• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 2/2005

Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Российское издание
N 2/2005


Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания


В Страсбурге открыли новый судебный год


Официальное открытие нового "судебного года" прошло в Европейском Суде по правам человека в рамках семинара, названного "диалог между судьями". На семинаре выступили Первый председатель Кассационного Суда Франции Ги Каниве (Guy Canivet), Председатель Конституционного Суда Италии Валерио Онида и Генеральный адвокат Суда Европейских Сообществ Фрэнсис Джэкобс. Каждый из этих докладчиков под собственным углом зрения изложил вопросы прецедентной практики применения норм европейской Конвенции по правам человека.

После семинара в присутствии 32 председателей верховных и конституционных судов государств - членов Совета Европы и ряда других высокопоставленных деятелей судебной власти состоялась официальная церемония, на которой с речами выступили Председатель Европейского Суда по правам человека Люциус Вильдхабер и Председатель Конституционного Суда Российской Федерации Валерий Зорькин (речи Л. Вильдхабера и В. Зорькина мы планируем опубликовать в ближайших номерах Бюллетеня. - Ред.).

Эту информацию мы приводим по пресс-релизу Секретаря-Канцлера Европейского Суда по правам человека.

Среди других новостей, связанных с работой Европейского Суда по правам человека, наше внимание привлекала информация из газеты "Правда Севера". Вот, что там изложено.

В каргопольской деревне Труфаново супруги Горбунцовы решили учить младшего сына Мишу самостоятельно. На то у Сергея Федоровича и Елены Сергеевны были веские причины: школа от деревни находится далеко, более того, большую часть года отрезана "от большой земли" бездорожьем. А отдавать мальчика в интернат родители не пожелали. Супруги вели обучение по всей общеобразовательной программе. Не подвел и сын: оканчивал по два класса за год, учился на 4 и 5. И в тринадцать лет сдал большинство предметов за восьмой класс.

Но вместо того чтобы поддержать семейную школу, отдел образования Каргопольского района стал настаивать на ограничении родительских прав Горбунцовых и вступил с ними в судебную тяжбу. Тогда 14-летний Миша подал в Каргопольский районный суд иск о нарушении прав и гарантий на получение школьного образования, называя ответчиками администрацию МО "Каргопольский район" и президента России В. Путина. В приеме иска Мише отказали. Тогда он подал жалобу в Европейский Суд по правам человека о нарушении права на образование и препятствия к доступу правосудия. В декабре 2004 года Европейский Суд жалобу Михаила Горбунцова принял и зарегистрировал под номером 44162/04.

Одновременно семья Горбунцовых направила открытое письмо Президенту России В. Путину, в котором, в частности, они написали: "Уважаемый Владимир Владимирович! Обращаемся к Вам в четвертый и последний раз. В своих предыдущих письмах мы подробно излагали все, что у нас происходит. Наши письма два года ходят по кругу. Мы убедились, что местная судебная власть не является объективной и беспристрастной, она - лишь придаток исполнительной местной власти. Доказательством тому служат многочисленные решения Каргопольского районного суда, которые при внимательном анализе скажут сами за себя_"

А вот уже взрослые дела. В Новосибирском отделении Пенсионного фонда России готовы выполнить решение Европейского Суда по правам человека о перерасчете пенсии жительнице Новосибирска Лидии Праведной. Об этом РИА "Новости" заявила заместитель управляющего отделением ПФР Людмила Якушенко. "После того как в отделение Пенсионного фонда по Новосибирской области поступят документы, уведомляющие о решении по делу пенсионерки Лидии Праведной с соответствующими указаниями и разъяснениями, мы примем все меры по их реализации", - сказала Людмила Якушенко.

Как сообщил адвокат пенсионерки Игорь Новиков, жалоба в Европейский Суд Лидией Праведной была подана еще весной 2001 года. "После того, как в Заельцовском суде Новосибирска положительное решение о перерасчете ее пенсии в 1998 году было принято, а позднее, после выхода в свет в 1999 году инструкции Минтруда России по применению ограничений, установленных пенсионным законом, пересмотрено не в ее пользу "ввиду вновь открывшихся обстоятельств", Лидия Андреевна обратилась в страсбургский Европейский Суд", - пояснил Игорь Новиков. По его словам, Европейский Суд рассматривал дело "Праведная против России" несколько лет, а в 2004 году пришел к выводу, что решение о пересмотре дела не в пользу новосибирской пенсионерки должно быть отменено. Адвокат также сообщил, что решение Европейского Суда в ближайшее время должно быть передано в Правительство России.

И последняя информация из нынешнего обзора печати. Как сообщила газета "Коммерсантъ", Европейский Суд по правам человека принял к производству иск родственника одного из 118 моряков, погибших на атомной подлодке "Курск" в августе 2000 года. Жалоба, поданная отцом погибшего подводника петербуржцем Романом Колесниковым, зарегистрирована под номером 757/05 - "Колесников против России". Интересы заявителя в Европейском Суде представляет известный московский адвокат Борис Кузнецов.

Между тем против разбирательства этой трагедии в Европейском Суде выступила вдова командира "Курска" Ирина Лячина, а руководитель следственной группы пригрозил судом журналистам, поддержавшим позицию истцов.

В общем, новый "судебный год" в Страсбурге начался.


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Вопрос о законности высылки из страны гражданина иностранного государства


По делу обжалуется высылка заявителя в Эритрею, где ему грозит предположительный риск подвергнуться бесчеловечному обращению за то, что он в свое время дезертировал из армии во время прохождения военной службы и критиковал армейских военачальников. Жалоба признана приемлемой.


Саид против Нидерландов
[Said - Netherlands] (N 2345/02)


Решение от 5 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель - гражданин Эритреи, который прибыл в Нидерланды в 2001 году и обратился к властям с прошением о предоставлении убежища. Он утверждал, что в 1998 году, во время войны между Эритреей и Эфиопией, в стране была объявлена всеобщая мобилизация, и его призвали на службу в армию. После окончания войны в 2000 году демобилизацию не провели, и он продолжал службу в армии. Однажды, во время собрания батальона, в котором заявитель проходил службу, он высказал критику в адрес высших эшелонов руководства армией. Спустя несколько месяцев, когда он уже и забыл об этом эпизоде, его заключили в подземную камеру и держали там под стражей в течение пяти месяцев за то, что на том собрании батальона он подстрекал других солдат. В 2001 году Саиду удалось бежать из армии и он прибыл в Нидерланды через Судан и Бельгию.

Прошение заявителя о предоставлении убежища было отклонено заместителем министра юстиции Нидерландов, который счел, что изложение событий Саидом неправдоподобно. Окружной суд также отклонил жалобу заявителя на отказ и его ходатайство о проведении дальнейшей проверки по его прошению. Окружной суд посчитал маловероятным, что армия Эритреи была по-прежнему в мобилизационной готовности в то время, когда, по утверждению заявителя, он сбежал из нее, и не счел необходимым заслушивать свидетеля со стороны заявителя. Саид тогда обратился с жалобой в Государственный совет Нидерландов* (* В Нидерландах Государственный совет является высшим органом административной юстиции и одновременно консультативным учреждением для высших органов государственной власти (прим. перев.).), которую он впоследствии отозвал. В докладах наблюдателей из нескольких стран о положении в Эритрее (включая доклады голландских властей и международной правозащитной организации "Эмнести интернешнл") указывается, что в Эритрее лиц, пойманных за дезертирство из армии или выражающих протест против военной службы, власти часто подвергают пыткам или произвольному заключению под стражу.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статей 2 и 3 Конвенции. Заявителя нельзя попрекать тем, что он отозвал свою жалобу из Государственного совета, поскольку перспектив на успешное для него рассмотрение жалобы не было.


Вопрос о законности высылки из страны гражданина иностранного государства


По делу обжалуется решение властей депортировать в другое государство - участник Европейской Конвенции женщину-мать, состояние здоровья которой вызывает беспокойство, и которая вполне убедительно грозила покончить жизнь самоубийством. Жалоба признана неприемлемой.


Драган и другие против Германии
[Dragan and others - Germany] (N 33743/03)


Решение от 7 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители, мать и дети, проживали в Германии, не имея вида на жительство в стране. В свое время они отказались от своего первоначального, румынского гражданства с согласия властей Румынии. Как лиц без гражданства их сначала не могли выслать назад в страну своего происхождения. Впоследствии это препятствие для властей было устранено в результате соглашения, заключенного между Германией и Румынией. В соответствии с этим соглашением власти Румынии взяли на себя обязательство принимать назад в страну высылаемых лиц без гражданства, которые некогда были гражданами Румынии и отказались от своего гражданства. Власти Германии отдали заявителям распоряжение о том, чтобы они покинули территорию страны, и объявили об их высылке. Заявители обжаловали распоряжение о высылке, но их жалоба была отклонена. Тогда они вновь обратились к соответствующим властям с ходатайством, чтобы им разрешили остаться в Германии, но им было отказано.

У первой заявительницы была физическая болезнь, кроме того, она страдала расстройством психики. В частности, ей был поставлен диагноз заболевания гепатитом С, и у нее наблюдалась сильная депрессия. Службы социальной помощи сочли вполне убедительной ее угрозу покончить жизнь самоубийством в случае, если ее все-таки обяжут выехать из Германии. В сентябре 2003 года соответствующее медицинское учреждение сделало заключение, что первая заявительница в состоянии перенести переезд в случае ее депортации из страны при условии, что она будет находиться под постоянным наблюдением врачей для предотвращения самоубийства или какого-либо акта членовредительства. Тем не менее это медицинское учреждение безоговорочно высказалось против такого переезда.

Дети заявительницы, проживавшие в Германии уже более десяти лет, указывали в своих прошениях властям, что их постоянное присутствие рядом с матерью было чрезвычайно важно ввиду состояния ее здоровья и угроз покончить жизнь самоубийством. Они также просили власти дать им возможность завершить образование в Германии. Власти предоставили им отсрочку депортации с тем, чтобы они могли завершить свое образование в Германии, но выдвинули при этом ряд условий.

В июне 2004 года власти предписали заявителям выехать из Германии, но с учетом серьезности угроз первой заявительницы покончить жизнь самоубийством приняли решение - в качестве меры предосторожности - не уведомлять заявителей о конкретной дате депортации. Было также принято решение, что перед отбытием заявительница пройдет медицинское обследование и будет находиться под наблюдением врача до прибытия в Румынию. В сентябре 2004 года власти Германии заявили, что заявители не будут высланы из страны немедленно. Такое решение было принято ввиду требования Европейского Суда, обращенного властям Германии на основании Правила 39 Регламента Европейского Суда* (* В соответствии с Правилом 39 Регламента Европейского Суда по прошению стороны в деле или любого другого заинтересованного лица либо по своей инициативе Европейский Суд вправе указать сторонам на предварительные меры, которые следует предпринять в интересах сторон или надлежащего порядка производства по делу (главным образом - по воздержанию от выполнения обжалуемых действий государства). Уведомление о таких мерах направляется Комитету министров, и Европейский Суд вправе запросить у сторон информацию по любому вопросу, связанному с выполнением предложенной предварительной меры (прим. перев.).), о временном приостановлении высылки заявителей в Румынию. Заявители обжаловали распоряжения о высылке, но безуспешно.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 3 Конвенции.

(a) Вопрос о предположительной неспособности первой заявительницы перенести переезд в Румынию и вопрос о риске совершения ею самоубийства в случае высылки из Германии. Тот факт, что лицо, о депортации которого было вынесено распоряжение властей, угрожало покончить жизнь самоубийством, не возлагает на государство - участника Конвенции требование воздержаться от реализации предусмотренной меры при условии, что государство предприняло конкретные шаги для того, чтобы эти угрозы не были бы приведены в исполнение. В настоящем деле угрозы покончить жизнь самоубийством не стали препятствием для властей в реализации распоряжения о депортации. Европейскому Суду не было представлено никаких доказательств того, что власти Германии не предпримут необходимых мер предосторожности для предотвращения самоубийства, которые они обязаны предпринять в соответствии с требованиями Конвенции.

(b) Вопрос о предположительной невозможности первой заявительницы получить надлежащее лечение в Румынии. Со ссылками на письмо, полученное от врача, которому доверяет посольство Германии в Румынии, государство-ответчик утверждало в Европейском Суде, что заболевание и психологическое расстройство первой заявительницы вполне поддаются лечению в Румынии, и что лечение ее от гепатита с помощью дорогостоящих препаратов, которое проводилось в Германии, не было насущной необходимостью для того, чтобы держать под контролем данное заболевание. Власти Румынии, которые вступили в производство по делу в качестве третьей стороны и представили свои замечания по делу, подтвердили, что в Румынии заявители могут получить надлежащее медицинское обслуживание, и что им будут предоставлены все, предусмотренные законом услуги системы социального страхования, которые получают граждане Румынии, даже если заявители будут настаивать на сохранении за ними статуса лиц без гражданства. Однако такие услуги будут предоставляться при условии, что местом постоянного жительства заявителей станет Румыния.

Сообразно с этими аргументами Европейский Суд пришел к выводу, что заявители не доказали, что заболевания, о которых идет речь, не поддаются лечению в Румынии. Тот факт, что ситуация с обеспечением медицинского обслуживания первой заявительницы в Румынии окажется менее для нее благоприятной, чем в Германии, не является решающим для оценки дела с точки зрения требований Статьи 3 Конвенции. Конечно, состояние здоровья первой заявительницы является предметом озабоченности. Однако с учетом высокого порога требований, установленных Статьей 3 Конвенции для того, чтобы обжалуемые в Европейский Суд действия государства могли бы считаться нарушением Конвенции, в особенности, коль скоро дело не затрагивает вопрос об ответственности государства - участника Конвенции за какое-либо прямое причинение вреда человеку, ввиду отсутствия чрезвычайных обстоятельств и в свете прецедентной практики Европейского Суда недавних лет по вопросу о высылке иностранцев в третьи страны, Европейский Суд не счел, что по данному делу имеется существенный реальный риск того, что выдворение заявителей в Румынию, являющуюся к тому же одним из государств - участников Конвенции, стало бы нарушением требований Статьи 3 Конвенции.

Жалоба признана явно необоснованной.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции (вопрос о праве человека на уважение его семейной жизни). Заявителям не удалось добиться права на постоянное жительство в Германии. Все их прошения на сей счет были отклонены. В результате заявителей обязали покинуть территорию Германии в порядке применения положений закона "Об иностранцах" [the Aliens Act]. Тем не менее исполнение распоряжений об их высылке оказалось невозможным, поскольку заявители отказались от гражданства Румынии с согласия румынских властей, а румынское государство на протяжении многих лет отказывалось принимать назад своих бывших граждан. Эти препятствия к депортации заявителей в Румынию, однако, не привели к тому, что власти Германии отказались от своего решения освободить заявителей от обязательства покинуть страну. Как результат депортация заявителей не образовала акт неуважения к их праву на семейную жизнь в значении положений пункта 1 Статьи 8 Конвенции. Тот факт, что заявители отказались возвращаться в Румынию и пытались остаться жить в Германии, в этом отношении не может быть признан существенным. Жалоба признана явно необоснованной.


По жалобам о нарушениях Статьи 5 Конвенции


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о законности лишения человека свободы


По делу ставится вопрос о неправомерности лишения свободы в психиатрическом учреждении в качестве "неформального пациента" лица, неспособного осмысленно выражать согласие или несогласие с действиями, предпринимаемыми в его отношении.


H.L. против Соединенного Королевства
[H.L. - United Kingdom] (N 45508/99)


Постановление от 5 октября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


(Изложение обстоятельств данного дела см. ниже.)


Вопрос о законности содержания человека под стражей


По делу обжалуется задержка в исполнении судебного решения об освобождении заявителя из-под стражи. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 5 Конвенции.


Божинов против Болгарии
[Bojinov - Bulgaria] (N 47799/99)


Постановление от 28 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


В отношении заявителя была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей до суда. Суд принял решение освободить его из-под стражи при условии внесения денежного залога. Решение об освобождении из-под стражи было принято по результатам слушания, завершившегося в 9 часов 15 минут

4 июня 1998 г. Сумма назначенного судом залога была уплачена в тот же день, и суд направил постановление об освобождении из-под стражи в место предварительного заключения для исполнения, а также уведомил о постановлении полицию. Заявитель был освобожден в неустановленное время в течение следующего дня.

Извлечение из текста Постановления (по поводу пункта 1 Статьи 5 Конвенции): "<_> Постановление суда об освобождении заявителя из-под стражи было принято в 9 часов 15 минут 4 июня 1998 г. В материалах дела не указано, в какое именно время дня суду стало известно о том, что условие освобождения заявителя из-под стражи, а именно уплата заявителем суммы назначенного залога, было выполнено. Тем не менее похоже, что это было сделано в течение дня, и что канцелярия суда направила уведомление в место предварительного заключения о том, что исполнение постановления об освобождении из-под стражи может произойти в тот же день, в часы работы суда. Государство-ответчик не конкретизировало, каким именно образом это уведомление было передано - по факсимильной связи, внутренней или обычной почтой. Не указало оно и точного времени освобождения заявителя из-под стражи на следующий день, 5 июня 1998 г. Европейский Суд считает, что ввиду отсутствия детализированного отчета, расписывающего действия и шаги властей в данном вопросе по часам, аргументы государства-ответчика относительно того, что заявитель был освобожден из-под стражи без задержки, приняты быть не могут. В частности, Европейский Суд отмечает, что, похоже, никаких действий по освобождению заявителя из-под стражи соответствующими властями вечером 4 июня и в ночь с 4 на 5 июня 1998 г. предпринято не было. Была ли задержка с освобождением заявителя из-под стражи необходима для того, чтобы доставить уведомление из суда в администрацию места предварительного заключения, или она была вызвана просто бездействием этой администрации, представляется, что продолжавшееся в этот отрезок времени нахождение заявителя под стражей не может быть приравнено к первому шагу в исполнении постановления суда об освобождении заявителя из-под стражи, и потому к этому обстоятельству не применим подпункт "с" пункта 1 Статьи 5 или какой-либо иной подпункт Статьи 5 Конвенции. Поэтому в данном вопросе имело место нарушение пункта 1 Статьи 5 Конвенции".


По жалобам о нарушениях подпункта "е" пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о законности содержания под стражей душевнобольных лиц


По делу ставится вопрос о неправомерности лишения свободы в психиатрическом учреждении в качестве "неформального пациента" лица, неспособного осмысленно выражать согласие или несогласие с действиями, предпринимаемыми в его отношении. По делу допущено нарушение требований подпункта "е" пункта 1 Статьи 5 Конвенции.


H.L. против Соединенного Королевства
[H.L. - United Kingdom] (N 45508/99)


Постановление от 5 октября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, страдающий аутизмом и известный тем, что наносил сам себе телесные повреждения, неспособен осмысленно выражать согласие или несогласие с предпринимаемыми по его лечению мерами. Начиная с 1994 года, после того, как он несколько лет находился на стационарном лечении в больничном отделении интенсивной поведенческой терапии, он проживал вместе с лицами, которые за плату осуществляют уход за больными. При этом администрация больницы продолжала нести ответственность за его уход и лечение. В июле 1997 года, находясь в центре по дневному уходу, он стал наносить себе травмы. Его забрали в больницу, там его осмотрел психиатр и рекомендовал направить заявителя на стационарное лечение, после чего заявитель был помещен в отделение интенсивной поведенческой терапии. Второй психиатр, осмотревший заявителя, пришел к выводу, что нет необходимости помещать его в больницу в режиме лишения свободы согласно положениям закона 1983 года "О психическом здоровье" [Mental Health Act 1983], поскольку заявитель был послушен и не сопротивлялся направлению в указанное отделение. Поэтому заявителя позже приняли в больницу в качестве "неформального пациента".

Заявитель, интересы которого представлял родственник, впоследствии обратился в суд за разрешением возбудить производство по судебной проверке законности помещения H.L. в больницу в режиме лишения свободы, производство с целью издания приказа habeas corpus* (* Приказ habeas corpus - один из важнейших институтов правосудия в англосаксонской системе права - издается судом с целью проверить законность и обоснованность лишения человека свободы (прим. перев.).) и потребовать возмещения вреда за незаконное лишение его свободы. Высокий суд отказал заявителю в разрешении, так как счел, что заявитель не был "заключен под стражу". Апелляционный суд, однако, счел, что заявитель был заключен под стражу, поскольку администрация больницы не позволила бы ему покинуть больницу. Апелляционный суд постановил, что поскольку положения законодательства, допускающие неформальное направление в больницу, распространялись только на тех больных, которые могут осознанно дать свое согласие, лишение заявителя свободы было незаконным. Тем временем, так как Апелляционный суд указал, что примет решение в пользу заявителя, последний содержался в больнице в режиме лишения свободы на основании положений закона "О психическом здоровье". Однако в декабре 1997 года, после того, как в ходе отдельного производства в трибунале по делам о проверке дел психически больных лиц два психиатра рекомендовали выписку заявителя из больницы, H.L. освободили и направили на проживание к лицам, которые до того осуществляли за ним уход. В июне 1998 года Палата лордов* (* В Соединенном Королевстве Палата лордов парламента выступала как высшая апелляционная судебная инстанция страны (прим. перев.). удовлетворила жалобу администрации больницы по делу, постановив, что предпринимавшиеся ею меры в отношении заявителя были обоснованы существующей в общем праве доктриной необходимости.


Вопросы права


По поводу подпункта "е" пункта 1 Статьи 5 Конвенции. Что касается вопроса, был ли заявитель лишен свободы или нет, то следует заметить: главным здесь является то, что работники здравоохранения, имевшие отношение к лечению заявителя, осуществляли полный и эффективный контроль за его уходом и его передвижениями. Ясно, что, попытайся он покинуть больницу, ему не дали бы это сделать. Таким образом, конкретная ситуация была такова, что заявитель находился под постоянным надзором и контролем и не был волен покинуть больницу. Посему можно считать, что он "был лишен свободы".

По делу не оспаривался факт, что на момент госпитализации заявитель страдал психическим заболеванием, и что имелись адекватные доказательства, обосновывавшие первоначальное решение поместить его в больницу в режиме лишения свободы. Последовательная клиническая оценка состояния его здоровья в период времени, фигурирующий по делу, состояла в том, что он нуждался в направлении в больницу для стационарного обследования и лечения, а его последующее помещение в больницу в режиме лишения свободы было обосновано двумя медицинскими заключениями, удостоверявшими необходимость такого помещения в больницу. Тот факт, что позже было установлено, что он не страдал психическим расстройством, которое оправдывало лечение в условиях лишения свободы, не умаляет обоснованность сделанных ранее заключений. Поэтому можно считать, что со всей достоверностью было показано: заявитель действительно страдал в период своего содержания в больнице в режиме лишения свободы психическим заболеванием такого рода или в такой степени, которые оправдывали пребывание в больнице в условиях лишения свободы.

Главная цель Статьи 5 Конвенции - не допустить, чтобы людей в произвольном порядке лишали бы свободы, при этом условием заключения человека под стражу являются применение установленного законом порядка и наличие адекватных правовых гарантий, справедливых и надлежаще применяемых процедур.

В настоящем деле внутригосударственным правовым основанием для содержания заявителя в больнице в режиме лишения свободы была сформулированная в общем праве доктрина необходимости. Эта доктрина, будучи примененной в сфере лечения психически больных лиц, предлагала минимум условий, при которых лишение свободы душевнобольных лиц могло бы на полных основаниях считаться законным. Верно, что в период событий по делу эта доктрина еще находилась в стадии своего дальнейшего развития, но, безотносительно того, мог или не мог заявитель предвидеть свое лишение свободы по имевшимся основаниям, важный элемент законности - цель избежать произвола - отсутствовал. Европейский Суд поражен отсутствием в Соединенном Королевстве каких-либо установленных процессуальных правил помещения в больницу в режиме лишения свободы недееспособных и не сопротивляющихся этому лиц при-том, что имеется широкий набор гарантий, применяемых в случаях принудительного направления на лечение.

В результате ввиду отсутствия процессуальной регламентации и ограничений работники здравоохранения поставили под свой полный контроль свободу и лечение незащищенной личности исключительно на основании своих собственных клинических заключений. Хотя Европейский Суд не ставит под сомнение их добросовестность или тот факт, что они действовали, по их мнению, в наилучших интересах заявителя, следует учитывать: самое цель процессуальных гарантий в том, чтобы оградить личность от ошибочных суждений и упущений работников какой-либо профессии. Это отсутствие процессуальных гарантий стало причиной того, что заявитель не был огражден от произвольного лишения свободы, мотивированного доктриной необходимости, и потому по делу имеет место нарушение требований пункта 1 Статьи 5 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований подпункта "е" пункта 1 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу пункта 4 Статьи 5 Конвенции. Проверка законности и обоснованности лишения заявителя свободы, проводившаяся в рамках производства habeas corpus, не была достаточно всесторонней, поскольку не охватывала изучение тех условий, которые важно учитывать при оценке "законности" лишения свободы душевнобольных лиц, так как проверка не включала определение, продолжал ли заявитель страдать психическим заболеванием. Кроме того, принципы судебной проверки законности действий властей, как они применялись до инкорпорации положений Конвенции во внутригосударственное право Соединенного Королевства* (* Права и свободы человека, предусматриваемые Конвенцией, были инкорпорированы в право Соединенного Королевства законом 1998 года "О правах человека" [Human Rights Act 1998] (прим. перев.)., в период рассмотрения жалоб заявителя ставили планку неразумности рассмотрения тех или иных доводов настолько высоко, что исключали какое-либо адекватное изучение судом существа клинических оценок состояния больного.

Что касается требований выплаты компенсации за вред, причиненный небрежностью, то заявитель не выдвигал обвинений в небрежности, а что касается требований возмещения вреда за незаконное лишение его свободы, то рассмотрение иска заявителя по этому поводу не требовало привлечения какой-либо экспертизы. Наконец, что касается деклараторного решения* (* Деклараторным решением суда, не затрагивающим существо спора, разъясняется содержание норм права, подлежащих применению в конкретной спорной ситуации (прим. перев.).) Высокого суда, принятия которого добивался заявитель, то государство-ответчик не привело Европейскому Суду никакого сходного прецедента того времени. Коротко говоря, Европейскому Суду не было продемонстрировано, что в распоряжении заявителя имелась судебная процедура защиты его прав, отвечающая требованиям пункта 4 Статьи 5 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 4 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 14 Конвенции в увязке со Статьей 5 Конвенции. Европейский Суд пришел к единогласному заключению, что нет необходимости рассматривать жалобу по данному пункту.


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд счел, что установление факта нарушения требований Конвенции само по себе является справедливой компенсацией причиненного заявителю морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о законности содержания человека под стражей


По делу обжалуется помещение заявительницы в различные психиатрические лечебные заведения предположительно без ее на то согласия. Жалоба признана приемлемой.


Шторк против Германии
[Storck - Germany] (N 61603/00)


Решение от 26 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительница утверждает, что по требованию ее отца и против ее воли ее несколько раз помещали в различные психиатрические лечебницы. Она обвиняет врачей в том, что ей поставили неверный диагноз и заставляли принимать лекарственные препараты, которые причинили ей физический и психологический вред. Кроме того, из-за назначенных ей лекарственных средств у Шторк развился постполиомиелитный синдром* (* Постполиомиелитный синдром проявляется в том, что спустя годы после начала полиомиелита у больных появляются хроническая усталость, боль и слабость в мышцах, как затронутых, так и незатронутых болезнью, возникают боли в суставах, бессонница, затрудненное дыхание и глотание, непереносимость холода (прим. перев.).) (полиомиелит она перенесла в возрасте трех лет), и в настоящее время заявительница - стопроцентный инвалид. Главный пункт жалобы Шторк касался ее помещения в частную клинику в г. Бремене и содержания там в условиях лишения свободы в период с 1977 по 1979 год. В то время ей было 18 лет, и она не подписывала заявление о согласии на помещение в это медицинское учреждение. Несколько раз она предпринимала попытки бежать из клиники, но всякий раз полицейские силой доставляли ее назад.

В 1981 году ее вновь поместили в эту клинику на несколько месяцев. В 1991 году заявительница проходила курс лечения в клинике в г. Майнце. В 1994 году по ее требованию было составлено медицинское заключение, которым удостоверялось, что она никогда не страдала детской шизофренией, и что ее бурное поведение объяснялось воздействием на психику семейных конфликтов и кризисом пубертатного возраста (такой вывод был позже подтвержден вторым заключением медицинской экспертизы).

В 1997 году заявительница обратилась в суд с исковыми требованиями к частной клинике в г. Бремене. Суд земли удовлетворил ее требования, так как счел, что ее содержание в клинике в условиях лишения свободы было незаконным, и принял решение о выплате заявительнице компенсации. Однако данное решение было отменено Высшим судом земли, который не нашел установленным тот факт, что Шторк содержалась в клинике в условиях лишения свободы против ее воли, или что курс лечения или дозировка назначенных заявительнице лекарственных препаратов были ошибочными. Заявительница обратилась в Конституционный суд Германии с жалобой по конституционным основаниям на это решение Высшего суда земли, однако Конституционный суд отказался от рассмотрения жалобы, указав, что жалобы не имеют конституционного значения, и что в его задачи не входит исправление ошибок в праве, предположительно допущенных судами по гражданским делам.

Заявительница жалуется в Европейский Суд на то, что помещение ее в различные медицинские учреждения против ее воли нарушило ее права, гарантируемые Статьей 5 Конвенции, что курс лечения, назначенный ей против ее воли, нарушил ее право на уважение частной жизни, и что она была лишена справедливого судебного разбирательства ввиду того, каким образом суды истолковали по ее делу национальное законодательство и давали оценку данным медицинской экспертизы.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статей 5 и 6 Конвенции (по вопросу о праве человека на справедливое судебное разбирательство) и Статьи 8 Конвенции в пункте жалобы заявительницы, относящейся к ее пребыванию в клиниках городов Бремен и Майнц. Государство-ответчик выдвинуло по делу возражения.

(i) Первое возражение касалось принципа недопустимости повторного рассмотрения однажды решенного дела [res judicata]: хотя в октябре 2002 года комитет судей* (* Согласно Статье 27 Конвенции для рассмотрения переданных ему дел Европейский Суд образует комитеты в составе трех судей, Палаты в составе семи судей и Большую Палату в составе 17 судей. Палаты Суда на определенный срок образуют комитеты (прим. перев.).) объявил данную жалобу неприемлемой для рассмотрения в Европейском Суде, в исключительных случаях и в интересах правосудия Европейский Суд правомочен возобновить производство по делу.

(ii) Второе возражение относилось к тому, что заявительница не исчерпала доступные ей внутригосударственные средства правовой защиты: Европейский Суд установил, что заявительница исчерпала внутригосударственные средства правовой защиты, так как она обращалась в Конституционный суд Германии с просьбой рассмотреть существо ее жалоб.


По жалобе о нарушении пункта 4 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о процессуальных гарантиях судебной проверки законности содержания человека под стражей


По делу обжалуется продление срока содержания под стражей до суда без проведения публичного судебного слушания по вопросу о таком продлении. Жалоба коммуницирована государству-ответчику.


Райнпрехт против Австрии
[Reinprecht - Austria] (N 67175/01)


[Жалоба коммуницирована IV Секцией]


Обстоятельства дела


В мае 2000 года заявитель был привлечен к уголовной ответственности по обвинению в попытке принуждения к вступлению в половую связь. Суд первой инстанции по уголовным делам избрал ему меру пресечения в виде содержания под стражей. Несколько раз суд продлевал сроки содержания под стражей в ходе слушаний в присутствии сторон. Решения суда о продлении сроков содержания под стражей обосновывались разумными подозрениями в отношении возможных действий заявителя на свободе, поскольку он неоднократно до того совершал преступления. Несколько жалоб заявителя с протестами против продления сроков содержания под стражей было отклонено судом второй инстанции, рассматривавшим жалобы в закрытом заседании. Верховный суд Австрии также в закрытом заседании подтвердил, что имелись основания для продления сроков содержания заявителя под стражей до суда. В октябре 2000 года суд первой инстанции осудил заявителя по обвинению в попытке принуждения ко вступлению в половую связь и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на два года. Заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что заседания суда по вопросу о продлении сроков содержания под стражей не были публичными.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается пункта 4 Статьи 5 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Государство-ответчик оспаривает применимость положений Статьи 6 Конвенции к производству, касающемуся проверки законности содержания под стражей, проводя различие между обстоятельствами настоящего дела и обстоятельствами, фигурировавшими по делу "Аэртс против Бельгии" [Aerts v. Belgium] (Reports 1998-V). Европейский Суд счел, что жалоба, помимо вопроса о применимости положений Статьи 6 Конвенции, поднимает также и вопрос в контексте пункта 4 Статьи 5 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 6 Конвенции


По жалобам о нарушениях пункта 1 [гражданско-процессуальный аспект] Статьи 6 Конвенции


Вопрос о применимости по делу пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о применимости положений Статьи 6 Конвенции к праву человека на свободу. Жалоба коммуницирована государству-ответчику.


Райнпрехт против Австрии
[Reinprecht - Austria] (N 67175/01)


[Жалоба коммуницирована IV Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 4 Статьи 5 Конвенции.)


Вопрос о праве человека на доступ к правосудию


По делу обжалуется отказ властей возбудить уголовное дело ввиду иммунитета от судебного преследования глав иностранных государств. Жалоба коммуницирована государству-ответчику.


Ассоциация "СОС Аттента" и Де Боэри против Франции
[Association SOS Attentats and De BoNry - France] (N 76642/01)


[Жалоба коммуницирована II Секцией]


Обстоятельства дела


Ассоциация-заявитель объединяет жертв террористических актов и членов их семей. Вторая заявительница - сестра одной из жертв террористического акта в отношении самолета. Заявители, которые обвинили главу ливийского государства в причастности к этому террористическому акту, во Франции подали властям заявление о совершении им преступления одновременно с ходатайством признать их гражданскими истцами по уголовному делу. Следственные органы сочли, что имеются основания для возбуждения уголовного дела по данному заявлению. Кассационный суд Франции* (* Во Франции Кассационный суд возглавляет систему судов общей юрисдикции и по сути является верховным судом страны (прим. перев.).) отказал в возбуждении уголовного дела со ссылкой на международно-правовой обычай, касающийся принципа иммунитета глав государств от судебного преследования, пока они находятся на своих постах. Три года спустя было подписано соглашение о выплате компенсации семьям погибших в результате указанного террористического акта* (* В 2003 году в письме к Совету Безопасности ООН Ливия заявила, что "берет на себя ответственность за действия своих должностных лиц" в связи с совершенным 21 декабря 1988 г. над Локкерби (Шотландия) взрывом самолета авиакомпании "Пан Америкэн", следовавшего рейсом 103, и организовала выплату компенсаций семьям погибшего в соответствии с соглашением, достигнутым между родственниками жертв террористического акта и Ливией.).


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована государству-ответчику в отношении Статьи 34 Конвенции и пункта 1 Статьи 6 Конвенции (по вопросу о применимости Статьи 34 Конвенции и вопросу о праве человека на доступ к правосудию).


Вопрос о праве человека на разбирательство дела независимым судом


По делу ставится вопрос о правомочности конкретного состава Суда по трудовым конфликтам, в который входили заседатели, назначаемые в суд профессиональными объединениями, действующими на рынке труда. По делу требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции нарушены не были.


Компания "Курт Келлерман АБ" против Швеции
[Kurt Kellermann AB - Sweden] (N 41579/98)


Постановление от 26 октября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Компания-заявитель не состоит членом какого-либо профессионального объединения работодателей Швеции. Профсоюз потребовал от компании вступить с ним в переговоры по поводу заключения коллективного договора с работниками компании. Поскольку компания отказалась вступать в такие переговоры, профсоюз организовал забастовку, и в течение одного дня трудовая деятельность в компании была остановлена. При последующем рассмотрении дела в Суде по трудовым конфликтам компания-заявитель утверждала, что забастовка была организована с целью принудить компанию вступить в профессиональное объединение работодателей. Это, утверждала компания, нарушало положения Статьи 11 Конвенции, которая гарантирует ей также право не вступать в какие-либо объединения. Профсоюз же утверждал, что забастовка преследовала законную цель - улучшить условия труда членов этого профсоюза, работающих в компании.

В феврале 1998 года Суд по трудовым конфликтам принял решение в пользу профсоюза, сделав вывод, что проведенная забастовка не нарушала права компании-заявителя, гарантируемые Статьей 11 Конвенции. Вопреки принятому судом решению компания вновь отказалась от заключения коллективного договора, в связи с чем профсоюз обратился в суд с ходатайством о принятии деклараторного решения, на основании которого он мог бы организовать новую немедленную забастовку, направленную против компании. В новом решении, принятом в марте 2003 года, Суд по трудовым конфликтам удовлетворил ходатайство профсоюза.

В судебный состав Суда по трудовым конфликтам, который принимал оба решения в феврале и марте 2003 года, входили семь судей, четверо из которых были заседателями, причем два заседателя были назначены от объединений работодателей, а два других - от объединений работников по найму. После того, как жалоба компании-заявителя была отклонена Верховным судом Швеции, профсоюз организовал забастовку. Компания в конце концов вступила в объединение работодателей и заключила коллективный договор. Несколько месяцев спустя ввиду снижения прибыльности компания объявила о своей добровольной ликвидации.


Вопросы права


По поводу Статьи 6 Конвенции (вопрос о праве обвиняемого на разбирательство дела независимым судом). Заседатели, которые принимали участие в рассмотрении дела в Суде по трудовым конфликтам, как представляется, были специалистами в сфере трудовых отношений, и таким образом у них имелась квалификация для того, чтобы рассматривать трудовой спор, фигурирующий по настоящему делу. Решающим вопросом здесь является вопрос, в какой степени был нарушен баланс интересов в составе Суда по трудовым конфликтам, рассматривавшем дело, что это могло отразиться на беспристрастности суда. Рассмотрение Судом по трудовым конфликтам спора компании с профсоюзом сконцентрировалось на вопросе, не была ли нарушена "негативная" свобода заявителя объединения с другими, то есть свобода не делать что-то, и не были ли условия коллективного договора, предложенного профсоюзом, составлены больше с учетом интересов работников. C учетом характера спора роль заседателей при рассмотрении дела не могла быть объективно иной, чем исследовать эти вопросы с точки зрения принципов, запечатленных в Статье 11 Конвенции (положения Статьи 11 Конвенции образуют часть шведского права). Невозможно представить, что у этих заседателей могли быть какие-либо интересы, которые противоречили бы интересам компании-заявителя. Кроме того, профессиональные объединения, действующие на рынке труда, которые назначили этих двух заседателей в суд, не имели прямого отношения к спору между компанией-заявителем и профсоюзом или какой-либо прямой заинтересованности в результатах его рассмотрения. Это отличает обстоятельства данного дела от обстоятельств дела "Лангборгер против Швеции" [Langborger v. Sweden], в Постановлении по которому (вынесено 22 июня 1989 г.) Европейский Суд установил, что заседатели, участвовавшие в рассмотрении дела в национальном суде, имели такую заинтересованность.

Европейский Суд не считает возможным утверждать, что по всем делам, на рассмотрение которых заседатели назначаются профессиональными объединениями, действующими на рынке труда, а одна из сторон в споре не является членом какой-либо из этих организаций, эти обстоятельства будут всегда означать, что конкретный судебный состав Суда по трудовым конфликтам не отвечает требованию Конвенции о разбирательстве дела "беспристрастным судом". В заключение Европейский Суд отмечает: у компании-заявителя не было оснований опасаться, что у заседателей имелась заинтересованность в результатах рассмотрения дела, которая противоречила интересам компании-заявителя, поэтому баланс интересов при рассмотрении дела не был нарушен в такой степени, что Суд по трудовым конфликтам не соответствовал требованию Конвенции о разбирательстве дела "беспристрастным судом".


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что требования Статьи 6 Конвенции по делу нарушены не были (принято пятью голосами "за" и двумя голосами "против").


По жалобам о нарушениях пункта 1 [уголовно-процессуальный аспект] Статьи 6 Конвенции


Вопрос о праве человека на справедливое разбирательство дела судом


По делу ставится вопрос о неправомерности отказа государственного обвинения, мотивированного интересами государства, ознакомить защиту с материалом уголовного дела, имеющим возможное отношение к позиции защиты, связанной со ссылкой на провокацию преступления со стороны властей. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Эдвардс и Льюис против Соединенного Королевства
[Edwards and Lewis - United Kingdom] (N 39647/98, 40461/98)


Постановление от 27 октября 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


Обстоятельства дела


Первый заявитель был осужден по обвинению в совершении преступлений, связанных с наркотиками. Его арест был произведен, когда он был вместе с оперативным сотрудником полиции, который был снабжен легендой. Поскольку заявитель был единственным лицом, которому предъявили обвинение, он подозревает, что и другие его соучастники были также снабженными легендой оперативными сотрудниками полиции либо агентами полиции, действовавшими по указанию полиции. До начала разбирательства дела в отношении заявителя в суде обвинение уведомило защиту о том, что обвинением заявлено судье ходатайство ex parte* (* Ex parte (лат.) - односторонний, в пользу одной стороны, с преимуществом для одной стороны; здесь - ходатайство, заявленное без уведомления или в отсутствие другой стороны (прим. перев.).) о непредъявлении защите части доказательств по делу. Судья, рассматривавший в отсутствие защиты ходатайство и закрытые обвинением доказательства, пришел к выводу, что эти доказательства никак не помогут защите и что действительно имелись мотивированные государственными интересами основания предавать их огласке. Данное постановление судьи было оставлено в силе председательствующим в судебном заседании судьей после того, как он выслушал доводы защиты по поводу непредъявления защите доказательств. Председательствующий судья также отклонил ходатайство защиты исключить показания оперативного сотрудника полиции из рассмотрения на суде в качестве доказательств; это ходатайство мотивировалось тем, что заявитель был спровоцирован на совершение преступления снабженными легендой оперативными сотрудниками полиции. Апелляционная жалоба заявителя на приговор суда первой инстанции была отклонена Апелляционным судом, изучившим закрытый доказательственный материал.

Второй заявитель, который был осужден по обвинению в распространении поддельных банкнот, также утверждал, что на совершение этого преступления его спровоцировали снабженные легендой оперативные сотрудники полиции либо агенты полиции. Судья, рассмотревший заявленное обвинением ходатайство ex parte о непредъявлении защите части доказательств по делу на основании государственных интересов, отказался вынести распоряжение о представлении доказательств защите. Он также отклонил ходатайство защиты исключить показания оперативного сотрудника полиции из рассмотрения на суде в качестве доказательств. В результате этот заявитель признал свою вину.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Государство-ответчик, которое первоначально ходатайствовало о передаче данного дела на рассмотрение Большой Палаты Европейского Суда, указало, что оно больше не настаивает на такой передаче и удовлетворилось бы тем, что Большая Палата утвердила бы Постановление, принятое по делу Палатой* (* Согласно Статье 27 Конвенции для рассмотрения переданных ему дел Европейский Суд образует комитеты в составе трех судей, Палаты в составе семи судей и Большую Палату в составе 17 судей; Палаты Суда на определенный срок образуют комитеты (прим. перев.).). Большая Палата не усмотрела причин для того, чтобы отказаться от выводов, к которым пришла Палата, и установила: ввиду причин, изложенных Палатой, по делу имел место факт нарушения требований Статьи 6 Конвенции.

[Краткое изложение Постановления Палаты. Требования справедливого судебного разбирательства исключают использование при рассмотрении уголовного дела доказательств преступления, полученных в результате подстрекательства преступления полицией. Хотя в английском праве наличие полицейской "ловушки" - провокации преступления с целью его изобличения - не является обстоятельством, освобождающим от ответственности, на судье лежит обязанность при наличии "ловушки" либо прекратить дело со ссылкой на использование судебной процедуры в незаконных целях либо исключить из рассмотрения судом любых доказательств по делу, добытых посредством провокации преступления.

Европейскому Суду не представилось возможным установить, прибегли ли по настоящим делам полицейские - в нарушение требований Статьи 6 Конвенции - к провокации преступления или нет, поскольку соответствующая информация раскрыта не была. Поэтому для Европейского Суда было важно исследовать процессуальный порядок рассмотрения ходатайства о признании наличия провокации обстоятельством, толкуемым в пользу обвиняемого, по каждому из двух дел. Таковое исследование необходимо для установления факта, было ли адекватно гарантировано обвиняемым их право на защиту. Из положений Статьи 6 Конвенции вытекает - помимо необходимости соблюдать принцип состязательности судопроизводства и принцип равенства процессуальных возможностей сторон по делу - требование о том, чтобы государственное обвинение предъявляло бы все существенные доказательства вины подсудимого защите. Это право стороны защиты на ознакомление с доказательствами обвинения не является абсолютным, но при этом допустимыми мерами ограничения прав на защиту являются только такие меры, которые строго необходимы. Кроме того, любые трудности, чинимые защите, должны быть в достаточной мере сбалансированы процессуальным порядком, которому следуют в суде. Такой порядок должен в максимальной степени отвечать требованиям состязательного судопроизводства и принципу равенства процессуальных возможностей сторон по делу и включать в себя соблюдение адекватных процессуальных гарантий.

В своем Постановлении по делу "Джэспер против Соединенного Королевства" [Jasper v. the United Kingdom] (вынесенном 16 февраля 2000 г.) Европейский Суд счел, что действия председательствовавшего на процессе судьи, который с полным знанием всех вопросов дела принял решение, сбалансировавшее государственные интересы и право на защиту, отвечали требованиям Статьи 6 Конвенции. Однако в том деле было важно то, что закрытые доказательства не вошли в доказательственную базу обвинения на суде и присяжным не предъявлялись. Тем не менее в отличие от обстоятельств дела "Джэспер против Соединенного Королевства" в настоящем деле непредставленные защите доказательства имели отношение или могли иметь отношение к вопросам факта, решавшимся судьей, который рассматривал дело по существу. Ходатайства об исключении из рассмотрения судом доказательств, полученных в результате полицейской провокации преступления, имели решающее значение для дела, так как в случае их удовлетворения дела были бы прекращены, а непредставленные защите доказательства могли иметь отношение к фактам, связанным с этими ходатайствами. Непредставление доказательств не дало защите возможности полностью изложить суду все свои аргументы, касающиеся полицейской провокации. Кроме того, судьи, отклонившие ходатайства защиты, касающиеся полицейской провокации, сами ознакомились с доказательствами обвинения, которые могли иметь отношение к вопросу о провокации. В этих обстоятельствах процессуальный порядок, которому следовали в судах, не отвечал требованиям состязательного судопроизводства и принципу равенства процессуальных возможностей сторон по делу и не включал в себя соблюдение адекватных процессуальных гарантий защиты интересов обвиняемых.]


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд счел, что установление факта нарушения требований Конвенции само по себе является достаточной справедливой компенсацией причиненного заявителям морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о праве человека на справедливое разбирательство дела судом


По делу обжалуется чрезмерная продолжительность слушаний по уголовному делу в суде. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Макфи против Франции
[Makhfi - France] (N 59335/00)


Постановление от 19 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, которому были предъявлены обвинения в совершении изнасилования и кражи в составе преступной группировки и у которого уже имелись судимости за кражу, вместе с другим обвиняемым предстал перед судом присяжных* (* Во Франции суды присяжных, к исключительной компетенции которых относится рассмотрение уголовных дел по обвинению в совершении тяжких преступлений, заседают посессионно в Париже и в каждом департаменте и имеют соответствующие названия (прим. перев.).). В первый день рассмотрения дела заседание суда продолжалось 5 часов и 15 минут. На следующий день заседание суда началось в 9 часов 15 минут. В 13 часов в заседании был объявлен перерыв, и затем дело рассматривалось с 14 часов 30 минут до 16 часов 40 минут, с 17 до 20 часов и с 21 часа до 0 часов 30 минут. Слушание дела было возобновлено в 1 час. Со ссылкой на право на защиту адвокат Макфи заявил ходатайство об объявлении перерыва в заседании суда до следующего утра. Это ходатайство было отклонено, при этом слушание дела возобновилось в 4 часа утра. После двадцатипятиминутного перерыва было предоставлено время для заключительного слова защиты. Адвокат заявителя выступал до 5 часов утра. К тому моменту заседание суда длилось уже 15 часов и 45 минут. Последними выступили обвиняемые, в том числе и заявитель. Только в тот день заседание суда продолжалось в общей сложности 17 часов и 15 минут. В конце заседания присяжные признали заявителя виновным и назначили ему наказание в виде лишения свободы на срок восемь лет. Жалоба на приговор суда по вопросам права, поданная заявителем в вышестоящий суд, была отклонена.


Вопросы права


По поводу пунктов 3 и 1 Статьи 6 Конвенции, взятых в совокупности. Европейский Суд считает, что при рассмотрении уголовного дела в суде чрезвычайно важно, чтобы не только те, кому предъявлены обвинения в совершении преступления, но и их адвокаты могли бы участвовать в заседании суда, отвечать на вопросы и выступать с заявлениями по делу, не испытывая при этом страданий в связи с чрезмерной усталостью. Аналогичным образом жизненно важно, чтобы судьи и присяжные могли бы в полной мере контролировать свои способности к концентрации и сосредоточению внимания на происходящем в зале суда с тем, чтобы надлежащим образом следовать ходу разбирательства дела и быть способными к вынесению обоснованного приговора.

Условия, в которых проводилось судебное разбирательство по делу заявителя, не отвечают требованиям справедливого судебного разбирательства, в особенности, что касается права на защиту, и принципа равенства процессуальных возможностей сторон по делу.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю некую сумму компенсации в возмещение причиненного заявителю морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о праве человека на справедливое разбирательство дела судом


По делу обжалуется использование при производстве по уголовному делу доказательства, полученного от обвиняемого принудительным введением в его организм рвотного средства. Жалоба признана приемлемой.


Джаллох против Германии
[Jalloh - Germany] (N 54810/00)


Решение от 26 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, которого переодетые в штатское полицейские заподозрили в сбыте наркотиков, был арестован. При аресте он проглотил маленький пакетик, и прокурор отдал распоряжение ввести заявителю рвотное средство, чтобы вызвать срыгивание пакетика. Поскольку заявитель отказался от приема рвотного средства добровольно, через трубку, вставленную ему в нос, ему принудительно были введены раствор соли и сироп, а другой препарат был ему также инъецирован. После этого заявителю была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей до суда, и затем он был осужден участковым судом по обвинению в торговле наркотиками. До вынесения окончательного приговора по делу заявителя его адвокат утверждал в судах, что соответствующие доказательства были получены незаконными методами, и что введение рвотного средства заявителю было непропорциональной мерой согласно положениям Уголовно-процессуального кодекса, поскольку тех же результатов можно было добиться, дождавшись, пока пакетик не будет выделен из организма естественным образом. Эти доводы, которые адвокат заявителя повторял в судах трех уровней подведомственности, были судами отвергнуты. Суды постановили, что введение упомянутых средств даже вопреки воле заявителя было законно и необходимо для того, чтобы сохранить доказательство торговли наркотиками. Конституционный суд Германии отказался рассматривать жалобу заявителя, поскольку счел, что тот не использовал все доступные ему средства правовой защиты. Конституционный суд также постановил, что мера, о которой шла речь по делу, не вызывала никаких возражений конституционного характера, что касается уважения к человеческому достоинству или защиты лица от самообвинения.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статей 3 и 6 (по вопросу о праве человека на справедливое разбирательство дела) и Статьи 8 Конвенции. Что же касается вопроса об исчерпанности внутригосударственных средств правовой защиты, то, установив, что оспариваемая мера властей не вызывала никаких возражений конституционного характера, Конституционный суд изучил, по крайней мере частично, существо жалобы заявителя.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 13 Конвенции. В распоряжении заявителя имелось несколько средств судебной защиты для обжалования незаконности оспариваемой меры. Жалоба признана явно необоснованной.

[Палата предложила уступить юрисдикцию по данному делу в пользу Большой Палаты.]


Вопрос о праве человека на справедливое разбирательство дела судом


Вопрос об обязанности владельца автомобиля сообщить властям данные о личности лица, управлявшего его автомобилем. Жалоба коммуницирована государству-ответчику.


О'Хэллоран и Фрэнсис против Соединенного Королевства
[O'Halloran and Francis - United Kingdom] (N 15809/02, 25624/02)


[вынесено IV Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 2 Статьи 6 Конвенции.)


Вопрос о соблюдении принципа равенства процессуальных возможностей сторон по делу


По делу обжалуется чрезмерная продолжительность слушаний по уголовному делу в суде. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Макфи против Франции
[Makhfi - France] (N 59335/00)


Постановление от 19 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше.)


По жалобам о нарушениях пункта 2 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о соблюдении принципа презумпции невиновности при разбирательстве дела в суде


По делу обжалуется наложение штрафа на зарегистрированного владельца автомобиля за совершение транспортного правонарушения, хотя в момент совершения правонарушения он своим автомобилем не управлял. Жалоба признана неприемлемой.


Фальк против Нидерландов
[Falk - Netherlands] (N 66273/01)


Решение от 19 октября 2004 г. (вынесено II Секцией)


Обстоятельства дела


На заявителя был наложен административный штраф за дорожно-транспортное происшествие, в котором участвовал зарегистрированный на его имя автомобиль. Заявитель обжаловал решение о наложении штрафа прокурору, указав в жалобе имя и адрес лица, которое управляло автомобилем в момент дорожно-транспортного происшествия. Жалоба была отклонена на основании положений статьи 5 закона "Об административном исполнении правил дорожного движения" [the Act on the Administrative Enforcement of Respect for Traffic Regulations], которая предусматривала административную ответственность в виде наложения штрафа на зарегистрированного владельца транспортного средства в случаях, когда не может быть установлено лицо, управлявшее транспортным средством в момент совершения нарушения. Закон содержит ряд исключений из правила об объективной ответственности владельца автотранспортного средства, например, от ответственности освобождается зарегистрированный владелец автомобиля в тех случаях, когда он докажет, что принадлежащим ему автомобилем управляло другое лицо против воли владельца. Кассационная жалоба заявителя в Верховный суд Нидерландов с указанием на то, что правило об объективной ответственности, содержащееся в указанном законе, нарушает требования пункта 2 Статьи 6 Конвенции, была отклонена.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 2 Статьи 6 Конвенции. Несмотря на то, что в принципе презумпции права или факта не запрещены, они должны быть пропорциональны цели, преследуемой государством. В настоящем деле цель оспариваемого правила об объективной ответственности владельца автотранспортного средства, содержащегося в законе "Об административном исполнении правил дорожного движения", состоит в эффективном обеспечении безопасности дорожного движения и создании условий, при которых не остаются безнаказанными нарушения правил движения в случаях, когда невозможно установить лицо, управлявшее автомобилем. Принцип пропорциональности, таким образом, в данном деле соблюден. Кроме того, лицо, на которое в силу упомянутого закона наложили штраф, вправе обжаловать примененную санкцию в судах и осуществлять свои права на защиту. В таких обстоятельствах статья 5 закона, обязывающая зарегистрированного владельца автомобиля взять на себя ответственность за последствия решения доверить управление своим автомобилем другому лицу, не противоречит пункту 2 Статьи 6 Конвенции. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о соблюдении принципа презумпции невиновности при разбирательстве дела в суде


Вопрос об обязанности владельца автомобиля сообщить властям данные о личности лица, управлявшего его автомобилем. Жалоба коммуницирована государству-ответчику.


О'Хэллоран и Фрэнсис против Соединенного Королевства
[O'Halloran and Francis - United Kingdom] (N 15809/02 и 25624/02)


[Жалобы коммуницированы IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители - владельцы автомобилей, замеченных в превышении установленного ограничения на скорость. Каждый заявитель получил официальное уведомление о намерении властей привлечь к судебной ответственности лицо, управлявшее автомобилем, и требование предоставить властям имя и адрес лица, управлявшего автомобилем в момент превышения скорости, или предоставить информацию, которая помогла бы установить личность нарушителя. В соответствии со статьей 172 Закона 1988 года "О дорожном движении" [the Road Traffic Act] непредоставление властям такой информации является уголовно наказуемым деянием. Первый заявитель подтвердил, что именно он был лицом, управлявшим автомобилем в момент превышения скорости, и на основании этого признания он был осужден за превышение скорости при управлении автомобилем. Второй заявитель отказался предоставить требуемую информацию и был осужден за отказ выполнить требование, содержащееся в статье 172 упомянутого закона.


Процессуальное действие


Жалобы коммуницированы властям государства-ответчика в отношении пунктов 1 и 2 Статьи 6 Конвенции.

[Государству-ответчику была также коммуницирована группа схожих по содержанию жалоб: N 35594/02, 11046/03, 17888/03, 6892/04, 6387/04 и 7900/04.]


Вопрос о соблюдении принципа презумпции невиновности при производстве по уголовному делу


По делу ставится вопрос о неправомерности заявлений, сделанных сотрудниками полиции прессе в отношении подозреваемых, которые были сфотографированы журналистами до того, как эти подозреваемые были доставлены к судье. По делу допущено нарушение требований пункта 2 Статьи 6 Конвенции.


Y.B. и другие против Турции
[Y.B. and others - Turkey] (N 48173/99, 48319/99)


Постановление от 28 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Пятеро заявителей были арестованы и заключены под стражу в полиции. Перед тем, как их доставить к судье, полицейские следователи решили представить заявителей на обозрение журналистам на пресс-конференции, организованной в помещении полиции безопасности. На пресс-конференции сотрудники полиции заявили, что арестованные являются членами незаконной организации, и что их участие в преступной деятельности считается установленным фактом. В пресс-релизе, выпущенном полицией, перечислялись виды этой преступной деятельности (но заявители не были там упомянуты поименно). Журналисты сделали фотоснимки заявителей. В тот день, когда заявителей доставили к прокурору и судье, одна ежедневная газета опубликовала статью, в которой заявители описывались как злоумышленники, совершившие конкретно названные в статье преступления. В газете их упомянули поименно и поместили их фотографии. Несколько дней спустя заявителям были предъявлены обвинения в совершении упомянутых в публикации преступлений. По результатам разбирательства дела, состоявшегося в том же году в Суде государственной безопасности (имевшем в своем составе и военного судью), заявителей признали виновными в принадлежности к незаконной организации и оказании ей содействия. Каждый из них был приговорен к определенным срокам лишения свободы.


Вопросы права


По поводу пункта 2 Статьи 6 Конвенции. Опубликование фотографий подозреваемых, подлежащих уголовному преследованию, само по себе не может быть приравнено к нарушению принципа презумпции невиновности. Власти страны вправе информировать общество о ведущихся уголовных расследованиях при условии, что такое информирование проводится со всей осмотрительностью и всем благоразумием, которые при этом требуются. Когда власти обнародуют объективную информацию, касающуюся уголовных дел, эта информация не должна содержать каких-либо оценочных суждений или каким-либо образом предрешать вопрос о виновности.

В настоящем деле, хотя в пресс-релизе полиции заявители не были названы поименно, и хотя в нем указывалось, что им еще предстоит предстать перед прокурором, то, как заявители были представлены журналистам, позволяло легко идентифицировать их личности. Кроме того, их имена и фотографии появились в газетных публикациях. Аналогичным образом в тексте пресс-релиза, составленного полицией и распространенного среди журналистов, заявители упоминались - без каких-либо оговорок или уточнений - как "члены незаконной организации" и указывалось, что совершение ими нескольких преступлений является "установленным фактом". Эти два места в тексте пресс-релиза могли бы быть истолкованы как подтверждение того, что в соответствии с информацией полиции заявители действительно совершили преступления, в которых они обвинялись. Взятая в целом позиция полицейских властей в том, что касается порожденной ею преждевременной досудебной оценки обвинений, которые могли бы быть предъявлены заявителям, и предоставления прессе легкой возможности идентифицировать их личности, была несовместима с принципом презумпции невиновности.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 2 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителям суммы в возмещение морального вреда, причиненного им в результате нарушения принципа презумпции невиновности. Суд также присудил им совместно сумму в возмещение судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


По жалобе о нарушении пункта 3 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о праве обвиняемого на защиту


По делу обжалуется чрезмерная продолжительность слушаний по уголовному делу в суде. По делу допущено нарушение требований пункта 3 Статьи 6 Конвенции.


Макфи против Франции
[Makhfi - France] (N 59335/00)


Постановление от 19 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 Статьи 6 Конвенции.)


По жалобе о нарушении Статьи 7 Конвенции


Вопрос о соблюдении принципа Nullum Crimen Sine Lege* (* Nullum crimen sine lege (лат.) - нет преступления без предусматривающего его закона (прим. перев.).)


По делу обжалуется осуждение лица по обвинению, которое предположительно не основывалось на какой-либо норме национального законодательства или международного права. Жалоба коммуницирована государству-ответчику.


Корбей против Венгрии
[KorbJly - Hungary] (N 9174/02)


[Жалоба коммуницирована II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель - офицер в отставке, который в 1956 году во время восстания в Венгрии руководил операциями по подавлению восстания, в ходе которых несколько гражданских лиц было убито. В 1994 году по фактам этих событий прошлого прокуратура предъявила ему обвинение в умышленном убийстве людей. Областной суд прекратил дело, возбужденное в отношении заявителя, ввиду истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности, но Верховный суд Венгрии отменил данное решение и направил дело для производства дополнительного расследования. Заявителю были предъявлены новые обвинения - в совершении преступления против человечности - на основании Женевской Конвенции 1949 года о защите гражданского населения во время войны.

Защитник заявителя утверждал в суде, что положения Женевской Конвенции 1949 года не могут быть применены по делу в отношении его подзащитного, так как эта Конвенция не была надлежащим образом промульгирована в Венгрии. Дело было вновь прекращено, но после того, как оно несколько раз передавалось из областного суда в Верховный суд и обратно, в ноябре 2001 года Верховный суд вынес окончательный приговор по делу в отношении заявителя - он был признан виновным в совершении преступления против человечности, и ему было назначено наказание в виде лишения свободы на срок пять лет. Последующие жалобы заявителя на приговор были отклонены. Наказание он начал отбывать в марте 2003 года. Заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что он был незаконно осужден за совершение деяния, которое не было уголовно наказуемым в то время, когда оно было совершено, и что в соответствующее время Женевская Конвенция 1949 года не была надлежащим образом промульгирована в Венгрии.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статей 6 и 7 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции


Вопрос о праве человека на уважение его частной жизни


По делу обжалуется принудительное введение рвотного средства лицу, подозреваемому в торговле наркотиками. Жалоба признана приемлемой.


Джаллох против Германии
[Jalloh - Germany] (N 54810/00)


Решение от 26 октября 2004 г. (вынесено III Секцией)


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 [уголовно-процессуальный аспект] Статьи 6 Конвенции.)


Вопрос о праве человека на уважение его частной жизни


Вопрос об эксгумации трупа с целью проведения генетической экспертизы. Жалоба коммуницирована государству-ответчику.


Управление наследством Крестена Фильтенборга Мортенсена против Дании
[Estate of Kresten Filtenborg Mortensen - Denmark] (N 1338/03)


[Жалоба коммуницирована I Секцией]


Обстоятельства дела


Жалоба по данному делу заявлена в Европейский Суд управлением наследства K., представленным его единственным законнорожденным сыном. K., предположительно, был еще и биологическим отцом двух других сыновей, рожденных в результате внебрачной связи К. с их матерью. Когда после смерти К. этих двух лиц известили, что K. был их биологическим отцом, они возбудили в городском суде дело об установлении отцовства. Суд после того, как он заслушал показания родных братьев и сестер и знакомых K., выступивших в пользу того, что K. был отцом этих двух лиц, принял решение об эксгумации тела K. для взятия образцов ДНК покойного с целью проведения экспертизы на предмет установления отцовства. При рассмотрении дела по апелляционной жалобе это решение было изменено судом апелляционной инстанции, который указал, что в датском законодательстве нет нормы, которая допускала бы судебно-генетическую экспертизу тела покойного по делу об установлении отцовства. Однако Верховный суд Дании оставил в силе решение городского суда и дал разрешение на взятие образцов тканей тела покойного K. Верховный суд постановил, что, хотя по данному вопросу в датском законодательстве нет конкретной нормы, законодательство не препятствует возможности проведения судебно-генетической экспертизы тела покойного в обстоятельствах данного дела. Судя по всему, эксгумация тела K. пока еще произведена не была.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 8 Конвенции с вопросом, может ли управление наследством претендовать на статус жертвы нарушения положений Конвенции в значении Статьи 34 Конвенции.


Вопрос о праве человека на уважение его семейной жизни


По делу обжалуется отказ властей разрешить свидания двух старших сестер со своей родной младшей сестрой. Жалоба признана неприемлемой.


I. и U. против Норвегии
[I. and U. - Norway] (N 75531/01)


Решение от 21 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительницы - старшие дочери двух лиц, страдающих психическим заболеванием. В 1993 году заявительниц отдали на попечение приемной семьи ввиду того, что их родители были не в состоянии обеспечить их надлежащей родительской заботой. В 1997 году у этих лиц родилась третья дочь, X., когда мать находилась на излечении в психиатрической больнице. Немедленно после рождения девочки власти отдали ее на попечение другой приемной семьи, чем та, которая воспитывала старших дочерей, и лишили родителей родительских прав и права на свидания с Х. Родители не оспаривали решение властей об установлении публичной опеки над X. с момента ее рождения, но обратились с жалобой в суды на то, что решение властей полностью оградить X. от связей с ее биологическими родителями, и в особенности запретить свидания их старших дочерей с X., было необоснованным. Суды двух уровней подсудности отклонили требования родителей предоставить старшим дочерям право на самостоятельные свидания с Х. Суды постановили, что ввиду удочерения X. приемными родителями и ее воспитания в нормальных условиях полный разрыв связей с ее биологическими родителями будет в ее наилучших интересах, и что достижение этой цели невозможно также без запрета на свидания с сестрами. В 2004 году власти разрешили удочерение X. ее приемными родителями. Заявительницы жалуются в Европейский Суд на то, что отказ властей предоставить им право на свидания со своей младшей сестрой является актом вмешательства государства в осуществление ими права на семейную жизнь.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции. Европейский Суд сомневается, что между младшей дочерью и ее биологической семьей на момент отказа властей предоставить ее сестрам право на свидания с ней существовала "семейная жизнь" в том значении, которое этому понятию придается Статьей 8 Конвенции. Старшие сестры были давно разлучены с родителями и никогда не встречались со своей младшей сестрой. Даже если исходить из предположения, что оспариваемая мера в какой-то степени и образовывала акт вмешательства государства в "семейную жизнь" старших сестер, это вмешательство было предусмотрено законом и преследовало законную цель защиты наилучших интересов ребенка.

Что же касается необходимости такого вмешательства, то Европейский Суд замечает: слабые узы между заявительницами и их младшей сестрой, равно как и психологическая уязвимость последней, удостоверенная медицинским заключением, являются факторами, на которые надлежит обратить особое внимание. Предоставление старшим сестрам права на свидания с Х. не было бы мыслимо без того, чтобы не открыть возможности установления контактов младшей дочери с ее биологическими родителями, что потенциально опасно для ее психического здоровья и благополучия и может нарушить стабильные условия ее жизни в приемной семье. На фоне такого рода соображений интересы защиты положения младшей дочери в приемной семье более весомы, чем интерес заявительниц в получении права на свидания с сестрой. Предпринятая государством мера, таким образом, может считаться "необходимой" в свете защиты интересов ребенка. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о законности высылки из страны лица без гражданства


По делу обжалуется решение властей выслать из страны лиц без гражданства, которые отказались от своего прежнего гражданства и не имеют вида на жительство. Жалоба признана неприемлемой.


Драган и другие против Германии
[Dragan and others - Germany] (N 33743/03)


Решение от 7 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 3 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 11 Конвенции


Вопрос о праве человека на свободу мирных собраний


По делу ставится вопрос о правомерности требования получить государственное разрешение на участие в собраниях за границей. Жалоба признана приемлемой.


Измир Саваш Каршитлари Дернеии и другие против Турции
[Izmir Savas Karsitlari Dernegi and others - Turkey] (N 46257/99)


Решение от 23 сентября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Жалоба в Европейский Суд была подана тремя членами объединения "Ассоциация Измира против войны", зарегистрированного в соответствии с законами Турции, и самим этим объединением, представленным в Суде его председателем.

Заявители - члены объединения получили указания от объединения отправиться от имени объединения в зарубежную поездку и представлять его на собраниях общественных организаций, выступающих против войны. За это заявителей власти привлекли к судебной ответственности, поскольку объединение не обратилось к властям за разрешением на поездку за рубеж и участие в собраниях за границей. В соответствии с законом "Об объединениях граждан" [the Associations Act], действовавшим в период между 1983 и 2004 годами, члены какого-либо общественного объединения граждан могли выехать за границу по приглашению зарубежных объединений и организаций, только если они получили от властей соответствующее разрешение. Трем указанным членам объединения было назначено наказание в виде штрафа за нарушение этого требования закона.

Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 11 Конвенции. Объединение-заявитель самороспустилось в 2001 году после того, как ее члены были привлечены к ответственности и осуждены, и в Европейский Суд была подана настоящая жалоба. Заявители подали свою жалобу от собственного имени, а также от имени "Ассоциации Измира против войны", представленной ее председателем. Заявители жалуются в Европейский Суд на нарушение властями Турции их права на свободу объединения в период, когда они были членами данного объединения, и когда оно было юридическим лицом, как требовалось в соответствующий период времени. Объединение, представленное его председателем, соответственно заинтересовано в предоставлении ему статуса "жертвы" нарушения Конвенции. Возражения государства-ответчика, представленные на сей счет в Европейский Суд, были отклонены.


Вопрос о праве человека на свободу объединения с другими


По делу обжалуется судебное решение о роспуске объединения граждан ввиду его незаконной деятельности. Жалоба признана неприемлемой.


Бота против Румынии
[Bota - Romania] (N 24057/03)


Решение от 12 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель - председатель объединения, которое по характеру своей деятельности считает себя благотворительной организацией. После того, как это объединение прошло юридическую регистрацию в Румынии, оно решило учредить Румынскую ассоциацию адвокатов по конституционным делам. Однако в Румынии законодательство запрещает создание каких-либо ассоциаций адвокатов помимо Союза румынских адвокатов и адвокатскую деятельность вне рамок этого союза. Одна уездная ассоциация адвокатов обратилась в суды с иском против решения объединения создать свою ассоциацию адвокатов. Суды установили, что, принимая оспариваемое решение, объединение вышло за рамки закона, что касается адвокатской деятельности, и поэтому деятельность объединения была противозаконной. Во исполнение правовых норм в данной сфере суды вынесли постановление о роспуске объединения и начале производства о его принудительной ликвидации как юридического лица. По результатам производства оставшиеся активы объединения подлежали передаче другим юридическим лицам.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 11 Конвенции.

(a) Вмешательство государства в реализацию права членов объединения на свободу объединения, выразившееся в судебном постановлении о роспуске этого объединения, было предусмотрено правовыми нормами Румынии. Обоснованное судами Румынии со ссылками на важность роли адвоката и необходимость сохранить качество адвокатских услуг населению это вмешательство государства преследовало законные цели в значении положений Конвенции, а именно - охрану общественного порядка прав и свобод других лиц. Что же касается необходимости такого вмешательства в демократическом обществе, то Европейский Суд замечает: уставные цели объединения включали "создание ассоциаций адвокатов", что противоречило положениям национального законодательства, запрещающим создание каких-либо ассоциаций адвокатов помимо Союза румынских адвокатов и адвокатскую деятельность вне рамок этого Союза. В частности, члены объединения предприняли конкретные действия, а именно - начали создавать ассоциацию адвокатов и присвоили себе прерогативы Союза румынских адвокатов. Жалоба признана явно необоснованной.

(b) Вопрос о применимости по делу Статьи 11 Конвенции. Положения Статьи 11 Конвенции не применимы к профессиональным организациям, являющимся публично-правовыми учреждениями, деятельность которых регламентирована законом и которые преследуют цели публичного блага. Союз румынских адвокатов, отвечающий этим критериям, не является поэтому "объединением" в том значении, которое придается этому понятию Статьей 11 Конвенции. Соответственно жалоба заявителя на то, что возлагаемая государством на адвокатов обязанность принадлежать к Союзу румынских адвокатов нарушает "негативную" свободу заявителя, то есть право не объединяться с другими, признана неприемлемой как несовместимая с правилом о предметной неподсудности (ratione materiae) Европейского Суда.

По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Заявитель жалуется в Европейский Суд на решение властей о передаче активов объединения другим юридическим лицам после роспуска объединения. Однако постановление о лишении объединения прав на определенные объекты, использование которых этим объединением было признано в установленном законом порядке судами неправомерным, не образует нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. В любом случае обжалуемая мера имела вторичный эффект по отношению к акту роспуска объединения, каковой, как установил Европейский Суд, не нарушал требования Статьи 11 Конвенции. Европейский Суд постановил, что нет необходимости рассматривать этот пункт жалобы в отдельности.


По жалобе о нарушении Статьи 14 Конвенции


Вопрос о соблюдении запрета на дискриминацию (в контексте Статьи 11 Конвенции)


По делу обжалуется дискриминация против служащих предположительно ввиду их членства в профсоюзе. Жалоба признана приемлемой.


Даниленков и другие против России
[Danilenkov and others - Russia] (N 67336/01)


Решение от 19 октября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители работают докерами в Калининградском морском порту и являются членами Российского профессионального союза докеров (далее - РПСД). Заявители утверждают, что компания, осуществлявшая управление морским портом, которая наняла их на работу, находится под эффективным контролем государства (как ввиду того, что государство владеет акциями компании, так и потому, что оно назначает должностных лиц в руководящий орган компании). В октябре 1997 года РПСД начал двухнедельную забастовку с целью добиться более высокой зарплаты и лучших условий труда. Заявители утверждают в своей жалобе в Европейский Суд, что после забастовки к членам РПСД были применены карательные меры за участие в забастовке, и их подталкивали к выходу из членов профессионального союза. Заявители утверждают, что большинство докеров, которые принимали участие в забастовке, были впоследствии переведены в "резервные бригады" или на менее выгодные работы. Это привело к тому, что их заработки существенно снизились (в некоторых случаях уровень доходов заявителей снизился наполовину или даже на три четверти). В своей жалобе в Европейский Суд они указывают, что снижение заработка было признано государственным трудовым инспектором, который в январе 1998 года предписал компании выплатить компенсацию тем докерам, которые были переведены на работу в реорганизованные бригады. Заявители указывают, что их также подвергли дискриминации, когда в 1998 году проводился ежегодный экзамен по проверке знаний докерами правил техники безопасности - подавляющее большинство докеров - членов РПСД эту проверку не прошли, так как условия проверки не были справедливыми. Жалобы на другие акты дискриминации касались фактов произвольного увольнения членов РПСД по сокращению штатов, переводов на работу с неполным рабочим днем и отстранения от более выгодных работ в дочерней компании.

Заявители обратились в суд с жалобами на руководство морского порта, но районный суд постановил, что их жалоба на дискриминацию со стороны руководства порта является необоснованной. Рассматривая кассационную жалобу заявителей, Калининградский областной суд вынес решение о прекращении производства по гражданскому иску в отношении дискриминации. Суд постановил, что вопрос о том, имела ли место дискриминация или нет, мог быть разрешен в ходе производства по уголовному делу, и что юридическое лицо, такое как морской порт, не может быть привлечено к уголовной ответственности.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статей 11, 14 и 13 Конвенции. Возражения государства-ответчика по поводу того, что в рассмотрении жалобы Европейским Судом должно быть отказано, поскольку она представляет собой actio popularis* (* Actio popularis (лат.) - народный иск (буквально), здесь - требования, предъявляемые в общественных интересах частными лицами или организациями, которые сами не являются жертвами нарушений (прим. перев.).), были отклонены, так как представляется, что интересы каждого из заявителей были затронуты предположительным нарушением его прав.


По жалобам о нарушениях Статьи 34 Конвенции


Вопрос о сохранении за заявителем статуса жертвы нарушения Конвенции


Вопрос о том, что политическая партия не вправе претендовать на статус жертвы судебного решения о прекращении деятельности регионального отделения этой партии. Удовлетворено предварительное возражение государства-ответчика по жалобе.


Народно-демократическая партия "Ватан" против России
[Vatan - Russia] (N 47978/99)


Постановление от 7 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Народно-демократическая партия "Ватан" является политической партией, осуществляющей свою деятельность на всей территории Российской Федерации с целью защиты и укрепления прав и свобод граждан татарского происхождения. Региональная организация этой партии была создана в Ульяновской области, и партия "Ватан" считает ее отделением партии. В 1997 году отделение партии выпустило в свет резкие заявления, направленные среди прочего против областной администрации и местных руководителей; заявления были обнародованы в связи с планировавшимся празднованием 350-й годовщины со дня основания г. Симбирска, и в заявлениях эта дата называлась как дата "колонизации". В заявлениях содержались также призывы к расширенному обучению татар национальному языку и сохранению исламских ценностей. В мае 1998 года отделение партии получило разрешение властей на проведение мемориальной церемонии на территориях, занимаемых кладбищами и молельными местами, но тем не менее провело ее в центре города. Несколько дней спустя прокурор области обратился в областной суд с ходатайством о приостановлении деятельности этого отделения партии "Ватан". Областной суд изучил доводы прокурора и нашел, что некоторые заявления, сделанные отделением партии в 1997 году, противоречат Конституции Российской Федерации, и что мемориальная церемония, организованная в 1998 году, была проведена в нарушение условий разрешения, выданного мэром. Областной суд пришел к выводу, что деятельность отделения партии осуществлялась в нарушение федерального закона "Об общественных объединениях" и поэтому приостановил деятельность отделения партии "Ватан" на шесть месяцев. Отделению было также запрещено ipso jure* (* Ipso jure (лат.) - в силу самого закона (прим. перев.).) проведение митингов, демонстраций и других публичных акций, а также участвовать в выборах. Отделение партии "Ватан" обратилось с жалобой в Верховный Суд Российской Федерации, который оставил в силе решение областного суда. Впоследствии отделение партии было распущено ввиду того, что оно не привело свой устав в соответствие с новым законодательством.


Вопросы права


По поводу предварительных возражений государства-ответчика (наличие у заявителя статуса жертвы нарушения Конвенции): Европейский Суд счел, что партия "Ватан" и ее отделение в Ульяновской области не могут рассматриваться как одна политическая партия, что позволило бы им считаться единой неправительственной организацией для целей подачи жалобы в Европейский Суд в соответствии со Статьей 34 Конвенции. Такой вывод обосновывается тем фактом, что в учредительных документах отделения партии содержалась только одна прямая ссылка на партию "Ватан", и ничто не препятствовало отделению преследовать политические цели иные, чем те, которые получили одобрение партии "Ватан".

Что же касается вопроса о том, может ли партия "Ватан" претендовать на то, чтобы считаться жертвой приостановления деятельности отделения партии на шесть месяцев, то по делу отмечалось: интересы партии "Ватан" были затронуты этой мерой лишь косвенно (в том смысле, что сама партия в течение шести месяцев не могла рассчитывать на свое отделение в Ульяновской области в деле распространения своих политических идей). Ссылаясь на свое Постановление по делу "Компания "Агротексим" и другие против Греции"* (* Постановление по данному делу было вынесено Европейским Судом 24 октября 1995 г. (прим. перев.).) [Agrotexim and others v. Greece] (Series A, N 330-A), Европейский Суд сделал заключение, что в данном случае нет никаких исключительных обстоятельств, которые оправдывали бы принятие жалобы к рассмотрению, в особенности с учетом того, что отделение партии "Ватан" могло бы само подать жалобу как непосредственная жертва нарушения положений Конвенции. Кроме того, поскольку партия "Ватан" сама не обращалась в российские суды от собственного имени, ее жалоба в Европейский Суд в любом случае была бы объявлена неприемлемой ввиду неисчерпания всех внутригосударственных средств правовой защиты. Поэтому предварительные возражения государства-ответчика по данной жалобе вполне обоснованны, и партия "Ватан" не вправе претендовать на статус жертвы нарушения положений Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к заключению о необходимости отказать партии-заявителю в статусе жертвы нарушения положений Конвенции ввиду правила ratione personae* (* Ratione personae (лат.) - ввиду обстоятельств, относящихся к лицу, о котором идет речь. Здесь имеются в виду круг и признаки субъектов обращения в Европейский Суд с жалобой на предположительное нарушение прав и свобод, гарантируемых Конвенцией (прим. перев.).) (принято единогласно).


Вопрос о сохранении за заявителем статуса жертвы нарушения Конвенции


По делу ставится вопрос о неправомерности роспуска объединения-заявителя после подачи им жалобы в Европейский Суд.


Измир Саваш Каршитлари Дернеии и другие против Турции
[Izmir Savas Karsitlari Dernegi and others - Turkey] (N 46257/99)


Решение от 23 сентября 2004 г. [вынесено III Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 11 Конвенции.)


Вопрос о соблюдении запрета на препятствование подаче жалобы в Европейский Суд


По делу обжалуется отказ властей направить письма заключенного с жалобами, адресованными Европейскому Суду. По делу допущено нарушение требований Статьи 34 Конвенции.


Полещук против России
[Poleschuk - Russia] (N 60776/00)


Постановление от 7 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, который в настоящее время отбывает наказание в виде лишения свободы, в мае и декабре 1999 года представлял администрации места заключения письма для отправки в Европейский Суд. В этих письмах содержались жалобы по поводу того, что при производстве по его делу, закончившемся вынесением обвинительного приговора, не соблюдался принцип справедливости судебного разбирательства. В обоих случаях администрация места заключения отказывалась направить письма заявителя в Европейский Суд, пока заявитель не подаст свою соответствующую жалобу в российские суды. После того, как заявитель безуспешно возбуждал производство по своим жалобам в российских судах, в феврале 2000 года ему удалось организовать пересылку своей жалобы в Европейский Суд. Он жаловался в Суд не только на несоблюдение принципа справедливости судебного разбирательства при производстве по его делу, но и на то, что он нарушил шестимесячный срок для подачи жалобы в Европейский Суд, установленный пунктом 1 Статьи 35 Конвенции* (* Согласно условиям принятия Европейским Судом жалоб к производству, установленным Статьей 35 Конвенции, Суд может принять дело к рассмотрению только в течение шести месяцев со дня вынесения национальными органами окончательного решения по делу (прим. перев.).), из-за того, что администрация места заключения препятствовала ему направить жалобу заблаговременно.

После того, как Европейский Суд, действуя на основании пункта 2 Правила 49 Регламента Европейского Суда, направил государству-ответчику запрос о предоставлении дополнительной информации по поводу утверждений заявителя о том, что его письма не направлялись в Европейский Суд, власти Российской Федерации разослали в исправительные учреждения циркулярные письма с требованием не допускать воспрепятствование осуществлению права заключенных на подачу индивидуальных жалоб в Европейский Суд. Была проведена проверка по фактам отказа администрации места заключения отправить письма заявителя в Европейский Суд, но результаты проверки так и остались неизвестными Суду. Заявитель утверждает, что после того, как его жалоба поступила в Европейский Суд, он подвергался давлению со стороны администрации места заключения и был переведен на более строгий режим содержания в месте заключения.


Вопросы права


По поводу Статьи 34 Конвенции, что касается отказа отправить письма заявителя в Европейский Суд. Вопрос о предварительных возражениях государства-ответчика (наличие у заявителя статуса жертвы нарушения Конвенции): хотя в своих замечаниях по жалобе при рассмотрении вопроса о ее приемлемости и при рассмотрении дела по существу государство-ответчик прямо признало факт нарушения Статьи 34 Конвенции, и в России были приняты меры общего характера с целью предупреждения такого рода нарушений в будущем, таковые меры не могут быть сочтены Европейским Судом как меры по заглаживанию вреда, принятие которых лишает заявителя его статуса жертвы нарушения положений Конвенции. Предварительные возражения государства-ответчика отклонены.

По существу дела: в результате отказа администрации места заключения в двух случаях отправить письма заявителя в Европейский Суд подача им жалобы в Суд задержалась более чем на восемь месяцев; это является актом вмешательства государства в осуществление заявителем его права на подачу индивидуальной жалобы в Европейский Суд, что вылилось в неисполнение государством-ответчиком своих обязательств по Статье 34 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 34 Конвенции (принято единогласно).


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 34 Конвенции (в том пункте жалобы, который касался давления, предположительно оказывавшегося на заявителя властями после того, как он подал жалобу в Европейский Суд). Утверждения заявителя о том, что имелась связь между составлением им жалобы в Европейский Суд и применением к нему дополнительных мер дисциплинарного взыскания и наказаний, не были ничем обоснованы. Жалоба в этом пункте признана явно необоснованной.


В порядке применения Статьи 37 Конвенции


Пункт 2 Статьи 37 Конвенции


Вопрос о восстановлении жалобы в списке подлежащих рассмотрению Европейским Судом дел


Отсутствие обстоятельств, обосновывающих восстановление жалобы исключенной из списка подлежащих рассмотрению Европейским Судом дел в этом списке.


Шнайдер против Германии
[Schneider - Germany] (N 44842/98)


Решение от 14 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель обратился в Европейский Суд с прошением о восстановлении в списке дел, подлежащих рассмотрению Судом, его жалобы, которая была заявлена в Суд его адвокатом в 1998 году и которая была исключена из списка подлежащих рассмотрению дел в 2001 году. Решение об исключении жалобы из списка подлежащих рассмотрению дел было принято на основании пункта 1 Статьи 37 Конвенции, поскольку адвокат заявителя не представил Суду свои замечания по делу, несмотря на напоминания о необходимости сделать это. В 2004 году заявитель обратился в Суд с прошением о возобновлении производства по жалобе, утверждая, что сам он был информирован об исключении жалобы из списка подлежащих рассмотрению дел только за несколько дней до того.


Решение


Решение не восстанавливать жалобу в списке подлежащих рассмотрению дел. Заявитель пояснил Европейскому Суду, что когда его жалоба была подана в Суд в 1998 году, его бывший представитель уведомил его в письменной форме, что производство по делу в Суде может занять определенное время, и что он будет держать заявителя в курсе производства по делу. Его адвокат затем оставил адвокатскую организацию, в которой он состоял, не уведомив о том заявителя. Наконец, заявитель находился в заключении до октября 2000 года и впоследствии испытывал трудности в жизни. Заявитель считает, что все это объясняет, почему он сам, по собственной инициативе, не предпринимал ничего, чтобы быть информированным о ходе производства по его жалобе в Суде.

По мнению Европейского Суда, это не может служить оправданием тому факту, что заявитель сумел получить информацию о производстве по его жалобе более трех лет спустя после своего освобождения из мест лишения свободы. Кроме того, Шнайдер не находился в местах лишения свободы, когда его жалоба была исключена из списка подлежащих рассмотрению дел. Коротко говоря, заявитель не проявил того тщания, которое следовало от него ожидать в деле отстаивания своих интересов в производстве по делу в Европейском Суде.


По жалобам о нарушениях Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о наличии имущества, право на беспрепятственное пользование которым не может быть нарушено


По делу обжалуется подтверждение вышестоящим судом - после принятия нового закона - налоговых задолженностей, которые нижестоящие суды ранее признали аннулированными. Жалоба признана неприемлемой.


Региональное отделение банка "Общество взаимного сельскохозяйственного кредита Северной Франции" против Франции
[Caisse RJgionale de CrJdit Agricole Mutuel Nord de France - France] (N 58867/00)


Решение от 19 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Компания-заявитель - банковское учреждение. В этом качестве она была освобождена от уплаты налога на добавленную стоимость с большого числа операций со своими клиентами. Правила пропорционального исчисления суммы взимаемого налога на добавленную стоимость, предусмотренные Общим налоговым кодексом Франции, были результатом инкорпорации во французское законодательство одной из Директив Европейского Союза 1977 года. Толкование этих правил исчисления налога было предметом спора между компанией-заявителем и налоговыми властями, которые оспорили метод исчисления, применявшийся компанией-заявителем для определения своего права на снижение сумм уплачиваемых ей налогов. Компании-заявителю впоследствии было предъявлено требование об уплате дополнительных сумм налогов, и она обратилась в суд с ходатайством об аннулировании этого требования. Компания-заявитель выиграла дело по своему иску в суде первой инстанции и в суде апелляционной инстанции.

Правительство страны представило в парламент проект закона, интерпретирующего соответствующие нормы налогового законодательства. Когда дело по иску компании-заявителя еще находилось в производстве суда последней апелляционной инстанции, в конце июля 1991 года был принят интерпретирующий закон, определивший условия налогообложения, ставшие предметом спора между компанией-заявителем и налоговыми властями. Толкование новых норм было также предметом судебного решения в последней инстанции. В 1994 году Государственный совет Франции* (*Во Франции систему органов административной юстиции возглавляет орган, именуемый "Государственный совет", который в судебном порядке рассматривает жалобы на действия и акты органов государственного управления и одновременно выступает консультативным учреждением при правительстве страны (прим. перев.).) [Conseil d'Etat], конечная апелляционная инстанция в данном вопросе, постановил, что нижестоящие суды применили соответствующие нормы неправильно, и что метод исчисления, к которому прибегала компания-заявитель, не был основан на техническом толковании норм закона. Как следствие судебные решения, ранее вынесенные в пользу компании-заявителя, были отменены. По результатам нового производства по делу компании-заявителя ее требования были окончательно отклонены.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Европейский Суд отмечает, что, по всей вероятности, даже без применения закона 1991 года, Государственный совет - который и так не принял решения в поддержку позиции компании-заявителя - все равно постановил бы, в отличие от нижестоящих судов, что позиция компании-заявителя была необоснованной. В любом случае судебные решения, вынесенные в пользу интересов компании-заявителя, не вступили в законную силу. Следовательно, хотя аннулирование налоговых задолженностей этими решениями и могло бы быть приравнено в "требованию" против государства, в настоящем деле "требование" не было ни определенным, ни установленным, ни подлежащим выполнению, так что у компании-заявителя не могло быть правомерного ожидания возмещения средств, как это имеется в виду в прецедентной практике Европейского Суда (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Копецки против Словакии" [Kopeckv v. Slovakia], вынесенным 28 сентября 2004 г., § 50, Бюллетень Европейского Суда по правам человека N 1/2005 года). Простая надежда на выгоду еще не образует правомерное ожидание ее получения. Коротко говоря, в отсутствие "правомерного ожидания" отмены налогообложения нельзя считать, что у компании-заявителя имелось какое-либо "имущество", право на беспрепятственное пользование которым не может быть нарушено. Жалоба признана неприемлемой как несовместимая с правилом о предметной неподсудности (ratione materiae) Европейского Суда.


Вопрос о праве человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


По делу обжалуется прекращение выплаты пенсии по нетрудоспособности лицу после того, как оно получало эту пенсию в течение примерно 20 лет. По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Кьяртан Асмундсон против Исландии
[Kjartan Asmundsson - Iceland] (N 60669/00)


Постановление от 12 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, который работал матросом на морском судне, получил серьезную производственную травму на борту траулера. Ему была установлена 100-процентная нетрудоспособность, что давало право на получение пенсии по нетрудоспособности из средств Пенсионного фонда моряков. Установление нетрудоспособности было произведено на основании закона, который наделял каждого вкладчика указанного фонда правом на получение пенсии в случае утраты трудоспособности на 35 процентов и больше, которая наступила в результате несчастного случая на производстве при исполнении трудовых обязанностей. После несчастного случая, приведшего к утрате трудоспособности, заявитель нашел себе работу в конторе и получал некоторый заработок в дополнение к назначенной ему пенсии.

Однако впоследствии в указанный закон были внесены поправки, в соответствии с которыми потребовалось заново установить степень потери заявителем профессиональной работоспособности с учетом его способности трудиться вообще (но не способности выполнять ту же работу, в связи с которой ему была установлена 100-процентная нетрудоспособность). В результате повторной медицинской экспертизы было установлено, что уровень его нетрудоспособности не достиг минимума в 35 процентов, и в 1997 году Пенсионный фонд прекратил выплату заявителю пенсии по нетрудоспособности и соответствующие пособия на детей. Пенсию и пособия он получал в течение почти 20 лет. Заявитель возбудил в суде исковое производство против Пенсионного фонда и государства в целом, однако требования заявителя были отклонены окружным судом. Верховный суд Исландии оставил в силе решение окружного суда, указав, что меры, предпринятые Пенсионным фондом после принятия поправок в законодательство, были вполне оправданны ввиду финансовых трудностей, испытываемых фондом.


Вопросы права


По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Стороны по делу согласились в том, что прекращение выплаты заявителю пенсии по нетрудоспособности приравнивается к акту вмешательства в осуществление им своего права на беспрепятственное пользование имуществом. Европейский Суд воспринял аргументы Верховного суда Исландии, касающиеся законности оспариваемой меры. Целью этой меры было помочь Пенсионному фонду моряков преодолеть финансовые трудности посредством избегания выплат пенсий по нетрудоспособности значительному числу бывших моряков, которые продолжали получать такие пенсии, имея на берегу полностью оплачиваемую работу.

Однако вопрос, лежащий в основе настоящего дела, состоит не в законности предпринятой против заявителя меры, а в ее пропорциональности преследуемым при этом целям; вопрос состоит также и в том, не отличалось ли безосновательно обращение с заявителем от обращения с другими пенсионерами, получающими такую пенсию. В деле поражает то, что в соответствии с новыми правилами назначения пенсии по нетрудоспособности только небольшое число такого рода пенсий перестали выплачивать в июле 1997 года. Подавляющее большинство пенсионеров, получающих пенсию по нетрудоспособности, продолжали получать эти пенсии в тех же размерах, как и раньше, до принятия поправок к закону, тогда как заявитель и небольшая группа таких же пенсионеров, как и он, стали жертвой суровой меры, выразившейся в полном лишении их пенсионных выплат.

Таким образом, оспариваемая по делу мера была опорочена неоправданным различением в обращении с человеком в значении Статьи 14 Конвенции, что имеет большое значение для оценки пропорциональности этой меры в контексте положений Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Заявитель мог утверждать, что у него имеется законное ожидание того, что его нетрудоспособность будут продолжать оценивать на основании его неспособности выполнять его предыдущую работу на судне, как это предусматривалось законом, действовавшим в то время, когда имел место несчастный случай, приведший к утрате им трудоспособности. Хотя после этого случая заявитель нашел себе на берегу должность административного помощника в транспортной компании, изменения в законодательстве особо негативно отразились на его интересах, так как он был лишен права на пенсию, которую он получал почти 20 лет и которая на момент ее отмены составляла не менее трети его общего ежемесячного дохода. Поэтому, даже учитывая свободу усмотрения, которой наделены государства - участники Конвенции в сфере социального законодательства, можно утверждать, что заявителя вынудили нести чрезмерное и непропорционально тяжкое бремя, возложение которого на него не может быть оправдано. Ситуацию можно было бы оценить по-другому, если заявителю пришлось бы иметь дело с разумным и соразмерным снижением размера выплачиваемой ему пенсии, а не полным прекращением пенсионных выплат. Соответственно, имел место факт нарушения требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято шестью голосами "за" и одним голосом "против").


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 76 500 евро в возмещение причиненного заявителю материального ущерба и морального вреда.


Вопрос о законности лишения человека собственности


По делу обжалуются невыплата компенсации после аннулирования титула на собственность и снос властями здания, возведенного на земле при наличии необходимых разрешений на его строительство. Жалоба признана приемлемой.


N.A. и другие против Турции
[N.A. and others - Turkey] (N 37451/97)


Решение от 14 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители получили по наследству участок земли, который был зарегистрирован в земельном кадастре, и за который они уплатили все полагающиеся налоги и сборы. После получения необходимых административных разрешений они приступили к строительству гостиничного комплекса на этом участке. Когда строительные работы уже производились, Государственное казначейство обратилось в суд с требованием аннулирования титула на собственность на земельный участок и сноса здания. Государственное казначейство добилось успеха в деле: участок земли, принадлежащий заявителям и занимавший территорию прибрежных песков, считался частью морского побережья и потому - согласно Конституции Турции - не мог принадлежать частным лицам. Заявители потребовали компенсации за финансовый ущерб, понесенный ими в результате утраты титула на собственность и сноса гостиницы. Их требования были судом отклонены. Суды указали, что морские побережья являются собственностью государства; заявители сами были способны заметить, что их участок занимает территорию прибрежных песков. Кроме того, поскольку участок занимал территорию, являющуюся государственной собственностью, регистрация этого участка в земельном кадастре на имя заявителей было изначально признана незаконной. По этой причине, указали суды, заявители не имеют никакого права на компенсацию в какой-либо форме. Заявители жалуются в Европейский Суд на невыплату им компенсации.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, после того, как были отклонены возражения, представленные государством-ответчиком.


По жалобе о нарушении Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о праве человека баллотироваться на выборах


По делу обжалуется отказ властей зарегистрировать кандидата на парламентских выборах. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции.


Мельниченко против Украины
[Melnychenko - Ukraine] (N 17707/02)


Постановление от 19 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель работал в Управлении государственной охраны Украины и входил в подразделение, отвечавшее за охрану служебных помещений президента Украины. В ходе исполнения своих служебных обязанностей он, предположительно, сделал аудиозапись бесед президента, из которых следовало, что президент, возможно, был причастен к исчезновению известного журналиста, пишущего на политические темы (см. Решение Европейского Суда по делу "Гонгадзе против Украины"* (*Решение о коммуницировании жалобы по этому делу государству-ответчику было принято 8 июля 2003 года. См. Бюллетень Европейского Суда по правам человека, N 12, июль 2003 года (прим. перев.).) [Gongadze v. Ukraine], N 34056/02). Когда эти аудиозаписи были преданы гласности, заявитель из страха перед преследованием по политическим мотивам выехал из Украины, и в Соединенных Штатах ему был предоставлен статус беженца. Генеральной прокуратурой Украины было возбуждено уголовное дело в отношении заявителя по обвинению в клевете на президента страны, служебном подлоге, разглашении сведений, составляющих государственную тайну, и злоупотреблении служебными полномочиями. Районный суд выдал ордер на его арест и заключение под стражу до суда.

Факты, послужившие основанием для обращения заявителя с жалобой в Европейский Суд, относятся к его последующему выдвижению Социалистической партией Украины кандидатом на выборах в депутаты Верховной Рады (парламента страны). Центральная избирательная комиссия отказалась зарегистрировать его кандидатуру на том основании, что в последние пять лет он не проживал в стране, как это требуется избирательным законодательством, и в регистрационных документах представил неверные сведения относительно своего места жительства. Когда заявитель скрылся в Соединенные Штаты, он взял с собой свой внутренний паспорт со штампом прописки - документ в котором указывалось, что формально он является жителем Украины, и использовал его для подачи регистрационных документов. Заявитель обжаловал отказ в регистрации в Верховном суде Украины, но его жалоба была отклонена на том же основании, что и выдвинутое Центральной избирательной комиссией.


Вопросы права


По поводу Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. Внутригосударственные правила и законы, касающиеся права человека баллотироваться на выборах в члены парламента, которые отличаются большим разнообразием в государствах - членах Совета Европы, должны оцениваться в свете политической эволюции каждой данной страны. Европейский Суд никогда не высказывал свое мнение относительно конкретного вопроса о требованиях к лицу, желающему баллотироваться на выборах, касающихся его проживания в стране. Тем не менее Суд в целом придерживается той точки зрения, что в законодательстве страны могут формулироваться строгие условия реализации права человека выдвигать свою кандидатуру на выборах в парламент. Таким образом, нельзя сразу отвергать требование о том, чтобы лицо, стремящееся баллотироваться на выборах, проживало бы на территории страны в течение пяти лет.

Однако в настоящем деле Европейский Суд установил, что внутригосударственное законодательство и практика не содержат прямого требования о "постоянном" проживании в Украине. В период времени, фигурирующий по данному делу, единственным доказательством наличия регистрации по юридическому месту жительства был внутренний паспорт лица, но прописка лица не всегда совпадала с фактическим местом жительства этого лица. От лиц, выдвигающих себя кандидатами в члены парламента, требовалось только представить сведения о прописке, содержащиеся в их внутренних паспортах.

Заявитель покинул Украину, объективно опасаясь преследований после того, как он был участником обнародования аудиозаписей, из которых вытекала причастность президента страны к исчезновению журналиста. Поэтому Мельниченко был в трудном положении: останься он стране, его личная неприкосновенность была бы поставлена под угрозу, и он не смог бы тогда воспользоваться своими политическими правами. Но при этом, выехав из страны, он все равно остался лишен возможности осуществить такие права. Таким образом, отказ властей зарегистрировать его кандидатуру на выборах в Верховную Раду на том основании, что он представил недостоверные сведения о себе, хотя у него по-прежнему имеется законная прописка по месту жительства в Украине, является нарушением положений Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции (принято шестью голосами "за" и одним голосом "против").


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 5 тысяч евро в возмещение причиненного ему морального вреда.


Другие Постановления, вынесенные в октябре 2004 года


По жалобе о нарушениях Статей 2 и 13 Конвенции


Зенгин против Турции
[Zengin - Turkey] (N 46928/99)


Постановление от 28 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросу о гибели мужа заявительницы во время вооруженного столкновения. В данном вопросе по делу требования Статей 2 и 13 Конвенции нарушены не были.

По вопросу о непроведении властями эффективного расследования по факту нарушения прав человека. В данном вопросе по делу допущены нарушения требований Статей 2 и 13 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статей 3, 5, 8 и 13 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Чачан против Турции
[CaCan - Turkey] (N 33646/96)


Постановление от 26 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу об уничтожении имущества и дома заявителя, предположительно, сотрудниками сил безопасности в 1993 году. По делу требования Статей 3, 5, 8 и 13 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были.


Бинбай против Турции
[Binbay - Turkey] (N 24922/94)


Постановление от 21 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о предположительном нападении на заявителя сотрудников полиции и нанесении ими ущерба его собственности. Сторонами по делу заключено мировое соглашение (государство выразило свое сожаление, взяло на себя обязательство принять надлежащие меры и добровольно выплатило компенсацию за причиненный вред в размере 45 тысяч евро).


По жалобе о нарушении Статьи 3 Конвенции


Барбу Ангелеску против Румынии
[Barbu Anghelescu - Romania] (N 46430/99)


Постановление от 5 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о жестоком обращении с заявителем сотрудников дорожно-патрульной службы полиции и неэффективности расследования, проведенного по этому факту властями. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции.


По жалобе о нарушениях Статей 3 и 6 Конвенции


Бурсук против Румынии
[Bursuc - Romania] (N 42066/98)


Постановление от 12 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о применении к заявителю пыток во время его нахождения под стражей в полиции и непроведении властями эффективного расследования по этому факту, а также по вопросу о чрезмерной продолжительности производства по уголовному делу. По делу допущены нарушения требований Статей 3 и 6 Конвенции.


По жалобе о нарушениях Статей 3 и 13 Конвенции


Челик и Имрет против Турции
[Celik and Imret - Turkey] (N 44093/98)


Постановление от 26 октября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о жестоком обращении с заявителями во время их содержания под стражей в полиции. В данном вопросе в отношении первого заявителя допущены нарушения требований Статей 3 и 13 Конвенции, в отношении второго заявителя эти требования нарушены не были.

По вопросу о непроведении властями эффективного расследования по факту нарушения прав человека. В данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статей 3 и 13 Конвенции.


По жалобе о нарушении пункта 3 Статьи 5 Конвенции


Пашковский против Польши
[Paszkowski - Poland] (N 42643/98)


Постановление от 28 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности содержания заявителя под стражей (более трех лет и восьми месяцев). По делу допущено нарушение требований пункта 3 Статьи 5 Конвенции.


По жалобе о нарушениях пункта 3 Статьи 5 и Статьи 8 Конвенции


Блондэ против Франции
[Blondet - France] (N 49451/99)


Постановление от 5 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности содержания заявителя под стражей до суда и перлюстрации переписки заявителя с Европейским Судом. По делу допущены нарушения требований пункта 3 Статьи 5 и Статьи 8 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Общество с ограниченной ответственностью "Нордика лизинг" против Италии
[Nordica Leasing s.p.a. - Italy] (N 51739/99)


Постановление от 14 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о доступе к правосудию в контексте истечения сроков объявления должника банкротом в результате волокиты, допущенной властями в преставлении суду необходимой информации. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Нешев против Болгарии
[Neshev - Bulgaria] (N 40897/98)


Постановление от 28 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросу об исключении из сферы судебного надзора факта увольнения служащих государственной железной дороги, а также по вопросу об отклонении жалобы на решение суда как поданной с нарушением установленных процессуальных сроков, несмотря на то, что обжаловавшееся решение суда не было доведено до сведения апеллянта. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Црнойевич против Хорватии
[Crnojevic - Croatia] (N 71614/01)


Маринкович против Хорватии
[Marinkovic - Croatia] (N 9138/02)


Постановления от 21 октября 2004 г. [вынесены I Секцией]


По вопросу о правомерности законодательства, приостанавливающего производство по всем исковым требованиям о возмещении ущерба, причиненного террористическими актами. По делам допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Варичак против Хорватии
[Varicak - Croatia] (N 78008/01)


Постановление от 21 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Драгович против Хорватии
[Dragovic - Croatia] (N 5705/02)


Постановление от 28 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о правомерности законодательства, приостанавливающего производство по всем исковым требованиям о возмещении ущерба, причиненного террористическими актами или действиями военнослужащих или сотрудников полиции в период войны в Хорватии. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Грубишич против Хорватии
[Grubisic - Croatia] (N 15112/02)


Бубаш против Хорватии
[Bubas - Croatia] (N 15308/02)


Клайич против Хорватии
[Klajic - Croatia] (N 3745/02)


Маркович против Хорватии
[Markovic - Croatia] (N 4469/02)


Постановления от 21 октября 2004 г. [вынесены I Секцией]


По вопросу о правомерности законодательства, приостанавливающего производство по всем исковым требованиям о возмещении ущерба, причиненного террористическими актами. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


Булат против Хорватии
[Bulat - Croatia] (N 10438/02)


Постановление от 21 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о правомерности законодательства, приостанавливающего производство по всем исковым требованиям о возмещении ущерба, причиненного действиями военнослужащих или сотрудников полиции в период войны в Хорватии. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


Шеней против Франции
[Chesnay - France] (N 56588/00)


Постановление от 12 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]

По вопросу о правомерности неознакомления гражданского истца по уголовному делу, рассматривавшемуся в Кассационном суде, доклада, подготовленного судьей-докладчиком [conseiller rapporteur], притом, что с этим докладом был ознакомлен помощник генерального прокурора [avocat gJnJral]. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Казалта против Франции
[Casalta - France] (N 58906/00)


Постановление от 12 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о правомерности неознакомления стороны в гражданском деле в производстве Кассационного суда доклада, подготовленного судьей-докладчиком [conseiller rapporteur] суда, притом, что с этим докладом был ознакомлен помощник генерального прокурора [avocat gJnJral]. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Лафэсс против Франции
[Lafaysse - France] (N 63059/00)


Постановление от 12 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о правомерности неознакомления стороны в деле в производстве Кассационного суда доклада, подготовленного судьей-докладчиком [conseiller rapporteur] суда, притом, что с этим докладом был ознакомлен помощник генерального прокурора [avocat gJnJral], а также по вопросу о недоведении при производстве по делу в Кассационном суде до сведения апеллянта, не представленного адвокатом, замечаний по делу помощника генерального прокурора. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Дала против Венгрии
[Dala - Hungary] (N 71096/01)


Модер против Венгрии
[Moder - Hungary] (N 4395/02)


Мольнар против Венгрии
[Molnar - Hungary] (N 22592/02)


Постановления от 5 октября 2004 г. [вынесены II Секцией]


Фаленцка против Польши
[Falecka - Poland] (N 52524/99)


Малиновская-Беджицкая против Польши
[Malinowska-Biedrzycka - Poland] (N 63390/00)


Кущмерковский против Польши
[Kusmierkowski - Poland] (N 63442/00)


Сикора против Польши
[Sikora - Poland] (N 64764/01)


Пшигодский против Польши
[Przygodzki - Poland] (N 65719/01)


Крук против Польши
[Kruk - Poland] (N 67690/01)


Лизут-Скварек против Польши
[Lizut-Skwarek - Poland] (N 71625/01)


Дудек против Польши
[Dudek - Poland] (N 2560/02)


Новак против Польши
[Nowak - Poland] (N 27833/02)


Постановления от 5 октября 2004 г. [вынесены IV Секцией]


Бауманн против Австрии
[Baumann - Austria] (N 76809/01)


Постановление от 7 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Велью против Греции
[Velliou - Greece] (N 20177/02)


Постановление от 14 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Йоргиядис против Турции
[Yorgiyadis - Turkey] (N 48057/99)


Постановление от 19 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


R.P.D. против Польши
[R.P.D. - Poland] (N 77681/01)


Постановление от 19 октября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Ульрих против Австрии
[Ullrich - Austria] (N 66956/01)


Постановление от 21 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Общество с ограниченной ответственностью "Факельман ЧР." против Чешской Республики
[Fackelman "R, Spol. S.R.O. - Czech Republic] (N 65192/01)


Конечный против Чешской Республики
[Konecnv - Czech Republic] (N 47269/99, 64656/01 and 65002/01)


Постановления от 26 октября 2004 г. [вынесены II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по гражданскому делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Йахнова против Чешской Республики
[Jahnova - Czech Republic] (N 66448/01)


Постановление от 19 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по двум гражданским делам. В разных вопросах по делу были допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции и одновременно эти требования нарушены не были.


Кутфалви против Венгрии
[Kutfalvi - Hungary] (N 4853/02)


Постановление от 5 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Липович против Польши
[Lipowicz - Poland] (N 57467/00)


Мейер и Ялошиньская против Польши
[Mejer and Jaloszynska - Poland] (N 62109/00)


Постановления от 19 октября 2004 г. [вынесены IV Секцией]


Вятжик против Польши
[Wiatrzyk - Poland] (N 52074/99)


Постановление от 26 октября 2004. [вынесено IV Секцией]


Йиру против Чешской Республики
[Juru - Czech Republic] (N 65195/01)


Постановление от 26 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по делу, относящемуся к спору о найме на работу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Пишторова против Чешской Республики
[Pistorova - Czech Republic] (N 73578/01)


Постановление от 26 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по делу, связанному с восстановлением прав собственности. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Колиха против Чешской Республики
[Koliha - Czech Republic] (N 52863/99)


Постановление от 26 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по делу, связанному с восстановлением прав собственности. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


Гиаламас против Греции
[Gialamas - Greece] (N 70314/01)


Постановление от 21 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по делу в Государственном совете Греции* (В Греции, как и в некоторых других европейских странах, высший судебный орган по административным делам, то есть по жалобам граждан на действия и решения государственных органов и должностных лиц, именуется Государственным советом (прим. перев.).), связанному с отказом аннулировать медицинское заключение относительно наличия у заявителя психического заболевания. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Онникян против Франции
[Onnikian - France] (N 15816/02)


Митр против Франции
[Mitre - France] (N 44010/02)


Рейсс против Франции
[Reisse - France] (N 24051/02)


Рэй и другие против Франции
[Rey and others - France] (N 68406/01, 68408/01, 68410/01 and 68412/01)


Постановления от 5 октября 2004 г. [вынесены II Секцией]


Райнаи против Венгрии
[Rajnai - Hungary] (N 73369/01)


Постановление от 26 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по административному делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Андерссон и другие против Швеции
[Andersson and others - Sweden] (N 49297/99)


Постановление от 14 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Хюттен против Нидерландов
[Hutten - Netherlands] (N 56698/00)


Постановление от 26 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по административному делу. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


Кэй против Франции
[Caille - France] (N 3455/02)


Постановление от 5 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по административному делу, связанному с вопросом о назначении пенсии по нетрудоспособности государственному служащему, вышедшему в отставку. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Беттина Малек против Австрии
[Bettina Malek - Austria] (N 16174/02)


Постановление от 21 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по административному уголовному делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Градецкий против Чешской Республики
[Hradecky - Czech Republic] (N 76802/01)


Постановление от 5 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Родопулос против Греции
[Rodopoulos - Greece] (N 11800/02)


Постановление от 14 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по уголовному делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Педерсен и Педерсен против Дании
[Pedersen and Pedersen - Denmark] (N 68693/01)


Постановление от 14 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по уголовному делу. По делу требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции нарушены не были.


Миллер и другие против Соединенного Королевства
[Miller and others - United Kingdom] (N 45825/99, 45826/99, 45827/99)


Постановление от 26 октября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о независимости и беспристрастности военного суда. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Йаникоилю против Турции
[Yanikoglu - Turkey] (N 46284/99)


Постановление от 14 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросам о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности и чрезмерной продолжительности производства по уголовному делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Мехмет Бюлент Йилмаз и Шахин Йилмаз против Турции
[Mehmet Bhlent Yilmaz and Фahin Yilmaz - Turkey] (N 42552/98)


Постановление от 7 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Дурмаз и другие против Турции
[Durmaz and others - Turkey] (N 46506/99, 46569/99, 46570/99, 46939/99)


Постановление от 14 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Дюнер против Турции
[D`ner - Turkey] (N 34498/97)


Постановление от 26 октября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Эпюздемир против Турции
[Ep`zdemir - Turkey] (N 43926/98)


Каймаз и другие против Турции
[Kaymaz and others - Turkey] (N 57758/00)


Постановления от 28 октября 2004 г. [вынесены III Секцией]


По вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делам допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 и Статьи 10 Конвенции


Варли и другие против Турции
[Varli and others - Turkey] (N 38586/97)


Постановление от 19 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Доанер против Турции
[Doganer - Turkey] (N 49283/99)


Постановление от 21 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросу о законности осуждения лица за ведение пропаганды сепаратизма и по вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 10 Конвенции.


Риза Динч против Турции
[Riza DinH - Turkey] (N 42437/98)


Постановление от 28 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросу о законности осуждения издателя за членство в незаконной организации. В данном вопросе по делу требования пункта 1 Статьи 6 и Статьи 10 Конвенции нарушены не были.

По вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. В данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 10 Конвенции.


По жалобе о нарушении Статьи 8 Конвенции


Оспина Варгас против Италии
[Ospina Vargas - Italy] (N 40750/98)


Постановление от 14 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о незаконности контроля администрации места заключения над перепиской заключенного. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


По жалобе о нарушении Статьи 11 Конвенции


Президентская партия Мордовии против России
[Presidential Party of Mordovia - Russia] (N 65659/01)


Постановление от 5 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о незаконности отказа властей зарегистрировать политическую партию. По делу допущено нарушение требований Статьи 11 Конвенции.


По жалобе о нарушениях Статьи 14 Конвенции в увязке со Статьей 8 Конвенции


Водичка и Вилфлинг против Австрии
[Woditschka and Wilfling - Austria] (N 69756/01 and 6306/02)


Постановление от 21 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о правомерности установления различного возраста для взрослых и подростков, по достижении которого взаимное согласие на совершение актов гомосексуализма считается оправдывающим обстоятельством для гомосексуальной связи. По делу допущено нарушение требований Статьи 14 Конвенции в увязке со Статьей 8 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "L. и V. против Австрии" [L. and V. v. Austria], вынесенному 9 января 2003 г.).


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Эттотре Караччиоло против Италии
[Ettotre Caracciolo - Italy] (N 52081/99)


Постановление от 14 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о составлении графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении арендатора помещений, длительном неисполнении судебного решения и отсутствии возможности судебной проверки решения префектуры о составлении графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении арендатора помещений. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Ассимомитис против Греции
[Assymomitis - Greece] (N 67629/01)


Постановление от 14 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о затянувшейся приостановке строительных работ в результате сопротивления властей, оказываемого строительству, несмотря на наличие разрешения на производство этих работ, а также по вопросу о чрезмерной продолжительности производства по административному делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Уйгур и другие против Турции
[Ugur and others - Turkey] (N 49690/99)


Компания "Картал макина санайи ве тикарет колл. сти." против Турции (N 1)
[Kartal Makina Sanayi ve Ticaret Koll. Фti. - Turkey (N 1)] (N 49698/99)


Капуджу против Турции
[Kapucu - Turkey] (N 49718/99)


Вереп против Турции
[Verep - Turkey] (N 49751/99)


Енк и другие против Турции
[Onk and others - Turkey] (N 49762/99)


Кочйиит и Узунер против Турции
[Kocyigit and Uzuner - Turkey] (N 49923/99)


Компания "Картал макина санайи ве тикарет колл. сти." против Турции (N 2)
[Kartal Makina Sanayi ve Ticaret Koll.Фti. - Turkey (N 2)] (N 50011/99)


Компания "Сеченлер кауджук ве пластик сан. ве Тик. А.Ч." против Турции
Secenler Kaucuk ve Plastik San. ve Tic. A.Ф. - Turkey] (N 50042/99)


Чеби против Турции
[Cebi - Turkey] (N 50728/99)


Йурткуран и другие против Турции
[Yurtkuran and others - Turkey] (N 50730/99)


Чифтчи против Турции
[Ciftci - Turkey] (N 50732/99)


Гюркан и Актан против Турции
[Ghrkan and Aktan - Turkey] (N 50741/99)


Велиоолю и другие против Турции
[Velioglu and others - Turkey] (N 51481/99)


Пенбе Демир и другие против Турции
[Penbe Demir and others - Turkey] (N 51482/99)


Йазар против Турции
[Yazar - Turkey] (N 51483/99)


Туран против Турции
[Turan - Turkey] (N 51485/99)


Телли и другие против Турции
[Telli and others - Turkey] (N 51488/99)


Постановления от 7 октября 2004 г. [вынесены III Секцией]


Чилоулю и другие против Турции
[Ciloglu and others - Turkey] (N 50967/99)


Ченесиз и другие против Турции
[Genesiz and others - Turkey] (N 54531/00)


Постановления от 28 октября 2004 г. [вынесены III Секцией]


По вопросу о волоките с выплатой компенсации за отчужденную собственность. По делам допущены нарушения требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


По вопросу о выплате справедливой компенсации


Терацци против Италии
[Terazzi - Italy] (N 27265/95)


Постановление от 26 октября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Постановления, переданные на рассмотрение Большой Палаты в порядке уступки юрисдикции Большой палате


В порядке применения Статьи 30 Конвенции


Хеппл и другие и Кимбер против Соединенного Королевства
[Hepple and others and Kimber - United Kingdom] (N 65731/01 and 65900/01)


Решение от 24 сентября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Вопрос о различиях, проводимых законодательством между мужчинами и женщинами при назначении определенных социальных выплат в связи с производственными травмами.


Драон и Драон против Франции
[Draon and Draon - France] (N 1513/03)


Морис и другие против Франции
[Maurice and others - France] (N 11810/03)


Решения от 6 июля 2004 г. [вынесены II Секцией]


Вопрос о размере компенсации, выплачиваемой родителям ребенка, рожденного с дефектом, не выявленным врачами в период беременности матери в результате ошибки в диагнозе, а также вопрос о непосредственном применении новой нормы закона к ведущемуся производству по делу.


Постановления, вступившие в силу


В порядке применения подпункта "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


Следующие Постановления Европейского Суда вступили в силу в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции в связи с истечением трехмесячного срока для подачи прошения о рассмотрении дела Большой Палатой (см. "Бюллетень Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 10-12/2004).


Валова, Слезак и Слезак против Словакии
[Valova, Slezak and Slezak - Slovakia] (N 44925/98)


Постановление от 1 июня 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Кайя и другие против Турции
[Kaya and others - Turkey] (N 54335/00)


Постановление от 24 июня 2004 г. [вынесено III Секцией]


Краличек против Чешской Республики
[Kralicek - Czech Republic] (N 50248/99)


Кастнер против Венгрии
[Kastner - Hungary] (N 61568/00)


Постановления от 29 июня 2004 г. [вынесены II Секцией]


Вальсер против Франции
[Walser - France] (N 56653/00)


Акционерное общество "Энтерпрайз Робер Дельбрассинн" против Бельгии
[Entreprise Robert Delbrassinne S.A. - Belgium] (N 49204/99)


Постановление от 1 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Йешиль против Турции
[Yesil - Turkey] (N 50249/99)


Бакбак против Турции
[Bakbak - Turkey] (N 39812/98)


Санторо против Италии
[Santoro - Italy] (N 36681/97)


Постановления от 1 июля 2004 г. [вынесены III Секцией]


Гобри против Франции
[Gobry - France] (N 71367/01)


Дондарини против Сан-Марино
[Dondarini - San Marino] (N 50545/99)


Постановления от 6 июля 2004 г. [вынесены II Секцией]


Боканчеа и другие против Молдовы
[Bocancea and others - Moldova] (N 18872/02, 20490/02, 18745/02, 6241/02, 6236/02, 21937/02, 18842/02, 18880/02, 18875/02)


Мадония против Италии
[Madonia - Italy] (N 55927/00)


Постановления от 6 июля 2004 г. [вынесены IV Секцией]


Калканис против Греции
[Kalkanis - Greece] (N 67591/01)


Лазару против Греции
[Lazarou - Greece] (N 66808/01)


Пронк против Бельгии
[Pronk - Belgium] (N 51338/99)


Катсулис против Греции
[Katsoulis - Greece] (N 66742/01)


Общество с ограниченной ответственностью "Вольмейер Бау" против Австрии
[Wohlmeyer Bau GmbH - Austria] (N 20077/02)


Клиафас и другие против Греции
[Kliafas and others - Greece] (N 66810/01)


Вачев против Болгарии
[Vachev - Bulgaria] (N 42987/98)


Джангозов против Болгарии
[Djangozov - Bulgaria] (N 45950/99)


Постановления от 8 июля 2004 г. [вынесены I Секцией]


Карагианнис против Греции
[Karagiannis - Greece] (N 51354/99)


Постановление от 8 июля 2004 г. (пересмотр дела) [вынесено I Секцией]


Айшенур Зараколу и другие против Турции
[Aysenur Zarakolu and others - Turkey] (N 26971/95, 37933/97)


Эркек против Турции
[Erkek - Turkey] (N 28637/95)


Постановления от 13 июля 2004 г. [вынесены II Секцией]


M.K. против Турции
[M.K. - Turkey] (N 29298/95)


Резетт против Люксембурга
[Rezette - Luxembourg] (N 73983/01)


Цишевский против Польши
[Ciszewski - Poland] (N 38668/97)


Томкова против Словакии
[Tomkova - Slovakia] (N 51646/99)


Постановления от 13 июля 2004 г. [вынесены IV Секцией]


Вайопуло против Греции
[Vayopoulou - Greece] (N 19431/02)


Потулакис против Греции
[Pothoulakis - Greece] (N 16771/02)


Теодоропулос против Греции
[Theodoropoulos - Greece] (N 16696/02)


E.O. против Турции
[E.O. - Turkey] (N 28497/95)


Беднарская против Польши
[Bednarska - Poland] (N 53413/99)


Постановления от 15 июля 2004 г. [вынесены I Секцией]


Карагианнис против Греции
[Karagiannis - Greece] (N 51354/99)


Постановление от 15 июля 2004 г. (о назначении справедливой компенсации) [вынесено I Секцией]


Чолак против Турции (N 1)
[Colak - Turkey (N 1)] (N 52898/99)


Чолак против Турции (N 2)
[Colak - Turkey (N 2)] (N 53530/99)


Аксач против Турции
[Aksac - Turkey] (N 41956/98)


Постановления от 15 июля 2004 г. [вынесены III Секцией]


Балог против Венгрии
[Balogh - Hungary] (N 47940/99)


Мехмет Эммин Йюксель против Турции
[Mehmet Emin Yhksel - Turkey] (N 40154/98)


Шмалько против Украины
[Shmalko - Ukraine] (N 60750/00)


Постановления от 20 июля 2004 г. [вынесены II Секцией]


Истауэй против Соединенного Королевства
[Eastaway - United Kingdom] (N 74976/01)


Кройтору против Молдовы
[Croitoru - Moldova] (N 18882/02)


Хрико против Словакии
[Hrico - Slovakia] (N 49418/99)


Постановления от 20 июля 2004 г. [вынесены IV Секцией]


Мухей Яшар и другие против Турции
[Muhey Yasar and others - Turkey] (N 36973/97)


Постановление от 22 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Сидабрас и Дзяутас против Литвы
[Sidabras and Dсiautas - Lithuania] (N 55480/00, 59330/00)


Слимани против Франции
[Slimani v. - France] (N 57671/00)


Постановления от 27 июля 2004 г. [вынесены II Секцией]


Мора до Вале и другие против Португалии
[Mora do Vale and others - Portugal] (N 53468/99)


Постановление от 29 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Статистические сведения*


Вынесенные постановления



  За октябрь 2004 года С начала 2004 г.
Большая палата 1 (2) 11 (12)
I Секция 25 (26) 154 (163)
II Cекция 31 (36) 149 (165)
III Секция 31 (35) 115 (139)
IV Секция 19 (21) 139 (171)
Секции в предыдущих составах 0 3
Всего 107 (120) 571 (653)

Постановления, вынесенные в октябре 2004 года



Большая палата 1 (2) 0 0 0 1 (2)
I Секция 18 (19) 7 0 0 25 (26)
II Секция 29 (34) 2 0 0 31 (36)
III Секция 30 (34) 0 0 1 31 (35)
IV Секция 18 (20) 0 0 1 19 (21)
II Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
Всего 96 (109) 9 0 2 107 (120)

Постановления, вынесенные c начала 2004 года


Большая палата 10 (11) 0 0 1 11 (12)
I Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
II Секция в прежнем составе 1 0 0 2 3
III Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
IV Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
I Секция 125 (130) 23 (27) 2 4 154 (163)
II Секция 133 (149) 9 2 5 149 (165)
III Секция 109 (133) 5 0 1 115 (139)
IV Секция 121 (153) 15 2 1 139 (171)
Всего 499 (577) 52 (56) 6 14 571 (653)

Вынесенные решения   За октябрь С начала 2004 года
Жалобы, признанные приемлемыми
Большая Палата 0 1
I Секция 17 217 (226)
II Секция 28 (30) 149 (155)
III Секция 16 (17) 147 (170)
IV Секция 14 (17) 135 (167)
Всего 75 (81) 649 (719)
II. Жалобы, признанные неприемлемыми
Большая Палата 0 1
I Секция Палата 15 106 (108)
Комитет 905 4955
II Секция Палата 8 72 (73)
Комитет 661 4408
III Секция Палата 6 55
Комитет 959 3060
IV Секция Палата 13 83 (95)
Комитет 587 3535
Всего 3154 16 275 (19 290)
III. Жалобы, исключенные из списка подлежащих рассмотрению дел
I Секция Палата 10 72
Комитет 8 63
II Секция Палата 10 46
Комитет 12 57
III Секция Палата 22 136
Комитет 14 37
IV Секция Палата 2 34
Комитет 7 48
Всего 85 493
Всего Решений об исключении жалобы из списка подлежащих
рассмотрению дел (не включая частичных Решений)
3314 (3320) 17 417 (17 502)

Количество жалоб, коммуницированных властям государства, на действия которого подана жалоба


Каким органом принято решение За октябрь С начала 2004 года
I Секция 72 550 (574)
II Секция 46 387 (415)
III Cекция 49 820 (822)
IV Cекция 41 240
Общее количество коммуницированных жалоб 213 1997 (2052)

______________________________

* Статистические сведения предварительны. То или иное постановление или решение Европейского Суда может быть вынесено в отношении нескольких жалоб (в скобках приводится количество жалоб, в отношении которых вынесено постановление или решение). Употребляемый в Бюллетене значок * означает, что Постановление не является окончательным.


Статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов N 1, 4, 6 и 7 к Конвенции


Статьи Конвенции


Статья 2 Право на жизнь

Статья 3 Запрещение пыток

Статья 4 Запрещение рабства и принудительного труда

Статья 5 Право на свободу и личную неприкосновенность

Статья 6 Право на справедливое судебное разбирательство

Статья 7 Наказание исключительно на основании закона

Статья 8 Право на уважение частной и семейной жизни

Статья 9 Свобода мысли, совести и религии

Статья 10 Свобода выражения мнения

Статья 11 Свобода собраний и объединений

Статья 12 Право на вступление в брак

Статья 13 Право на эффективное средство правовой защиты

Статья 14 Запрещение дискриминации

Статья 34 Жалобы от физических лиц, неправительственных организаций и групп частных лиц


Протокол N 1 к Конвенции


Статья 1 Защита собственности

Статья 2 Право на образование

Статья 3 Право на свободные выборы


Протокол N 4 к Конвенции


Статья 1 Запрещение лишения свободы за долги

Статья 2 Свобода передвижения

Статья 3 Запрещение высылки граждан

Статья 4 Запрещение коллективной высылки иностранцев


Протокол N 6 к Конвенции


Статья 1 Отмена смертной казни


Протокол N 7 к Конвенции


Статья 1 Процедурные гарантии в случае высылки иностранцев

Статья 2 Право на обжалование приговоров по уголовным делам во второй инстанции

Статья 3 Компенсация в случае судебной ошибки

Статья 4 Право не быть судимым или наказанным дважды

Статья 5 Равноправие супругов


Постановления и решения по жалобам против Российской Федерации


Гусинский (Gusinskiy) против Российской Федерации


(Постановление по жалобе N 70276/01)


По делу обжалуется заключение заявителя под стражу в связи с обвинением в мошенничестве.


Петр Федотович Васильев (Petr Fedotovich Vasiliev) против Российской Федерации
(Решение по вопросу приемлемости жалобы N 66543/01)


По делу обжалуется решение суда надзорной инстанции, в силу которого был снижен размер пенсии заявителя, что нарушило право заявителя на социальную защиту.


Игорь Александрович Бордовский (Igor Alexandrovich Bordovskiy) против Российской Федерации (Решение по вопросу приемлемости жалобы N 49491/99)


По делу обжалуется незаконность содержания под стражей заявителя и отсутствие эффективных средств правовой защиты.


Галина Ивановна Чернышева (Galina Ivanovna Chernysheva) против Российской Федерации (Решение по вопросу приемлемости жалобы N 77062/01)


По делу обжалуется нарушение права заявителя на свободу выражения мнения в ходе судебного разбирательства, а также нарушение принципа равенства сторон в судебном процессе.


Леонид Иванович Кузнецов (Leonid Ivanovich Kuznetsov) против Российской Федерации
(Решение по вопросу приемлемости жалобы N 73994/01)


По делу обжалуется длительность судебного разбирательства и отсутствие эффективных средств правовой защиты.


Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 2/2005


Совместный проект Московского клуба юристов и издательства "ЛексЭст"


Перевод: Власихин В.А.


Данный выпуск "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" основан на английской версии бюллетеня "Information note N 68 on the case-law of the October, 2004"


Текст издания представлен в СПС Гарант на основании договора с РОО "Московский клуб юристов"


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.