Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Энциклопедия судебной практики. Доверительное управление имуществом. Договор доверительного управления имуществом (Ст. 1012 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Доверительное управление имуществом. Договор доверительного управления имуществом
(Ст. 1012 ГК)


1. Общая характеристика договора доверительного управления имуществом


1.1. Под доверительным управлением понимается длящееся использование управляющим имущества в интересах учредителя путем осуществления юридических и фактических действий в пределах определенного срока, по истечении которого предполагается возврат имущества учредителю


Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 2 марта 2012 г. N Ф02-524/12 по делу N А33-18743/2010

С учетом общего смысла норм права, изложенных в главе 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, под доверительным управлением законодатель понимает длящееся использование вверенного управляющему имущества в интересах собственника посредством осуществления ряда юридических и фактических действий в пределах определенного срока, по истечении которого предполагается возврат имущества собственнику.


1.2. Предоставление услуг доверительного управления согласно Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности считается финансовым посредничеством


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 июля 2010 г. N 2809/10

Само по себе предоставление услуг доверительного управления активами согласно Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности относится к самостоятельному виду экономической деятельности (финансовое посредничество).


1.3. Учреждение доверительного управления направлено на извлечение прибыли или иной выгоды из имущества


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 22 октября 2015 г. N Ф05-14333/15 по делу N А40-26699/2015

Учреждение доверительного управления направлено на извлечение прибыли или иной выгоды из имущества


1.4. Целью заключения договора доверительного управления имуществом с кредитной организацией может быть не только получение прибыли, но и минимизация потерь от утраты его стоимости


Решение Верховного Суда РФ от 18 ноября 2010 г. N ГКПИ10-1255

Целью заключения договора доверительного управления имуществом с кредитной организацией может быть не только получение прибыли, но и минимизация потерь от утраты им стоимости, например, в условиях финансового кризиса. При заключении подобных договоров положение статьи 1023 ГК РФ о том, что доверительный управляющий имеет право на вознаграждение, предусмотренное договором доверительного управления имуществом, а также на возмещение необходимых расходов, произведенных им при доверительном управлении имуществом, лишь за счет доходов от использования этого имущества не может быть соблюдено. Однако это обстоятельство не дает оснований для вывода о том, что такие договоры, как противоречащие статье 1023 ГК РФ, не могут заключаться.


1.5. Договор доверительного управления имуществом является возмездным


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 июля 2015 г. N 78-КГ15-7

Заключение нотариусом договора доверительного управления наследственным имуществом отнесено к мерам по охране наследственного имущества. Оспариваемые договоры являются возмездными.


1.6. Участниками отношений по доверительному управлению могут быть учредитель управления, доверительный управляющий и выгодоприобретатель


Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 6 августа 2015 г. N Ф07-5043/15 по делу N А56-4823/2014

Участниками отношений по доверительному управлению могут выступать учредитель управления, управляющий, выгодоприобретатель.


1.7. Договор доверительного управления порождает права и обязанности только для его сторон


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 июля 2015 г. N Ф05-2293/14 по делу N А40-37402/2013

Договор доверительного управления порождает права и обязанности только для его сторон.


1.8. Деятельность доверительного управляющего определяется исключительно интересами выгодоприобретателя


Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 11 февраля 2016 г. N Ф06-5106/15 по делу N А65-28397/2013

В силу закона деятельность доверительного управляющего определяется исключительно интересами выгодоприобретателя (пункты 1, 2 статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации).


1.9. Договор о предоставлении полномочий по управлению правами на коллективной основе не может содержать условие по использованию объектов авторских и смежных прав, что составляет предмет лицензионного договора


Справка по результатам обсуждения вопросов судебной практики на заседании Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Уральского округа 23 мая 2014 года (утв. постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 14 ноября 2014 г. N СП-21/90) (пункт 2.2)

Доверительный управляющий, осуществляя управление исключительным правом в интересах учредителя управления (выгодоприобретателя), вправе также пользоваться и распоряжаться этим правом (статья 1012 ГК РФ). Вместе с тем в отличие от лицензионного договора использование может осуществляться только в интересах выгодоприобретателя.

Договор о предоставлении полномочий по управлению правами на коллективной основе не может содержать условие по использованию объектов авторских и смежных прав, что составляет предмет лицензионного договора.


2. Характеристика договора доверительного управления как реального договора


2.1. Договор доверительного управления недвижимым имуществом считается реальным, т.ч. заключенным с момента передачи объекта доверительного управления


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 декабря 2002 г. N 5861/02

Судами не рассмотрен и вопрос о возможности понуждения заключения договора доверительного управления имуществом, являющегося в силу статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации реальным договором.


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 3 марта 2016 г. N Ф05-17052/13 по делу N А41-18373/2011

По смыслу [ст. 1012 ГК РФ] договор доверительного управления недвижимым имуществом является реальным, то есть считается заключенным с момента передачи объекта доверительного управления.


2.2. Если первоначальный договор доверительного управления прекращен, а на момент подписания второго договора имущество находилось в пользовании арендатора на основании договора, подписанного доверительным управляющим в период действия первого договора доверительного управления, второй договор доверительного управления не считается заключенным


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 19 сентября 2013 г. N Ф09-6802/13 по делу N А60-19830/2012

Примечание

Приведенное толкование представляется спорным. В ситуации, когда имущество находится во владении арендатора с согласия учредителя управления и доверительного управляющего и стороны признают, что договор аренды был заключен в порядке исполнения первого договора доверительного управления, признание второго договора доверительного управления не заключенным по основанию непередачи имущества доверительному управляющему, на мой взгляд, не соответствует смыслу правил о реальном договоре.

Арендные отношения по заключенному между обществом 1 и обществом 2 сторонами договору от 22.05.2009 не прекращены. Общество 2 (арендатор) продолжало пользоваться складскими помещениями и вносить за него арендную плату путем перечисления денежных средств обществу 1 (арендодателю), о прекращении действия договора доверительного управления арендатор уведомлен не был.

Обществами 1 и 3 подписан договор доверительного управления от 09.03.2011 в отношении названного складского помещения сроком на три года, а также акт приема-передачи от 09.03.2011.

Общество 3 02.02.2012 уведомило общество 1 об отказе от исполнения договора доверительного управления от 01.03.2009 и о прекращении действия договора с 10.05.2012, а также 03.02.2012 уведомило об отказе от исполнения договора доверительного управления от 09.03.2011 и о прекращении действия договора с 10.05.2012.

Акт возврата складского помещения по договору доверительного управления от 01.03.2011 подписан сторонами 15.05.2012.

Довод общества 1 (арендодатель) о том, что договор доверительного управления от 09.03.2011 является заключенным, судом кассационной инстанции отклоняется по следующим основаниям.

В силу п. 1 ст. 1021 Гражданского кодекса Российской Федерации договор доверительного управления считается заключенным с момента передачи объекта доверительного управления, то есть это реальный договор. Однако в рассматриваемом случае фактическая передача спорного имущества доверительному управляющему по договору доверительного управления от 09.03.2011 не производилась, несмотря на подписание между сторонами акта приема-передачи, в связи с нахождением данного имущества во владении и пользовании арендатора - общества 2, что подтверждается материалами дела и не оспаривается сторонами. Следовательно, правовые основания для получения обществом 1 (арендодатель) дохода от использования имущества в рамках доверительного управления с момента прекращения договора от 01.03.2009 отсутствовали.


2.3. Если первоначальный договор доверительного управления прекращен, а на момент подписания второго договора имущество находилось в пользовании арендатора на основании договора, подписанного доверительным управляющим в период действия первого договора доверительного управления, акт приема-передачи, подписанный учредителем и управляющим, не свидетельствует о передаче имущества в доверительное управление по второму договору


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 19 сентября 2013 г. N Ф09-6802/13 по делу N А60-19830/2012

Примечание

Приведенное толкование представляется спорным. В ситуации, когда имущество находится во владении арендатора с согласия учредителя управления и доверительного управляющего и стороны признают, что договор аренды был заключен в порядке исполнения первого договора доверительного управления, признание второго договора доверительного управления не заключенным по основанию непередачи имущества доверительному управляющему, на мой взгляд, не соответствует смыслу правил о реальном договоре.

Арендные отношения по заключенному между обществом 1 и обществом 2 сторонами договору от 22.05.2009 не прекращены. Общество 2 (арендатор) продолжало пользоваться складскими помещениями и вносить за него арендную плату путем перечисления денежных средств обществу 1 (арендодателю), о прекращении действия договора доверительного управления арендатор уведомлен не был.

Обществами 1 и 3 подписан договор доверительного управления от 09.03.2011 в отношении названного складского помещения сроком на три года, а также акт приема-передачи от 09.03.2011.

Общество 3 02.02.2012 уведомило общество 1 об отказе от исполнения договора доверительного управления от 01.03.2009 и о прекращении действия договора с 10.05.2012, а также 03.02.2012 уведомило об отказе от исполнения договора доверительного управления от 09.03.2011 и о прекращении действия договора с 10.05.2012.

Акт возврата складского помещения по договору доверительного управления от 01.03.2011 подписан сторонами 15.05.2012.

Довод общества 1 (арендодатель) о том, что договор доверительного управления от 09.03.2011 является заключенным, судом кассационной инстанции отклоняется по следующим основаниям.

В силу п. 1 ст. 1021 Гражданского кодекса Российской Федерации договор доверительного управления считается заключенным с момента передачи объекта доверительного управления, то есть это реальный договор. Однако в рассматриваемом случае фактическая передача спорного имущества доверительному управляющему по договору доверительного управления от 09.03.2011 не производилась, несмотря на подписание между сторонами акта приема-передачи, в связи с нахождением данного имущества во владении и пользовании арендатора - общества 2, что подтверждается материалами дела и не оспаривается сторонами. Следовательно, правовые основания для получения обществом 1 (арендодатель) дохода от использования имущества в рамках доверительного управления с момента прекращения договора от 01.03.2009 отсутствовали.


2.4. Если первоначальный договор доверительного управления прекращен, а на момент подписания второго договора имущество находилось в пользовании арендатора на основании договора, подписанного доверительным управляющим в период действия первого договора доверительного управления, регистрация передачи имущества в доверительное управление не доказывает факта передачи имущества в доверительное управление по второму договору


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 19 сентября 2013 г. N Ф09-6802/13 по делу N А60-19830/2012

Примечание

Приведенное толкование представляется спорным. В ситуации, когда имущество находится во владении арендатора с согласия учредителя управления и доверительного управляющего и стороны признают, что договор аренды был заключен в порядке исполнения первого договора доверительного управления, признание второго договора доверительного управления не заключенным по основанию непередачи имущества доверительному управляющему, на мой взгляд, не соответствует смыслу правил о реальном договоре.

Арендные отношения по заключенному между обществом 1 и обществом 2 сторонами договору от 22.05.2009 не прекращены. Общество 2 (арендатор) продолжало пользоваться складскими помещениями и вносить за него арендную плату путем перечисления денежных средств обществу 1 (арендодателю), о прекращении действия договора доверительного управления арендатор уведомлен не был.

Обществами 1 и 3 подписан договор доверительного управления от 09.03.2011 в отношении названного складского помещения сроком на три года, а также акт приема-передачи от 09.03.2011.

Передача имущества в доверительное управление зарегистрирована в установленном законом порядке, о чем 05.05.2011 в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним внесена соответствующая запись.

Общество 3 02.02.2012 уведомило общество 1 об отказе от исполнения договора доверительного управления от 01.03.2009 и о прекращении действия договора с 10.05.2012, а также 03.02.2012 уведомило об отказе от исполнения договора доверительного управления от 09.03.2011 и о прекращении действия договора с 10.05.2012.

Довод общества 1 (арендодатель) о том, что договор доверительного управления от 09.03.2011 является заключенным, судом кассационной инстанции отклоняется по следующим основаниям.

В силу п. 1 ст. 1021 Гражданского кодекса Российской Федерации договор доверительного управления считается заключенным с момента передачи объекта доверительного управления, то есть это реальный договор. Однако в рассматриваемом случае фактическая передача спорного имущества доверительному управляющему по договору доверительного управления от 09.03.2011 не производилась, несмотря на подписание между сторонами акта приема-передачи, в связи с нахождением данного имущества во владении и пользовании арендатора - общества 2, что подтверждается материалами дела и не оспаривается сторонами. Следовательно, правовые основания для получения обществом 1 (арендодатель) дохода от использования имущества в рамках доверительного управления с момента прекращения договора от 01.03.2009 отсутствовали.


3. Отграничение договора доверительного управления от смежных договоров


3.1. Договор доверительного управления имуществом необходимо отличать от договора по управлению правами на коллективной основе


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 28 августа 2015 г. N С01-926/2014 по делу N А45-15016/2013

В постановлении суда кассационной инстанции, которым настоящее дело было направлено на новое рассмотрение, при отклонении довода ответчика об отсутствии у истца - некоммерческого партнерства права на защиту исключительных авторских прав общества ввиду несоответствия закону заключенного между истцом и правообладателем договора доверительного управления исключительными правами, судом кассационной инстанции было отмечено, что истинная воля сторон при заключении данного договора и при принятии новой редакции этого договора для приведения использованной в нем терминологии в соответствие с требованиями закона, притом что общество поддержало исковые требования о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав, соответствует правовой природе договора по управлению правами на коллективной основе.

При указанных обстоятельствах у судов не было оснований для квалификации заключенного между истцом и правообладателем договора в качестве договора доверительного управления исключительными правами, а не в качестве договора по управлению правами на коллективной основе.


3.2. Договор, предусматривающий передачу в доверительное управление права требования выплаты страхового возмещения и процентов за просрочку его выплаты, может быть квалифицирован как соглашение о цессии, если в нем согласованы все существенные условия цессии


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17 февраля 2014 г. N Ф05-790/14 по делу N А41-37355/2012

Суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу, что право требования к ООО выплаты процентов в связи с ущербом, причиненным автомобилю, не может быть передано по договору доверительного управления, поскольку в силу норм гражданского законодательства не может являться объектом доверительного управления (пункт 1 статьи 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Суды пришли к правомерному выводу о нарушении сторонами при заключении договора доверительного управления положений главы 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, в которой закреплены требования, предъявляемые к договору доверительного управления имуществом, а также невозможности расценить указанный договор как договор цессии ввиду отсутствия в нем всех существенных условий для данного вида договора.


4. Переход к доверительному управляющему права собственности на договорное имущество


4.1. Условие договора доверительного управления, устанавливающее, что по истечении срока договора переданное имущество переходит в собственность доверительного управляющего, ничтожно


Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (пункт 74)

Договор, условия которого противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, может быть квалифицирован как ничтожный полностью или в соответствующей части, даже если в законе не содержится прямого указания на его ничтожность. Например, ничтожно условие договора доверительного управления имуществом, устанавливающее, что по истечении срока договора переданное имущество переходит в собственность доверительного управляющего.


Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 22 января 2016 г. N Ф09-8834/15 по делу N А60-3028/2015

Договор, условия которого противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, может быть квалифицирован как ничтожный полностью или в соответствующей части, даже если в законе не содержится прямого указания на его ничтожность. Например, ничтожно условие договора доверительного управления имуществом, устанавливающее, что по истечении срока договора переданное имущество переходит в собственность доверительного управляющего.


Определение СК по гражданским делам Ленинградского областного суда от 28 апреля 2016 г. по делу N 33-2595/2016

Договор, условия которого противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, может быть квалифицирован как ничтожный полностью или в соответствующей части, даже если в законе не содержится прямого указания на его ничтожность. Например, ничтожно условие договора доверительного управления имуществом, устанавливающее, что по истечении срока договора переданное имущество переходит в собственность доверительного управляющего.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 28 апреля 2016 г. по делу N 33-134/2016

Договор, условия которого противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, может быть квалифицирован как ничтожный полностью или в соответствующей части, даже если в законе не содержится прямого указания на его ничтожность. Например, ничтожно условие договора доверительного управления имуществом, устанавливающее, что по истечении срока договора переданное имущество переходит в собственность доверительного управляющего.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Красноярского краевого суда от 18 апреля 2016 г. по делу N 33-5372/2016

Договор, условия которого противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, может быть квалифицирован как ничтожный полностью или в соответствующей части, даже если в законе не содержится прямого указания на его ничтожность. Например, ничтожно условие договора доверительного управления имуществом, устанавливающее, что по истечении срока договора переданное имущество переходит в собственность доверительного управляющего.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Нижегородского областного суда от 05 апреля 2016 г. по делу N 33-2555/2016

Договор, условия которого противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, может быть квалифицирован как ничтожный полностью или в соответствующей части, даже если в законе не содержится прямого указания на его ничтожность. Например, ничтожно условие договора доверительного управления имуществом, устанавливающее, что по истечении срока договора переданное имущество переходит в собственность доверительного управляющего.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 15 октября 2015 г. по делу N 33-16594/2015

Договор, условия которого противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, может быть квалифицирован как ничтожный полностью или в соответствующей части, даже если в законе не содержится прямого указания на его ничтожность. Например, ничтожно условие договора доверительного управления имуществом, устанавливающее, что по истечении срока договора переданное имущество переходит в собственность доверительного управляющего.


4.2. Тот факт, что передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему, не свидетельствует о невозможности установления незаконности такой передачи


Определение Верховного Суда РФ от 10 сентября 2015 г. N 305-КГ15-10310

Факт того, что передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему, не свидетельствует о невозможности установления порочности такой передачи.


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 8 июля 2015 г. N Ф05-3411/14 по делу N А41-27710/2011

Тот факт, что передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему, не свидетельствует о невозможности установления порочности такой передачи.


5. Договор доверительного управления как крупная сделка


5.1. При оценке договора доверительного управления как крупной сделки следует исходить из стоимости имущества, переданного в доверительное управление


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26 сентября 2014 г. N Ф05-9456/14 по делу N А40-152130/2013

Правомерны выводы суда и об отсутствии оснований полагать заключенный сторонами договор крупной сделкой в соответствии со статьей 78 Федерального закона "Об акционерных обществах", поскольку в соответствии со ст. 78 Федерального закона "Об акционерных обществах" крупной сделкой считается сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату. В случае отчуждения или возникновения возможности отчуждения имущества с балансовой стоимостью активов общества сопоставляется стоимость такого имущества, определенная по данным бухгалтерского учета, при этом п. 1 названной статьи Закона установлено, что сделки, совершенные в процессе обычной хозяйственной деятельности Общества, не признаются крупными сделками.

Вместе с тем, как установлено судом, стоимость имущества как на момент заключения договора [доверительного управления недвижимым имуществом], так и на момент подписания дополнительного соглашения к договору составляла 19, 69% (31642,842 руб. 52 коп. относительно активов 160686,000 руб.) и 25,66% (37279,310 руб. 74 коп. относительно активов 151142,000 руб.), что не превышало 25% балансовой стоимости активов ОАО, в связи с чем суд обоснованно не признал оспариваемый договор крупной сделкой.


6. Доказательства передачи имущества в доверительное управление


6.1. Разделительный баланс сам по себе не считается доказательством передачи имущества в доверительное управление


Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 21 ноября 2012 г. N Ф10-4336/12 по делу N А23-525/2012

Суды, ссылаясь на п.п. 1, 2 ст. 1016, п.п. 1, 2 ст. 1017 Гражданского кодекса РФ, обоснованно отклонили довод заявителя о передаче ответчику спорного имущества в доверительное управление.

Доказательств подписания сторонами договора доверительного управления и соблюдения при этом перечисленных выше норм права, в том числе регистрации такого договора, истцом не представлено. Ссылка на разделительный баланс как доказательство передачи имущества в доверительное управление необоснована.


7. Недействительность договора доверительного управления


7.1. Нарушение при заключении договора доверительного управления имуществом ст. 10 ГК РФ, выразившееся в злоупотреблении правом, считается самостоятельным основанием для признания сделки недействительной


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 июля 2015 г. N 78-КГ15-7

Установление нарушения при заключении договоров доверительного управления наследственным имуществом ст. 10 ГК РФ, выразившегося в злоупотреблении правом, отнесено законом (ст. 168 ГК РФ) к числу самостоятельных оснований для признания сделки недействительной.


7.2. Лицо, незаконно заключившее договор доверительного управления как учредитель управления, считается надлежащим ответчиком по иску о признании этого договора недействительным и о применении последствий его недействительности


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28 июня 2013 г. N Ф09-6487/13 по делу N А07-12539/2012

Признавая недействительными договор доверительного управления объектами недвижимости, дополнительное соглашение, суды обоснованно исходили из того, что общество (ответчик) с учетом установленных по другим делам обстоятельств, имеющих преюдициальное значение, не являлся лицом, уполномоченным на распоряжение спорным имуществом. Нормы права, которыми руководствовались суды (ст. 167, 168, 209, 1012, 1014 Гражданского кодекса Российской Федерации), применены правильно в соответствии с установленными обстоятельствами.

Доводы заявителя кассационной жалобы о том, что общество (ответчик) не является надлежащим ответчиком по настоящему спору, не может быть принят во внимание, так как данное общество является участником оспариваемых сделок.


7.3. Суд, установивший, что договор доверительного управления наследственным имуществом не был согласован с законным представителем несовершеннолетнего наследника, обязан оценить его на предмет законности


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 июля 2015 г. N 78-КГ15-7

В связи с тем что условия заключения договоров доверительного управления, в том числе в части вознаграждения доверительному управляющему, не были согласованы с законным представителем несовершеннолетнего, суду следовало оценить договоры на предмет их соответствия требованиям закона.


7.4. Если в соответствии с уставом ООО на переход доли умершего участника к наследникам требуется согласие остальных участников, договор доверительного управления долей, заключенный без такого согласия, может быть признан недействительным


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 7 октября 2013 г. N Ф07-7220/13 по делу N А56-66656/2012

В случае если уставом общества предусмотрена необходимость получения наследником согласия участников на переход доли, то статус участника появляется у лица только с момента получения такого согласия.

Пунктом 6.11 устава Общества предусмотрено, что переход доли в уставном капитале к наследникам допускается только с согласия остальных участников Общества.

В случае, когда на переход доли к наследникам умершего участника общества требуется получение согласия остальных участников, такое согласие должно быть получено до учреждения доверительного управления долей. Если согласие не получено, то доля в уставном капитале Общества не может быть объектом договора доверительного управления наследственным имуществом.

Из материалов дела усматривается, что такое согласие не получено.

Ввиду изложенных норм договор доверительного управления имуществом в отношении доли в уставном капитале Общества номинальной стоимостью 540 000 руб., принадлежавшей участнику общества, следует признать недействительным.


7.5. Если договор доверительного управления заключен с кредитной организацией для минимизации потерь от утраты стоимости имущества, невозможность соблюдения положений ГК РФ о том, что доверительный управляющий имеет право на вознаграждение и возмещение расходов лишь за счет доходов от использования этого имущества, не свидетельствует о незаконности такого договора


Решение Верховного Суда РФ от 18 ноября 2010 г. N ГКПИ10-1255

Целью заключения договора доверительного управления имуществом с кредитной организацией может быть не только получение прибыли, но и минимизация потерь от утраты им стоимости, например, в условиях финансового кризиса. При заключении подобных договоров положение статьи 1023 ГК РФ о том, что доверительный управляющий имеет право на вознаграждение, предусмотренное договором доверительного управления имуществом, а также на возмещение необходимых расходов, произведенных им при доверительном управлении имуществом, лишь за счет доходов от использования этого имущества не может быть соблюдено. Однако это обстоятельство не дает оснований для вывода о том, что такие договоры, как противоречащие статье 1023 ГК РФ, не могут заключаться.


7.6. Договор, предусматривающий передачу в доверительное управление права требования к страховщику о выплате страхового возмещения, считается недействительным


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10 июля 2013 г. N Ф05-6863/13 по делу N А41-43430/2012

Суды правомерно пришли к выводу, что спорный договор доверительного управления, заключенный между сторонами, объектом которого является право требования к ООО в связи с ущербом автотранспортному средству, является в соответствии с требованиями статьи 168 ГК РФ недействительной (ничтожной) сделкой.


8. Применение последствий недействительности договора доверительного управления


8.1. Принимая решение о применении последствий недействительности договора доверительного управления, суд обязан указать в резолютивной части конкретные способы реституции


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28 июня 2013 г. N Ф09-6487/13 по делу N А07-12539/2012

Указав в резолютивной части только на применение последствий недействительности сделки без определения способа реституции, суд апелляционной инстанции принял неопределенное по своей сути и неисполнимое решение в указанной части.

Из содержания искового заявления с учетом изменения предмета иска следует, что общество (истец) просило признать отсутствующим зарегистрированное за обществом (истец по встречному иску) в Реестре обременение в виде доверительного управления объектами недвижимости.

Отказывая в удовлетворении этого требования, суды, руководствуясь разъяснениями, содержащимися в абз. 4 п. 52 постановления от 29.04.2010 N 10/22, указали на то, что данный способ защиты является исключительным и его применение возможно лишь при условии исчерпания иных способов защиты (признание права, виндикация). Кроме того, судом первой инстанции с учетом отсутствия факта владения истцом спорным имуществом сделан вывод о том, что надлежащим способом защиты в данном случае является предъявление виндикационного иска.


8.2. Поскольку погашение записи в Реестре об обременении имущества в виде доверительного управления не считается способом приведения сторон в первоначальное положение, погашение такой записи не может быть предметом реституционного требования


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28 июня 2013 г. N Ф09-6487/13 по делу N А07-12539/2012

Заявленные в рамках настоящего спора первоначальные требования по существу направлены на погашение в Реестре записи о регистрации обременения в виде доверительного управления.

Между тем из содержания и смысла ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации не следует, что погашение записи в Реестре является способом возврата сторон в первоначальное положение. Поэтому, отказывая в применении последствий недействительности ничтожной сделки, суд первой инстанции обоснованно указал на то, что исключение записи из Реестра не может быть предметом реституционного требования.

Из разъяснений, изложенных в п. 52 постановления от 29.04.2010 N 10/22, следует, что решение суда является основанием для внесения записи в Реестр тогда, когда в его резолютивной части решен вопрос о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки.

Между тем суд апелляционной инстанции вопроса о возвращении имущества не разрешал.

Следовательно, удовлетворение требования общества (истец), которое по существу направлено на изменение сведений, содержащихся в Реестре, в соответствии со ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации основано на неправильном применении указанной нормы.


8.3. При применении последствий недействительности договора доверительного управления следует учитывать, что судебное решение является основанием для погашения реестровой записи об обременении в виде доверительного управления, если в его резолютивной части указано о возврате имущества в порядке реституции


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28 июня 2013 г. N Ф09-6487/13 по делу N А07-12539/2012

Заявленные в рамках настоящего спора первоначальные требования по существу направлены на погашение в Реестре записи о регистрации обременения в виде доверительного управления.

Между тем из содержания и смысла ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации не следует, что погашение записи в Реестре является способом возврата сторон в первоначальное положение. Поэтому, отказывая в применении последствий недействительности ничтожной сделки, суд первой инстанции обоснованно указал на то, что исключение записи из Реестра не может быть предметом реституционного требования.

Из разъяснений, изложенных в п. 52 постановления от 29.04.2010 N 10/22, следует, что решение суда является основанием для внесения записи в Реестр тогда, когда в его резолютивной части решен вопрос о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки.

Между тем суд апелляционной инстанции вопроса о возвращении имущества не разрешал.

Следовательно, удовлетворение требования общества (истец), которое по существу направлено на изменение сведений, содержащихся в Реестре, в соответствии со ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации основано на неправильном применении указанной нормы.


8.4. Если имущество, переданное незаконным учредителем доверительного управления, истребовано собственником по другому судебному спору, собственник вправе потребовать признания отсутствующим обременения в виде доверительного управления спорным имуществом


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28 июня 2013 г. N Ф09-6487/13 по делу N А07-12539/2012

Судами не учтено, что судебными актами по делу N А07-16808/2011 вопрос о возвращении спорного имущества во владение общества 1 разрешен, решением Арбитражного суда по названному делу на общество 2 возложена обязанность возвратить обществу 1 спорное имущество. В рамках данного дела судами исследовался вопрос о фактическом владении названным имуществом. Судами установлено, что лицом, которое фактически владеет спорным имуществом, является общество 2. Данный вывод сделан судами с учетом того, что в отношении спорного имущества с обществом 3 заключен договор доверительного управления. Данное общество было привлечено к участию в деле. Заявленные в рамках данного спора требования удовлетворены на основании ст. 301 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах единственным способом защиты нарушенного права общества 1, направленным на изменение записи в Реестре о наличии обременения в виде доверительного управления обществом 3 спорными объектами недвижимости, является признание обременения отсутствующим.


8.5. Если договор доверительного управления объектом недвижимости является недействительным, запись в реестре об обременении в виде доверительного управления не может быть сохранена


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28 июня 2013 г. N Ф09-6487/13 по делу N А07-12539/2012

Поскольку судами установлены недействительность договора доверительного управления объектом недвижимости, дополнительного соглашения и соглашения, запись в Реестре об обременении в виде доверительного управления не может быть сохранена.


8.6. Регистратор, установивший, что обремененные залогом ценные бумаги были переведены на счет доверительного управляющего без согласия залогодержателя, вправе с согласия учредителя управления (залогодателя) провести исправительную операцию по возврату ценных бумаг со счета доверительного управляющего на счет учредителя управления


Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18 сентября 2014 г. N Ф09-5605/14 по делу N А71-6174/2013

Регистратор, установив, что передаточное распоряжение общества не было подписано залогодержателями, признал, что записи по списанию акций со счета ОАО и зачислению этих ценных бумаг на счет доверительного управляющего совершены без оснований, предусмотренных законодательством Российской Федерации, в связи с чем с согласия владельца - общества внес исправительные записи и 06.02.2013 со счета доверительного управляющего указанные ценные бумаги были списаны и зачислены на счет учредителя управления - общества.

Проанализировав вышеназванные обстоятельства, а именно то, что обременение ценных бумаг залогом произведено до того, как регистратором 24.12.2012 была осуществлена операция по зачислению акций на лицевой счет доверительного управляющего, при совершении операции 24.12.2012 по зачислению акций на счет доверительного управляющего были допущены нарушения установленного порядка внесения в реестр записи о переходе прав на заложенные ценные бумаги (отсутствовало согласие доверительного управляющего и двух залогодержателей), с согласия владельца акций регистратором проведена исправительная операция по возврату ценных бумаг с лицевого счета доверительного управляющего на лицевой счет владельца ценных бумаг, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что объекты управления не были переданы доверительному управляющему в установленном законом порядке, следовательно, не имеется оснований полагать, что спорные ценные бумаги поступили в управление обществу (истец).


9. Квалификация договора доверительного управления как мнимой сделки


9.1. Договор доверительного управления, заключенный во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника, может быть признан мнимой сделкой


Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (пункт 86)

Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна (пункт 1 статьи 170 ГК РФ).

Следует учитывать, что стороны такой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.


Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 31 мая 2016 г. N Ф02-1499/16 по делу N А19-5422/2014

Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна (пункт 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Следует учитывать, что стороны такой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.


Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 6 мая 2016 г. N Ф04-1680/16 по делу N А67-2224/2015

Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна в соответствии с пунктом 1 статьи 170 Гражданского кодекса.

Следует учитывать, что стороны такой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.


Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 18 апреля 2016 г. N Ф03-1056/16 по делу N А59-316/2015

В силу пункта 1 статьи 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Следует также учитывать, что стороны такой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.


Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 12 апреля 2016 г. N Ф07-1281/16 по делу N А56-2874/2015

В силу пункта 1 статьи 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Стороны такой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.


Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 12 апреля 2016 г. N Ф01-1012/16 по делу N А11-1445/2015

В силу пункта 1 статьи 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Следует также учитывать, что стороны такой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.


Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18 февраля 2016 г. N Ф09-11741/15 по делу N А60-19857/2015

В соответствии с п. 1 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Следует учитывать, что стороны мнимой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 16 декабря 2015 г. N Ф05-17855/15 по делу N А40-209621/2014

В силу пункта 1 статьи 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Стороны такой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Тамбовского областного суда от 02 марта 2016 г. по делу N 33-679/2016

Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна (пункт 1 статьи 170 ГК РФ). Следует учитывать, что стороны такой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.


Определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 09 февраля 2016 г. по делу N 33-722/2016

Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Следует учитывать, что стороны такой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.


9.2. Поскольку договор доверительного управления имуществом был заключен учредителем управления спустя два дня после возбуждения в отношении него исполнительного производства, суд сделал вывод о том, что договор был заключен с целью сокрытия имущества от обращения взыскания по долгам учредителя управления


Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 ноября 2008 г. N 127 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации" (пункт 10)

Как следовало из материалов дела, ценные бумаги были арестованы в порядке исполнения сводного исполнительного производства, возбужденного в отношении акционерного общества на основании исполнительных листов, выданных арбитражными судами. Между истцом и акционерным обществом заключен договор, в соответствии с которым последнее передало данные ценные бумаги истцу в доверительное управление. Факт передачи ценных бумаг подтверждается двусторонним актом. При этом договор доверительного управления имуществом был заключен спустя два дня после возбуждения сводного исполнительного производства.

Учитывая данное обстоятельство и исходя из имеющихся в деле материалов (отчет доверительного управляющего, акт о выполнении обязанностей доверительного управляющего и др.), суд первой инстанции пришел к выводу: при заключении договора доверительного управления имуществом преследовалась цель сокрытия имущества акционерного общества (ценных бумаг) от обращения на него взыскания по требованиям кредиторов.

В такой ситуации суд в удовлетворении иска отказал.


10. Обязательство доверительного управления как элемент смешанного договора


10.1. Договор, предусматривающий не только возложение на доверительного управляющего обязанности по сохранению и содержанию имущества, но и предоставление ему права пользования им, считается смешанным


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 мая 2013 г. N 17481/12

Суды трех инстанций обоснованно сочли необходимым установить правовую природу рассматриваемого договора, разойдясь при этом в его правовой оценке. Суды первой и апелляционной инстанций, принимая во внимание наименование договора и его условия, сочли, что этот договор является договором доверительного управления в смысле правил Гражданского кодекса. Суд кассационной инстанции с данным выводом не согласился и квалифицировал спорный договор как договор, предусмотренный указом и заключенный на оснований правил этого нормативного акта.

Однако анализ условий спорного договора показывает, что он содержит элементы различных видов договоров, поскольку им было предусмотрено не только возложение на организацию обязанности обеспечить надлежащую эксплуатацию, содержание и сохранность переданного в управление здания, но ей было также предоставлено право пользования этим имуществом для осуществления своего основного вида деятельности, в том числе для проведения конференций, семинаров и иных общественных мероприятий.

Следовательно, договор является смешанным, содержащим и условие о предоставлении передаваемого в управление имущества в пользование самому доверительному управляющему, а значит, к спорным отношениям подлежал применению пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса, согласно которому стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.


10.2. К смешанному договору, содержащему неразрывные обязательства по управлению и пользованию договорным имуществом, не применяются предусмотренные ст. 1024 ГК РФ специальные основания прекращения доверительного управления, если законом и договором не предусмотрены аналогичные основания прекращения других обязательств, включенных в смешанный договор


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 мая 2013 г. N 17481/12

Принимая во внимание смешанный характер спорного договора, неразрывность возникших между сторонами обязательств по управлению и пользованию имуществом, предусмотренные статьей 1024 Гражданского кодекса специальные основания для прекращения отношений по доверительному управлению не могли являться основанием для отказа от такого договора, учитывая отсутствие в законе и договоре аналогичных оснований прекращения остальных обязательств по данному договору. Иное противоречило бы цели и существу возникших между сторонами обязательств.


11. Особенности отношений доверительного управления, связанных с паевыми инвестиционными фондами


11.1. Посредством присоединения к договору доверительного управления паевым инвестиционным фондом граждане осуществляют экономическую деятельность, направленную на получение дохода в виде роста стоимости инвестиционного пая


Определение Конституционного Суда РФ от 17 января 2017 г. N 1-О

Посредством присоединения к договору доверительного управления паевым инвестиционным фондом граждане осуществляют экономическую деятельность, рассчитывая при этом получить доход в виде роста стоимости инвестиционного пая. Такая экономическая деятельность предполагает определенный финансовый риск, который предопределяется тем, что деятельность управляющей компании, осуществляющей доверительное управление паевым инвестиционным фондом, представляет собой предпринимательскую деятельность - самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли (пункт 1 статьи 2 ГК Российской Федерации). В силу рискового характера данной деятельности для субъектов предпринимательской деятельности, а значит, и для лиц, передавших свое имущество для ведения данной деятельности, существует вероятность наступления отрицательных последствий в результате необеспечения должной осмотрительности при ее организации и осуществлении, неблагоприятной конъюнктуры рынка, неудачного управления имуществом, снижения рыночной стоимости имущества и других причин (Определение от 24 октября 2013 года N 1577-О).


11.2. Экономическая деятельность, осуществляемая гражданами посредством присоединения к договору доверительного управления паевым инвестиционным фондом предполагает финансовый риск, поскольку деятельность доверительного управляющего паевым инвестиционным фондом является предпринимательской


Определение Конституционного Суда РФ от 24 октября 2013 г. N 1577-О

Посредством присоединения к договору доверительного управления паевым инвестиционным фондом граждане осуществляют экономическую деятельность, рассчитывая при этом получить доход в виде роста стоимости инвестиционного пая. Такая экономическая деятельность предполагает определенный финансовый риск, который предопределяется тем, что деятельность управляющей компании, осуществляющей доверительное управление паевым инвестиционным фондом, представляет собой предпринимательскую деятельность - самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли (пункт 1 статьи 2 ГК Российской Федерации).


11.3. В силу рискового характера деятельности паевого инвестиционного фонда для лиц, передавших свое имущество для ведения данной деятельности, существует вероятность наступления отрицательных последствий в результате необеспечения должной осмотрительности при ее осуществлении, неблагоприятной конъюнктуры рынка, неудачного управления имуществом, снижения рыночной стоимости имущества и т.д.


Определение Конституционного Суда РФ от 24 октября 2013 г. N 1577-О

Посредством присоединения к договору доверительного управления паевым инвестиционным фондом граждане осуществляют экономическую деятельность, рассчитывая при этом получить доход в виде роста стоимости инвестиционного пая. Такая экономическая деятельность предполагает определенный финансовый риск, который предопределяется тем, что деятельность управляющей компании, осуществляющей доверительное управление паевым инвестиционным фондом, представляет собой предпринимательскую деятельность - самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли (пункт 1 статьи 2 ГК Российской Федерации).

В силу рискового характера данной деятельности для субъектов предпринимательской деятельности, а соответственно и для лиц, передавших свое имущество для ведения данной деятельности, существует вероятность наступления отрицательных последствий в результате необеспечения должной осмотрительности при ее организации и осуществлении, неблагоприятной конъюнктуры рынка, неудачного управления имуществом, снижения рыночной стоимости имущества и других причин.


11.4. Учёт прав на инвестиционные паи на лицевых счетах номинального держателя может осуществляться, если это предусмотрено правилами доверительного управления паевым инвестиционным фондом


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 марта 2015 г. N 5-КГ14-151

Учёт прав на инвестиционные паи на лицевых счетах номинального держателя может осуществляться в случае, если это предусмотрено правилами доверительного управления паевым инвестиционным фондом.


Апелляционное определение Московского городского суда от 30 июня 2015 г. N 33-10900/15

Eчет прав на инвестиционные паи на лицевых счетах номинального держателя может осуществляться в случае, если это предусмотрено правилами доверительного управления паевым инвестиционным фондом.


11.5. Если правилами доверительного управления паевым инвестиционным фондом предусмотрена выплата дохода от доверительного управления паевым инвестиционным фондом, инвестиционный пай удостоверяет право на получение такого дохода


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 марта 2015 г. N 5-КГ14-151

Инвестиционный пай закрытого паевого инвестиционного фонда удостоверяет, если правилами доверительного управления этим паевым инвестиционным фондом предусмотрена выплата дохода от доверительного управления имуществом, составляющим этот паевой инвестиционный фонд, право на получение такого дохода.


11.6. Инвестиционный пай закрытого паевого инвестиционного фонда удостоверяет право владельца этого пая требовать от управляющей компании погашения инвестиционного пая и выплаты денежной компенсации, соразмерной его доле в праве общей собственности на имущество, составляющее этот паевой инвестиционный фонд


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 марта 2015 г. N 5-КГ14-151

Инвестиционный пай закрытого паевого инвестиционного фонда удостоверяет право владельца этого пая требовать от управляющей компании погашения инвестиционного пая и выплаты в связи с этим денежной компенсации, соразмерной приходящейся на него доле в праве общей собственности на имущество, составляющее этот паевой инвестиционный фонд, в случаях, предусмотренных данным Федеральным законом.


11.7. При определении суммы денежной компенсации в связи с погашением инвестиционного пая его расчётная стоимость определяется путём деления стоимости чистых активов паевого инвестиционного фонда на количество инвестиционных паёв, указанное в реестре владельцев инвестиционных паёв


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 марта 2015 г. N 5-КГ14-151

Расчётная стоимость инвестиционного пая определяется в соответствии с нормативными актами Банка России путём деления стоимости чистых активов паевого инвестиционного фонда, рассчитанной на день не ранее дня приёма заявок на приобретение, заявок на погашение или заявок на обмен инвестиционных паёв, на количество инвестиционных паёв, указанное в реестре владельцев инвестиционных паёв этого паевого инвестиционного фонда на тот же день.

Таким образом, деление стоимости чистых активов паевого инвестиционного фонда на количество инвестиционных паёв является расчётной стоимостью инвестиционного пая, применяемой при определении суммы денежной компенсации в связи с погашением инвестиционного пая.


11.8. Методика определения расчётной стоимости инвестиционного пая при его погашении не применяется при определении цены по договору купли-продажи инвестиционного пая


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 марта 2015 г. N 5-КГ14-151

В отличие от определения расчётной стоимости инвестиционного пая при его погашении цена по договору купли-продажи инвестиционных паёв при обороте на рынке ценных бумаг устанавливается в соответствии с пунктом 1 статьи 485 ГК РФ, согласно которому покупатель обязан оплатить товар по цене, предусмотренной договором купли-продажи, либо, если она договором не предусмотрена и не может быть определена исходя из его условий, по цене, определяемой в соответствии с пунктом 3 статьи 424 данного Кодекса, а также совершить за свой счёт действия, которые в соответствии с законом, иными правовыми актами, договором или обычно предъявляемыми требованиями необходимы для осуществления платежа.

Пунктом 3 статьи 424 ГК РФ установлено, что в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги.

Таким образом, обстоятельством, имеющим значение для разрешения спора в том случае, если цена инвестиционных паёв не определена договором купли-продажи - из чего исходил суд апелляционной инстанции - в соответствии с приведёнными выше нормами ГК РФ является не балансовая стоимость чистых активов закрытого паевого инвестиционного фонда на дату купли-продажи инвестиционных паёв, а обычная цена по договору купли-продажи аналогичных паёв в указанный период времени.


12. Регулирование правоотношений доверительного управления, возникших в период действия Указа Президента РФ от 24.12.1993 N 2296 "О доверительной собственности (трасте)"


12.1. Указ Президента РФ от 24.12.1993 N 2296 "О доверительной собственности (трасте)" регулирует правоотношения, возникающие в результате учреждения траста на основании договора об учреждении траста, заключенного учредителем траста и доверительным собственником в пользу выгодоприобретателя траста


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 мая 2013 г. N 17481/12

Ссылаясь на заключение договора в соответствии с указом, который был принят в целях совершенствования управления экономикой и содействия институциональным преобразованиям в Российской Федерации и которым введено в гражданское законодательство понятие доверительной собственности (траста) (пункт 1 указа), суд кассационной инстанции не учел сферу применения этого нормативного акта.

В соответствии с пунктом 2 указа правоотношения, связанные с трастом, возникают в результате учреждения траста на основании договора об учреждении траста, заключаемого учредителем траста и доверительным собственником в пользу бенефициария (выгодоприобретателя) траста.

Устанавливая требования, предъявляемые к участникам договора, названного указом "договором об учреждении траста", а также условия передачи имущества в доверительную собственность, данный нормативный акт предусматривал, что до вступления в силу нового Гражданского кодекса передаче в траст подлежат только определенные им объекты. В соответствии с пунктом 21 указа в доверительную собственность передаются исключительно пакеты акций акционерных обществ, созданных при приватизации государственных предприятий, закрепленные в федеральной собственности в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о приватизации.

Однако, как следует из содержания спорного договора, организации было передано недвижимое имущество, что не позволяет согласиться с выводами суда кассационной инстанции.


12.2. Указ Президента РФ от 24.12.1993 N 2296 "О доверительной собственности (трасте)" предусматривал, что до вступления в силу нового ГК передаче в траст подлежат только пакеты акций АО, созданных при приватизации государственных предприятий, закрепленные в федеральной собственности в порядке, установленном законодательством о приватизации


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 мая 2013 г. N 17481/12

Президиум считает, что вывод суда кассационной инстанции о применении к спорному договору положений указа и в силу этого неприменении правил статьи 1015 Гражданского кодекса ошибочен.

Ссылаясь на заключение договора в соответствии с указом, который был принят в целях совершенствования управления экономикой и содействия институциональным преобразованиям в Российской Федерации и которым введено в гражданское законодательство понятие доверительной собственности (траста) (пункт 1 указа), суд кассационной инстанции не учел сферу применения этого нормативного акта.

Устанавливая требования, предъявляемые к участникам договора, названного указом "договором об учреждении траста", а также условия передачи имущества в доверительную собственность, данный нормативный акт предусматривал, что до вступления в силу нового Гражданского кодекса передаче в траст подлежат только определенные им объекты. В соответствии с пунктом 21 указа в доверительную собственность передаются исключительно пакеты акций акционерных обществ, созданных при приватизации государственных предприятий, закрепленные в федеральной собственности в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о приватизации.

Однако, как следует из содержания спорного договора, организации было передано недвижимое имущество, что не позволяет согласиться с выводами суда кассационной инстанции.


12.3. Указ Президента РФ от 24.12.1993 N 2296 "О доверительной собственности (трасте)" не распространяется на передачу в доверительное управление недвижимого имущества


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 мая 2013 г. N 17481/12

До введения в действие части второй Гражданского кодекса порядок предоставления имущества в доверительное управление определялся указом и спорный договор был заключен в соответствии с его положениями. Однако положения указа не устанавливали запрета на передачу здания в доверительное управление некоммерческой организации. Правилам статьи 1015 Гражданского кодекса, установившим требования, которым должен отвечать доверительный управляющий, не была придана обратная сила, и, следовательно, эти правила не могут применяться к рассматриваемым правоотношениям и служить основанием для отказа учредителя доверительного управления от договора по тому основанию, что организация не может исполнять обязанности доверительного управляющего.

Президиум считает, что вывод суда кассационной инстанции о применении к спорному договору положений указа и в силу этого неприменения правил статьи 1015 Гражданского кодекса ошибочен.


13. Реализация права на выкуп арендованного имущества на основании ФЗ N 159-ФЗ арендатором, заключившим договор аренды с доверительным управляющим


13.1. Наличие доверительного управления в отношении арендованного имущества, на которое субъекты малого и среднего предпринимательства имеют право преимущественного выкупа, не влияет на реализацию ими прав, предусмотренных ФЗ N 159-ФЗ


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11 февраля 2016 г. N Ф05-10520/14 по делу N А40-165576/2013

Наличие доверительного управления в отношении имущества, на которое субъекты малого и среднего предпринимательства имеют право преимущественного выкупа, не влияет на реализацию норм Закона N 159-ФЗ.


13.2. Субъекты РФ и муниципальные образования не вправе устанавливать, что нахождение имущества в доверительном управлении препятствует арендатору реализовать право на его выкуп в соответствии с ФЗ N 159-ФЗ


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11 февраля 2016 г. N Ф05-10520/14 по делу N А40-165576/2013

Суды указали, что в п. 4 ст. 9 Закона N 159-ФЗ перечислены два основания, по которым уполномоченный орган имеет право отказать заявителю в реализации преимущественного права на приобретение арендуемого имущества: если заявитель не соответствует установленным статьей 3 этого Закона требованиям и если отчуждение арендуемого имущества не допускается в соответствии с настоящим законом или другими федеральными законами.

Такого ограничения приватизации, как нахождение недвижимого имущества, являющегося собственностью субъекта Российской Федерации, в доверительном управлении действующее законодательство не содержит.

Субъекты Российской Федерации и муниципальные образования не вправе устанавливать какие-либо иные не предусмотренные законодательством ограничения либо дополнительные условия реализации субъектом малого и среднего предпринимательства преимущественного права на приобретение арендуемого им имущества.


13.3. Заключение договора аренды доверительным управляющим, а не собственником, не влияет на право арендатора выкупить арендованное имущество в соответствии с ФЗ N 159-ФЗ


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11 февраля 2016 г. N Ф05-10520/14 по делу N А40-165576/2013

Письмом Департамент городского имущества отказал заявителю в представлении государственной услуги по реализации преимущественного права приобретения арендуемого нежилого помещения, указав на отсутствие договорных отношений между Департаментом и заявителем, а соответственно, и оснований для реализации последним преимущественного права на выкуп недвижимого имущества в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 22.07.2008 г. N 159-ФЗ, поскольку нормами Федерального закона от 22.07.2008 N 159-ФЗ "Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон N 159-ФЗ), не определен порядок реализации субъектами малого и среднего предпринимательства преимущественного права выкупа арендуемого имущества в случае, когда арендодателем выступает не собственник (его представитель), а доверительный управляющий.

Суды указали, что в п. 4 ст. 9 Закона N 159-ФЗ перечислены два основания, по которым уполномоченный орган имеет право отказать заявителю в реализации преимущественного права на приобретение арендуемого имущества: если заявитель не соответствует установленным статьей 3 этого Закона требованиям и если отчуждение арендуемого имущества не допускается в соответствии с настоящим законом или другими федеральными законами.

Такого ограничения приватизации, как нахождение недвижимого имущества, являющегося собственностью субъекта Российской Федерации, в доверительном управлении действующее законодательство не содержит.


14. Общая характеристика доверительного управления наследственным имуществом


14.1. Заключение нотариусом (исполнителем завещания) в качестве учредителя договора доверительного управления долей в уставном капитале ООО направлено на исключение неопределенности состава участников ООО в период между открытием наследства и выдачей свидетельства о праве собственности на него


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 марта 2012 г. N 12653/11

В период между датой открытия наследства и датой выдачи свидетельства о праве собственности на наследство временно возникает неопределенность состава участников общества с ограниченной ответственностью.

Положения действующего законодательства не препятствуют субъектам данных правоотношений принять меры по устранению такой неопределенности в целях реализации прав, удостоверенных наследуемой долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, обеспечения баланса интересов наследников выбывшего участника и продолжения деятельности самого общества.

Согласно статье 1173 Кодекса, если в составе наследства имеется имущество, требующее управления (доля в уставном капитале хозяйственного общества), нотариус или исполнитель завещания в соответствии со статьей 1026 Кодекса в качестве учредителя доверительного управления заключает договор доверительного управления этим имуществом.


14.2. Наследники доли в уставном капитале хозяйственного общества вправе в разумный срок с момента открытия наследства обратиться к нотариусу с заявлением о принятии мер по управлению наследуемой долей путем заключения договора доверительного управления


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 марта 2012 г. N 12653/11

Согласно статье 1173 Кодекса, если в составе наследства имеется имущество, требующее управления (доля в уставном капитале хозяйственного общества), нотариус или исполнитель завещания в соответствии со статьей 1026 Кодекса в качестве учредителя доверительного управления заключает договор доверительного управления этим имуществом.

Данные нормы Кодекса предоставляют этим лицам право в разумный срок с момента открытия наследства обратиться к нотариусу с заявлением о принятии мер по управлению наследуемой долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. Общество в свою очередь не должно принимать никаких действий, затрагивающих права и законные интересы наследников, до истечения такого срока.


14.3. Нотариус обязан получить согласие всех выявленных наследников относительно кандидатуры доверительного управляющего наследственным имуществом


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 июля 2015 г. N 78-КГ15-7

Определение объема полномочий доверительного управляющего по охране наследственного имущества (включающих в себя возможность совершения им сделок по распоряжению имуществом без уведомления наследников, в процессе которых может уменьшиться наследственная масса), получение согласия всех выявленных наследников относительно кандидатуры доверительного управляющего являются сущностными характеристиками договора доверительного управления наследственным имуществом.

Между тем данные условия не были соблюдены.


14.4. Поскольку доверительное управление наследственным имуществом учреждается для охраны и управления наследственным имуществом в течение срока, необходимого наследникам для вступления в наследство, полномочия доверительного управляющего ограничены этим сроком


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 14 марта 2006 г. N Ф08-635/06

Является недействительным и пункт договора доверительного управления, указывающий, что срок действия договора с 09.04.04 до момента принятия наследства и востребования его наследниками, но не более чем до 08.01.05. Согласно статье 1154 Гражданского кодекса Российской Федерации наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства. Наследодатель умерла 05.03.04, следовательно, срок для принятия наследства истекает 05.09.04. Другие обстоятельства, влияющие на возможность продления срока принятия наследства (часть 2 статьи 1154, часть 2 статьи 1156 Кодекса), отсутствуют. Ввиду особенностей данного договора срок его действия не может быть установлен с 09.04.04, если сам договор заключен 16.07.04.


14.5. Если договор доверительного управления наследственным имуществом заключен на срок, определяемый с учетом правил п. 4 ст. 1171 ГК РФ о сроках осуществления мер по управлению наследством, по истечении этого срока наследник, принявший наследство, вправе учредить доверительное управление в соответствии с правилами гл. 53 ГК РФ


Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" (пункт 56)

Договор доверительного управления наследственным имуществом, в том числе в случаях, если в состав наследства входит доля наследодателя в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью либо доверительное управление учреждается до вступления наследника, принявшего наследство, во владение наследством, заключается на срок, определяемый с учетом правил пункта 4 статьи 1171 ГК РФ о сроках осуществления мер по управлению наследством. По истечении указанных сроков наследник, принявший наследство, вправе учредить доверительное управление в соответствии с правилами главы 53 ГК РФ.


Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 13 октября 2015 г. N Ф03-4427/15 по делу N А51-31352/2014

Договор доверительного управления наследственным имуществом, в том числе в случаях, если в состав наследства входит доля наследодателя в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью либо доверительное управление учреждается до вступления наследника, принявшего наследство, во владение наследством, заключается на срок, определяемый с учетом правил пункта 4 статьи 1171 ГК РФ о сроках осуществления мер по управлению наследством.

По истечении указанных сроков наследник, принявший наследство, вправе учредить доверительное управление в соответствии с правилами главы 53 ГК РФ.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики - Чувашии от 18 августа 2014 г. по делу N 33-3047/2014

Договор доверительного управления наследственным имуществом, в том числе в случаях, если в состав наследства входит доля наследодателя в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью либо доверительное управление учреждается до вступления наследника, принявшего наследство, во владение наследством, заключается на срок, определяемый с учетом правил пункта 4 статьи 1171 ГК РФ о сроках осуществления мер по управлению наследством. По истечении указанных сроков наследник, принявший наследство, вправе учредить доверительное управление в соответствии с правилами главы 53 Гражданского кодекса Российской Федерации.


Апелляционное определение СК по административным делам Воронежского областного суда от 01 сентября 2015 г. по делу N 33-4314/2015

Договор доверительного управления наследственным имуществом, в том числе в случаях, если в состав наследства входит доля наследодателя в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью либо доверительное управление учреждается до вступления наследника, принявшего наследство, во владение наследством, заключается на срок, определяемый с учетом правил п. 4 ст. 1171 ГК РФ о сроках осуществления мер по управлению наследством. По истечении указанных сроков наследник, принявший наследство, вправе учредить доверительное управление в соответствии с правилами главы 53 ГК РФ.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Ульяновского областного суда от 14 июля 2015 г. по делу N 33-2984/2015

Договор доверительного управления наследственным имуществом, в том числе в случаях, если в состав наследства входит доля наследодателя в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью либо доверительное управление учреждается до вступления наследника, принявшего наследство, во владение наследством, заключается на срок, определяемый с учетом правил п. 4 ст. 1171 ГК РФ о сроках осуществления мер по управлению наследством. По истечении указанных сроков наследник, принявший наследство, вправе учредить доверительное управление в соответствии с правилами главы 53 ГК РФ.


14.6. До истечения разумного срока, предоставленного наследникам доли в уставном капитале хозяйственного общества для обращения к нотариусу с заявлением о заключении договора доверительного управления долей, общество не должно предпринимать действий, затрагивающих права наследников


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 марта 2012 г. N 12653/11

Согласно статье 1173 Кодекса, если в составе наследства имеется имущество, требующее управления (доля в уставном капитале хозяйственного общества), нотариус или исполнитель завещания в соответствии со статьей 1026 Кодекса в качестве учредителя доверительного управления заключает договор доверительного управления этим имуществом.

Данные нормы Кодекса предоставляют этим лицам право в разумный срок с момента открытия наследства обратиться к нотариусу с заявлением о принятии мер по управлению наследуемой долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. Общество в свою очередь не должно принимать никаких действий, затрагивающих права и законные интересы наследников, до истечения такого срока.


14.7. Поскольку решение собрания участников ООО было принято в день смерти одного из участников, наступившей до проведения собрания, суд пришел к выводу о том, что ООО не предоставило наследникам возможности принять меры по доверительному управлению наследуемой долей и, следовательно, решение считается недействительным в связи с отсутствием кворума


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 марта 2012 г. N 12653/11

На момент принятия решения о созыве общего собрания гражданину (наследодателю) принадлежала доля в размере 50 процентов уставного капитала общества, оставшаяся доля принадлежала гражданам О.А. и М.Е.

В день проведения собрания гражданин (наследодатель) умер от сквозного огнестрельного пулевого ранения. Смерть наступила до начала собрания.

На состоявшемся в тот же день внеочередном собрании участников общества принято решение об освобождении гражданина (наследодателя) от должности генерального директора с 30.06.2010 и о назначении О.А. генеральным директором общества с 01.07.2010.

Наследники, ссылаясь на то, что при принятии решения от 30.06.2010 были существенно нарушены их права и законные интересы как участников общества, обратились в арбитражный суд с настоящим иском.

Удовлетворяя исковое требование, суды первой и апелляционной инстанций руководствовались положениями пункта 6 статьи 93, статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 8 статьи 21, статьи 43 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" и исходили из того, что доля наследодателя перешла к его наследникам со дня открытия наследства, то есть с 30.06.2010; одновременно к ним перешли и все права, вытекающие из обладания долей, в том числе права на участие в управлении делами общества; оспариваемое решение принято только двумя участниками общества - О.А. и М.Е., обладающими в совокупности долей в размере 50 процентов в уставном капитале общества, на момент проведения общего собрания этим лицам было известно о смерти наследодателя.

Учитывая указанные обстоятельства, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о недействительности оспариваемого решения, поскольку оно было принято в отсутствие кворума.


14.8. Если согласно уставу ООО решение об избрании генерального директора должно приниматься всеми участниками единогласно, а наследники в разумный срок не принимают мер по доверительному управлению наследуемой долей, участники ООО вправе обратиться к нотариусу (исполнителю завещания) о назначении доверительного управляющего


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 марта 2012 г. N 12653/11

В период между датой открытия наследства и датой выдачи свидетельства о праве собственности на наследство временно возникает неопределенность состава участников общества с ограниченной ответственностью.

Учитывая, что согласно уставу общества решение об избрании его генерального директора принимается всеми участниками общества единогласно, непринятие мер по доверительному управлению наследуемой долей в разумный срок могло воспрепятствовать осуществлению права участников общества по организации его деятельности в связи с невозможностью обеспечить кворум на общем собрании участников общества по вопросу об избрании генерального директора общества.

Принимая во внимание необходимость соблюдения баланса интересов наследников и общества и недопустимость умаления права на судебную защиту указанных лиц, Президиум считает, что участники общества не должны быть лишены возможности защитить свои права и законные интересы в порядке, не противоречащем закону. В связи с этим участники вправе принять решение обратиться к нотариусу или исполнителю завещания о назначении доверительного управляющего, обратиться в арбитражный суд с заявлением о назначении внешнего управляющего общества применительно к положениям статьи 57 Кодекса или с заявлением об исключении наследников из состава участников общества в порядке статьи 10 Закона.


14.9. Если наследники или иные лица, указанные в п. 2 ст. 1171 ГК РФ, не обратятся к исполнителю завещания или нотариусу в разумный срок с заявлением о заключении договора доверительного управления наследуемой долей в ООО, последнее вправе совершить необходимые действия без участия доверительного управляющего


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 марта 2012 г. N 12653/11

Если наследники или иные лица, указанные в пункте 2 статьи 1171 Кодекса, не обратятся к исполнителю завещания или нотариусу в разумный срок, а также если исполнителем завещания или нотариусом не приняты соответствующие меры по управлению наследуемой долей, и общество с ограниченной ответственностью не получило соответствующего уведомления, оно вправе совершить необходимые действия без участия такого доверительного управляющего, если продолжению деятельности общества не препятствуют иные обстоятельства.


14.10. Если согласно уставу ООО решение об избрании генерального директора должно приниматься всеми участниками единогласно, непринятие мер по доверительному управлению наследуемой долей в разумный срок препятствует участникам осуществлять права по организации деятельности ООО


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 марта 2012 г. N 12653/11

В период между датой открытия наследства и датой выдачи свидетельства о праве собственности на наследство временно возникает неопределенность состава участников общества с ограниченной ответственностью.

Учитывая, что согласно уставу общества решение об избрании его генерального директора принимается всеми участниками общества единогласно, непринятие мер по доверительному управлению наследуемой долей в разумный срок могло воспрепятствовать осуществлению права участников общества по организации его деятельности в связи с невозможностью обеспечить кворум на общем собрании участников общества по вопросу об избрании генерального директора общества.

Принимая во внимание необходимость соблюдения баланса интересов наследников и общества и недопустимость умаления права на судебную защиту указанных лиц, Президиум считает, что участники общества не должны быть лишены возможности защитить свои права и законные интересы в порядке, не противоречащем закону. В связи с этим участники вправе принять решение обратиться к нотариусу или исполнителю завещания о назначении доверительного управляющего, обратиться в арбитражный суд с заявлением о назначении внешнего управляющего общества применительно к положениям статьи 57 Кодекса или с заявлением об исключении наследников из состава участников общества в порядке статьи 10 Закона.


14.11. Если после обращения ООО к нотариусу и его надлежащего уведомления о созыве общего собрания, нотариусом не приняты меры по управлению наследством, такое бездействие не может препятствовать организации деятельности ООО


Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31 августа 2012 г. N Ф04-2962/11 по делу N А27-8226/2010

Выполнение обществом своих обязанностей перед наследниками в переходный период не является абсолютным и зависит от необходимости обеспечения баланса интересов наследников выбывшего участника и продолжения деятельности самого общества. Поэтому, если после соответствующего обращения общества к исполнителю завещания или нотариусу и их надлежащего уведомления о созыве общего собрания ими не приняты меры по управлению наследством, такое бездействие не может препятствовать организации деятельности общества.


14.12. Если один из наследников является несовершеннолетним, договор доверительного управления наследственным имуществом должен заключаться с участием его законного представителя


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 июля 2015 г. N 78-КГ15-7

При совершении сделок нарушено существенное условие договора доверительного управления об имени гражданина (выгодоприобретателя), в интересах которого осуществляется управление имуществом.

Из материалов дела усматривается, что договоры были заключены без участия законного представителя несовершеннолетнего наследника. При внесении изменений в договоры путем заключения дополнительных соглашений в части оплаты вознаграждения доверительному управляющему и срока действия договора, сведения о нем как о выгодоприобретателе также не вносились.

Таким образом, интересы несовершеннолетнего как выгодоприобретателя были существенно нарушены.


15. Понуждение к заключению договора доверительного управления


15.1. При рассмотрении вопроса о возможности понуждения к заключению договора доверительного управления следует учитывать, что он считается реальным договором


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 декабря 2002 г. N 5861/02

Судами не рассмотрен и вопрос о возможности понуждения заключения договора доверительного управления имуществом, являющегося в силу статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации реальным договором.


15.2. При рассмотрении иска доверительного управляющего о понуждении учредителя управления к заключению договора доверительного управления государственным имуществом, обоснованного изданием государственным органом соответствующего распоряжением, суд должен исследовать, считается ли это распоряжение основанием возникновения у ответчика гражданско-правового обязательства по заключению договора


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 декабря 2002 г. N 5861/02

Удовлетворяя требование истца [о понуждении заключить договор доверительного управления], суды исходили из того, что изданием распоряжения "О передаче в доверительное управление здания" комитет добровольно принял на себя обязательство по передаче здания в доверительное управление обществу.

Истцом в соответствии с порядком заключения обязательного для одной из сторон договора, предусмотренным пунктом 1 статьи 445 Гражданского кодекса Российской Федерации, 18.05.01 был представлен в Центральное районное агентство комитета договор доверительного управления, включающий предусмотренные распоряжением, условия.

Поскольку представленный истцом договор не был подписан ответчиком, иск, предъявленный в соответствии с пунктом 4 статьи 445 Гражданского кодекса Российской Федерации, был удовлетворен.

Между тем суды не учли требований подпункта 2 пункта 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому гражданские права и обязанности возникают из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве оснований возникновения гражданских прав и обязанностей.

Суды недостаточно исследовали вопрос о том, может ли распоряжение комитета в силу требований указанной нормы служить основанием возникновения у ответчика гражданско-правового обязательства по заключению с истцом договора.


16. Налогообложение дохода, полученного учредителем доверительного управления


16.1. Услуги доверительного управляющего приобретаются учредителем управления для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 июля 2010 г. N 2809/10

Услуги доверительного управляющего приобретаются для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения.


16.2. Доход, полученный учредителем управления в рамках договора доверительного управления имуществом, на основании п. 3 ст. 276 НК РФ включается в состав его выручки или внереализационных доходов в зависимости от вида дохода


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 июля 2010 г. N 2809/10

При рассмотрении настоящего спора судами установлено, что на ООО возложено управление недвижимым имуществом, принадлежащим ЗАО. Доверительный управляющий выступает в интересах общества в гражданско-правовых отношениях по сдаче в аренду данного имущества. Полученный обществом доход в рамках договора доверительного управления имуществом на основании пункта 3 статьи 276 Кодекса включается в состав его выручки или внереализационных доходов в зависимости от полученного вида дохода.


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете подать заявку на получение полного доступа к системе бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


В "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.


Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.


Материал приводится по состоянию на январь 2021 г.


См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

См. Содержание материалов Энциклопедии судебной практики


При подготовке "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.