Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 3 апреля 2014 г. N 04АП-4378/13 (ключевые темы: добыча полезных ископаемых - основные средства - талоны - количество добытых полезных ископаемых - бульдозеры)

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 3 апреля 2014 г. N 04АП-4378/13


г. Чита


3 апреля 2014 г.

Дело N А78-4284/2013


Резолютивная часть постановления объявлена 11 марта 2014 года.

Полный текст постановления изготовлен 3 апреля 2014 года.


Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Ткаченко Э.В.,

судей Никифорюк Е.О., Сидоренко В.А.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Куклиной Ю.О., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 5 по Забайкальскому краю на решение Арбитражного суда Забайкальского края от 30 июля 2013 года по делу N А78-4284/2013 по заявлению Открытого акционерного общества "Разрез Харанорский" к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N5 по Забайкальскому краю о признании частично недействительным решения N2.7-31/5 от 04.03.2013 (суд первой инстанции: Цыцыков Б.В.),

при участии в судебном заседании:

от заявителя - Ружниковой Ю.Ю., представителя по доверенности от 24.12.2013 N 40,

от заинтересованного лица (налогового органа) - Зиминой Н.С., представителя по доверенности от 24.05.2013 N 2.2-06; Андриенко Е.И., представителя по доверенности от 09.01.2014 N 2.2-23,

установил:

Заявитель - Открытое акционерное общество "Разрез Харанорский" (ОГРН 1027501005608, ИНН 7529001079, место нахождения: Забайкальский край, Борзинский район, пгт. Шерловая Гора; далее - Общество, налогоплательщик) обратился в Арбитражный суд Забайкальского края с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 5 по Забайкальскому краю (ОГРН 1047503002568, ИНН 7505004063, место нахождения: Забайкальский край, пгт. Забайкальск, ул. Железнодорожная, 11; далее - налоговый орган, инспекции) о признании недействительным решения N 2.7-31/5 от 04.03.2013 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" в части:

-доначисления и предложения уплатить налог на прибыль в сумме 11 349 404,96 руб.; налог на добавленную стоимость в сумме 232 835,75 руб.; налог на добычу полезных ископаемых в сумме 422 027,15 руб.; налог на имущество в сумме 866 357,68 руб.; начисления и предложения уплатить пени в сумме 383 127,37 руб. и штрафы в сумме 2 523 159,39 руб.; обязании удержать налог на доходы физических лиц в сумме 80 799 руб. и перечислить его в бюджет или письменно сообщить налоговому органу по месту своего учета о невозможности удержать налог и сумму налога.

Решением Арбитражного суда Забайкальского края от 30 июля 2013 года заявленные требования удовлетворены частично.

Решение инспекции N 2.7-31/5 от 04.03.2013 признано недействительным в части:

-доначисления и предложения уплатить налог на прибыль в сумме 11 060 881,56 руб.; налог на добавленную стоимость в сумме 232 835,75 руб.; налог на добычу полезных ископаемых в размере 422 027,15 руб.; налог на имущество в сумме 686 738,87 руб.;

-начисления и предложения уплатить пени в сумме 379 914,89 руб.; штрафы в сумме 2 432 821,60 руб.

-предложения удержать налог на доходы физических лиц в сумме 80 799 руб. и перечислить его бюджет или письменно сообщить налоговому органу по месту своего учета о невозможности удержать и перечислить налог.

В остальной части заявленных требований отказано.

Определением Арбитражного суда Забайкальского края от 31 июля 2013 года исправлена опечатка в резолютивной части решения суда первой инстанции в части налога на имущество организаций, сумма налога, подлежащего признанию неправомерно доначисленным, составила 414688,99 руб. вместо 686738,87 руб.

Определением Арбитражного суда Забайкальского края от 8 августа 2013 года исправлена опечатка в резолютивной части решения суда первой инстанции в части налога на имущество организаций, сумма налога, подлежащего признанию неправомерно доначисленным, составила 547289,69 руб. вместо 414688,99 руб.; в части налога на прибыль организаций, сумма налога, подлежащего признанию неправомерно доначисленным, составила 11 216 783,96 руб. вместо 11 060 881, 56 руб.

Суд первой инстанции, удовлетворяя в части требования заявителя, исходил из недоказанности налоговым органом наличия оснований для доначисления обществу налогов, пени и налоговых санкций по эпизодам доначисления.

Инспекция, не согласившись с решением суда первой инстанции, обжаловала его в апелляционном порядке.

Уточнив предмет апелляционного обжалования (т.58, л.д. 87-89), налоговый орган в апелляционной жалобе поставил вопрос об отмене решения суда первой инстанции, с учетом определений об исправлении опечаток от 31.07.2013 и 08.08.2013, в части удовлетворения требований заявителя о признании недействительным решения инспекции N 2.7-31/5 от 04.03.2013 в части соответствующих налогов, приходящихся на них сумм пени и штрафных санкций:

- налога на прибыль в размере 11 216 783,96 руб.,

- налога на добавленную стоимость в размере 232 835,75 руб.,

- налога на добычу полезных ископаемых в размере 422 027,15 руб.;

- налога на имущество в размере 547 289,69 руб.;

- предложения удержать налог на доходы физических лиц в сумме 80 799 руб. и перечислить его бюджет или письменно сообщить налоговому органу по месту своего учета о невозможности удержать и перечислить налог,

- пени в размере - 379 914,89 руб., штрафов - 2 432 821,60 руб., и принятии в данной части нового судебного акта об отказе в удовлетворении требований ссылаясь на следующее.

Мотивы несогласия с выводами суда первой инстанции приведены инспекцией в апелляционной жалобе и дополнениях и уточнениях к ней, а также в письменных пояснениях и возражениях на отзыв на апелляционную жалобу.

Общество доводы апелляционной жалобы оспорило по мотивам, изложенным в отзыве, дополнениях к нему, письменных пояснениях, итоговых объяснениях, полагало решение суда первой инстанции законным и обоснованным, просило оставить его без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Судом апелляционной инстанции по ходатайствам сторон на основании части 2 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к материалам дела приобщены дополнительные доказательства по спорным эпизодам доначисления налогов, пени и санкций.

В ходе рассмотрения дела в апелляционном суде сторонами спора с порядке статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации достигнуто соглашение по фактическим обстоятельствам дела, связанным с расчетами налогов, пени и штрафов, доначисленных по оспариваемому решению инспекции, которые приняты апелляционным судом в качестве фактов, не требующих дельнейшего доказывания, что отражено в протоколе судебного заседания (т. 58, л.д. 75-86).

С учетом данного расчета общество в порядке части 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявило возражения против проверки законности и обоснованности решения суда первой инстанции только в пределах обжалуемых налоговым органом части доначисленных сумм налогов, пени и штрафов, попросив проверить законность и обоснованность решения суда первой инстанции (с учетом определений об исправлении опечатки) на предмет определения правильности доначисленных и предложенных к уплате сумм налогов, пени и налоговых санкций в части пунктов 1.1.2.2., 1.1.2.4., 1.1.2.5., 1.1.2.6., 1.1.2.7., 1.1.2.8., 1.2.1.2., 1.2.1.3., 1.3.3., 1.3.4., 1.3.1.5., 1.3.6., 1.3.7., 1.4.2., 1.6.2. мотивировочной части решения инспекции.

Суд апелляционной инстанции рассмотрел дело в порядке апелляционного производства по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в полном объеме, с учетом доводов апелляционной жалобы и возражений на нее, а также с учетом возражений общества против проверки судебного акта только в обжалуемой налоговым органом части.

О месте и времени судебного заседания стороны извещены надлежащим образом в порядке, предусмотренном главой 12 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Информация о времени и месте судебного заседания размещена на официальном сайте апелляционного суда в сети "Интернет" 04.03.2014.

В связи с нахождением судьи Никифорюк Е.О. в очередном отпуске, распоряжением и.о. председателя третьего судебного состава Четвёртого арбитражного апелляционного суда от 18 ноября 2013 года судья Никифорюк Е.О. заменена на судью Сидоренко В.А. (т.29 л.д. 19)

В связи с нахождением судьи Басаева Д.В. в очередном отпуске, распоряжением председателя третьего судебного состава Четвёртого арбитражного апелляционного суда от 21 января 2014 года судья Басаев Д.В. заменен на судью Никифорюк Е.О. (т.56 л.д. 43), в связи с чем рассмотрение апелляционной жалобы проведено с самого начала.

В судебном заседании представители налогового органа доводы апелляционной жалобы, уточнений к ней и письменных пояснений поддержали, просили решение суда в части удовлетворения требований заявителя отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований.

Представитель общества доводы апелляционной жалобы полагала необоснованными по мотивам, приведенным в отзыве на апелляционную жалобу, дополнениях к нему, письменных пояснениях, итоговых объяснениях, просила решение суда оставить без изменения, а апелляционную жлобу - без удовлетворения.

Четвертый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев дело в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, проанализировав доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, уточнений и дополнений к ним, письменных пояснений сторон, изучив материалы дела и дополнительно представленные в материалы дела доказательства, заслушав пояснения участвующих в деле лиц, проверив правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, пришел к следующим выводам.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, на основании решения заместителя начальника инспекции от 16.05.2012 N 2.7-31/24 налоговым органом в отношении ОАО "Разрез Харанорский" была проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления, своевременности уплаты, налога на прибыль организаций, налога на добавленную стоимость, налога на имущество организаций, налога на добычу полезных ископаемых, водного налога, налога на доходы физических лиц, земельного налога, транспортного налога за период с 01.01.2010 по 31.12.2011, по результатам которой составлен акт выездной налоговой проверки N 2.7-31/4 от 04.02.2013, в котором отражены нарушения законодательства о налогах и сборах.

По результатам рассмотрения акта проверки, материалов выездной проверки и возражений налогоплательщика на акт, при надлежащем извещении Общества о времени и месте рассмотрения, с участием его представителей, заместителем руководителя Инспекции принято оспариваемое частично решение N 2.7-31/5 от 04.03.2013 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым доначислены налог на прибыль организаций, налог на добавленную стоимость, налог на имущество организаций, налог на добычу полезных ископаемых, транспортный налог в общей сумме 13 033617, 34 руб.; пени за несвоевременную уплату налогов в общей сумме 383127,37 руб., а также общество привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ за неуплату налогов, и статьей 123 Налогового кодекса РФ за неправомерное неудержание и (или) неперечисление (неполное удержание и (или) перечисление) в установленный настоящим Кодексом срок сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом, в виде штрафа в общем размере 2 631 973, 66 руб.; обществу предложено уплатить суммы налогов, пени и штрафов, а также удержать неудержанный налог на доходы физических лиц за 2010-2011 годы в сумме 80 799 руб. и перечислить его в бюджет, или письменно сообщить налоговому органу по месту своего учета о невозможности удержать налог и сумме налога.

Общество в порядке, предусмотренном статьями 137-140 Налогового кодекса РФ, обжаловало решение Инспекции в вышестоящий налоговый орган - Управление Федеральной налоговой службы по Забайкальскому краю, решением которого N 2.14-20/155-ЮЛ/04988 от 26.04.2013 апелляционная жалоба заявителя оставлена без удовлетворения, решение инспекции - без изменения. Одновременно Управление решение Межрайонной инспекции ФНС России N 2 по г.Чите N 2.7-31/5 от 04.03.2013 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения признало вступившим в силу.

Заявитель, считая, что оспариваемое решение Инспекции в части не соответствует законодательству о налогах и сборах и нарушает его права и законные интересы, обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным.

Судом апелляционной инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что существенных нарушений процедуры проведения проверки и рассмотрения ее материалов инспекцией не допущено. Досудебный порядок урегулирования спора соблюден.

Суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения считает решение суда подлежащим отмене с принятием нового судебного акта об удовлетворении заявленных требований частично, исходя из следующего.

Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В соответствии со статьей 23 Налогового кодекса РФ налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги и сборы.

На основании статей 246, 143, 373, 334, 226 Налогового Кодекса РФ Общество является плательщиком налога на прибыль организаций, налога на добавленную стоимость, налога на имущество организаций, налога на добычу полезных ископаемых, а также налоговым агентом в отношении налога с доходов физических лиц.

По результатам рассмотрения правомерности решения налогового органа в части оспариваемых доначислений налога на прибыль организаций апелляционный суд приходит к следующим выводам.

По подпункту 1.1.2.2. решения инспекции.

Как следует из оспариваемого решения инспекции, в ходе выездной налоговой проверки налоговым органом был установлен факт необоснованного единовременно включения в состав прочих расходов за 2011 год затрат на приобретение неисключительных прав на воспроизведение лицензионного программного обеспечения в общей сумме 417 552,75 руб., поскольку данные права дают возможность использовать программное обеспечение более чем в одном отчетном периоде.

В соответствии с согласованным сторонами расчетом на данный эпизод приходится доначисление налога на прибыль организаций за 2011 год в сумме 83 510,55 руб., пени по налогу в сумме 2022,87 руб., штраф по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ в размере 16702,11 руб.

Судом первой инстанции признано неправомерным доначисление Обществу налога на прибыль по рассматриваемому эпизоду, поскольку расходы на приобретение неисключительных прав на использование программы ЭВМ подлежат учету в составе прочих расходов, связанных с производством и (или) реализацией, единовременно в момент их возникновения в соответствии с подпунктом 3 пункта 7 статьи 272 Налогового кодекса РФ.

Налоговый орган в апелляционной жалобе повторяет доводы, изложенные в решении инспекции, указывая, что Общество неправомерно единовременно включило в состав прочих расходов за 2011 год затраты на приобретение неисключительных прав, поскольку данные права дают возможность использовать программное обеспечение более чем в одном отчетном периоде.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции о недоказанности инспекцией наличия оснований для доначислений по данному эпизоду, исходя из следующего.

Согласно статье 247 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, под которой для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

В пункте 1 статьи 252 Кодекса установлено, что налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Налогового кодекса Российской Федерации). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно подпункту 26 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса РФ к прочим расходам, связанным с производством и (или) реализацией, относятся расходы на приобретение программ для ЭВМ по договорам с правообладателем (лицензионным соглашениям).

В силу пункта 1, подпункта 3 пункта 7 статьи 272 Налогового кодекса РФ при применении в налоговом учете метода начисления расходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором эти расходы возникают исходя из условий сделок.

Датой осуществления таких прочих расходов признается дата расчетов в соответствии с условиями заключенных договоров или дата предъявления налогоплательщику документов, служащих основанием для произведения расчетов.

Как следует из материалов дела, между ЗАО "КРОК инкорпорейтед" (лицензиат) и ОАО "Разрез Харанорский" (сублицензиат) заключен договор N Д10-10123 от 25.06.2010 и дополнительное соглашение к нему N 1 от 10.10.2011, согласно условиям которых лицензиат обязуется передать, а сублицензиат принять и оплатить неисключительное право на воспроизведение лицензионного Программного обеспечения Microsoft, указанного в Спецификации, ограниченное правом инсталляции, копирования, запуска указанного ПО. Право на воспроизведение в целях настоящего договора передается на количество соответствующих компьютеров сублицензиата, указанных в спецификации (пункт 1). Право на воспроизведение, как оно описано в пункте 1, является временным и ограничено оплаченным сублицензиатом в соответствии с пунктом 3 настоящего Соглашения периодом, указанным в приложении N 1 к настоящему соглашению. Срок (период), на который передается право, указывается в Акте приема-передачи (т.14 л.д. 39-46).

Согласно акту приема-передачи N 121011-3 от 12.10.2011 (т.14, л.д. 47) Общество приобрело право пользования простой неисключительной лицензией на период с июня 2011 года по май 2012 года.

В соответствии со статьями 256, 257 Налогового кодекса РФ затраты на создание или приобретение какого-либо программного обеспечения списываются не одновременно лишь при приобретении исключительных прав на это программное обеспечение.

Налоговым законодательством не предусмотрено обязательное равномерное признание расходов на приобретение программных продуктов в течение срока, на который предоставлено право неисключительного пользования ими.

Соответственно, суд первой инстанции обоснованно отклонил доводы инспекции о том, что при наличии в договоре о приобретении неисключительной лицензии на использование программного обеспечения указания на срок, в течение которого могут быть использованы полученные по ней исключительные права, налогоплательщик должен распределить расходы, осуществленные по такому договору в течение всего срока действия лицензии, то есть более чем в одном отчетном периоде.

Доводы апелляционной жалобы в данной части подлежат отклонению.

По подпункту 1.1.2.4. решения инспекции.

Как следует из решения инспекции, налоговым органом сделан вывод о том, что общество неправомерно включило в состав прочих расходов документально не подтвержденные затраты на суммы выплаченных суточных по командировкам за 2010 год в размере 66 285,90 руб.; за 2011 год в размере 71 400 руб.

Основанием для данного вывода послужило отсутствие авансовых отчетов об израсходованных в связи с командировкой суммах по форме N АО-1, которые оформляются на основании Постановления Правительства РФ от 13.10.2008 N 749 "Об особенностях направления работников в служебные командировки".

В соответствии с согласованным сторонами расчетом на данный эпизод приходится доначисление налога на прибыль организаций за 2010 год в сумме 13257,18 руб., за 2011 год - 14280 руб., пени по налогу в общей сумме 667,03 руб. (в сумме 321,13 руб. за 2010 год и 345,90 за 2011 год), штраф по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ в размере 5507,44 руб. (2651,44 руб. - за 2010 год, 2856 руб. - за 2011 год).

Суд первой инстанции посчитал неправомерными начисления по рассматриваемому эпизоду.

Инспекция в апелляционной жалобе указывает, что расходы на выплаты суточных документально не подтверждены, поскольку Общество не представило авансовые отчеты об израсходованных в связи с командировкой суммах по форме N АО-1. Налоговый орган указывает, что в соответствии с подпунктом 5 пункта 7 статьи 272 Налогового кодекса РФ датой осуществления прочих расходов признается для расходов на командировки дата утверждения авансового отчета.

Суд апелляционной инстанции соглашается с судом первой инстанции в правомерности учета спорных расходов при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль организаций, с учетом следующего.

Согласно статье 264 Налогового кодекса РФ в состав прочих расходов включаются расходы на командировки, в том числе суточные.

В соответствии с положениями статьи 252 Налогового кодекса РФ расходами признаются обоснованные (экономически оправданные) и документально подтвержденные затраты, произведенные для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Положения пункта 1 статьи 252, подпункта 12 пункта 1 статьи 264 (абз. 2) Налогового кодекса РФ не конкретизируют документы, подтверждающие командировочные расходы, и не содержат требования об их подтверждении авансовыми отчетами по форме N АО-1. Перечень документов, которыми могут быть подтверждены командировочные расходы, законодательно не установлен.

В соответствии с Постановлением Госкомстата РФ от 01.08.2001 N 55 "Об утверждении унифицированной формы первичной учетной документации N АО-1 "Авансовый отчет" данный документ применяется для учета денежных средств, выданных подотчетным лицам на административно - хозяйственные расходы.

В бухгалтерии проверяются целевое расходование средств, наличие оправдательных документов, подтверждающих произведенные расходы, правильность их оформления и подсчета сумм.

В свою очередь, суточными признаются дополнительные расходы, связанные с проживанием вне места жительства (суточные), возмещаются работнику за каждый день пребывания в командировке, включая выходные и нерабочие праздничные дни, а также за дни, проведенные в пути, в том числе за время вынужденной остановки, и за период нетрудоспособности, наступившей в командировке (абз. 3 п. 11 Постановления Правительства РФ от 13.10.2008 N 749 "Об особенностях направления работников в служебные командировки" (далее - Положения о служебных командировках)). Размер суточных при командировках, как по России, так и за рубежом определяется коллективным договором или локальным нормативным актом (абз. 2 п. 11 Положения о служебных командировках).

Из материалов дела следует и установлено судом первой инстанции, что приказами о возмещении расходов, связанных со служебной командировкой, от 14.09.2010 N 195 и от 20.09.2011 N 202/1 Общество установило размер нормативов суточных сотрудников, находящихся в служебных командировках.

Минфин России в письме от 11.11.2011 N 03-03-06/1/741 разъяснил, что суточные возмещаются работнику за каждый день нахождения в командировке. При этом весь срок пребывания в командировке, включая дату приезда и дату выезда, подтверждается командировочным удостоверением. Других документов (чеков, квитанций, подтверждающих расходование суточных) не требуется.

Учитывая, что в рассматриваемом случае никакие дополнительные расходы по командировке работнику не возмещались, а были начислены только суточные, которые начисляются по фиксированной ставке и никакими оправдательными документами не оформляются, то оснований составлять авансовый отчет по данным командировкам у Общества не имелось.

Доводы, приводимые налоговым органом в апелляционной жалобе, были рассмотрены и оценены судом первой инстанции. Судом апелляционной инстанции оснований для признания выводов суда необоснованными, не установлено.

Поскольку инспекцией не оспорена реальность произведенных расходов (пребывание работников Общества в командировке) и не предъявлены претензии к оформлению документов, подтверждающих нахождение работников Общества в командировках (командировочные удостоверения (т. 14 л.д. 60-153, т.15 л.д. 4-139), а оснований составлять авансовый отчет по данным командировкам у Общества не было, затраты Общества на суммы выплаченных суточных по командировкам за 2010 и 2011 годы должны быть включены в состав прочих расходов, а потому вывод налогового органа о том, что отсутствие авансовых отчетов об израсходованных в связи с командировкой суммах по форме N АО-1 свидетельствует об отсутствии документального подтверждения затрат и препятствует их включению в состав прочих расходов, правомерно расценен судом как несостоятельный.

Доначисления налога на прибыль организаций, соответствующих пени и налоговых санкций по данному эпизоду являются неправомерными.

По подпункту 1.1.2.5. решения инспекции.

Как следует из решения инспекции, налоговый орган по результатам проверки пришел к выводу о неправомерном включении обществом в состав расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль в 2010 году, затрат по услугам обучения в сумме 810 000 руб., выполненных Федеральным государственным бюджетным образовательным учреждением высшего профессионального образования "Иркутский государственный технический университет" в 2011 году (акт выполненных работ от 07.02.2011), то есть данные затраты подлежат отражению в составе расходов по налогу на прибыль за 2011 год. В связи с чем, налог на прибыль 2010 года занижен на сумму в размере 162 000 руб.

При этом налоговый орган указал, что общество имеет право уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль 2011 года путем подачи уточненной налоговой декларации.

Судом первой инстанции признано неправомерным доначисление Обществу налога на прибыль за 2010 год в размере 162 000 руб. в связи с исключением налоговым органом из состава расходов 2010 года затрат, относящихся к 2011 году, без пропорционального уменьшения расходов 2011 года.

Налоговый орган, оспаривая выводы суда первой инстанции, в апелляционной жалобе указывает, что декларирование расходов носит заявительный характер. Общество имеет право уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль 2011 года только путем подачи уточненной налоговой декларации. В обоснование данного довода налоговый орган ссылается на постановление Президиума ВАС РФ от 26.04.2011 N 23/11.

В соответствии с согласованным сторонами расчетом на данный эпизод приходится доначисление налога на прибыль организаций за 2010 год в сумме 162 000 руб., пени по налогу составили 3924,48 руб. (по решению инспекции), штраф по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ в размере 32400 руб.

Суд апелляционной инстанции по данному эпизоду приходит к следующим выводам.

В соответствии с пунктом 1 статьи 247 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль признается прибыль (полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов). При определении и исчислении налоговой базы по налогу на прибыль должны быть учтены все расходы налогоплательщика, предусмотренные налоговым законодательством.

При проведении выездной налоговой проверки налоговый орган на основании статей 89 и статьи 101 Налогового кодекса РФ, исходя из целей и задач при осуществлении этой формы налогового контроля, обязан не только выявить нарушение исчисления и уплаты по каждому проверяемому налогу, входящему в предмет выездной проверки, с начислением соответствующей суммы неуплаченного в результате установленных нарушений налога к уплате, но также обязан определить правильность расчета налоговой базы и суммы налога к уплате по всем проверяемым налогам в целом, с учетом всех выявленных проверкой нарушений.

То есть при установлении неверного определения налогоплательщиком суммы расходов по налогу за один период, которое привело к занижению суммы налога к уплате за этот период, налоговый орган обязан учитывать изменение размера расходов по другим периодам и определять итоговую сумму налога к уплате исходя из всех начислений и уменьшений по всем проверяемым периодам, с перерасчетом соответствующих сумм недоимки, пеней и штрафов.

В силу статьи 80 Налогового кодекса РФ налоговая декларация представляет собой письменное заявление налогоплательщика о данных, служащих основанием для исчисления и уплаты налогового платежа, недостоверность и (или) неполнота сведений в которой не могут подменять установленные законом элементы налогообложения, в том числе подлежащие учету налоговые льготы и произведенные налогоплательщиком расходы.

Закрепленное в пункте 1 статьи 81 Налогового кодекса РФ право налогоплательщика на внесение необходимых изменений и представление уточненной налоговой отчетности в случае обнаружения в первичной декларации недостоверных сведений (ошибок), которые не повлекли занижение подлежащих уплате сумм налога, не освобождает налоговый орган от возложенных на него обязанностей по выявлению и учету всех обстоятельств, необходимых для целей исчисления и уплаты налога.

Данный вывод основан на правовых подходах, сформированных в Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.07.2010 N 17152/09 и от 21.06.2011 N 1/11, в которых определено, что задачей налогового контроля является установление объективного размера налогового обязательства.

Налоговый орган, установив неверное отражение расходов на приобретение услуг обучения в 2010 году, должен был учесть сумму расходов на обучение в 2011 году, поскольку непринятие данных расходов в 2011 году приведет к излишней уплате налога на прибыль в размере 162 000 руб. за 2011 год, при том, что данный период входит в период налоговой проверки. Доводы апелляционной жалобы в данной части подлежат отклонению.

Ссылка в апелляционной жалобе на Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.04.2011 N 23/11 не может быть принята во внимание, поскольку данный судебный акт принят в отношении порядка применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, которые не влияют на размер налоговой базы по налогу на добавленную стоимость.

Основным условием для исчисления налога согласно статьям 52 - 54 Налогового кодекса РФ является определение налоговой базы.

Как указывалось ранее, из смысла положений статей 247, 274 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль (т.е., доходы, уменьшенные на величину расходов), тогда как согласно статье 146 Налогового кодекса РФ налоговая база по налогу на добавленную стоимость определяется, как операции по реализации товаров (работ, услуг), без учета размера налоговых вычетов.

Из дополнительно представленных сторонами в материалы дела платежных документов и актов совместной сверки расчетов по налогу на прибыль организаций (т.57) следует, что оплата налога на прибыль организаций за 2010 год по результатам налогового периода произведена обществом 25.03.2011, уплата авансового платежа за 1 квартал 2011 года произведена 27.04.2011. Соответственно, на момент уплаты авансового платежа у общества уже отсутствовала обязанность по уплате налога на прибыль за 2010 год в сумме 162 000 руб., в связи с чем предложение уплатить налог в бюджет в оспариваемом решении является неправомерным.

Между тем, суд апелляционной инстанции считает, что вследствие того, что обществом допущена неуплата налога на прибыль за 2010 год и обязанность по уплате своевременно не исполнена, у налогового органа имелись основания в соответствии со статьей 75 Налогового кодекса РФ начислить пени за несвоевременную уплату налога и привлечь общество к налоговой ответственности за неуплату налога по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ. Как следует из расчета пени по налогу ан прибыль (приложение N 1 к решению инспекции (т.11, л.д. 139), инспекцией за период с 30.03.2011 по 26.04.2011 были начислены пени в сумме 8149,22 руб. Сторонами согласован расчет пени, приходящихся на неуплату налога в сумме 162 000 руб. за период просрочки уплаты, размер которой составил 327,01 руб. Суд апелляционной инстанции считает правомерным начисление пени по налогу на прибыль в сумме 327,01 руб. и штрафа в размере 32400 руб., в связи с чем в данной части оснований для удовлетворения требований заявителя о признании решения инспекции недействительным не имеется, при этом начисление обществу пени в оставшейся части, приходящейся на данный эпизод, в размере 3 597,11 руб. (3924,12 - 327,01= 3597,11) является неправомерным.

Судом первой инстанции данные обстоятельства не учтены, при этом из судебного акта не следует, к каким выводам суд пришел относительно доначисления пени и штрафа по данному эпизоду, как отсутствует и разбивка сумм налогов, пени и штрафов, составляющих сумму удовлетворенных требований заявителя.

По подпункту 1.1.2.6., пункту 1.1.2.7 решения инспекции.

Как следует из оспариваемого решения инспекции, налоговый орган в ходе проверки пришел к выводу о том, что Общество неправомерно включило в состав расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль в 2011 году, затраты на проведение капитального ремонта оборудования в размере 14 154 323,97 руб. (ремонт экскаваторов) (п.1.1.2.6. решения инспекции) и в размере 39 271 906,60 руб., (ремонт БелАЗов, бульдозера) (п.1.1.2.7 решения инспекции). По мнению инспекции, был проведен не капитальный ремонт, а техническое перевооружение оборудования. Соответственно, стоимость произведенных работ должна погашаться согласно статье 256 Налогового кодекса РФ путем начисления амортизации.

Данное нарушение повлекло доначисление налога на прибыль за 2011 год в общей сумме 10 685 246,11 руб. (2 830 864,79 руб. - п.1.1.2.6; 7 854 381,32 руб. - п. 1.1.2.7); пени за несвоевременную уплату налога в сумме 258 828,41 руб.; привлечение к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ в виде штрафа в размере 2 137 049, 22 руб.

Суд первой инстанции признал неправомерным доначисление Обществу налога на прибыль организаций по данному эпизоду, установив, что в рассматриваемом случае Обществом был проведен ремонт оборудования, затраты на который правомерно были учтены единовременно в составе расходов в соответствии со статьей 260 Налогового кодекса РФ.

Налоговый орган при апелляционном обжаловании приводит доводы, положенные в основу доначисления в оспариваемом решении инспекции, указывая, что Общество неправомерно единовременно включило в расходы по налогу на прибыль затраты на проведение капитального ремонта оборудования в размере 14 154 323,97 руб. и в размере 39 271 906,60 руб. (ремонт БелАЗов, эксказаторов, бульдозера). По мнению Инспекции, был проведен не капитальный ремонт, а техническое перевооружение оборудования.

Суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения считает выводы суда первой инстанции, признавшего необоснованными доводы инспекции, правильными, основанными на имеющихся в материалах дела доказательствах и нормах материального права, исходя из следующего.

Согласно пункту 2 статьи 257 Налогового кодекса РФ первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям.

К работам по достройке, дооборудованию, модернизации относятся работы, вызванные изменением технологического или служебного назначения оборудования, здания, сооружения или иного объекта амортизируемых основных средств, повышенными нагрузками и (или) другими новыми качествами.

К техническому перевооружению относится комплекс мероприятий по повышению технико-экономических показателей основных средств или их отдельных частей на основе внедрения передовой техники и технологии, механизации и автоматизации производства, модернизации и замены морально устаревшего и физически изношенного оборудования новым, более производительным.

Действующее правовое регулирование позволяет сделать вывод, что основным признаком для квалификации произведенных работ в соответствии с пунктом 2 статьи 257 Налогового кодекса РФ, как при модернизации, так и при техническом перевооружении, являются технические изменения (улучшения), которые приводят к положительным экономическим последствиям (повышение производительности).

Факт замены неисправных деталей оборудования на новые (более современные) сам по себе не является квалифицирующим признаком модернизации (технического перевооружения), если данные изменения не привели к повышению производительности основного средства, на которое они устанавливаются.

Как следует из материалов дела и установлено судом, в 2010-2011 годах на основных средствах общества (БелАЗах, экскаваторах, бульдозере) были выявлены неисправности и составлены акты о выявленных дефектах. Согласно составленным актам на экскаваторах ЭКГ-12,5 было установлено старение и падение сопротивления изоляции, а на БелАЗах-7519 и Бульдозере Т-500 полный износ узлов и агрегатов двигателей (акты о выявленных дефектах оборудования от 01.06.2011 б/н, от 25.02.2011, от 12.11.2010 б/н, от 31.08.2011 N НГА-000240, от 30.09.2011 N НГА-000268, от 31.11.2011 N НГА-000386, от 31.12.2011 N НГА-000385).

В целях исправления выявленных дефектов подрядчиками Общества (ООО "УДК" и ООО "Назаровское ГМНУ") были проведены ремонтные работы, в результате которых были заменены отдельные части основных средств, а именно была проведена замена двигателей на БелАЗах-7519 и бульдозере Т-500, а также проведены электромонтажные работы с заменой элементов системы управления (низковольтных комплектных устройств) на экскаваторе ЭКГ-12,5.

В результате выявленных дефектов Обществом были заключены договоры от 09.08.2011 N 10/08-НГМНУ-2011 и от 22.05.2011 N 17/05-НГМНУ-2011, согласно которым подрядчик ООО "Назаровское горно-монтажное наладочное управление" обязуется выполнить электромонтажные, наладочные работы при капитальном ремонте экскаваторов ЭКГ-12,5 с заменой кабельной продукции и шкафов управления.

Согласно смете в стоимость произведенных работ включаются электромонтажные работы, наладка главных и вспомогательных приводов, стоимость комплекта НКУ, транспортные расходы.

В результате произведенных работ было демонтировано следующие оборудование: высоковольтное комплексное распределительное устройство экскаваторное КРУЭ-10В-400-20У2. КРУ; Шкаф управления главными приводами 6ЛА.361.325, ПС, МС-2; Шкаф возбуждения генераторов МС-3; Шкаф вспомогательных приводов 6ЛА.361.326 ПС, МС-1; Шкаф силовых контакторов 6ЛА.361.324 ПС, МС-4; Пульт - кресло ПК1; Шкаф контроля изоляции РУ-380; Шкаф статического возбудителя синхронного двигателя.

Установлено: комплексное распределительное устройство КРУ-6Р-У2 А1; Шкаф управления главными приводами 715.1.000.000-12.1, А2; Шкаф статических преобразователей 715.2.000.000-12.1, АЗ; Шкаф вспомогательных приводов 715.3.000.000-12.1, А5; Шкаф контакторный 715.6.000.000-12.1, А4; Пульт - кресло 715.14.0.000.000-12.1, А6; Шкаф навесной 715.16.000.000-12.1, А 13; Шкаф управления тормозами 715.8.000.000-12.1, А12.

При замене данного оборудования генераторы, двигатели постоянного тока и главное (дополнительное) механическое оборудование остаются предусмотренные заводом изготовителем. Основные технические данные и характеристики экскаватора не меняются, основные расчетные параметры приводов экскаватора также не изменены.

Налоговым органом не опровергнуты доводы заявителя о том, что замена (установка) комплектного устройства не привела к повышению технико-экономических показателей экскаватора.

Согласно руководству по эксплуатации низковольтного комплектного устройства НКУ ЭГ-РЦ-У2 от 19.04.2011 N 715.0.000.000 - 14.4 РЭ (которое было установлено на экскаватор) НКУ предназначено для:

- обеспечения регулируемым напряжением постоянного тока цепей возбуждения генераторов по системе "тиристорный преобразователь - генератор - двигатель" (ТВ-Г-Д);

- обеспечения питания стабилизированным током цепей возбуждения двигателей главных электроприводов;

- предварительного разгона четырехмашинного преобразовательного агрегата до подсинхронной скорости;

- подачи в функции времени тока возбуждения синхронному двигателю (СД);

- управления электроприводами вспомогательных механизмов;

- формирования требуемых статических и динамических характеристик главных электроприводов;

- подачи на пульты машиниста информационных световых сигналов о включенном состоянии электроприводов, а также светового и звукового сигнала при аварийном состоянии электрооборудования;

- управления релейно-контакторной схемы;

- диагностики и автоматического управления.

Функции НКУ носят вспомогательный характер и не затрагивают технико-экономические показатели экскаватора, к которым относятся:

- производительность за ед. времени;

- вместимость ковша;

- грузоподъёмность;

- длина стрелы и рукояти.

При таких обстоятельствах налоговым органом не подтверждено, что в результате произведенных работ производительность экскаватора ЭКГ-12,5 увеличилась.

В результате выявленных дефектов на БелАЗах-7519 Обществом были заключены договоры от 25.02.2011 N ПБХ-2, от 28.10.2010 N 260, согласно которым подрядчик ООО "УДК" обязуется выполнить замену двигателя ДМ-21 на двигатель КТТА-38.

Общество ссылается на то, что двигатель ДМ-21 был заменен на двигатель иной марки (КТТА-38) в связи с прекращением его выпуска (двигатели семейства ДМ-21А на БелАЗы не устанавливаются, а с 2009 года их выпуск был прекращен), что следует также и из решения налогового органа (стр. 29) и письма ОАО "БелАЗ" от 27.12.2012 N 600-69/2030нту.

При этом, двигатель КТТА-38 обладает схожими техническими характеристиками, а по ряду показателей даже уступает двигателю ДМ-21, в частности:

- мощность нового двигателя составляет 1200 л.с., тогда как предыдущего 1300 л.с., т.е. в результате замены двигателя мощность была снижена на 7,69%.

- на новом двигателе максимальная мощность (1200 л.с.) достигается при частоте вращения коленчатого вала 1900 об/мин., тогда как на старом (1300 л.с.) при 1500 об/мин.

Для транспорта, предназначенного для перевозки грузов, более предпочтительным является достижение максимальной мощности на более низких оборотах, что влияет на тяговые характеристики;

- увеличилась частота вращения коленчатого вала на холостом ходу на 35%, что также является снижением технических характеристик для грузового транспорта;

- снижен диаметр цилиндров и ход поршня на 24% и рабочий объем на 25%. Объем двигателя - непосредственно влияет на такие параметры транспорта, как мощность транспортного средства. Чем выше объем и мощность, тем больше грузовой транспорт способен перевозить груза. Соответственно, данный показатель также снижает технические характеристики грузового транспорта.

К положительным изменениям на новом двигателе можно отнести незначительное снижение потребления топлива на 2,37% (с 211 л./100 км. до 206 л./100 км.), что объясняется снижением мощности двигателя.

Между тем, незначительное снижение потребления топлива нельзя признать повышением технико-экономических показателей основного средства, когда происходит одновременное снижение других его показателей на более существенные величины (мощность упала на 7,69%). Кроме того, необходимо учитывать отсутствие возможности произвести замену неисправного двигателя на двигатель той же модели (марки).

При квалификации работ в качестве капитального ремонта или реконструкции необходимо учитывать, в том числе, обстоятельства в связи с которыми возникла необходимость их проведения, то есть цель работы (если произведенным работам предшествовала поломка ОС, а целью данных работ являлось ее устранение, то такие работы следует квалифицировать как ремонт).

Данный правовой подход основан на правовой позиции, сформированной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.02.2011 N 11495/10, согласно которой положения пункта 2 статьи 257 Налогового кодекса РФ не ставят квалификацию работ, увеличивающих стоимость основных средств, в зависимость от того, в каком объеме и какие части основного средства заменены. Для квалификации работ имеет значение цель их проведения и последствия для объекта.

К технико-экономическим показателям БелАЗа следует отнести:

- скорость погрузки/разгрузки (производительность);

- максимальный объем и вес перевозимой продукции (грузоподъемность);

- скорость доставки.

В результате произведенных работ по замене двигателя данные показатели не изменились.

Поскольку налоговым органом не опровергнуто утверждение общества об отсутствии у него возможности произвести замену неисправного двигателя на двигатель той же модели (марки), не могут быть приняты во внимание доводы налогового органа относительно того, что в ходе замены двигателя была проведена замена и реконструкция иных систем (впуска топливно-воздушной смеси, выпуска отработанных газов, охлаждения, гидравлики, коробки отбора мощности, электросхемы, приборной панели, упругой муфты и др.).

В результате выявленных дефектов на Бульдозере Т-500 Обществом был заключен договор от 17.02.2011 N ПБуХ-3, согласно которому подрядчик ООО "УДК" обязуется выполнить замену двигателя ЯМЗ-850.10 на двигатель Cummins КТТА-19С.

Из решения инспекции следует, что в отношении Бульдозера Т-500 налоговый орган сравнивает технические характеристики двигателя Cummins КТТА-19С с техническими характеристиками двигателя 8У396. Между тем, Обществом производилась замена двигателя ЯМЗ-850.10, а не двигателя 8У396. Факт замены именно двигателя ЯМЗ-850.10 налоговым органом не оспаривается (стр. 33 решения инспекции) и подтверждается паспортом самоходной машины и других видов техники на бульдозер Т-500 серия АА N 973387, а также пояснениями ООО "Уральская дизельная компания" о том, что была произведена замена именно двигателя ЯМЗ-850.10. При таких обстоятельствах ссылка инспекции на обоснованность проведенного сравнения в связи с указанием в техническом паспорте на трактор Т-500 марки двигателя, предусмотренной инструкцией по эксплуатации (8У396), несостоятельна.

При сравнении технических характеристик двигателя ЯМЗ-850.10 с двигателем Cummins КТТА-19С следует, что потребление топлива осталось на прежнем уровне, при этом упала мощность двигателя на 8,34% (формуляр тракторов тягового класса 35 ОАО "Промтрактор" - т. 26 л.д. 104-107, приказ о норме расхода смазочных материалов от 22.05.2008 N 140 т.26 л.д. 108).

При этом, двигатель Cummins КТТА-19С обладает схожими техническими характеристиками, а по ряду показателей даже уступает двигателю ЯМЗ-850.10, в частности: мощность нового двигателя составляет 480 л.с., тогда как предыдущего 520 л.с., т.е. в результате замены двигателя мощность была снижена на 8,34%. Остальные технические характеристики не изменились.

Ссылка инспекции в пояснениях на то обстоятельство, что на сайте Ярославского моторного завода - ЯМЗ.ru (www.yamz.ru) в продаже имеется двигатель 850.10, стоимостью 850 542 руб., сама по себе не подтверждает то обстоятельство, что целью работ по замене двигателя была модернизация бульдозера. Налоговый орган не указывает, какие признаки модернизации выявились при замене двигателя: каким образом изменилось назначение бульдозера; какие у него появились новые качества; насколько у бульдозера повысились нагрузки.

К технико-экономическим показателям Бульдозера следует отнести:

- производительность за ед. времени;

- размер колеи;

- размер ковша.

В результате произведенных работ по замене двигателя ни один из приводимых показателей в лучшую сторону не изменился. Условия, установленные в пункте 2 статьи 257 Налогового кодекса РФ, для отнесения произведенных работ к работам по модернизации или техническому перевооружению, не соблюдаются.

Суд апелляционной инстанции отклоняет ссылки налогового органа на протоколы допроса свидетелей относительно квалификации проведенных работ (модернизация или ремонт), поскольку вопросы квалификации работ имеют правовой характер. По этим же мотивам судом отклоняются ссылки налогового органа на указание в командировочных удостоверениях работников Назаровского ГМНУ цели командировки в виде модернизации экскаватора, а также на определение предмета договоров N ПБХ-2 от 25.02.2011 в виде модернизации и переоборудования автосамосвалов БелАЗ.

В соответствии с пунктом 74 "Методических рекомендаций по бухгалтерскому учету затрат на содержание машинно-тракторного парка в сельскохозяйственных организациях", утвержденных Минсельхозом РФ, для работы транспортных средств важными технико-экономическими показателями, определяющими производительность тракторных транспортных работ, являются: грузоподъемность тракторных тележек и прицепов (т), расстояние перевозок (км), общий пробег и в том числе с грузом (км), количество перевезенного груза (т), время работы техники (машино-часы), объем грузоперевозок (тонно-км перевезенных грузов).

Основным обобщающим показателем выполнения тракторных транспортных работ является тонно-километр, с помощью которого определяются как плановый, так и фактический объем транспортных перевозок (внутрихозяйственных и внешних) и тем самым обеспечивается сопоставимость плановых и учетных данных.

В результате проведенных ремонтных работ приведенные технические характеристики не улучшились, так:

- мощность бульдозера и экскаваторов не увеличилась, а у БелАЗов даже произошло ее снижение;

- дополнительное оборудование не появилось (происходила только замена неисправного оборудования);

- новые качества основные средства не приобрели.

В письме ОАО "БелАЗ" от 27.12.2012 N 600-69/2030нту указано, что с 2000 года двигатели семейства ДМ-21А на БелАЗы не устанавливаются, а с 2009 года их выпуск был прекращен.

Таким образом, Общество, установив неисправность данных двигателей в 2010-2011 гг., было вынуждено произвести замену двигателя семейства ДМ-21А и ЯМЗ-850.10 на двигатель иной марки (со схожими характеристиками), поскольку не располагало какой-либо иной альтернативой.

Данный довод косвенно подтверждает отсутствие цели у Общества улучшить технические характеристики транспортных средств. Целью было именно продолжение их эксплуатации.

Замена отдельных частей основного средства, принятого в налоговом учете, в качестве единого инвентарного объекта, не влечет изменения его технологического, производственного назначения и эксплуатационных качеств, расходы на такую замену должны быть отнесены к расходам на ремонт основных средств, согласно статье 260 Налогового кодекса РФ.

Уменьшение простоев техники в связи с ее неисправностью, также не может свидетельствовать о повышении ее технико-экономических показателей, поскольку назначением любого основного средства является его использование в производственной деятельности. Снижение количества поломок характеризует исправность (надежность) двигателя, которая обеспечивает его работу в период срока полезного использования.

На основании изложенного, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу, что в рассматриваемом случае Обществом был проведен ремонт оборудования, затраты на который правомерно были учтены единовременно в составе расходов в соответствии со статьей 260 Налогового кодекса РФ, а потому вывод налогового органа о том, что стоимость произведенных работ должна погашаться согласно статье 256 Налогового кодекса РФ путем начисления амортизации, поскольку Обществом был проведен не капитальный ремонт, а техническое перевооружение оборудования, правильно расценен судом как несостоятельный.

Доначисление налога на прибыль за 2011 год в общем размере 10 685 246,11 руб., соответствующих пени и налоговых санкций является неправомерным. Доводы апелляционной жалобы в данной части подлежат отклонению, поскольку не опровергают обоснованных выводов суда первой инстанции.

По подпунктам 1.3.3, 1.3.4, 1.3.1.5, 1.3.6 и 1.3.7. решения инспекции.

Из решения инспекции следует, что налоговый орган в ходе проверки пришел к выводу о том, что Общество неправомерно в нарушение статьи 374 Налогового кодекса РФ не учло в составе основных средств затраты капитального характера, указанные в следующих пунктах решения: п. 1.1.2.6 (расходы, связанные с ремонтом экскаватора); п. 1.1.2.7 (расходы, связанные с ремонтом БелАЗов и бульдозера).

По мнению инспекции, не учет вышеуказанных расходов в качестве капитальных затрат, увеличивающих первоначальную стоимость основных средств, повлек занижение налоговой базы по налогу на имущество организаций.

Учитывая, что указанные расходы не признаны судом затратами капитального характера, увеличивающими первоначальную стоимость основных средств, Общество правомерно не учитывало в стоимости основных средств соответствующие затраты.

Следовательно, вывод налогового органа о занижении налоговой базы по налогу на имущество не обоснован, в связи с чем является неправомерным доначисление обществу налога в размере 547 289,68 руб., в том числе за 2010 год в размере 1 270,46 руб., за 2011 год в размере 546 019,23 руб., и привлечение общества к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ в виде штрафа в размере 109 457, 94 руб.

Доводы апелляционной жалобы в данной части подлежат отклонению.

По подпункту 1.1.2.8. решения инспекции.

Как следует из решения инспекции, налоговый орган в ходе проверки пришел к выводу о том, что Общество неправомерно включило в состав расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль в 2010 и 2011 годах, затраты на приобретение ТМЦ, которые являются объектами основных средств и подлежат отражению в расходах путем начисления амортизации.

В ходе проверки установлено, что в нарушение пункта 1 статьи 256 Налогового кодекса РФ, пункта 4 ПБУ-6/01 "Учет основных средств" приняты к бухгалтерскому учету на счете 10 "Материалы" объекты, соответствующие признакам амортизируемого имущества: карьерный приключательный пункт (ячейка) ЯКУ-1 с устройством защиты и управления УЗУ.1, Станок отрезной ножовочный ON-280.

Общество не оспаривает выявленное нарушение в отношении неправомерного единовременного включения в состав расходов затрат на приобретение ТМЦ, однако, считает, что налоговый орган в силу статей 89, 101 Налогового кодекса РФ обязан был рассчитать реальный размер налоговых обязательств, то есть учесть в составе расходов амортизацию и амортизационную премию.

Суд первой инстанции согласился с позицией налогоплательщика.

Налоговый орган, оспаривая в апелляционном порядке выводы суда, повторяет доводы, изложенные в решении инспекции, указывает, что Общество неправомерно единовременно включило в расходы по налогу на прибыль затраты на приобретение основных средств. Общество должно было отразить операции по приобретению основных средств и принять их в бухгалтерском учете по карточке счета 01 "Основные средства" и начислять ежемесячно сумму амортизации по счету 02 "Амортизация основных средств", что обществом не было сделано, соответственно, у налогового органа на момент проверки не имелось оснований для учета затрат общества. Общество обязано самостоятельно вести бухгалтерский учет на основании данных бухгалтерских регистров и в случае выявления ошибок самостоятельно их исправлять, налоговый орган такими полномочиями не наделен.

По решению инспекции на данный эпизод приходится общее доначисление налога на прибыль организаций за 2010 год в сумме 199 169, 49 руб., за 2011 год - 59 320, 63 руб.

Общество, не оспаривая основания доначисления налога, просило учесть амортизационную премию и отчисления за 2010 год в размере 339 418,08 руб., за 2011 год - 173 520, 52 руб. В соответствии с согласованным сторонами расчетом оспариваемое доначисление налога по данному эпизоду составляет за 2010 год - 67 883,62 руб., за 2011 год - 34 704, 10 руб., пени по налогу составили 2 484,98 руб. (1644,34 руб. за 2010 год, 840, 64 руб. - за 2011 год), штраф по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ в размере 20 517, 54 коп. (13 576,72 руб. - за 2010 год, 6 940,82 руб. - за 2011 год).

Как следует из судебных актов по данному делу, суд первой инстанции первоначально в решении пришел к выводу о неправомерности доначисления налога на прибыль организаций в сумме 67 883,62 руб. за 2010 год, в сумме 34 704,10 руб. за 2011 год, общая сумма по всем оспариваемым эпизодам по налогу на прибыль организаций, признанная судом неправомерно начисленной, составила 11 060 881, 56 руб. Вместе с тем, определением суда об исправлении опечатки от 08.08.2013 суммы доначислений по налогу на прибыль, признанные судом незаконными, увеличены на 155 902,15 руб. (131 285,62 +24 616,53 руб.), то есть, по данному эпизоду доначисления признаны неправомерными в полном объеме, сумма удовлетворенных требований изменена на 11 216 783,96 руб. При этом обществом в полном объеме по рассматриваемому эпизоду доначисление налога не оспаривалось, определение об исправлении опечатки не содержит обоснования наличия арифметической ошибки или опечатки в судебном акте, что свидетельствует о нарушении судом процессуальных норм, повлекшем принятие неправильного судебного акта по существу спора в части. Доводы налогового органа в данной части судом апелляционной инстанции признаны обоснованными.

Между тем суд апелляционной инстанции соглашается с судом первой инстанции в том, что при расчете реального размера налоговых обязательств налогоплательщика за 2010 и 2011 годы налоговый орган обязан был учесть в составе расходов не учтенную налогоплательщиком амортизацию и амортизационную премию по объектам основных средств.

С учетом ранее выраженного правового подхода налоговый орган обязан при выездной налоговой проверке определять реальную сумму налоговых обязательств налогоплательщика, исходя из правильного расчета налоговой базы, включая доходы и расходы. Доводы апелляционной жалобы в данной части судом отклоняются.

Предметом проверки по налогу на прибыль организаций является правильность определения налогоплательщиком налоговой базы, в которую входят в качестве расходов сумма начисленной по объектам основных средств амортизации, а также амортизационная премия, уменьшающая сумму начисленной амортизации и подлежащая на основании пункта 8 статьи 258 Налогового кодекса РФ списанию в состав расходов единовременно.

Согласно пунктам 1, 2 и 4 статьи 259 Налогового кодекса РФ налогоплательщик ежемесячно начисляет по каждому объекту основных средств (амортизируемого имущества) начиная с 1 числа месяца, следующего за вводом объекта в эксплуатацию, сумму амортизации, которая определяется как произведение первоначальной стоимости основного средства на норму амортизации.

Первоначальная стоимость основного средства в силу пункта 1 статьи 257 Налогового кодекса РФ определяется как сумма расходов на его приобретение, сооружение, изготовление, доставку и доведение до состояния, в котором оно пригодно для использования, за исключением налога на добавленную стоимость.

В соответствии с пунктом 9 статьи 258 Налогового кодекса РФ налогоплательщик имеет право включать в состав расходов отчетного (налогового) периода расходы на капитальные вложения в размере не более 10 процентов (не более 30 процентов - в отношении основных средств, относящихся к третьей - седьмой амортизационным группам) первоначальной стоимости основных средств (за исключением основных средств, полученных безвозмездно), а также не более 10 процентов (не более 30 процентов в отношении основных средств, относящихся к третьей - седьмой амортизационным группам) расходов, которые понесены в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации основных средств и суммы которых определяются в соответствии со статьей 257 настоящего Кодекса.

При этом, с учетом расчета размера и нормы амортизации, при учете в составе расходов амортизационной премии в размере 30% на указанную сумму подлежит уменьшению размер первоначальной стоимости, исходя из которого рассчитывается ежемесячная амортизация.

Судом из представленного обществом расчета, не оспоренного инспекцией, установлено, что по рассматриваемым объектам в расходах 2010 года должны быть включены расходы (ячейки) в размере 339 418,08 руб., в том числе амортизационная премия в размере 298 754,24 руб., амортизационные отчисления в размере 40 663,84 руб.

В расходы 2011 года должны быть включены расходы 173 520,52 руб., в том числе амортизационная премия в размере 88 980,94 руб., амортизационные отчисления по ячейкам в размере 69 709,44 руб., амортизационные отчисления по станкам в размере 14 830,14 руб.

Указанные дополнительные расходы общества и дополнительно начисленные налоги должны быть учтены при исчислении суммы доначисленного налога на прибыль соответственно за 2010 год и 2011 год. Доначисление сумм налога на прибыль организаций произведено налоговым органом неправомерно за 2010 год на сумму 67 883,62 руб., за 2011 год - на сумму 34 704,10 руб., что повлекло необоснованное начисление пени по налогу в сумме 2 484,98 руб. (1644,34 руб. за 2010 год, 840, 64 руб. - за 2011 год), штрафа по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ в размере 20 517, 54 коп. (13 576,72 руб. - за 2010 год, 6 940,82 руб. - за 2011 год).

Указанный расчет налоговым органом в ходе рассмотрения дела не оспорен, в апелляционной инстанции подтвержден при заключении соглашения по фактическим обстоятельствам дела.

Налоговый орган, исходя из положений статьи 89 Налогового кодекса РФ, при расчете суммы расходов по амортизации и амортизационной премии за 2010-2011 год по спорным объектам основных средств обязан был учесть в составе расходов не учтенную налогоплательщиком амортизацию и амортизационную премию по объектам основных средств, что не было произведено, вследствие чего довод инспекции о необходимости подачи уточненной налоговой декларации (статья 81 Налогового кодекса РФ) правомерно расценен судом как несостоятельный.

Доначисления налога на прибыль организаций, соответствующих пени и налоговых санкций по данному эпизоду являются неправомерными. Доводы апелляционной жалобы судом отклоняются в связи с их необоснованностью.

По подпунктам 1.2.1.1., 1.2.1.2. и 1.2.1.3. решения инспекции.

Как следует из оспариваемого решения, в ходе налоговой проверки инспекция установила, что в здании административно-бытового комбината, согласно актам выполненных работ от 29.07.2011, 27.07.2011, от 30.06.2011 были проведены работы силами общества по устройству кабинета главного инженера и по устройству крыши. Затраты на сумму 1 293 531, 97 руб. учтены обществом в целях налогообложения прибыли единовременно на основании подпункта 2 пункта 1 статьи 253 Налогового кодекса РФ как расходы на содержание и эксплуатацию, ремонт и техническое обслуживание основных средств.

По мнению налогового органа, обществом в нарушение статьи 146 Налогового кодекса РФ указанные работы не включены в налоговую базу для исчисления налога на добавленную стоимость. Сумма налога на добавленную стоимость обществом в размере 232 835,75 руб. не исчислена, в налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость не включена.

В соответствии с согласованным сторонами расчетом на данный эпизод приходится доначисление налога на добавленную стоимость в общей сумме 232 835,75 руб., в том числе, 3 квартал 2011 года (п.1.2.1.2 решения инспекции - СМР для собственного потребления (кабинет инженера) - 22 060, 44 руб., 2, 3 кварталы 2011 года (п.1.2.1.3. решения инспекции - СМР для собственного потребления (крыша) - 89 968,82 руб. и 119 897,49 руб. соответственно; пени по налогу в общей сумме 11 182, 89 руб. (1103,20 руб., 4 321,12 руб. и 5 758,57 руб. соответственно), штраф по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ в размере 46 567,15 руб. (4 593,89 руб., 17 993,76 руб. и 23 979,50 руб. соответственно).

Судом апелляционной инстанции в ходе рассмотрения дела установлено, что судом первой инстанции при рассмотрении данного эпизода необоснованно признано неправомерным начисление пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 122,76 руб., приходящихся на неоспариваемый обществом эпизод по пункту 1.2.1.4. решения инспекции.

Судом первой инстанции признано неправомерным доначисление Обществу налога на добавленную стоимость, соответствующих пени и налоговых санкций в связи с включением в налоговую базу для исчисления налога на добавленную стоимость расходов на произведенные силами Общества работы по устройству кабинета главного инженера и по устройству крыши, как расходов на строительно-монтажные работы для собственного потребления.

Налоговый орган в апелляционной жалобе приводит доводы, изложенные в решении инспекции, указывает, что работы, произведенные Обществом, подпадают под определение строительно-монтажных работ, выполненных для собственного потребления, в связи с чем должны увеличивать налоговую базу по налогу на добавленную стоимость. Налоговый орган также указывает, что в ходе проверки налоговым органом проведен осмотр кабинета главного инженера (протокол осмотраN 2.7-31/25 от 28.11.2012), в результате которого установлено, что перепланировка проводилась, кабинет главного инженера состоит в настоящее время из трех помещений: рабочей зоны, комнаты отдыха и помещения, в котором сантехническое оборудование - душевая кабина, раковина, унитаз.

Суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения считает выводы суда первой инстанции о необоснованности доначисления налога на добавленную стоимость, пени и санкций правильными, основанными на имеющихся в материалах дела доказательствах и действующем правовом регулировании, исходя из следующего.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 146, пунктом 2 статьи 159 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость признаются операции по выполнению строительно-монтажных работ для собственного потребления. При совершении таких операций налоговая база определяется как стоимость выполненных работ, исчисленная из всех фактических расходов налогоплательщика на их выполнение.

К строительно-монтажным работам, выполненным для собственного потребления (хозяйственным способом), относятся работы, осуществляемые для своих нужд собственными силами организаций, а также работы, выполненные строительными организациями по собственному строительству, а не в рамках подрядных договоров (пункт 1 статьи 11 Налогового кодекса РФ, пункт 22 Указаний по заполнению формы федерального статистического наблюдения N 1 - предприятие "Основные сведения о деятельности организации", утвержденных Приказом Росстата от 20.12.2012 N 643, пункт 19 Указаний по заполнению форм федерального статистического наблюдения: N П-1 "Сведения о производстве и отгрузке товаров и услуг", N П-2 "Сведения об инвестициях в нефинансовые активы", N П-3 "Сведения о финансовом состоянии организации", N П-4 "Сведения о численности, заработной плате и движении работников", N П-5(м) "Основные сведения о деятельности организации", утвержденных Приказом Росстата от 24.10.2011 N 435).

Согласно письму Минфина России от 05.11.2003 N 04-03-11/91 для целей обложения налогом на добавленную стоимость строительно-монтажные работы следует рассматривать как работы капитального характера, в результате которых:

а) создаются новые объекты основных средств, в том числе объекты недвижимого имущества (здания, сооружения и т.п.);

б) изменяется первоначальная стоимость объектов ОС, находящихся в эксплуатации, в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации и по иным аналогичным основаниям.

Следовательно, в том случае, когда строительные или монтажные работы не носят капитальный характер (не связаны с созданием новых основных средств и не изменяют первоначальную стоимость имеющихся основных средств), а, например, связаны с текущим ремонтом, объект налогообложения по налогу на добавленную стоимость не возникает.

Налоговым органом документально не опровергнуто утверждение общества о том, что ремонт помещений в кабинете главного инженера и замена кровли не привели к созданию новых объектов основных средств, не привели к изменению их первоначальной стоимости.

Данный вывод косвенно подтверждается самим налоговым органом, поскольку претензий к единовременному списанию на расходы затрат на проведение данных работ не предъявлено.

Инспекцией документы, подтверждающие капитальный характер произведенных работ, не представлены. Ссылки на поэтажный план, представленный работниками общества при проведении проверки, не свидетельствуют о капитальном характере произведенных работ. По аналогичным основаниям отклоняется и ссылка налогового органа на протокол осмотра кабинета главного инженера.

Кроме того, представленный поэтажный план не утвержден уполномоченными органами, не оформлен в качестве приложения к техническому паспорту и, следовательно, не может подтверждать капитальный характер работ в кабинете главного инженера.

Оценив представленные в материалы дела первичные документы, суд первой инстанции обоснованно установил, что работы в здании административно-бытового комбината не являются работами капитального характера, влекущими изменение первоначальной стоимости объекта основных средств.

Доказательств осуществления обществом работ капитального характера материалы дела не содержат. Доказательств, указывающих на изменение функционального назначения спорного объекта, налоговым органом в нарушение требований части 1 статьи 65, части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции о недоказанности инспекцией наличия оснований для доначисления налога на добавленную стоимость, соответствующих пени и налоговых санкций по данному эпизоду. Доводы апелляционной жалобы судом отклоняются.

По подпункту 1.4.2. решения инспекции.

Как следует из решения инспекции, налоговый орган в ходе проверки пришел к выводу о занижении Обществом количества добытого андезита в связи с тем, что количество добытого полезного ископаемого в налоговых декларациях отражено в плотном состоянии без учета коэффициента разрыхления (1,3); а также о занижении стоимости единицы андезита в связи с занижением расходов по добыче.

Налоговый орган увеличил количество добытого андезита за 2 года с 94 405,86 м.куб. до 122 727,62 м.куб., а также произвел пересчет потерь с 562,34 м.куб. до 731,05 м.куб., что дает рост количества добытого полезного ископаемого на 28 153,05 м.куб. за два года.

В соответствии с согласованным сторонами расчетом доначисление налога на добычу полезных ископаемых по двум основаниям составило 422 198,15 руб. (обществом согласно заявлению оспорено 422 027,15 руб.), в том числе, за 2010 год - 183 986,34 руб., за 2011 год - 238 211,81 руб.; начислены пени по налогу в общей сумме 73 903,17 руб., налоговые санкции по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ в размере 84 439,63 руб.

На эпизод доначисления, связанный с занижением количества добытого полезного ископаемого, приходится доначисление налога на добычу полезных ископаемых за 2010 год в сумме 175 422,80 руб., пени в сумме 30 707 руб., налоговые санкции в виде штрафа в размере 35 084, 60 руб.; за 2011 год - налог в сумме 222 147,40 руб., пени в сумме 38 885,10 руб., налоговые санкции в виде штрафа в размере 44 429, 50 руб.

На эпизод доначисления, связанный с занижением стоимости единицы андезита, приходится доначисление налога на добычу полезных ископаемых за 2010 год в сумме 8 563,20 руб., пени в сумме 1499 руб., налоговые санкции в сумме 1712,64 руб.; за 2011 год - налог в сумме 16 064,40 руб., пени в сумме 2 811,90 руб., налоговые санкции в сумме 3 212,90 руб. (т.29, л.д. 115-120).

Суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения приходит к выводу о доказанности налоговым органом наличия оснований для доначисления налога на добычу полезных ископаемых, пени и налоговых санкций по эпизоду, связанному с занижением обществом количества добытого полезного ископаемого, исходя из следующего.

В соответствии со статьями 9, 11 Закона Российской Федерации от 21.02.1992 N 2395-01 "О недрах" ОАО "Разрез Харанорский" является пользователем недр.

На основании статьи 334 Налогового кодекса РФ Общество, как пользователь недр, является плательщиком налога на добычу полезных ископаемых.

Из материалов дела следует, что в проверяемом периоде Общество производило добычу бурого угля открытым способом на Харанорском месторождении бурого угля на основании лицензии ЧИТ 00979 ТЭ от 04.03.1999, выданной на осуществление добычи бурого угля открытым способом на Харанорском месторождении (сроком окончания действия до 31.12.2012) и добычу камня на Харанорском месторождении андезитов на основании лицензии ЧИТ 00980 ТЭ от 04.03.1999, выданной на осуществление добычи камня для производства щебня на Харанорском месторождении андезитов (срок окончания действия до 31.12.2012). Приказом N 75-цф от 26.10.2005 срок окончания действия лицензии продлен до 31.12.2021 (Дополнение N 2 от 16.12.2005 к данной лицензии).

В проверяемых периодах осуществлялась реализация только угля бурового, андезит полностью использовался в производственной деятельности общества.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 336 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения налогом на добычу полезных ископаемых признаются полезные ископаемые, добытые из недр на территории Российской Федерации на участке недр, предоставленном налогоплательщику в пользование в соответствии с законодательством Российской Федерации.

На основании пункта 1 статьи 337 Налогового кодекса РФ полезным ископаемым признается продукция горнодобывающей промышленности и разработки карьеров, содержащаяся в фактически добытом (извлеченном) из недр (отходов, потерь) минеральном сырье (породе, жидкости и иной смеси), первая по своему качеству соответствующая государственному стандарту Российской Федерации, стандарту отрасли, региональному стандарту, международному стандарту, а в случае отсутствия указанных стандартов для отдельного добытого полезного ископаемого - стандарту организации (предприятия).

Не может быть признана полезным ископаемым продукция, полученная при дальнейшей переработке (обогащении, технологическом переделе) полезного ископаемого, являющаяся продукцией обрабатывающей промышленности.

К видам добытого полезного ископаемого подпунктом 13 пункта 2 статьи 337 Налогового кодекса РФ отнесены концентраты и другие полупродукты, содержащие драгоценные металлы (золото, серебро, платина, палладий, иридий, родий, рутений, осмий), получаемые при добыче драгоценных металлов, то есть извлечение драгоценных металлов из коренных (рудных), россыпных и техногенных месторождений.

Пунктами 1, 3, 4 и 5 статьи 338 Налогового кодекса РФ определено, что налоговая база определяется налогоплательщиком самостоятельно в отношении каждого добытого полезного ископаемого (в том числе полезных компонентов, извлекаемых из недр попутно при добыче основного полезного ископаемого).

Количество добытых полезных ископаемых определяется в соответствии со статьей 339 настоящего Кодекса.

В силу положений пункта 1 статьи 339 Налогового кодекса РФ количество добытого полезного ископаемого определяется налогоплательщиком самостоятельно. В зависимости от добытого полезного ископаемого его количество определяется в единицах массы или объема.

Количество добытого полезного ископаемого определяется прямым (посредством применения измерительных средств и устройств) или косвенным (расчетно, по данным о содержании добытого полезного ископаемого в извлекаемом из недр (отходов, потерь) минеральном сырье) методом, если иное не предусмотрено настоящей статьей. В случае, если определение количества добытых полезных ископаемых прямым методом невозможно, применяется косвенный метод.

Из материалов дела усматривается и сторонами не оспаривается, что добытым полезным ископаемым в целях налогообложения является андезит (камень), добытый (извлеченный) из недр, и уголь. Для извлечения андезита из недр производится комплекс буровзрывных работ и доставка его для дробления на дробильно-сортировочной установке. После дробления андезита выходит продукт переработки - щебень фракций по ГОСТУ 7392-85 (раздел 9 "Дробильно-сортировочная установка" Рабочего проекта строительства щебеночного карьера на Харанорском андезитовом месторождении - т.29- л.д. 129-148).

Количество добытых за налоговый период (месяц) полезных ископаемых (уголь и андезит) ежемесячно определялось маркшейдерской службой Общества и отражалось в соответствующих справках. В налоговых декларациях плательщика количество добытого угля отражалось в единицах массы (тонны), количество добытого камня в единицах объема (куб. м.).

В справках геолого-маркшейдерской службы измерение количества добытого бурого угля определялось прямым методом и в единицах массы и в единицах объема (куб. м.).

Данный порядок определения количества добытого угля в соответствии с требованиями пунктов 2, 3 статьи 339 Налогового кодекса РФ установлен учетной политикой Общества.

Применяемый налогоплательщиком метод определения количества добытого полезного ископаемого подлежит утверждению в учетной политике налогоплательщика для целей налогообложения и применяется налогоплательщиком в течение всей деятельности по добыче полезного ископаемого.

При этом, если налогоплательщик применяет прямой метод определения количества добытого полезного ископаемого, количество добытого полезного ископаемого определяется с учетом фактических потерь полезного ископаемого.

Учетной политикой Общества установлено, что количество добытого угля определяется прямым методом с учетом фактических потерь угля. При этом составляется справка маркшейдерского замера о добыче и потерях угля при добыче, которая предоставляется в бухгалтерию Общества. В справках геолого-маркшейдеркой службы количество добытого угля, определяемое прямым методом отражено в единицах массы и единицах объема.

Порядок определения количества добытого камня учетной политикой Общества не установлен.

При проведении выездной налоговой проверки Инспекцией установлено, что количество добытого камня (андезита) определялось Обществом в плотном состоянии.

Согласно налоговым декларациям Общества по налогу на добычу полезных ископаемых количество добытого андезита за 2010 год составило 41 937 куб.м., эксплуатационные потери составили 251,65 куб.м. Количество добытого андезита за 2011 год составило 52 469 куб.м., эксплуатационные потери составили 310,69 куб.м.

В Отчетах 5-ГР за 2010 и 2011 годы количество добытого андезита соответствует количеству, отраженному в налоговых декларациях плательщика.

Факт отражения количества добытого камня (андезита) в декларациях в плотном состоянии плательщиком не оспаривается.

Согласно техническому проекту "Рабочий проект строительства щебеночного карьера на Харанорском андезитном месторождении" (Пояснительная записка и документация), разработанного Государственным проектным институтом "Востсибгипрошахт" Министерства топлива и энергетики РФ в 1993 году, коэффициент разрыхления по андезиту установлен в размере 1,3 (стр. 24 - т.29, л.д. 139).

Учитывая, что количество добытого угля определялось геолого-маркшейдерской службой в соответствии с Техническим проектом "Корректировка проекта (ТЭО) расширения ОАО "Разрез Харанорский" прямым методом в разрыхленном состоянии, для приведения количества добытого андезита в разрыхленное состояние инспекцией применен коэффициент разрыхления 1,3, установленный Рабочим проектом строительства щебеночного карьера на Харанорском месторождении.

Правомерность применения коэффициента разрыхления для перевода добытого полезного ископаемого из плотного состояния в разрыхленное подтверждается также Инструкцией по маркшейдерскому учету объемов горных работ при добыче полезных ископаемых открытым способом, утвержденной Постановлением Госгортехнадзора России от 06.06.2003 N 74, (зарегистрирована Министерством юстиции Российской Федерации 17.06.2003 N 4700).

Следовательно, суд первой инстанции ошибочно исходил из того, что применив коэффициент разрыхления к минеральному сырью, залегающему в недрах, можно получить количество добытого щебня.

В ходе апелляционного рассмотрения заявителем приведен довод, ранее не заявленный, о том, что количество добытого угля определялось Обществом в плотном состоянии. Общество указало, что количество добытого угля Общество определяло в тоннах, путем взвешивания. Данный показатель (в тоннах) используется обществом при реализации угля, а также при расчете НДПИ. Объем добытого угля общество использует для распределения расходов на добычу полезных ископаемых между добытым углем и андезитом. Перевод добытого угля из единицы массы (тонны) в единицу объема (м3) используется на основании коэффициента 1,2, утвержденного Техническим проектом "Корректировка проекта (ТЭО) расширения ОАО "Разрез Харанорский". Исходя из позиции общества, используемый коэффициент позволяет перевести массу добытого угля в объем в целике, без учета коэффициента разрыхления. Соответственно, для определения доли каждого добытого полезного ископаемого использовались данные о его добыче в плотном состоянии, как по андезиту, так и по углю.

Суд апелляционной инстанции позицию заявителя несостоятельной, с учетом следующего.

Учетной политикой Общества и техническим проектом "Корректировка проекта (ТЭО) расширения ОАО "Разрез Харанорский" предусмотрено, что погрузка угля в забое производится непосредственно в вагоны МПС, что свидетельствует о том, что количество добытого угля определяется исходя из количества угля, отгруженного в вагоны, т.е. в разрыхленном состоянии. Учетной политикой Общества также установлено, что количество добытого угля определяется прямым методом с учетом фактических потерь угля.

Согласно ГОСТУ 17070-87 термин для коэффициента, используемого для перевода массы добытого угля в объем, имеет порядковый номер 111, обозначается как "насыпная плотность угля" и определяется как отношение массы свеженасыпанного угля к его объему, включая объем пор и трещин внутри зерен и кусков, а также объем пустот между ними, определяемому в установленных условиях заполнения емкости".

Кроме того, в п. 1.5, 1.6 "Методических указаний по инвентаризации угля и горючих сланцев на электростанциях" РД 34.09.107 дается следующее определение насыпной плотности: под насыпной плотность подразумевается масса одного кубического метра топлива в уплотненном или неуплотненном состоянии".

Согласно разделу 2.2. вышеназванных "Методических указаний" насыпная плотность угля производится с помощью железнодорожных вагонов, что свидетельствует о том, что коэффициент перевода единиц массы в единицы объема исчисляется для уже добытого полезного ископаемого, которое взвешивается в разрыхленном состоянии.

В ходе выездной налоговой проверки налоговым органом для перевода единиц массы в единицы объема применялся только показатель для перевода единиц массы в единицы объема, дополнительно коэффициент разрыхления для перевода разрыхленного угля в плотный не применялся.

Суд не усматривает оснований для признания обоснованным утверждения общества о том, коэффициент перевода позволяет перевести массу добытого угля в единицы объема в целике, без учета коэффициента разрыхления.

Учитывая, что в соответствии с учетной политикой Общества и положениями Налогового кодекса РФ исчисление налога при добыче угля в налоговых периодах 2010 г.- январь, февраль, март 2011 года определялось Обществом исходя из цен реализации угля, в апреле-декабре 2011 года исходя из установленных пунктом 2 статьи 342 Налогового кодекса РФ налоговых ставок, отражение количества добытого угля в единицах объема не влияет на сумму налога, исчисленного в отношении угля.

При установленных по делу обстоятельствах и действующем правовом регулировании суд апелляционной инстанции считает обоснованным вывод налогового органа о применении обществом несопоставимых показателей при определении количества добытого полезного ископаемого (угля и андезита), что повлекло занижение количества добытого полезного ископаемого - андезита. По данному эпизоду доначисления требования общества удовлетворению не подлежат. Апелляционная жалоба инспекции в данной части подлежит удовлетворению.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции приходит к выводу о недоказанности налоговым органом наличия оснований для доначисления налога на добычу полезных ископаемых, соответствующих пени и налоговых санкций по второму эпизоду доначисления, исходя из следующего.

Как следует из оспариваемого решения инспекции, для выделения из общей суммы расходов по добытым полезным ископаемым расходов на андезит организация использовала метод по доле каждого полезного ископаемого в общем количестве добычи за соответствующий период.

По данным налогового регистра определяются суммы прямых расходов, непосредственно связанных с добычей полезных ископаемых и косвенных расходов, относящиеся к добытым полезным ископаемым.

На основании абзаца 5 пункта 4 статьи 340 Налогового кодекса РФ прямые расходы, произведенные налогоплательщиком в течение налогового периода, распределяются между добытыми полезными ископаемыми и остатком незавершенного производства на конец налогового периода. Остаток незавершенного производства определяется и оценивается с учетом особенностей, предусмотренных пунктом 1 статьи 319 НК РФ. При определении расчетной стоимости добытого полезного ископаемого учитываются также косвенные расходы, определяемые в соответствии с главой 25 НК РФ. При этом косвенные расходы, произведенные налогоплательщиком в течение отчетного (налогового) периода, распределяются между затратами на добычу полезных ископаемых и затратами на иную деятельность налогоплательщика пропорционально доле прямых расходов, относящихся к добыче полезных ископаемых, в общей сумме прямых расходов. Общая сумма расходов, произведенных налогоплательщиком в налоговом периоде, распределяется между добытыми полезными ископаемыми пропорционально доле каждого добытого полезного ископаемого в общем количестве добытых полезных ископаемых в этом налоговом периоде. Сумма косвенных расходов, относящаяся к добытым в налоговом периоде полезным ископаемым, полностью включается в расчетную стоимость добытых полезных ископаемых за соответствующий налоговый период.

Как отражено на странице 100 решения инспекции, в ходе выездной налоговой проверки определения обществом сумм прямых и косвенных расходов по добыче полезного ископаемого установлено, что в нарушение пункта 4 статьи 340 Налогового кодекса РФ прямые и косвенные расходы, относящиеся к добытым полезным ископаемым - андезит, место возникновения затрат "Карьер по добыче камня" неправомерно включены в строки 3 070, 3 080 "Расходы, связанные с добычей полезных ископаемых". В результате данного нарушения занижена оценка стоимости единицы добытого полезного ископаемого (андезита) исходя из расчетной стоимости. Расчет стоимости единицы добытого полезного ископаемого (андезита) за налоговые периоды 2010-2011 годов приведен в приложении N N 20, 21 к акту проверки.

Суд апелляционной инстанции считает выводы налогового органа необоснованными.

Согласно методике определения стоимости добытых полезных ископаемых исходя из расчетной стоимости (отраженной в УП предприятия приложение N 3): "Общая сумма расходов, произведенных Компанией в налоговом периоде, распределяется между добытыми полезными ископаемыми пропорционально доле каждого добытого полезного ископаемого в общем количестве добытых полезных ископаемых в этом налоговом периоде". Данное условие соответствует норме пункта 4 статьи 340 Налогового кодекса РФ.

При расчете принимают участие оба вида добытых полезных ископаемых - уголь и андезит. Из данного расчета можно выделить налоговую базу как по углю, так и по андезиту.

Довод налогового органа о том, что общество занизило прямые и косвенные расходы, не включив в данные затраты расходы по МВЗ "Карьер по добыче угля", необоснован. Согласно Приложению N 3 Учетной политики общества (т.13, л.д.115), расчетная стоимость добытого полезного ископаемого определяется обществом самостоятельно на основании данных налогового учета. Для определения расчетной стоимости общество применяет тот порядок признания доходов и расходов, который она применяет для определения налоговой базы по налогу на прибыль. Порядок признания конкретных расходов для исчисления налога на прибыль при методе начисления установлен ст.272 НК РФ.

При расчете налога на прибыль суммы прямых и косвенных расходов по добыче полезного ископаемого выбираются по тем добычным участкам, которые определены в Учетной политике общества в приложении N 6 (т.13, л.д. 122). Участок "Карьер по добыче угля" к данным участкам не относится.

Суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения также пришел к выводу о том, что инспекцией не соблюдены требования статьи 100 Налогового кодекса РФ при составлении акта выездной налоговой проверки и допущено несоответствие решения Инспекции требованиям статьи 101 Налогового кодекса РФ при вменении обществу рассматриваемого эпизода.

В силу положений пункта 1 статьи 100 Налогового кодекса РФ по результатам выездной налоговой проверки в течение двух месяцев со дня составления справки о проведенной выездной налоговой проверке уполномоченными должностными лицами налоговых органов должен быть составлен в установленной форме акт налоговой проверки.

В акте налоговой проверки указываются, в том числе, документально подтвержденные факты нарушений законодательства о налогах и сборах, выявленные в ходе проверки, или запись об отсутствии таковых;

Согласно пункту 8 статьи 101 Налогового кодекса РФ в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за конкретные налоговые правонарушения с указанием статей настоящего Кодекса, предусматривающих данные правонарушения, и применяемые меры ответственности. В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф.

По мнению суда, Инспекцией по рассматриваемому эпизоду существенно нарушены требования к оформлению результатов проверки, в том числе принципы обоснованности, полноты и комплексности проверки всех существенных обстоятельств, имеющих отношение к фактам нарушений законодательства о налогах и сборах.

Так, в акте проверки и решении инспекции отсутствует описание обстоятельств совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства.

Перерасчет стоимости добытого полезного ископаемого (андезита) произведен в приложениях N N 20, 21 к акту проверки (т.3, л.д. 29-42). Между тем, в акте и решении отсутствует изложение того, по каким основаниям и на основании каких первичных документов изменены (помимо ссылки в решении инспекции на данные налоговых регистров) суммы прямых и косвенных расходов общества и как это повлияло на определение налогооблагаемой базы. Не представлены налоговым органом такие документы и в материалы дела. Данные обстоятельства свидетельствуют о невозможности проверить как сами доначисления, так и их основания, что нарушает права налогоплательщика.

При таких обстоятельствах решение инспекции в части доначисления налога на добычу полезных ископаемых в сумме 24 627 руб. 60 коп.; начисления пени по налогу в размере 4 310 руб. 90 коп.; привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ в виде штрафа в размере 4 925 руб. 54 коп. является незаконным, не соответствующим требованиям Налогового кодекса РФ, в связи с чем требования заявителя в данной части подлежат удовлетворению. Доводы апелляционной жалобы в данной части судом отклоняются в связи с их необоснованностью.

По пункту 1.6.2. решения инспекции.

Из оспариваемого решения инспекции следует, что инспекция в ходе налоговой проверки пришла к выводу, что общество для целей налогообложения не учло доход, полученный физическим лицами в виде предоставления скидки на питание, в результате сумма не исчисленного налога на доходы физических лиц составила за 2010 год - 59 860 руб., за 2011 год - 20 939 руб.

Суд первой инстанции, удовлетворяя требования заявителя в данной части, исходил из того, что купленный талон не означает, что сотрудник купил питание и получил доход в размере 30% скидки. В данном случае натуральным доходом может признаваться только покупка питания, а не покупка самих талонов. Поскольку учет использованных талонов на питание в разрезе работников не велся, рассчитать налог на доходы физических лиц применительно к каждому физическому лицу, получившему питание, не представляется возможным.

Налоговый орган, оспаривая выводы суда первой инстанции, указывает, что обществом в ходе выездной налоговой проверки представлены списки на получение талонов за спорный период с подписями работников общества, получивших талоны, расходные кассовые ордера, подтверждающие получение талона конкретно по каждому работнику, где показано, что сумма дохода работника рассчитана путем умножения номинала такого талона на количество талонов, выданных ему в течение месяца. При этом в ходе проверки не установлено возврата неиспользованных талонов, что свидетельствует о том, что талоны использованы работниками полностью.

Суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения приходит к выводу о правомерности выводов налогового органа и доказанности наличия оснований для предложения удержать налог на доходы физических лиц в сумме 80 799 руб. и перечислить его бюджет или письменно сообщить налоговому органу по месту своего учета о невозможности удержать и перечислить налог.

При рассмотрении данного эпизода судом апелляционной инстанции к материалам дела по ходатайству налогового органа приобщены дополнительные доказательства в виде документов, представленных обществом в ходе выездной налоговой проверки и являвшихся предметом оценки в ходе проверки, а также приложения к акту проверки N 26, 27 в виде Расчета не удержанного налога на доходы физических лиц на работников ОАО "Разрез Харанорский", получивших талоны на питание за период с 01.01.2010 по 31.12.2010, с 01.01.2011 по 30.04.2011 (т.30, т. 29, л.д. 76-108, т.56, л.д. 1-33).

Согласно статье 210 Налогового кодекса РФ при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 Налогового кодекса РФ.

В соответствии со статьей 211 Налогового кодекса РФ при получении налогоплательщиком дохода от организаций и индивидуальных предпринимателей в натуральной форме в виде товаров (работ, услуг), иного имущества, налоговая база определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг) иного имущества, исчисленная исходя из их цен, определяемых в порядке, аналогичном предусмотренному статьей 40 настоящего Кодекса.

К доходам, полученным налогоплательщиком в натуральной форме, в частности, относятся: оплата (полностью или частично) за него организациями или индивидуальными предпринимателями товаров (работ, услуг) или имущественных прав, в том числе коммунальных услуг, питания, отдыха, обучения в интересах налогоплательщика (подпункт 1 пункта 2 статьи 211 Налогового кодекса РФ).

Как следует из материалов дела и не оспаривается обществом, оплата питания производилась работниками по талонам на питание, что подтверждается реестрами по талонам на питание (списками на получение талонов) и расчетными листками по заработной плате. Работники общества приобретали талоны на питание со скидкой, которыми они впоследствии рассчитывались в столовой на питание.

В соответствии условиями договора N КГС-21-07 от 01.10.2007 на оказание услуг по организации питания ООО "КорпусГруппСибирь" (исполнитель) принял на себя обязательства по оказанию ОАО "Разрез Харанорский" (заказчик) услуг в сфере производства и реализации продукции общественного питания. Пунктом 3.16 данного договора предусмотрено, что исполнитель согласно коллективного договора производит удешевление питания в столовой на 30 % за счет собственных средств; обязуется принимать от работников талоны на питание в качестве расчета за питание. В соответствии с пунктами 8.2, 8.3, 8.4,8.5 указанного договора стороны до 3 числа месяца, следующего за расчетным оформляют двусторонний акт о фактически оказанных услугах по организации питания с указанием стоимости за отчетный месяц. Исполнитель предоставляет счет-фактуру и с актом выполненных работ на 30% удешевления питания с приложением расчета удешевления и копий подтверждающих документов, а также должен приложить сами талоны на питание.

Таким образом, общество несло расходы по организации питания работников в размере 30% стоимости питания.

Соответственно, стоимость питания за счет удешевления питания в рабочей столовой на 30% (стоимость бесплатного для работника питания), предоставляемого организацией своим работникам в соответствии с коллективным договором (пункт 7.22 коллективного договора), является в соответствии со статьей 211 Налогового кодекса РФ их доходом, полученным в натуральной форме, подлежит обложению налогом на доходы физических лиц в установленном порядке.

Организация как налоговый агент при получении ее работниками дохода в натуральной форме в виде оплаты питания в размере 30% стоимости в соответствии со статьей 226 Налогового кодекса РФ обязана исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить в бюджет сумму налога на доходы физических лиц, исходя из стоимости питания, предоставленного работнику бесплатно.

Суд апелляционной инстанции, исследовав расчеты налогового органа, а также первичные документы, установил, что налоговый орган определил налоговую базу по налогу на доходы физических лиц в отношении каждого работника, которая складывается следующим образом: количество приобретенных талонов за месяц х 30 (скидка)/70 (реальные затраты работника). Налог на доходы физических лиц исчислен по ставке 13 % с полученной суммы налоговой базы.

Суд апелляционной инстанции, отклоняя доводы заявителя о невозможности расчета налога на доходы физических лиц применительно к каждому физическому лицу, с которыми согласился суд первой инстанции, исходит из того, что при недоказанности факта возврата работниками талонов, является обоснованным вывод налогового органа о том, что приобретенные талоны использованы работниками полностью, соответственно, налоговая база по каждому физическому лицу определена налоговым органом правильно.

Судом апелляционной инстанции по результатам рассмотрения оснований для удовлетворения требований заявителя по данному эпизоду не установлено. Апелляционная жалоба в данной части подлежит удовлетворению.

При этом на данный эпизод, помимо предложения удержать налог на доходы физических лиц в сумме 80 799 руб. и перечислить его бюджет или письменно сообщить налоговому органу по месту своего учета о невозможности удержать и перечислить налог, приходится начисление пени в сумме 19 387,99 руб., штрафных санкций по статье 123 Налогового кодекса РФ в размере 16 159,80 руб. (расчет - т.58, л.д. 83). При этом начисление пени за несвоевременное перечисление налога на доходы физических лиц по иному основанию начисления (пункт 1.6.2 решения инспекции) в сумме 1 589,78 руб. обществом не оспорено, в связи с чем основания для признания решения инспекции незаконным в данной части у суда первой инстанции отсутствовали.

Как следует из судебного акта, суд первой инстанции не установил оснований для удовлетворения требований заявителя в части эпизодов доначисления налога на прибыль по пункту 1.1.1.1. решения инспекции (возмещение ущерба ООО ЧОП "Каскад-Т"), налога на имущество по пункту 1.3.1 (Подъездной железнодорожный путь ст.Шахтерская -п. Шерловая,1), по пункту 1.3.2. (Путевое развитие станции Объединенная). Обществом выводы суда первой инстанции в апелляционном порядке не оспорены.

Судом апелляционной инстанции в ходе рассмотрения дела установлено, что судом первой инстанции при принятии решения, а также при вынесении определений об исправлении опечаток допущены нарушения процессуальных норм (статьи 170, 179 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), повлекшее принятие неправильного судебного акта в части определения сумм налогов, пени и штрафов, приходящихся на оспариваемые эпизоды доначисления. Из мотивировочной и резолютивной частей решения суда не представляется возможным определить, какие суммы пени и штрафов составляют сумму удовлетворенных требований заявителя, и в удовлетворении каких требований судом отказано. Определения об исправлении опечатки не содержит обоснования наличия арифметической ошибки или опечатки в судебном акте. При этом сумма удовлетворенных судом требований в отношении признания незаконным начисления пени за несвоевременную уплату налогов превышает приходящиеся суммы пени по эпизодам, удовлетворенным судом, между тем размер налоговых санкций, признанных судом неправомерно начисленными, менее размера, приходящегося на эпизоды доначислений налогов, признанных судом неправомерно вмененными обществу.

С учетом таких обстоятельств суд апелляционной инстанции приходит к выводу о наличии оснований для отмены решения суда первой инстанции на основании части 3 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и принятии, с учетом вышеприведенных выводов суда, нового судебного акта об удовлетворении требований заявителя частично.

Решение Межрайонной инстанции Федеральной налоговой службы N 5 по Забайкальскому краю N 2.7-31/5 от 4 марта 2013 года "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения", вынесенное в отношении Открытого акционерного общества "Разрез Харанорский", подлежит признанию недействительным как несоответствующее Налоговому кодексу РФ в части:

-доначисления налога на прибыль организаций в сумме 11 060 881 руб. 56 коп. (83 510,55 (п.1.1.2.2.) + 13 257,18 (п.1.1.2.4. 2010 год) + 14 280,00 (п.1.1.2.4. 2011 год) + 162 000,00 (п.1.1.2.5.) + 2 830 864,79 (п. 1.1.2.6.) + 7 854 381,32 (п. 1.1.2.7.) + 67883,62 (п.1.1.2.8.1.) + 34704,10 (п.1.1.2.8.2); начисления пени по налогу на прибыль организаций в размере 267 600 руб. 40 коп. (2 022,87 (п.1.1.2.2.) + 321,13 (п.1.1.2.4. 2010 год) + 345,90 (п.1.1.2.4. 2011 год) + 3597,11 (п.1.1.2.5.) + 68 571,96 (п. 1.1.2.6.) + 190 256,45 (п. 1.1.2.7.) + 1644,34 (п.1.1.2.8.1.) + 840,64 (п.1.1.2.8.2); привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ, за неполную уплату налога на прибыль организаций в виде штрафа в размере 2 179 776 руб. 31 коп. (16 702,11 (п.1.1.2.2.) + 2 651,44 (п.1.1.2.4. 2010 год) + 2 856,00 (п.1.1.2.4. 2011 год) + 566 172,96 (п. 1.1.2.6.) + 1 570 876,26 (п. 1.1.2.7.) + 13 576,72 (п.1.1.2.8.1.) + 6 940,82 (п.1.1.2.8.2);

-доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 232 835 руб. 75 коп. (22 969,44 (п.1.2.1.2.) + 89 968,82 (п.1.2.1.3. 2 кв. 2011 года) + 119 897,49 (п.1.2.1.3. 3 кв. 2011 года); начисления пени по налогу на добавленную стоимость в размере 11 182 руб. 89 коп. (1 103,20 (п.1.2.1.2.) + 4 321,12 (п.1.2.1.3. 2 кв. 2011 года) + 5 758,57 (п.1.2.1.3. 3 кв. 2011 года); привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ, за неполную уплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 46 567 руб. 15 коп. (4 593,89 (п.1.2.1.2.) + 17 993,76 (п.1.2.1.3. 2 кв. 2011 года) + 23 979,50 (п.1.2.1.3. 3 кв. 2011 года);

-доначисления налога на добычу полезных ископаемых в сумме 24 627 руб. 60 коп. (8563,20 за 2010 год) + 16064,40 за 2011 год); начисления пени по налогу на добычу полезных ископаемых в размере 4 310 руб. 90 коп. (1499,00 за 2010 год + 2811,90 за 2011 год); привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ, за неполную уплату налога на добычу полезных ископаемых виде штрафа в размере 4 925 руб. 54 коп. (1712,64 за 2010 год + 3212,90 за 2011 год);

-доначисления налога на имущество организаций в сумме 547 289 руб. 68 коп. (1 270,46 (п.1.3.3. 2010 год) + 47 942,55 (п.1.3.4. 2011 год) + 11 967,83 (п.1.3.4. 2011 год) + 102 128,73 (п.1.3.3. 2011 год) + 242 747,34 (п.1.3.5. 2011 год) + 106 196,26 (п.1.3.6. 2011 год) + 35 036,51 (п.1.3.7. 2011 год); привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ, за неполную уплату налога на имущество организаций в виде штрафа в размере 109 457 руб. 94 коп. (254,09 (п.1.3.3. 2010 год) + 9 588,51 (п.1.3.4. 2011 год) + 2 393,57 (п.1.3.4. 2011 год) + 20 425,75 (п.1.3.3. 2011 год) + 48 549,47 (п.1.3.5. 2011 год) + 21 239,25 (п.1.3.6. 2011 год) + 7 007,30 (п.1.3.7. 2011 год).

В соответствии с требованиями статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на Инспекцию возлагается обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.

В остальной части заявленные Обществом требования удовлетворению не подлежат.

На основании части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны. В случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

То обстоятельство, что в конкретном случае ответчиком является государственный орган, освобожденный от уплаты государственной пошлины на основании подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса РФ, не должно влечь отказ истцу в возмещении его судебных расходов.

Законодательством не предусмотрено освобождение государственных органов от возмещения судебных расходов в случае, если решение принято не в их пользу. Напротив, в части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации гарантируется возмещение всех понесенных судебных расходов в пользу выигравшей дело стороны, независимо от того, является ли проигравшей стороной государственный орган.

Вместе с тем, исходя из неимущественного характера требований, к данной категории дел не могут применяться положения пункта 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ, регламентирующие распределение судебных расходов при частичном удовлетворении заявленных требований.

В случае признания обоснованным полностью или частично заявления об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц судебные расходы подлежат возмещению соответственно этим органом в полном размере.

Практика распределения судебных расходов по неимущественным спорам установлена Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.11.2008 по делу N 7959/08.

По платежным поручениям от 16.05.2013 N 25, 26 Общество уплатило государственную пошлину в размере 4000 руб., в том числе за рассмотрение заявления об оспаривании решения инспекции 2000 руб. и за рассмотрение судом заявления о принятии обеспечительных мер 2000 руб.

Следовательно, на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с Инспекции в пользу Общества подлежат взысканию судебные расходы по уплате государственной пошлины в сумме 4000 руб.

Четвертый арбитражный апелляционный суд, руководствуясь статьями 258, 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Забайкальского края от 30 июля 2013 года по делу N А78-4284/2013, с учетом определений Арбитражного суда Забайкальского края от 31 июля 2013 года и от 8 августа 2013 года, отменить.

Принять по делу новый судебный акт.

Заявленные Открытым акционерным обществом "Разрез Харанорский" требования удовлетворить частично.

Признать недействительным как несоответствующее Налоговому кодексу Российской Федерации решение Межрайонной инстанции Федеральной налоговой службы N 5 по Забайкальскому краю N 2.7-31/5 от 4 марта 2013 года "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения", вынесенное в отношении Открытого акционерного общества "Разрез Харанорский", в части:

-доначисления налога на прибыль организаций в сумме 11 060 881 руб. 56 коп.; начисления пени по налогу на прибыль организаций в размере 267 600 руб. 40 коп.; привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неполную уплату налога на прибыль организаций в виде штрафа в размере 2 179 776 руб. 31 коп.;

-доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 232 835 руб. 75 коп.; начисления пени по налогу на добавленную стоимость в размере 11 182 руб. 89 коп.; привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неполную уплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 46 567 руб. 15 коп.;

-доначисления налога на добычу полезных ископаемых в сумме 24 627 руб. 60 коп.; начисления пени по налогу на добычу полезных ископаемых в размере 4 310 руб. 90 коп.; привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неполную уплату налога на добычу полезных ископаемых виде штрафа в размере 4 925 руб. 54 коп.;

-доначисления налога на имущество организаций в сумме 547 289 руб. 68 коп.; привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неполную уплату налога на имущество организаций в виде штрафа в размере 109 457 руб. 94 коп.

Обязать Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы N 5 по Забайкальскому краю устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.

Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 5 по Забайкальскому краю в пользу Открытого акционерного общества "Разрез Харанорский" расходы по уплате государственной пошлины в сумме 4000 руб.

В удовлетворении остальной части требований Открытого акционерного общества "Разрез Харанорский" - отказать.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в течение 2-х месяцев с даты принятия.


Председательствующий

Э.В. Ткаченко


Судьи

Е.О. Никифорюк
В.А. Сидоренко


Номер дела в первой инстанции: А78-4284/2013


Истец: ОАО "Разрез Харанорский"

Ответчик: МРИ ФНС N 5 по Забайкальскому краю


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение