• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Энциклопедия судебной практики. Прощение долга (Ст. 415 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Прощение долга
(Ст. 415 ГК)


1. Общая характеристика прощения долга


1.1. Прощение долга не подразумевает какого-либо встречного предоставления со стороны должника


Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22 декабря 2014 г. N Ф07-10084/14 по делу N А56-42216/2013

В силу статьи 415 ГК РФ прощение долга является основанием прекращения обязательства путем освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Таким образом, прощение долга не предусматривает какое-либо встречное исполнение со стороны должника (лица, обязательства которого прекращаются в результате прощения долга).


1.2. Стороны вправе заключить соглашение о прощении начисленной неустойки, обусловленном погашением должником основной задолженности


Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 23 июля 2014 г. N Ф10-2147/14 по делу N А62-3434/2013

Судами установлено, что истцом и ответчиком подписано соглашение к договору, которое заключено ими по обоюдному согласию в целях урегулирования вопроса по погашению задолженности и штрафных санкций, образовавшихся за весь период действия договора. Согласно пункту 2 соглашения ГУП обязуется выплатить долг в срок до 30.04.2013.

В пункте 5 соглашения стороны установили, что при соблюдении ГУП условий соглашения, ООО отказывается от взыскания штрафных санкций, подлежащих начислению в связи с нарушением ГУП условий договора (за весь период действия договора) в связи с прощением долга в порядке статьи 415 ГК РФ.

В силу пункта 7 соглашения оно является неотъемлемой частью договора.

Оценив указанное соглашение с учетом норм гражданского законодательства, требований ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и признав его надлежащим доказательством, суды пришли к обоснованному выводу, что воля сторон, а именно истца, была направлена именно на отказ в применении к ГУП договорной неустойки, определенной пунктом 5.4. договора.

Поскольку факт соблюдения ответчиком условий соглашения при оплате долга установлен и истцом не оспаривается, суд правомерно отказал ООО во взыскании договорной неустойки.


1.3. Прощение долга может иметь место только применительно к обязательству, срок исполнения которого наступил


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 23 сентября 2011 г. N Ф05-8071/11 по делу N А40-98272/2010

Волеизъявлением кредитора о прощении долга приводит к прекращению обязательства должника от исполнения лежащих на нем обязанностей только применительно к уже возникшему долгу (т.е. обязательству, срок исполнения которого наступил).


1.4. Ст. 415 ГК РФ не подлежит применению к трудовым правоотношениям


Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 20 июня 2011 г. N Ф03-2546/11 по делу N А59-2551/2005

Дав оценку согласию работников должника в части отказа от своих требований в соответствии со статьей 415 ГК РФ, арбитражный суд пришел к правомерному выводу о том, что статья 415 ГК РФ определяет возможность прекращения обязательств, вытекающих из отношений, регулируемых гражданским законодательством, тогда как требования кредиторов второй очереди (требования об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, о выплате выходных пособий) основаны на правоотношениях, подлежащих регулированию нормами Трудового кодекса Российской Федерации.


1.5. В момент прощения обязательство должно существовать


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 27 сентября 2007 г. N Ф09-6943/06-С4

В силу ст. 415 Гражданского кодекса Российской Федерации прощение долга как способ прекращения обязательства выражается в освобождении кредитором должника от лежащих на нем обязанностей.

Таким образом, в момент прощения обязательство должно существовать, поскольку должник освобождает кредитора от его исполнения.


1.6. Отказ кредитора от взыскания с должника пеней за просрочку платежей не противоречит положениям ст. 415 ГК РФ


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13 февраля 2002 г. N Ф09-139/02ГК

Требования истца отклонены обоснованно, поскольку согласно протоколу совещания по вопросу сотрудничества между ОАО и фирмой фирма отказалась от взыскания пени за просрочку платежей по ранее заключенным договорам. Судом апелляционной инстанции сделан правильный вывод, что отказ от взыскания пени не противоречит ст. 415 ГК РФ.


1.7. Прекращение обязательства путем прощения долга является основанием для освобождения от ответственности в виде уплаты процентов по ст. 395 ГК РФ


Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 февраля 2010 г. N ВАС-384/10

Как предусмотрено статьей 415 Гражданского кодекса Российской Федерации, обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Также прекращение обязательства в силу пункта 2 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации является основанием для освобождения ответчика от ответственности в виде уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами.


1.8. Прекращение обязательства прощением долга влечет прекращение всех прав и обязанностей сторон по нему


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 июня 2014 г. N Ф08-4045/14 по делу N А53-12776/2013

Статьей 415 Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве основания прекращения обязательств предусмотрено освобождение кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. Прекращение обязательства означает прекращение всех прав и обязанностей сторон по нему.


1.9. Стороны вправе заключить на стадии исполнительного производства соглашение о прекращении обязательства прощением долга


Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" (пункт 29)

Заранее заключенное соглашение об отказе кредитора от права требовать присуждения судебной неустойки является недействительным, если в силу указания закона или договора либо в силу существа обязательства кредитор не лишен права требовать исполнения обязательства в натуре (пункт 1 статьи 308.3 ГК РФ). Однако стороны вправе после нарушения срока, установленного судом для исполнения обязательства в натуре, заключить на стадии исполнительного производства мировое соглашение о прекращении обязательства по уплате судебной неустойки предоставлением отступного (статья 409 ГК РФ), новацией (статья 414 ГК РФ) или прощением долга (статья 415 ГК РФ).


Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 16 ноября 2015 г. N Ф07-1464/15 по делу N А56-85510/2014

В силу статьи 415 ГК РФ обязательство может быть прекращено в результате освобождения кредитором должника от лежащих на нем обязанностей (прощение долга), если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора (статья 415 ГК РФ).

Судами правомерно отмечено, что наличие исполнительного листа не преобразует обязательство, которое стороны вправе не только исполнять добровольно, но и прекращать по основаниям, предусмотренным законом.

В данном случае стороны до возбуждения исполнительного производства урегулировали между собой спорные правоотношения путем заключения соглашения. Согласно пункту 4 данного соглашения с момента его подписания ООО гарантирует отсутствие каких-либо требований к ЗАО.

Учитывая изложенное, суды пришли к правильному выводу о том, что у судебного пристава-исполнителя имелась обязанность окончить исполнительное производство и возвратить взыскателю исполнительный документ в связи с фактическим исполнением должником требований, содержащихся в исполнительном документе.


1.10. Законодательством не установлена возможность принудить кредитора простить долг, даже если это предусмотрено договором


Апелляционное определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 14 января 2015 г. по делу N 33-167/2015

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции соглашается, поскольку исходя из [ст. 415 ГК РФ] прощение долга является волеизъявлением кредитора, и действующим законодательством не предусмотрена возможность понудить кредитора простить долг, в том числе применительно к рассматриваемому случаю, если условие о намерении прощения долга предусмотрено соглашением сторон о разделе совместно нажитого имущества супругов, но кредитор не желает освободить должника от лежащих на нем обязательств.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики - Чувашии от 08 декабря 2014 г. по делу N 33-4700/2014

В соответствии со ст. 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора (прощение долга).

Прощение долга является волеизъявлением кредитора, и действующим законодательством не предусмотрена возможность понудить кредитора простить долг.


Апелляционное определение Московского городского суда от 04 декабря 2014 г. N 33-38630/14

В соответствии со ст. 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора, в связи с чем прощение долга является волеизъявлением кредитора. Действующим законодательством не предусмотрена возможность понудить кредитора простить долг даже в случае, если условие о прощении долга предусмотрено договором займа, но кредитор не желает этого делать.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 19 августа 2014 г. по делу N 33-6845/14

В соответствии со ст. 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора (прощение долга).

Исходя из действующей редакции названной нормы прощение долга является волеизъявлением кредитора и действующим законодательством не предусмотрена возможность понудить кредитора, простить долг даже в случае, если условие о прощении долга предусмотрено договором займа, но кредитор не желает этого делать.


1.11. Согласия должника на совершение кредитором сделки по прощению долга не требуется


Кассационное определение СК по гражданским делам Волгоградского областного суда от 14 апреля 2011 г. по делу N 33-4921/11

[ст. 415 ГК РФ] закрепляет право кредитора отказаться от принадлежащего ему права требования исполнения по обязательству. Тем самым реализуется принцип свободы осуществления гражданских прав. Прощение долга является безвозмездной односторонней сделкой и не требует для своего совершения согласия другой стороны, т.е. должника.


1.12. Гражданское законодательство под прощением долга подразумевает одностороннее действие кредитора по отмене лежащих на должнике обязанностей без каких-либо условий и ответных действий с его стороны


Справка по результатам изучения судебной практики по материалам апелляционной инстанции по гражданским делам, рассмотренным Саратовским областным судом за первый квартал 2016 г.

Гражданское законодательство под прощением долга подразумевает одностороннее действие кредитора по отмене лежащих на должнике обязанностей без каких-либо условий и ответных действий с его стороны. Принятие кредитором решения о прощении долга влечет за собой изменение изначально принятых условий договора, с исполнением которого возникли обязательства, поэтому в этом случае необходимо заключение соглашения между сторонами или должнику должно быть направлено уведомление о прощении долга (односторонняя сделка). В любом случае в этом соглашении или в уведомлении четко указывается конкретный долг, долговое обязательство, из которого он возник, а также должна быть приведена сумма прощаемого долга.


1.13. По смыслу ст. 415 ГК РФ прощение долга должно быть безусловным и безвозмездным


Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 4 июня 2015 г. N Ф08-2778/15 по делу N А32-16223/2012

По смыслу статьи 415 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае прощения долга отказ кредитора от права требования не обусловлен каким-либо встречным предоставлением со стороны должника, прощение долга является безвозмездной сделкой.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 12 августа 2014 г. по делу N 33-11036/2014

Статьей 415 ГК РФ (прощение долга) предусмотрено, что обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Волеизъявление истца не соответствует правовой природе прощения долга, которое по смыслу ст. 415 ГК РФ должно быть безусловным и безвозмездным, однако не противоречит приведенным выше общим положениям п. 1 ст. 407 Кодекса, в силу которых обязательство может прекращаться по основаниям, предусмотренным как законом, так и договором, при этом в силу общих принципов гражданского законодательства граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе; они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора (п. 2 ст. 1 ГК РФ).


1.14. Прощение долга является правом кредитора и зависит от его волеизъявления


Обзор судебной практики Белгородского областного суда по гражданским делам за август 2015 года

Согласно ст. 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

По смыслу данной нормы прощение долга является правом кредитора и зависит от его волеизъявления, обязательство считается прекращенным с момента прощения долга кредитором.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 13 ноября 2014 г.

Судебная коллегия находит необходимым согласиться с выводами в решении относительно решений Кредитного комитета, которые являются внутренними документами банка, что ссылка ответчика на ст. 415 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающую, что обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на должнике обязанностей, в данном случае не применима. Предусмотренное ст. 415 Гражданского кодекса Российской Федерации прощение долга предполагает наличие четко и однозначного выраженного волеизъявления кредитора освободить должника от исполнения гражданско-правовой обязанности. В данном случае такого волеизъявления истца не имеется, намерений освободить ответчика от исполнения обязательств и простить долг в решении кредитного комитета не указано.


1.15. Признание задолженности по кредитному договору безнадежной и списание ее с баланса не свидетельствует о прекращении обязательства должника по уплате денежных средств в порядке ст. 415 ГК РФ


Апелляционное определение СК по гражданским делам Тамбовского областного суда от 19 августа 2015 г. по делу N 33-2482/2015

В силу статьи 415 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, исполнительное производство, возбужденное на основании исполнительного листа по делу о взыскании задолженности с истца в пользу банка, не окончено.

Отказывая истцу в удовлетворении исковых требований [о признании прекращенным обязательства по уплате денежных средств], суд первой инстанции указал, что банк, признав задолженность по кредитному договору безнадежной и списав ее с баланса за счет сформированного резерва, продолжает учитывать данную задолженность на внебалансовых счетах и принимать необходимые меры для ее взыскания. Намерение банка освободить истца от исполнения обязательства путем прощения долга в порядке статьи 415 ГК РФ отсутствует. Следовательно, обязательство истца перед банком нельзя признать прекращенными.

Судебная коллегия соглашается с данным выводом суда.


1.16. Указание в акте приема-передачи объекта долевого строительства на отказ от взыскания с застройщика неустойки за нарушение срока передачи объекта долевого строительства и отсутствие претензий не свидетельствует об освобождении его от конкретной неустойки путем прощения долга


Определение Верховного Суда РФ от 9 сентября 2014 г. N 301-ЭС14-1462

Поскольку из подписанных сторонами актов приема-передачи объектов долевого строительства не усматривается определенно выраженное намерение предпринимателя отказаться от реализации права на законную неустойку, у судов не имелось оснований для применения положений статьи 415 Гражданского кодекса Российской Федерации о прощении долга.


Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 9 февраля 2016 г. N Ф09-11516/15 по делу N А60-29172/2015

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, о том, что отсутствие у дольщика претензий к сроку передачи нежилых помещений и отсутствие у дольщика намерений взыскивать неустойку по договору за просрочку передачи нежилых помещений, что отражено в акте, свидетельствует об отказе дольщика от взыскания любой неустойки ввиду отсутствия у него претензий к сроку передачи помещений, что по аналогии норм ст. 415 Гражданского кодекса Российской Федерации свидетельствует о прощении долга, отклоняются.

Судом апелляционной инстанции дано правильное толкование условий акта с учетом предшествующего и последующего поведения сторон в соответствии с требованиями ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации; оснований считать, что участник долевого строительства выразил волю на отказ от взыскания законной неустойки, предусмотренной ст. 6 Закона об участии в долевом строительстве N 214-ФЗ, не имеется.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики - Чувашии от 15 июня 2015 г. по делу N 33-2645/2015

Формулировка содержания пункта 9 вышеуказанного акта [в соответствии с п. 9 Акта приема-передачи Участник долевого строительства (истица) освобождает Застройщика (ответчика) от лежащих на нем обязанностей, предусмотренных п. 2 ст. 6 ФЗ от 30.12.2004 N 214-ФЗ, которым предусмотрено взыскание неустойки за нарушение срока передачи объекта долевого строительства] не свидетельствует об освобождении ответчика от конкретной неустойки путем прощения истцом долга, поэтому по данному делу не имеется оснований для вывода о заключении между сторонами соглашения о прощении долга.

Указание в п. 10 акта приемки-передачи на отсутствие у Участника долевого строительства претензий к Застройщику в отношении сроков передачи объекта долевого участия также не является прощением долга и не освобождает Застройщика(ответчика) от обязанности уплатить неустойку за нарушение срока передачи объекта долевого строительства, что соответствует положениям статей 415 и 432 ГК РФ.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 16 февраля 2016 г. по делу N 33-3047/2016

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции руководствовался ст. 9, п. 1 ст. 10, ст. 309, ст. 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, ч. 2 ст. 6 Федерального закона от 30.12.2004 года N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительства многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ", п. 23 Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации от 04 декабря 2013 года, на основании объяснений сторон, анализа условий заключенного между сторонами договора, признал установленным, что обязательство ответчика по передаче квартиры в срок, установленный в договоре, не исполнено, квартира передана по акту приема-передачи, что свидетельствует о допущенных ответчиком нарушениях условий договора и с учетом положения ст. 9 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающий запрет на отказ от принадлежащих гражданину субъективных прав, за исключением случаев, предусмотренных законом, а также непредставление ответчиком доказательств, свидетельствующих о наличии обстоятельств, освобождающих его от ответственности за нарушение срока исполнения обязательств по передаче квартиры, пришел к выводу о том, что пункт акта приема-передачи квартиры, содержащий условие о том, что "стороны не имеют друг к другу по договору никаких финансовых и иных претензий. Дольщик не имеет претензий к застройщику по срокам передачи квартиры" нарушает права потребителей и в силу п. 1 ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" является недействительным (ничтожным).

В этой связи суд первой инстанции принял во внимание, что из подписанного сторонами акта приема-передачи объекта долевого строительства не усматривается определенно выраженное намерение дольщика отказаться от реализации права на законную неустойку, в связи с чем не имеется оснований для применения положений ст. 415 Гражданского кодекса Российской Федерации о прощении долга, на которую ссылается ответчик.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Архангельского областного суда от 14 мая 2015 г. по делу N 33-2262/2015

В своей апелляционной жалобе представитель ответчика ссылается на то, что суд неправомерно к спорным правоотношениям не применил статью 415 Гражданского кодекса Российской Федерации, несмотря на то, что в акте приема - передачи квартиры истец указала на отсутствие претензий к застройщику по срокам передачи квартиры.

С такими доводами апелляционной жалобы судебная коллегия согласиться не может в силу следующего.

Согласно статье 415 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Из подписанного сторонами акта приема-передачи квартиры не усматривается определенно выраженное намерение истца отказаться от реализации права на законную неустойку, при таких обстоятельствах у суда не имелось оснований для применения положений статьи 415 Гражданского кодекса Российской Федерации о прощении долга.


Внимание

Имеются судебные решения, противоречащие приведенному выше подходу.


1.17. Указание в акте приема-передачи объекта долевого строительства на отказ от взыскания с застройщика неустойки за нарушение срока передачи объекта долевого строительства и отсутствие претензий свидетельствует об освобождении его от неустойки путем прощения долга


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 11 августа 2014 г. по делу N 33-10883/2014

В соответствии со статьёй 415 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

По акту приёма-передачи квартиры квартира передана ответчиком истцу. Согласно пунктам 9, 10 акта приема-передачи стороны пришли к соглашению о том, что ввиду отсутствия нарушения прав других лиц в отношении имущества участника долевого строительства, обязательство, предусмотренное пунктом 2 статьи 6 Федерального закона от 30 декабря 2004 N 214-ФЗ, прекращается освобождением участником долевого строительства застройщика от лежащих на нем обязанностей путём подписания настоящего акта. Участник долевого строительства не имеет претензий к застройщику по фактическому вводу объекта в эксплуатацию.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что истец, являясь дольщиком по договору участия в долевом строительстве, выразил своё волеизъявление освободить застройщика от исполнения гражданско-правовой обязанности выплатить неустойку, предусмотренную за просрочку передачи квартиры.

Судебная коллегия с данным выводом суда первой инстанции согласна.


1.18. Обязательства поручителей и солидарных должников по кредитному договору могут быть прекращены в порядке ст. 415 ГК РФ с момента выдачи кредитором соответствующего письма


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 27 ноября 2014 г. по делу N 33-17000/2014

Учитывая, что ООО в лице руководителя обратилось с заявлением в адрес банка о выводе из состава поручителей истцов с одновременным введением в состав поручителей учредителей общества, директора общества, а также заключение между банком и ООО дополнительного соглашения к договору об открытии кредитной линии, которым фактически исключены в качестве средств обеспечения исполнения обязательств заемщика договоры поручительства истцов, городским судом РБ обоснованно отказано банку о взыскании в солидарном порядке помимо ООО и директора общества с истцов задолженности по договору об открытии кредитной линии с ООО и удовлетворено встречное исковое заявление истцов.

Удовлетворяя встречные исковые требования истцов, суд верно истолковал, что банком реализовано его право на прощение долга согласно нормам ст. 415 ГК РФ, что подтверждается письмом за подписью управляющего банка о выводе из состава поручителей истцов. Следовательно, обязательства истцов как поручителей и солидарных должников по договору об открытии кредитной линии между банком и ООО являются прекращенными с момента выдачи банком письма.


1.19. Само по себе добросовестное исполнение работником трудовых обязанностей в силу ст. 415 ГК РФ не является основанием прощения кредитором долга и не может служить основанием возложения такой обязанности на кредитора помимо его воли


Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 19 августа 2014 г. по делу N 33-6845/14

Исходя из действующей редакции ст. 415 ГК РФ, прощение долга является волеизъявлением кредитора и действующим законодательством не предусмотрена возможность понудить кредитора простить долг, даже в случае, если условие о прощении долга предусмотрено договором займа, но кредитор не желает этого делать.

Более того, в силу системного толкования положений Положения "О предоставлении работникам ОАО беспроцентных займов на приобретение жилых помещений при ипотечном жилищном кредитовании" и договора займа принятие решения об освобождении работника от обязанности возврата займа является правом займодавца. Принятие решения об освобождении работника от обязанности возврата займа зависит от определенных условий, в том числе от финансового положения Общества, добросовестного выполнения работником трудовых обязанностей, соблюдение работником правил внутреннего трудового распорядка, трудовой дисциплины, отношения работника к своим трудовым обязанностям, производительность труда, наличие поощрение и/или дисциплинарных взысканий.

Прощение долга, которое не является безусловным, оформляется решением комиссии по ипотечному жилищному кредитованию, которое и является выражением воли кредитора.

Те обстоятельства, которые истцом указаны в качестве основания признания незаконным отказа займодавца простить обязательство по погашению долга как в тексте искового заявления, так и в апелляционной жалобе, не могут повлиять на законность постановления суда, поскольку не имеют правового значения при разрешении данного спора. Само по себе добросовестное исполнение работником трудовых обязанностей в силу ст. 415 ГК РФ не является основанием прощения кредитором долга и тем более не может служить основанием возложения такой обязанности на кредитора помимо его воли.


2. Форма и порядок совершения сделки прощения долга


Примечание

ФЗ N 42-ФЗ от 08.03.2015, вступающим в силу с 01.06.2015, ст. 415 ГК дополнена п. 2 следующего содержания: "Обязательство считается прекращенным с момента получения должником уведомления кредитора о прощении долга, если должник в разумный срок не направит кредитору возражений против прощения долга".


2.1. Прощение долга может быть осуществлено в виде односторонней сделки


Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 5 февраля 2013 г. N Ф10-5089/12 по делу N А64-8157/2011

Исходя из положений ст. 415 ГК РФ прощение долга является односторонней сделкой и не содержит указания на какое-либо соглашение между кредитором и должником. Кредитор своим односторонним актом освобождает должника от соответствующей обязанности и тем самым прекращает обязательство.


2.2. Прощение долга должно быть выражено четко и недвусмысленно, умолчание о судьбе обязательства не может рассматриваться как прощение долга


Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 24 июня 2014 г. по делу N 33-7520/2014

В соответствии со ст. 415 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

С учетом изложенного прощение долга предполагает наличие четко выраженного волеизъявления кредитора освободить должника от исполнения обязанности.


2.3. Письмо кредитора, в котором говорится об отсутствии претензий, но не сказано прямо о прощении долга, не доказывает прощения долга


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 октября 2013 г. N Ф05-11804/13 по делу N А40-35693/2013

Суды правильно отклонили доводы ответчика о прощении долга и экономической выгоде для истца в таком прощении, основанные на копии письма истца, в котором указывается на отсутствие у истца денежных претензий, в том числе по спорному договору. При наличии возражений истца в отношении направления им такого письма ответчику, отсутствии его подлинника, суд правильно применил положения статьи 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и пришел к выводу, что представленная ответчиком копия письма является ненадлежащим доказательством. Кроме того, письмо не является прощением долга в понимании статьи 415 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. Продолжение отношений с ответчиком в иные периоды не является мотивацией экономической выгоды, поскольку предоставление со стороны истца услуг и выполнение работ в отсутствие их оплаты не несет никакой экономической выгоды лицу, напротив порождает финансовые проблемы в деятельности такого лица.


2.4. Прощение долга может быть совершено как путем объявления кредитором об этом, так и путем совершения им действий, определенно свидетельствующих об отказе от соответствующего права требования без намерения сохранить за собой это право в какой-либо части


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19 сентября 2006 г. N Ф08-4319/06

Прощение долга предполагает наличие четко выраженного волеизъявления кредитора освободить должника от исполнения гражданско-правовой обязанности, т. е. оно может быть совершено как путем объявления в однозначной форме кредитором об этом, так и путем совершения им действий, определенно свидетельствующих об отказе от соответствующего права требования без намерения сохранить за собой это право в какой-либо части.


2.5. Сообщение о прощении долга, адресованное не должнику, а третьему лицу, не признается прощением долга


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 декабря 2012 г. N Ф05-14755/12 по делу N А40-16191/2012

Судами обеих инстанций установлено, что в спорном гарантийном письме адресованном третьему лицу, указано, что в случае невозможности осуществления приобретения акций по выставленной оферте о приобретении акций ЗАО, ООО обязуется в срок, не превышающий 15 дней, погасить все имеющиеся обязательства третьего лица (и аффилированных с ним лиц), проистекающие, в том числе, из договора денежного займа с процентами.

Суд первой инстанции, отклоняя довод ответчика о прекращении обязательства прощением долга, правомерно исходил из того, что по смыслу статьи 415 Гражданского кодекса Российской Федерации прощение долга должно быть выражено четко и недвусмысленно, тогда как гарантийное письмо содержит условие о будущем прощении задолженности в случае наступления определенного события - невозможности приобретении акций ЗАО и не адресовано должнику.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции считает правильным вывод суда первой инстанции о том, что гарантийное письмо не может быть квалифицировано в качестве надлежащего доказательства прощения долга.


2.6. Правила, установленные ГК РФ к форме договора, применяются и к соглашению о прощении долга


Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18 июля 2013 г. N Ф02-2990/13 по делу N А33-19458/2012

К соглашению о прощении долга применяются правила статьи 434 Гражданского кодекса Российской Федерации (форма договора).


2.7. Копия письма кредитора о прощении долга не является ненадлежащим доказательством прощения долга


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 октября 2013 г. N Ф05-11804/13 по делу N А40-35693/2013

Суды правильно отклонили доводы ответчика о прощении долга и экономической выгоде для истца в таком прощении, основанные на копии письма истца, в котором указывается на отсутствие у истца денежных претензий, в том числе по спорному договору. При наличии возражений истца в отношении направления им такого письма ответчику, отсутствии его подлинника, суд правильно применил положения статьи 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и пришел к выводу, что представленная ответчиком копия письма является ненадлежащим доказательством. Кроме того, письмо не является прощением долга в понимании статьи 415 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.


2.8. Отсутствие в акте сверки взаиморасчетов по договору займа указания на задолженность не свидетельствует о прощении долга


Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18 июля 2013 г. N Ф02-2990/13 по делу N А33-19458/2012

Отсутствие указаний на задолженность по договору займа в актах сверки взаиморасчетов не может свидетельствовать о наличии между сторонами договоренности о прощении долга по данному договору.


2.9. Отказ от иска не считается прощением долга, если в заявлении об отказе от иска прямо не выражено волеизъявление на прощение долга


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19 сентября 2006 г. N Ф08-4319/06

По мнению суда апелляционной инстанции, отказ от иска влечет прекращение обязательств истца и ответчика, поскольку представляет собой прощение долга.

Данные выводы суда апелляционной инстанции не соответствуют нормам материального и процессуального права. Отказ от иска в рассматриваемом случае не является односторонней сделкой по прощению долга ввиду следующего.

По смыслу части 2 статьи 49, части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отказ от иска - это отречение истца от судебной защиты конкретного субъективного права, направленное на прекращение возбужденного истцом процесса. Отказ от иска как одностороннее действие стороны процесса, по общему правилу, не оказывает влияние на материальные права и обязанности совершающего его лица, исключая случаи, когда лицо прямо заявляет иное. Следовательно, отказ от иска подразумевает утрату истцом права на предъявление в суд тождественного иска, но не всего права требования. При отказе от иска субъективное право истца не может быть осуществлено при помощи принудительной силы государства. Отказ от иска не прекращает обязательства, вытекающие из договора либо закона.

Анализ положений главы 26 Гражданского кодекса Российской Федерации в системной связи со статьей 3 названного Кодекса позволяет прийти к выводу о том, что субъективное право прекращается только по основаниям, установленным материальным законодательством. Институт отказа от иска предусмотрен процессуальным законодательством в качестве права, влияющего только на процессуальные способности истца, но не влекущего прекращения гражданско-правового обязательства в целом.


2.10. Издание приказа о списании дебиторской задолженности само по себе не считается прощением долга


Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 2 декабря 2013 г. N Ф01-12205/13 по делу N А79-6342/2009

Возражение Завода относительно прекращения спорного обязательства на основании статьи 415 Гражданского кодекса Российской Федерации несостоятельно. Издание конкурсным управляющим Научно-производственного центра приказа о списании дебиторской задолженности не является четко выраженной волей кредитора, направленной на освобождение должника от лежащих на нем обязанностей.


2.11. Решение общего собрания акционеров о прекращении обязательства акционера перед обществом не признается сделкой прощения долга


Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 12 сентября 2013 г. N Ф01-10741/13 по делу N А43-25513/2012

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда с акционера в пользу ЗАО взысканы убытки.

На основании решения годового общего собрания акционеров ЗАО обязательство акционера перед Обществом прекращено.

По правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд оценил представленные в материалы дела документы и пришел к выводу о том, что решение акционеров не может быть оценено в качестве сделки в связи с отсутствием в нем существенных условий сделки, а также подписей уполномоченных лиц на совершение сделки. Суд округа счел данный вывод суда правильным.


2.12. В случае нарушения основного обязательства обязательство по уплате законной неустойки может быть прекращено прощением долга, содержащимся в т.ч. в мировом соглашении


Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" (пункт 62)

В случае нарушения основного обязательства обязательство по уплате законной неустойки может быть прекращено предоставлением отступного (статья 409 ГК РФ), новацией (статья 414 ГК РФ) или прощением долга (статья 415 ГК РФ), содержащихся в том числе в мировом соглашении.


2.13. Прощение долга по заемным обязательствам оформляется соглашением между заемщиком и заимодавцем в той же форме, что был заключен договор займа


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 29 марта 2016 г. по делу N 33-5901/2016

Согласно статье 415 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

При этом на основании пункта 1 статьи 452 Гражданского кодекса Российской Федерации соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное. Следовательно, прощение долга по заемным обязательствам оформляется соглашением между заемщиком и заимодавцем в той же форме, что был заключен договор займа.


2.14. Заключения договора дарения для соблюдения процедуры и формы прощения долга не требуется


Апелляционное определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 07 июля 2015 г. по делу N 33-4048/2015

Не заслуживают внимания доводы апелляционной жалобы о несоблюдении процедуры и формы прощения долга. Поскольку в силу ч. 2 ст. 415 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство считается прекращенным с момента получения должником уведомления кредитора о прощении долга, заключения договора дарения, как на это указано в апелляционной жалобе, не требуется.


3. Отграничение прощения долга от иных способов прекращения обязательства


3.1. Соглашение, предусматривающее прекращение обязательств в будущем без указания конкретной суммы прекращаемых обязательств, следует квалифицировать не как прощение долга, а как иной способ прекращения обязательств, не противоречащий ст. 407 ГК РФ


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 декабря 2006 г. N 11659/06

Исходя из смысла статей 415, 432, 572 Гражданского кодекса Российской Федерации прощение долга или дарение считается состоявшимся при определении предмета сделки, то есть размера прощаемой задолженности или суммы дара, если предмет сделки определяется в денежном выражении.

Конкретных сумм оспариваемый текст дополнительного соглашения не содержит, тем более что стороны, договариваясь в этом соглашении о прекращении обязательств на определенную дату в будущем, продолжали их исполнение, следовательно, как сумма задолженности предприятия, так и сумма задолженности общества, могли существенно измениться.

Таким образом, в оспариваемом тексте дополнительного соглашения речь шла о прекращении обязательств иным способом (соглашением сторон), что не противоречит положениям статьи 407 Гражданского кодекса Российской Федерации.


3.2. Прощение долга и зачет встречных однородных требований являются взаимоисключающими способами прекращения обязательства


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 31 августа 2010 г. N Ф07-8957/2010 по делу N А13-11203/2009

Прощение долга (статья 415 ГК РФ) и зачет встречных однородных требований (статья 410 ГК РФ) - это два различных по своей правовой природе основания прекращения обязательства, которые не могут применяться в отношении одной и той же задолженности.


4. Существенные условия сделки прощения долга


4.1. Прощение долга считается состоявшимся при определении предмета сделки, то есть размера прощаемой задолженности


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17 октября 2011 г. N Ф05-8236/11 по делу N А41-9386/2011

Исходя из смысла статей 415, 432, 572 Гражданского кодекса Российской Федерации прощение долга или дарение считается состоявшимся при определении предмета сделки, то есть размера прощаемой задолженности или суммы дара, если предмет сделки определяется в денежном выражении.


5. Учет прав третьих лиц при прощении долга


5.1. Прощение страхователем долга страховщика нарушает права залогодержателя застрахованного имущества, имеющего право на удовлетворение своих требований к страхователю из стоимости заложенного имущества


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25 мая 2012 г. N Ф08-1765/12 по делу N А53-11199/2011

В соответствии со статьей 415 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Как обоснованно указали судебные инстанции, прощение страхователем долга страховщика и указание на то, что выгодоприобретатель никаких претензий к страховщику не имеет и не будет иметь в дальнейшем, нарушает права банка как залогодержателя застрахованного имущества, имеющего право на получение удовлетворения своих требований к кооперативу из стоимости заложенного имущества (в данной ситуации - в размере реального ущерба в виде стоимости погибшего имущества), вследствие чего соглашение является недействительным.


6. Прощение долга под условием


6.1. Договорное условие о возможности прощения долга при наступлении или ненаступлении определенных обстоятельств не противоречит закону


Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 5 декабря 2013 г. N Ф06-10859/13 по делу N А65-2500/2013

Наличие в договоре займа условий о возможности прощения долга при наступлении или ненаступлении, определенных договором обстоятельств, не противоречит пункту 2 статьи 421 ГК РФ.


6.2. Не признается доказательством прощения долга письмо кредитора о прощении долга под отлагательным условием


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 декабря 2012 г. N Ф05-14755/12 по делу N А40-16191/2012

Суд первой инстанции, отклоняя довод ответчика о прекращении обязательства прощением долга, правомерно исходил из того, что по смыслу статьи 415 Гражданского кодекса Российской Федерации прощение долга должно быть выражено четко и недвусмысленно, тогда как гарантийное письмо содержит условие о будущем прощении задолженности в случае наступления определенного события - невозможности приобретении акций ЗАО и не адресовано должнику.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции считает правильным вывод суда первой инстанции о том, что гарантийное письмо не может быть квалифицировано в качестве надлежащего доказательства прощения долга.


7. Квалификация прощения долга как дарения


7.1. В отличие от договора дарения прощение долга всегда влечет прекращение обязательства


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 26 февраля 2007 г. N А56-21551/2006

Договор считается безвозмездным только в том случае, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности уплаты долга в качестве дара.

Положениями главы 26 Гражданского кодекса Российской Федерации прощение долга отнесено к основаниям прекращения обязательств. В соответствии со статьей 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.


7.2. Прощение долга считается дарением только в том случае, если установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17 ноября 2015 г. N Ф05-13266/15 по делу N А40-165588/2014

Отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара.


Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 2 июня 2015 г. N Ф09-2778/15 по делу N А60-20942/2014

Отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара.


Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 19 мая 2015 г. N Ф03-1126/15 по делу N А73-5731/2014

Отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара.


Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11 марта 2015 г. N Ф04-16322/15 по делу N А45-5158/2014

Прощение долга признается дарением только в том случае, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 23 июня 2015 г. по делу N 11-7113/2015

Отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара.


Определение СК по гражданским делам Приморского краевого суда от 18 ноября 2015 г. по делу N 33-10535/2015

Отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара.


7.3. Прощение долга, являющееся дарением, должно подчиняться запретам, установленным ст. 575 ГК РФ


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17 ноября 2015 г. N Ф05-13266/15 по делу N А40-165588/2014

Отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. В таком случае прощение долга должно подчиняться запретам, установленным статьей 575 ГК РФ, пунктом 4 которой не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями.


7.4. В отличие от дарения прощение долга может совершаться в форме односторонней сделки


Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 22 марта 2012 г. N Ф06-996/12 по делу N А06-4937/2010

В отличие от прощения долга дарение является двухсторонней сделкой, где предполагается согласие одаряемого принять предложенное ему имущественное право. Прощение долга - односторонняя сделка, освобождающая должника от ответственности.


7.5. Прощение долга не может быть квалифицировано как дарение, если существует взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17 ноября 2015 г. N Ф05-13266/15 по делу N А40-165588/2014

Прощение долга является дарением только в том случае, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. Об отсутствии намерения кредитора одарить должника может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами.


Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 19 мая 2015 г. N Ф03-1126/15 по делу N А73-5731/2014

Отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. В таком случае прощение долга должно подчиняться запретам, установленным статьей 575 Кодекса, частью 4, которой не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями. Об отсутствии намерения кредитора одарить должника может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами.


7.6. Прощение долга, целью которого был возврат суммы задолженности в непрощенной части без обращения в суд, не может быть квалифицировано как дарение


Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 104 Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств (пункт 3)

Оценивая квалификацию судом первой инстанции прощения долга в качестве разновидности дарения, суд кассационной инстанции указал: квалифицирующим признаком дарения является согласно пункту 1 статьи 572 Кодекса его безвозмездность. При этом гражданское законодательство исходит из презумпции возмездности договора (пункт 3 статьи 423 ГК РФ). Поэтому прощение долга является дарением только в том случае, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. Об отсутствии намерения кредитора одарить должника может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами.

Изучив отношения сторон, суд кассационной инстанции установил, что целью совершения сделки прощения долга являлось обеспечение возврата суммы задолженности в непрощенной части без обращения в суд, то есть у кредитора отсутствовало намерение одарить должника.


7.7. Прощение заемного долга, связанное с получением кредитором имущественной выгоды в рамках арендных отношений, не признается дарением


Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 22 марта 2012 г. N Ф06-996/12 по делу N А06-4937/2010

Суд апелляционной инстанции сделал правильный вывод о том, что в период арендных отношений, в рамках которых предпринимателем использовались помещения, ставки по арендной плате были установлены ниже существующих в связи с предоставлением предпринимателем займа и прощением долга.

Предоставление денежных средств по договору займа в период строительства торгового центра в данном конкретном случае было связано с условием обязательного предоставления обществом нежилых помещений во временное пользование и владение предпринимателю, а также применения льготных ставок по арендной плате.

Судом первой инстанции также не была учтена воля предпринимателя, в частности из содержания заявления, в котором имелась ссылка на статью 415 Гражданского кодекса Российской Федерации и письма, ИП указывала на прощение долга по договору займа в обмен на право аренды торгового места, в связи с чем впоследствии между сторонами были заключены предварительный и основной договоры аренды.

С позиции статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации руководствуясь статьями 415, 575 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции, установив, что в данном конкретном случае прощение долга было связано с получением предпринимателем имущественной выгоды в рамках арендных отношений между теми же сторонами, отказал в иске в связи с прекращением обязательств по договору займа.


7.8. Прощение долга, не являющееся дарением, допускается между коммерческими организациями


Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 13 сентября 2012 г. N Ф06-6463/12 по делу N А12-17968/2011

В соответствии с нормами статьи 415 ГК РФ кредитор может освободить должника от исполнения обязательства и такие действия допускаются между коммерческими организациями, если судом не будет установлено намерение кредитора освободить должника от уплаты долга в качестве дара, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.


7.9. Соглашение о взаимном прекращении непогашенных обязательств не считается дарением, даже если эти взаимные обязательства неравноценны


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 декабря 2006 г. N 11659/06

Признаком договора дарения служит отсутствие какого бы то ни было встречного удовлетворения.

Однако у общества и предприятия имелись хотя и не равноценные, но взаимные непогашенные денежные обязательства, в связи с чем оспариваемый текст дополнительного соглашения не является дарением.

Более того, исходя из смысла статей 415, 432, 572 Гражданского кодекса Российской Федерации прощение долга или дарение считается состоявшимся при определении предмета сделки, то есть размера прощаемой задолженности или суммы дара, если предмет сделки определяется в денежном выражении.

Конкретных сумм оспариваемый текст дополнительного соглашения не содержит, тем более что стороны, договариваясь в этом соглашении о прекращении обязательств на определенную дату в будущем, продолжали их исполнение, следовательно, как сумма задолженности предприятия, так и сумма задолженности общества, могли существенно измениться.

Таким образом, в оспариваемом тексте дополнительного соглашения речь шла о прекращении обязательств иным способом (соглашением сторон), что не противоречит положениям статьи 407 Гражданского кодекса Российской Федерации.


7.10. Запрет, установленный ст. 575 ГК РФ, не распространяется на прощение долга


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13 февраля 2002 г. N Ф09-139/02ГК

Несостоятелен довод заявителя о том, что прощение долга становится одним из видов дарения и в связи с этим должно подчиняться запретам, установленным ст. 575 ГК РФ. Запрет, предусмотренный ст. 575 ГК РФ, на прощение долга не распространяется, поскольку в этом случае исключалось бы применение ст. 415 ГК РФ. Единственным условием, препятствующим кредитору освободить должника от лежащих на нем обязанностей согласно норме ст. 415 ГК РФ, является нарушение прав других лиц в отношении имущества кредитора.


7.11. Само по себе неуказание в соглашении о прощении долга на встречное предоставление не влечет за собой неизбежности квалификации отношений сторон в качестве отношений по дарению имущества


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17 ноября 2015 г. N Ф05-13266/15 по делу N А40-165588/2014

Само по себе неуказание в соглашении о прощении долга на встречное предоставление не влечет за собой неизбежности квалификации отношений сторон в качестве отношений по дарению имущества. Для этого нужно, чтобы передача имущества осуществлялась именно в качестве дара, безвозмездно.


8. Прощение долга как крупная сделка или сделка с заинтересованностью


8.1. Прощение долга, являющееся крупной сделкой или сделкой с заинтересованностью, не должно нарушать требований, установленных для таких сделок


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 января 2013 г. N 9597/12

Является ошибочным вывод суда кассационной инстанции о том, что в данном деле прощение долга являлось обычной хозяйственной деятельностью общества.

К сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, судебная арбитражная практика относит обусловленные разумными экономическими причинами сделки, не отличающиеся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени, и необходимые для осуществления хозяйственной деятельности (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 N 722/11).

Прощение практически половины имеющегося долга в рамках заключения в суде мирового соглашения организацией, основным видом деятельности которой является оказание услуг, не относится к описанным сделкам, поскольку влечет чрезвычайные и чрезмерные расходы для юридического лица, деятельность которого направлена на извлечение прибыли.

Следовательно, если на стадии утверждения мирового соглашения или при его оспаривании заинтересованные лица заявляют о нарушении указанной сделкой императивных норм закона о сделках, суд в силу части 6 статьи 141 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должен проверить данные обстоятельства и при выявлении нарушений прав заинтересованных лиц вынести определение об отказе в утверждении мирового соглашения.


9. Недействительность сделки прощения долга


9.1. Если прощение долга, являющееся дарением, противоречит пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК, кредитор вправе потребовать исполнения "прощенного" долга


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 15 февраля 2012 г. N Ф05-64/12 по делу N А40-41164/2011

Руководствуясь положениями статьи 168 ГК РФ нижестоящие суды правомерно отклонили доводы заявителя жалобы о прекращении обязательств по договору займа в связи с заключением с ответчиком соглашения о прощении долга, поскольку в силу положений статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации и правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 3 Информационного письма от 21.12.2005 N 104 "Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств" в отсутствие доказательств возмездности прощения долга, указанное соглашение между заемщиком и ответчиком о прощении долга представляет собой запрещенное нормами действующего законодательства дарение.


9.2. Если застрахованное имущество находится в залоге, прощение страхователем долга страховщика считается недействительным


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25 мая 2012 г. N Ф08-1765/12 по делу N А53-11199/2011

В соответствии со статьей 415 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Как обоснованно указали судебные инстанции, прощение страхователем долга страховщика и указание на то, что выгодоприобретатель никаких претензий к страховщику не имеет и не будет иметь в дальнейшем, нарушает права банка как залогодержателя застрахованного имущества, имеющего право на получение удовлетворения своих требований к кооперативу из стоимости заложенного имущества (в данной ситуации - в размере реального ущерба в виде стоимости погибшего имущества), вследствие чего соглашение является недействительным.


9.3. Соглашение о прощении долга может быть признано недействительным лишь в судебном порядке при обращении стороны сделки, права которой нарушены ее заключением


Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 19 мая 2015 г. N Ф03-1126/15 по делу N А73-5731/2014

Оценив условия соглашения о прощении долга, суды исходили из того, что имущественной выгоды по обязательству истец не получил, действительная общая воля сторон не направлена на урегулирование вопроса по исполнению должником своего обязательства перед кредитором, а фактически направлена на прощение долга (безвозмездное освобождение должника от своих обязанностей).

Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

Следовательно, соглашение может быть признано недействительным лишь в судебном порядке при обращении стороны сделки, права которой нарушены ее заключением.


10. Прощение долга в правоотношениях банкротства


10.1. Условие мирового соглашения о скидке с долга в отношении всех лиц, на которых распространяется мировое соглашение, не требует согласия каждого из них


Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 декабря 2005 г. N 97 Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с заключением, утверждением и расторжением мировых соглашений в делах о несостоятельности (банкротстве) (пункт 13)

Условие о скидке с долга в отношении всех лиц, на которых распространяется мировое соглашение, не требует согласия каждого из них.


Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 6 июня 2016 г. N Ф07-3260/16 по делу N А56-47238/2011

Условие о скидке с долга в отношении всех лиц, на которых распространяется мировое соглашение, не требует согласия каждого из них.


Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26 апреля 2016 г. N Ф02-1695/16 по делу N А19-18164/2014

Условие о скидке с долга в отношении всех лиц, на которых распространяется мировое соглашение, не требует согласия каждого из них.


Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 7 августа 2015 г. N Ф09-7158/09 по делу N А71-1435/2009

Условие о скидке с долга в отношении всех лиц, на которых распространяется мировое соглашение, не требует согласия каждого из них.


Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 12 августа 2014 г. N Ф06-12459/13 по делу N А12-5332/2012

Условие о скидке с долга в отношении всех лиц, на которых распространяется мировое соглашение, не требует согласия каждого из них.


10.2. Соглашение о прощении долга не может быть оспорено на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве


Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22 декабря 2014 г. N Ф07-10084/14 по делу N А56-42216/2013

В силу статьи 415 ГК РФ прощение долга является основанием прекращения обязательства путем освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Таким образом, прощение долга не предусматривает какое-либо встречное исполнение со стороны должника (лица, обязательства которого прекращаются в результате прощения долга).

Следовательно, соглашение о прощении долга не может быть оспорено на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, но может оспариваться на основании пункта 2 этой статьи.


10.3. Соглашение о прощении долга может быть оспорено на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве


Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22 декабря 2014 г. N Ф07-10084/14 по делу N А56-42216/2013

В силу статьи 415 ГК РФ прощение долга является основанием прекращения обязательства путем освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Таким образом, прощение долга не предусматривает какое-либо встречное исполнение со стороны должника (лица, обязательства которого прекращаются в результате прощения долга).

Следовательно, соглашение о прощении долга не может быть оспорено на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, но может оспариваться на основании пункта 2 этой статьи.


10.4. Прощение долга в период неплатежеспособности кредитора признается недействительным по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 10 июля 2013 г. N Ф09-9415/12 по делу N А76-9201/2011

Оценив в совокупности данные обстоятельства, суды пришли к обоснованному выводу о том, что, заключая в период неплатежеспособности ОАО безвозмездного характера соглашение, влекущее за собой освобождение общества от исполнения обязанностей по возврату заемных денежных средств, стороны по сделке, являющиеся заинтересованными лицами, не могли не осознавать, что следствием их действий является уменьшение размера активов должника и ущемление интересов кредиторов должника, которые лишаются возможности рассчитывать на удовлетворение своих требований за счет указанных денежных средств, не поступивших в конкурсную массу должника, что по смыслу п. 2 ст. 61.2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" свидетельствует о наличии цели причинения вреда имущественным правам кредиторов должника.

Учитывая, что в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов, поскольку в результате ее совершения было уменьшено количество активов должника (дебиторская задолженность), подлежащих включению в конкурсную массу, за счет которой подлежат удовлетворению требования кредиторов, суды признали доказанными все условия, предусмотренные п. 2 ст. 61 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", для признания сделки недействительной, в связи с чем правомерно удовлетворили заявленное требование и признали соглашение о прощении долга недействительной сделкой.


10.5. Прощение долга может быть оформлено в рамках дела о банкротстве заявлением кредитора об отказе от требований, предъявленных им к должнику


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 17 сентября 2013 г. N Ф07-3318/11 по делу N А56-38541/2010

Отказывая в удовлетворении жалобы, суды посчитали, что истец осознанно и в соответствии со статьей 9 Гражданского кодекса Российской Федерации распорядился своим правом на предъявление требования к Предприятию, безусловно отказавшись от него; то есть при отсутствии надлежащих доказательств погашения этого требования, кредитор фактически освободил должника от лежащих на нем обязательств путем прощения долга согласно статье 415 ГК РФ.

Суд кассационной инстанции не находит оснований не согласиться с указанными выводами судов первой и апелляционной инстанций.

В соответствии со статьей 9 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права, а отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом, к которым в частности относится прекращение обязательства освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора (статья 415 ГК РФ).

Как следует из материалов дела, истец оформил удостоверенное нотариусом заявление об отказе в рамках названного дела о банкротстве от каких-либо требований, предъявленных им в качестве кредитора должника, чем подтвердил урегулирование всех спорных отношений с Предприятием и отсутствие претензий к какому-либо участнику данного арбитражного дела.


11. Налоговые последствия прощения долга


11.1. Налогоплательщик (кредитор по денежному обязательству) вправе скорректировать сумму дохода, ранее учтенного для цели налогообложения, путем включения суммы прощенного долга в состав внереализационных расходов


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 июля 2010 г. N 2833/10

Налогоплательщик, предпринимавший меры по взысканию задолженности в судебном порядке и урегулированию взаимных требований путем достижения мирового соглашения, заключенного на условии, в том числе, прощения долга, не может быть поставлен в худшее положение по сравнению с налогоплательщиком, не предпринимавшим указанные меры и сохраняющим в соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 265 Кодекса право на учет суммы непогашенной задолженности в составе внереализационных расходов в момент истечения срока исковой давности.

Таким образом, названные положения Кодекса при применении метода начисления предоставляют возможность налогоплательщику - кредитору по денежному обязательству скорректировать сумму дохода, ранее учтенного для цели налогообложения, путем включения суммы непогашенной задолженности в состав внереализационных расходов.


11.2. Убытки, полученные налогоплательщиком в результате прощения долга, могут быть отнесены к внереализационным расходам


Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11 марта 2015 г. N Ф04-16322/15 по делу N А45-5158/2014

Группировка расходов определена статьей 252 Налогового кодекса Российской Федерации и включает в себя расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

К внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности суммы безнадежных долгов (подпункт 2 пункта 2 статьи 265 Кодекса).

При этом перечень внереализационных расходов и приравниваемых к таким расходам убытков налогоплательщика, непосредственно не связанных с производством и реализацией, не является исчерпывающим, что позволяет налогоплательщику учесть в составе расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу при исчислении налога на прибыль, и иные расходы и убытки при условии соответствия их критериям, установленным статьей 252 Кодекса.

Таким образом, к убыткам могут быть приравнены и убытки, полученные налогоплательщиком в результате прощения долга, под которым согласно статье 415 Гражданского кодекса Российской Федерации признается освобождение кредитором должника от лежащих на нем обязанностей.

При прощении долга налогоплательщик должен представить доказательства направленности этих действий на получение дохода, о чем может свидетельствовать наличие у кредитора, освобождавшего должника от лежащих на нем обязанностей, коммерческого интереса в прощении долга, который, в частности, может выражаться в достижении соответствующего мирового соглашения, направленного на урегулирование взаимных требований. Прощение долга признается дарением только в том случае, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара.


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12 марта 2014 г. N Ф08-653/14 по делу N А32-27645/2012

Отказывая в удовлетворении требования в этой части, судебные инстанции обоснованно руководствовались положениями пункта 1 статьи 265, статьей 252 Кодекса, позволяющими налогоплательщику учесть в составе расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу при исчислении налога на прибыль, и иные расходы и убытки при условии соответствия их критериям, установленным статьей 252 Кодекса.

К их числу могут быть приравнены и убытки, полученные налогоплательщиком в результате прощения долга, под которым согласно статье 415 Гражданского кодекса признается освобождение кредитором должника от лежащих на нем обязанностей.

При прощении долга налогоплательщик должен представить доказательства направленности этих действий на получение дохода, о чем может свидетельствовать наличие у кредитора, освобождавшего должника от лежащих на нем обязанностей, коммерческого интереса в прощении долга, который, в частности, может выражаться в достижении соответствующего мирового соглашения, направленного на урегулирование взаимных требований. Прощение долга признается дарением только в том случае, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара.


11.3. При решении вопроса об отнесении к внереализационным расходам убытков, полученных налогоплательщиком в результате прощения долга, следует учитывать, что прощение долга признается дарением, если установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара


Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11 марта 2015 г. N Ф04-16322/15 по делу N А45-5158/2014

Группировка расходов определена статьей 252 Налогового кодекса Российской Федерации и включает в себя расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

При этом перечень внереализационных расходов и приравниваемых к таким расходам убытков налогоплательщика, непосредственно не связанных с производством и реализацией, не является исчерпывающим, что позволяет налогоплательщику учесть в составе расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу при исчислении налога на прибыль, и иные расходы и убытки при условии соответствия их критериям, установленным статьей 252 Кодекса.

Таким образом, к убыткам могут быть приравнены и убытки, полученные налогоплательщиком в результате прощения долга, под которым согласно статье 415 Гражданского кодекса Российской Федерации признается освобождение кредитором должника от лежащих на нем обязанностей.

Вместе с тем при прощении долга налогоплательщик должен представить доказательства направленности этих действий на получение дохода, о чем может свидетельствовать наличие у кредитора, освобождавшего должника от лежащих на нем обязанностей, коммерческого интереса в прощении долга, который, в частности, может выражаться в достижении соответствующего мирового соглашения, направленного на урегулирование взаимных требований. Прощение долга признается дарением только в том случае, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара.


11.4. Для отнесения к внереализационным расходам убытков, полученных налогоплательщиком в результате прощения долга, налогоплательщик должен доказать направленность прощения долга на получение дохода


Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11 марта 2015 г. N Ф04-16322/15 по делу N А45-5158/2014

При прощении долга налогоплательщик должен представить доказательства направленности этих действий на получение дохода, о чем может свидетельствовать наличие у кредитора, освобождавшего должника от лежащих на нем обязанностей, коммерческого интереса в прощении долга, который, в частности, может выражаться в достижении соответствующего мирового соглашения, направленного на урегулирование взаимных требований. Прощение долга признается дарением только в том случае, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара.


11.5. Сбережение должником имущества вследствие прощения кредитором долга может быть приравнено к его получению


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17 августа 2012 г. N Ф05-8913/12 по делу N А41-43249/2011

Исходя из разъяснений, данных в пункте 3 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005 "Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации", судами обоснованно указано, что сбережение должником денежных средств (имущества) вследствие прощения кредитором долга может быть приравнено к их получению.


11.6. Сумма прощенного долга признается экономически оправданными расходами, если кредитором предпринимались действия по взысканию задолженности в судебном порядке, а прощение долга являлось одним из условий мирового соглашения, направленного на реальное погашение долга, хоть и в меньшем размере


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 июля 2010 г. N 2833/10

Учитывая, что обществом предпринимались действия по взысканию задолженности в судебном порядке, прощение долга являлось одним из условий мирового соглашения, направленного на реальное погашение долга, но в меньшем размере, оснований для признания судами таких расходов в качестве документально не подтвержденных и экономически не оправданных, не имелось.

Налогоплательщик, предпринимавший меры по взысканию задолженности в судебном порядке и урегулированию взаимных требований путем достижения мирового соглашения, заключенного на условии, в том числе прощения долга, не может быть поставлен в худшее положение по сравнению с налогоплательщиком, не предпринимавшим указанные меры и сохраняющим в соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 265 Кодекса право на учет суммы непогашенной задолженности в составе внереализационных расходов в момент истечения срока исковой давности.

Таким образом, названные положения Кодекса при применении метода начисления предоставляют возможность налогоплательщику - кредитору по денежному обязательству скорректировать сумму дохода, ранее учтенного для цели налогообложения, путем включения суммы непогашенной задолженности в состав внереализационных расходов.


11.7. Сумма долга, возникшего из договора займа, прощенная работодателем работнику на основании ст. 415 ГК РФ, не может рассматриваться в качестве выплаты работнику на основании трудового договора, в связи с чем не подлежит обложению страховыми взносами


Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 7 мая 2015 г. N Ф06-22902/15 по делу N А12-30165/2014

Прощение долга не связано с выполнением работником трудовых обязанностей, не является стимулирующей или компенсирующей выплатой, не носит регулярный характер, произведено вне зависимости от результатов труда работника и не предусмотрено в трудовом договоре. Спорные выплаты не предусмотрены системой оплаты труда работодателя и не учитываются для расчета среднего заработка в целях выплаты страхового возмещения на основании статьи 139 Трудового кодекса Российской Федерации.

При указанных обстоятельствах, поскольку сумма прощенного работнику долга не подлежит отнесению к объекту обложения страховыми взносами, решение УПФР в оспариваемой заявителем части правомерно признано судами недействительным.


Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 7 мая 2015 г. N Ф06-22902/15 по делу N А12-30165/2014

Суд апелляционной инстанции, оценив отношения между работником и обществом в рамках договоров займа, а также соглашения о прощении долга как дарение, сделав вывод о том, что общество правомерно не включило в базу для начисления страховых взносов сумму прощеного долга, отменил решение суда первой инстанции, признав недействительным решение учреждения в части доначисления страховых взносов, соответствующих пеней и штрафа, начисленных на указанную сумму.

Статьей 415 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

В связи с этим судом апелляционной инстанции верно указано, что заключая соглашение о прощении долга общество реализовало предоставленные названной нормой закона права.

При таких обстоятельствах, оценив по правилам ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства в их взаимосвязи и совокупности, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что общество правомерно не включило в базу для начисления страховых взносов сумму прощеного долга.


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


В "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.


Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.


Материал приводится по состоянию на сентябрь 2019 г.


См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

См. Содержание материалов Энциклопедии судебной практики


При подготовке "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.