Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 июля 2020 г. N 15АП-6863/20 по делу N А32-56709/2019

ГАРАНТ:

Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 3 ноября 2020 г. N Ф08-7703/20 настоящее постановление изменено

 

город Ростов-на-Дону

 

03 июля 2020 г.

дело N А32-56709/2019

 

Резолютивная часть постановления объявлена 02 июля 2020 года.

Полный текст постановления изготовлен 03 июля 2020 года.

 

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Шимбаревой Н.В.,

судей Стрекачёва А.Н., Сулименко Н.В.,

при ведении протокола судебного заседания Сорокиным Д.М.,

при участии:

от Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы N 7 по Краснодарскому краю: представитель Каминский В.А. по доверенности от 06.02.2019;

от общества с ограниченной ответственностью "Юг-Новый Век": представитель Первушин А.С. по доверенности от 29.11.2019,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы общества с ограниченной ответственностью "Юг-Новый Век" и Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы N 7 по Краснодарскому краю

на решение Арбитражного суда Краснодарского края

от 11.03.2020 по делу N А32-56709/2019

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Юг-Новый Век"

к Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы N 7 по Краснодарскому краю

о признании решения налогового органа незаконным,

УСТАНОВИЛ:

ООО "Юг - Новый Век" обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением к МИФНС России N 7 по Краснодарскому краю, в котором просит признать решение МИФНС России N 7 по Краснодарскому краю N 18-30/12 от 21.05.2019 недействительным в части:

доначисления ООО "Юг - Новый Век" налога на имущество организаций за 2015 год из-за отказа в предоставлении налоговой льготы по п.21 ст.381 НК РФ в размере 155 323 414 руб.;

доначисления ООО "Юг - Новый Век" налога на имущество организаций за 2014-2016 года по энергоустановке в размере 3 924 624 руб.;

привлечения ООО "Юг - Новый Век" к ответственности за совершение налогового правонарушения в виде штрафа за 2015-2016 года в размере 311 486,20 руб. и начисления пени в размере 23 942 300 руб.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 11.03.2020 решение МИФНС России N 7 по Краснодарскому краю от 21.05.2019 N 18-30/12 о привлечении ООО "Юг-Новый век" к ответственности за совершение налогового правонарушения признано незаконным в части доначисления налога на имущество организаций за 2014-2016 года по энергоустановке в размере 3 924 624 руб.; привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения в виде штрафа за 2015-2016 года в размере 311 486,20 руб. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

В части признания решения инспекции незаконным судебный акт мотивирован тем, что электроустановка не относится к недвижимым вещам и не может быть учтена при расчете налога на имущество организации. В части отказа в удовлетворении требований решение мотивировано тем, что в отношении зданий, строений и сооружений, не являющихся многоквартирными домами, законом не предусмотрена возможность определения классов энергетической эффективности, в связи с чем применение налоговых льгот не предусмотрено.

Общество с ограниченной ответственностью "Юг-Новый Век" обжаловало решение суда первой инстанции в порядке, предусмотренном гл. 34 АПК РФ, и просило решение отменить в части отказа в удовлетворении требований.

Апелляционная жалоба мотивирована тем, что иной подход в отношении возможности применения льгот сформирован лишь в 2018 году и не может распространяться на более ранние периоды ввиду ухудшения положения налогоплательщика, что является недопустимым для применения обратной силы закона. Также общество полагает необоснованным начисление пени на сумму недоимки по налогу, поскольку общество выполняло обязательные распоряжения налогового органа, что в силу статьи 75 Налогового кодекса РФ является основанием для освобождения налогоплательщика от уплаты штрафных санкций.

В своих письменных пояснениях инспекция возражала в отношении заявленных доводов, указывала на то, что расчет пени произведен по состоянию после изменения правового подхода в отношении налога на имущество организаций, просила решение суда в указанной части оставить без изменения.

Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 7 по Краснодарскому краю обжаловала решение суда первой инстанции в порядке, предусмотренном гл. 34 АПК РФ, и просила решение отменить в части признания решения инспекции незаконным.

Инспекция полагает, что суд первой инстанции не учел, что энергоустановка не является отдельным объектом, поскольку имеет общий фундамент с гостиничным туристическим комплексом, отражена в плане БТИ и является частью единого архитектурного комплекса, кроме того, Коськин И.А. указал, что энергоустановка является объектом капитального строения и недвижимым имуществом. С учетом изложенных доводов, инспекция считает, что энергоустановка представляет собой недвижимое имущество и относится к налогооблагаемым объектам.

В отзыве на апелляционную жалобу ООО "Юг-Новый Век" возражало в отношении заявленных доводов, ссылалось на то, что энергоустановка не отвечает признакам недвижимой вещи и не может быть признана в качестве таковой, в связи с чем, просило решение суда в указанной части оставить без изменения.

Законность и обоснованность принятого судебного акта проверяется Пятнадцатым арбитражным апелляционным судом в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционных жалоб, выслушав представителей участвующих в деле лиц, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба инспекции не подлежит удовлетворению, а апелляционная жалоба налогоплательщика подлежит удовлетворению лишь в части требований по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, МИФНС России N 7 по Краснодарскому краю (далее - инспекция, налоговый орган) на основании решения от 15.12.2017 N 16-28/239 проведена выездная налоговая проверка ООО "Юг-Новый Век" (далее - общество, налогоплательщик) по вопросам правильности исчисления и своевременной уплаты всех налогов и сборов за период с 01.01.2014 по 31.12.2016.

По итогам выездной налоговой проверки Инспекцией составлен акт от 07.12.2018 N 16-24/26 и вынесено Решение от 21.05.2019 N 18-30/12 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в соответствии с которым Общество привлечено налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 22 НК РФ, в виде взыскания штрафа в виде штрафа в размере 352 611 руб. Также налогоплательщику предложено уплатить недоимку по налогу на имущество организаций в сумме 159 771 636 руб., пени за несвоевременную уплату налога в сумме 23 942 300 руб. Также предложено увеличить сумму заявленного в декларациях по налогу на прибыль организаций убытка за 2014 год - на 4 994 545 руб., за 2015 год - на 166 942 852 руб.; уменьшить убыток за 2016 год - на 164 192 127 руб.

Основанием для принятия решения в оспариваемой части послужили следующие выводы Инспекции:

* в нарушение пп. 8 п. 4 ст. 374, п. 25 ст. 381 НК РФ объект основных средств (энергоустановка питающая РТП 137) неправомерно отнесен в состав движимого имущества, в результате чего доначислен налог на имущество организаций за 2014-2016 годы в сумме 3 924 624 руб.;

* по объекту недвижимого имущества (здание гостиницы) неправомерно применена льгота за 2015-2016 годы, установленная п. 21 ст. 381 НК РФ, в отношении вновь вводимых объектов движимого и недвижимого имущества, имеющих высокий класс энергетической эффективности, в результате чего доначислен налог на имущество организаций в сумме 155 323 414 руб.

Как указано в заявлении, заявитель считает решение МИФНС России N 7 по Краснодарскому краю от 21.05.2019 N 18-30/12 о привлечении ООО "Юг-Новый Век" к ответственности за совершение налогового правонарушения незаконным и необоснованным в части налога на имущество организаций: в отношении гостиницы из-за непредоставлении налоговой льготы по п.21 ст.381 НК РФ и доначисления налога за 2015 год в размере 155 323 414,00 руб.; в отношении энергоустановки из-за отнесения ее к недвижимому имуществу и доначисления налога за 2014-2016 года в размере 3 924 624,00 руб.; в отношении привлечения Общества к налоговой ответственности в виде пени в размере 23 942 300,00 руб. и штрафа за 2015-2016 года в размере 311 486,20 руб., незаконным и необоснованным.

Так, заявитель считает необоснованным вывод Инспекции о неправомерном применении ООО "Юг-Новый век" в проверяемом периоде налоговой льготы по налогу на имущество организаций, предусмотренной пунктом 21 статьи 381 НК РФ, в отношении здания гостиницы "Хаятт Ридженси Сочи" (далее - Объект).

Как указывает Общество, энергетический паспорт Объекта, на основании которого Заявителем применена налоговая льгота, предусмотренная пунктом 21 статьи 381 НК РФ, датирован 15.12.2014.

Правомерность заявления указанной льготы подтверждена ранее Инспекцией по итогам камеральной налоговой проверки уточненного авансового расчета Общества по налогу на имущество организаций за 1 квартал 2015 года, Заявителю возвращена переплата по указанному налогу в размере 38 500 000 рублей.

При этом, по результатам камеральной налоговой проверки налоговой декларации ООО "Юг-Новый век" по налогу на имущество организаций за 2015 год Инспекцией отказано в праве на применение налоговой льготы, установленной пунктом 21 статьи 381 НК РФ, в отношении Объекта на основании того, что данная льгота не распространяется на объекты недвижимого имущества (здания и помещения).

Данное решение Инспекции отменено решением ФНС России от 08.02.2017 N СА~4 -9/2243@ в связи с наличием у Общества энергетического паспорта на спорное имущество, в котором указано, что здание имеет высокий класс энергетической эффективности.

Заявитель сообщает, что Верховный суд Российской Федерации только в определении от 17.04.2018 N 305-КГ 18-501 по делу N А41-90181/2016 указал, что энергетические паспорта на нежилые строения не могут служить основанием для применения налоговой льготы по налогу на имущество организации, предусмотренной пунктом 21 статьи 381 НК РФ.

Таким образом, по мнению Общества, Инспекцией не учтена правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации, изложенная в Постановлении от 28.11.2017 N 34-П.

Согласно указанной позиции не может иметь обратную силу постановление высшего суда, содержащее толкование нормы права, вследствие которого ухудшается положение налогоплательщика, добросовестно, то есть без каких-либо злоупотреблений (в том числе создание различных форм уклонения от уплаты налогов и (или) их незаконного уменьшения) действовавшего в рамках устоявшегося на момент такого изменения толкования соответствующих нормативных положений (в том числе постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24.05.2001 N 8-П, от 05.03.2013 N 5-П, от 21.01.2010 N 1-П, от 17.10.2017 N 24-П).

Кроме того, заявитель указывает на неправомерность начисления ему пени на сумму недоимки по налогу на имущество организаций, возникшей в результате необоснованного применения Заявителем в отношении Объекта налоговой льготы, предусмотренной пунктом 21 статьи 381 НК РФ.

По мнению ООО "Юг-Новый век", положения пункта 8 статьи 75 НК РФ не предусматривают частичного освобождения от начисления пени на сумму недоимки, которая образовалась у налогоплательщика в результате выполнения им письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога (сбора, страховых взносов).

Также Общество не согласно с выводами Инспекции о необоснованном применении ООО "Юг - Новый Век" в проверяемом периоде налоговой льготы по налогу на имущество организаций, установленной п.21 ст.381 НК РФ в отношении энергоустановки питающей РТП 137 (далее - Энергоустановка). По мнению заявителя, вывод Инспекции о том, что Энергоустановка является сложным объектом недвижимого имущества, состоящим из распределительно-трансформаторной подстанции (РТП) и подводящих внешних кабельных сетей от подстанции Верещагинская, не соответствует фактическим обстоятельствам.

Установленный Инспекцией в ходе выездной налоговой проверки факт того, что оборудование РТП смонтировано в помещении N 3 на 1 этаже энергоцентра, являющегося частью архитектурного комплекса гостиницы "Хаятт Ридженси Сочи" (далее - ГТК), как указывает Общество, не наделяет указанное оборудование и Энергоустановку признаками недвижимого имущества.

Как указывает Заявитель, Энергоустановка не зарегистрирована в едином государственном реестре недвижимости, не состоит на техническом и кадастровом учете, разрешение на строительство объекта капитального строительства, разрешение на ввод объекта в эксплуатацию не оформлялись.

Кроме того, указанное имущество не имеет самостоятельного хозяйственного назначения, не является отдельным объектом гражданского оборота и выполняет обслуживающую функцию по отношению к гостиничному туристическому комплексу (ГТК).

Также ООО "Юг-Новый Век" обращает внимание, что Инспекцией по результатам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки и представленных Обществом возражений предложено Заявителю использовать в отношении Энергоустановки ОФ 143120010, относящийся к подразделу "Машины и оборудование".

Не согласившись с Решением от 21.05.2019 N 18-30/12 в части, Заявитель обратился с апелляционной жалобой от 25.06.2019 N 29 (вх. от 28.06.2019 N 068569) в УФНС России по Краснодарскому краю (далее - управление), по результатам рассмотрения которой решением Управления от 27.08.2019 N 24-12-926 апелляционная жалоба Общества оставлена без удовлетворения.

Также Заявитель обратился с жалобой от 01.11.2019 исх. N 42 в Федеральную налоговую службу, по результатам рассмотрения которой решением ФНС России от 16.01.2020 N СА-4-9/398@ жалоба ООО "Юг-Новый Век" оставлена без удовлетворения.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения в суд.

Согласно части 1 статьи 198, части 4 статьи 200, частям 2 и 3 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для признания недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, необходимо наличие в совокупности двух условий: несоответствие оспариваемых ненормативного правового акта, решений и действий (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу части 1 статьи 65, части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Пунктом 1 статьи 374 НК РФ установлено, что объектами обложения налогом на имущество для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (в том числе имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

На основании пункта 21 статьи 381 НК РФ организации освобождаются от уплаты налога на имущество в отношении вновь вводимых объектов, имеющих высокую энергетическую эффективность, в соответствии с перечнем таких объектов, установленным Правительством Российской Федерации, или в отношении вновь вводимых объектов, имеющих высокий класс энергетической эффективности, если в отношении таких объектов в соответствии с законодательством Российской Федерации предусмотрено определение классов их энергетической эффективности.

Глава 30 Налогового кодекса Российской Федерации не содержит определения понятия "класс энергетической эффективности", которое бы раскрывало состав объектов основных средств, в отношении которых оно может употребляться для целей применения налоговой льготы, равно как не устанавливает условия, при соблюдении которых класс энергетической эффективности признается высоким.

В связи с этим на основании пункта 1 статьи 11 НК РФ и с учетом разъяснений, данных в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.06.1999 N 41/9 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации", при уяснении значения названного понятия для целей налогообложения следует применять положения соответствующей отрасли законодательства, в котором оно используется.

Отношения по энергосбережению и повышению энергетической эффективности регулируются Федеральным законом от 23.11.2009 N 261-ФЗ "Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон N 261-ФЗ).

Из взаимосвязанных положений пункта 5 статьи 2, пункта 6 статьи 6, пункта 4 статьи 10 и пункта 1 статьи 12 названного Закона следует, что класс энергетической эффективности как особая характеристика, отражающая энергетическую эффективность продукции, определяется в отношении товаров (оборудования и иного движимого имущества), а также в отношении многоквартирных домов.

При этом Закон N 261-ФЗ, содержащий положения о соответствии зданий, строений, сооружений требованиям энергетической эффективности (статья 11), не предусмотрел определение классов энергетической эффективности в отношении указанных объектов, и не содержит никаких отсылок к подзаконным нормативным правовым актам, которыми должны быть определены правила присвоения классов энергетической эффективности к нежилым объектам недвижимости.

Таким образом, предусмотренная пунктом 21 статьи 381 НК РФ льгота имеет целевое назначение - стимулирование использования современного энергоэффективного оборудования, повышение энергетической эффективности жилой недвижимости, и не предназначена для объектов коммерческой недвижимости.

Из материалов дела следует, что объект расположен по адресу Краснодарский край, г. Сочи, ул. Орджоникидзе, 17 и является частью единого комплекса "Гостинично-туристический комплекс" (ГТК).

Признавая в указанной части решение инспекции правомерным, исходил из того, что применение энергетических паспортов в качестве доказательства соответствия спорного объекта недвижимости условиям рассматриваемой льготы, в отсутствие установленных законодательством критериев для определения классов энергетической эффективности нежилых зданий, строений сооружений, является неправомерным.

Аналогичная позиция сформулирована в пункте 32 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2018), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26.12.2018, и определениях Верховного Суда Российской Федерации от 03.08.2018 N 309-КГ18-5076, от 30.11.2018 N 309-КГ18-12770.

Общество не оспаривает применение судом позиции, изложенной в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 03.08.2018 N 309-КГ18-5076, однако полагает, что не может иметь обратную силу акт правоприменения, содержащий толкование нормы права, вследствие которого ухудшается положение налогоплательщика со ссылкой на п.3.2 Постановления Конституционного Суда РФ N 34-П от 28.11.2017.

В пункте 4 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28.11.2017 N 34-П "По делу о проверке конституционности пункта 8 статьи 75, подпункта 3 пункта 1 статьи 111 и подпункта 23 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой акционерного общества "Флот Новороссийского морского торгового порта" разъяснено, что в налоговой сфере принятие актов информационно-разъяснительного характера предусмотрено Налоговым кодексом Российской Федерации: подпункт 4 пункта 1 его статьи 32 относит к числу обязанностей налоговых органов информирование налогоплательщиков о законодательстве о налогах и сборах, а подпункт 5 пункта 1 статьи 32 и пункт 1 статьи 34.2 обязывают налоговые органы руководствоваться письменными разъяснениями по вопросам применения законодательства о налогах и сборах, которые дает Министерство финансов Российской Федерации. Кроме того, Федеральная налоговая служба, которая находится в ведении Министерства финансов Российской Федерации и на которую возложены полномочия по контролю и надзору за соблюдением законодательства о налогах и сборах, помимо информирования налогоплательщиков о законодательстве о налогах и сборах вправе давать налогоплательщикам письменные разъяснения по вопросам, отнесенным к сфере ее деятельности (пункты 1 и 2, подпункты 5.6 и 6.3 Положения о Федеральной налоговой службе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 N 506).

В рассматриваемом случае общество ссылается на то, что решением МИФНС N 37176 от 23.11.2015 и решением ФНС России N СА-4-9/2243@ от 08.02.2017 подтверждено право общества на льготу. В проверяемый период общество осуществляло налогообложения, руководствуясь сложившейся практикой правоприменения, выраженной в отношении налогового периода 2015 года в решением ФНС России N СА-4-9/2243@ от 08.02.2017.

По мнению налогоплательщика, толкование пункта 21 статьи 381 Налогового кодекса РФ было изменено Верховным Судом РФ в 2018 году, в связи с чем, расчет суммы налога за 2015 год является необоснованным.

Между тем, суд апелляционной инстанции учитывает, что позиция Министерства финансов Российской Федерации, изложенная в письме от 02.02.2017 N 03-05-04-01/5599, не может однозначно свидетельствовать о том, что в отношении любых зданий, строений, сооружений законодательством Российской Федерации предусмотрено определение классов энергетической эффективности, поскольку Министерство финансов Российской Федерации в ряде своих разъяснений неоднократно указывало на то, что вопросы установления и определения класса энергетической эффективности объектов недвижимости не относятся к его компетенции (например, письмо от 23.06.2017 N 03-05-05-01/39611). При этом в письме от 22.06.2017 N 03-05-04-01/39279 при ответе на подобный вопрос Министерство финансов Российской Федерации исходило из того, что предусмотренная пунктом 21 статьи 381 НК РФ льгота применяется в отношении вновь вводимых объектов основных средств, по которым в соответствии с законодательством Российской Федерации предусмотрено определение классов их энергетической эффективности.

Вопреки доводам подателя жалобы, позиция суда первой инстанции не противоречит и постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 28.11.2017 N 34-П. Суд апелляционной инстанции учитывает, что судебная практика об отсутствии оснований для применения предусмотренной пунктом 21 статьи 381 НК РФ налоговой льготы для объектов недвижимости имела место еще в 2015 году (определение Верховного Суда Российской Федерации от 06.02.2015 N 307-КГ14-7982). Аналогичный вывод нашел свое отражение в постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 01.08.2019 по делу N А56-148391/2018. Кроме того, из Постановления N34-П однозначно не следует, отсутствие обязанности уплатить налог, при изменении правоприменительной практики. Из обстоятельств применения льготы, предусмотренной пунктом 21 статьи 381 Налогового кодекса РФ, не следует, что вся практика правоприменения однозначно относилась к условиям деятельности налогоплательщика.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции обоснованно отклонил требования заявителя в части незаконности доначисления ООО "Юг - Новый Век" налога на имущество организаций за 2015 год в размере 155 323 414 руб.

Также заявителем оспорено начисление пени на сумму недоимки по налогу на имущество организаций, возникшей в результате необоснованного применения заявителем в отношении объекта налоговой льготы, предусмотренной пунктом 21 статьи 381 НК РФ.

Согласно статье 75 Кодекса пеней признается денежная сумма, которую налогоплательщик должен выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов, в том числе налогов, уплачиваемых в связи с перемещением товаров через таможенную границу Таможенного союза, в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки.

Сумма соответствующих пеней уплачивается помимо причитающихся к уплате сумм налога и независимо от применения других мер обеспечения исполнения обязанности по уплате налога, а также мер ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах.

Пеня начисляется за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате налога, начиная со следующего за установленным законодательством о налогах и сборах дня уплаты налога, если иное не предусмотрено настоящей статьей и главами 25 и 26.1 Кодекса.

Пеня за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате налога определяется в процентах от неуплаченной суммы налога.

Согласно пункту 8 статьи 75 НК РФ не начисляются пени на сумму недоимки, которая образовалась у налогоплательщика (плательщика сбора, плательщика страховых взносов, налогового агента) в результате выполнения им письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога (сбора, страховых взносов) или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему либо неопределенному кругу лиц финансовым, налоговым или другим уполномоченным органом государственной власти (уполномоченным должностным лицом этого органа) в пределах его компетенции (указанные обстоятельства устанавливаются при наличии соответствующего документа этого органа, по смыслу и содержанию относящегося к налоговым (отчетным, расчетным) периодам, по которым образовалась недоимка, независимо от даты издания такого документа), и (или) в результате выполнения налогоплательщиком (плательщиком сбора, плательщиком страховых взносов, налоговым агентом) мотивированного мнения налогового органа, направленного ему в ходе проведения налогового мониторинга.

Положение, предусмотренное настоящим пунктом, не применяется в случае, если указанные письменные разъяснения, мотивированное мнение налогового органа основаны на неполной или недостоверной информации, представленной налогоплательщиком (плательщиком сбора, налоговым агентом).

Установлено, что 28.03.2016 года Общество подало налоговую декларацию по налогу на имущество 2 организаций за полный 2015 год, применив в отношении здания гостинцы "Хаятт Ридженси Сочи" налоговую льготу по п.21 ст.381 НК РФ.

По итогам камеральной проверки указанной декларации налоговый орган вынес Решение о привлечении Общества к ответственности за совершение налогового правонарушения N 35726 от 12.08.2016 года, в котором отказал Обществу в применении налоговой льготы по п.21 ст.381 НК РФ. Указанное решение было оставлено в силе Управлением ФНС России по Краснодарскому краю (Решение от 20.10.2016 N 22-12-1132).

Решением ФНС России N СА-4-9/2243@ от 08.02.2017 года вышеуказанные решения нижестоящих налоговых органов были отмены, налоговая льгота по п.21 ст.381 НК РФ за 2015 год была сохранена за Обществом, в связи с чем у Общества отсутствовала обязанность по уплате налога на имущество организаций в отношении Гостиницы в размере 155 323 414.00 руб.

Очевидно, что поскольку с момента принятия Решения ФНС России N СА-4-9/2243@ от 08.02.2017 года у Общества не имелось обязанности по оплате налога на имущество организаций за 2015 год в отношении Гостиницы в размере 155 323 414,00 руб., то Общество не выплачивало его вплоть до вступления в силу оспариваемого Решения МИФНС (27.08.2019 года), которое повторно начислило Общество налог на имущество организаций за 2015 года в отношении Гостиницы в размере 155 323 414,00 руб. и тем самым фактически отменило ранее предоставленную Обществу налоговую льготу Решением ФНС России N СА-4-9/2243@ от 08.02.2017 года.

Таким образом, до 27.08.2019 года Общество законно и обоснованно исполняло обязательное для него Решение ФНС России N СА-4-9/2243@ от 08.02.2017 года.

То обстоятельство, что пени начислены за период с 23.07.2018 года после вступления в силу решения УФНС по КК, не изменяет того факта, что объем обязанностей налогоплательщика за 2015 год был определен Решением ФНС России N СА-4-9/2243@ от 08.02.2017 года.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции полагает, что начисление пени на налог 2015 с 23.07.2018 является необоснованным, в связи с чем полагает необходимым в указанной части решение МИФНС России N 7 по Краснодарскому краю N 18-30/12 от 21.05.2019 признать незаконным, а решение суда первой инстанции - отменить.

В отношении неправомерности доначисления налога на имущество организаций по энергоустановке за 2014-2016 года в размере 3 924 624,00 руб. и начисления штрафа за 2015-2016 года в размере 311 486,20 руб., суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.

Как следует из материалов дела, в оспариваемом решении налоговым органом указано на неправомерное исключение Обществом из объектов налогообложения по налогу на имущество организаций энергоустановки, представляющей собой распределительно-трансформаторную подстанцию 137, подключенную к подстанции 110 "Верещагинская" (далее - "Энергоустановка").

В соответствии с п.1 ст.38 НК РФ, объект налогообложения - реализация товаров (работ, услуг), имущество, прибыль, доход, расход или иное обстоятельство, имеющее стоимостную, количественную или физическую характеристику, с наличием которого законодательство о налогах и сборах связывает возникновение у налогоплательщика обязанности по уплате налога.

Каждый налог имеет самостоятельный объект налогообложения, определяемый в соответствии с частью второй настоящего Кодекса и с учетом положений настоящей статьи.

Согласно п.1 ст.374 НК РФ (в редакции, действовавшей в проверяемый период), объектами налогообложения для российских организаций признается недвижимое имущество (в том числе имущество, переданное во временное владение, в пользование, распоряжение, доверительное управление, внесенное в совместную деятельность или полученное по концессионному соглашению), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета, если иное не предусмотрено статьями 378, 378.1 и 378.2 настоящего Кодекса.

Следовательно, в соответствии с п.1 ст.38 НК РФ и п.1 ст.374 НК РФ возникновение обязанности по уплате налога на имущество организаций связывается с наличием у налогоплательщика движимого и недвижимого имущества, учитываемого на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета.

В силу п.п. 8 п. 4 ст. 374 НК РФ (в редакции, действовавшей в проверяемый период), не признаются объектами налогообложения объекты основных средств, включенные в первую или во вторую амортизационную группу в соответствии с Классификацией основных средств, утвержденной Правительством Российской Федерации.

Согласно п.25 ст.381 НК РФ (в редакции, действовавшей в проверяемый период), освобождаются от налогообложения организации - в отношении движимого имущества, принятого с 1 января 2013 года на учет в качестве основных средств, за исключением следующих объектов движимого имущества, принятых на учет в результате:

реорганизации или ликвидации юридических лиц;

передачи, включая приобретение, имущества между лицами, признаваемыми в соответствии с положениями пункта 2 статьи 105.1 настоящего Кодекса взаимозависимыми.

Таким образом, в отношении объектов основных средств, принятых на учет с 01.01.2013 в качестве движимого имущества, было установлено исключение из вышеуказанной обязанности по уплате налога.

Исходя из п. 6 Положения по бухгалтерскому учету ПБУ 6/01 "Учет основных средств", утвержденного приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н (далее - ПБУ 6/01), единицей бухгалтерского учета основных средств является инвентарный объект. Инвентарным объектом основных средств признается объект со всеми приспособлениями и принадлежностями или отдельный конструктивно обособленный предмет, предназначенный для выполнения определенных самостоятельных функций, или же обособленный комплекс конструктивно сочлененных предметов, представляющих собой единое целое и предназначенных для выполнения определенной работы.

Комплекс конструктивно-сочлененных предметов - это один или несколько предметов одного или разного назначения, имеющих общие приспособления и принадлежности, общее управление, смонтированных на одном фундаменте, в результате чего каждый входящий в комплекс предмет может выполнять свои функции только в составе комплекса, а не самостоятельно.

Согласно инвентарной карточке учета объектов основных средств объект с инвентарным N БП-012565 - "Энергоустановка питающая РТП 137 (2КЛ10кВ АПвПУ2г Зх( 1x240/70) от ПС "Верещагинская" Ф5, Ф14 до РТП 137" Обществом принят к бухгалтерскому учету (на счет 01.01) 03.10.2016 по первоначальной стоимости 87 288 392,71 руб.

Приказом Общества от 03.10.2016 N 28 Энергоустановка введена в эксплуатацию и по данным бухгалтерского учета стоимость объекта по состоянию на 31.12.2016 составила 87 288 393 руб.

При этом данные бухгалтерского учета Общества отражают формирование стоимости Энергоустановки как затраты на возведение данного объекта (проектные, разрешительные и строительно-монтажные работы) без выделения конкретных объектов оборудования и его стоимости.

Таким образом, в ходе проверки Инспекцией установлено, что Энергоустановка, состоит из трех трансформаторов, шкафов автоматики и защиты отводящих линий, питающих линий сборки шкафов с секционными разъединителями трансформаторной подстанции и подводящих внешних кабельных сетей от подстанции "Верещагинская", состоящих из трех независимых линий, проложенных каждая в футляре из труб длиной 835 погонных метров, на питающих линиях подстанции установлены плавкие предохранители, высоковольтные рубильники, узлы учета, разъединители.

Общество, рассматривая данную Энергоустановку в качестве движимой вещи, исключило ее из объекта налогообложения на основании вышеуказанных положений закона и Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01, утв. приказом Минфина России от 30.03.2001 N 26н, в соответствии с п.5 которого рабочие и силовые машины, оборудование выделены в отдельный вид подлежащих учету объектов основных средств, отличный от зданий и сооружений, являющихся недвижимым имуществом.

Налоговый орган не согласился с данным выводом Общества, поскольку считает, что Энергоустановка является недвижимой вещью, в связи с чем она не подлежала исключению из объектов налогообложения по налогу на имущество организаций в 2014-2016 годах.

В соответствии с п.2 ст. 130 ГК РФ вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом. Регистрация прав на движимые вещи не требуется, кроме случаев, указанных в законе.

Таким образом, для того чтобы отнести Энергоустановку к движимой вещи необходимо убедиться, что Энергоустановка не отвечает критериям недвижимой вещи.

Согласно п.1 ст. 130 ГК РФ, к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество.

К недвижимым вещам относятся жилые и нежилые помещения, а также предназначенные для размещения транспортных средств части зданий или сооружений (машино-места), если границы таких помещений, частей зданий или сооружений описаны в установленном законодательством о государственном кадастровом учете порядке.

В силу ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней.

Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами.

Из изложенного следует, что основными критериями недвижимой вещи является прочная связь вещи с землей, не позволяющая переместить ее без причинения ей несоразмерного ущерба, а также обязательность регистрации права собственности на нее в ЕГРН.

Согласно разъяснением Верховного суда РФ для признания имущества недвижимым необходимо представить доказательства возведения его в установленном законом и иными нормативными актами порядке на земельном участке, предоставленном для строительства объекта недвижимости, с получением разрешительной документации с соблюдением градостроительных норм и правил (Определение Верховного суда РФ от 30.06.2017 года по делу N А40-1492 58/2015; Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ от 22.12.2015 года по делу N А27-18141/2014).

Как следует из материалов дела, спорная Энергоустановка получена в собственность Общества на основании Договора на выполнение комплекса работ и услуг по электроснабжению от 27.05.2013, заключенного с ООО "Вертикаль", и представляет собой распределительно-трансформаторную подстанцию (РТП), состоящую из трех трансформаторов по 2500 кВа (План устройства трансформаторной подстанции).

Налоговым органом в ходе проверки установлено, что Энергоустановка была введена Обществом в использование 01.08.2014 и размещена в помещении N 3 на 1 этаже здания "Энергоцентр", обслуживающего Гостиницу.

Судом установлено, что в отношении Энергоустановки не оформлялись разрешения на строительство и ввод объекта в эксплуатацию.

Согласно материалам дела, Энергоустановка получена в собственность Общества в силу ст.702 ГК РФ в качестве результата выполнения подрядных работ по Договору на выполнение комплекса работ и услуг по электроснабжению от 27.05.2013 года и Актам выполненных работ N 1 от 07.02.2014 года и N 2 от 25.08.2014 года.

Налоговой инспекцией не представлено доказательств того, что рассматриваемая Энергоустановка имеет прочную связь с землей и не может быть перенесена для использования на другом объекте без несоразмерного причинения ей ущерба.

Согласно ГОСТ 24291 -90 "Электрическая часть электростанции и электрической сети. Термины и определения", утвержденному Постановлением Госстандарта СССР от 27.12.1990 N 3403:

- трансформаторная подстанция представляет собой электрическую подстанцию, предназначенную для преобразования электрической энергии одного напряжения в энергию другого напряжения с помощью трансформаторов;

электрическая подстанция - электроустановка, предназначенная для приема, преобразования и распределения электрической энергии, состоящая из трансформаторов или других преобразователей электрической энергии, устройств управления, распределительных и вспомогательных устройств по ГОСТ 19431;

- комплектная трансформаторная подстанция - подстанция, состоящая из шкафов или блоков со встроенным в них трансформатором и другим оборудованием распределительного устройства, поставляемая в собранном или подготовленном для сборки виде.

Таким образом, Энергоустановка может быть демонтирована, установлена и подключена в систему электроснабжения в ином месте, у нее отсутствует неразрывная связь с фундаментом энергоцентра. Наличие плиты фундамента, на котором она установлена, не свидетельствует о том, что она не может быть перенесена на другое место.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции верно пришел к выводу, что энергоустановка не обладает какими-либо признаками, позволяющими отнести ее к недвижимым вещам, в связи с чем предусмотренные законом и судебной практикой основания отнесения энергоустановки к недвижимой вещи отсутствуют.

Поскольку энергоустановку не является недвижимой вещью, начисление на нее налога за 2014-2016 года в размере 3 924 624,00 руб. и начисления штрафа в размере 311 486,20 руб. является незаконным.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что решение МРИ ФНСN 7 по Краснодарскому краю N 18-30/12 от 21.05.2019 г. является незаконным в части доначисления пени по налогу на имущество, в указанной части выводы суда первой инстанции сделаны без учета пункта 8 статьи 75 НК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 11.03.2020 по делу N А32-56709/2019 отменить в части отказа в удовлетворении требований ООО "Юг-Новый Век" в части пени.

Признать недействительным Решение МРИ ФНСN 7 по Краснодарскому краю N 18-30/12 от 21.05.2019 г. в части начисления ООО "Юг-Новый Век" пени в размере 22 664 274,83 рубля.

В остальной части решение Арбитражного суда Краснодарского края от 11.03.2020 по делу N А32-56709/2019 оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия. Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

 

Председательствующий

Н.В. Шимбарева

 

Судьи

А.Н. Стрекачёв
Н.В. Сулименко

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.