Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Решение Суда по интеллектуальным правам от 14 июля 2020 г. по делу N СИП-102/2019 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против предоставления им правовой охраны товарному знаку, поскольку сравниваемые товарные знаки не являются сходными до степени смешения

Решение Суда по интеллектуальным правам от 14 июля 2020 г. по делу N СИП-102/2019

 

Именем Российской Федерации

ГАРАНТ:

Постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 20 января 2021 г. N С01-908/2019 по делу N СИП-102/2019 настоящее решение оставлено без изменения

Резолютивная часть решения объявлена 7 июля 2020 года.

Полный текст решения изготовлен 14 июля 2020 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - судьи Голофаева В.В.,

судей - Рогожина С.П., Сидорской Ю.М.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Кутявиной Н.А. рассмотрел в открытом судебном заседании заявление общества с ограниченной ответственностью "Объединенные Пивоварни Хейнекен" (ул. Тельмана, д. 24, литер А, Санкт-Петербург, 193230, ОГРН 1027801527467) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, стр. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 30.10.2018 об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 638846.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены индивидуальный предприниматель Ларин Максим Владиславович (Тверская обл., ОГРНИП 312695214900120), общество с ограниченной ответственностью "Афанасий" (ул. Коминтерна, д. 95, г. Тверь, 170028, ОРГН 1036900079644), общество с ограниченной ответственностью "Частная пивоварня "Афанасий" (ул. Коминтерна, д. 95, г. Тверь, 170028, ОГРН 1027700139015).

В судебное заседание с использованием системы веб-конференции информационной системы "Картотека арбитражных дел" явились представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Объединенные Пивоварни Хейнекен" - Ендресяк А.А. (по доверенности от 01.01.2020);

от общества с ограниченной ответственностью "Афанасий" - Вихрова В.А. (по доверенности от 25.11.2019);

от общества с ограниченной ответственностью "Частная пивоварня "Афанасий" - Тишков В.И. (по доверенности от 01.04.2020);

от индивидуального предпринимателя Ларина Максима Владиславовича - Жарова Р.Ф. (по доверенности от 28.04.2020);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Халявин С.Л. (по доверенности от 07.04.2020).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Объединенные Пивоварни Хейнекен" (далее - общество, заявитель) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 30.10.2018 об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 638846, о признании действий индивидуального предпринимателя Ларина Максима Владиславовича злоупотреблением правом и актом недобросовестной конкуренции.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: индивидуальный предприниматель Ларин Максим Владиславович (далее - предприниматель Ларин М.В.), общество с ограниченной ответственностью "Афанасий" (далее - общество "Афанасий"), общество с ограниченной ответственностью "Частная пивоварня "Афанасий" (далее - общество "Частная пивоварня "Афанасий").

Определением Суда по интеллектуальным правам от 04.06.2019 требования общества о признании действий предпринимателя Ларина М.В. по приобретению и использованию товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 638846 злоупотреблением правом и актом недобросовестной конкуренции выделены в отдельное производство. В связи с этим судом рассмотрено только требование общества о признании недействительным решения Роспатента от 30.10.2018 об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 638846.

Решением Суда по интеллектуальным правам от 10.06.2019, оставленным без изменения постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 08.10.2019, требования общества удовлетворены, решение Роспатента от 30.10.2018 об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку N 638846 признано недействительным как не соответствующее подпункту 2 пункта 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ). Суд обязал Роспатент повторно рассмотреть возражение общества.

Признавая недействительным решение Роспатента, суд первой инстанции указал на то, что вывод об отсутствии сходства спорного товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 638846 с противопоставленными товарными знаками, содержащими словесный элемент "ОХОТА", является необоснованным, поскольку слово "ОХОТА" является центральным, на него делается акцент при полном произношении товарного знака и падает логическое ударение; слово "ОХОТА" в спорном знаке привлекает внимание за счет обособленного расположения в композиции - на отдельной строке, выше остальных элементов и в начале словосочетания "охота нашего!"; имеется полное вхождение противопоставленных товарных знаков либо их доминирующего словесного элемента в спорный знак. При этом суд отметил, что наличие в составе спорного знака слов "Афанасий" и "Выбирай Россию!" не ослабляет их смыслового сходства с противопоставленными знаками, поскольку данные слова не меняют значения слова "охота".

На этом основании суд сделал вывод о сходстве товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 638846 и противопоставленных товарных знаков по семантическому, графическому и фонетическому критериям.

Суд кассационной инстанции данный вывод поддержал, отметив, что при наличии тождественного словесного элемента "охота" в сравниваемых товарных знаках нельзя говорить о полном отсутствии их сходства.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2020 указанное решение и постановление президиума Суда по интеллектуальным правам отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

В определении Верховный Суд Российской Федерации указал, что, оценивая правильность выводов Роспатента о сходстве товарных знаков с точки зрения их графического, звукового и смыслового сходства, суды первой и кассационной инстанций не учли разъяснения, изложенные в пункте 162 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 10), а также рекомендации, данные в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2006 N 2979/06 и N 3691/06, от 17.04.2012 N 16577/11, в пункте 37 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015 (далее - Обзор судебной практики), согласно которым вывод о сходстве делается на основе восприятия не отдельных элементов, а товарных знаков в целом (общего впечатления).

Верховный Суд Российской Федерации отметил, что, делая вывод о центральном местоположении слова "охота" в спорном знаке, суд первой инстанции не исследовал во взаимосвязи значимость и положение всех составляющих спорный товарный знак словесных элементов, в том числе слов "Афанасий" и "Выбирай Россию!", что влияет на восприятие знака в сознании потребителей и на общее впечатление о данном товарном знаке в целом. Кроме того, суды, анализируя лишь расположение и значимость словесного элемента "охота" в спорном знаке, не дали никакой оценки значимости положения словесного элемента "Афанасий" с точки зрения комплексного ассоциативного восприятия знака.

Отменяя обжалуемые судебные акты, Верховный Суд Российской Федерации также исходил из того, что для случаев, когда имеет место вхождение в товарный знак в качестве одного из элементов охраняемого средства индивидуализации другого лица, пунктом 10 статьи 1483 ГК РФ предусмотрено самостоятельное основание для оспаривания предоставления правовой охраны такому товарному знаку.

При повторном рассмотрении дела позиция заявителя по существу заявленных требований изменений не претерпела. По мнению общества, сходство спорного товарного знака с противопоставленными товарными знаками, имеющими более ранний приоритет и зарегистрированными в отношении однородных товаров и услуг, обусловлено в основном вхождением в его состав доминирующего словесного элемента "охота нашего!", ранее признанного сходным с товарными знаками общества арбитражными судами, в том числе Судом по интеллектуальным правам, а также управлением Федеральной антимонопольной службы по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Общество также полагает, что Роспатентом не была учтена известность принадлежащей ему серии товарных знаков со словесным элементом "ОХОТА", относящихся к бренду "ОХОТА", которым изначально маркировалось пиво.

В отзывах на заявление Роспатент указывает, что доводы общества являются необоснованными и не соответствуют нормам действующего законодательства в области правовой охраны товарных знаков.

Третьи лица в своих отзывах возражали против удовлетворения заявленных требований, ссылаясь на законность и обоснованность принятого Роспатентом решения.

В судебном заседании представитель общества настаивал на удовлетворении заявленных требований.

Представители Роспатента и третьих лиц просили в удовлетворении заявленных требований отказать.

Выслушав доводы явившихся представителей общества, Роспатента и третьих лиц, исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71, 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в материалы дела доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для признания недействительным оспариваемого ненормативного правового акта, ввиду следующего.

Как следует из материалов дела, комбинированный товарный знак зарегистрирован Роспатентом 12.12.2017, в том числе в отношении товаров 16, 29, 30, 31, 32, 33-го и услуг 35, 39-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ) (свидетельство Российской Федерации N 638846, дата приоритета 14.10.2016).

В Роспатент 09.06.2018 поступило возражение общества против предоставления правовой охраны данному товарному знаку, мотивированное тем, что правовая охрана предоставлена ему в отношении названных товаров и услуг в нарушение требований, установленных пунктом 3 и подпунктом 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Доводы возражения сводились к тому, что оспариваемый товарный знак сходен до степени смешения с серией товарных знаков общества по свидетельствам Российской Федерации N 183777/1, N 415349, N 372221, N 616408, N 458377, N 627064, N 610434, N 467830, объединенных словесным элементом "ОХОТА", и имеющих более ранний приоритет.

По результатам рассмотрения возражения Роспатентом принято решение от 30.10.2018 об отказе в его удовлетворении.

Отказ в удовлетворении возражения послужил основанием для обращения общества в суд с настоящим заявлением.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок на подачу заявления об оспаривании ненормативного правового акта обществом соблюден, что не оспаривается Роспатентом.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного правового акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ, пункт 138 Постановления N 10, пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Оспариваемое решение относится к ненормативным правовым актам, поскольку вынесено уполномоченным лицом (Роспатентом), содержит отказ в удовлетворении поданного обществом возражения, затрагивает его права и законные интересы.

Исходя из полномочий Роспатента, закрепленных в Положении о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218 "О Федеральной службе по интеллектуальной собственности", рассмотрение и разрешение в административном порядке споров, возникающих, в том числе в связи с оспариванием предоставления правовой охраны результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации, находится в его компетенции.

Как разъяснено в пункте 27 постановления N 10, при оспаривании решений Роспатента и федерального органа исполнительной власти по селекционным достижениям суды должны учитывать: заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, а также заявки на наименование места происхождения товара подлежат рассмотрению в порядке, установленном законодательством, действовавшим на дату подачи заявки, а международные заявки на изобретение, промышленный образец или товарный знак и преобразованные евразийские заявки - на дату поступления заявки в Роспатент. По возражениям против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара определяются исходя из законодательства, действовавшего на дату подачи заявки в Роспатент или в федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям. Основания для признания недействительным патента на изобретение, выданного по международной заявке на изобретение или по преобразованной евразийской заявке, признания недействительным предоставления правовой охраны промышленному образцу или товарному знаку по международной регистрации определяются исходя из законодательства, действовавшего на дату поступления соответствующей международной или преобразованной евразийской заявки в Роспатент, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации. Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

В соответствии с частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

При проверке оспариваемого решения Роспатента на соответствие законам и иным нормативно-правовым актам судом установлено следующее.

С учетом даты приоритета оспариваемого товарного знака (14.10.2016) применимыми правовыми актами для оценки его охраноспособности являются ГК РФ и Правила составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденные приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482 (далее - Правила).

Согласно пункту 3 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы:

1) являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя;

2) противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет.

Согласно пункту 44 Правил комбинированные обозначения сравниваются с комбинированными обозначениями и с теми видами обозначений, которые входят в состав проверяемого комбинированного обозначения как элементы. При определении сходства комбинированных обозначений используются признаки, указанные в пунктах 42 и 43 Правил, а также исследуется значимость положения, занимаемого тождественным или сходным элементом в заявленном обозначении.

Согласно пункту 42 Правил словесные обозначения сравниваются со словесными обозначениями и с комбинированными обозначениями, в композиции которых входят словесные элементы.

Сходство словесных обозначений оценивается по звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим) признакам, а именно: 1) звуковое сходство определяется на основании наличия близких и совпадающих звуков в сравниваемых обозначениях; близости звуков, составляющих обозначения; расположения близких звуков и звукосочетаний по отношению друг к другу; наличия совпадающих слогов и их расположения; числа слогов в обозначениях; места совпадающих звукосочетаний в составе обозначений; близости состава гласных; близости состава согласных; характера совпадающих частей обозначений; вхождения одного обозначения в другое; ударения; 2) графическое сходство определяется на основании общего зрительного впечатления; вида шрифта; графического написания с учетом характера букв (например, печатные или письменные, заглавные или строчные); расположения букв по отношению друг к другу; алфавита, буквами которого написано слово; цвет или цветовое сочетание; 3) смысловое сходство определяется на основании подобия заложенных в обозначениях понятий, идей (в частности, совпадение значения обозначений в разных языках); совпадения одного из элементов обозначений, на который падает логическое ударение и который имеет самостоятельное значение; противоположности заложенных в обозначениях понятий, идей.

Признаки, указанные в изложенном пункте, учитываются как каждый в отдельности, так и в различных сочетаниях.

Как разъяснено в пункте 13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122, вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы.

В пункте 162 Постановления N 10 разъяснено, что для установления факта нарушения достаточно опасности, а не реального смешения товарного знака и спорного обозначения обычными потребителями соответствующих товаров. При этом смешение возможно, если в целом, несмотря на отдельные отличия, спорное обозначение может восприниматься указанными лицами в качестве соответствующего товарного знака или если потребитель может полагать, что обозначение используется тем же лицом или лицами, связанными с лицом, которому принадлежит товарный знак.

Вероятность смешения товарного знака и спорного обозначения определяется исходя из степени сходства обозначений и степени однородности товаров для указанных лиц. При этом смешение возможно и при низкой степени сходства, но идентичности (или близости) товаров или при низкой степени однородности товаров, но тождестве (или высокой степени сходства) товарного знака и спорного обозначения.

В частности, согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащейся в постановлении от 18.07.2006 N 3691/06, должен проводиться комплексный анализ сходства товарных знаков. При этом вывод о сходстве делается на основе восприятия не отдельных элементов, а товарных знаков в целом (общего впечатления).

Аналогичная позиция отражена в пункте 37 Обзора судебной практики, в котором отмечено, что при выявлении сходства до степени смешения обозначения с товарным знаком учитывается общее впечатление, которое производят эти обозначение и товарный знак (включая неохраняемые элементы) в целом на среднего потребителя соответствующих товаров или услуг.

Такая угроза смешения зависит от нескольких обстоятельств: во-первых, от различительной способности знака с более ранним приоритетом; во-вторых, от сходства противопоставляемых знаков; в-третьих, от оценки однородности обозначенных знаком товаров и услуг.

Согласно пункту 162 Постановления N 10 установление сходства осуществляется судом по результатам сравнения товарного знака и обозначения (в том числе по графическому, звуковому и смысловому критериям) с учетом представленных сторонами доказательств по своему внутреннему убеждению. При этом суд учитывает, в отношении каких элементов имеется сходство - сильных или слабых элементов товарного знака и обозначения. Сходство лишь неохраняемых элементов во внимание не принимается.

Специальных знаний для установления степени сходства обозначений и однородности товаров не требуется.

В силу пункта 45 Правил при установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному изготовителю.

При этом принимаются во внимание род, вид товаров, их потребительские свойства, функциональное назначение, вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия и каналы их реализации (общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей и другие признаки.

Вывод об однородности товаров делается по результатам анализа перечисленных признаков в их совокупности в том случае, если товары или услуги по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения (изготовителю).

Исследовав материалы дела, заслушав правовые позиции представителей лиц, участвующих в деле, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

При рассмотрении настоящего спора судом установлено, что оспариваемый товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 638846 с приоритетом от 14.10.2016 является комбинированным и представляет собой прямоугольник с расположенным внутри него словесным элементом "Афанасий - охота нашего! Выбирай Россию!", выполненным буквами русского алфавита красного цвета. Словосочетание "Выбирай Россию!" включено в состав товарного знака в качестве неохраняемого элемента. Товарный знак зарегистрирован в отношении товаров 16, 29, 30, 31, 32, 33, 35-го и услуг 44-го классов МКТУ.

Принадлежащий обществу противопоставленный товарный знак, зарегистрированный по свидетельству Российской Федерации N 1837777/1 с приоритетом от 26.02.1998 представляет собой словесный элемент , выполненный стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита. Товарный знак зарегистрирован в отношении товаров 32 и 33-го и услуг 42-го классов МКТУ.

Противопоставленный товарный знак общества, зарегистрированный по свидетельству Российской Федерации N 415349 с приоритетом от 13.07.2009, также представляет собой словесный элемент , выполненный стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита. Товарный знак зарегистрирован в отношении товаров 29 и 30-го классов МКТУ.

Входящий в серию товарных знаков общества словесный товарный знак , зарегистрированный по свидетельству Российской Федерации N 327221 с приоритетом от 28.10.2005, выполнен стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита. Товарный знак зарегистрирован в отношении товаров 32-го класса МКТУ.

Входящий в серию товарных знаков общества комбинированный товарный знак , зарегистрированный по свидетельству Российской Федерации N 616408 с приоритетом от 14.04.2016, представляет собой слово "ОХОТА", расположенное на фоне красного прямоугольника со словесным элементом "крепкое". Товарный знак зарегистрирован для товаров 32 и 33-го классов МКТУ.

Входящий в серию товарных знаков общества комбинированный товарный знак , зарегистрированный по свидетельству Российской Федерации N 458377 с приоритетом от 01.03.2011, представляет собой слово "ОХОТА", расположенное по центру овала. Под ним расположен словесный элемент "МУЖЧИНЫ ПОНИМАЮТ". В верхней части овала изображен мужчина с ружьем на правом плече. Товарный знак зарегистрирован для товаров 32 и 33-го классов МКТУ.

Противопоставленный товарный знак общества , зарегистрированный по свидетельству Российской Федерации N 627064 с приоритетом от 11.08.2016, представляет собой слово "ОХОТА", изображенное на прямоугольнике красного цвета. Товарный знак зарегистрирован в отношении товаров 32 и 33-го классов МКТУ.

Входящий в серию товарных знаков общества комбинированный товарный знак , зарегистрированный по свидетельству Российской Федерации N 610434 с приоритетом от 14.04.2016, представляет собой изображение мужчины над словом "ОХОТА" в прямоугольнике красного цвета. Товарный знак зарегистрирован в отношении товаров 32 и 33-го классов МКТУ.

Противопоставленный товарный знак общества , зарегистрированный по свидетельству Российской Федерации N 647830 с приоритетом от 18.10.2011, представляет собой расположенное по центру овала, на фоне хоккеиста с клюшкой, слово "ОХОТА", под ним изображена шайба. Товарный знак зарегистрирован для товаров 32 и 33-го классов МКТУ.

Отказывая в удовлетворении возражения общества, Роспатент пришел к выводу о том, что спорный товарный знак и противопоставленные товарные знаки не являются сходными в целом.

Оценивая сходство указанных обозначений по фонетическому критерию, Роспатент указал, что они не являются сходными, поскольку содержат разное количество слов, слогов, букв и звуков, имеют разный состав согласных и гласных звуков; ударение в спорном знаке падает на слова "Афанасий", "нашего" и "Россию" в отличие от товарных знаков "ОХОТА", принадлежащих обществу.

В отношении вхождения слова "охота" в спорный товарный знак, Роспатент указал, что данное обстоятельство не оказывает существенного влияния на фонетическое сходство сравниваемых товарных знаков, поскольку наиболее сильную позицию в знаке занимает слово "Афанасий", расположенное в начальной части обозначения, так как именно с него начинается восприятие обозначения потребителем и на него падает логическое ударение в знаке.

В оспариваемом решении Роспатент также констатировал отсутствие семантического сходства обозначений "Афанасий - охота нашего! Выбирай Россию!" и "ОХОТА", поскольку словесный элемент спорного товарного знака информирует потребителя о том, что продукция, маркированная данным товарным знаком, производится российским производителем для тех, кому хочется (охота) нашего, отечественного товара, где слово "охота" воспринимается в значении "хотеть, желать", тогда как в противопоставленных товарных знаках данное слово воспринимается однозначно как деятельность по выслеживанию, добыче диких животных и птицы с учетом изображений мужчины с ружьем в товарных знаках и на товарах подателя возражения.

При этом Роспатент отметил, что спорный товарный знак представляет собой законченную неделимую фразу "Афанасий - охота нашего!", в которой элемент "охота нашего!" связан семантически и грамматически со словом "Афанасий".

В отношении графического сходства сравниваемых обозначений административный орган пришел к выводу о том, что эти обозначения производят различное зрительное впечатление на потребителя ввиду наличия в спорном товарном знаке большого количества слов, помимо слова "охота", имеющих разное выполнение, разную длину, а также наличия в товарных знаках общества других словесных (Сибирская, крепкое, мужчины понимают) и изобразительных элементов.

С учетом изложенного Роспатент пришел к выводу об отсутствии смешения спорного товарного знака с товарными знаками общества.

Соглашаясь с выводами Роспатента о наличии значительных различий между сравниваемыми товарными знаками, судебная коллегия исходит из того, что в спорном товарном знаке доминирующее пространственное положение занимает элемент "Афанасий". Он является наиболее крупным словесным элементом, выполненным большим по размеру шрифтом прописными буквами, и акцентирует на себе внимание потребителя за счёт расположения его в начальной части обозначения, с которого начинается восприятие.

Вопреки доводу общества о том, что в спорном товарном знаке доминирующее положение занимает словесный элемент "охота нашего!", судебная коллегия приходит к выводу о том, что указанный словесный элемент в силу того, что выполнен меньшим шрифтом и в сочетании с неохраняемым элементом "Выбирай Россию!", не несет в себе основной индивидуализирующей функции в отличие от словесного элемента "Афанасий", который с учетом доминирующего характера снижает вероятность сходства с противопоставленными товарными знаками до степени смешения.

Действительно, сравниваемые обозначения содержат в себе словесные элементы "охота", совпадающие по фонетическому критерию, что свидетельствует об их некоторой степени сходства при наличии одного полностью совпадающего словесного элемента, являющегося единственным либо доминирующим в противопоставленных товарных знаках.

Вместе с тем при оценке сходства сравниваемых обозначений должно устанавливаться не сходство и полное отсутствие как такового, а наличие его определенной степени или отсутствие таковой. Степень сходства учитывается впоследствии при формулировании вывода о наличии или отсутствии вероятности смешения.

Значимость положения элемента в комбинированном обозначении зависит также от того, в какой степени элемент способствует осуществлению обозначением его основной функции - индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей.

С учетом данного правила и принимая во внимание, что доминирующим в спорном товарном знаке является словесный элемент "Афанасий", несущий основную индивидуализирующую функцию, связанный с другими словесными элементами "охота нашего!", "Выбирай Россию!", удлиняющими фонетическую и визуальную длину спорного обозначения по сравнению с противопоставленными товарными знаками, судебная коллегия делает вывод об их большем фонетическим различии, чем сходстве.

Различие усиливается также в связи с тем, что сравниваемые словесные элементы выполнены разным шрифтом, разным цветом. Спорное обозначение "Афанасий - охота нашего! Выбирай Россию!" представляет собой оригинальную законченную композицию, в которой надпись обрамлена с четырех сторон линиями красного цвета, визуально образующими расположенный под левым наклоном прямоугольник в отличие противопоставленных товарных знаков общества, либо не имеющих изобразительных элементов, либо представляющих собой элементы прямоугольной формы красного цвета.

На вывод об отсутствии между сравниваемыми обозначениями значительного сходства также влияет, как правильно указал Роспатент, наличие в товарных знаках общества других словесных и изобразительных элементов (Сибирская, крепкое, мужчины понимают). Графические отличия спорного обозначения и противопоставленного товарного знака носят очевидный характер.

Кроме того, между сравниваемыми словесными элементами имеются значительные семантические различия, поскольку в товарных знаках "ОХОТА" и "Афанасий - охота нашего! Выбирай Россию!" отсутствует смысловое (семантическое) сходство, как в целом, так и в части слова "Охота".

Как правильно отмечает Роспатент в отзыве на заявление, словесный элемент "охота" спорного товарного знака не является заимствованием из противопоставленных товарных знаков, а представляет собой неотъемлемую часть словосочетания "охота нашего!", включенного в спорное обозначение.

В частности, слово "охота" в серии противопоставленных товарных знаков общества и слово "охота" в спорном товарном знаке являются разными словами - омонимами, то есть словами, совпадающими между собой по звучанию, но полностью расходящимися по смыслу, а также различающиеся по составу слова (у данных слов разные корни).

Согласно толковому словарю Ожегова С.И. и Шведовой Н.Ю. один из омонимов слова "охота" имеет следующие значения: поиски, выслеживание зверей, птиц с целью умерщвления или ловли; совокупность людей и обзаведения, необходимого для таких поисков, - а второй омоним имеет следующие значения: желание, стремление; есть желание, хочется.

Отказывая в удовлетворении возражения общества, Роспатент обоснованно исходил из того, что в спорном товарном знаке "Афанасий - охота нашего! Выбирай Россию!" смысловой доминантой является желание выбрать продукцию отечественного, а не зарубежного производителя. Об этом свидетельствуют все словесные элементы спорного товарного знака: слово "Афанасий" как обозначающее российского производителя, словосочетание "охота нашего" как обозначающее желание, стремление приобрести/отведать "нашу" продукцию, т.е. продукцию отечественного производства, а также словосочетание "Выбирай Россию!" в качестве неохраняемого элемента, как поясняющее значение предыдущего словосочетания "охота нашего" и позволяющее толковать омоним "охота" лишь в значении "желание, стремление, склонность к чему-либо". Данное обстоятельство подтверждается и фактическим использованием спорного товарного знака на этикетках продукции в виде "штампа".

В противопоставленных товарных знаках "ОХОТА" смысловое значение должно быть выявлено исходя из восприятия его обычными потребителями.

Поскольку смысловое значение слова "охота" в первую очередь воспринимается исходя из значения с точки зрения охоты как поиска, выслеживания зверей, птиц с целью умерщвления или ловли, оснований полагать, что средний потребитель будет воспринимать противопоставленные товарные знаки во втором значении, у суда не имеется.

При этом судебная коллегия отмечает, что поскольку в серии товарных знаков присутствует товарный знак N 458377 с изображением мужчины с ружьем, трактовка смыслового значения данных противопоставленных товарных знаков отсылает к пониманию охоты как к выслеживанию, ловле и отстрелу диких зверей, крупных рыб и птиц.

Изложенное подтверждает вывод Роспатента об отсутствии семантического сходства сравниваемых обозначений.

Таким образом, исходя из значимости и положения всех составляющих товарный знак словесных элементов (и их влияния на восприятие знака в сознании потребителей и на общее впечатление о данном товарном знаке в целом) можно сделать вывод о том, что смысловое значение спорного товарного знака обращено на выбор российской (отечественной) продукции, в то время как значение противопоставленных товарных знаков акцентирует внимание на выборе пива для настоящих мужчин - охотников, под охоту, во время охоты на диких зверей, крупных рыб и птиц и т.д.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что в спорном товарном знаке и противопоставленных обозначениях полностью отсутствует смысловое сходство, имеется лишь незначительное фонетическое и графическое сходство, степень которого судебная коллегия определяет как низкую.

С учетом этого судебная коллегия приходит к выводу о том, что сравниваемые обозначения в принципе не ассоциируются между собой в целом, у потребителей продукции при восприятии сравниваемых товарных знаков формируются разные ассоциативные ряды, которые не позволяют потребителю смешать в обороте продукцию с указанными товарными знаками.

Сходство обозначений связано с однородностью товаров (услуг), в отношении которых обозначения заявлены (зарегистрированы). Необходимость осуществления анализа однородности товаров и услуг, для которых зарегистрированы сравниваемые товарные знаки, при установленном обстоятельстве их сходства, прямо предусмотрена подпунктом 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Роспатентом признаны однородными товары, для индивидуализации которых зарегистрирован спорный товарный знак, и товары, в отношении которых предоставлена правовая охрана противопоставленным товарным знакам. Вместе с тем в связи с отсутствием сходства спорного и противопоставленных товарных знаков однородность товаров административным органом не принята во внимание.

Сопоставив оспариваемый и сходные с ним противопоставленные товарные знаки на предмет однородности товаров и услуг, в отношении которых они зарегистрированы, суд признает правильным вывод Роспатента об однородности этих товаров и услуг, что лицами, участвующими в деле не оспаривается.

Между тем с учетом установленной судом низкой степени сходства сравниваемых обозначений отсутствует принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности товаров, маркированных этими обозначениями, одному производителю, не имеется вероятности смешения обозначений в гражданском обороте. Суд полагает, что в рассматриваемом случае низкая степень сходства не компенсируется идентичностью (либо близостью) ряда товаров, относящихся к пивной продукции.

Довод общества о том, что противопоставленные товарные знаки обладают высоким уровнем известности, в связи с чем, по его мнению, существует угроза смешения товаров и услуг, маркированных спорным товарным знаком и товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N N 183777/1, 415349, 327221, 627064, 616408, 610434, 458377, 467830, также не может быть принят во внимание судебной коллегией с учетом следующего.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 162 Постановления N 10, при наличии соответствующих доказательств суд, определяя вероятность смешения товарного знака и спорного обозначения, оценивает и иные обстоятельства, в том числе:

используется ли товарный знак правообладателем в отношении конкретных товаров;

длительность и объем использования товарного знака правообладателем;

степень известности, узнаваемости товарного знака;

степень внимательности потребителей (зависящая в том числе от категории товаров и их цены);

наличие у правообладателя серии товарных знаков, объединенных общим со спорным обозначением элементом.

При определении вероятности смешения также могут учитываться представленные лицами, участвующими в деле, доказательства фактического смешения обозначения и товарного знака, в том числе опросы мнения обычных потребителей соответствующего товара.

Суд учитывает влияние степени сходства обозначений, степени однородности товаров, иных обстоятельств на вероятность смешения, а не каждого из соответствующих обстоятельств друг на друга.

Исходя из содержания данного разъяснения, критерии известности и наличие у правообладателя серии товарных знаков являются дополнительными обстоятельствами, которые могут повлиять на вероятность смешения товарного знака и спорного обозначения.

В подтверждение фактического смешения спорного и противопоставленных товарных знаков, обществом были представлены в качестве доказательств социологические опросы, проведенные Фондом Всероссийского центра изучения общественного мнения по состоянию на 2016 год, согласно которым семь из десяти участников опроса (71%) полагают, что обозначения "ОХОТА" и "ОХОТА НАШЕГО" являются в той или иной мере схожими. Данные опросы не могут быть приняты во внимание судом, поскольку мнения респондентов испрашивалось не в отношении спорного товарного знака, имеющего доминирующий элемент - "Афанасий", а в отношении сходства/различия обозначений "ОХОТА" и "ОХОТА НАШЕГО", которые действительно имеют некоторое сходство по фонетическому критерию.

В свою очередь, представленные обществом в материалы дела доказательства, призванные обосновать степень известности и узнаваемости товарных знаков "ОХОТА", нельзя признать достаточными для вывода о вероятности ее влияния на возможность смешения спорного товарного знака и противопоставленных обозначений.

Утверждая, что пиво под брендом "ОХОТА" выпускается на рынок с 2000-х годов, является одним из самых продаваемых брендов общества и брендом N 1 по объему прибыли, а также лидером в сегменте крепкого пива, общество не представило в подтверждение данных обстоятельств каких-либо доказательств, исследований, сведений об объеме выручки, кроме скриншота своего официального сайта.

Не представлено обществом и документальных подтверждений тому обстоятельству, что "благодаря широкой известности концерна Heineken во всем мире, в том числе и в России и длительного присутствия, а также популярности товаров под товарным знаком "ОХОТА" на российском рынке, у потребителя сформировалось устойчивое представление о том, что продукция под обозначением "ОХОТА" производится концерном Heineken".

Таким образом, обществом не доказано, что противопоставленные товарные знаки имеют устойчивую связь с производителями товаров, поскольку связь между обществом с ограниченной ответственностью "Объединенные пивоварни "Хейнекен" и товарным знаком "ОХОТА" не является очевидной.

Обществом представлены в материалы дела копии ряда дипломов с различного рода выставок, где пиво светлое "ОХОТА крепкое" было выделено в качестве лучшего или качественного. Между тем надлежащим доказательством известности является только награда "Товар года", т.к. эта премия присуждается наиболее популярным товарам массового спроса. Награды Международного профессионального дегустационного конкурса продуктов питания и напитков "Продукт года 2014", Всероссийского конкурса "100 лучших товаров России", Московского регионального конкурса "100 лучших товаров России" не могут считаться надлежащим доказательством известности бренда в силу того, что предполагают выбор победителя номинаций, исходя из оценки жюри без учета мнения широкого круга потребителей продукции, а также без учета известности участвующего в конкурсе продукта.

Копия декларации качества на пиво "ОХОТА крепкое" свидетельствует о намерениях истца в течение двух лет выпускать качественную продукцию и не свидетельствует о каком-либо признании со стороны потребителей.

Наличие у общества серии товарных знаков, объединенных одним словом "ОХОТА", также не является основанием для вывода о смешении сравниваемых товарных знаков, учитывая, что степень известности и узнаваемости своих товарных знаков по сравнению со спорным товарным знаком обществом не доказана.

При этом судебная коллегия отмечает, что из объяснений общества "Частная пивоварня "Афанасий" следует, что третье лицо также является правообладателем группы широко используемых товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N N 421943, 656043, 421944, 421949, 448847, 384467, 435830, состоящих или включающих в себя слово "Афанасий".

Кроме того, как уже указывалось и следует из разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, изложенных в Постановлении N 10, вероятность смешения товарного знака и спорного обозначения определяется исходя из степени сходства обозначений и степени однородности товаров для указанных лиц.

Поскольку в рассматриваемом случае сравниваемые обозначения имеют низкую степень сходства, а обстоятельства известности и наличия серии товарных знаков являются только дополнительными критериями, по которым оценивается вероятность смешения потребителями товаров и услуг, маркированных сравниваемыми товарными знаками, суд полагает, что они не опровергают вывод Роспатента об отсутствии такой угрозы.

Таким образом, поскольку сравниваемые товарные знаки не являются сходными до степени смешения, предоставление правовой охраны спорному товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 638846 соответствует требованиям подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Довод общества о том, что сходство спорного товарного знака с противопоставленными товарными знаками, имеющими более ранний приоритет и зарегистрированными в отношении однородных товаров и услуг, обусловлено в основном вхождением в его состав доминирующего словесного элемента "охота нашего!", признанного сходным с товарными знаками общества арбитражными судами, в том числе постановлением Суда по интеллектуальным правам от 04.07.2017 по делу N А56-16284/2016, а также управлением Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, не является основанием для удовлетворения заявления.

При рассмотрении дела N А56-16284/2016 исследовался вопрос о нарушении третьими лицами исключительного права на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 183777/1 в связи с осуществлением ими действий по предложению к продаже и продаже товаров, маркированных обозначением "ОХОТА НАШЕГО!". Вопрос сходства спорного товарного знака с товарными знаками по свидетельствам N 183777/1, 415349, 327221, 627064, 616408, 610434, 458377, 467830 не рассматривался. Кроме того, Роспатент не являлся лицом, участвующим в деле N А56-16284/2016, в связи с чем в соответствии с частью 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вышеуказанный судебный акт не имеет преюдициального значения для рассматриваемого дела.

Кроме того, ссылки общества на установленные по другим делам судами и управлением Федеральной антимонопольной службы по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области обстоятельства сходства до степени смешения обозначения "ОХОТА НАШЕГО!" с принадлежащими ему товарными знаками, также не могут быть приняты во внимание. С учетом того, что судами и административным органом в других делах исследовалось другое обозначение, существенно отличающееся от рассматриваемого в настоящем деле, и другие доказательства, нежели те, которые были представлены в материалы настоящего дела, имелся иной субъектный состав участвующих в делах лиц, принятые по ним акты не имеют преюдициального значения.

При рассмотрении возражения предоставление правовой охраны спорному товарному знаку обоснованно было признано не нарушающим и подпункт 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

В соответствии с подпунктом 37 Правил к обозначениям, противоречащим общественным интересам, принципам гуманности и морали, относятся, в частности, неэтично примененная национальная и (или) государственная символика (гербы, флаги, эмблемы), антигосударственные лозунги, слова и изображения непристойного содержания, призывы антигуманного характера, оскорбляющие человеческое достоинство, религиозные чувства верующих, слова, написание которых нарушает правила орфографии.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "подпунктом 37 Правил" имеется в виду "пунктом 37 Правил"

В спорном товарном знаке такая символика, лозунги, слова, призывы, противоречащим общественным интересам, принципам гуманности и морали отсутствуют.

Иные доводы общества также не могут оказать влияние на сделанные выше выводы.

Расходы по уплате государственной пошлины за подачу заявления в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на заявителя.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

РЕШИЛ:

в удовлетворении заявленных требований отказать.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий

В.В. Голофаев

 

Судья

С.П. Рогожин

 

Судья

Ю.М. Сидорская

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Решение Суда по интеллектуальным правам от 14 июля 2020 г. по делу N СИП-102/2019


Текст решения опубликован не был


Хронология рассмотрения дела:


20.01.2021 Постановление Суда по интеллектуальным правам N С01-908/2019


21.12.2020 Определение Суда по интеллектуальным правам N С01-908/2019


29.10.2020 Определение Суда по интеллектуальным правам N С01-908/2019


23.09.2020 Определение Суда по интеллектуальным правам N С01-908/2019


17.08.2020 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда России N 206-ПЭК20


14.07.2020 Решение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


07.07.2020 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


25.06.2020 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


08.06.2020 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


20.04.2020 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


23.03.2020 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


17.03.2020 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда России N 300-ЭС19-26515


19.02.2020 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда России N 300-ЭС19-26515


08.10.2019 Постановление Суда по интеллектуальным правам N С01-908/2019


13.08.2019 Определение Суда по интеллектуальным правам N С01-908/2019


09.08.2019 Определение Суда по интеллектуальным правам N С01-908/2019


10.06.2019 Решение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


04.06.2019 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


06.05.2019 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


01.04.2019 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


13.03.2019 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019


13.02.2019 Определение Суда по интеллектуальным правам N СИП-102/2019