Энциклопедия судебной практики. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Защита исключительных прав (Ст. 1252 ГК РФ)

Энциклопедия судебной практики
Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Защита исключительных прав
(Ст. 1252 ГК РФ)


Примечание

Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ ст. 1252 ГК изложена в новой редакции, вступающей в силу с 1 октября 2014 г., и дополнена п. 6.1.

Федеральным законом от 31 декабря 2014 г. N 530-ФЗ в п. 5 ст. 1252 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу с 11 января 2015 г.


1. Взыскание компенсации не ставится в зависимость от того обстоятельства, знал ли нарушитель о неправомерности своих действий


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 02 марта 2016 г. по делу N АПЛ-176/2016

Основанием для взыскания компенсации являлся доказанный факт нарушения авторских прав, компенсация не ставилась в зависимость от того обстоятельства, знал ли нарушитель о неправомерности своих действий.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 25 мая 2015 г. по делу N 33-8429/2015

Основанием для взыскания компенсации является доказанный факт нарушения авторских прав, компенсация не ставится в зависимость от того обстоятельства, знал ли нарушитель о неправомерности своих действий.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 23 сентября 2014 г. по делу N 33-12694/2014

Основанием для взыскания компенсации является доказанный факт нарушения авторских прав, компенсация не ставится в зависимость от того обстоятельства, знал ли нарушитель о неправомерности своих действий.


Апелляционное определение Иркутского областного суда от 21 января 2014 г. N 33-312-14

Основанием для взыскания компенсации является доказанный факт нарушения авторских прав, компенсация не ставится в зависимость от того обстоятельства, знал ли нарушитель о неправомерности своих действий.


2. При определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения


Определение Конституционного Суда РФ от 25 сентября 2014 г. N 1844-О (пункт 1)

Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.


Постановление Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (пункт 43.4)

Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 07 марта 2014 года по делу N А40-21954/2013

В пункте 43.4 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.


Решение Московского городского суда от 17 марта 2016 г. N 3-375/16

Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 21 января 2016 г.

Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 25 сентября 2015 г. по делу N 33-14581/2015

Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Красноярского краевого суда от 13 мая 2015 г. по делу N 33-4609/2015

Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Белгородского областного суда от 16 сентября 2014 г. по делу N 33-3727/2014

Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 07 августа 2014 г. по делу N 33-10486/2014

Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Курганского областного суда от 05 июня 2014 г. по делу N 33-1693/2014

Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.


3. При определении размера компенсации судом учитываются характер допущенного нарушения, срок незаконного использования, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных нарушений исключительного права данного правообладателя, фрагментарное использование произведения и т.д.


Постановление Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (пункт 43.3)

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 15 апреля 2016 г. N С01-229/2016 по делу N А14-5583/2015

При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


Апелляционное определение Московского городского суда от 08 февраля 2016 г. N 33-1677/16

При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 14 июля 2015 г. по делу N 33-10372/2015

При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 25 сентября 2015 г. по делу N 33-14581/2015

При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Сахалинского областного суда от 15 сентября 2015 г. по делу N 33-2176/2015

При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Кировского областного суда от 11 августа 2015 г. по делу N 33-3229/2015

При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Красноярского краевого суда от 13 мая 2015 г. по делу N 33-4609/2015

При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 22 апреля 2015 г. по делу N 33-3487/2015

При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


4. Компенсация подлежит взысканию независимо от наличия или отсутствия убытков при доказанности факта правонарушения


Определение Конституционного Суда РФ от 25 сентября 2014 г. N 1844-О (пункт 1)

С учетом содержащегося в пункте 43.2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 марта 2009 года N 5/29 разъяснения о том, что компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков, позволяет выносить судебные решения о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака без обоснования размера понесенных убытков.


Постановление Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (пункт 43.2)

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 15 апреля 2016 г. N С01-229/2016 по делу N А14-5583/2015

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.


Определение Московского городского суда от 03 ноября 2015 г. N 4г-11086/15

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 25 мая 2015 г. по делу N 33-8429/2015

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Кировского областного суда от 06 октября 2015 г. по делу N 33-4130/2015

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Белгородского областного суда от 18 июня 2015 г. по делу N 33-2508/2015

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Красноярского краевого суда от 13 мая 2015 г. по делу N 33-4609/2015

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Нижегородского областного суда от 10 марта 2015 г. по делу N 33-1870/2015

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда от 25 февраля 2015 г. по делу N 33-433/2015

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.


5. Размещение спорного объекта интеллектуальной собственности на различных страницах одного интернет-сайта может быть признано однократным, а не многократным нарушением исключительного права на такой объект


Определение ВАС РФ N ВАС-18530/13 от 09 апреля 2014 г. по делу N А45-20785/2012

Отклоняя довод истца о многократном нарушении ответчиком его прав, суды правомерно исходили из того, что размещенное на сайте спорное фотографическое изображение при переходе с одной страницы на другую не меняется, генерируется из одного файла и грузится одним файлом, а также имеет одинаковое местоположение и одинаковый формат на всех страницах сайта. Поэтому отображение фотографического произведения на разных веб-страницах одного сайта не свидетельствует о многократности нарушения прав.


6. Объектом исключительных смежных прав является не компакт-диск, а каждая содержащаяся на нём фонограмма


Обзор судебной практики Верховного Суда РФ N 2 (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26 июня 2015 г.) (пункт 1)

Каждая из фонограмм, содержащихся на диске, является самостоятельным объектом прав, подлежащим защите. Минимальный размер компенсации исчисляется из расчёта 10 000 рублей за каждый объект исключительных смежных прав, то есть за каждую фонограмму.

Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что были нарушены исключительные смежные права в отношении одного объекта - компакт-диска, в то время как объектом исключительных смежных прав является не компакт-диск, а каждая фонограмма на нём.

Таким образом, вывод суда о взыскании компенсации за нарушение исключительных смежных прав в размере 40 000 рублей основан на неправильном применении положений п. 3 ст. 1252, ст. 1311 ГК РФ.


Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23 сентября 2015 г.) (пункт 2)

Каждое из музыкальных произведений (песен), содержащихся на незаконно распространенном диске, является самостоятельным объектом исключительных прав, подлежащих защите путем взыскания компенсации, размер которой рассчитывается за каждое из указанных произведений.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 ноября 2014 г. N 85-КГ14-8

Каждое из музыкальных произведений (песен), содержащихся на диске, является самостоятельным объектом прав, подлежащим защите. Минимальный размер компенсации исчисляется из расчета ... рублей за каждый объект исключительных прав, то есть за каждую песню.

Суд первой инстанции обоснованно взыскал ... рублей, исходя из минимальной компенсации за нарушение исключительных прав за каждый из шести объектов.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что были нарушены исключительные права в отношении одного объекта - компакт-диска, в то время как объектом исключительных прав является не компакт-диск, а каждое музыкальное произведение (песня).

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав в размере ... рублей основан на неправильном применении положений пункта 3 статьи 1252, статьи 1301 ГК РФ, а потому определение суда апелляционной инстанции подлежит отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции.


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 25 января 2016 г. N С01-1138/2015 по делу N А03-24108/2014

Как редакция пункта 3 статьи 1252 ГК РФ, действовавшая до 01.10.2014, так и редакция указанной нормы, действующая после этой даты, содержат правило о необходимости взыскании компенсации за каждый случай нарушения исключительных прав, в связи с чем довод предпринимателя об обратном противоречит нормам материального права.


7. Общая норма п. 4 ст. 1252 ГК РФ предусматривает такой способ защиты прав, как изъятие из оборота и уничтожение контрафактной продукции


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 2 февраля 2015 г. N С01-38/2014 по делу N А40-141186/2013

Пунктом 4 статьи 1252 ГК РФ в случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, если иные последствия не предусмотрены названным Кодексом. Согласно пункту 1 статьи 1515 ГК РФ товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными. В то же время пункт 4 статьи 1252 ГК РФ носит общий характер и относится ко всем видам результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации. Данные нормы не противоречат друг другу и применяются во взаимосвязи.

Таким образом, вопреки доводам ответчика об обратном, общая норма статьи 1252 ГК РФ предусматривает такой способ защиты прав, как изъятие из оборота и уничтожение контрафактной продукции.

В указанной связи, доводы заявителя кассационной жалобы подлежат отклонению, как не основанные на законе и фактических обстоятельствах дела. Признав незаконным ввоз в Российскую Федерацию без согласия истца спорного товара, маркированного товарными знаками истца, в силу указанной статьи необходимо одновременно считать данный товар контрафактным и принимать решение о его изъятии и уничтожении. Правомерность такого подхода также согласуется с пунктом 25 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26.03.2009 N 5/29.


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 25 января 2016 г. N С01-1020/2015 по делу N А41-26731/2015

Апелляционный суд не учел, что требование об изъятии из оборота и уничтожении без какой бы то ни было компенсации товара, который ввозится ответчиком по конкретной декларации на товары, либо об обязании ответчика вывезти за его счет с таможенной территории Российской Федерации товар, указанный в конкретной декларации на товары, маркированный товарными знаками истца, может быть заявлено правообладателем в соответствии с положениями статей 1252 и 1515 ГК РФ.

Пунктом 4 статьи 1252 ГК РФ установлено, что в случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, если иные последствия не предусмотрены названным Кодексом.

Пункт 4 статьи 1252 ГК РФ носит общий характер и относится ко всем видам результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации. Другими положениями ГК РФ в силу названной нормы могут быть предусмотрены лишь специальные последствия.


8. Способ защиты права, указанный в п. 1 ст. 1252 ГК РФ, предусмотрен для длящегося или незавершенного правонарушения


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21 января 2016 г. N С01-1148/2015 по делу N А41-50224/2014

Иск о признании действий незаконными представляет собой разновидность иска о признании. Цель (мотивом) исковых требований о признании незаконными, нарушающими исключительные права истца действий ответчика по ввозу на территорию Российской Федерации спорных товаров является внесение ясности в юридические отношения истца и ответчика, констатация судом наличия исключительного права у истца и факта нарушения этого права ответчиком. Такой правовой поход отражен, в частности в определениях Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.10.2012 N ВАС-39/12, от 17.10.2012 N ВАС-12821/12, от 15.10.2012 N ВАС-12700/12.

Требование же правообладателя о пресечении действий, нарушающих право, в силу закона (пункт 1 статьи 1252 ГК РФ) может быть предъявлено только к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним. Иными словами, данный способ защиты права предусмотрен для длящегося или незавершенного правонарушения.


9. Меры, предусмотренные ст. 1252 ГК РФ, являются мерами защиты нарушенного интеллектуального права и применяются только в связи с конкретным правонарушением


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21 января 2016 г. N С01-1148/2015 по делу N А41-50224/2014

Меры, предусмотренные статьей 1252 ГК РФ (в том числе требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу нарушения), являются мерами защиты нарушенного интеллектуального права и применяются в связи с конкретным правонарушением.

Абстрактные требования об общем запрете конкретному лицу на будущее в любое время использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации в силу закона не подлежат удовлетворению.


10. П. 3 ст. 1252 ГК РФ в ред. до 01.10.2014 не предусматривал возможность снижения общего размера компенсации за нарушение прав на несколько объектов исключительных авторских и смежных прав, принадлежащих одному правообладателю, ниже пределов, установленных ГК РФ


Определение Конституционного Суда РФ от 23 апреля 2015 г. N 989-О (пункт 2.1)

Абзацем третьим пункта 3 статьи 1252 ГК Российской Федерации в ранее действовавшей редакции, который был применен судом в конкретном деле заявителя, закреплялось право правообладателя требовать в предусмотренных данным Кодексом случаях от нарушителя исключительных прав выплаты компенсации либо в отдельности за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, либо за допущенное правонарушение в целом. Таким образом, до внесения в оспариваемое законоположение изменений Федеральным законом от 12 марта 2014 года N 35-ФЗ законодатель не наделял суд полномочием по взысканию суммы компенсации ниже установленного законом минимального размера.


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 25 января 2016 г. N С01-1138/2015 по делу N А03-24108/2014

Как редакция пункта 3 статьи 1252 ГК РФ, действовавшая до 01.10.2014, так и редакция указанной нормы, действующая после этой даты, содержат правило о необходимости взыскании компенсации за каждый случай нарушения исключительных прав, в связи с чем довод предпринимателя об обратном противоречит нормам материального права.

В то же время редакция пункта 3 статьи 1252 ГК РФ, вступившая в силу с 01.10.2014, на основании статьи 4 ГК РФ и пункта 7 статьи 7 Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ "О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" не подлежит применению при разрешении настоящего спора, связанного с правонарушением, имевшим место 31.08.2013.

При этом редакция пункта 3 статьи 1252 ГК РФ, действовавшая до 01.10.2014 и подлежащая применению в данном деле, не предусматривала возможность снижения судом общего размера компенсации за нарушение прав на несколько объектов исключительных авторских и смежных прав, принадлежащих одному правообладателю, ниже пределов, установленных ГК РФ, но не менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения, то у суда апелляционной инстанции не имелось правовых оснований для снижения общего размера компенсации за нарушение прав истца ниже пределов, установленных ГК РФ.


11. Пресечение действий, нарушающих исключительное право на результат интеллектуальной деятельности либо создающих угрозу нарушения такого права, осуществляется независимо от вины нарушителя и за его счет


Решение Московского городского суда от 2 марта 2015 г. N 3-60/15

Согласно п. 3 ст. 1250 ГК РФ отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применение в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав. В частности, публикация решения суда о допущенном нарушении (пп. 5 п. 1 ст. 1252) и пресечение действий, нарушающих исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации либо создающих угрозу нарушения такого права, осуществляется независимо от вины нарушителя и за его счет.

В соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 1252 ГК РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним.

Тем самым, пресечение действий, нарушающих исключительное право на результат интеллектуальной деятельности либо создающих угрозу нарушения такого права, осуществляется независимо от вины нарушителя и за его счет.


12. Редакция п. 3 ст. 1252 ГК РФ в ред. с 01.10.2014 неприменима при разрешении спорных правоотношений, возникших до вступления ее в силу


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 23 марта 2016 г. N С01-5/2016 по делу N А03-8136/2015

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что редакция нормы пункта 3 статьи 1252 ГК РФ, предусматривающая, что в случае, если права на соответствующие результаты или средства индивидуализации принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже пределов, установленных указанным Кодексом, но не может составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения, вступила в силу с 01.10.2014 и не может в силу статьи 4 ГК РФ и пункта 7 статьи 7 Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ "О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" быть применена при разрешении спорных правоотношений, возникших до вступления ее в силу.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации придание обратной силы закону - исключительный тип его действия во времени, законодатель, реализуя свое исключительное право на придание закону обратной силы, учитывает специфику регулируемых правом общественных отношений при этом в отношениях, субъектами которых выступают физические и юридические лица, обратная сила не применяется, ибо интересы одной стороны правоотношения не могут быть принесены в жертву интересам другой, не нарушившей закон (Определения от 25.01.2007 N 37-О-О, от 15.04.2008 N 262-О-О, от 20.11.2008 N 745-О-О, от 16.07.2009 N 691-О-О, от 23.04.2015 N 821-О и др.).

Таким образом, положения пункта 3 статьи 1252 ГК РФ в редакции, вступившей в силу с 01.10.2014, не подлежат применению в настоящем деле.


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 25 января 2016 г. N С01-1138/2015 по делу N А03-24108/2014

Как редакция пункта 3 статьи 1252 ГК РФ, действовавшая до 01.10.2014, так и редакция указанной нормы, действующая после этой даты, содержат правило о необходимости взыскании компенсации за каждый случай нарушения исключительных прав, в связи с чем довод предпринимателя об обратном противоречит нормам материального права.

В то же время редакция пункта 3 статьи 1252 ГК РФ, вступившая в силу с 01.10.2014, на основании статьи 4 ГК РФ и пункта 7 статьи 7 Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ "О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" не подлежит применению при разрешении настоящего спора, связанного с правонарушением, имевшим место 31.08.2013.


13. Исключительный лицензиат вправе защищать права на произведение способами, которыми может защищать свои права сам правообладатель авторского права, в случае, если нарушение затрагивает его права


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 12 февраля 2016 г. N С01-1265/2015 по делу N А03-6318/2015

Способы защиты исключительных прав установлены статьей 1252 ГК РФ.

В силу статьи 1254 ГК РФ если нарушение третьими лицами исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, на использование которых выдана исключительная лицензия, затрагивает права лицензиата, полученные им на основании лицензионного договора, лицензиат может наряду с другими способами защиты защищать свои права способами, предусмотренными статьями 1250 и 1252 этого Кодекса.

Исходя из названных норм права, исключительный лицензиат вправе защищать права на произведение способами, которыми может защищать свои права сам правообладатель авторского права, в случае, если нарушение затрагивает права этого исключительного лицензиата.


14. При рассмотрении вопроса о запрете действий, нарушающих исключительное право в сети "Интернет", судом в обязательном порядке проверяется факт размещения на соответствующем сайте объектов исключительных прав, о защите которых ходатайствует заявитель


Решение Московского городского суда от 13 августа 2015 г. N 3-406/15

Так, пунктом 2 ст. 1252 ГК РФ предусмотрено, что принимаемые в порядке обеспечения иска по делу о нарушении исключительного права меры, установленные процессуальным законодательством, могут выражаться в запрете на осуществление соответствующих действий в информационно-телекоммуникационных сетях, если в отношении таких действий выдвинуто предположение о нарушении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности.

Таким образом, обязательным условием принятия предварительных обеспечительных мер, направленных на обеспечение защиты авторских и (или) смежных прав заявителя в сети "Интернет", до предъявления иска является предположение о нарушении таких прав определенным лицом, которое должно быть подтверждено путем представления суду доказательств, безусловным образом свидетельствующих об использовании объектов исключительных прав в сети "Интернет".

Иными словами, при принятии предварительных обеспечительных мер судом в обязательном порядке проверяется факт размещения на соответствующем сайте объектов исключительных прав, о защите которых ходатайствует заявитель.


15. Требование о взыскании компенсации на основании пп. 3 п. 1, п. 3 ст. 1252 ГК РФ может быть предъявлено к администратору доменного имени и к лицу, фактически использовавшему его, тождественное или сходное до степени смешения с товарным знаком, в отношении товаров, однородных тем, в отношении которых предоставлена правовая охрана этому товарному знаку


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 1 февраля 2017 г. N С01-1196/2016 по делу N А40-206553/2015

Требование о возмещении убытков за незаконное использование товарного знака при использовании доменного имени, а равно требование о взыскании компенсации (подпункт 3 пункта 1, пункт 3 статьи 1252 ГК РФ) может быть предъявлено к администратору соответствующего доменного имени и к лицу, фактически использовавшему доменное имя, тождественное или сходное до степени смешения с товарным знаком, в отношении товаров, однородных тем, в отношении которых предоставлена правовая охрана этому товарному знаку. При этом такие лица отвечают перед правообладателем солидарно.


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 28 сентября 2016 г. N С01-832/2016 по делу N А65-26240/2015

В целях защиты нарушенных прав правообладатель имеет возможность привлечения к ответственности всех известных нарушителей его права. Применительно к настоящему спору указанное означает, что требование о защите объекта интеллектуальных прав в случае использования этого объекта на сайте может быть предъявлено как к администратору доменного имени, так и к лицу, фактически использующему доменное имя в качестве средства адресации к его сайту. Таким образом, тот факт, что администрирование доменного имени осуществляется иным лицом, не может освобождать от ответственности лицо, фактически использующее сайт, при наличии соответствующих доказательств, подтверждающих такое фактическое использование.


16. Возможность защиты нарушенного исключительного права на товарный знак возникает при наличии самого факта его использования без согласия правообладателя и не зависит от территории его использования и квалификации действий нарушителя в качестве недобросовестной конкуренции


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21 августа 2015 г. N С01-657/2015 по делу N А73-14762/2014

Исключительное право на зарегистрированный товарный знак принадлежит его правообладателю и действует на всей территории Российской Федерации вне зависимости от использования этого товарного знака в границах той или иной географической территории или административного образования. По общему правилу другие лица могут использовать такой товарный знак только с согласия его правообладателя также на всей территории Российской Федерации без каких-либо ограничений. Использование товарного знака другими лицами без согласия правообладателя является нарушением соответствующих исключительных прав.

В случае нарушения исключительных прав они подлежат защите общими способами, перечисленными в пункте 1 статьи 1252 ГК РФ. Если нарушение исключительного права на товарный знак признано в установленном законом порядке недобросовестной конкуренцией, то возможно одновременное использование способов защиты, предусмотренных антимонопольным законодательством, и способов защиты, предусмотренных ГК РФ. Из этого следует, что отсутствие в действиях лица, нарушившего исключительное права, акта недобросовестной конкуренции не исключает возможности защиты нарушенного права в соответствии с нормами ГК РФ.

Таким образом, возможность защиты нарушенного исключительного права на товарный знак возникает при наличии самого факта его использования без согласия правообладателя и не зависит от территории использования товарного знака и квалификации действий нарушителя в качестве недобросовестной конкуренции.


17. В качестве "каждого случая" нарушения права, упоминаемого в абз. 3 ч. 3 ст. 1252 ГК РФ, не может рассматриваться каждый неправомерно использованный экземпляр произведения


Определение Московского городского суда от 11 марта 2015 г. N 4г-1712/15

Доводы кассационной жалобы, в том числе и ссылка на то, что размер взысканных в пользу заявителей компенсаций несоразмерен объему нарушенных прав истцов, подробно обсуждались судом второй инстанции, в оспариваемых решении и апелляционном определении им дано необходимое правовое обоснование. Данные доводы направлены на ошибочное толкование норм материального права, на оспаривание выводов суда и судебной коллегии, а также на иную оценку доказательств, исследованных судом по правилам ст.ст. 12, 56, 67 ГПК РФ.

Необходимо обратить внимание подателя жалобы на то, что в силу положений абз. 3 ч. 3 ст. 1252 ГК РФ, в редакции действовавшей на момент возникновения рассматриваемых правоотношений, правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

Однако доводы кассационной жалобы основаны на неверном толковании вышеприведенной нормы материального права, которая предполагает, что в качестве "каждого случая" нарушения права не может рассматриваться каждый неправомерно использованный экземпляр произведения. Данная норма подлежит применению в том случае, если, например, результат интеллектуальной деятельности был опубликован на нескольких различных ресурсах принадлежащих ответчику, при этом каждая публикация на отдельном ресурсе в таком случае подпадает под понятие "каждого случая" закрепленного в ст. 1252 ГК РФ.


18. Требование об изъятии материального носителя может быть заявлено не только к лицу, являющемуся собственником такого имущества, но и к иным лицам


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 19 июля 2016 г. N С01-382/2016 по делу N А40-233942/2015

Требование об изъятии материального носителя может быть заявлено не только к лицу, являющемуся собственником такого имущества, но и к иным лицам.

По делам о нарушении исключительных прав арест материального носителя может быть применен в качестве обеспечительной меры по иску к нарушителю исключительного права, в том числе не являющемуся собственником такого материального носителя.

Непринятие этой меры может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, поскольку выпуск материального носителя в свободный оборот на территории Российской Федерации сделает исполнение решения в этой части затруднительным или невозможным.


19. Факт администрирования доменного имени иным лицом не может освобождать от ответственности лицо, фактически использующее сайт


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 28 сентября 2016 г. N С01-832/2016 по делу N А65-26240/2015

В целях защиты нарушенных прав правообладатель имеет возможность привлечения к ответственности всех известных нарушителей его права. Применительно к настоящему спору указанное означает, что требование о защите объекта интеллектуальных прав в случае использования этого объекта на сайте может быть предъявлено как к администратору доменного имени, так и к лицу, фактически использующему доменное имя в качестве средства адресации к его сайту. Таким образом, тот факт, что администрирование доменного имени осуществляется иным лицом, не может освобождать от ответственности лицо, фактически использующее сайт, при наличии соответствующих доказательств, подтверждающих такое фактическое использование.


20. Администратор домена, которому предъявлено требование о возмещении, может предъявить регрессное требование к лицу, фактически нарушившему исключительное право на товарный знак


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 1 февраля 2017 г. N С01-1196/2016 по делу N А40-206553/2015

Закон не исключает возможности при наличии соответствующих оснований администратору предъявить регрессное требование к лицу, фактически разместившему информацию об однородных товарах на соответствующем ресурсе сети "Интернет" под спорным доменным именем.


21. Администратор домена не может снять с себя ответственность за нарушение исключительного права на товарный знак или переложить ее на другое лицо


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 1 февраля 2017 г. N С01-1196/2016 по делу N А40-206553/2015

Администратор доменного имени не может снять с себя ответственность за нарушение исключительного права на товарный знак и/или переложить ее на другое лицо посредством заключения какого-либо договора, в частности, так называемого договора "об аренде доменного имени".


22. Взыскание компенсации за незаконное использование результата интеллектуальной деятельности - альтернатива взысканию убытков в случае, когда доказывание их конкретного размера не представляется возможным


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 сентября 2016 г. N С01-757/2015 по делу N А43-23561/2014

Взыскание компенсации за незаконное использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации по смыслу пункта 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) является альтернативой взысканию убытков в случае, когда доказывание их конкретного размера не представляется возможным.

Заявляемое истцом требование о взыскании компенсации должно быть определено в исковом заявлении в твердой сумме (пункт 43.1 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление от 26.03.2009 N 5/29), по его мнению, соразмерной допущенному ответчиком нарушению.


23. На требование о запрете использовать (администрировать) доменное имя, сходное с товарным знаком, исковая давность не распространяется


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 9 июня 2017 г. N С01-357/2017 по делу N А40-99292/2016

Иск направлен на пресечение длящегося правонарушения, связанного с ежедневным администрированием домена, содержащего спорный товарный знак истца, исходя из чего, в рамках настоящего дела заявлены требования нематериального характера.

В силу прямого указания абзаца 2 статьи 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом.

Таким образом, для нематериальных требований применяются специальные положения о порядке применения исковой давности.


24. Действия по регистрации спорного доменного имени, даже если оно реально не используется, уже сами по себе создают угрозу нарушения права на товарный знак


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 9 июня 2017 г. N С01-357/2017 по делу N А40-99292/2016

Требование о прекращении нарушения при ежедневном администрировании домена, связано с устранением постоянной угрозы, которую создает такое администрирование. Такая угроза имеет публичный характер, так как приводит к ситуации, когда потребитель обращается к информационному ресурсу (домену), предполагая принадлежность домена настоящему правообладателю и производителю.

Действия администратора по регистрации на свое имя спорного доменного имени уже сами по себе создают угрозу нарушения исключительного права компании на товарный знак (даже при отсутствии факта реального использования ответчиком зарегистрированного на свое имя спорного доменного имени), поскольку обладание правами администратора доменного имени влечет за собой возможное (потенциальное) право ответчика использовать доменное имя для адресации в сети Интернет к информации о любых товарах и услугах, в том числе, однородным товарам и услугам, для индивидуализации которых зарегистрирован товарный знак истца, а также товарам и услугам иных производителей, нежели правообладатель товарного знака, и при этом одновременно влечет невозможность регистрации тождественного доменного имени на имя правообладателя товарного знака.

Ответчик, как обладатель права на спорное доменное имя в качестве возражений против доводов иска о его недобросовестности вправе указывать, в том числе, на наличие его законного интереса в соответствующем доменном имени.


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете подать заявку на получение полного доступа к системе бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


В "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.


Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.


Материал приводится по состоянию на январь 2021 г.


См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

См. Содержание материалов Энциклопедии судебной практики


При подготовке "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.