Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 24 марта 2016 г. N С01-1249/2015 по делу N СИП-311/2015 Суд оставил без изменения решение об отказе в признании недействительным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку, поскольку представленные правообладателем товарного знака акты по регулированию алкогольного рынка не содержат сведений об использовании спорного наименования в качестве общепринятого термина либо указания на вид или свойства того или иного товара

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 24 марта 2016 г. N С01-1249/2015 по делу N СИП-311/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 21 марта 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 24 марта 2016 года.

 

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.,

членов президиума: Корнеева В.А., Уколова С.М., Химичева В.А.,

при участии судьи-докладчика Лапшиной И.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Роялти" (ул. Промышленная, д. 11А, стр. 22, Москва, 115516, ОГРН 1075038004898) на решение Суда по интеллектуальным правам от 09.10.2015 по делу N СИП-311/2015 (судьи Тарасов Н.Н., Голофаев В.В., Погадаев Н.Н.)

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Роялти" о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 18.03.2015, принятого по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 387411.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен индивидуальный предприниматель Родионов Илья Борисович (Санкт-Петербург, ОГРНИП 305784735600057).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Роялти" -Бурмистров Д.Б. (по доверенности от 06.05.2015);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности -Русаков И.А. (по доверенности от 11.08.2015 N 01/32-534/41);

от индивидуального предпринимателя Родионова И.Б. - Мелков Г.С. (по доверенности от 12.08.2015).

Президиум Суда по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Роялти" (далее - общество "Роялти", общество) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 18.03.2015, принятого по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 387411.

Определением Суда по интеллектуальным правам от 31.07.2015 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен индивидуальный предприниматель Родионов Илья Борисович.

Решением Суда по интеллектуальным правам от 09.10.2015 в удовлетворении требований общества "Роялти" отказано.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, общество "Роялти", ссылаясь на несоответствие выводов суда, изложенных в решении от 09.10.2015, установленным обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, нарушение норм материального и процессуального права, просит названный судебный акт отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

В обоснование доводов, изложенных в кассационной жалобе, общество "Роялти" указывает на то, что товарный знак "ПОЛУГАР" не обладает различительной способностью, поскольку является обозначением товара определенного вида.

По мнению заявителя кассационной жалобы, суд первой инстанции пришел к необоснованному выводу о том, что материалы возражения не содержат документов, которые позволили бы признать оспариваемый товарный знак общепризнанным термином либо обозначением, характеризующим товары по их виду или свойствам, поскольку обозначение "ПОЛУГАР" имеет историческое семантическое значение - обозначение хлебного вина крепостью 38,5%, а также эталон крепости водки в Российской империи (около 38% спирта по объему).

Кроме того, заявитель кассационной жалобы полагает, что приобретение правообладателем исключительного права на спорный товарный знак имело целью получение необоснованных преимуществ при продвижении соответствующей алкогольной продукции на рынок Российской Федерации, что лишает любых третьих лиц возможности самостоятельного использования данного вида товара.

Также общество "Роялти" не согласно с выводом суда первой инстанции относительно того, что обществом не представлено доказательств, подтверждающих его заинтересованность в признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 387411 в отношении товаров 33-го класса Международной классификации товаров и услуг (далее - МКТУ) "алкогольная продукция (за исключением пива)".

В отзыве на кассационную жалобу индивидуальный предприниматель Родионов И.Б. просит в ее удовлетворении отказать.

Представитель общества "Роялти" в судебном заседании поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе, просил ее удовлетворить.

Представитель Роспатента выразил несогласие с доводами, содержащимися в кассационной жалобе, просил в ее удовлетворении отказать, оставить обжалуемый судебный акт без изменения как законный и обоснованный. По мнению Роспатента, судом первой инстанции правильно применены нормы материального и процессуального права, выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам.

Представитель индивидуального предпринимателя Родионова И.Б. просил в удовлетворении кассационной жалобы отказать по мотивам, изложенным в отзыве на кассационную жалобу, полагая, что обжалуемый судебный акт соответствует обстоятельствам дела и принят при правильном применении норм материального и процессуального права.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте судебного разбирательства в соответствии со статьей 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе путем публикации указанных сведений на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет".

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и отзыве на нее, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены судебного акта, установленных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установлено судом первой инстанции и усматривается из материалов дела, оспариваемый товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 387411 представляет собой словесное обозначение "ПОЛУГАР", выполненное стандартным шрифтом буквами в кириллице.

Правовая охрана этому товарному знаку предоставлена 20.08.2009 в отношении товаров 33-го класса МКТУ "алкогольная продукция (за исключением пива)" с приоритетом от 29.05.2008.

В Роспатент поступило возражение общества "Роялти" против предоставления правовой охраны названному товарному знаку, мотивированное тем, что правовая охрана была предоставлена ему с нарушением требований пункта 1 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

В обоснование возражения общество указало, что словесный товарный знак "ПОЛУГАР" представляет собой термин и является указанием на вид товара и его свойства, так как воспроизводит название хлебного вина крепостью 38,5% и определяет эталон крепости водки (около 38% спирта по объему), известный в Российской империи, поскольку происходит от метода измерения, закрепленного в нормативных правовых актах Российской империи.

В обоснование своих требований обществом "Роялти" были представлены копии страниц из Полного собрания законов Российской империи 1830 года, ссылки на сведения в сети "Интернет", копии судебных актов и распечатки сведений о принадлежащем ему товарном знаке со словесным обозначением "РУССКИЙ УЗОР" по свидетельству Российской Федерации N 424373.

Решением от 18.03.2015 Роспатент отказал в удовлетворении этого возражения и оставил в силе правовую охрану спорного товарного знака.

Не согласившись с решением Роспатента от 18.03.2015, общество "Роялти"обратилось с настоящим заявлением в Суд по интеллектуальным правам.

Заявленные требования мотивированы тем, что регистрация товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 387411 нарушает требования, установленные пунктом 1 статьи 1483 ГК РФ.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из отсутствия предусмотренной законом совокупности условий для признания ненормативного акта недействительным. При этом суд первой инстанции согласился с выводами Роспатента о том, что спорное обозначение нельзя считать не имеющим различительной способности; подателем возражения не представлено надлежащих документов, подтверждающих совокупность обстоятельств, подлежащих доказыванию с целью признания обозначения на дату приоритета характеризующим товары, в том числе указывающего на их вид; не представлено доказательств того, что спорное обозначение является термином, употребляемым применительно к товарам и услугам, для которых зарегистрирован товарный знак.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав мнения представителей лиц, участвующих в деле, проверив правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемого судебного акта в силу следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ, пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Согласно части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Как разъяснено в пункте 2.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", при рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров. Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты приоритета спорного товарного знака (29.05.2008) и даты подачи возражения (29.05.2014), судом первой инстанции верно определено законодательство, подлежащее применению для определения порядка рассмотрения возражения: ГК РФ и Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденные приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 05.03.2003 N 32.

Суд первой инстанции обоснованно согласился с выводом Роспатента о недоказанности несоответствия товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 387411 требованиям пункта 1 статьи 1483 ГК РФ.

Исходя из пункта 1 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, не обладающих различительной способностью или состоящих только из элементов, являющихся общепринятыми символами и терминами и/или характеризующих товары, в том числе указывающих на их вид, качество, количество, свойство, назначение, ценность, а также на время, место и способ их производства или сбыта.

Пунктом 1 статьи 1512 ГК РФ установлено, что оспаривание предоставления правовой охраны товарному знаку означает оспаривание решения о государственной регистрации товарного знака (пункт 2 статьи 1499 ГК РФ) и основанного на ней признания исключительного права на товарный знак (статьи 1477 и 1481 ГК РФ).

Признание недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку влечет отмену решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности о регистрации товарного знака.

При этом предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение всего срока действия исключительного права на товарный знак, если правовая охрана была ему предоставлена с нарушением требований статьи 1483 ГК РФ, в том числе требований пункта 1 статьи 1483 ГК РФ.

Согласно пункту 1 Положения о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, Роспатент является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по оказанию государственных услуг в сфере правовой охраны товарных знаков, знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров.

В силу чего оспариваемое решение вынесено уполномоченным органом, а установленный законом пресекательный срок обжалования по настоящему делу не нарушен.

Кроме того, в соответствии с пунктом 2 статьи 1513 ГК РФ (в редакции, действовавшей на дату подачи возражения) возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по основаниям, предусмотренным подпунктами 1-4, 6, 7 пункта 2 и пунктом 3 статьи 1512 названного Кодекса, могут быть поданы в палату по патентным спорам заинтересованным лицом.

Суд первой инстанции правомерно согласился с выводом Роспатента о том, что общество "Роялти" не представило доказательств, подтверждающих его заинтересованность в признании недействительным предоставления правовой охраны спорному товарному знаку, поскольку им не подтверждено, что оно занимается производством товаров 33-го класса МКТУ или имеет реальные намерения осуществлять такое производство, в том числе обладает необходимой лицензией для осуществления деятельности в сфере производства алкогольной продукции, а основным видом деятельности общества согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц является только деятельность в области права, в дополнительных видах его деятельности также не имеется никаких указаний на деятельность в сфере производства алкогольной продукции.

При этом ссылки на судебные акты (решения Арбитражного суда города Москвы от 19.10.2010 по делу N А40-110125/09-110-750 и от 30.09.2010 по делу N А40-110537/09-27-767) были обоснованно отклонены судом первой инстанции, так как касались иных обстоятельств и сторонами споров являлись иные лица.

Кроме того, судом первой инстанции установлено, что оспариваемый товарный знак представляет собой словесное обозначение "ПОЛУГАР", выполненное стандартным шрифтом буквами в кириллице, правовая охрана которому предоставлена в отношении товаров 33-го класса МКТУ "алкогольная продукция (за исключением пива)".

Суд пришел к выводу, что материалы возражения не содержат никаких документов, которые позволили бы признать оспариваемый товарный знак на дату его приоритета общепринятым термином либо обозначением, характеризующим названные товары по их виду или свойствам.

Так, довод общества о том, что оспариваемый товарный знак воспроизводит название хлебного вина крепостью 38,5% и определяет эталон крепости водки в Российской империи (около 38% спирта по объему), был отклонен судом первой инстанции, поскольку основывался лишь на исторических сведениях об использовавшемся в некоторый период времени в 19 веке методе оценки крепости алкогольной продукции посредством ее выгорания (отжиге) в определенных пропорциях (в половину -для вина полугарного), который, в том числе был приведен в Полном собрании законов Российской империи 1830 года.

При этом суд первой инстанции обоснованно согласился с мнением Роспатента, что исторические сведения сами по себе никак не относятся к той или иной конкретной области науки или техники, связанной с современным производством товаров 33-го класса МКТУ, указанных в перечне товаров оспариваемой регистрации товарного знака. При этом в материалы возражения обществом не были представлены какие-либо документы, свидетельствующие о последующем применении какими-либо конкретными производителями в течение почти двух веков упомянутых в приведенном историческом правовом акте соответствующих технологий производства алкогольной продукции.

Напротив, из представленных правообладателем спорного товарного знака норм, приведенных в Своде законов Российской империи с 1827 по 1864 год, следует, что употребление наименования "ПОЛУГАР" в нормативных правовых актах Российской империи в связи с вышеуказанным методом оценки крепости алкогольной продукции было окончательно запрещено уже в 1842 году после официального введения Постановлением Правительствующего Сената N 16226-а иного метода оценки крепости -по спиртометру Траллеса.

Таким образом, метод полугара применялся лишь в истории Российской империи и крайне непродолжительное время.

При этом суд первой инстанции правомерно исходил из того, что известность названного метода современному российскому среднему потребителю алкогольных напитков (товара, в отношении которого зарегистрирован товарный знак) именно на дату приоритета оспариваемого товарного знака обществом "Роялти" также не была доказана.

Так, обществом не было представлено сведений, подтверждающих употребление слова "ПОЛУГАР" в качестве термина в области производства алкогольной продукции на дату приоритета оспариваемого товарного знака; не было представлено ни одной ссылки на специальные словарные издания, содержащие определение слова "ПОЛУГАР" применительно к области производства алкогольной продукции.

Ссылки общества "Роялти" на сведения в сети "Интернет", содержащие определение понятия "полугар", как хлебного вина, наполовину выгорающего при отжиге, были обоснованно отклонены судом по тем мотивам, что соответствующие онлайн-словари (например, "Словари и энциклопедии на Академике: Толковый словарь Ефремовой"-http://dic.academic.ru) указывают только на то обстоятельство, что слово "полугар" является устаревшим, не известным современным потребителям и не используется в названном значении.

Кроме того, судом первой инстанции принято во внимание заключение Лаборатории социологической экспертизы Института социологии Российской академии наук, подготовленное по результатам социологического опроса профессионалов алкогольного рынка (сомелье и барменов), согласно которому 93% опрошенных пояснили, что им слово "ПОЛУГАР" неизвестно, а знакомо только 7% респондентов, подавляющее большинство которых (92% из названных 7%) познакомились с этим словом в 2008 году или позже, то есть в период, более поздний, чем дата приоритета оспариваемого товарного знака. При этом подавляющее большинство из названных 7% респондентов (77% из них) пояснили в ходе опроса, что данное слово ассоциируется ими исключительно с алкогольной продукцией, выпускаемой указанным предпринимателем.

Таким образом, суд первой инстанции, оставляя в силе решение Роспатента, пришел к обоснованному выводу: довод общества о том, что оспариваемый товарный знак воспроизводит общепринятый термин, не был подтвержден ссылками на какие-либо современные терминологические словари или специализированные отраслевые справочники, каких-либо оснований для вывода о том, что оспариваемый товарный знак действительно является лексической единицей, характерной для той или иной конкретной области науки или техники, то есть собственно общепринятым термином, у Роспатента не имелось.

Довод общества "Роялти" о том, что оспариваемый товарный знак представляет собой указание на вид и свойства товаров, своего объективного подтверждения представленными доказательствами также не нашел, в силу чего Роспатент обоснованно указал, что товарный знак сам по себе никак не воспроизводит какое-либо родовое или видовое название того или иного конкретного товара, приведенного в перечне товаров оспариваемой регистрации товарного знака в соответствии с МКТУ, и не является обозначением, применяемым различными производителями алкогольной продукции для описания ими каких-то определенных характеристик (свойств), присущих таким товарам и известных потребителю.

В материалах административного и судебного дел отсутствуют данные, свидетельствующие о том, что у средних потребителей алкогольных напитков на дату приоритета товарного знака возникали или могли возникать какие-либо ассоциации со словом "полугар".

Напротив, представленные правообладателем спорного товарного знака нормативно-правовые акты Российской Федерации по регулированию алкогольного рынка, действовавшие на дату приоритета оспариваемого товарного знака, не содержат никаких сведений об использовании наименования "ПОЛУГАР" в качестве общепринятого термина либо указания на вид или свойства того или иного товара. Общедоступные академические издания словарей и энциклопедий, на которые ссылается правообладатель, также не содержат слова "ПОЛУГАР".

Изложенный в кассационной жалобе довод о наличии злоупотребления своим правом правообладателем спорного товарного знака, президиумом Суда по интеллектуальным правам отклоняется в силу следующего.

Из положений статьи 10.bis Конвенции по охране промышленной собственности (заключена в Париже 20.03.1883), корреспондирующих статье 10 ГК РФ, следует, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах (в редакции, действовавшей на момент подачи заявки на регистрацию товарного знака).

При этом для признания действий какого-либо лица злоупотреблением правом судом должно быть установлено, что умысел такого лица был направлен на заведомо недобросовестное осуществление прав, единственной его целью было причинение вреда другому лицу (отсутствие иных добросовестных целей), а злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений.

Президиум Суда по интеллектуальным правам не находит правовых оснований для квалификации как злоупотребления правом действий правообладателя спорного товарного знака по его регистрации.

Таким образом, доводы, изложенные в кассационной жалобе, были предметом рассмотрения в суде первой инстанции и получили надлежащую правовую оценку, в связи с чем, по существу, направлены на переоценку выводов суда первой инстанции и представленных доказательств, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции. В силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации у суда кассационной инстанции отсутствуют полномочия для переоценки установленных судом первой инстанции фактических обстоятельств дела и представленных участниками спора доказательств.

Оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, суд первой инстанции пришел к выводу о законности и обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта, поскольку этот акт принят уполномоченным органом, соответствует требованиям действующего законодательства, в связи с чем требование общества "Роялти" о признании указанного ненормативного правового акта недействительным удовлетворению не подлежало.

Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что, вопреки доводам, содержащимся в кассационной жалобе, фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой инстанции на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, которые основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

При названных обстоятельствах, учитывая положения статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, оснований для отмены обжалуемого решения суда первой инстанции не усматривается.

Безусловных оснований для отмены решения суда первой инстанции, предусмотренных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиумом Суда по интеллектуальным правам также не установлено.

Расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы согласно положениям частей 1 и 5 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на заявителя этой жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам постановил:

решение Суда по интеллектуальным правам от 09.10.2015 по делу N СИП-311/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Роялти" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

Л.А. Новоселова

 

Члены президиума

В.А. Корнеев

 

 

С.М. Уколов

 

 

В.А. Химичев

 

 

И.В. Лапшина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Общество подало возражения на регистрацию товарного знака ИП.

Согласно ссылкам общества спорный бренд ("ПОЛУГАР"), зарегистрированный в отношении алкоголя, не обладает различительной способностью, т. к. является обозначением товара определенного вида.

Этот словесный бренд представляет собой термин и является указанием на вид товара и его свойства, т. к. воспроизводит название хлебного вина крепостью 38,5%.

Такой термин определял эталон крепости водки (около 38% спирта по объему), ранее известный в Российской империи. Он происходит от метода измерения, закрепленного в нормативных правовых актах того времени.

Соответственно, обозначение нельзя считать имеющим различительную способность.

Роспатент не поддержал такую позицию.

Президиум Суда по интеллектуальным правам также отклонил доводы общества и указал следующее.

Исходя из ГК РФ, не допускается госрегистрация в качестве брендов обозначений, не обладающих различительной способностью или состоящих только из элементов, являющихся общепринятыми символами и терминами и/или характеризующих товары, в т. ч. указывающих на их вид, качество, количество, свойство, назначение, ценность, а также на время, место и способ их производства или сбыта.

В данном случае доводы общества основаны лишь на исторических сведениях об использовавшемся в некоторый период времени в 19 веке методе оценки крепости алкоголя посредством его выгорания (отжиге) в определенных пропорциях (в половину - для вина полугарного), который был приведен в т. ч. в Полном собрании законов Российской империи 1830 года.

Однако исторические сведения сами по себе никак не относятся к той или иной конкретной области науки или техники, связанной с современным производством упомянутых товаров.

Нет никаких подтверждений, свидетельствующих о последующем применении какими-либо конкретными производителями в течение почти двух веков соответствующих технологий производства алкоголя, упомянутых в указанном историческом правовом акте.

Метод полугара применялся лишь в Российской империи и крайне непродолжительное время.

Данные, которые свидетельствовали бы о том, что у средних потребителей алкоголя возникали (могли) какие-либо ассоциации со словом "полугар" на дату приоритета спорного бренда, не представлены.

Соответственно, доводы против регистрации спорного бренда несостоятельны.