• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 3/2006

Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Российское издание
N 3/2006


Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания


Прецедент Ван Хутена и правило Юрия Тайкова


В прошлом номере Бюллетеня мы опубликовали изложение Постановления Европейского Суда по правам человека по жалобе Ван Хутена против Нидерландов, которое заканчивалось короткой резолютивной частью: "жалоба исключена из списка подлежащих рассмотрению дел". Опасаясь, что вы можете пропустить это крайне важное для российской практики "иноземное" решение, мы решили акцентировать на нем внимание, напомнив одновременно о развитии событий по одной из первых жалоб, Юрия Тайкова, в Европейский Суд против Российской Федерации.

Начнем с прецедента по делу "Ван Хутен против Нидерландов". Заявитель в свое время обратился к соответствующим властям Нидерландов с ходатайством о назначении ему пенсии по нетрудоспособности. Ходатайство было заволокичено в разных инстанциях, в том числе и судебных.

В конце концов Ван Хутен обратился в Европейский Суд по правам человека с жалобой на волокиту властей своей страны. Заявитель потребовал также, чтобы власти выплатили бы ему "справедливую компенсацию" за причиненный ему процессуальными мытарствами моральный вред, сумму которого он определил в 17 тысяч евро, а также возместить ему судебные расходы на сумму в одну тысячу евро.

Жалоба Ван Хутена была признана Европейским Судом приемлемой для рассмотрения по существу. После такого решения с целью экономии судебных ресурсов Суд, как указывается в Статье 38 европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Суд "предоставляет себя в распоряжение заинтересованных сторон с целью заключения мирового соглашения по делу на основе соблюдения прав человека, признанных в настоящей Конвенции и Протоколах к ней". Власти Нидерландов предложили Ван Хутену заключить мировое соглашение. Однако тот отказался от такой "сделки" со своим государством, имея в виду довести жалобу до рассмотрения Судом по существу.

Тогда государство-ответчик сделало свой "ход" - направило в Суд письмо, в котором содержалось одностороннее заявление и, в частности, указывалось: "прямые контакты между сторонами в последние недели с целью заключить мировое соглашение по делу не привели к успешному результату. Но власти Нидерландов желают выразить посредством одностороннего заявления свое признание факта необоснованно длительного производства по делу в отношении заявителя во внутригосударственных инстанциях и готовы удовлетворить требования заявителя о выплате ему компенсации за причиненный моральный ущерб в максимальном размере 5 000 евро, каковую сумму власти Нидерландов считают разумной в свете прецедентной практики Европейского Суда, и возместить судебные расходы, как об этом просил заявитель, в размере до 1 000 евро".

Европейский Суд согласился с доводами властей Нидерландов и одобрил его готовность выплатить заявителю компенсацию в тех размерах, которые государство-ответчик само сочло разумными и оптимальными с учетом прецедентной практики Европейского Суда. При этом Суд понял согласие государства-ответчика с требованиями заявителя как обязательство выплатить заявителю указанные суммы компенсации в случае, если Суд исключит жалобу из своего списка подлежащих рассмотрению дел. Сославшись на ряд имеющихся прецедентов, Суд подчеркнул, что признание государства-ответчика вполне отвечает "имеющимся юридическим стандартам", и соответственно, уважение к правам человека, гарантированным Конвенцией и Протоколами к ней не требует продолжения производства по жалобе.

Теперь о деле "Юрий Тайков против Российской Федерации". Та же самая, как и в деле Ван Хутена, волокита, связанная с выплатой пенсии. Те же самые бесконечные хождения по судебным инстанциям - и постоянные отказы в удовлетворении иска. Тот же самый вынужденный ход пенсионера из Ивановской области - жалоба в страсбургский Суд на свое государство. И то же самое стремление государства-ответчика решить дело миром.

Сначала Ивановский областной суд вернул дело Ю. Тайкова для нового рассмотрения в районный суд. Затем делом ивановского пенсионера заинтересовался губернатор. Звонок из администрации области оповестил Ю. Тайкова о том, что губернатор полностью на его стороне и хочет направить для оказания помощи своего представителя. Так, в судебном заседании появилось "третье лицо без самостоятельных требований на стороне Ю. Тайкова - администрация Ивановской области".

Наконец, представители Ивановского отделения Пенсионного фонда России прямо предложили Ю. Тайкову заключить мировое соглашение. Единственное, что не устраивало чиновников, так это размер компенсации морального вреда - тут Ю. Тайков не уступал. Во время перерыва в судебном заседании приехал сам начальник Ивановского отделения Пенсионного фонда. Он и принял все условия Ю. Тайкова безоговорочно. Мировое соглашение между спорящими сторонами было заключено. В качестве компенсации за причиненный моральный вред Ю. Тайков получил более 94 тысяч рублей, о чем тут же было сообщено в Европейский Суд по правам человека. Последний поставил точку в деле "Юрий Тайков против Российской Федерации" - жалоба была исключена из списка подлежащих рассмотрению дел.

Оба прецедента, и по делу Ван Хутена, и по делу Юрия Тайкова, несмотря на их разнохарактерность, интересны тем, что, с одной стороны, позволяют государству-ответчику в Европейском Суде эффективно использовать преимущества мирового соглашения и "сохранить свое лицо", с другой - "подсказывают" заявителям модель поведения: с государством можно идти на мировую, но при определенных условиях. Тех же, кто меньше думает о восстановлении своих нарушенных прав, а больше старается обогатиться на счет решения страсбургского Суда, скорее всего, ждет фиаско.


Наши публикации


Продолжаем знакомить вас с Протоколами к европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которые по разным причинам или не подписаны Российской Федерацией или ею не ратифицированы.

В прошлом году мы знакомили вас с Протоколом N 14 (перевод В. Власихина), касающийся вопросов реорганизации работы самого Европейского Суда по правам человека, который Российская Федерации пока не подписала. Содержание этого Протокола в N 3, 5, 7 Бюллетеня за 2005 год комментировали Пьер-Анри Амбер, генеральный директор по правам человека Совета Европы, Люциус Вильдхабер, председатель Европейского Суда по правам человека, Эрик Фриберг, заместителя секретаря-канцлера Европейского Суда по правам человека, а также известный российский специалист по страсбургскому контрольному механизму и прецедентной практике Европейского Суда действительный государственный советник Российской Федерации 3 класса Ю.Ю. Берестнев.

Другая судьба у Протокола N 12. Российская Федерации подписала его одной из первых, еще 4 ноября 2000 года, но до сих пор не ратифицировала, хотя Протокол вступил в силу 1 апреля 2005 года.

Кроме текста Протокола N 12 в официальном переводе предлагаем вашему вниманию комментарии к нему Мод де Бур-Букиккио, заместителя Генерального секретаря Совета Европы, и Эммануэля Деко, профессора публичного права в Университете Пантеон-Ассас (Париж II), члена Подкомиссии ООН по развитию и защите прав человека.


 Протокол N 12 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод

 Распоряжение   Президента   РФ   от  31 октября  2000 г.  N 476-рп
 "О подписании Протокола N 12 к Конвенции о защите прав человека  и
  основных свобод"

Мод де Бур-Букиккио: недискриминация - это право человека


Дискриминация редко является случайной. Она подпитывает нетерпимость, которая, к сожалению, продолжает существовать во всех наших обществах, и что очень часто принимается, поощряется и даже создается действиями официальных властей.

Мы живем в эпоху, когда предубеждения редко принимаются как жизненный факт. По существу, предубеждения сегодня могут влиять на политические курсы некоторых самых серьезных вызовов обществу - от борьбы с терроризмом до управления миграцией и другими. Язык расизма, антисемитизма и ксенофобии медленно становится частью политического лексикона, а аргумент об уважении к общественному мнению слишком часто стал всеохватывающим поводом для предложения мер, решений и направлений политики, которые противоречат нашим принципам и ценностям и которые являются опасными и неэффективными и попросту явно неправильными.

Учитывая данные истоки, естественно, практически нет необходимости говорить о том, что вступление в силу 1 апреля этого года Протокола N 12 к европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод не могло произойти в более подходящее время.

Протокол N 12 ввел общий запрет на дискриминацию в отношении реализации любого права, установленного законом. Он заполнил анахронический пробел в Конвенции. С Протоколом N 12 принцип недискриминации сам по себе стал правом, больше не являющимся правом субсидиарным. Данное положение имеет далеко идущие последствия, так как правовая защита распространилась на многие социальные и экономические права, которые не были полностью охвачены ранее. Я убеждена, что сфера действия данного Протокола в дальнейшем будет более точно отрегулирована прецедентным правом Европейского Суда по правам человека.

Борьба с дискриминацией является также перекрестной темой во многих сферах деятельности Совета Европы, относящихся, например, к обеспечению прав нетрудоспособных, равенства полов, прав меньшинств, доступа к социальным правам, это если упомянуть лишь некоторые из них.

Юридическая защита от дискриминации, предусмотренная Протоколом N 12, дополняется деятельностью Европейской Комиссией против расизма и нетерпимости, которая играет очень важную роль в борьбе с расизмом и нетерпимостью в Европе, путем рекомендаций национальному законодательству.

Расизм в нашем обществе нельзя победить одними законодательными мерами. Кампании, такие как Европейская молодежная кампания "Все различны, все равны", помогают увеличить сознание данных проблем и найти способы борьбы с ними.

Шесть месяцев спустя после вступления в силу Протокола N 12 целью данного семинара являются исследование способов его применения, а также способствование дальнейшим подписаниям и ратификациям.

Я хотела бы подвести итог призывом ко всем государствам-членам, которые еще этого не сделали, подписать и ратифицировать данный Протокол и закрыть лазейку в европейской Конвенции о правах человека, которая позволяла продолжаться некоторым случаям дискриминации со стороны публичных официальных лиц, не давая их жертвам надлежащих законных средств правовой защиты.

Очевидно, Протокол N 12 будет иметь последствия на количестве дел в уже и так перегруженном Европейском Суде. Ответ на данный вызов должен быть найден путем реформы Европейского Суда на основе предложений, которые будут сформулированы созданной "Группой мудрецов", и однозначно не путем сокращения прав или рамок защиты. Что нужно сделать государствам - участникам Конвенции и Протоколов к ней, так это внедрить их положения точно так же на национальном уровне. Систематическое и полное применение Конвенции национальными судами, безусловно, облегчит нагрузку на страсбургский Суд.

Власти некоторых государств полагают, что рамки данного Протокола не достаточно определены, и они выразили свои намерения подождать до тех пор, пока Европейский Суд уточнит свой подход к Протоколу, перед тем как его подписать и ратифицировать. Я хочу призвать данные государства пересмотреть свою позицию. Не должно быть места для мелких сомнений, когда дело касается борьбы с дискриминацией в нашем обществе. В конце концов, если бы такие же стандарты были необходимы полвека назад, сама Конвенция не увидела бы свет.


Эммануэль Деко: Протокол N 12 закрывает пробел европейской Конвенции


Вопрос: Профессор Деко, почему Совет Европы считает необходимым принятие протокола, закрепляющего принцип недискриминации, в то время, как европейская Конвенция о правах человека уже содержит положение, запрещающее дискриминацию?

Профессор Э. Деко: Действительно, принцип недискриминации уже закреплен в Статье 14 Конвенции. Однако данное положение запрещает дискриминацию только касательно одного из прав или свобод, закрепленных в Конвенции. Протокол N 12 идет дальше и заполняет важный пробел, способствуя равенству сквозь общий запрет дискриминации, как уже обстоит дело в рамках ООН и Европейского Союза. Для европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод было необходимо восполнить свое отставание, закрыть данный пробел.


Вопрос: Какие конкретные изменения несет за собой вступление в силу данного Протокола?

Профессор Э. Деко: Заявители будут иметь возможность подать жалобу касательно дискриминации в Европейский Суд без необходимости опираться на другие права, закрепленные в Конвенции. Степень применения принципа недискриминации, таким образом, будет шире, покрывая "любые права, установленные законом" или любое действие или ошибку публичных официальных лиц. Соответственно, применение данного Протокола может включать в себя доступ к работе и общественным местам.


Вопрос: На сегодняшний день 32 государства-участника подписали данный Протокол и лишь 11 его ратифицировали. Какие аргументы можно привести для преодоления настоящих сомнений?

Профессор Э. Деко: Борьба с неравенством и дискриминацией стала важной политической целью, но она также является юридическим и моральным обязательством всех государств. Это особенно актуально в контексте сегодняшнего дня, когда дискриминация на основе расы, пола, нетрудоспособности и сексуальной ориентации преобладает. Очень сложно представить, что европейскую Конвенцию лишат данного нового инструмента на долгое время, и сложно понять, какие допустимые причины неприменения такого рода фундаментального принципа можно выдвинуть.

Государства не должны опасаться пристального внимания со стороны Европейского Суда. Протокол N 12 имеет отношение к понятию дискриминации, поскольку постоянно толковался Европейским Судом с момента вынесения самого первого постановления на данную тему, более 37 лет назад! Естественно, применение данного принципа в конкретных делах нельзя каждый раз уверенно предугадать, так как не все различия относятся к дискриминации. Но данный элемент неуверенности существует в отношении всех прав, предусмотренных европейской Конвенцией, можно даже сказать, что это неотъемлемая часть всех законодательных положений. И судьи Европейского Суда так же, как и национальные суды, должны пролить на него необходимый свет. Европейский Суд признает нарушение только в отношении дискриминации, которая не объективна и не имеет соответствующего обоснования.

Недостаточное количество ратификаций будет также иметь парадоксальные последствия учреждения двухскоростной системы, в соответствии с которой равность не будет также хорошо обеспечена для европейских заявителей, она будет зависеть оттого, извлекут ли заявители пользу от общей защиты, предусмотренной Протоколом N 12, или более ограниченной защиты, предусмотренной Статьей 14 Конвенции. Постановления и


Постановления и решения по жалобам против Российской Федерации


Фадеева против Российской Федерации
[Fadeyeva v. Russia]


По делу обжалуется вмешательство со стороны публичных властей в частную и семейную жизнь заявителя по причине ее проживания в экологически неблагополучной местности вблизи функционирования предприятия ОАО "Северсталь".


Росэлтранс против Российской Федерации
[Roseltrans v. Russia]


По делу обжалуется отмена в порядке надзора судебного решения, вынесенного в пользу компании-заявителя, по протесту прокурора.


ООО Русатоммет против Российской Федерации
[Rusatomet Ltd. v. Russia]


По делу обжалуется длительное неисполнение решения арбитражного суда Российской Федерации Министерством финансов Российской Федерации по погашению облигации внутреннего государственного валютного займа.


Шиляев против Российской Федерации
[Shilyayev v. Russia]


По делу обжалуется длительное неисполнение судебного решения, вынесенного в пользу заявителя, Министерством финансов Российской Федерации.


Федотов против Российской Федерации
[Fedotov v. Russia]


По делу обжалуются условия содержания заявителя под стражей в ОВД "Ростокино" г. Москвы, отсутствие законных оснований для содержания заявителя под стражей, отсутствие адекватной компенсации за незаконное содержание под стражей и длительное неисполнение судебного решения, вынесенного в пользу заявителя, Министерством финансов РФ


Федоров и Федорова против Российской Федерации
[Fedorov and Fedorova v. Russia]


По делу обжалуется чрезмерная длительность судебного разбирательства по уголовному делу в отношении заявителей, а также применение к ним в течение длительного срока меры пресечения в виде подписки о невыезде.




Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 3/2006


Проект Московского клуба юристов и редакционно-издательского объединения "Новая юстиция"


Перевод: Власихин В.А.


Текст издания представлен в СПС Гарант на основании договора с РИО "Новая юстиция"


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.