Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 18 февраля 2021 г. N С01-1759/2020 по делу N СИП-479/2020 Суд отменил решение суда первой инстанции и признал недействительным решение Роспатента, принятое по результатам рассмотрения возражения на его решение об отказе в государственной регистрации товарного знака, поскольку вывод Роспатента о том, что заявленное на регистрацию обозначение тождественно названию известного произведения, является ошибочным

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 18 февраля 2021 г. N С01-1759/2020 по делу N СИП-479/2020

 

Резолютивная часть постановления объявлена 15 февраля 2021 года.

Полный текст постановления изготовлен 18 февраля 2021 года.

 

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.;

членов президиума: Данилова Г.Ю., Корнеева В.А., Химичева В.А., Четвертаковой Е.С.;

судьи-докладчика Силаева Р.В. -

рассмотрел в открытом судебном заседании с использованием системы веб-конференции кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Морозовой Натальи Александровны (г. Новосибирск, ОГРНИП 309421721200031) на решение Суда по интеллектуальным правам от 08.10.2020 по делу N СИП-479/2020

по заявлению индивидуального предпринимателя Морозовой Натальи Александровны о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 12.03.2020, принятого по результатам рассмотрения возражения на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2018734596.

В судебном заседании приняли участие представители:

от индивидуального предпринимателя Морозовой Н.А. - Слесарюк Н.В. (по доверенности от 27.05.2020);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Козача А.С. (по доверенности от 07.04.2020 N 01/32-272/41).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

индивидуальный предприниматель Морозова Наталья Александровна (далее - предприниматель) обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 12.03.2020, принятого по результатам рассмотрения возражения на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2018734596.

Решением Суда по интеллектуальным правам от 08.10.2020 в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе и в дополнении к ней, поданных в президиум Суда по интеллектуальным правам, предприниматель, ссылаясь на несоответствие выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, а также на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права, просит отменить решение суда первой инстанции, принять новый судебный акт.

Роспатент представил письменные пояснения на кассационную жалобу, в которых не согласился с изложенными в ней доводами, просил оставить обжалуемое решение суда первой инстанции без изменения как законное и обоснованное.

В судебном заседании президиума Суда по интеллектуальным правам приняли участие представители предпринимателя и Роспатента.

Представитель предпринимателя поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе и в дополнении к ней, поддержал, просил ее удовлетворить.

Представитель Роспатента возражал против удовлетворения кассационной жалобы, считая оспариваемое решение суда первой инстанции законным и обоснованным.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены обжалуемого судебного акта, предусмотренных частью 4 статьи 288 названного Кодекса.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, предпринимателем заявлено на регистрацию комбинированное обозначение "" по заявке N 2018734596 (дата приоритета - 14.08.2018) в качестве товарного знака в отношении товаров 3, 5, 8, 11, 14, 21, 25, 26-го классов и услуг 35, 41, 44-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ).

Роспатент принял решение от 29.08.2019 об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2018734596 в отношении заявленных товаров и услуг, мотивированное его несоответствием требованиям пункта 3 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ). В заключении по результатам экспертизы указано, что заявленное обозначение содержит словесный элемент "Сибирский цирюльник", воспроизводящий название вышедшего на экраны в 1998 году известного российского фильма "Сибирский цирюльник", автором и режиссером которого является Н.С. Михалков. В связи с этим, как указал Роспатент, регистрация заявленного обозначения в качестве товарного знака невозможна без документального подтверждения правомерности включения в заявленное обозначение словесного элемента "Сибирский цирюльник" от правообладателя фильма. Заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака, поскольку будет способно ввести потребителя в заблуждение в отношении лица, обладающего исключительным правом на объект интеллектуальной собственности.

Не согласившись с отказом в государственной регистрации товарного знака, предприниматель обратился 24.12.2019 в Роспатент с возражением, в котором привел следующие доводы:

в соответствии с пунктом 1 статьи 1259 ГК РФ объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения. Произведения, отвечающие обязательным признакам, а также авторские права создателей (правообладателей) охраняются на территории Российской Федерации. В пункте 7 статьи 1259 ГК РФ говорится, что авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, установленным пунктом 3 рассматриваемой статьи Кодекса;

правоприменительная практика складывается так, что у третьих лиц должна возникать ассоциация с конкретной личностью, автором произведения при произнесении названия этого произведения. Только тогда, когда в сознании публики это название прочно ассоциируется с самим произведением, неотделимо от него и, соответственно, от личности его автора, всякое обращение к названию произведения означает и обращение к личности его автора. Поэтому только название, неразрывно связанное в глазах публики с самим произведением, может быть названо результатом творческой деятельности;

известность противопоставленного названия фильма потребителям спорной группы товаров не доказана;

если говорить об ассоциации, возникающей при произнесении слов "Сибирский цирюльник", то в сознании потребителей должен возникать в первую очередь образ паровой машины;

при проверке наличия ассоциативной связи надлежит устанавливать намерение создать не соответствующее действительности представление об экономической связи с лицом, заявляющим о наличии у него "старших прав на спорное обозначение";

на регистрацию заявлено комбинированное обозначение со своей собственной уникальной графикой;

сфера деятельности заявителя, осуществляющего экономическую деятельность с 2001 года, ограничена исключительно сферой красоты;

заявителем представлены документы от разных юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, которые ведут совместную деятельность и вместе продвигают бренд "Сибирский цирюльник". В подтверждение этого заявитель представил агентские договоры, договоры на оказание услуг и договоры коммерческой концессии между указанными лицами;

заявителем был проведен Социологический опрос, согласно которому основными ассоциациями, возникающими у потребителей при абстрактном упоминании названия "Сибирский цирюльник", являются следующие: парикмахер (44,6%), магазин косметических товаров (29,7%), салон красоты (26,2%). Если уточняется, что "Сибирский цирюльник" - это название салона красоты, то абсолютное большинство участников опроса в ассоциациях указывают ассоциацию с парикмахерскими услугами (75,7%). Только 3% опрошенных указали, что, если салон красоты или магазин косметических товаров называется "Сибирский цирюльник", они могут предположить, что режиссер Н.С. Михалков участвует в управлении им в качестве руководителя или учредителя.

На основании вышеизложенных доводов заявитель в возражении просил отменить решение Роспатента и вынести решение о государственной регистрации товарного знака по заявке N 2018734596 в отношении скорректированного перечня заявленных услуг:

35-го класса МКТУ "демонстрация товаров; организация торговых ярмарок в коммерческих или рекламных целях; презентация товаров на всех медиасредствах с целью розничной продажи; продвижение продаж для третьих лиц; реклама; услуги снабженческие для третьих лиц [закупка и обеспечение предпринимателей товарами]. Все вышеуказанные услуги в отношении таких товаров, как профессиональная косметика, инструменты по уходу за волосами, ногтями, лицом и телом, оборудование для салонов красоты";

41-го класса МКТУ "академии [обучение]; информация по вопросам воспитания и образования; обучение заочное; обучение практическим навыкам [демонстрация]; организация и проведение мастер-классов [обучение]; организация и проведение образовательных форумов невиртуальных; организация и проведение семинаров; организация конкурсов красоты; ориентирование профессиональное [советы по вопросам образования или обучения]; проведение экзаменов; тьюторинг; услуги образовательно-воспитательные; услуги образовательные, предоставляемые школами]; услуги репетиторов, инструкторов [обучение]. Все вышеуказанные услуги для таких сфер, как парикмахерское искусство, визаж, маникюр, педикюр, депиляция";

44-го класса МКТУ "ваксинг; восковая депиляция; маникюр; парикмахерские; салоны красоты; услуги соляриев; центры здоровья".

Роспатентом принято решение от 12.03.2020 об отказе в удовлетворении возражения. Принимая оспариваемый ненормативный правовой акт, административный орган выявил дополнительные обстоятельства, не указанные в заключении по результатам экспертизы, - подпункт 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ, а именно: Роспатент указал, что упомянутое обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака в отношении всех заявленных услуг, поскольку является тождественным названию известного произведения - художественного фильма "Сибирский цирюльник" 1998 года.

Заявитель представлял в Роспатент пояснения в отношении дополнительно выявленного препятствия для регистрации товарного знака, которые впоследствии были приведены предпринимателем в качестве основания для оспаривания решения Роспатента от 12.03.2020.

При вынесении решения об отказе в государственной регистрации заявленного обозначения Роспатент руководствовался пунктом 3 и подпунктом 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

Административный орган отметил, что словесное обозначение "Сибирский цирюльник" является названием российского художественного фильма режиссера Н.С. Михалкова. Анализ источников словарно-справочной информации не выявил других значений словосочетания "Сибирский цирюльник", отличных от названия указанного фильма, само по себе словосочетание не является распространенным, носит фантазийный характер и было упомянуто именно в качестве названия художественного фильма, являющегося объектом авторского права.

На основании представленного предпринимателем Социологического опроса Роспатентом установлено, что 82,5% опрошенных от общего количества опрошенных (770 человек) знают о фильме "Сибирский цирюльник", что подтверждает известность названия упомянутого художественного фильма.

Роспатентом принято во внимание то, что заявитель не представил согласие правообладателя художественного фильма "Сибирский цирюльник" на государственную регистрацию обозначения "Сибирский цирюльник" в качестве товарного знака по заявке N 2018734596.

Административный орган также отметил, что заявленное на регистрацию обозначение включает в себя словесный элемент "Сибирский цирюльник", который прямым образом влияет на имитацию и на сходство первого впечатления, производимого заявленным обозначением и названием художественного фильма, в связи с чем потребитель может быть введен в заблуждение в отношении лица, оказывающего услуги 35, 41, 44-го классов МКТУ, либо может полагать, что такое использование осуществляется с согласия правообладателя. Приведенные доводы позволили административному органу прийти к выводу о способности заявленного обозначения ввести потребителя в заблуждение в отношении лица, оказывающего услуги, и, как следствие, об обоснованности выводов экспертизы о несоответствии заявленного обозначения по заявке N 2018734596 требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Проанализировав дополнительно представленные заявителем возражения материалы, Роспатент отметил, что названные документы датированы позднее даты выхода упомянутого художественного фильма, в связи с чем не могут свидетельствовать о том, что обозначение "Сибирский цирюльник" ассоциируется с заявителем и с осуществляемой им деятельностью.

Полагая, что решение Роспатента от 12.03.2020 не соответствует закону и нарушает его права и законные интересы, предприниматель обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании решения недействительным как не соответствующего требованиям подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

Заявление предпринимателя, подданное в Суд по интеллектуальным правам, мотивировано мнением заявителя об ошибочности и о несоответствии обстоятельствам дела вывода Роспатента о наличии оснований, предусмотренных пунктом 9 статьи 1483 ГК РФ. Так, предприниматель оспаривает известность упомянутого аудиовизуального произведения и его названия, а также наличие соответствующих ассоциаций у потребителей вышеуказанных услуг.

Предприниматель дополнительно обратил внимание суда первой инстанции на обширную практику Роспатента по регистрации товарных знаков, тождественных наименованиям произведений, в том числе художественных фильмов. Кроме того, предприниматель отметил игнорирование Роспатентом того факта, что заявитель под обозначением "Сибирский цирюльник" ведет свою деятельность 20 лет, вкладывая время и силы в продвижение бренда.

В письменных пояснениях на отзыв Роспатента предприниматель дополнительно указал, что ссылки административного органа в отзыве на информацию из сети Интернет, приведенные в обоснование широкой известности фильма "Сибирский цирюльник", не могут служить доказательствами возникновения ассоциативной связи с фильмом у потребителей услуг салонов красоты по той причине, что "приведенные ресурсы являются сервисами для поиска и просмотра фильмов".

Дело рассмотрено судом первой инстанции по правилам главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Судом первой инстанции установлено, что, принимая оспариваемый ненормативный акт, Роспатент действовал в рамках предоставленных ему полномочий.

С учетом даты подачи заявки на регистрацию спорного знака обслуживания (14.08.2018) суд первой инстанции определил в качестве применимого в данном споре законодательства ГК РФ и Правила составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденные приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482 (далее - Правила N 482). При этом, как указал суд первой инстанции, порядок рассмотрения Роспатентом возражения предпринимателя регламентирован Правилами подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденными приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 N 56 (далее - Правила N 56).

Суд первой инстанции признал не основанным на нормах действующего законодательства вывод Роспатента о несоответствии заявленного на государственную регистрацию обозначения положениям подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Как указал суд первой инстанции, оценка обозначения на соответствие требованиям указанной нормы производится исходя из восприятия этого обозначения рядовыми, средними потребителями - адресатами товаров и услуг, для индивидуализации которых испрашивается правовая охрана обозначения, в отношении конкретных товаров/услуг. Соответствующая оценка производится исходя из восприятия этого обозначения на конкретную дату - дату подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака (знака обслуживания) в Роспатент. При этом при рассмотрении дел об оспаривании решений Роспатента, принятых на основании пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, учитываются существующие или вероятные ассоциативные связи, возникающие у потребителей в связи со спорным обозначением, исходя из имеющихся в материалах дела доказательств. Представленные доказательства относимы, если на их основании возможно установить имеющиеся или вероятные ассоциативные связи именно той группы потребителей, которым адресованы товары/услуги, для которых обозначение заявлено на регистрацию или зарегистрировано.

С учетом приведенных правовых подходов суд первой инстанции пришел к выводу, согласно которому Роспатент не доказал, что в связи с включением в заявленное на регистрацию обозначение словесного элемента "Сибирский цирюльник" потребитель может быть введен в заблуждение в отношении лица, оказывающего услуги 35, 41, 44-го классов МКТУ, либо может полагать, что такое использование осуществляется с согласия правообладателя.

Как указал суд первой инстанции, согласно представленному предпринимателем в материалы дела Социологическому опросу обозначение "Сибирский цирюльник" вызывает различные ассоциации (диаграмма 3), при этом если уточняется, что "Сибирский цирюльник" - это название салона красоты, то абсолютное большинство участников опроса указывают ассоциацию с парикмахерскими услугами (75,7%); только 3% опрошенных указали, что если салон красоты или магазин косметических товаров называется "Сибирский цирюльник", они могут предположить, что режиссер Н.С. Михалков участвует в управлении им в качестве руководителя или учредителя.

Суд пришел к выводу о том, что ошибочность вывода Роспатента о несоответствии спорного обозначения положениям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ не привела к принятию неправильного решения в связи с наличием иных препятствий для государственной регистрации товарного знака, а именно ввиду несоответствия заявленного обозначения требованиям подпункта 1 пункта 9 названной статьи Кодекса, норма которого устанавливает в отношении регистрации товарных знаков, тождественных известным в Российской Федерации на дату подачи заявки названиям произведений, ограничения в пользу правообладателей и их правопреемников.

Как указал суд первой инстанции, условием применения названной нормы является то, что произведение должно обладать признаками объекта, подлежащего охране в соответствии с требованиями, регулирующими правовой режим объектов авторского права, а его название, которое само по себе может не отвечать условию охраноспособности, должно быть известным в Российской Федерации на дату подачи заявки на регистрацию товарного знака (известное название охраноспособного произведения).

При этом суд первой инстанции исходил из того, что лицами, участвующими в деле, не оспаривается то обстоятельство, что художественный фильм "Сибирский цирюльник" является объектом авторского права в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 1225 ГК РФ.

Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам, предусмотренным статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что название художественного фильма "Сибирский цирюльник" является известным в Российской Федерации, что и послужило основанием для отказа в удовлетворении требования предпринимателя о признании спорного решения Роспатента недействительным как не соответствующего положениям подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

Так, суд учел, что информация о художественном фильме "Сибирский цирюльник" широко представлена в сети Интернет, в том числе на сайтах https://dic.academic.ru, https://www.kinopoisk.ru, https://www.kino-teatr.ru, https://art.niv.ru. Согласно сведениям, размещенным на сайте https://www.kinopoisk.ru, на которые сослался Роспатент, общий бюджет фильма "Сибирский цирюльник" (включая стадию послесъемочного периода) составил более 40 000 000 долларов США, фильм являлся самой крупнобюджетной на момент создания постановкой российского кино, в России фильм посмотрели 1 500 000 зрителей.

Суд первой инстанции также учел представленный заявителем с возражением Социологический опрос, согласно которому о существовании фильма знают 82,5% участников опроса. При этом согласно диаграмме 5 названного исследования словосочетание "Сибирский цирюльник" вызывает ассоциации с художественным фильмом у 53,4% респондентов, с Н.С. Михалковым - у 39,6% респондентов из числа участников опроса, знающих о фильме.

С учетом изложенного суд первой инстанции признал обоснованным вывод Роспатента о том, что название фильма "Сибирский цирюльник" было известно на дату подачи заявки на регистрацию спорного обозначения в качестве товарного знака. Таким образом, суд отклонил довод заявителя о том, что материалами дела не подтвержден факт известности названия фильма "Сибирский цирюльник".

Суд первой инстанции также принял во внимание то, что словосочетание "сибирский цирюльник" для среднего российского потребителя не является широко употребимым, поскольку согласно приведенным в судебном решении словарным источникам является устаревшим.

Отклоняя довод предпринимателя об отсутствии оригинального характера заявленного на регистрацию выражения, имеющего значение "парикмахер из Сибири", суд первой инстанции констатировал, что слово "цирюльник", на которое падает логическое ударение в спорном словосочетании, не упоминается ни в приказе Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 25.12.2014 N 1134н "Об утверждении профессионального стандарта "Специалист по предоставлению парикмахерских услуг" (зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 06.02.2015 N 35906), ни в приказе Автономной некоммерческой организации "Национальное агентство развития квалификаций" от 19.04.2017 N 33/17-ПР "Об утверждении перечня наименований квалификаций и требований к квалификациям индустрии красоты", ни в иных нормативных документах, касающихся тарифно-квалификационных характеристик данной профессии. Как установил суд первой инстанции, действующее законодательство в соответствующей сфере, в частности приказ от 19.04.2017 N 33/17-ПР, использует терминологию "парикмахер", "парикмахер-модельер", "мастер по маникюру", "мастер по педикюру", "мастер по моделированию и дизайну ногтей", "мастер по наращиванию ресниц", "визажист", "косметик-эстетист по уходу за лицом", "косметик-эстетист по уходу за телом", "мастер перманентного макияжа", "мастер художественной татуировки".

Суд первой инстанции также обратил внимание на то, что чаще всего слово "цирюльник" составляет часть связанного выражения, что подтверждается и ссылками заявителя на названия произведений, например "Парижский цирюльник" Поль де Кока (1831), "Записки цирюльника: Из воспоминаний итал. революционера" Джиованни Джерманетто (1935); "Севильский цирюльник" (опера Дж. Россини по комедии П. Бомарше, 1816); "Севильский цирюльник, или Тщетная предосторожность" П. Бомарше, (1775); "Любовное зелие, или Цирюльник стихотворец" Д.Т. Ленского (1836); "Багдадский цирюльник" Палиссо (Шарля де Монтенуа), (1787); "Утешение цирюльника. Дневник. 1963 - 1977 гг." Л.А. Левицкого.

Как указал суд первой инстанции, в материалы дела не представлены доказательства того обстоятельства, что обозначение "Сибирский цирюльник" является для среднего российского потребителя общеупотребимым словосочетанием, не обладающим творческим характером и ставшим известным не в связи с названием художественного фильма.

Довод предпринимателя о том, что обозначение использовалось в названии рассказа "Сибирский цирюльник" автора Евгения Богданова, опубликованного в 1983 году, а также в фирменном наименовании юридического лица (ИНН 5402137050), был отклонен судом первой инстанции, поскольку из материалов дела, в том числе из представленного самим заявителем Социологического опроса, не следует, что указанное обозначение приобрело известность именно в качестве названия рассказа Е. Богданова или деятельности указанного юридического лица, а не в связи с художественным фильмом "Сибирский цирюльник", включенным в словарно-справочную литературу.

На основании изложенного суд первой инстанции констатировал, что, вопреки доводам предпринимателя, представленными в материалы дела доказательствами подтверждено, что заявленное на регистрацию обозначение является известным в Российской Федерации названием охраноспособного произведения.

Представленные предпринимателем с возражением документы, подтверждающие, по его мнению, возникновение ассоциативных связей между обозначением и его предпринимательской деятельностью, как указал суд первой инстанции, не отменяют факта установленной судом и подтвержденной материалами дела известности названия охраноспособного произведения (художественного фильма "Сибирский цирюльник"), исключительное право на которое принадлежит иному лицу, в связи с чем имеются препятствия в регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака.

Суд первой инстанции также счел достаточно аргументированным вывод Роспатента о том, что использование известного названия художественного фильма в качестве средства индивидуализации оказываемых услуг может восприниматься российским потребителем как использование такого обозначения с согласия правообладателя. Намерение зарегистрировать на иное лицо обозначение "Сибирский цирюльник", ставшее известным благодаря активному влиянию его правообладателя, может быть расценено как использование репутации известного обозначения.

Приведенная предпринимателем ссылка на практику регистрации Роспатентом товарных знаков, тождественных наименованию иных произведений, согласно выводу суда первой инстанции не свидетельствует о неправомерности оспариваемого решения Роспатента, поскольку делопроизводство по каждой заявке ведется отдельно с учетом обстоятельств конкретного дела.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства президиумом Суда по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судом первой инстанции норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 названного Кодекса основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Исследовав доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, президиум Суда по интеллектуальным правам установил, что ее заявителем не оспариваются выводы суда первой инстанции о применимом законодательстве, о полномочиях Роспатента, о несоответствии ненормативного правового акта Роспатента требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, о тождестве словесных элементов спорного знака названию фильма "Сибирский цирюльник" 1998 года (режиссер - Н.С. Михалков).

Поскольку в силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, решение суда первой инстанции в отношении вышеназванных выводов суда первой инстанции не проверяется.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, заслушав принявших участие в судебном заседании представителей сторон, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся доказательствам, пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Согласно подпункту 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные названию известного в Российской Федерации на дату подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака (статья 1492 Кодекса) произведения науки, литературы или искусства, персонажу или цитате из такого произведения, произведению искусства или его фрагменту, без согласия правообладателя, если права на соответствующее произведение возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

По смыслу приведенной нормы права для ее применения необходимо установить следующие обстоятельства:

охраноспособность произведения, существовавшего на дату подачи заявки на регистрацию товарного знака;

его известность в Российской Федерации на дату подачи заявки на регистрацию товарного знака;

тождественность обозначения, регистрируемого в качестве товарного знака, названию известного произведения;

восприятие потребителями товара, для индивидуализации которого заявлено на регистрацию обозначение, этого обозначения как названия конкретного произведения;

отсутствие согласия правообладателя такого произведения на регистрацию тождественного названию произведения товарного знака.

Произведение должно обладать признаками объекта, подлежащего охране в соответствии с нормами, регулирующими правовой режим объектов авторского права.

Вместе с тем не требуется, чтобы и название произведения само по себе, отдельно от всего произведения в целом, было признано самостоятельным результатом творческого труда автора - норма подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ не направлена на защиту названия произведения как объекта авторского права.

Учету подлежит то, является ли конкретный элемент названием конкретного произведения. Это определяется исходя из того, сохраняет ли название произведение свою узнаваемость как часть конкретного произведения при его использовании отдельно от всего произведения в целом (абзац второй пункта 81 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", далее - Постановление N 10).

Для того чтобы в целях применения нормы подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ признать использованным название конкретного произведения (при доказанности известности произведения), должны быть представлены доказательства его узнаваемости в товарном знаке применительно к адресной группе потребителей именно как названия конкретного произведения.

Аналогичный подход приведен в постановлениях президиума Суда по интеллектуальным правам от 20.01.2020 по делу N СИП-310/2019, от 20.01.2020 по делу N СИП-311/2019 и других.

Вместе с тем при вынесении обжалуемого судебного акта суд первой инстанции не учел следующее.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ ограничения в отношении регистрации товарных знаков, тождественных произведениям, установлены в пользу правообладателей и их правопреемников, поэтому лицами, наделенными правом на подачу возражений против предоставления правовой охраны товарному знаку по этому основанию, являются только правообладатели известных в Российской Федерации произведений, а также их правопреемники.

Аналогичный подход отражен в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 21.04.2017 по делу N СИП-414/2016 (определением Верховного Суда Российской Федерации от 22.09.2017 N 300-ЭС17-10477 отказано в передаче дела N СИП-414/2016 в Судебную коллегию по экономическим спорам для пересмотра в порядке кассационного производства).

Судом первой инстанции не было учтено, что согласно пункту 1 статьи 1499 ГК РФ в ходе проведения экспертизы заявленного обозначения оно не подлежит проверке на соответствие его требованиям подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 Кодекса, а проверяется только на соответствие требованиям статьи 1477 и пунктов 1 - 7, подпункта 3 пункта 9 (в части промышленных образцов), пункта 10 (в части средств индивидуализации и промышленных образцов) статьи 1483 ГК РФ.

Таким образом, основание, приведенное в подпункте 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ, не подлежит проверке Роспатентом на стадии экспертизы заявленного обозначения (пункт 1 статьи 1499 Кодекса). Равным образом оно не может быть применено Роспатентом по возражению лица, подавшего заявку, и на стадии оспаривания отказа в государственной регистрации товарного знака. Эта стадия последовательно продолжает стадию регистрации товарного знака.

Для проверки соответствия заявленного обозначения требованиям подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ законом предусмотрены иной правовой механизм и иная процедура, которые соответствуют существу охраняемого данной нормой интереса, - оспаривание уже зарегистрированного товарного знака заинтересованным лицом путем подачи им соответствующего возражения (подпункт 1 пункта 2 статьи 1512, пункты 1 и 2 статьи 1513 Кодекса).

Аналогичный подход отражен в постановлениях президиума Суда по интеллектуальным правам от 27.02.2017 по делу N СИП-162/2016 (определением Верховного Суда Российской Федерации от 09.06.2017 N 300-ЭС17-6463 отказано в передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации), от 11.12.2020 по делу N СИП-793/2019 и от 25.12.2020 по делу N СИП-116/2020.

Таким образом, исходя из положений пункта 1 статьи 1499, подпункта 1 пункта 2 статьи 1512 и пункта 1 и пункта 2 статьи 1513 ГК РФ в их взаимосвязи следует, что в ходе проведения экспертизы заявленного обозначения оно не подлежит поверке на соответствие требованиям подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ, а для проверки его на соответствие этим требованиям и проверки доводов об использовании в товарном знаке объекта авторского права без согласия правообладателя и для восстановления его авторских прав законом предусмотрена иная специальная процедура - подача правообладателем произведения и рассмотрение Роспатентом возражения против состоявшейся регистрации товарного знака.

Предусмотренное подпунктом 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ основание к отклонению притязаний лица на правовую охрану товарного знака является так называемым относительным основанием к отказу в регистрации, защищает сугубо частный интерес правообладателя объекта авторского права, не может применяться без установления факта наличия у определенного лица исключительного права на то или иное произведение, а потому вопрос о его применении не должен решаться в отсутствие на это воли такого правообладателя.

Установление факта наличия исключительного права на объект авторского права и других фактических обстоятельств, необходимых для применения подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ, должно происходить в условиях состязательной процедуры рассмотрения спора с предоставлением его сторонам возможности предъявлять доказательства, заявлять доводы и возражения. Государственный орган не может подменить собой сторону этого спора.

Вышеуказанные обстоятельства (охраноспособность произведения, существовавшего на дату подачи заявки на регистрацию товарного знака, его известность в Российской Федерации на дату подачи заявки на регистрацию товарного знака, тождественность обозначения, регистрируемого в качестве товарного знака, названию известного произведения, восприятие потребителями товара, для индивидуализации которого заявлено на регистрацию обозначение, этого обозначения как названия конкретного произведения, отсутствие согласия правообладателя такого произведения на регистрацию тождественного названию произведения товарного знака) устанавливаются исходя из доводов возражения.

В настоящем деле такое заинтересованное лицо не подавало свое возражение, в административной процедуре не участвовало.

При изложенных обстоятельствах вывод суда первой инстанции о соответствии оспариваемого ненормативного правового акта требованиям подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ противоречит приведенным нормам права.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации данное обстоятельство является основанием для отмены судебного акта в указанной части.

На основании изложенного с учетом того, что оспариваемое решение Роспатента признано судом первой инстанции не отвечающим требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, на соответствие которому Роспатент вправе был проверить заявленное обозначение, и сделанный вывод, как указывалось выше, не оспаривается лицами, участвующими в деле, на стадии кассационного обжалования, президиум Суда по интеллектуальным правам считает необходимым, не передавая дело на новое рассмотрение, вынести новый судебный акт об удовлетворении заявления предпринимателя о признании оспариваемого решения Роспатента недействительным как не соответствующего нормам пункта 3 и подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

Согласно пункту 138 Постановления N 10, если по результатам рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения, Судом по интеллектуальным правам установлено, что данный ненормативный правовой акт не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает права и законные интересы заявителя, то суд согласно части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принимает решение о признании этого акта недействительным и в резолютивной части на основании пункта 3 части 4 статьи 201 названного Кодекса указывает на обязанность Роспатента устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в разумный срок.

В рамках устранения допущенного нарушения суд вправе обязать Роспатент совершить соответствующие правоустанавливающие действия, а в случае необходимости (например, при отмене решения в связи с существенным нарушением процедуры его принятия) - рассмотреть заявление или возражение (послужившее основанием принятия Роспатентом оспоренного в суде решения) повторно, с учетом решения суда.

При признании решения федерального органа исполнительной власти - Роспатента незаконным у последнего возникает обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в установленном законом порядке.

В ходе экспертизы товарного знака и на стадии рассмотрения возражений иных оснований для отказа в государственной регистрации спорного товарного знака, за исключением пункта 3 и подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ, Роспатент не выявил.

Незаконность отказа в государственной регистрации спорного товарного знака ввиду положений пункта 3 статьи 1483 ГК РФ выявил суд первой инстанции.

По подпункту 1 статьи 1483 ГК РФ такую незаконность выявил президиум Суда по интеллектуальным правам.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду "подпункту 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ"

С учетом изложенных выше выводов спорное обозначение подлежит регистрации Роспатентом в качестве товарного знака в отношении уточненного предпринимателем перечня услуг, применительно к которому административным органом возражений не заявлено.

Вывод о наличии оснований для удовлетворения кассационной жалобы и удовлетворения заявления предпринимателя, в свою очередь, является основанием для отнесения бремени расходов по уплате государственной пошлины за рассмотрение (подачу) заявления и кассационной жалобы на Роспатент в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

ПОСТАНОВИЛ:

решение Суда по интеллектуальным правам от 08.10.2020 по делу N СИП-479/2020 отменить.

Заявление индивидуального предпринимателя Морозовой Натальи Александровны удовлетворить.

Признать решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 12.03.2020, принятое по результатам рассмотрения возражения на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2018734596 недействительным как не соответствующее пункту 3 и подпункту 1 пункта 9 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Обязать Федеральную службу по интеллектуальной собственности произвести регистрацию товарного знака по заявке N 2018734596 в отношении следующих услуг Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ):

35-го класса МКТУ "демонстрация товаров; организация торговых ярмарок в коммерческих или рекламных целях; презентация товаров на всех медиасредствах с целью розничной продажи; продвижение продаж для третьих лиц; реклама; услуги снабженческие для третьих лиц [закупка и обеспечение предпринимателей товарами]. Все вышеуказанные услуги в отношении таких товаров как профессиональная косметика, инструменты по уходу за волосами, ногтями, лицом и телом, оборудование для салонов красоты";

41-го класса МКТУ "академии [обучение]; информация по вопросам воспитания и образования; обучение заочное; обучение практическим навыкам [демонстрация]; организация и проведение мастер-классов [обучение]; организация и проведение образовательных форумов невиртуальных; организация и проведение семинаров; организация конкурсов красоты; ориентирование профессиональное [советы по вопросам образования или обучения]; проведение экзаменов; тьюторинг; услуги образовательно-воспитательные; услуги образовательные, предоставляемые школами]; услуги репетиторов, инструкторов [обучение]. Все вышеуказанные услуги для таких сфер как парикмахерское искусство, визаж, маникюр, педикюр, депиляция";

44-го класса МКТУ "ваксинг; восковая депиляция; маникюр; парикмахерские; салоны красоты; услуги соляриев; центры здоровья".

Взыскать с Федеральной службы по интеллектуальной собственности (123995, Бережковская наб., д. 30, к. 1, Москва, ОГРН 1047730015200) в пользу индивидуального предпринимателя Морозовой Натальи Александровны (г. Новосибирск, ОГРНИП 309421721200031) 450 (Четыреста пятьдесят) рублей в возмещение расходов по уплате государственной пошлины за подачу (рассмотрение) заявления и кассационной жалобы.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий

Л.А. Новоселова

 

Члены президиума

Г.Ю. Данилов

 

 

В.А. Корнеев

 

 

В.А. Химичев

 

 

Е.С. Четвертакова

 

 

Р.В. Силаев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Ранее Суд по интеллектуальным правам утвердил отказ Роспатента в регистрации товарного знака "Сибирский цирюльник" для услуг парикмахерской из-за сходства с названием известного фильма. Однако президиум СИП обязал Роспатент зарегистрировать знак.

Тождественные названию известного произведения обозначения действительно не могут быть зарегистрированы. Однако такое основание к отказу не применяется, пока правообладатель не подаст возражение против состоявшейся регистрации знака. Только после этого суд может устанавливать охраноспособность произведения, известность его названия, тождественность спорного обозначения и отсутствие согласия правообладателя на его регистрацию. В рассматриваемом деле правообладатель не подавал возражение.

Кроме того, суд не учел результаты соцопроса, которые показали, что если спорное название носит салон красоты, то абсолютное большинство респондентов ассоциируют его с парикмахерскими услугами, а не с фильмом.