Энциклопедия судебной практики. Ограничение размера ответственности по обязательствам (Ст. 400 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Ограничение размера ответственности по обязательствам
(Ст. 400 ГК)


1. Общие вопросы применения ст. 400 ГК РФ


1.1. Стороны могут предусмотреть в своем соглашении ограниченный размер ответственности, если иное не предусмотрено законом


Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 17 февраля 2015 г. N Ф06-19702/13 по делу N А65-10542/2014

Анализ взаимосвязанных положений пункта 1 статьи 15, статей 393, 400 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что стороны могут предусмотреть в своем соглашении ограниченный размер ответственности, если иное не предусмотрено законом.


1.2. Возможность установления ограниченной ответственности по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, считается одним из принципов гражданско-правовой ответственности


Определение Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2006 г. N 17-О

Определяя общие условия гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, в том числе виды и основания такой ответственности, глава 25 (статьи 393-406) ГК Российской Федерации в качестве одного из принципов гражданско-правовой ответственности называет возможность установления законом ограничения на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность) по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности.


Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 19 ноября 2015 г. N Ф06-2523/15 по делу N А55-6391/2014

Определяя общие условия гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, в том числе виды и основания такой ответственности, глава 25 (статьи 393 - 406) Гражданский кодекс Российской Федерации в качестве одного из принципов гражданско-правовой ответственности называет возможность установления законом ограничения на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность) по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности.


Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 5 августа 2015 г. N Ф03-3100/15 по делу N А51-22426/2014

Определяя общие условия гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе виды и основания такой ответственности, глава 25 (статьи 393 - 406) Гражданского кодекса РФ в качестве одного из принципов гражданско-правовой ответственности называет возможность установления законом ограничения на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность) по отдельным видам обязательств, связанным с определенным родом деятельности.


1.3. Введение ограниченной ответственности может быть обусловлено необходимостью устранения фактического неравенства контрагентов, в частности неравенства их предпринимательских рисков


Определение Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2006 г. N 17-О

Дифференциация в имущественной ответственности перевозчиков и грузоотправителей (грузополучателей) в процессе железнодорожных перевозок представляет собой пример оправданных различий в отношении лиц, находящихся в существенно различных ситуациях (обстоятельствах). Вводя такие различия, законодатель исходит из того, что использование транспортных средств, представляющих собой источник повышенной опасности, сопряжено с повышенным предпринимательским риском перевозчика, включая риск повреждения или уничтожения как перевозимого груза, так и транспортного средства. При этом он должен учитывать фактические обстоятельства, такие как пространственная рассредоточенность основных средств железнодорожного транспорта и зависимость исполнения транспортных обязательств от погодных условий, а также юридические обстоятельства: перевозка грузов железнодорожным транспортом как транспортом общего пользования осуществляется на основании договора перевозки, который в силу статьи 789 ГК Российской Федерации является публичным договором, что означает массовый характер перевозок, стандартность условий договоров перевозки, их однотипность для всех потребителей транспортных услуг. Кроме того, по общему правилу, закрепленному в статье 1079 ГК Российской Федерации, перевозчики как владельцы транспортных средств, являющихся источником повышенной опасности, несут ответственность по обязательствам, вытекающим из причинения вреда, при отсутствии вины. Что касается предпринимательских рисков лиц, пользующихся услугами железнодорожных перевозчиков, то они ограничиваются стоимостью перевозимого имущества, которая, как правило, взыскивается с перевозчика, и убытками, понесенными в результате неисполнения своих договорных обязательств перед третьими лицами, что в любом случае не может представлять угрозу их деятельности в целом.

Таким образом, определенное правовое неравенство перевозчика и грузоотправителя (грузополучателя), закрепленное в Уставе железнодорожного транспорта Российской Федерации, оправданно и имеет целью исправить их фактическое неравенство.


1.4. Предусматривая ограниченную ответственность по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законодатель устанавливает пределы возмещения убытков


Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28 июня 2013 г. N Ф08-3536/13 по делу N А32-12956/2012

В соответствии со статьей 400 Кодекса по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность). С учетом положений данной статьи в отдельных видах обязательств законодатель определил, в каких пределах возмещаются убытки, причиненные за нарушение обязательств (пункт 1 статьи 547, пункт 2 статьи 796, пункт 2 статьи 777 Кодекса).


1.5. При рассмотрении требования о взыскании убытков за нарушение обязательства, по которому установлена ограниченная ответственность, суд должен определить, подпадают ли предъявленные убытки под категорию убытков, взыскание которых запрещено


Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28 июня 2013 г. N Ф08-3536/13 по делу N А32-12956/2012

Критерием отнесения расходов истца к реальному ущербу, связанному с действиями ответчика, является их необходимость для восстановления имущественных прав собственника поврежденного рулона. Суд должен был определить, мог ли истец без расходов на экспертизу предъявить ответчику конкретную сумму, подлежащую возмещению; понес бы истец остальные расходы, связанные с перевалкой рулона, если бы он не был поврежден.

В соответствии со статьей 400 Кодекса по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность). С учетом положений данной статьи в отдельных видах обязательств законодатель определил, в каких пределах возмещаются убытки, причиненные за нарушение обязательств (пункт 1 статьи 547, пункт 2 статьи 796, пункт 2 статьи 777 Кодекса). Применительно к договору перевалки груза законодатель не установил общего правила о том, в каких пределах должен быть возмещен ущерб, возникший при ненадлежащем исполнении обязательств.

По смыслу статьи 24 Закона о портах при утрате, порче, повреждении груза не подлежит возмещению упущенная выгода. Вместе с тем из данной статьи не следует вывод о том, что расходы, понесенные в связи с порчей портом имущества и направленные на восстановление нарушенного права, не подлежат возмещению.


1.6. Если, ограничив размер убытков суммой реального ущерба, законодатель не указал виды реального ущерба, которыми ограничивается ответственность, с должника могут быть взысканы любые убытки, подпадающие под категорию реального ущерба


Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28 июня 2013 г. N Ф08-3536/13 по делу N А32-12956/2012

В соответствии со статьей 400 Кодекса по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность). С учетом положений данной статьи в отдельных видах обязательств законодатель определил, в каких пределах возмещаются убытки, причиненные за нарушение обязательств (пункт 1 статьи 547, пункт 2 статьи 796, пункт 2 статьи 777 Кодекса). Применительно к договору перевалки груза законодатель не установил общего правила о том, в каких пределах должен быть возмещен ущерб, возникший при ненадлежащем исполнении обязательств.

По смыслу статьи 24 Закона о портах при утрате, порче, повреждении груза не подлежит возмещению упущенная выгода. Вместе с тем из данной статьи не следует вывод о том, что расходы, понесенные в связи с порчей портом имущества и направленные на восстановление нарушенного права, не подлежат возмещению.


1.7. Нормы Закона о защите конкуренции не могут толковаться как содержащие положения, противоречащие нормам ГК РФ, устанавливающим ограниченную ответственность


Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 4 февраля 2013 г. N Ф08-8079/12 по делу N А53-20302/2012

Закон, регулирующий конкретный вид обязательств, ограничил ответственность по ним по сравнению со статьей 15 ГК РФ, устанавливающей принцип полного возмещения убытков, в том числе упущенной выгоды.

В статье 3 ГК РФ, определяющей соотношение гражданского законодательства и иных актов, содержащих нормы гражданского права, указано, что нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу. Следуя этому принципу, апелляционный суд правомерно исходил из того, что нормы части 3 статьи 37 Закона о защите конкуренции не могут истолковываться как содержащие положения, противоречащие статьям 400 и 547 ГК РФ, регулирующим специальный вид обязательств.


2. Применение ст. 400 ГК РФ в отношениях с участием потребителей


2.1. Убытки, причиненные потребителю, подлежат возмещению в полном объеме, кроме случаев, когда законом установлен ограниченный размер ответственности


Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" (пункт 31)

Убытки, причиненные потребителю в связи с нарушением изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) его прав, подлежат возмещению в полном объеме, кроме случаев, когда законом установлен ограниченный размер ответственности.


Апелляционное определение Московского городского суда от 30 января 2017 г. N 33-3885/17

Убытки, причиненные потребителю в связи с нарушением изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) его прав, подлежат возмещению в полном объеме, кроме случаев, когда законом установлен ограниченный размер ответственности.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 21 декабря 2016 г. по делу N 33-9914/2016

Пунктом 31 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N17 разъяснено, что убытки, причиненные потребителю в связи с нарушением изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) его прав, подлежат возмещению в полном объеме, кроме случаев, когда законом установлен ограниченный размер ответственности.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 30 ноября 2016 г. по делу N 33-12871/2016

Как разъяснено в пункте 31 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", убытки, причиненные потребителю в связи с нарушением изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) его прав, подлежат возмещению в полном объеме, кроме случаев, когда законом установлен ограниченный размер ответственности.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 09 апреля 2015 г. по делу N 33-5838/2015

Как разъяснено в п. 31 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", убытки, причиненные потребителю в связи с нарушением изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) его прав, подлежат возмещению в полном объеме, кроме случаев, когда законом установлен ограниченный размер ответственности.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 22 апреля 2015 г. по дел,у N 33-2351/2015

Согласно разъяснениям, данным в п. 31 постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", убытки, причиненные потребителю в связи с нарушением изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) его прав, подлежат возмещению в полном объеме, кроме случаев, когда законом установлен ограниченный размер ответственности.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Красноярского краевого суда от 28 января 2015 г. по делу N 33-738

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", убытки, причиненные потребителю в связи с нарушением изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) его прав, подлежат возмещению в полном объеме, кроме случаев, когда законом установлен ограниченный размер ответственности.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Суда Ханты-Мансийского автономного округа от 13 января 2015 г. по делу N 33-188/2015

В соответствии с п. 31 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" убытки, причиненные потребителю в связи с нарушением изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) его прав, подлежат возмещению в полном объеме, кроме случаев, когда законом установлен ограниченный размер ответственности.


2.2. Размер ответственности агента (посредника) перед потребителем ограничивается величиной агентского вознаграждения, что не исключает права потребителя требовать возмещения убытков с основного исполнителя (принципала)


Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" (пункт 48)

По сделкам с участием граждан-потребителей агент (посредник) может рассматриваться самостоятельным субъектом ответственности в силу статьи 37 Закона о защите прав потребителей, пункта 1 статьи 1005 ГК РФ, если расчеты по такой сделке совершаются им от своего имени. При этом размер ответственности посредника ограничивается величиной агентского вознаграждения, что не исключает права потребителя требовать возмещения убытков с основного исполнителя (принципала).


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 октября 2016 г. N 77-КГ16-7

В п. 48 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" по сделкам с участием граждан-потребителей агент (посредник) может рассматриваться самостоятельным субъектом ответственности в силу ст. 37 Закона о защите прав потребителей, п. 1 ст. 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации, если расчеты по такой сделке совершаются им от своего имени. При этом размер ответственности посредника ограничивается величиной агентского вознаграждения, что не исключает права потребителя требовать возмещения убытков с основного исполнителя (принципала).


Постановление Московского областного суда от 23 декабря 2015 г. по делу N 4Г-5751/2015

В пункте 48 названного постановления Пленума Верховного Суда РФ разъяснено, что по сделкам с участием граждан-потребителей агент (посредник) может рассматриваться самостоятельным субъектом ответственности в силу ст. 37 Закона РФ "О защите прав потребителей", п. 1 ст. 1005 ГК РФ, если расчеты по такой сделке совершаются им от своего имени. При этом размер ответственности посредника ограничивается величиной агентского вознаграждения, что не исключает права потребителя требовать возмещения убытков с основного исполнителя (принципала).


Апелляционное определение СК по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 09 ноября 2016 г. по делу N 33-8798/2016

Согласно п. 48 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", разрешая дела по искам о защите прав потребителей, необходимо иметь в виду, что по общему правилу исполнитель (продавец) является субъектом ответственности вне зависимости от участия в отношениях по сделкам с потребителями третьих лиц (агентов). По сделкам с участием граждан-потребителей агент (посредник) может рассматриваться самостоятельным субъектом ответственности в силу статьи 37 Закона о защите прав потребителей, пункта 1 статьи 1005 ГК РФ, если расчеты по такой сделке совершаются им от своего имени. При этом размер ответственности посредника ограничивается величиной агентского вознаграждения, что не исключает права потребителя требовать возмещения убытков с основного исполнителя (принципала).


Апелляционное определение СК по гражданским делам Ленинградского областного суда от 31 августа 2016 г. по делу N 33-3746/2016

В соответствии с пунктом 48 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" по сделкам с участием граждан-потребителей агент (посредник) может рассматриваться самостоятельным субъектом ответственности в силу статьи 37 Закона о защите прав потребителей, пункта 1 статьи 1005 ГК РФ, если расчеты по такой сделке совершаются им от своего имени. При этом размер ответственности посредника ограничивается величиной агентского вознаграждения, что не исключает права потребителя требовать возмещения убытков с основного исполнителя (принципала).


Апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда от 17 августа 2016 г. по делу N 33-10673/2016

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 48 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", по сделкам с участием граждан-потребителей агент (посредник) может рассматриваться самостоятельным субъектом ответственности в силу ст. 37 Закона о защите прав потребителей, пункта 1 ст. 1005 ГК РФ, если расчеты по такой сделке совершаются им от своего имени. При этом размер ответственности посредника ограничивается величиной агентского вознаграждения, что не исключает права потребителя требовать возмещения убытков с основного исполнителя (принципала).


Апелляционное определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 27 июля 2016 г. по делу N 33-5482/2016

Пунктом 48 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17 установлено, что по общему правилу изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) является субъектом ответственности вне зависимости от участия в отношениях по сделкам с потребителями третьих лиц (агентов); при этом по сделкам с участием граждан-потребителей агент (посредник) может рассматриваться самостоятельным субъектом ответственности в силу статьи 37 Закона о защите прав потребителей, пункта 1 статьи 1005 ГК РФ, если расчеты по такой сделке совершаются им от своего имени. При этом размер ответственности посредника ограничивается величиной агентского вознаграждения, что не исключает права потребителя требовать возмещения убытков с основного исполнителя (принципала).


Апелляционное определение СК по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 26 июля 2016 г. по делу N 33-6164/2016

По общему правилу изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) является субъектом ответственности вне зависимости от участия в отношениях по сделкам с потребителями третьих лиц (агентов). По сделкам с участием граждан-потребителей агент (посредник) может рассматриваться самостоятельным субъектом ответственности в силу статьи 37 Закона о защите прав потребителей, пункта 1 статьи 1005 ГК РФ, если расчеты по такой сделке совершаются им от своего имени. При этом размер ответственности посредника ограничивается величиной агентского вознаграждения, что не исключает права потребителя требовать возмещения убытков с основного исполнителя (принципала).


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 11 июля 2016 г. по делу N 33-11787/2016

По сделкам с участием граждан-потребителей агент (посредник) может рассматриваться самостоятельным субъектом ответственности в силу статьи 37 Закона о защите прав потребителей, пункта 1 статьи 1005 ГК РФ, если расчеты по такой сделке совершаются им от своего имени. При этом размер ответственности посредника ограничивается величиной агентского вознаграждения, что не исключает права потребителя требовать возмещения убытков с основного исполнителя (принципала).


Апелляционное определение СК по гражданским делам Орловского областного суда от 05 июля 2016 г. по делу N 33-2210/2016

По сделкам с участием граждан-потребителей агент (посредник) может рассматриваться самостоятельным субъектом ответственности в силу ст. 37 Закона РФ "О защите прав потребителей", п. 1 ст. 1005 Гражданского кодекса РФ, если расчеты по такой сделке совершаются им от своего имени. При этом размер ответственности посредника ограничивается величиной агентского вознаграждения, что не исключает права потребителя требовать возмещения убытков с основного исполнителя (принципала).


3. Ограничение размера ответственности в подрядных правоотношениях


3.1. Ст. 717 ГК РФ ограничивает размер возмещения в случае, если фактический ущерб превышает установленный законом максимальный предел


Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24 января 2000 г. N 51 "Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда" (пункт 19)

Статьей 717 ГК РФ определено, что помимо уплаты подрядчику части установленной договором цены пропорционально объему работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора, заказчик обязан возместить убытки, причиненные прекращением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу.

Данная норма не содержит исключения из общего правила возмещения убытков и не освобождает истца от обязанности доказывания возникших у него убытков, а лишь ограничивает размер возмещения в случае, если фактический ущерб превышает установленный законом максимальный предел.


Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26 января 2017 г. N Ф02-7855/16 по делу N А33-4511/2016

Согласно положениям статьи 717 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик может в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора.

Названной нормой определено, что помимо уплаты подрядчику части установленной договором цены пропорционально объему работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора, заказчик обязан возместить убытки, причиненные прекращением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу.

Данная норма ограничивает размер возмещения в случае, если фактический ущерб превышает установленный законом максимальный предел.


Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 29 декабря 2016 г. N Ф07-11895/16 по делу N А56-66359/2015

В пункте 19 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.01.2000 N 51 "Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда" разъяснено, что статья 717 ГК РФ устанавливает максимальный предел возмещения убытков в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения договора подряда. Данная норма ограничивает размер возмещения в случае, если фактический ущерб превышает установленный законом максимальный предел.


Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 7 июля 2016 г. N Ф06-9903/16 по делу N А57-19960/2015

Положения статьи 717 Гражданского кодекса Российской Федерации не обусловливают в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения договора подряда его прямую обязанность возместить подрядчику причиненные отказом убытки. Положения этой статьи не означают, что законодатель установил фиксированную и номинальную величину убытков, автоматически подлежащую уплате заказчиком. Данная норма ограничивает размер возмещения в случае, если фактический ущерб превышает установленный законом максимальный предел.


Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 30 мая 2016 г. N Ф01-1750/16 по делу N А28-2767/2015

В пункте 19 информационного письма N 51 разъяснено, что статья 717 ГК РФ устанавливает максимальный предел возмещения убытков в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения договора подряда. Данная норма не содержит исключения из общего правила возмещения убытков и ограничивает размер возмещения в случае, если фактический ущерб превышает установленный законом максимальный предел.


3.2. Ст. 717 ГК РФ, устанавливающая максимальный предел возмещения убытков в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения договора подряда, не освобождает подрядчика от обязанности доказать возникшие у него убытки


Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24 января 2000 г. N 51 "Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда" (пункт 19)

Данная норма [ст. 717 ГК РФ] не содержит исключения из общего правила возмещения убытков и не освобождает истца от обязанности доказывания возникших у него убытков, а лишь ограничивает размер возмещения в случае, если фактический ущерб превышает установленный законом максимальный предел.


Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26 января 2017 г. N Ф02-7855/16 по делу N А33-4511/2016

Данная норма [статья 717 ГК РФ] не содержит исключения из общего правила возмещения убытков и не освобождает истца от обязанности доказывания возникших у него убытков, а лишь ограничивает размер возмещения в случае, если фактический ущерб превышает установленный законом максимальный предел.


Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 29 декабря 2016 г. N Ф07-11895/16 по делу N А56-66359/2015

В пункте 19 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.01.2000 N 51 "Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда" разъяснено, что статья 717 ГК РФ устанавливает максимальный предел возмещения убытков в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения договора подряда. Данная норма не содержит исключения из общего правила возмещения убытков и не освобождает истца от обязанности доказывания возникших у него убытков, а лишь ограничивает размер возмещения в случае, если фактический ущерб превышает установленный законом максимальный предел.


Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 7 июля 2016 г. N Ф06-9903/16 по делу N А57-19960/2015

Положения статьи 717 Гражданского кодекса Российской Федерации не обусловливают в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения договора подряда его прямую обязанность возместить подрядчику причиненные отказом убытки. Положения этой статьи не означают, что законодатель установил фиксированную и номинальную величину убытков, автоматически подлежащую уплате заказчиком. Данная норма не содержит исключения из общего правила возмещения убытков и не освобождает истца от обязанности доказывания возникших у него убытков, а лишь ограничивает размер возмещения в случае, если фактический ущерб превышает установленный законом максимальный предел.


Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 30 мая 2016 г. N Ф01-1750/16 по делу N А28-2767/2015

В пункте 19 информационного письма N 51 разъяснено, что статья 717 ГК РФ устанавливает максимальный предел возмещения убытков в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения договора подряда. Данная норма не содержит исключения из общего правила возмещения убытков и не освобождает истца от обязанности доказывания возникших у него убытков, а лишь ограничивает размер возмещения в случае, если фактический ущерб превышает установленный законом максимальный предел.


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 1 июня 2015 г. N Ф05-6181/15 по делу N А40-167287/2014

В пункте 19 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24.01.2000 N 51 разъяснено, что норма статьи 717 Гражданского кодекса Российской Федерации не содержит исключения из общего правила возмещения убытков и не освобождает истца от обязанности доказывания возникших у него убытков.


4. Ограничение ответственности перевозчика


4.1. Принцип ограниченной ответственности перевозчика закреплен не только в ГК РФ и Уставе железнодорожного транспорта РФ, но и в международных договорах РФ - Международной конвенции об унификации некоторых правил о коносаменте 1924 г. и Соглашении о международном железнодорожном грузовом сообщении от 01.11.1951


Определение Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2006 г. N 17-О

Принцип ограниченной ответственности перевозчика получил закрепление не только в Гражданском кодексе Российской Федерации и Уставе железнодорожного транспорта Российской Федерации, но и в ряде международных договоров Российской Федерации, являющихся в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации, - Международной конвенции об унификации некоторых правил о коносаменте 1924 г. и Соглашении о международном железнодорожном грузовом сообщении от 1 ноября 1951 г.


4.2. Ответственность перевозчика за просрочку доставки груза и за необеспечение его сохранности всегда носит ограниченный характер: она установлена либо в форме возмещения только прямого ущерба или его части (но не упущенной выгоды), либо в форме исключительной неустойки (например, за просрочку доставки груза)


Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 5 августа 2015 г. N Ф03-3100/15 по делу N А51-22426/2014

Ответственность перевозчика за нарушение обязательств, вытекающих из договора перевозки груза, наступает за нарушение установленного срока доставки груза и за необеспечение его сохранности. Такая ответственность всегда носит ограниченный характер: она установлена либо в форме возмещения только прямого ущерба или его части, но не упущенной выгоды (например, за несохранность груза), либо в форме исключительной неустойки (к примеру, за просрочку его доставки), что соответствует общему правилу пункт 1 статьи 400 Гражданского кодекса РФ.


4.3. Ограниченная ответственность перевозчика характеризуется общим запретом на договорное уменьшение или устранение ответственности перевозчика, определенной законом


Определение Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2006 г. N 17-О (пункт 3)

Ответственность за нарушение обязательств по перевозке имеет значительную специфику: она характеризуется ограничением права на полное возмещение убытков по сравнению с общим правилом (законом могут вводиться ограничения, в силу которых исключается возможность взыскания той части убытков, которая называется упущенной выгодой, и даже части реального ущерба, - пункт 2 статьи 15 ГК Российской Федерации), запретом на уменьшение или устранение ответственности перевозчика, определенной законом, и возможностью определения ее размера и пределов по соглашению сторон в случаях, когда такие соглашения допускаются транспортными уставами и кодексами.


Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31 мая 2016 г. N Ф04-1904/16 по делу N А45-14698/2015

В пункте 3 определения Конституционного Суда Российской Федерации от 02.02.2006 N 17-О указано, что ответственность за нарушение обязательств по перевозке имеет значительную специфику: она характеризуется ограничением права на полное возмещение убытков по сравнению с общим правилом (законом могут вводиться ограничения, в силу которых исключается возможность взыскания той части убытков, которая называется упущенной выгодой, и даже части реального ущерба, - пункт 2 статьи 15 ГК РФ), запретом на уменьшение или устранение ответственности перевозчика, определенной законом.


Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 5 августа 2015 г. N Ф03-3100/15 по делу N А51-22426/2014

Ответственность за нарушение обязательств по перевозке имеет значительную специфику: она характеризуется ограничением права на полное возмещение убытков по сравнению с общим правилом (законом могут вводиться ограничения, в силу которых исключается возможность взыскания той части убытков, которая называется упущенной выгодой, и даже части реального ущерба, - пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса РФ), запретом на уменьшение или устранение ответственности перевозчика, определенной законом, и возможностью определения ее размера и пределов по соглашению сторон в случаях, когда такие соглашения допускаются транспортными уставами и кодексами.


4.4. Размер и пределы ответственности перевозчика могут определяться по соглашению сторон только в случаях, когда такие соглашения допускаются транспортными уставами и кодексами


Определение Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2006 г. N 17-О (пункт 3)

Ответственность за нарушение обязательств по перевозке имеет значительную специфику: она характеризуется ограничением права на полное возмещение убытков по сравнению с общим правилом (законом могут вводиться ограничения, в силу которых исключается возможность взыскания той части убытков, которая называется упущенной выгодой, и даже части реального ущерба, - пункт 2 статьи 15 ГК Российской Федерации), запретом на уменьшение или устранение ответственности перевозчика, определенной законом, и возможностью определения ее размера и пределов по соглашению сторон в случаях, когда такие соглашения допускаются транспортными уставами и кодексами.


Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31 мая 2016 г. N Ф04-1904/16 по делу N А45-14698/2015

В пункте 3 определения Конституционного Суда Российской Федерации от 02.02.2006 N 17-О указано, что ответственность за нарушение обязательств по перевозке имеет значительную специфику: она характеризуется ограничением права на полное возмещение убытков по сравнению с общим правилом (законом могут вводиться ограничения, в силу которых исключается возможность взыскания той части убытков, которая называется упущенной выгодой, и даже части реального ущерба, - пункт 2 статьи 15 ГК РФ), запретом на уменьшение или устранение ответственности перевозчика, определенной законом, и возможностью определения ее размера и пределов по соглашению сторон в случаях, когда такие соглашения допускаются транспортными уставами и кодексами.


Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 5 августа 2015 г. N Ф03-3100/15 по делу N А51-22426/2014

Ответственность за нарушение обязательств по перевозке имеет значительную специфику: она характеризуется ограничением права на полное возмещение убытков по сравнению с общим правилом (законом могут вводиться ограничения, в силу которых исключается возможность взыскания той части убытков, которая называется упущенной выгодой, и даже части реального ущерба, - пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса РФ), запретом на уменьшение или устранение ответственности перевозчика, определенной законом, и возможностью определения ее размера и пределов по соглашению сторон в случаях, когда такие соглашения допускаются транспортными уставами и кодексами.


4.5. Введение ограниченной ответственности перевозчика обусловлено тем, что использование транспортных средств сопряжено с повышенным предпринимательским риском перевозчика, включая риск повреждения или уничтожения как перевозимого груза, так и транспортного средства


Определение Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2006 г. N 17-О

Дифференциация в имущественной ответственности перевозчиков и грузоотправителей (грузополучателей) в процессе железнодорожных перевозок представляет собой пример оправданных различий в отношении лиц, находящихся в существенно различных ситуациях (обстоятельствах). Вводя такие различия, законодатель исходит из того, что использование транспортных средств, представляющих собой источник повышенной опасности, сопряжено с повышенным предпринимательским риском перевозчика, включая риск повреждения или уничтожения как перевозимого груза, так и транспортного средства.


4.6. Введение ограниченной ответственности железнодорожного перевозчика обусловлено пространственной рассредоточенностью основных средств железнодорожного транспорта и зависимостью исполнения обязательств от погодных условий


Определение Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2006 г. N 17-О

Дифференциация в имущественной ответственности перевозчиков и грузоотправителей (грузополучателей) в процессе железнодорожных перевозок представляет собой пример оправданных различий в отношении лиц, находящихся в существенно различных ситуациях (обстоятельствах). Вводя такие различия, законодатель исходит из того, что использование транспортных средств, представляющих собой источник повышенной опасности, сопряжено с повышенным предпринимательским риском перевозчика, включая риск повреждения или уничтожения как перевозимого груза, так и транспортного средства. При этом он должен учитывать фактические обстоятельства, такие как пространственная рассредоточенность основных средств железнодорожного транспорта и зависимость исполнения транспортных обязательств от погодных условий.


4.7. Введение ограниченной ответственности перевозчика обусловлено публичным характером договора перевозки, предполагающим массовость перевозок


Определение Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2006 г. N 17-О

Дифференциация в имущественной ответственности перевозчиков и грузоотправителей (грузополучателей) в процессе железнодорожных перевозок представляет собой пример оправданных различий в отношении лиц, находящихся в существенно различных ситуациях (обстоятельствах). Вводя такие различия, законодатель исходит из того, что использование транспортных средств, представляющих собой источник повышенной опасности, сопряжено с повышенным предпринимательским риском перевозчика, включая риск повреждения или уничтожения как перевозимого груза, так и транспортного средства. При этом он должен учитывать юридические обстоятельства: перевозка грузов железнодорожным транспортом как транспортом общего пользования осуществляется на основании договора перевозки, который в силу статьи 789 ГК Российской Федерации является публичным договором, что означает массовый характер перевозок, стандартность условий договоров перевозки, их однотипность для всех потребителей транспортных услуг.


4.8. Введение ограниченной ответственности перевозчика обусловлено тем, что обычно перевозчики как владельцы источников повышенной опасности несут ответственность по обязательствам из причинения вреда независимо от вины


Определение Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2006 г. N 17-О

Дифференциация в имущественной ответственности перевозчиков и грузоотправителей (грузополучателей) в процессе железнодорожных перевозок представляет собой пример оправданных различий в отношении лиц, находящихся в существенно различных ситуациях (обстоятельствах). Вводя такие различия, законодатель исходит из того, что использование транспортных средств, представляющих собой источник повышенной опасности, сопряжено с повышенным предпринимательским риском перевозчика, включая риск повреждения или уничтожения как перевозимого груза, так и транспортного средства. При этом он должен учитывать юридические обстоятельства: по общему правилу, закрепленному в статье 1079 ГК Российской Федерации, перевозчики как владельцы транспортных средств, являющихся источником повышенной опасности, несут ответственность по обязательствам, вытекающим из причинения вреда, при отсутствии вины.


4.9. Установление ограниченной ответственности перевозчика не влечет несправедливого неравенства контрагентов, так как юридическими средствами устраняет фактическое неравенство перевозчика и лиц, пользующихся услугами перевозчиков


Определение Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2006 г. N 17-О

Дифференциация в имущественной ответственности перевозчиков и грузоотправителей (грузополучателей) в процессе железнодорожных перевозок представляет собой пример оправданных различий в отношении лиц, находящихся в существенно различных ситуациях (обстоятельствах). Вводя такие различия, законодатель исходит из того, что использование транспортных средств, представляющих собой источник повышенной опасности, сопряжено с повышенным предпринимательским риском перевозчика, включая риск повреждения или уничтожения как перевозимого груза, так и транспортного средства. При этом он должен учитывать фактические обстоятельства, такие как пространственная рассредоточенность основных средств железнодорожного транспорта и зависимость исполнения транспортных обязательств от погодных условий, а также юридические обстоятельства: перевозка грузов железнодорожным транспортом как транспортом общего пользования осуществляется на основании договора перевозки, который в силу статьи 789 ГК Российской Федерации является публичным договором, что означает массовый характер перевозок, стандартность условий договоров перевозки, их однотипность для всех потребителей транспортных услуг. Кроме того, по общему правилу, закрепленному в статье 1079 ГК Российской Федерации, перевозчики как владельцы транспортных средств, являющихся источником повышенной опасности, несут ответственность по обязательствам, вытекающим из причинения вреда, при отсутствии вины. Что касается предпринимательских рисков лиц, пользующихся услугами железнодорожных перевозчиков, то они ограничиваются стоимостью перевозимого имущества, которая, как правило, взыскивается с перевозчика, и убытками, понесенными в результате неисполнения своих договорных обязательств перед третьими лицами, что в любом случае не может представлять угрозу их деятельности в целом.

Таким образом, определенное правовое неравенство перевозчика и грузоотправителя (грузополучателя), закрепленное в Уставе железнодорожного транспорта Российской Федерации, оправданно и имеет целью исправить их фактическое неравенство.


4.10. Условия договора перевозки об ограничении ответственности перевозчика только случаями умышленного неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства являются ничтожными


Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" (пункт 6)

По общему правилу стороны обязательства вправе по своему усмотрению ограничить ответственность должника (пункт 4 статьи 421 ГК РФ).

Заключение такого соглашения не допускается, и оно является ничтожным, если нарушает законодательный запрет (пункт 2 статьи 400 ГК РФ) или противоречит существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства (например, ничтожными являются условия договора охраны или договора перевозки об ограничении ответственности профессионального исполнителя охранных услуг или перевозчика только случаями умышленного неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства).


Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 23 января 2017 г. N Ф09-11232/16 по делу N А47-1346/2016

В силу п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" по общему правилу стороны обязательства вправе по своему усмотрению ограничить ответственность должника (п. 4 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Заключение такого соглашения не допускается, и оно является ничтожным, если нарушает законодательный запрет (п. 2 ст. 400 Гражданского кодекса Российской Федерации) или противоречит существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства (например, ничтожными являются условия договора охраны или договора перевозки об ограничении ответственности профессионального исполнителя охранных услуг или перевозчика только случаями умышленного неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства).


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28 ноября 2016 г. N Ф05-14291/16 по делу N А40-221384/2015

Ответственность за нарушение обязательства при наличии любой формы вины (умысел или неосторожность) понятие уже, чем ответственность за нарушение обязательства независимо от вины с освобождением только при непреодолимой силе.

По общему правилу стороны обязательства вправе по своему усмотрению ограничить ответственность должника (пункт 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 24.03.2016 N 7 разъяснил, что заключение такого соглашения (об ограничении ответственности) не допускается, и оно является ничтожным, если нарушает законодательный запрет (пункт 2 статьи 400 Гражданского кодекса Российской Федерации) или противоречит существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства (например, ничтожными являются условия договора охраны или договора перевозки об ограничении ответственности профессионального исполнителя охранных услуг или перевозчика только случаями умышленного неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства).


Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14 апреля 2016 г. N Ф07-254/16 по делу N А21-773/2014

Согласно пункту 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" по общему правилу стороны обязательства вправе по своему усмотрению ограничить ответственность должника (пункт 4 статьи 421 ГК РФ).

Заключение такого соглашения не допускается, и оно является ничтожным, если нарушает законодательный запрет (пункт 2 статьи 400 ГК РФ) или противоречит существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства (например, ничтожными являются условия договора охраны или договора перевозки об ограничении ответственности профессионального исполнителя охранных услуг или перевозчика только случаями умышленного неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства).


5. Ограниченная ответственность операторов почтовой связи


5.1. Ответственность операторов почтовой связи при осуществлении деятельности ограничена Федеральным законом "О почтовой связи"


Апелляционное определение Московского городского суда от 18 апреля 2016 г. N 33-13683/16

В силу ст. 400 ГК РФ по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность).

Ответственность операторов почтовой связи при осуществлении деятельности в области почтовой связи устанавливается в соответствии с ФЗ "О почтовой связи".


6. Ограничение ответственности в иных правоотношениях


6.1. Ненадлежащее исполнение железной дорогой, грузоотправителем обязательств в связи с перевозкой грузов влечет применение к ним ограничений ответственности в пределах, предусмотренных УЖТ РФ, а в случаях, им установленных, - соглашением сторон


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28 ноября 2016 г. N Ф05-18246/16 по делу N А40-9500/2016

В соответствии со статьей 400 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 133 Устава железнодорожного транспорта ненадлежащее исполнение железной дорогой, грузоотправителем обязательств, возникших в связи с осуществлением перевозки грузов, влечет применение к ним ограничений ответственности в пределах, предусмотренных Уставом железнодорожного транспорта, а в случаях, им установленных, - соглашением сторон.


6.2. За использование вагонов для перевозок грузов без согласия их владельцев предусмотрена ответственность в виде штрафа, компенсация убытков в таких случаях УЖТ РФ не предусмотрена


Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 июня 2013 г. N ВАС-7265/13

Согласно статье 99 Устава в случае использования вагонов, контейнеров для перевозок грузов без согласия их владельцев грузоотправителями, грузополучателями, владельцами железнодорожных путей необщего пользования, обслуживающими грузополучателей, грузоотправителей своими локомотивами, а также в случае самовольного использования перевозчиком вагонов, контейнеров, принадлежащих грузоотправителям, грузополучателям, иным юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям (в том числе на праве аренды), виновные физические или юридические лица уплачивают в десятикратном размере штрафы, установленные статьями 100 и 101 Устава за задержку вагонов, контейнеров.

Ответственность перевозчика в виде компенсации убытков в таких случаях Уставом не предусмотрена.


6.3. Законом "О транспортно-экспедиционной деятельности" ответственность экспедитора за утрату груза ограничивается документально подтвержденной стоимостью утраченного (поврежденного) груза


Постановление ФАС Московского округа от 19 сентября 2013 г. N Ф05-10917/13 по делу N А40-21514/2012

Согласно части 1 статьи 400 Гражданского кодекса Российской Федерации по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом не может быть ограничено право на полное возмещение убытков.

Статьей 7 Федерального закона "О транспортно-экспедиционной деятельности" установлен общий принцип возмещения экспедитором реального ущерба в размерах, определенных в зависимости от перевозки груза с объявленной либо без объявленной ценности.


6.4. По смыслу ст. 24 ФЗ "О морских портах в РФ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ" в случае утраты, порчи или повреждении груза при его перевалке не подлежит возмещению упущенная выгода


Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28 июня 2013 г. N Ф08-3536/13 по делу N А32-12956/2012

По смыслу статьи 24 Закона о портах при утрате, порче, повреждении груза не подлежит возмещению упущенная выгода.


6.5. Применительно к договору перевалки груза законодатель не установил общего правила о том, в каких пределах должен быть возмещен реальный ущерб, возникший при ненадлежащем исполнении обязательства


Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28 июня 2013 г. N Ф08-3536/13 по делу N А32-12956/2012

Применительно к договору перевалки груза законодатель не установил общего правила о том, в каких пределах должен быть возмещен ущерб, возникший при ненадлежащем исполнении обязательств.


6.6. Законом по договору энергоснабжения установлена ограниченная ответственность в виде взыскания реального ущерба


Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17 апреля 2015 г. N Ф07-1510/15 по делу N А56-26695/2014

Статьей 400 ГК РФ установлено, что по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность).

Согласно пункту 1 статьи 547 ГК РФ в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору энергоснабжения сторона, нарушившая обязательство, обязана возместить причиненный этим реальный ущерб.

Таким образом, законом по договору энергоснабжения установлена ограниченная ответственность в виде взыскания реального ущерба.

Поэтому требования истца о взыскании убытков в виде упущенной выгоды (торговой наценки), причиненных вследствие неправомерного отключения подачи электроэнергии, не основаны на нормах материального права.


Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 4 марта 2015 г. N Ф10-53/15 по делу N А09-979/2014

В силу пункта 1 ст. 400 Гражданского кодекса РФ по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность).

Согласно пункту 1 ст. 547 Гражданского кодекса РФ в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору энергоснабжения сторона, нарушившая обязательство, обязана возместить причиненный этим реальный ущерб (пункт 2 статьи 15).

Таким образом, исходя из системного анализа указанных положений нормой п. 1 ст. 547 ГК РФ установлена ограниченная гражданско-правовая ответственность за нарушение обязательств, вытекающих из договора энергоснабжения, только в виде взыскания реального ущерба.


Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26 июня 2015 г. N Ф04-20369/15 по делу N А70-8951/2014

Отказывая в удовлетворении иска о взыскании упущенной выгоды, суд первой инстанции основывался на том, что положения пункта 1 статьи 547 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) устанавливают ограничение в применении меры гражданско-правовой ответственности по договору энергоснабжения. В частности, указанные положения предусматривают обязанность стороны, нарушившей обязательство по договору энергоснабжения, возместить причиненный реальный ущерб и, как следствие, не допускают взыскания упущенной выгоды.


6.7. Условия договора охраны об ограничении ответственности профессионального исполнителя охранных услуг только случаями умышленного неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства являются ничтожными


Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" (пункт 6)

По общему правилу стороны обязательства вправе по своему усмотрению ограничить ответственность должника (пункт 4 статьи 421 ГК РФ).

Заключение такого соглашения не допускается, и оно является ничтожным, если нарушает законодательный запрет (пункт 2 статьи 400 ГК РФ) или противоречит существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства (например, ничтожными являются условия договора охраны или договора перевозки об ограничении ответственности профессионального исполнителя охранных услуг или перевозчика только случаями умышленного неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства).


Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 23 января 2017 г. N Ф09-11232/16 по делу N А47-1346/2016

В силу п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" по общему правилу стороны обязательства вправе по своему усмотрению ограничить ответственность должника (п. 4 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Заключение такого соглашения не допускается, и оно является ничтожным, если нарушает законодательный запрет (п. 2 ст. 400 Гражданского кодекса Российской Федерации) или противоречит существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства (например, ничтожными являются условия договора охраны или договора перевозки об ограничении ответственности профессионального исполнителя охранных услуг или перевозчика только случаями умышленного неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства).


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28 ноября 2016 г. N Ф05-14291/16 по делу N А40-221384/2015

Ответственность за нарушение обязательства при наличии любой формы вины (умысел или неосторожность) понятие уже, чем ответственность за нарушение обязательства независимо от вины с освобождением только при непреодолимой силе.

По общему правилу стороны обязательства вправе по своему усмотрению ограничить ответственность должника (пункт 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 24.03.2016 N 7 разъяснил, что заключение такого соглашения (об ограничении ответственности) не допускается, и оно является ничтожным, если нарушает законодательный запрет (пункт 2 статьи 400 Гражданского кодекса Российской Федерации) или противоречит существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства (например, ничтожными являются условия договора охраны или договора перевозки об ограничении ответственности профессионального исполнителя охранных услуг или перевозчика только случаями умышленного неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства).


Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14 апреля 2016 г. N Ф07-254/16 по делу N А21-773/2014

Согласно пункту 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" по общему правилу стороны обязательства вправе по своему усмотрению ограничить ответственность должника (пункт 4 статьи 421 ГК РФ).

Заключение такого соглашения не допускается, и оно является ничтожным, если нарушает законодательный запрет (пункт 2 статьи 400 ГК РФ) или противоречит существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства (например, ничтожными являются условия договора охраны или договора перевозки об ограничении ответственности профессионального исполнителя охранных услуг или перевозчика только случаями умышленного неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства).


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


В "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.


Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.


Материал приводится по состоянию на сентябрь 2019 г.


См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

См. Содержание материалов Энциклопедии судебной практики


При подготовке "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.