского суда (Апел.дело N 33-2226/2017)

 

Федеральный законодатель исключает возможность признания права собственности на самовольную постройку при отсутствии у лица, её создавшего, вещного права на земельный участок, при этом, требуемое право пользования земельным участком должно возникнуть до начала строительства объекта.

Ф. обратился с исковым заявлением к Департаменту имущественных и земельных отношений администрации Пуровского района о признании права собственности на объект недвижимого имущества - гараж. Разрешая заявленные требования, суд исходил из того, что спорный объект отвечает требованиям безопасности и расположен на земельном участке в соответствии с разрешенным видом использованием данного участка, который может быть предоставлен в установленном законом порядке истцу.

Между тем, из материалов дела следовало , что земельный участок под гаражом Ф . не принадлеж ал и в установленном законом порядке органом местного самоуправления для строительства спорного объекта не предоставлялс , разрешение на строительство, ввод в эксплуатацию объекта-гаража, отсутств овали .

С учетом установленных обстоятельств, вывод суда первой инстанции о наличии законных оснований для признания за Ф. права собственности на указанный объе кт недвижимости не соответствовал нормам права, в связи с чем, обжалуемое решение суда отменено с вынесением нового - об отказе в удовлетворении иска.

Позиция судебной коллегии соответствует позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в Обзоре судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 19 марта 2014 года (Апел.дело N 33-1931/2017, Пуровский районный суд).

 

При решении вопроса о признании вещи недвижимостью, независимо от осуществления государственной регистрации права собственности на нее, необходимо установить наличие у нее признаков, способных относить ее в силу природных свойств или на основании закона к недвижимым объектам.

Департамент строительства, архитектуры и земельных отношений администрации МО г.Салехард обратился в суд с иском к Г. о признании права собственности отсутствующим. Отказывая в удовлетворении иска, суд пришел к выводу о регистрации в установленном порядке права собственности Г. на объекты недвижимости.

Между тем, доказательств тому, что объекты, представляющие собой согласно установленным по делу обстоятельствам площадки, отсыпанные песком, являлись объектами недвижимости, права в отношении которых подлежали государственной регистрации в ЕГРП, ответчиком не представлено. Из акта обследования земельных участков следовало об отсутствии на земельных участках объектов, которые возможно отнести к недвижимому имуществу. Таким образом, право собственности Г. на спорные сооружения как объекты недвижимого имущества, зарегистрировано необоснованно, поскольку они таковыми по смыслу Гражданского кодекса РФ не являлись.

Более того, регистрация права собственности Г. нарушала интересы администрации МО г. Салехард, поскольку влекла обязанность предоставить Г. земельные участки, необходимые для эксплуатации сооружений, не являющихся недвижимым имуществом, при том, что земельные участки изначально предоставлены ответчику для иных целей, с установлением арендных платежей в размере, согласно целевому назначению.

Выводы судебной коллегии соответствуют позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 30 сентября 2015 года N 303-ЭС15-5520 и определении от 12 января 2016 года N 18-КГ15-222 (Апел.дело N 33-2023/2017, Салехардский городской суд).

 

Под неосновательным обогащением следует понимать денежные средства, которые, исходя из принципа платности пользования землей, установленного п. 1 ст. 65 ЗК РФ, должно выплачивать лицо, пользующееся земельным участком.

Департамент строительства, архитектуры и земельных отношений администрации МО г.Салехард обратился с иском к Г. о взыскании задолженности по арендной плате, неустойки, неосновательного обогащения. Отказывая в иске о взыскании с Г. неосновательного обогащения, суд пришел к выводу об отсутствии такового, поскольку между сторонами имелся спор относительно заключения договоров аренды.

Между тем, из анализа обстоятельств по делу и совокупности представленных в дело доказательств, следовало, что ответчик пользуется земельными участками с 15 октября 2010 года, договоры аренды заключены между сторонами 1 февраля 2016 года, следовательно, имело место фактическое пользование спорными земельными участками. Правовым основанием для взыскания с фактических пользователей земельных участков неосновательно сбереженных ими денежных средств являются статья 1102 Гражданского кодекса и статьи 35, 36, 65 Земельного кодекса РФ.

Таким образом, пользование ответчиком земельным участком и сам факт размещения им объектов незавершенного строительства на вышеуказанных земельных участках, свидетельствовал о том, что ответчик неосновательно сберег денежные средства, подлежащие уплате за пользование земельным участком, и в силу статьи 1102 Гражданского кодекса РФ у него возникла обязанность возвратить собственнику земли неосновательное обогащение в размере, равном арендной плате (Апел.дело N 33-2171/2017, Салехардский городской суд).

 

Обязательным условием при оказании противотуберкулезной помощи гражданам является наличие информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство.

Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по ЯНАО обратилось в суд с иском в интересах неопределенного круга лиц к МБОУ СОШ N 3 г.Лабытнанги о прекращении противоправного бездействия, выразившегося в нарушении санитарно-эпидемиологического законодательства, в виде принятия мер к недопущению посещения образовательного учреждения несовершеннолетней А. без сведений о прохождении туберкулинодиагностики или медицинской справки врача-фтизиатра, а также с иском к законным представителям несовершеннолетней - М. и А. о возложении обязанности по прохождению несовершеннолетней А. профилактического медицинского осмотра в целях выявления туберкулеза.

Суд первой инстанции, пришел к выводу о наличии у законных представителей несовершеннолетней А. обязанности по предоставлению общеобразовательному учреждению заключения врача-фтизиатра об отсутствии у несовершеннолетней соответствующего заболевания. Одновременно, суд не усмотрел оснований для возложения на МБОУ СОШ N 3 г.Лабытнанги обязанности по устранению нарушений санитарно-эпидемиологического законодательства в виде принятия мер к недопущению посещения образовательного учреждения несовершеннолетней А. без сведений о прохождении туберкулинодиагностики или медицинской справки врача-фтизиатра.

Однако, судом первой инстанции не принято во внимание, что в соответствии с ч.1 ст.20 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является дача информированного добровольного согласия гражданина или его законного представителя на медицинское вмешательство.

Таким образом, у суда первой инстанции не имелось правовых оснований для возложения на законных представителей несовершеннолетней А. обязанности по предоставлению в МБОУ СОШ N 3 г.Лабытнанги заключения врача-фтизиатра об отсутствии у ребенка заболевания, принимая во внимание принцип добровольности предоставления гражданам медицинских услуг, в том числе, в виде профилактических медицинских осмотров и обследований с целью выявления тубинфицирования и туберкулеза.

Однако, суд не учел требования п.5.7 Правил СП 3.1.2.3114-13 "Профилактика туберкулеза", согласно которому, дети, туберкулинодиагностика которым не проводилась, допускаются в детскую организацию при наличии заключения врача-фтизиатра об отсутствии заболевания.

В этой связи образовательное учреждение обязано было принять меры для недопущения к учебным занятиям в школе несовершеннолетней А. по очной форме обучения на период до предоставления в отношении неё сведений о прохождении туберкулинодиагностики или заключения врача-фтизиатра об отсутствии у неё заболевания туберкулёзом. Указанные мероприятия не влекут за собой ограничения прав несовершеннолетней на получение образования, поскольку организация образовательного процесса с обучающимися может осуществляться образовательным учреждением не только по очной, но и по иным формам обучения, в том числе, с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий (Апел.дело N 33-1678/2017, Лабытнангский городской суд). По аналогичному основанию отменено решение Салехардского городского суда (Апел.дело N 33-1641/2017).

 

Истец вправе требовать присуждения неустойки по день фактического исполнения обязательства (в частности, фактической уплаты кредитору денежных средств, передачи товара, завершения работ).

Банк обратился в суд с иском к З. о взыскании процентов за пользование кредитом, неустойки.

Суд исковые требования удовлетворил частично, о взыскании неустойки отказал, сославшись на то, что предусмотренная п. 5.2 кредитного договора мера ответственности не распространяется на выплату должником взысканной по решению суда задолженности, поскольку на стадии принудительного исполнения действуют нормы Федерального закона "Об исполнительном производстве". Судебная коллегия, отменяя решение суда в данной части, указала, что именно по день фактического исполнения кредитных обязательств подлежала взысканию неустойка в соответствии с п.5.2 кредитного договора.

Принимая во внимание период просрочки исполнения обязательства, отсутствие каких-либо негативных последствий для Банка, являющегося профессиональным участником в сфере кредитования, принимая во внимание заявление ответчика о применении положений ст. 333 ГК РФ, судебная коллегия определиларазмер неустойки, подлежащий взысканию с ответчика в пользу истца в размере 25 000 руб. (Апел.дело N 33-2309/2017, Муравленковский городской суд)

 

ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

 

Для исков о любых правах на недвижимое имущество установлена исключительная подсудность по месту нахождения этого имущества.

М . обратилась в суд с иском к М . о вселении в жилое помещение, нечинении препятствий в пользовании жилым помещением, взыскании компенсации за владение и пользование 1/4 долей имущества в общей долевой собственности, убытков.

Передавая дело по подсудности в Новомосковский городской суд Тульской области, суд первой инстанции руководствовался положениями ст.28 ГПК РФ, определяющими общие правила рассмотрения гражданских дел по месту жительства ответчика, и исходил из принятия заявленного иска к производству суда с нарушениями правил подсудности, являющимися в силу п.3 ч.2 ст.33 ГПК РФ основанием для передачи дела по подсудности.

Между тем, суд не учел, что в силу ч.1 ст. 30 ГПК РФ, иски о правах на недвижимое имущество рассматриваются в суде по месту нахождения этого имущества (исключительная подсудность).

Поскольку спорная квартира находится на территории г. Новый Уренгой и истцом заявлены требования, связанные с правом на данный объект недвижимости, то эти требования по правилам об исключительной подсудности подлежали рассмотрению и разрешению по месту нахождения этого имущества Новоуренгойским городским судом ЯНАО (Апел.дело N 33-1707/2017, Новоуренгойский городской суд).

По аналогичному основанию отменено определение Салехардского городского суда (Апел.дело N 33-2302/2017)

 

При исчислении шестимесячного срока для кассационного обжалования вступивших в законную силу судебных постановлений необходимо иметь в виду, что время рассмотрения кассационных жалобы, представления в суде кассационной инстанции не учитывается.

ООО обратилось с заявлением о восстановлении срока на подачу кассационной жалобы Председателю Верховного Суда РФ на решение Надымского городского суда, апелляционное определение Суда ЯНАО и определение судьи Верховного Суда РФ. Отказывая ООО в восстановлении срока на подачу кассационной жалобы Председателю Верховного Суда РФ, суд первой инстанции исходил из того, что установленный для обжалования судебных актов шестимесячный срок, пропущен заявителем без уважительных причин, обстоятельств, объективно исключающих возможность подачи кассационной жалобы в установленный срок, не приведено.

Вместе с тем, при определении даты окончания процессуального срока для подачи ООО кассационной жалобы, суд должен был учесть время рассмотрения его кассационной жалобы в суде ЯНАО и Верховном Суде РФ, т.к., на момент подачи ходатайства о восстановлении срока на подачу кассационной жалобы он не был пропущен (Апел.дело N 33-1707/2017, Надымский городской суд).

 

Налоговое законодательство предоставляет органам государственной власти при рассмотрении судами общей юрисдикции дел, по которым они выступают как в качестве истцов, так и в качестве ответчиков, соответствующие льготы в виде освобождения от уплаты государственной пошлины.

С. обратился в суд с иском к Управлению Федеральной службы судебных приставов по ЯНАО о признании права собственности на автомобиль и снятии запрета на совершение регистрационных действий в отношении транспортного средства. Судом постановленорешение об удовлетворении иска. При этом, взыскивая с Б. и ОСП по г.Салехард и Приуральскому району в пользу истца судебные расходы по уплате государственной пошлины в сумме 300 рублей, по 150 рублей с каждого, суд первой инстанции руководствовался положениями части 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса РФ, согласно которым стороне, в пользу которой состоялось судебное решение, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Между тем, в соответствии с подп.19 п.1 ст.333.36 Налогового кодекса РФ, законных оснований для взыскания расходов по оплате госпошлины со структурного подразделения Управления Федеральной службы судебных приставов по ЯНАО, являющегося государственным органом исполнительной власти, у суда первой инстанции не имелось (Апел.дело N 33-1721/2017, Салехардский городской суд).

 

Требования, рассматриваемые в порядке приказного производства, должны быть бесспорными.

Заместитель прокурора города Новый Уренгой, действуя в интересах Ф., обратился в суд с иском к ООО о взыскании задолженности по заработной плате.

Возвращая исковое заявление, суд первой инстанции исходил из того, что заявлены исковые требований о взыскании начисленной, но не выплаченной работнику заработной платы, размер которой не оспаривался, что подтверждалось расчетным листком, выданным работодателем, а потому заявленные требования подлежали рассмотрению в порядке приказного производства.

Судебная коллегия, отменяя определение суда, указала, что в обоснование заявленного иска о взыскании задолженности по заработной плате прокурор сослался лишь на результаты бухгалтерской судебной экспертизы, проведенной в рамках уголовного дела, приложив копию таковой. Письменных доказательств начисления работодателем названной в иске прокурора задолженности по заработной плате, в том числе, расчетного листа, выданного работодателем к исковому заявлению, вопреки выводам суда, не приложено (Апел.дело N 33-1763/2017, Новоуренгойский городской суд).

 

Только после вступления в законную силу решения суда стороны, другие лица, участвующие в деле, их правопреемники не могут вновь заявлять в суде те же исковые требования, на том же основании, а также оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения.

К. обратился в суд с иском к Департаменту имущественных отношений Администрации города Ноябрьск о предоставлении жилого помещения по договору социального найма. Судьей постановленоопределение об отказе в принятии к рассмотрению искового заявления, мотивированное тем обстоятельством, что возникший между сторонами спор был разрешен и имеется вступившее в законную силу принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда.

Между тем, указанное решение суда в законную силу не вступило, законность его судом апелляционной инстанции не проверена на момент принятия обжалуемого определения.

При таком положении, судебная коллегия пришла к выводу, что у суда отсутствовали правовые основания для отказа в принятии заявления К. к своему производству (Апел.дело N 33-1794/2017, Ноябрьский городской суд).

 

Исковые заявления, которые предъявлены не в рамках дела о банкротстве гражданина и не рассмотрены судом до даты введения реструктуризации долгов гражданина, подлежат после этой даты оставлению судом без рассмотрения.

С. обратился с иском к Ш., администрации города Лабытнанги о признании права собственности на автомобиль и снятии запрета на регистрационные действия.

Суд первой инстанции иск удовлетворил.

Между тем, из материалов дела следовало, что иск С. заявлен после введения в отношении ответчика Ш. процедуры реструктуризации долгов. При таких обстоятельствах, иск С. не подлежал принятию к производству суда, а принятое заявление подлежало оставлению без рассмотрения. Факт наличия возбужденного в отношении Ш. производства в рамках Закона о банкротстве подлежал проверке судом ввиду указания в представленных документах судебных приставов-исполнителей о возбуждении исполнительных производств в отношении Ш. на основании решений арбитражных судов (Апел.дело N 33-1811/2017, Лабытнангский городской суд).

 

Порядок рассмотрения заявления о восстановлении процессуального срока исчерпывающе изложен в статье 112 Гражданского процессуального кодекса РФ, в связи с чем. применение статьи 136 Гражданского процессуального кодекса РФ по аналогии закона к спорным правоотношениям недопустимо.

Г. обратилась в суд с заявлением о восстановлении пропущенного процессуального срока для подачи в Верховный Суд РФ кассационной жалобы на решение Надымского городского суда и определение судьи суда ЯНАО.

Оставляя указанное заявление без движения по мотиву не совершения заявителем соответствующего процессуального действия - подачи кассационной жалобы, которая не была представлена с заявлением о восстановлении срока, суд первой инстанции не учел, что кассационная жалоба подается непосредственно в суд кассационной инстанции, то есть лицо, подающее заявление о восстановлении процессуального срока на кассационное обжалование судебных постановлений, не обязано одновременно подавать и кассационную жалобу (Апел.дело N 33-1865/2017, Надымский городской суд).

 

Если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства.

А. обратился в суд с заявлением о признании его и несовершеннолетнего сына А. самостоятельной семьей, ведущей отдельное хозяйство в целях постановки на учет граждан, нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, а также для участия в программах и получения социальных выплат.

Расценивая данное заявление как поданное в порядке особого производства, со ссылкой на п.1 ч.1 ст.134 ГПК РФ, суд первой инстанции отказал в его принятии, поскольку действующее законодательство не предусматривает разрешение вопроса о признании лица отдельной семьей в порядке особого производства, а данный вопрос подлежал рассмотрению в рамках искового производства при наличии спора о праве или в рамках административного судопроизводства при обжаловании решения об отказе в принятии на учет или в предоставлении жилья.

Вместе с тем, предъявление в суд заявления направлено на реализацию предполагаемого материального права, следовательно, право заявителя на судебную защиту, предусмотренное статье 47 Конституции РФ, может быть реализовано в порядке искового производства (Апел.дело N 33-1867/2017, Салехардский городской суд).

 

Выявление и собирание доказательств по делу является деятельностью не только лиц, участвующих в деле, но и суда, в обязанность которого входит установление того, какие доказательства могут подтвердить или опровергнуть факты, входящие в предмет доказывания.

Г. обратился в суд с иском к АО о взыскании задолженности по заработной плате, компенсации морального вреда.

Определением судьи исковое заявление оставлено без движения в виду непредоставления расчета взыскиваемых денежных сумм, подписанного истцом, надлежащим образом заверенной копии трудовой книжки, сведений о вынесении судебного приказа о взыскании заработной платы, о возбуждении исполнительного производства. Предоставлен срок для устранения недостатков до 8 июня 2017 года.

Возвращая исковое заявление Г., суд исходил из того, что истец в установленный срок не выполнил все указания судьи и не приложил к исковому заявлению расчет взыскиваемой денежной суммы, подписанный Г., а также копию трудовой книжки, заверенную надлежащим образом.

Отменяя определение суда, судебная коллегия указала, что документы, требуемые судьей в определении об оставлении искового заявления без движения, по своей сути являлись доказательствами по делу и в случае необходимости могли быть истребованы судом при рассмотрении спора по существу (Апел.дело N 33-1908/2017, Новоуренгойский городской суд).

По аналогичному основанию отменены определения Салехардского городского суда (Апел.дело N 33-2158/2017, 33-2316/2017), Новоуренгойского городского суда (Апел.дело N 33-2251/2017, N 33-2252/2017, N 33-2283/2017, N 33-2284/2017, N 33-2286/2017, N 33-1609/2017).

 

Государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Б. обратилась с иском к АО о признании приказов незаконными, возложении обязанности по выплате премии.

Суд исковые требования удовлетворил.

Судебная коллегия изменила решение суда в части размера взысканной государственной пошлины, поскольку суд неверно определилее размер в сумме 6000 руб.

Поскольку в силу закона Б. освобождена от уплаты государственной пошлины, с ответчика в бюджет подлежала взысканию госпошлина в размере, подлежащем оплате истцом в случае отсутствия у нее соответствующей льготы, согласно нормативам отчислений, установленным РФ, в сумме 600 рублей исходя из требований неимущественного характера (300 рублей + 300 рублей). (Апел.дело N 33-1918/2017, Тазовский районный суд).

 

Требование о соблюдении досудебного порядка урегулирования спора может быть предъявлено в случае, когда соблюдение такового прямо предусмотрено федеральным законом или договором.

Банк обратился в суд с иском к С.С.М., С.М.А., П.И.С. о солидарном взыскании задолженности по кредитному договору. Оставляя исковое заявление без движения, суд первой инстанции исходил из отсутствия доказательств предъявления требования о досрочном взыскании всей суммы кредита с начисленными процентами, что свидетельствовало о невыполнении истцом досудебного порядка урегулирования спора.

Между тем, Положением п.2,3 ст.14 Федерального закона "О потребительском кредите" предусмотрено направление в адрес заемщика уведомления о досрочном возврате кредита. Положениями кредитного договора, заключенного с С.С.М., предусмотрено соблюдение досудебного порядка урегулирования спора в случае досрочного взыскания суммы кредита с начисленными процентами.

Из содержания искового заявления и приложенных к нему документов, следовало, что требования банка сводятся к взысканию с ответчиков задолженности по кредиту, срок возврата по которому истек. Требования о расторжении, изменении кредитного договора истцом не заявлены.

Поскольку требования банка основаны на взыскании задолженности по кредитному договору, срок возврата по которому наступил, а условиями кредитного договора соблюдение досудебного порядка урегулирования спора предусмотрено лишь в случае требования досрочного возврата кредита, то требование судьи о предоставлении сведений о соблюдении досудебного порядка урегулирования спора ошибочно (Апел.дело N 33-2068/2017, Пуровский районный суд).

 

Пенсионное законодательство не содержит требований об обязательном досудебном порядке урегулирования споров о включении отдельных периодов работы в стаж, дающий право на назначение трудовой пенсии.

Определением суда первой инстанции исковое заявление Т. к ГУ УПФ в г.Салехарде и Приуральском районе ЯНАО о включении отдельных периодов работы в стаж, дающий право на назначение трудовой пенсии оставлено без рассмотрения в связи с тем, что истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории дел досудебный порядок урегулирования спора.

Отменяя определение суда, судебная коллегия указала, что согласно ст. 18 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" только решения об установлении или отказе в установлении трудовой пенсии, о выплате указанной пенсии, об удержаниях из этой пенсии и о взыскании излишне выплаченных сумм такой пенсии могут быть обжалованы в вышестоящий пенсионный орган (по отношению к органу, вынесшему соответствующее решение) и (или) в суд.

Как следовало из представленного материала Т. с заявлением о назначении пенсии не обращался, решение по этому вопросу, которое могло бы являться предметом оспаривания в суде, пенсионным органом не принималось, в связи с чем выводы суда первой инстанции о наличии оснований для оставления заявления Т. без рассмотрения в связи с несоблюдением истцом досудебного порядка урегулирования спора нельзя признать законными (Апел.дело N 33-2085/2017, Салехардский городской суд).

 

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, в том числе, постановлением мирового судьи, обязательны для суда, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Г. обратилась в суд с иском к ФГКУ, Т. о взыскании, ущерба причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, компенсации морального вреда, судебных расходов.

Суд первой инстанции удовлетворил иск частично.

Вместе с тем судебная коллегия не согласилась с выводом суда относительно наличия виновных действий истца Г. в совершении дорожно-транспортного происшествия, поскольку в материалах дела имелось судебное постановление, установившее отсутствие в действиях Г. состава административного правонарушения предусмотренного ч. 1 ст. 12.17 КоАП РФ, а также создания помех проезду спецавтотранспорта и нарушения п. 3.2 ПДД РФ (Апел.дело N 33-2096/2017, Надымский городской суд).

 

Заявление о взыскании судебных издержек, понесенных в связи с рассмотрением дела, о возмещении которых не было заявлено при его рассмотрении, разрешается судом в судебном заседании по правилам, предусмотренным ГПК РФ.

Ю. обратился с заявлением о возмещении судебных издержек с Банка.

Суд первой инстанции заявление удовлетворил.

Судебная коллегия пришла к выводу о незаконности постановленного определения, поскольку в материалах дела отсутствовали сведения как о направлении в адрес банка копии заявления Ю. и приложенных к нему документов, так и об извещении о рассмотрении вопроса о возмещении судебных издержек (Апел.дело N 33-2032/2017, Новоуренгойский городской суд).

 

Кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования до принятия наследства к исполнителю завещания или к наследственному имуществу.

Банк обратился в суд с исковым заявлением к наследственному имуществу умершей Л. о взыскании задолженности по кредитному договору.

Оставляя исковое заявление без движения, судья исходил из того, что в нем не указаны ответчики (наследники к имуществу умершего заемщика), их место жительства.

Отменяя определение, судебная коллегия указала, что в соответствии с п. 3 ст. 1175 ГК РФ, до принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к исполнителю завещания или к наследственному имуществу. В последнем случае суд приостанавливает рассмотрение дела до принятия наследства наследниками или перехода выморочного имущества в соответствии со статьей 1151 настоящего Кодекса к Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию.

Кроме того, указание судьи о необходимости приведения в исковом заявлении перечня наследственного имущества также необоснованно, поскольку истец лишен возможности самостоятельно получить необходимую информацию и просил суд в порядке ч.1 ст.57 ГПК РФ оказать ему содействие в сборе соответствующих доказательств (Апел.дело N 33-2227/2017, Новоуренгойский городской суд).

Кроме того, ранее Судебная коллегия по гражданским делам уже обращала внимание судов первой инстанции о нарушении указанных норм права в Обзоре судебной практики по гражданским делам за 2 квартал 2017 года.

 

Иски, вытекающие из договоров, в том числе, трудовых, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены также в суд по месту исполнения такого договора.

ООО обратилось в суд с иском к К. о взыскании материального ущерба, причиненного работодателю.

Суд первой инстанции, возвращая исковое заявление истцу, указал о необходимости обращения с настоящим иском по месту нахождения ответчика, при этом, не учел, что если в трудовом договоре указано место работы, то работодатель вправе обратиться с иском о взыскании материального ущерба, причиненного работодателю по вине работника в суд по месту исполнения трудового договора. Дела по спорам о материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю, в соответствии со Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции.

Как следовало из материала, между ООО и К. заключен трудовой договор с указанием постоянного места работы работника - г. Тарко-Сале. В указанных обстоятельствах настоящий спор подлежал рассмотрению в районном суде по правилам территориальной подсудности, установленным пунктом 9 статьи 29 ГПК РФ (Апел.дело N 33-2228/2017, Пуровский районный суд).

По аналогичному основанию отменено определение Салехардского городского суда (Апел.дело N 33-2303/2017)

 

Разрешение вопроса об уменьшении ежемесячных удержаний из пенсии должника относится к компетенции судебного пристава-исполнителя.

Т. обратилась в суд с заявлением о снижении размера взысканий из пенсии.

Удовлетворяя заявление должника о снижении размера удержаний из пенсии, суд первой инстанции пришел к выводу об их обоснованности.

Данный вывод суда противоречил положениям Закона об исполнительном производстве, согласно которым только судебный пристав-исполнитель вправе устанавливать такой размер удержания, который бы учитывал материальное положение должника. В случае, если должник не согласен с установленным судебным приставом-исполнителем максимальным размером удержания из заработной платы, он может оспорить действия (решения) указанного должностного лица в порядке, предусмотренном Кодексом об административном судопроизводстве.

О необходимости данного толкования закона разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п.35 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2017) от 26.04.2017.

Принимая во внимание указанное , судебная коллегия определение отменила, производство по заявлению - прекра тила , поскольку данное заявление не подлеж ало рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства (Апел.дело N 33-2255/2017, Ноябрьский городской суд).

 

Поскольку ст. 202 ГПК РФ предоставляет суду возможность разъяснить решение, не изменяя его содержания, суд не может под видом разъяснения изменить, хотя бы частично, существо решения, а должен только изложить его же в более полной и ясной форме.

Администрация г. Новый Уренгой обратилась в суд с заявлением о разъяснении порядка исполнения решения.

Удовлетворяя заявление, суд первой инстанции исходил из того, что правом на внеочередное обеспечение жилой площадью по договору социального найма, на момент рассмотрения дела обладал только несовершеннолетний Д.Д.М., а Д.О.А. таким правом не обладает, выступая по настоящему делу в качестве законного представителя несовершеннолетнего. Поскольку несовершеннолетний Д. умер, законных оснований для предоставления Д.О.А. жилого помещения по договору социального найма во внеочередном порядке не имеется, в связи с чем, исполнительное производство должно быть прекращено.

Отменяя определение, судебная коллегия указала, что суд при разъяснении не может вторгаться ни в вводную, ни в описательную, ни в мотивировочную, ни в резолютивную части. Они должны остаться в таком же виде, как были изложены и объявлены в зале судебного заседания. Разъяснение решения является одним из способов устранения его недостатков. Оно производится в случае неясности, противоречивости и нечеткости решения. При этом суд не может под видом разъяснения решения изменить или разрешить вопросы, которые не были предметом судебного разбирательства.

Однако суд первой инстанции при вынесении обжалуемого определения исследовал вновь возникшие обстоятельства и под видом разъяснения исполнения решения суда фактически принял новое решение (Апел.дело N 33-2292/2017, Новоуренгойский городской суд).

 

Дело может быть рассмотрено арбитражным судом с участием гражданина, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя в том случае, когда это предусмотрено Арбитражным процессуальным Российской Федерации или федеральным законом.

Банк обратился с иском к Б. как индивидуальному предпринимателю и физическому лицу о взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество.

Отказывая в принятии заявления к производству суда в порядке гражданского судопроизводства, судья пришел к выводу о том, что указанное дело подведомственно арбитражному суду. Между тем действующее законодательство не предусматривает нормы, в соответствии с которой спор о взыскании с поручителя задолженности по обеспеченному поручительством обязательству может быть рассмотрен арбитражным судом с участием физического лица.Не отнесена такая категория дел к компетенции арбитражных судов и АПК РФ, которая предусматривает специальную подведомственность дел арбитражным судам независимо от субъектного состава правоотношений.

Таким образом, данный иск подлеж ал рассмотрению в суде общей юрисдикции (Апел.дело N 33-2306/2017, N 33-2307/2017, N 33-2308/2017, Новоуренгойский городской суд).

 

Возмещение судебных издержек осуществляется той стороне, в пользу которой вынесено решение суда, и только тех расходов, которые были понесены по конкретному делу.

П. обратился в суд с иском к ООО о взыскании денежных средств по договору аренды транспортного средства, судебных расходов.

Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил частично.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда относительно взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя, поскольку представленный истцом договор оказания юридических услуг, заключенный между ним и предпринимателем К. не отображал того обстоятельства, что указанный договор заключен для оказания платных услуг по настоящему делу. Из договора не следовало, что К. оказал услуги по спору между П. и ООО, а, следовательно, оплата по настоящему договору не могла быть принята как оплата расходов по настоящему делу.

Иных документов, которые подтверждали бы несение истцом расходов на оплату услуг представителя, связанных с рассмотрением настоящего спора, материалы дела не содержали. В связи с чем, истцом не доказан факт несения судебных расходов на оплату услуг представителя по настоящему делу (Апел.дело N 33-2257/2017, Ноябрьский городской суд).

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам