• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Энциклопедия судебной практики. Защита интеллектуальных прав (Ст. 1250 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Защита интеллектуальных прав
(Ст. 1250 ГК)


1. Юридическая природа защиты интеллектуальных прав и уполномоченные субъекты (истцы)


1.1. Право на защиту является элементом субъективного гражданского права, в том числе интеллектуального


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 апреля 2014 г. N С01-260/2014 по делу N А45-12103/2013

Право на защиту является элементом субъективного гражданского права (в том числе исключительного).


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 14 сентября 2012 г. N Ф08-5057/12 по делу N А63-10288/2011

Право на защиту является элементом субъективного гражданского права (в том числе исключительного).


1.2. Истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту


Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах"

При разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту.


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 4 июля 2013 г. N Ф08-3445/13 по делу N А53-22392/2012

Как разъяснено в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах", при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту.


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 29 апреля 2013 г. N Ф05-8876/12 по делу N А41-456/2012

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данным в пункте 14 постановления от 19 июня 2006 г. N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах" при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту.


Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13 июня 2012 г. N Ф01-2143/12 по делу N А43-12197/2011

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах" разъяснено, что при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту.


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20 мая 2011 г. N Ф09-2510/11

При разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту.


1.3. Бремя доказывания факта использования авторских прав ответчиком возлагается на истца, чьи интеллектуальные права нарушены


Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах"

При разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 4 июля 2013 г. N Ф08-3445/13 по делу N А53-22392/2012

Как разъяснено в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах", при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 29 апреля 2013 г. N Ф05-8876/12 по делу N А41-456/2012

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данным в пункте 14 постановления от 19 июня 2006 г. N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах", при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.


Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13 июня 2012 г. N Ф01-2143/12 по делу N А43-12197/2011

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах" разъяснено, что при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20 мая 2011 г. N Ф09-2510/11

При разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.


1.4. Право преследовать за нарушение исключительных прав принадлежит правообладателю на основании факта создания произведения или на основании отчуждательного либо лицензионного договора


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 17 марта 2015 г. N С01-67/2015 по делу N А45-3709/2014

Право преследовать за нарушение исключительных прав принадлежит правообладателю на основании факта создания охраняемого законом произведения (статья 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации) или на основании договора об отчуждении исключительного права или лицензионного договора (статья 1233 Гражданского кодекса Российской Федерации).


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 14 сентября 2012 г. N Ф08-5057/12 по делу N А63-10288/2011

Право преследовать за нарушение исключительных прав принадлежит правообладателю на основании факта создания охраняемого законом произведения (статья 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации) или на основании договора об отчуждении исключительного права или лицензионного договора (статья 1233 Гражданского кодекса Российской Федерации).


Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 21 июля 2009 г. N А65-10975/2008

Низший предел размера взыскиваемой судом компенсации, установленный абзацем вторым статьи 1301абзацем вторым статьи 1311подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 Гражданского кодекса Российской Федерации, составляет 10 000 рублей.

Из указанной нормы следует, что автор произведения или иной правообладатель вправе требовать от нарушителя компенсации за каждый проданный контрафактный экземпляр произведения. Таким образом, ЗАО, которому автор передал исключительные имущественные права, вправе требовать от ИП компенсации за каждое из пяти записанных на компакт-диске и проданных контрафактных экземпляра музыкальных произведений.


1.5. При рассмотрении требований о защите авторских прав необходимо установление того, кто является автором интеллектуальной собственности и можно ли данный результат считать таковым


Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23 сентября 2015 г.

При рассмотрении требований о защите авторских прав необходимо установление того, кто является автором результата интеллектуальной деятельности и можно ли данный результат считать таковым (то есть создан ли он творческим трудом автора).


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 марта 2016 г. N С01-209/2016 по делу N А41-24690/2015

При рассмотрении требований о защите авторских прав необходимо установление того, кто является автором результата интеллектуальной деятельности и можно ли данный результат считать таковым (то есть создан ли он творческим трудом автора).


1.6. Требование о возмещении убытков или выплате компенсации за нарушение исключительных прав может быть заявлено только лицом, которое являлось правообладателем на момент совершения нарушения


Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26.03.2009 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"

При предоставлении третьему лицу права использования произведения (товарного знака) по лицензионному договору или при передаче третьему лицу исключительного права по договору об отчуждении этого права право требования возмещения убытков, причиненных допущенным до заключения указанного договора нарушением, или выплаты компенсации за такое нарушение не переходит к новому правообладателю. Соответствующее требование может быть заявлено лицом, которое являлось правообладателем на момент совершения нарушения.


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 4 сентября 2015 г. N С01-336/2014 по делу N А40-141009/2012

При предоставлении третьему лицу права использования произведения (товарного знака) по лицензионному договору или при передаче третьему лицу исключительного права по договору об отчуждении этого права право требования возмещения убытков, причиненных допущенным до заключения указанного договора нарушением, или выплаты компенсации за такое нарушение не переходит к новому правообладателю. Соответствующее требование может быть заявлено лицом, которое являлось правообладателем на момент совершения нарушения.


Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25 октября 2011 г. N Ф04-5563/11 по делу N А03-6288/2011

При предоставлении третьему лицу права использования произведения (товарного знака) по лицензионному договору или при передаче третьему лицу исключительного права по договору об отчуждении этого права право требования возмещения убытков, причиненных допущенным до заключения указанного договора нарушением, или выплаты компенсации за такое нарушение не переходит к новому правообладателю. Соответствующее требование может быть заявлено лицом, которое являлось правообладателем на момент совершения нарушения.


1.7. Требование о возмещении убытков или выплате компенсации за нарушение исключительных прав не переходит к новому правообладателю


Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26.03.2009 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"

При предоставлении третьему лицу права использования произведения (товарного знака) по лицензионному договору или при передаче третьему лицу исключительного права по договору об отчуждении этого права право требования возмещения убытков, причиненных допущенным до заключения указанного договора нарушением, или выплаты компенсации за такое нарушение не переходит к новому правообладателю. Соответствующее требование может быть заявлено лицом, которое являлось правообладателем на момент совершения нарушения.


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 4 сентября 2015 г. N С01-336/2014 по делу N А40-141009/2012

При предоставлении третьему лицу права использования произведения (товарного знака) по лицензионному договору или при передаче третьему лицу исключительного права по договору об отчуждении этого права право требования возмещения убытков, причиненных допущенным до заключения указанного договора нарушением, или выплаты компенсации за такое нарушение не переходит к новому правообладателю. Соответствующее требование может быть заявлено лицом, которое являлось правообладателем на момент совершения нарушения.


Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25 октября 2011 г. N Ф04-5563/11 по делу N А03-6288/2011

При предоставлении третьему лицу права использования произведения (товарного знака) по лицензионному договору или при передаче третьему лицу исключительного права по договору об отчуждении этого права право требования возмещения убытков, причиненных допущенным до заключения указанного договора нарушением, или выплаты компенсации за такое нарушение не переходит к новому правообладателю. Соответствующее требование может быть заявлено лицом, которое являлось правообладателем на момент совершения нарушения.


1.8. Право требования возмещения убытков или выплаты компенсации за нарушение исключительных прав может быть передано по соглашению об уступке права (требования)


Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26.03.2009 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"

При предоставлении третьему лицу права использования произведения (товарного знака) по лицензионному договору или при передаче третьему лицу исключительного права по договору об отчуждении этого права право требования возмещения убытков, причиненных допущенным до заключения указанного договора нарушением, или выплаты компенсации за такое нарушение не переходит к новому правообладателю. Соответствующее требование может быть заявлено лицом, которое являлось правообладателем на момент совершения нарушения.

Вместе с тем право требования возмещения убытков или выплаты компенсации может быть передано по соглашению об уступке права (требования).


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 4 сентября 2015 г. N С01-336/2014 по делу N А40-141009/2012

При предоставлении третьему лицу права использования произведения (товарного знака) по лицензионному договору или при передаче третьему лицу исключительного права по договору об отчуждении этого права право требования возмещения убытков, причиненных допущенным до заключения указанного договора нарушением, или выплаты компенсации за такое нарушение не переходит к новому правообладателю. Соответствующее требование может быть заявлено лицом, которое являлось правообладателем на момент совершения нарушения.

Вместе с тем право требования возмещения убытков или выплаты компенсации может быть передано по соглашению об уступке права (требования).


Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25 октября 2011 г. N Ф04-5563/11 по делу N А03-6288/2011

При предоставлении третьему лицу права использования произведения (товарного знака) по лицензионному договору или при передаче третьему лицу исключительного права по договору об отчуждении этого права право требования возмещения убытков, причиненных допущенным до заключения указанного договора нарушением, или выплаты компенсации за такое нарушение не переходит к новому правообладателю. Соответствующее требование может быть заявлено лицом, которое являлось правообладателем на момент совершения нарушения.

Вместе с тем право требования возмещения убытков или выплаты компенсации может быть передано по соглашению об уступке права (требования).


1.9. Право на защиту исключительного права не может быть передано по договору другому лицу при сохранении иных элементов интеллектуального права за правообладателем


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 апреля 2014 г. N С01-260/2014 по делу N А45-12103/2013

В обоснование доводов кассационной жалобы заявитель ссылается на то, что исковое заявление подано ненадлежащим лицом, поскольку передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему. Считает, что заявленное управляющим (истцом) требование о защите исключительного права на произведения путем взыскания компенсации направлено на защиту не его собственного права, а права учредителя, поскольку в установленном законом порядке исключительные права истцу не отчуждались. По мнению Компании, поскольку Партнерству не были переданы исключительные права, оно не может быть признано надлежащим истцом по заявленному требованию ввиду отсутствия у него субъективного права, подлежащего защите. Право на защиту является элементом субъективного гражданского права (в том числе исключительного) и не может быть передано по договору иному лицу при сохранении иных элементов субъективного права за правообладателем.

Руководствуясь статьями 286287288289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда области и постановление арбитражного апелляционного суда по тому же делу отменить.


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 14 сентября 2012 г. N Ф08-5057/12 по делу N А63-10288/2011

Право на защиту является элементом субъективного гражданского права (в том числе, исключительного) и не может быть передано по договору иному лицу при сохранении иных элементов субъективного права за правообладателем.


1.10. Российское авторское общество может обращаться в суд за защитой прав иностранных авторов, которые являются членами ООО "РАО" либо других иностранных авторских обществ


Обзор судебной практики Пензенского областного суда с 2010 года по 2014 год "Справка по результатам изучения практики разрешения судами Пензенской области гражданских дел, связанных с разрешением споров о защите интеллектуальных прав" (в соответствии с заданием Верховного Суда РФ от 24.12.2014 N УС-477/13)

Общероссийская общественная организация "Российское Авторское Общество" обратилась в районный суд с иском к ООО о взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав в общей сумме руб. В обоснование иска указала, что был выявлен факт публичного исполнения на площадке бара, в котором осуществляет деятельность ответчик, ряда музыкальных произведений и еще 10 иностранных авторов и правообладателей музыкальных произведений. Просила взыскать в пользу указанных авторов и правообладателей компенсацию применительно к ст. 1301 ГК РФ.

Решением районного суда иск ООО "РАО" был удовлетворен частично, в пользу авторов и правообладателей взыскана денежная компенсация за нарушение исключительных авторских прав на произведение путем публичного использования музыкальных произведений в размере 10 000 руб. в пользу каждого автора или правообладателя за исполнение каждого музыкального произведения. При разрешении спора суд исходил из того, что факт нарушения авторских прав нашел свое подтверждение совокупностью исследованных доказательств. Доводы ответчика о неправомочности обращения истца в суд в интересах иностранных авторов музыкальных произведений суд признал несостоятельными, поскольку данные авторы являются членами ООО "РАО" либо других иностранных авторских обществ, с которыми у истца заключены соответствующие договоры для защиты и представления их интересов на территории Российской Федерации.


1.11. В силу нематериальной природы объектов интеллектуальной собственности правообладатели ограничены в возможности установить точную или приблизительную величину понесенных ими убытков (особенно упущенной выгоды), в том числе если правонарушение совершено в сфере предпринимательской деятельности


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

В силу значительной специфики объектов интеллектуальной собственности, обусловленной их нематериальной природой, правообладатели ограничены в возможности установить точную или, по крайней мере, приблизительную величину понесенных ими убытков (особенно в виде упущенной выгоды), в том числе если правонарушение совершено в сфере предпринимательской деятельности.


2. Юридическая природа и виды нарушений интеллектуальных прав


2.1. Нарушение интеллектуальных прав не является сделкой, а является гражданским правонарушением


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 17 марта 2015 г. N С01-67/2015 по делу N А45-3709/2014

Нарушение исключительных прав (включая смежные) не является сделкой, а является гражданским правонарушением.


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 14 сентября 2012 г. N Ф08-5057/12 по делу N А63-10288/2011

Нарушение исключительных прав (включая смежные) не является сделкой, а является гражданским правонарушением.


2.2. Незаконное использование части произведения, названия произведения, персонажа образует самостоятельное нарушение исключительного права, если доказано, что такие части произведения являются самостоятельным объектом охраны


Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23 сентября 2015 г.

Незаконное использование части произведения, названия произведения, персонажа произведения является нарушением исключительного права на произведение в целом, если не доказано, что часть произведения является самостоятельным объектом охраны.


2.3. Даже если часть произведения образует самостоятельный объект гражданского оборота, его использование означает нарушение исключительного права на само произведение, поскольку использование части произведения - это фактически способ использования произведения


Определение Верховного Суда РФ от 16 декабря 2015 г. N 309-ЭС15-16336

Удовлетворяя заявленное требование, суды руководствовались статьями 12291240125912631270 и 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из неправомерного использования предпринимателем объекта авторского права. Судами отмечено, что незаконное использование части произведения, даже являющейся самостоятельным объектом гражданского оборота, означает нарушение исключительного права на само аудиовизуальное произведение, поскольку использование части произведения - это фактически способ использования этого произведения.


2.4. Незаконное использование персонажа произведения является нарушением исключительного права на само произведение


Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23 сентября 2015 г.

Суд указал, что правовой охране подлежит произведение, в котором персонаж понимается как его часть, содержащая описание или изображение того или иного действующего лица в форме (формах), присущей (присущих) произведению. Незаконное использование персонажа произведения является нарушением исключительного права на само произведение.


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 апреля 2014 г. N С01-260/2014 по делу N А45-12103/2013

В пункте 3 статьи 1252 ГК РФ указано, что в случаях, предусмотренных ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. В силу пункта 7 статьи 1259 ГК РФ авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, установленным пунктом 3 этой статьи. 

Согласно пункту 3 названной статьи охране подлежит произведение, в котором персонаж понимается как часть произведения, содержащая описание или изображение того или иного действующего лица в форме (формах), присущей (присущих) произведению. 

В связи с этим незаконное использование персонажа произведения является нарушением исключительного права на само произведение.


2.5. Незаконное использование нескольких частей одного произведения составляет одно нарушение исключительного права на само произведение


Определение Верховного Суда РФ от 16 декабря 2015 г. N 309-ЭС15-16336

Удовлетворяя заявленное требование, суды руководствовались статьями 12291240125912631270 и 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из неправомерного использования предпринимателем объекта авторского права. Судами отмечено, что незаконное использование части произведения, даже являющейся самостоятельным объектом гражданского оборота, означает нарушение исключительного права на само аудиовизуальное произведение, поскольку использование части произведения - это фактически способ использования этого произведения, поэтому незаконное использование нескольких частей одного произведения составляет одно нарушение исключительного права на само произведение.


2.6. Реализация товара, на котором размещены изображения нескольких персонажей одного произведения, является одним правонарушением


Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23 сентября 2015 г.

Реализацию товара, на котором размещены изображения нескольких персонажей одного произведения (детского мультипликационного сериала), следует рассматривать как одно правонарушение.


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 апреля 2014 г. N С01-260/2014 по делу N А45-12103/2013

В пункте 3 статьи 1252 ГК РФ указано, что в случаях, предусмотренных ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. В силу пункта 7 статьи 1259 ГК РФ авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, установленным пунктом 3 этой статьи. 

Согласно пункту 3 названной статьи охране подлежит произведение, в котором персонаж понимается как часть произведения, содержащая описание или изображение того или иного действующего лица в форме (формах), присущей (присущих) произведению. 

По смыслу приведенных норм материального права размещение на диске формата DVD нескольких персонажей одного аудиовизуального произведения (детского мультипликационного сериала) необходимо рассматривать как одно правонарушение. 


2.7. Неправомерное использование нескольких произведений может расцениваться судом в качестве одного случая нарушения авторского права, если вся серия произведений представляет ценность и интерес только в своем единстве


Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 24 января 2012 г. N 33-756/2012

Суд критически оценил доводы истца о том, что имелось десять случаев незаконного использования результата интеллектуальной деятельности (истец ссылался на то, что было опубликовано 10 фотографий), суд признал, что имел место один случай нарушения авторского права. При этом суд исходил из того, что указанные фотографии представляют из себя единую серию снимков кабинета, фотографии были воспроизведены единой фотосессией, представляют ценность и интерес только в своем единстве (с соответствующим пояснением о том, где они были сделаны).

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с данным выводом суда, поскольку указанные выше нарушения фактически образованы одним и тем же действием ответчика, выразившимся в размещении на интернет-сайте ответчика фоторепортажа "...", вся серия фотографий использовалась как иллюстрация к тексту статьи, т.е. как единое целое, отдельно не использовалась, не имеется оснований рассматривать это как отдельные случаи нарушений и применять норму п. 3 ст. 1252 ГК РФ о праве правообладателя требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.


2.8. Если в деле не установлены неправомерные заимствования из каждого произведения коллективной книги, это не препятствует суду признать право каждого автора нарушенным, когда книга воспринимается как единое произведение


Апелляционное определение СК по гражданским делам Владимирского областного суда от 19 июня 2013 г. по делу N 33-1840/2013

Судебная коллегия полагает, что коллективное произведение, которым является книга, не могло быть создано в результате простого механического соединения произведений (отдельных глав) авторов. В книге присутствует необходимая взаимная увязка их внутренней формы и содержания, в результате чего книга воспринимается как единое произведение. Изменение или изъятие какой-либо части коллективного произведения может повлечь соответствующее изменение других частей или невозможность использования произведения как единого целого. В этом случае указанное произведение - книга (учебное пособия для студентов вузов) вряд ли может рассматриваться как завершенное коллективное произведение, способное выполнять свои функции.

При таких обстоятельствах довод апелляционной жалобы о том, что суд, не установив заимствований из каждой главы книги, счел право каждого автора нарушенным и взыскал одинаковый размер компенсации морального вреда в пользу каждого автора, несостоятелен.


2.9. Не является нарушением интеллектуальных прав факт неуказания издательством в конце произведения контактных данных автора для связи с читателями, если автор обозначен на обложке произведений, а более подробную информацию об их авторе можно получить путем обращения непосредственно в издательство


Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 23 октября 2012 г. N 33-13916

То обстоятельство, что по замыслу автора в конце произведений должны были содержаться контактные данные автора, для того чтобы читатели произведений в случае возникновения у них вопросов после прочтения книг могли напрямую обратиться к их автору, однако указанная информация не была опубликована издательством, не свидетельствует о нарушении исключительных прав истца на указанные произведения, поскольку истец в качестве автора обозначен на обложке вышеназванных произведений, при этом указана подробная информация об издателе произведения, в связи с чем читатели книг автора при необходимости могут получить более подробную информацию об их авторе путем обращения непосредственно в издательство.


2.10. Размещение на сайте обложки книги и аннотации к ней самостоятельным использованием произведения не является, если представляет лишь информацию о наличии книги, что не нарушает исключительные и иные авторские права


Определение Московского городского суда от 13 ноября 2015 г. N 4г-11520/15

Размещение на сайте обложки книги и аннотации к ней самостоятельным использованием произведения не является, поскольку сведения, размещенные на сайте, представляют лишь информацию о том, что такая книга существует; из текста аннотации к книге следует, что указанный текст создан не в результате переработки книги истца, а в информационных и рекламных целях; следовательно, производным произведением, подпадающим под действие законодательства по охране объектов интеллектуальной собственности, не является; частью произведения, которая может использоваться самостоятельно, указанная аннотация также не является; каких-либо объективных доказательств, могущих с достоверностью свидетельствовать о распространении ООО спорного произведения, суду представлено не было; тем самым размещение обложки книги на сайте, принадлежащем ООО, не является нарушением исключительных и иных авторских прав, поскольку воспроизведение книги либо ее отдельных частей ООО на сайте не осуществлялось.


2.11. В силу нематериальной природы объектов интеллектуальной собственности правообладатели ограничены в возможности контролировать соблюдение принадлежащих им исключительных прав третьими лицами и выявлять допущенные нарушения


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

В силу значительной специфики объектов интеллектуальной собственности, обусловленной их нематериальной природой, правообладатели ограничены как в возможности контролировать соблюдение принадлежащих им исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации третьими лицами и выявлять допущенные нарушения.


3. Виновность нарушителя и иные основания применения мер защиты интеллектуальных прав


3.1. Ответчик обязан доказать выполнение им требований законодательства при использовании произведений и (или) объектов смежных прав, иначе лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность


Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах"

При разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований указанного Закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 4 июля 2013 г. N Ф08-3445/13 по делу N А53-22392/2012

Как разъяснено в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах", при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований указанного Закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 29 апреля 2013 г. N Ф05-8876/12 по делу N А41-456/2012

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данным в пункте 14 постановления от 19 июня 2006 г. N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах" при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований указанного Закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.


Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13 июня 2012 г. N Ф01-2143/12 по делу N А43-12197/2011

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах" разъяснено, что при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований указанного Закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Вопреки требованиям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предприниматель не представил доказательств, подтверждающих наличие у него прав на использование названных объектов интеллектуальной собственности в предпринимательских целях.

Таким образом, ответчик осуществлял использование объекта авторского права без согласия правообладателя произведения, что в силу пункта 3 статьи 1252 и статьи 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяет истцу требовать выплаты компенсации, окончательная сумма которой определяется судом.


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20 мая 2011 г. N Ф09-2510/11

При разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований указанного Закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.


3.2. Неисполнение ответчиком обязанности доказывания отсутствия своей вины не является основанием пересмотра судебного решения, если в иске отказано в связи с отсутствием доказательств наличия объективной стороны, т.е. совершения ответчиком противоправного действия в отношении интеллектуальных прав


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 11 июня 2015 г. N С01-440/2015 по делу N А56-43222/2014

Заявитель кассационной жалобы считает не соответствующими абзацу 2 пункта 3 статьи 1250 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, Кодекс) выводы суда о недоказанности происхождения звука на видеозаписи из динамических колонок, принадлежащих ответчику. Полагает, что в нарушение данной правовой нормы, возлагающей обязанность доказывания отсутствия вины на лицо, нарушающее право, суды фактически освободили ответчика от доказывания правомерности использования им фонограмм.

Суд кассационной инстанции считает ошибочной ссылку истца на положение ГК РФ, касающееся вины, сделанную в обоснование его довода о нарушении судами норм материального права, поскольку в иске истцу было отказано в связи с отсутствием доказательств наличия объективной стороны, т.е. совершения именно ответчиком противоправного действия.

Рассматриваемый довод истца направлен, по существу, на переоценку доказательств и фактических обстоятельств дела, установленных судами, и заявлен без учета определенных законом пределов рассмотрения дела судом кассационной инстанции.


3.3. Факт использования произведения без согласия автора является достаточным основанием для установления виновности пользователя (умысла либо неосторожности) в причинении вреда правообладателю и возложения ответственности


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 23 сентября 2014 г. по делу N 33-12694/2014

Доводы апелляционных жалоб об отсутствии вины ответчиков в нарушении авторского права истца в силу того, что им не было известно как об использовании от имени юридического лица знака охраны авторского права, так и о самом факте принадлежности автору фотографий, не являются основанием для освобождения ответчиков от ответственности в соответствии со ст. 401 ГК РФ, предусматривающей, что лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

В п. 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5, Пленума Верховного Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26 марта 2009 г. "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой ГК Российской Федерации" указано, что в силу п. 3 ст. 1250 ГК Российской Федерации отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применения в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав.

При таких обстоятельствах установление судом первой инстанции факта использования ответчиками фотографий истца без его согласия является достаточным основанием для установления их виновности (умысле либо неосторожности) в причинении вреда правообладателю и возложения ответственности в размере, предусмотренном законодателем (ст. 1252 ГК РФ).


3.4. Само по себе распространение книги-плагиата свидетельствует о виновности лица в причинении вреда правообладателю


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 20 августа 2013 г. по делу N 33-13068/2013

Само по себе распространение книги-плагиата свидетельствует о виновности ответчика, применительно к положениям ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, в причинении вреда правообладателю.


3.5. Неосведомленность лица о нарушении авторских прав не освобождает его от гражданско-правовой ответственности, если, осуществляя экономическую деятельность, ответчик не предпринял достаточные и необходимые меры, позволяющие предотвратить незаконное распространение произведений


Апелляционное определение Московского городского суда от 26 мая 2014 N 33-16601/14

Довод апелляционной жалобы об отсутствии осведомленности ответчика о нарушении прав истца не может служить основанием к отмене решения, поскольку неосведомленность ответчика не освобождает его от гражданско-правовой ответственности за нарушение авторских прав истца, поскольку осуществляя экономическую деятельность, ответчик несет ответственность за нарушение авторских прав лиц вследствие того, что не были предприняты достаточные и необходимые меры, позволяющие предотвратить незаконное распространение произведений истца.


3.6. Отсутствие вины нарушителя не исключает применения в отношении нарушителя способов защиты, которые не относятся к мерам ответственности


Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26.03.2009 г. "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"

В силу пункта 3 статьи 1250 ГК РФ отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применения в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав.

Судам надлежит иметь в виду, что указанное правило подлежит применению к способам защиты соответствующих прав, не относящимся к мерам ответственности. Ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к статье 401 Кодекса.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 20 августа 2013 г. по делу N 33-13068/2013

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26.03.2009 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", в силу пункта 3 статьи 1250 ГК РФ отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применения в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав.

Судам надлежит иметь в виду, что указанное правило подлежит применению к способам защиты соответствующих прав, не относящимся к мерам ответственности. Ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к статье 401 Кодекса.


Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18 июня 2013 г. N Ф02-2330/13 по делу N А33-11704/2012

В пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 29 от 26.03.2009 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" указано, что в силу пункта 3 статьи 1250 ГК РФ отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применения в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав.

Судам надлежит иметь в виду, что указанное правило подлежит применению к способам защиты соответствующих прав, не относящимся к мерам ответственности. Ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к статье 401 Кодекса.


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 31 января 2013 г. N Ф05-14915/12 по делу N А40-93721/2011

В соответствии с указанным Пленумом в силу пункта 3 статьи 1250 Гражданского Кодекса Российской Федерации отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применения в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав. Судам надлежит иметь в виду, что указанное правило подлежит применению к способам защиты соответствующих прав, не относящимся к мерам ответственности. Ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к статье 401 Гражданского кодекса Российской Федерации.


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 16 ноября 2012 г. N Ф09-10735/12 по делу N А76-9161/2012

В пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применения в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав. Это положение подлежит применению к способам защиты соответствующих прав, не относящимся к мерам ответственности. Ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации.


3.7. Сам по себе факт приобретения контрафактных экземпляров у третьих лиц не свидетельствует об отсутствии вины лица, их перепродающего


Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 декабря 2007 г. N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности"

Действия лица по распространению контрафактных экземпляров произведения образуют самостоятельное нарушение исключительных прав. При этом сам по себе факт приобретения этих экземпляров у третьих лиц не свидетельствует об отсутствии вины лица, их перепродающего.


Решение Оренбургского областного суда от 01 ноября 2012 г.

Действия лица по распространению контрафактных экземпляров произведения образуют самостоятельное нарушение исключительных прав. При этом сам по себе факт приобретения этих экземпляров у третьих лиц не свидетельствует об отсутствии вины лица, их перепродающего.


Решение Верховного Суда Республики Дагестан от 05 августа 2014 г. по делу N 7-90/2014

Действия лица по распространению контрафактных экземпляров произведения образуют самостоятельное нарушение исключительных прав. При этом сам по себе факт приобретения этих экземпляров у третьих лиц не свидетельствует об отсутствии вины лица, их перепродающего.


Постановление Хабаровского краевого суда от 24 июля 2014 г. по делу N 4а-321/2014

Действия лица по распространению контрафактных экземпляров произведения образуют самостоятельное нарушение исключительных прав. При этом сам по себе факт приобретения этих экземпляров у третьих лиц не свидетельствует об отсутствии вины лица, их перепродающего.


Постановление Смоленского областного суда от 13 марта 2014 г.

Действия лица по распространению контрафактных экземпляров произведения образуют самостоятельное нарушение исключительных прав. При этом сам по себе факт приобретения этих экземпляров у третьих лиц не свидетельствует об отсутствии вины лица, их перепродающего.


3.8. Если спорные произведения опубликованы на сайте без разрешения правообладателя, то каким способом они получены нарушителем, правового значения не имеет


Определение Санкт-Петербургского городского суда от 17 октября 2012 г. N 33-14763

При рассмотрении настоящего спора судом установлено, что истец является автором спорных фотографий, которые без получения разрешения автора и заключения лицензионного договора были размещены в сети Интернет на сайте ответчика.

Были ли в действительности спорные фотографии размещены в электронном блоге истца или получены ответчиком через поисковые системы в сети Интернет, существенного значения для разрешения настоящего спора не имеет, значение имеет лишь то, что истец, авторство которого в отношении спорных фотографий установлено, не давал своего разрешения на использование результатов его интеллектуальной деятельности ответчику.

Если ответчиком спорные фотографии опубликованы на своем сайте без разрешения правообладателя, то каким способом они получены ответчиком, правового значения не имеет.


3.9. Опубликование на сайте чужого произведения без согласия автора является нарушением законных прав автора независимо от наличия или отсутствия договора между третьим лицом (пользователем сайта) и интернет-компанией по вопросу использования чужого произведения


Определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 20 октября 2010 г. N 33-32892

Истец обратился в районный суд с иском к ответчику о защите нарушенных авторских прав, указывая в обоснование своих требований, что он является правообладателем исключительных авторских прав на произведение литературы, в котором описывается новая шахматная игра; в сентябре 2009 года истец обнаружил, что ответчик ООО воспроизводит часть его (истца) произведения на своем сайте, используя его в качестве рекламы своего сайта (услуг) в поисковой системе Google, Yahoo, Яндекс; услугами ответчика воспользовался гражданин, опубликовав рассказ с названием истца на сайте ответчика и получив взамен свидетельство о публикации в качестве "регистрации авторских прав".

Вывод суда о том, что содержание договора между интернет-компанией и Пользователем свидетельствует о соблюдении ответчиком законных прав истца, не основан на нормах материального права. Использование чужого произведения без согласия автора в силу ст. 1228 ГК РФ является нарушением законных прав автора независимо от наличия или отсутствия договора между третьим лицом и компанией по вопросу использования чужого произведения; в этой связи приведенный вывод судом не мотивирован.


3.10. Наличие или отсутствие после нарушения интеллектуальных прав соответствующей информации на сайте не имеет правового значения при защите таких прав, так как это не устраняет саму угрозу нарушения в будущем


Решение Московского городского суда от 19 апреля 2016 г. N 3-360/16

Исковое заявление ООО является обоснованным на основании п. 4 ст. 1253.1 ГК РФ и в рамках такого способа защиты гражданских прав как пресечение действий, нарушающих право либо создающих угрозу нарушения такого права, с учетом положений ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, ответчикам должно быть запрещено создание технических условий, обеспечивающих размещение сообщений телепередач телеканала на сайтах информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

Удовлетворяя исковые требования, суд учитывает, что наличие или отсутствие в настоящее время информации на вышеуказанном сайте не имеет по настоящему делу правового значения, так как не устраняет саму угрозу нарушения исключительных прав истца в будущем.


3.11. Реальные возможности причинителя вреда загладить вред не могут служить основанием для освобождения его от ответственности за нарушение авторских прав


Апелляционное определение СК по гражданским делам Владимирского областного суда от 19 июня 2013 г. по делу N 33-1840/2013

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд не исследовал реальные возможности причинителя вреда загладить вред не могут служить основанием для отмены решения суда, поскольку данные обстоятельства не являются основанием для освобождения ответчика от ответственности за нарушение авторских прав истца и эти доводы о незаконности решения суда не свидетельствуют.


3.12. Применение независимо от вины нарушителя компенсации за нарушение интеллектуальных прав, допущенное при осуществлении предпринимательской деятельности, согласуется с понятием предпринимательской деятельности


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П

В исключение из общего правила, согласно которому предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации меры ответственности за нарушение интеллектуальных прав подлежат применению при наличии вины нарушителя, меры ответственности за нарушение интеллектуальных прав, допущенное при осуществлении предпринимательской деятельности, предусмотренные пунктом 3 статьи 1252 данного Кодекса и соответственно его статьями 1301 и 1311, а также пунктом 4 статьи 1515, подлежат применению независимо от вины нарушителя, если только он не докажет, что нарушение произошло вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (пункт 3 статьи 1250 ГК Российской Федерации). Такой подход, используемый федеральным законодателем и при регулировании ответственности за неисполнение обязательств, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (пункт 3 статьи 401 ГК Российской Федерации), согласуется с понятием предпринимательской деятельности как самостоятельной, осуществляемой на свой риск деятельности, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (пункт 1 статьи 2 ГК Российской Федерации).


3.13. К лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность, связанную с использованием результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, права на которые им не принадлежат, предъявляются повышенные требования, невыполнение которых рассматривается как виновное поведение


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П

К лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность, связанную с использованием результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, права на которые им не принадлежат, предъявляются повышенные требования, невыполнение которых рассматривается как виновное поведение. В частности, Правила продажи отдельных видов товаров (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 19 января 1998 г. N 55) обязывают продавца предоставить покупателю экземпляров аудиовизуальных произведений, фонограмм сведения об обладателе авторского права и (или) смежных прав на аудиовизуальное произведение, фонограмму. Соответственно лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность по продаже товаров, в которых содержатся объекты интеллектуальной собственности, с тем чтобы удостовериться в отсутствии нарушения прав третьих лиц на эти объекты - должно получить необходимую информацию от своих контрагентов.


4. Ограничения в способах защиты интеллектуальных прав


4.1. Избрание того или иного способа защиты интеллектуальных прав является правом заинтересованного лица, однако реализация данного права безусловную обязанность суда по защите права (интереса) не предопределяет


Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 30 июля 2014 г. по делу N 33-4837/2014

Избрание того или иного способа защиты является правом заинтересованного лица (ст.12 Гражданского кодекса РФ), однако реализация данного права безусловную обязанность суда по защите заявленного заинтересованным лицом права (интереса) не предопределяет.

Наряду со способами защиты, поименованными ст.12 Гражданского кодекса РФ, обладатель интеллектуальных прав вправе прибегнуть к иным способам защиты, предусмотренным ст.ст.1250,1252 и 1253 Гражданского кодекса РФ.


4.2. Избранный судебный способ защиты интеллектуальных прав может быть признан правомерным, когда подтверждено законное обладание истцом действительными правами (законным интересом) в отношении объекта правопритязания и установлен факт нарушения (угрозы нарушения)


Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 30 июля 2014 г. по делу N 33-4837/2014

Наряду со способами защиты, поименованными ст.12 Гражданского кодекса РФ, обладатель интеллектуальных прав вправе прибегнуть к иным способам защиты, предусмотренным ст.ст.1250,1252 и 1253 Гражданского кодекса РФ. При этом правомерным избранный судебный способ защиты может быть признан тогда и постольку, когда и поскольку подтверждено законное обладание прибегнувшим к судебной защите лицом действительными правами (законным интересом) в отношении объекта правопритязания и установлен факт нарушения (угрозы нарушения) прав (интереса) законного обладателя.


4.3. Наряду с общими способами защиты, поименованными ст.12 ГК РФ, обладатель интеллектуальных прав вправе прибегнуть к иным способам защиты, предусмотренным ст.ст.1250, 1252 и 1253 Гражданского кодекса РФ


Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 30 июля 2014 г. по делу N 33-4837/2014

Наряду со способами защиты, поименованными ст.12 Гражданского кодекса РФ, обладатель интеллектуальных прав вправе прибегнуть к иным способам защиты, предусмотренным ст.ст.1250,1252 и 1253 Гражданского кодекса РФ.


4.4. Поскольку действующим законодательством установлена определенная ответственность за использование интеллектуальной собственности в отсутствие договора (за пределами обязательства), к таким отношениям не могут применяться нормы о кондикции (неосновательном обогащении)


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20 августа 2012 г. N Ф09-7056/12 по делу N А07-22785/2011

Если указанное нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации лицензиатом допускается (осуществляется использование соответствующего результата или средства за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору) и за такое нарушение лицензионным договором предусмотрена ответственность в дополнение к установленной частью четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации, то это обстоятельство подлежит учету при определении размера денежной компенсации в случае ее взыскания (п. 3 ст. 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Таким образом, поскольку действующим законодательством установлена определенная ответственность за использование товарных знаков в отсутствие договора на предоставление такого права, в рассматриваемом случае к отношениям по использованию товарных знаков за пределами обязательства не могут быть применены нормы о неосновательном обогащении.


4.5. ГК РФ не предусматривает возможность использования виндикации (истребования вещи из чужого незаконного владения) в качестве способа защиты права на интеллектуальную собственность


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 15 декабря 2010 г. N КГ-А40/14509-10 по делу N А40-166028/09-15-778

Нормы части 4 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующей права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, не предусматривают истребование товарного знака из чужого незаконного владения в качестве способа защиты права на товарный знак.


4.6. Требование обладателя исключительных прав о пресечении правонарушения без указания конкретного перечня действий не подлежит удовлетворению в силу потенциальной неисполнимости судебного решения по такому притязанию


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 28 января 2011 г. по делу N А53-29891/2009 

Защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется способами, указанными в пункте 1 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации. Между тем, как правильно указали суды, заявленное истцом требование (о запрете ответчикам изготавливать, применять, предлагать к продаже, продавать, иным образом вводить в гражданский оборот объект капитального строительства) не соответствует тем способам защиты, которые предусмотрены законом. Решение, вынесенное по заявленному обществом требованию, неисполнимо, поскольку иск не содержит конкретного перечня действий, подлежащих запрещению. Кроме того, общество не обосновало, каким образом запрет ввода в гражданский оборот многоквартирного жилого дома повлечет восстановление законных интересов общества как правообладателя исключительных прав. С учетом изложенного судебные инстанции правомерно отказали обществу в удовлетворении заявленных требований. При этом истец не лишен права в установленном порядке осуществлять судебную защиту нарушенных прав способами, предусмотренными законодательством.


4.7. Требование о запрете изготавливать, применять, предлагать к продаже, продавать, иным образом вводить в гражданский оборот объект капитального строительства не соответствует тем способам защиты исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, которые предусмотрены законом


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 28 января 2011 г. по делу N А53-29891/2009 

Защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется способами, указанными в пункте 1 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации. Между тем, как правильно указали суды, заявленное истцом требование (о запрете ответчикам изготавливать, применять, предлагать к продаже, продавать, иным образом вводить в гражданский оборот объект капитального строительства) не соответствует тем способам защиты, которые предусмотрены законом. Кроме того, общество не обосновало, каким образом запрет ввода в гражданский оборот многоквартирного жилого дома повлечет восстановление законных интересов общества как правообладателя исключительных прав. С учетом изложенного судебные инстанции правомерно отказали обществу в удовлетворении заявленных требований. При этом истец не лишен права в установленном порядке осуществлять судебную защиту нарушенных прав способами, предусмотренными законодательством.


4.8. ГК РФ не предусматривает такой способ защиты авторского права, как требование о размещении публикации решения на принадлежащем ответчику интернет-сайте и об обязании не удалять эту публикацию в течение определенного срока


Апелляционное определение Московского городского суда от 24 августа 2015 г. N 33-29561/15

Требование истца об обязании ответчика о размещении публикации решения на интернет-сайте и об обязании не удалять эту публикацию в течение календарного года с момента ее размещения, а в случае закрытия по вине или инициативе ответчиков интернет-сайта обязать ответчика разместить публикацию решения на тот же период на интернет-сайтах, права администрирования которых принадлежат или будет принадлежать ответчику на момент исполнения решения суда по данному делу, судебная коллегия находит не подлежащим удовлетворению, поскольку нормы положений главы 69 раздела VII ГК РФ не предусматривают такой способ защиты авторского права.

Учитывая вышеизложенное, требования закона и установленные судом фактические обстоятельства данного дела судебная коллегия полагает, что решение суда первой инстанции подлежит отмене и вынесением нового решения по делу о частичном удовлетворении исковых требований о запрете использования ответчиком фотографических изображений, авторские права на которые принадлежат истцу, о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации за нарушение принадлежащих истцу исключительных прав на фотографическое изображение, а также о взыскании компенсации морального вреда, а в остальной части исковые требования удовлетворению не подлежат.


4.9. Автор произведения не вправе использовать такой способ защиты, как признание результатов проведенного исследования эффективным, объективно подтвержденным, обязании ответчиков поставить в известность об этом руководителей организации


Определение Московского городского суда от 31 мая 2016 г. N 4г-5595/16

Истец обратился в суд с иском к Министерству образования и науки Российской Федерации, Институту, Федеральному государственному бюджетному научному учреждению, в котором просил признать результаты проведенного им исследования эффективными, объективность которых подтверждается разработанными физико-химическими процессами и технологиями, а также сведениями из источника зарубежной научной информации, обязать ответчиков поставить в известность руководителей учреждений, получивших заключение по их заказу, о том, что научное представление, изложенное в рассматриваемой монографии, является научным и эффективным в разработке технологических процессов, при переработке сырьевых ресурсов с получением материальных ценностей.

В обоснование заявленных требований истец указал на то, что в заключении по публикации содержатся выводы, порочащие автора и результаты его исследования.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд обоснованно исходил из того, что такой способ защиты права, как признание результатов проведенного истцом исследования эффективным, объективно подтвержденным, обязании ответчиков поставить в известность об этом руководителей учреждений, не предусмотрен законом и не подлежит применению.

Судебная коллегия с выводами суда согласилась.

Ссылки в жалобе истца на ст. 1251 ГК РФ о защите личных неимущественных прав, а также на ст. 1252 ГК РФ о защите исключительных прав судебная коллегия отклонила, поскольку они регулируют иные правоотношения, авторство истца в рамках настоящего спора никем не оспаривалось.


4.10. Автор произведения, содержание которого третьими лицами подвергнуто критике без оспаривания авторства, не вправе применять способы, предназначенные для защиты личных неимущественных прав (статья 1251 ГК РФ), а также защиты исключительных прав (статья 1252 ГК РФ)


Определение Московского городского суда от 31 мая 2016 г. N 4г-5595/16

Истец обратился в суд с иском к Министерству образования и науки Российской Федерации, Институту, Федеральному государственному бюджетному научному учреждению, в котором просил признать результаты проведенного им исследования эффективными, объективность которых подтверждается разработанными физико-химическими процессами и технологиями, а также сведениями из источника зарубежной научной информации, обязать ответчиков поставить в известность руководителей учреждений, получивших заключение по их заказу, о том, что научное представление, изложенное в рассматриваемой монографии, является научным и эффективным в разработке технологических процессов, при переработке сырьевых ресурсов с получением материальных ценностей.

В обоснование заявленных требований истец указал на то, что в заключении по публикации содержатся выводы, порочащие автора и результаты его исследования.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд обоснованно исходил из того, что такой способ защиты права, как признание результатов проведенного истцом исследования эффективным, объективно подтвержденным, обязании ответчиков поставить в известность об этом руководителей учреждений, не предусмотрен законом и не подлежит применению.

Судебная коллегия с выводами суда согласилась.

Ссылки в жалобе истца на ст. 1251 ГК РФ о защите личных неимущественных прав, а также на ст. 1252 ГК РФ о защите исключительных прав судебная коллегия отклонила, поскольку они регулируют иные правоотношения, авторство истца в рамках настоящего спора никем не оспаривалось.


4.11. Права на авторский контроль и надзор за реализацией архитектурного проекта не являются по своей правовой природе правомочиями в составе исключительного права, поэтому не могут защищаться посредством компенсаторного механизма, предусмотренного при нарушении авторских прав


Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23 сентября 2015 г.)

Права на авторский контроль и надзор за реализацией архитектурного проекта, не будучи по своей правовой природе правомочиями в составе исключительного права, не предполагают возможность применения при их нарушении компенсаторного механизма, предусмотренного при нарушении имущественных авторских прав.


4.12. Компенсация за нарушение исключительных прав не применяется при неисполнении денежного обязательства по авторскому договору


Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 23 октября 2012 г. N 33-13916

Оценив собранные по делу доказательства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что требования истца в части взыскания с ответчика компенсации за нарушение исключительных авторских прав на произведения, по существу сводятся к наличию между сторонами спора, связанного с неисполнением ответчиком денежного обязательства по авторскому договору, тогда как с учетом того, что публикация произведений осуществлялась с разрешения правообладателя, меры ответственности, установленные нормами статьи 1301 ГК РФ не могут быть применены к ответчику как к нарушителю авторских прав истца. Указанная норма не применяется к отношениям сторон, связанным с неисполнением обязательства договору.


4.13. Неправомерное использование учебным заведением выпускной квалификационной работы, принадлежащей на авторском праве студенту, не всегда является основанием для истребования экземпляра произведения у нарушителя, поскольку дипломные работы хранятся на выпускающих кафедрах в течение определенного срока


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 22 октября 2013 г. по делу N 33-3447/2013

В апелляционной жалобе истец просит отменить состоявшееся по делу судебное постановление и принять новое решение об удовлетворении исковых требований. В обоснование доводов жалобы указывает, что суд в нарушение ст.1228 ГК РФ пришел к выводу о том, что права на работы, выполненные истцом в ходе обучения, не принадлежат истцу как автору, поскольку были выполнены не самостоятельно, так как в процессе выполнения работ преподавателями давались рекомендации и консультации, осуществлялся совместный поиск решения, преподавателями утверждались эскизы. Полагает, что суд не учел того, что выполнение работ по авторским рабочим программам по дисциплинам кафедры и программам практики, утвержденным вузом, не говорит о том, что студенты при выполнении работы действуют несамостоятельно, поскольку в данном случае студент выполняет работу лишь по заданной теме, выражая ее в той объективной форме, в которой посчитает необходимым (например, выбор техники написания произведения, цвета, формы). Кроме того, создавая произведение на заданную преподавателем тему, студент вкладывает в работу свой субъективный взгляд на нее, передает именно свои идеи и миропонимание. Таким образом, разные лица, создавая произведения по одной и той же теме, выполняют совершенно разные работы, пользуясь разными способами объективного и субъективного выражения. Учитывая изложенное, преподавателя нельзя считать лицом, которое вносит личный творческий вклад в произведение. Как пояснил свидетель, преподаватели не правили работы студентам, а лишь давали студентам в процессе обучения некоторые консультации. В соответствии со ст.1228 ГК РФ не могут признаваться авторами результата интеллектуальной деятельности, к которой также отнесены и произведения искусства, лица, которыми производится оказание консультационных услуг. Также объектом охраны авторского права не могут являться идеи, концепции, принципы, методы, процессы, системы, способы, решения технических, организационных или иных задач, открытия, факты, языки программирования, поскольку они не являются объектом авторских прав (ч. 5 ст. 1259 ГК РФ), что является еще одним основанием, по которым преподавателей нельзя назвать лицами, внесшими творческий вклад в работы истца и оказавшими существенную помощь при создании вышеуказанных произведений. Кроме того, истцом подписывались все работы, что не оспаривалось ответчиком.

Отказывая в иске в данной части, суд исходил из того, что не представила достаточных доказательств, свидетельствующих о том, что обозначенные в иске художественные работы являются в полной мере самостоятельным объектом авторского права, поскольку данные работы выполнялись в ходе учебного процесса по соответствующим программам (практикам) под руководством преподавателей. Однако такой подход представляется ошибочным.

В соответствии с п.2 ст.1228 ГК РФ не признаются авторами результата интеллектуальной деятельности граждане, не внесшие личного творческого вклада в создание такого результата, в том числе оказавшие его автору только техническое, консультационное, организационное или материальное содействие или помощь либо только способствовавшие оформлению прав на такой результат или его использованию, а также граждане, осуществлявшие контроль за выполнением соответствующих работ.

Из материалов дела следует, что испрашиваемые работы действительно выполнены по учебным программам, однако произведения созданы лично студентом в той форме и содержании, в которой именно он считал необходимым выразить свой субъективный взгляд на заданную преподавателем тему. В деле отсутствуют доказательства, которые позволили бы отнести истребуемые работы, как выполненные в соавторстве (с преподавателями) в смысле ст.1258 ГК РФ.

При таких обстоятельствах оснований для отказа истцу в истребовании от ответчика работ (за исключением дипломной работы, а именно: практической части дипломной работы, поскольку выпускные квалификационные работы, отзывы и рецензии на них хранятся на выпускающих кафедрах в течение пяти лет) не имелось.


4.14. Отсутствие в Правилах регистрации доменных имен возможности требования аннулировании доменного имени регистратором домена в случае нарушения администратором сайта авторских прав не препятствует реализации такого требования, поскольку подобного рода обязанность возникает не на основании данных Правил, а в силу положений гражданского законодательства, гарантирующих соблюдение авторских прав на территории РФ


Определение Московского городского суда от 28 июля 2015 г. N 4г-6508/15

В абзаце 2 п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах" разъяснено, что ответчик обязан доказать выполнение им требований указанного Закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права или смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Удовлетворяя требование истца об обязании ЗАО аннулировать регистрацию доменного имени, суд правомерно исходил из того, что ответчик является регистратором названного доменного имени. Фактическое предоставление интернет-сайта, на котором осуществляется нарушение авторских прав истца невозможно без участия в той или иной форме регистратора доменного имени. В данной ситуации ответчик предоставляет либо содействует предоставлению соответствующих условий и технических возможностей для посетителей спорного интернет-ресурса.

Довод подателя кассационной жалобы о том, что Правилами регистрации доменных имен в доменах ".RU" и ".РФ" (далее - Правила), утвержденными решением Координационного совета национального домена сети Интернет от 05.10.2011, не предусмотрена возможность аннулирования доменного имени регистратором домена в случае нарушения администратором сайта авторских прав других лиц, не может служить основанием для отмены принятых по делу судебных постановлений, так как подобного рода обязанность возникает у него не на основании названных Правил, а на основании положений гражданского законодательства, гарантирующих соблюдение авторских прав на территории Российской Федерации.


5. Изъятие и уничтожение контрафактного материального носителя как способ защиты интеллектуальных прав


5.1. Действия лица по распространению контрафактных экземпляров произведения образуют самостоятельное нарушение исключительных прав


Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 декабря 2007 г. N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности"

Действия лица по распространению контрафактных экземпляров произведения образуют самостоятельное нарушение исключительных прав.


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10 сентября 2012 г. N Ф05-9467/12 по делу N А40-127705/2011

Как разъяснено в пункте 7 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.12.2007 N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности", действия лица по распространению контрафактных экземпляров произведения образуют самостоятельное нарушение исключительных прав.


Решение Верховного Суда Республики Дагестан от 05 августа 2014 г. по делу N 7-90/2014

Действия лица по распространению контрафактных экземпляров произведения образуют самостоятельное нарушение исключительных прав.


Постановление Хабаровского краевого суда от 24 июля 2014 г. по делу N 4а-321/2014

Действия лица по распространению контрафактных экземпляров произведения образуют самостоятельное нарушение исключительных прав.


Постановление Смоленского областного суда от 13 марта 2014 г.

Действия лица по распространению контрафактных экземпляров произведения образуют самостоятельное нарушение исключительных прав.


5.2. Материальный носитель может быть признан контрафактным только судом


Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"

Согласно пункту 4 статьи 1252 ГК РФ в случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, если иные последствия не предусмотрены ГК РФ. Иные последствия установлены пунктом 2 статьи 1515 Кодекса для случаев, когда введение контрафактных товаров в оборот необходимо в общественных интересах.

Материальный носитель может быть признан контрафактным только судом.


Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20 ноября 2015 г. N Ф07-2116/15 по делу N А56-56846/2014

Материальный носитель может быть признан контрафактным только судом.


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20 февраля 2013 г. N Ф09-236/13 по делу N А07-8956/2012

Из п. 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26.03.2009 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" следует, что материальный носитель может быть признан судом контрафактным.


5.3. При необходимости суд вправе назначить экспертизу в отношении контрафактного материального носителя для разъяснения вопросов, требующих специальных знаний


Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"

Согласно пункту 4 статьи 1252 ГК РФ в случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, если иные последствия не предусмотрены ГК РФ. Иные последствия установлены пунктом 2 статьи 1515 Кодекса для случаев, когда введение контрафактных товаров в оборот необходимо в общественных интересах.

При необходимости суд вправе назначить экспертизу для разъяснения вопросов, требующих специальных знаний.


Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20 ноября 2015 г. N Ф07-2116/15 по делу N А56-56846/2014

Согласно пункту 4 статьи 1252 ГК РФ в случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, если иные последствия не предусмотрены ГК РФ. Иные последствия установлены пунктом 2 статьи 1515 Кодекса для случаев, когда введение контрафактных товаров в оборот необходимо в общественных интересах.

При необходимости суд вправе назначить экспертизу для разъяснения вопросов, требующих специальных знаний.


5.4. Если изъятый товар является контрафактным, суд должен сделать вывод о том, что данный товар подлежит уничтожению


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20 февраля 2013 г. N Ф09-236/13 по делу N А07-8956/2012

Пунктом 15.1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" разъяснено, что если в ходе судебного разбирательства с очевидностью установлено, что вещи, явившиеся орудием совершения или предметом административного правонарушения и изъятые в рамках принятия мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, изъяты из оборота или находились в незаконном обороте (в том числе контрафактная продукция), то в резолютивной части решения суда указывается, что соответствующие вещи возврату не подлежат, а также определяются дальнейшие действия с такими вещами.

Поскольку изъятая детская футболка является контрафактным товаром, суд должен был сделать вывод о том, что данный товар подлежит уничтожению.


5.5. ГК РФ прямо определяет, что содержащие интеллектуальную собственность материальные носители являются контрафактными, когда действия с ними приводят к нарушению исключительных прав, и закон не требует отдельного судебного акта о признании такого товара контрафактным


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 16 июля 2012 г. N Ф05-6980/12 по делу N А41-28571/2011

В соответствии с п. 4 ст. 1252 ГК РФ в случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными. Следовательно, данная норма дает понятие контрафактного товара и не требует отдельного судебного акта о признании такого товара контрафактным.


5.6. Продукция, не имеющая правообладателя, права которого подлежат защите, не может быть признана контрафактной


Решение Алтайского краевого суда от 20 февраля 2013 г.

В соответствии с п.1 ст.1233 ГК РФ правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор).

В случае если изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, то такие материальные носители считаются контрафактными (п.4 ст.1252 ГК РФ).

Исходя из вышеприведенных положений закона при рассмотрении дел данной категории судьей должен быть установлен факт нарушения лицом, в отношении которого возбуждено производство об административном правонарушении, авторских или смежных прав, поскольку в противном случае продукция, не имеющая правообладателя, права которого подлежат защите, не может быть признана контрафактной.


5.7. Нарушителя исключительных прав недопустимо обязать уничтожить контрафактные экземпляры произведения, если такой способ восстановления нарушенных авторских прав не соответствует характеру и степени нарушения и приведет к уничтожению экземпляров, в которых только незначительная часть является контрафактной


Апелляционное определение Московского городского суда от 06 февраля 2014 г. N 33-1152/14

Судебная коллегия не усматривается оснований для удовлетворения требований истца в части обязания ответчиков уничтожить контрафактные экземпляры пособия, поскольку данный способ восстановления нарушенных авторских прав, хотя и предусмотрен ст.1252 ГК РФ, однако не соответствует характеру и степени нарушения прав истца и приведет, по сути, к уничтожения экземпляров пособия, в которых только часть является контрафактной.


5.8. Выпуск товара на территорию Таможенного союза в гражданский оборот и отсутствие товара у ответчика влечет невозможность принятия решения в отношении данного ответчика о его уничтожении и изъятии из гражданского оборота в случае признания его судом контрафактным


Определение Верховного Суда РФ от 21 сентября 2015 г. N 305-ЭС15-8790

Согласно положениям пункта 4 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, если иные последствия не предусмотрены настоящим Кодексом.

Вместе с тем выпуск товара на территорию Таможенного союза в гражданский оборот и отсутствия товара у ответчика влечет невозможность принятия решения в отношении данного ответчика о его уничтожении и изъятии из гражданского оборота в случае признания его судом контрафактным.


5.9. Доказательствами незаконного распространения контрафактной продукции путем розничной продажи могут выступать кассовый чек, отчет частного детектива, свидетельские показания, контрафактный диск с записью и отличающийся от лицензионного диска внешним видом обложки и наклейки на диск, отсутствием средств индивидуализации, сведений о правообладателе и производителе


Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 декабря 2007 г. N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности"

В пункте 6 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122 указано на то, что доказательствами незаконного распространения контрафактной продукции путем розничной продажи могут выступать кассовый чек, отчет частного детектива, свидетельские показания, контрафактный диск с записью и отличающийся от лицензионного диска внешним видом обложки и наклейки на диск, отсутствием средств индивидуализации, сведений о правообладателе и производителе.


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 30 июня 2011 г. N Ф09-3783/11 по делу N А07-18330/2010

Учитывая, что полиграфическая обложка спорного компакт-диска отлична от оригинальной и имеет наклейку, не соответствующую контрольной марке некоммерческого партнерства дистрибьюторов, которой должен быть оклеен лицензионный экземпляр MP3 диска, на приобретенном диске отсутствует указание на правообладателя, контрольная марка правообладателя, вкладыш имеет отличия от вкладыша лицензионного диска, а также на внутреннем кольце диска со стороны считывания отсутствует информация об изготовителе записи и номер лицензии, суды сделали правильный вывод о том, что указанный диск является контрафактным.


5.10. В качестве самозащиты интеллектуальных прав допустимо применять видеосъемку при фиксации факта распространения контрафактной продукции


Определение Верховного Суда РФ от 21 декабря 2015 г. N 304-ЭС15-15894

В силу статей 1214 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 2 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации осуществление видеосъемки при фиксации факта распространения контрафактной продукции является соразмерным и допустимым способом самозащиты, и видеозапись отвечает признакам относимости, допустимости и достоверности доказательств.


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20 мая 2011 г. N Ф09-2510/11

Ссылка предпринимателя на то, что видеосъемка процесса покупки контрафактного диска, осуществленная представителями общества, произведена с нарушением положений Федерального закона от 12.08.1995 N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", отклоняется, поскольку данные действия являются способом самозащиты гражданских прав истца (ст. 1214 Гражданского кодекса Российской Федерации).


Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10 августа 2011 г. N Ф01-2620/11 по делу N А43-20402/2010

Осуществление видеосъемки при фиксации факта распространения контрафактной продукции является соразмерным и допустимым способом самозащиты, и видеозапись отвечает признакам относимости, допустимости и достоверности доказательств.


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 9 марта 2010 г. по делу N А53-6459/2009

Осуществление видеосъемки при фиксации факта распространения контрафактной продукции является соразмерным и допустимым способом самозащиты, и видеозапись отвечает признакам относимости, допустимости и достоверности доказательств.


5.11. Ввод в гражданский оборот объекта строительства без согласия правообладателя исключительных прав на изобретение не нарушает эти права, поскольку объект капитального строительства, созданный с использованием изобретений, не является предметом исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 28 января 2011 г. по делу N А53-29891/2009 

Защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется способами, указанными в пункте 1 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации. Между тем, как правильно указали суды, заявленное истцом требование (о запрете ответчикам изготавливать, применять, предлагать к продаже, продавать, иным образом вводить в гражданский оборот объект капитального строительства) не соответствует тем способам защиты, которые предусмотрены законом. Кроме того, общество не обосновало, каким образом запрет ввода в гражданский оборот многоквартирного жилого дома повлечет восстановление законных интересов общества как правообладателя исключительных прав. С учетом изложенного судебные инстанции правомерно отказали обществу в удовлетворении заявленных требований. При этом истец не лишен права в установленном порядке осуществлять судебную защиту нарушенных прав способами, предусмотренными законодательством.

Доводы, приведенные заявителем в жалобе (ввод в гражданский оборот объекта строительства без согласия общества нарушает его исключительное право на использование изобретения; требование о запрете ввода в гражданский оборот жилого дома является разновидностью пресечения действий, нарушающих право общества), были предметом исследования судов первой и апелляционной инстанций и обоснованно ими отклонены. Избрание истцом (обладателем исключительной лицензии) способа защиты, предусмотренного подпунктом 2 пункта 1 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации, являлось бы правомерным в случае защиты лицензиатом права на использование результата интеллектуальной деятельности (изобретений). Объект капитального строительства, созданный с использованием изобретений, не является предметом исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности. Указанный вывод судов основан на правильном применении пункта 1 статьи 1225 Гражданского кодекса Российской Федерации и соответствует разъяснениям, приведенным в пункте 9.1 постановления от 26.03.2009 N 5/29. Доводов, опровергающих правильность сделанных судебными инстанциями выводов, жалоба не содержит.


5.12. При распространении контрафактных экземпляров произведения принцип исчерпания исключительных прав не применяется


Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 июля 2012 г. N ВАС-13931/10

Суд апелляционной инстанции указал, что установленный статьей 1272 Гражданского кодекса Российской Федерации принцип исчерпания прав применяется только к оригиналу или экземплярам произведения, правомерно введенным в гражданский оборот на территории Российской Федерации; распространение контрафактных экземпляров произведений указанной статьей не охватывается и в любом случае образует нарушение исключительного права на произведение независимо от того, создан этот контрафактный экземпляр самим нарушителем или приобретен у третьих лиц, что соответствует разъяснениям, содержащимся в пунктах 3334 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации".


5.13. Упаковка, на которой размещен товарный знак, не может быть конфискована отдельно от контрафактной продукции


Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 ноября 2013 г. N ВАС-16620/13

Удовлетворяя частично заявленные требования, суды руководствовались статьями 1229, 1250, 1252, 1253, 1301, пунктом 1 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, и учитывая, что вступившим в законную силу судебным актом установлена вина общества в незаконном использовании товарных знаков, а спорный товар признан контрафактным, правомерно признали действия общества нарушением исключительных прав компании.

Индивидуальная упаковка и содержащееся в ней изделие (тренажер) являются единым товаром, поскольку данное изделие реализуется в упаковке. Кроме того, упаковка, на которой размещен товарный знак, предназначена для информирования о характеристике товара. Поэтому суды, учитывая положения подпункта 1 пункта 2 статьи 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о том, что контрафактными являются 398 тренажеров, упаковка не может быть конфискована отдельно от тренажеров.


6. Денежная компенсация как способ защиты исключительных прав


6.1. Взыскание компенсации представляет собой особый вид гражданско-правовой ответственности за нарушение того или иного исключительного права


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 14 августа 2014 г. по делу N 33-11079/2014

Довод апелляционной жалобы о том, что истцом избран ненадлежащий способ защиты нарушенного права в виде взыскания компенсации, не принимается во внимание, поскольку основан на неправильном толковании норм статей 1229,12521301 Гражданского кодекса Российской Федерации, противоречит сложившейся судебной практике разрешения споров данной категории.

Взыскание компенсации представляет собой особый вид гражданско-правовой ответственности за нарушение того или иного исключительного права.


6.2. Взыскание компенсации за нарушение исключительного права является упрощенным порядком возмещения правообладателю понесенных имущественных потерь, от доказывания которых правообладатель освобожден


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 14 августа 2014 г. по делу N 33-11079/2014

Довод апелляционной жалобы о том, что истцом избран ненадлежащий способ защиты нарушенного права в виде взыскания компенсации, не принимается во внимание, поскольку основан на неправильном толковании норм статей 1229,12521301 Гражданского кодекса Российской Федерации, противоречит сложившейся судебной практике разрешения споров данной категории.

Взыскание компенсации представляет собой особый вид гражданско-правовой ответственности за нарушение того или иного исключительного права, который, по сути, является упрощенным порядком возмещения правообладателем понесенных имущественных потерь, от доказывания которых правообладатель освобожден.


6.3. При определении компенсации за нарушение исключительных прав необходимо учитывать, что объектом исключительных прав является не сам материальный носитель (например, компакт-диск), а содержащаяся на нем интеллектуальная собственность


Обзор судебной практики Верховного Суда РФ N 2 (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26 июня 2015 г.)

Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что были нарушены исключительные смежные права в отношении одного объекта - компакт-диска, в то время как объектом исключительных смежных прав является не компакт-диск, а каждая фонограмма на нем.

Таким образом, вывод суда о взыскании компенсации за нарушение исключительных смежных прав в размере _ рублей основан на неправильном применении положений п. 3 ст. 1252ст. 1311 ГК РФ.


Определение Рязанского областного суда от 11 ноября 2009 г. N 33-1894

Доводы о том, что компенсация должна взыскиваться за диск в целом, а не за каждое произведение в отдельности, также являются несостоятельными, поскольку каждое из музыкальных произведений является самостоятельным продуктом интеллектуальной деятельности, за нарушение прав на которое законом предусмотрена денежная компенсация.


6.4. Компенсация должна взыскиваться за каждое произведение в отдельности, которое размещено на материальном носителе


Обзор судебной практики Верховного Суда РФ N 2 (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26 июня 2015 г.)

Каждая из фонограмм, содержащихся на диске, является самостоятельным объектом прав, подлежащим защите. Минимальный размер компенсации исчисляется из расчета 10 000 рублей за каждый объект исключительных смежных прав, то есть за каждую фонограмму.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Ростовского областного суда от 23 июня 2015 г. по делу N 33-9295/2015

Судебная коллегия приходит к выводу, что ИП допущено нарушение исключительного авторского права, выразившееся в несанкционированном использовании в меню ресторана фотоснимков блюд европейской и восточной кухни в количестве 45 штук, автором которых является гражданин-истец.

При нарушении прав автора он в соответствии со статьей 1252 Гражданского кодекса РФ вправе требовать от нарушителя компенсации за нарушение указанного права. Если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. При этом минимальный размер компенсации в силу статьи 1301 Гражданского кодекса РФ составляет 10 000 руб.

С учетом изложенного судебная коллегия находит подлежащим удовлетворению требование о взыскании с ИП компенсации в связи с нарушением исключительных прав на произведения в размере 450 000 руб. (45 фотоснимков по 10 000 руб. каждый).


Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19 апреля 2013 г. N Ф04-1582/13 по делу N А70-7500/2012

Суды первой и апелляционной инстанций, удовлетворяя иск Общества, исходили из того, что Общество доказало факт принадлежности ему исключительных прав на указанные выше музыкальные произведения и фонограммы, а также нарушение указанных прав Предпринимателем; что каждое из музыкальных произведений и фонограмм, содержащихся на реализованном Предпринимателем диске, является самостоятельным объектом исключительных прав, подлежащим защите, в связи с чем взыскали с Предпринимателя компенсацию из расчета 10 000 руб. за неправомерное использование каждой из вышеперечисленных фонограмм.


6.5. Автор произведения или иной правообладатель вправе требовать от нарушителя компенсацию за каждый проданный контрафактный экземпляр произведения


Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 21 июля 2009 г. N А65-10975/2008

Низший предел размера взыскиваемой судом компенсации, установленный абзацем вторым статьи 1301, абзацем вторым статьи 1311подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515, подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 Гражданского кодекса Российской Федерации, составляет 10 000 рублей.

Из указанной нормы следует, что автор произведения или иной правообладатель вправе требовать от нарушителя компенсации за каждый проданный контрафактный экземпляр произведения. Таким образом, ЗАО, которому автор передал исключительные имущественные права, вправе требовать от ИП компенсации за каждое из пяти записанных на компакт-диске и проданных контрафактных экземпляра музыкальных произведений. Размер компенсации не может составлять менее 10 000 рублей за каждое произведение.


6.6. Определение размера компенсации исходя из количества персонажей, размещенных на диске, не отвечает смыслу ГК РФ


Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23 сентября 2015 г.)

Суд указал, что правовой охране подлежит произведение, в котором персонаж понимается как его часть, содержащая описание или изображение того или иного действующего лица в форме (формах), присущей (присущих) произведению. Незаконное использование персонажа произведения является нарушением исключительного права на само произведение.

В связи с этим реализацию товара, на котором размещены изображения нескольких персонажей одного произведения (детского мультипликационного сериала), следует рассматривать как одно правонарушение.


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 апреля 2014 г. N С01-260/2014 по делу N А45-12103/2013

В пункте 3 статьи 1252 ГК РФ указано, что в случаях, предусмотренных ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. В силу пункта 7 статьи 1259 ГК РФ авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, установленным пунктом 3 этой статьи. 

Согласно пункту 3 названной статьи охране подлежит произведение, в котором персонаж понимается как часть произведения, содержащая описание или изображение того или иного действующего лица в форме (формах), присущей (присущих) произведению. 

В связи с этим незаконное использование персонажа произведения является нарушением исключительного права на само произведение. 

По смыслу приведенных норм материального права размещение на диске формата DVD нескольких персонажей одного аудиовизуального произведения (детского мультипликационного сериала) необходимо рассматривать как одно правонарушение. 

Определение размера компенсации исходя из количества персонажей, размещенных на диске формата DVD, не отвечает смыслу приведенных норм материального права, что не было учтено судами обеих инстанций. 


6.7. При определении разумного размера компенсации за нарушение исключительных прав суд может учитывать количество авторов произведений из расчета определенной суммы каждому автору


Определение Московского городского суда от 17 августа 2012 г. N 4г/8-5784/12

Определяя размер компенсации, суд, учитывая, что ответчиком было допущено нарушение прав 81 автора музыки и текста песни, исходя из принципа разумности и справедливости определил размер компенсации в ... (из расчета ... каждому автору), что соответствует критериям размера такой компенсации, установленным нормами ГК РФ. Выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам и нормам материального и процессуального права.


6.8. Размер компенсации за неправомерное использование произведения должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 ноября 2012 г. N 8953/12

Размер компенсации за неправомерное использование произведения должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя.


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 января 2013 г. N Ф05-7481/12 по делу N А40-82535/2011

Размер компенсации за неправомерное использование произведения должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя.


6.9. Восстановление имущественного положения правообладателя при компенсации означает, он должен быть поставлен в такое положение, в котором он находился бы, если бы произведение использовалось правомерно


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 ноября 2012 г. N 8953/12

Размер компенсации за неправомерное использование произведения должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что он должен быть поставлен в то имущественное положение, в котором он находился бы, если бы произведение использовалось правомерно.


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 января 2013 г. N Ф05-7481/12 по делу N А40-82535/2011

Размер компенсации за неправомерное использование произведения должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что он должен быть поставлен в то имущественное положение, в котором он находился бы, если бы произведение использовалось правомерно.


6.10. При определении размера компенсации следует учитывать возможность привлечения к ответственности правообладателем всех известных нарушителей его права


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 ноября 2012 г. N 8953/12

При определении размера компенсации следует учитывать возможность привлечения к ответственности правообладателем всех известных нарушителей его права.


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 января 2013 г. N Ф05-7481/12 по делу N А40-82535/2011

При определении размера компенсации следует учитывать возможность привлечения к ответственности правообладателем всех известных нарушителей его права.


6.11. Если за нарушение пределов использования интеллектуальной собственности по лицензии лицензионным договором предусмотрена ответственность в дополнение к установленной ГК РФ, то это обстоятельство подлежит учету при определении размера денежной компенсации в случае ее взыскания


Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"

Пунктом 3 статьи 1237 ГК РФ определено использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации способом, не предусмотренным лицензионным договором, либо по прекращении действия такого договора, либо иным образом за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору, влечет ответственность за нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, установленную Кодексом, другими законами или договором.

Если указанное нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации лицензиатом допускается (осуществляется использование соответствующего результата или средства за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору) и за такое нарушение лицензионным договором предусмотрена ответственность в дополнение к установленной частью четвертой ГК РФ, то это обстоятельство подлежит учету при определении размера денежной компенсации в случае ее взыскания (пункт 3 статьи 1252 Кодекса).


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 25 октября 2012 г. N Ф05-11799/12 по делу N А40-14437/2012

Согласно разъяснениям, содержащимся в абз.2 п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", если указанное нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации лицензиатом допускается (осуществляется использование соответствующего результата или средства за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору) и за такое нарушение лицензионным договором предусмотрена ответственность в дополнение к установленной частью четвертой ГК РФ, то это обстоятельство подлежит учету при определении размера денежной компенсации в случае ее взыскания (пункт 3 статьи 1252 Кодекса).


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20 августа 2012 г. N Ф09-7056/12 по делу N А07-22785/2011

Если указанное нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации лицензиатом допускается (осуществляется использование соответствующего результата или средства за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору) и за такое нарушение лицензионным договором предусмотрена ответственность в дополнение к установленной частью четвертой ГК РФ, то это обстоятельство подлежит учету при определении размера денежной компенсации в случае ее взыскания (пункт 3 статьи 1252 Кодекса).


6.12. При определении размера компенсации за нарушение исключительных прав размещение на сайте статьи с фоторепортажем, состоящим из серии фотографий, считается одним нарушением, если серия фотографий отдельно не использовалась


Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 7 декабря 2011 г. N 33-18587/2011

Поскольку нарушения фактически образованы одним и тем же действием ответчика, выразившимся в размещении на интернет-сайте созданного фоторепортажа, вся серия фотографий использовалась как иллюстрация к тексту статьи, т.е. как единое целое, отдельно не использовалась, не имеется оснований рассматривать это как отдельные случаи нарушений и применять норму п. 3 ст. 1252 ГК РФ о праве правообладателя требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.


6.13. Если действиями ответчика истцу не причинены убытки в связи с нарушением исключительных прав, это не препятствует суду в силу природы компенсации определить ее размер, который существенно превышает размер убытков


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Правовое регулирование позволяет взыскивать в пользу лица, чье исключительное право на объект интеллектуальной собственности было нарушено, компенсацию в размере, который может и превышать размер фактически причиненных ему убытков.


Апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия от 13 апреля 2012 г. по делу N 33-636/2012

Ссылки в жалобе на то, что действиями ответчика истцу не причинены убытки, в связи с отсутствием ущерба размер компенсации существенно превышает его размер, также не могут являться основанием для отмены решения суда с учетом положения п. 3 ст. 1252 Гражданского кодекса РФ.


6.14. Требования правообладателя о взыскании компенсации за нарушение авторских и (или) смежных прав подлежат удовлетворению, если ответчик не докажет, что использование произведения осуществлялось с согласия правообладателя


Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23 сентября 2015 г.)

Требования правообладателя о взыскании компенсации за нарушение авторских и (или) смежных прав подлежат удовлетворению, если ответчик не докажет, что использование произведения искусства, созданного творческим трудом автора, осуществлялось с согласия правообладателя.


6.15. Суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела


Обзор судебной практики Верховного Суда РФ N 2 (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26 июня 2015 г.)

Суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым ст. 1301абзацем вторым ст. 1311подп. 1 п. 4 ст. 1515 или подп. 1 п. 2 ст. 1537 ГК РФ.


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 24 июня 2010 г. N Ф09-4779/10-С6 по делу N А07-20820/2009

Рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абз. вторым ст. 1301, абз. вторым ст. 1311подп. 1 п. 4 ст. 1515 или подп. 1 п. 2 ст. 1537 Гражданского кодекса Российской Федерации. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован.


6.16. Суд может снизить размер компенсации за нарушение исключительных прав, учитывая небольшой тираж экземпляров, розничную стоимость одного экземпляра, а также обстоятельство, что авторские права истца нарушает небольшой объем произведения, в котором только часть является контрафактной


Апелляционное определение Московского городского суда от 06 февраля 2014 г. N 33-1152/14

Учитывая то обстоятельство, что факт нарушения исключительных прав истца нашел свое подтверждение в судебном заседании, оценивая характер нарушения и его последствия, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости в целях восстановления нарушенных прав истца, удовлетворить частично его иск и взыскать с ООО в пользу автора денежную компенсацию за нарушение исключительных авторских прав в размере _ рублей, а также взыскать с ГУП денежную компенсацию за нарушение исключительных авторских прав в размере _ рублей, отказав в удовлетворении требования о взыскании с указанных ответчиков денежной компенсации в размере _ рублей как чрезмерно завышенного, учитывая небольшой тираж пособия - экземпляров, розничную стоимость одного экземпляра, а также учитывая, что авторские права истца нарушает небольшой объем пособия, а именно путеводитель к одной игре из десяти и упоминание героя на двух страницах из 63 страниц пособия.

Судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения требований истца в части обязания ответчиков уничтожить контрафактные экземпляры пособия, поскольку данный способ восстановления нарушенных авторских прав, хотя и предусмотрен ст.1252 ГК РФ, однако не соответствует характеру и степени нарушения прав истца и приведет, по сути, к уничтожения экземпляров пособия, в которых только часть является контрафактной.


6.17. Минимальный размер компенсации за нарушение исключительных авторских прав определяется судом на основании ГК РФ, а постановление Авторского совета РАО, устанавливающее более высокий минимальный размер компенсации, не обязательно для суда, поскольку является внутренним документом


Обзор судебной практики Пензенского областного суда с 2010 года по 2014 год "Справка по результатам изучения практики разрешения судами Пензенской области гражданских дел, связанных с разрешением споров о защите интеллектуальных прав" (в соответствии с заданием Верховного Суда РФ от 24.12.2014 N УС-477/13)

Общероссийская общественная организация "Российское Авторское Общество" обратилась в районный суд с иском к ООО о взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав в общей сумме _ руб. Просила взыскать в пользу указанных авторов и правообладателей компенсацию применительно к ст. 1301 ГК РФ. При этом истец ссылался на постановление Авторского совета РАО от 18.12.2009 N 3, которым с 01.01.2010 установлен минимальный размер такой компенсации для каждого автора (соавтора) или иного правообладателя в размере 15 000 руб.

При этом суд первой инстанции не учел постановление Авторского совета РАО от 18.12.2009 N 3, установившее минимальный размер компенсации, указав, что данный документ является внутренним документом, не обязателен к применению судом.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение районного суда оставлено без изменения, апелляционная жалоба ООО - без удовлетворения.


6.18. Закрепляя предельные минимальные и максимальные размеры компенсации, в ГК РФ не содержится каких-либо ограничений размера такой компенсации в предусмотренных законом пределах, относя определение конкретного размера компенсации на усмотрение суда


Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 30 июля 2014 г. по делу N 33-4837/2014

Закрепляя предельные минимальные и максимальные размеры компенсации, Гражданских кодекс РФ не содержит каких-либо ограничений размера такой компенсации в предусмотренных законом пределах, относя определение конкретного размера компенсации на усмотрение суда. При этом избранный судом размер компенсации судом должен быть обоснован.


6.19. Суду не предоставлено право определять по своему усмотрению сумму компенсации за нарушение исключительных прав с учетом финансового, социального и семейного положения нарушителя


Апелляционное определение Верховного Суда Республики Карелия от 13 апреля 2012 г. по делу N 33-636/2012

Довод жалобы о том, что судом не было учтено его финансовое, социальное, семейное положение, подлежит отклонению, поскольку в данном случае суду не предоставлено право определять по своему усмотрению суммы взыскиваемой компенсации по правилам абзаца 3 ст. 1301 Гражданского кодекса РФ.


Примечание

Внимание! Имеются судебные решения, противоречащие приведенному выше подходу.


6.19.1. Суд, определяя компенсацию за нарушение интеллектуальных прав, не лишен возможности принять во внимание материальное положение ответчика, наличие о него несовершеннолетних детей


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Суд исходя из общих начал гражданского законодательства не лишен возможности принять во внимание материальное положение ответчика - индивидуального предпринимателя, допустившего нарушение интеллектуальных прав, и другие обстоятельства, например наличие у него несовершеннолетних детей. Данный вывод соотносится с неоднократно выраженной Конституционным Судом Российской Федерации правовой позицией, в силу которой суды при рассмотрении дел обязаны исследовать по существу фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, поскольку иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту оказывалось бы ущемленным (постановления от 6 июня 1995 г. N 7-П, от 13 июня 1996 г. N 14-П, от 27 октября 2015 г. N 28-П и др.).


6.20. В нормах ГК РФ о компенсации за нарушение исключительных прав не предусмотрена солидарная ответственность нарушителей по выплате компенсации автору


Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 28 мая 2012 г. N 33-6861/2012

В соответствии со ст. 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (ст.ст. 12501252 и 1253), вправе в соответствии с п. 3 ст. 1252 ГК РФ требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда.

Размер подлежащей взысканию с ответчиков денежной компенсации суд определил исходя из характера допущенного правонарушения с соблюдением принципов разумности, справедливости и соразмерности компенсации последствиям нарушения, не выходя за пределы, установленные ст. 1301 ГК РФ.

Поскольку положениями ст. 1301 ГК РФ не предусмотрено солидарной обязанности нарушителей по выплате компенсации, и отсутствует неделимость предмета обязательства, а также обязательство должников (ответчиков), связанное с предпринимательской деятельностью, то судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии правовых оснований к возложению на ответчиков солидарной ответственности по выплате истцу компенсации за нарушение исключительного имущественного права.


6.21. Прекращение статуса индивидуального предпринимателя не освобождает ответчика от ответственности в форме выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования интеллектуальной собственности


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Учитывая, что в силу статьи 24 ГК Российской Федерации гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание, - последствия применения санкции в форме компенсации за однократное нарушение исключительных прав сохраняются для нарушителя даже после прекращения им предпринимательской деятельности.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 29 января 2013 г. по делу N 33-119/2013

Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

Учитывая, что в судебном заседании нашел свое подтверждение факт нарушения ответчиком прав правообладателя, подлежит взысканию с ответчика компенсация, при определении которой судом апелляционной инстанции учитывается характер нарушения, обстоятельства дела, требования разумности и справедливости.

При этом прекращение статуса индивидуального предпринимателя не освобождает ответчика от указанной ответственности при установленных обстоятельствах.


6.22. Если не доказано, что произведение является служебным, работник вправе требовать взыскания компенсации за нарушение исключительного права на созданные им произведения


Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23 сентября 2015 г.)

Если не доказано, что фотографии выполнены работником в рамках исполнения служебных обязанностей и служебного задания, последний вправе требовать взыскания компенсации за нарушение исключительного права на созданные им произведения.


6.23. Суд может не удовлетворить иск о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на интеллектуальную собственность, если истец отказался от назначения судебной экспертизы для установления факта использования ответчиком принадлежащего истцу объекта, лишив суд возможности сравнить объект, используемый ответчиком, с объектом, исключительными правами на который обладает истец


Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 февраля 2013 г. N ВАС-238/13

По иску общества с ограниченной ответственностью о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на программное обеспечение в размере 100 000 рублей.

Суд с учетом представленных документов сделал вывод о недоказанности факта использования после расторжения договора обществом объектов исключительных прав, принадлежащих истцу, хотя бремя доказывания лежит на истце. При этом указал, что названное обстоятельство могло быть подтверждено определенными (допустимыми) доказательствами, которым является, в частности, заключение эксперта, однако истец отказался от назначения судебной экспертизы для установления факта использования ответчиком принадлежащего истцу программного обеспечения, тем самым лишив суд возможности сравнить программное обеспечение, используемое ответчиком с программным обеспечением, исключительными правами на которое обладает истец.

При таких обстоятельствах суд не нашел оснований для удовлетворения иска, направленного на защиту исключительных прав истца.


6.24. Закон не предусматривает возможность взыскания компенсации за каждый способ неправомерного использования произведения, поскольку нарушитель привлекается к гражданско-правовой ответственности за каждый случай неправомерного использования произведения либо за допущенное нарушение в целом, поэтому за воспроизведение и распространение произведения суд может раздельную компенсацию не взыскать


Обзор судебной практики Пензенского областного суда с 2010 года по 2014 год "Справка по результатам изучения практики разрешения судами Пензенской области гражданских дел, связанных с разрешением споров о защите интеллектуальных прав" (в соответствии с заданием Верховного Суда РФ от 24.12.2014 N УС-477/13)

Решением районного суда иск к ООО о взыскании компенсации за нарушение исключительного права истца на использование фотографического произведения был оставлен без удовлетворения. При этом суд первой инстанции принял во внимание, что ранее решением того же суда с ответчика в пользу истца уже была взыскана компенсация за нарушение исключительного права истца на использование фотографии при ее использовании. Суд сделал вывод, что воспроизведение и распространение являются способами использования произведения, а закон не предусматривает возможность взыскания компенсации за каждый способ использования произведения, ибо такой критерий для взыскания денежной компенсации не установлен.

Изучение практики разрешения судами гражданских дел, связанных с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, показало, что суды правильно разрешали дела данной категории, применяя нормы международного и российского права, разъяснения Верховного Суда РФ, данные в постановлениях Пленума.

Вместе с тем требуют дополнительных разъяснений вопросы, возникшие у судов при разрешении указанной категории споров.

В силу ч. 3 ст. 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права.

Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

Согласно абз. 3 ст. 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных ГК РФ (ст.ст. 12501252 и 1253), вправе в соответствии с п. 3 ст. 1252 ГК РФ требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации, в том числе в виде двукратного размера стоимости экземпляров произведения или двукратного размера стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Воспроизведение и распространение произведения являются способами его использования (ч. 2 ст. 1270 ГК РФ).

Считать ли воспроизведение и распространение произведения раздельными случаями неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности? Возможно ли взыскание компенсации за нарушение исключительных прав автора раздельно за воспроизведение и распространение произведения?


6.25. Компенсация за доказанный факт нарушения авторских прав не ставится законодателем в зависимость от того обстоятельства, знал ли нарушитель о неправомерности своих действий


Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23 сентября 2015 г.)

Основанием для взыскания компенсации является доказанный факт нарушения авторских прав, компенсация не ставится законодателем в зависимость от того обстоятельства, знал ли нарушитель о неправомерности своих действий.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 23 сентября 2014 г. по делу N 33-12694/2014

Основанием для взыскания компенсации является доказанный факт нарушения авторских прав, компенсация не ставится законодателем в зависимость от того обстоятельства, знал ли нарушитель о неправомерности своих действий.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Иркутского областного суда от 21 января 2014 г. по делу N 33-312-14

Основанием для взыскания компенсации является доказанный факт нарушения авторских прав, компенсация не ставится в зависимость от того обстоятельства, знал ли нарушитель о неправомерности своих действий.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 20 августа 2013 г. по делу N 33-13068/2013

Основанием для взыскания компенсации является доказанный факт нарушения авторских прав, компенсация не ставится в зависимость от того обстоятельства, знал ли нарушитель о неправомерности своих действий.


Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 20 июня 2013 г. N Ф06-4759/13 по делу N А12-20547/2012

Основанием для взыскания компенсации является доказанный факт нарушения авторских прав, компенсация не ставится в зависимость от того обстоятельства, знал ли нарушитель о неправомерности своих действий.


6.26. При определении размера компенсации за незаконное использование интеллектуальной собственности суд исходит из соразмерности компенсации последствиям нарушения


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 ноября 2012 г. N 8953/12

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации за незаконное использование результата интеллектуальной деятельности суд принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 января 2013 г. N Ф05-7481/12 по делу N А40-82535/2011

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации за незаконное использование результата интеллектуальной деятельности суд принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 24 июня 2010 г. N Ф09-4779/10-С6 по делу N А07-20820/2009

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации за незаконное использование результата интеллектуальной деятельности суд принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 8 августа 2013 г. N Ф04-2976/13 по делу N А70-2612/2012

При определении размера компенсации за незаконное использование результата интеллектуальной деятельности суд принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 июля 2013 г. N Ф08-3720/13 по делу N А32-8917/2012

При определении размера компенсации за незаконное использование результата интеллектуальной деятельности суд принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


6.27. При определении размера компенсации за нарушение исключительных прав суд учитывает, в частности, характер нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных нарушений, вероятные убытки


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 ноября 2012 г. N 8953/12

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 января 2013 г. N Ф05-7481/12 по делу N А40-82535/2011

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 8 августа 2013 г. N Ф04-2976/13 по делу N А70-2612/2012

При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 июля 2013 г. N Ф08-3720/13 по делу N А32-8917/2012

При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 24 июня 2010 г. N Ф09-4779/10-С6 по делу N А07-20820/2009

При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


6.28. Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования объекта интеллектуальных прав, то за основу следует принимать вознаграждение, обычно взимаемое за простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения


Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26.03.2009 г. "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"

Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17 июля 2013 г. N Ф05-7697/13 по делу N А40-32974/2012

Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.


Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 15 января 2013 г. N Ф03-6025/12 по делу N А04-3711/2012

Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.


Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 13 декабря 2012 г. N Ф06-8091/12 по делу N А12-6427/2011

Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.


Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14 августа 2012 г. N Ф04-3122/12 по делу N А27-11400/2011

Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.


7. Соотношение авторских и патентных прав при защите интеллектуальных прав


7.1. Если регистрация и последующее использование произведения в качестве промышленного образца осуществлены без согласия автора этого произведения, автор вправе осуществлять защиту своих авторских прав независимо от того, предъявлялось ли требование о признании патента недействительным


Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"

Если в качестве промышленного образца с согласия правообладателя зарегистрирован объект авторских прав (или их совокупность), способ защиты исключительного права от совершаемых нарушений определяется характером такого нарушения. Если нарушитель совершает действия по использованию промышленного образца (статья 1358 ГК РФ), патентообладатель вправе осуществлять защиту способами, предусмотренными для защиты патентных прав (параграф 8 главы 72статья 1252 ГК РФ). Если же нарушено исключительное право на использование произведения (статья 1270 ГК РФ) способами, не связанными с использованием промышленного образца, защиту вправе осуществлять обладатель авторского права способами, предусмотренными для защиты авторских прав (статьи 13011252 ГК РФ).

Если регистрация и последующее использование произведения в качестве промышленного образца осуществлены без согласия автора этого произведения, автор вправе осуществлять защиту своих авторских прав независимо от того, предъявлялось ли требование о признании патента недействительным.


7.2. Удовлетворение требований о защите авторских прав на произведение, выраженное в промышленном образце, само по себе не влечет признания патента на промышленный образец недействительным


Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"

Если в качестве промышленного образца с согласия правообладателя зарегистрирован объект авторских прав (или их совокупность), способ защиты исключительного права от совершаемых нарушений определяется характером такого нарушения. Если нарушитель совершает действия по использованию промышленного образца (статья 1358 ГК РФ), патентообладатель вправе осуществлять защиту способами, предусмотренными для защиты патентных прав (параграф 8 главы 72статья 1252 ГК РФ). Если же нарушено исключительное право на использование произведения (статья 1270 ГК РФ) способами, не связанными с использованием промышленного образца, защиту вправе осуществлять обладатель авторского права способами, предусмотренными для защиты авторских прав (статьи 13011252 ГК РФ).

Если регистрация и последующее использование произведения в качестве промышленного образца осуществлены без согласия автора этого произведения, автор вправе осуществлять защиту своих авторских прав независимо от того, предъявлялось ли требование о признании патента недействительным. При этом удовлетворение соответствующих требований автора произведения само по себе не влечет признания патента недействительным.


7.3. Решение суда по делу о нарушении авторских прав не может служить препятствием для заключения обладателем патента на промышленный образец с автором произведения лицензионного договора


Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"

Если в качестве промышленного образца с согласия правообладателя зарегистрирован объект авторских прав (или их совокупность), способ защиты исключительного права от совершаемых нарушений определяется характером такого нарушения. Если нарушитель совершает действия по использованию промышленного образца (статья 1358 ГК РФ), патентообладатель вправе осуществлять защиту способами, предусмотренными для защиты патентных прав (параграф 8 главы 72статья 1252 ГК РФ). Если же нарушено исключительное право на использование произведения (статья 1270 ГК РФ) способами, не связанными с использованием промышленного образца, защиту вправе осуществлять обладатель авторского права способами, предусмотренными для защиты авторских прав (статьи 13011252 ГК РФ).

Решение суда по делу о нарушении авторских прав не может служить препятствием для заключения патентообладателем с автором произведения лицензионного договора.


7.4. Нормы ст. 1252 ГК РФ о взыскании компенсации за нарушение исключительного права применяются не только к объектам авторских и смежных прав, но и к исключительным правам на изобретение по патенту, поскольку в силу статьи 1406 ГК РФ суды рассматривают споры, связанные с защитой патентных прав, в частности о размере, сроке и порядке выплаты компенсации


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 14 августа 2014 г. по делу N 33-11079/2014

Довод апелляционной жалобы о том, что истцом избран ненадлежащий способ защиты нарушенного права в виде взыскания компенсации, не принимается во внимание, поскольку основан на неправильном толковании норм статей 1229,12521301 Гражданского кодекса Российской Федерации, противоречит сложившейся судебной практике разрешения споров данной категории.

Ссылка в апелляционной жалобе на то обстоятельство, что исключительное право на изобретение по патенту не является объектом авторских и смежных прав, поэтому вопрос о компенсации не регулируется статьей 1252 ГК РФ, является необоснованной, поскольку в силу статьи 1406 ГК РФ суды рассматривают споры, связанные с защитой патентных прав, в частности о размере, сроке и порядке выплаты компенсации, предусмотренных ГК РФ.


8. Межотраслевая юридическая ответственность за нарушение исключительных прав


8.1. Отказ в привлечении лица к уголовной ответственности за нарушение авторских прав не означает невозможность применения к нему мер гражданско-правовой ответственности


Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 декабря 2007 г. N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности"

Сам по себе отказ в привлечении лица к уголовной ответственности за нарушение авторских прав не означает невозможности применения к нему мер гражданско-правовой ответственности.


8.2. Применение гражданско-правовой ответственности за нарушение пределов использования интеллектуальной собственности не исключает возможности применения мер административно-правовой или уголовной ответственности за эти нарушения


Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"

Пунктом 3 статьи 1237 ГК РФ определено использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации способом, не предусмотренным лицензионным договором, либо по прекращении действия такого договора, либо иным образом за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору, влечет ответственность за нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, установленную Кодексом, другими законами или договором.

Если указанное нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации лицензиатом допускается (осуществляется использование соответствующего результата или средства за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору) и за такое нарушение лицензионным договором предусмотрена ответственность в дополнение к установленной частью четвертой ГК РФ, то это обстоятельство подлежит учету при определении размера денежной компенсации в случае ее взыскания (пункт 3 статьи 1252 Кодекса).

Применение данной гражданско-правовой ответственности не исключает возможности применения мер административно-правовой или уголовной ответственности за эти нарушения.


8.3. Если предыдущий правообладатель товарного знака не предъявлял претензий к нарушителю, а после отчуждения исключительного права новый правообладатель такие претензии заявил, то в целях освобождения себя от административной ответственности нарушитель не праве оспаривать действия Роспатента о внесении записи о новом правообладателе


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 4 сентября 2009 г. N КА-А40/8292-09

Отказывая в удовлетворении заявления, суды правильно указали, что доводы заявителя относятся не к правомерности внесения записей, которые произведены в соответствии с нормативными актами и содержанием договоров, а к квалификации данных договоров, как лицензионных, согласно статье 1233 ГК РФ. Таким образом, суды правомерно с учетом содержания договоров обоснованно посчитали, что они не содержат каких-либо ограничений по способам использования и (или) срокам действия, являются договорами о полной передаче исключительного права на товарные знаки, ввиду чего согласно статьям 431, 1233, 1234 ГК РФ являются договорами об отчуждении исключительного права.

Защита гражданских прав осуществляется способами, установленными в статье 12 ГК РФ, в частности путем признания права, а также иными способами, предусмотренными законом.

По смыслу указанной правовой нормы способы защиты подлежат применению в случае, когда имеет место нарушение или оспаривание прав и законных интересов лица, требующего их применения, а нарушено или оспорено может быть только существующее право.

Суды правильно установили, что нарушение своих прав и создание препятствий в осуществлении предпринимательской деятельности в связи с внесением ответчиком записей в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания о регистрации вышеуказанных договоров заявитель усматривает в том, что прежний владелец товарных знаков - ООО, уступленных по вышеуказанным договорам, не предъявлял претензий к заявителю о нарушении исключительных прав на товарные знаки, а новый владелец предъявил эти претензии, что явилось следствием привлечения его к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ.

По мнению заявителя, признание незаконными действий Роспатента по внесению записей в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания "о смене владельца товарных знаков", то есть фактически о регистрации договоров уступки, приведет к возврату товарных знаков прежнему владельцу, а следовательно, к отсутствию оснований для привлечения его к ответственности.

Опровергая данные утверждения заявителя, суды правомерно указали, что поскольку ответственность за незаконное использование товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения наступает независимо от того, какое конкретно физическое или юридическое лицо является правообладателем товарного знака (статья 1515 ГК РФ), а отсутствие запрета не считается согласием (разрешением) правообладателя на использование результатов интеллектуальной деятельности (пункт 1 статьи 1229 ГК РФ), изменение правообладателя товарных знаков по указанным договорам не влияет и не может повлиять никаким образом на гражданские права и охраняемые законом интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, предъявление любого заявления должно иметь своей целью восстановление нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов обратившегося в суд лица.


8.4. Правовые позиции КС РФ в отношении публично-правовой ответственности о справедливости, соразмерности и индивидуализации санкций, применимы к регулированию ответственности в сфере интеллектуальной собственности в той мере, в какой устанавливаемые санкции выполняют публичную функцию превенции


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Из приведенной правовой позиции следует, что если использование индивидуальным предпринимателем при осуществлении предпринимательской деятельности результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, права на которые принадлежат другим лицам, в нарушение этих прав носит очевидно грубый характер либо размер подлежащей выплате компенсации, исчисленной по установленным правилам, сопоставим с размером причиненных правообладателю убытков, то тяжесть последствий применения данной меры ответственности, как обусловленная целями охраны интеллектуальной собственности, должна презюмироваться соразмерной содеянному и не может влечь негативную конституционную оценку.

Конституционными требованиями справедливости и соразмерности предопределяется дифференциация публично-правовой ответственности в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении тех или иных мер государственного принуждения; соответственно уголовно-правовые и административно-правовые санкции, устанавливаемые в целях защиты конституционно-значимых ценностей, должны определяться исходя из требования адекватности порождаемых ими последствий (в том числе для лица, в отношении которого они применяются) тому вреду, который причинен в результате противоправного деяния, с тем чтобы обеспечивались соразмерность мер уголовного и административного наказания совершенному правонарушению, а также баланс основных прав индивида и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от противоправных посягательств.

Приведенные правовые позиции, сформулированные Конституционным Судом Российской Федерации в отношении публично-правовой ответственности, применимы и к регулированию гражданско-правовой ответственности в той мере, в какой устанавливаемые законодателем штрафные по своему характеру санкции выполняют и публичную функцию превенции.


9. Конституционно-правовой смысл компенсации за нарушение исключительных прав


9.1. Требование от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации без доказывания в суде размера причиненных убытков является для правообладателя специальным способов защиты в силу трудности установления факта и размера убытков при нарушении интеллектуальных прав


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

В силу значительной специфики объектов интеллектуальной собственности, обусловленной их нематериальной природой, правообладатели ограничены как в возможности контролировать соблюдение принадлежащих им исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации третьими лицами и выявлять допущенные нарушения, так и в возможности установить точную или, по крайней мере, приблизительную величину понесенных ими убытков (особенно в виде упущенной выгоды), в том числе если правонарушение совершено в сфере предпринимательской деятельности.

С учетом указанной специфики, предопределяющей необходимость установления специальных способов защиты нарушенных исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности, Гражданский кодекс Российской Федерации предоставляет правообладателю право в случаях, предусмотренных данным Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, требовать от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты соответствующей компенсации и освобождает его от доказывания в суде размера причиненных убытков. Размер компенсации, которая подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, как следует из пункта 3 статьи 1252 ГК Российской Федерации, определяется судом в пределах, установленных данным Кодексом (в том числе статьями 1301, 1311 и 1515), в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости; если же одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации.


9.2. Учитывая объективные трудности в оценке причиненных правообладателю убытков, законодатель придал штрафной характер взысканию компенсации за нарушение интеллектуальных прав


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Взыскание предусмотренной подпунктом 1 статьи 1301, подпунктом 1 статьи 1311 и подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации компенсации за нарушение интеллектуальных прав, будучи штрафной санкцией, преследующей в том числе публичные цели пресечения нарушений в сфере интеллектуальной собственности, является тем не менее частноправовым институтом. Вводя штрафную по своей природе ответственность за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, федеральный законодатель учитывал объективные трудности в оценке причиненных правообладателю убытков.


9.3. Штрафная по своей природе ответственность за нарушение интеллектуальных прав обусловлена не только объективной трудностью в оценке убытков, но и необходимостью общей превенции соответствующих правонарушений


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Вводя штрафную по своей природе ответственность за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, федеральный законодатель не только учитывал объективные трудности в оценке причиненных правообладателю убытков, но и руководствовался необходимостью - в контексте правовой политики государства по охране интеллектуальной собственности - общей превенции соответствующих правонарушений.


9.4. Несмотря на штрафной характер компенсации за нарушение интеллектуальных прав, данный институт основывается на признании равенства правообладателя и нарушителя


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Взыскание предусмотренной подпунктом 1 статьи 1301, подпунктом 1 статьи 1311 и подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации компенсации за нарушение интеллектуальных прав, будучи штрафной санкцией, преследующей в том числе публичные цели пресечения нарушений в сфере интеллектуальной собственности, является тем не менее частноправовым институтом, который основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений (пункт 1 статьи 1 ГК Российской Федерации), а именно правообладателя и нарушителя его исключительного права на объект интеллектуальной собственности.


9.5. Суд, определяя компенсацию за нарушение интеллектуальных прав, не лишен возможности принять во внимание факт совершения правонарушения впервые, степень разумности и добросовестности, проявленные ответчиком при совершении правонарушения


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Суд исходя из общих начал гражданского законодательства не лишен возможности принять во внимание материальное положение ответчика - индивидуального предпринимателя, факт совершения им правонарушения впервые, степень разумности и добросовестности, проявленные ответчиком при совершении действия, квалифицируемого как правонарушение.


9.6. Устанавливая возможность снижения общего размера компенсации ниже установленных пределов, законодатель устанавливает другой низший предел (не менее 50% суммы минимальных размеров всех компенсаций), что не исключает ситуации, при которой мера ответственности за однократное нарушение исключительных прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности может оказаться чрезмерной


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Пункт 3 статьи 1252 ГК Российской Федерации во взаимосвязи с другими положениями данного Кодекса, включая его статьи 1301, 1311 и 1515, закрепляет в числе прочего правила, которыми должен руководствоваться суд при определении размера компенсации в случае, если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации: в таких случаях размер компенсации определяется судом - в пределах, установленных данным Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости - за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации; если же права на соответствующие результаты или средства индивидуализации принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации может быть снижен судом ниже пределов, установленных данным Кодексом.

Поскольку, как следует из абзаца третьего пункта 3 статьи 1252 ГК Российской Федерации, общий размер компенсации при этом все равно не должен составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения, не исключаются ситуации, при которых определяемая на основании указанных норм Гражданского кодекса Российской Федерации мера ответственности за однократное нарушение исключительных прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, даже принимая во внимание его характер и последствия, а также другие обстоятельства дела, может оказаться чрезмерной, не отвечающей требованиям разумности и справедливости.


9.7. Чрезмерная компенсация за нарушение интеллектуальных прав в качестве санкции против юридического лица обычно не приводит к непропорциональному вторжению в имущественную сферу его участников - физических лиц


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Поскольку, как следует из абзаца третьего пункта 3 статьи 1252 ГК Российской Федерации, общий размер компенсации не должен составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения, не исключаются ситуации, при которых определяемая на основании указанных норм Гражданского кодекса Российской Федерации мера ответственности за однократное нарушение исключительных прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, даже принимая во внимание его характер и последствия, а также другие обстоятельства дела, может оказаться чрезмерной, не отвечающей требованиям разумности и справедливости. Применение подобной санкции к нарушителю - юридическому лицу обычно не приводит к непропорциональному вторжению в имущественную сферу его участников - физических лиц.


9.8. Чрезмерная компенсация за нарушение интеллектуальных прав в качестве санкции против ИП не исключает возложение на нарушителя столь серьезных имущественных обязательств, что их исполнение может крайне негативно отразиться на его жизненной ситуации


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Поскольку, как следует из абзаца третьего пункта 3 статьи 1252 ГК Российской Федерации, общий размер компенсации при этом все равно не должен составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения, не исключаются ситуации, при которых определяемая на основании указанных норм Гражданского кодекса Российской Федерации мера ответственности за однократное нарушение исключительных прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, даже принимая во внимание его характер и последствия, а также другие обстоятельства дела, может оказаться чрезмерной, не отвечающей требованиям разумности и справедливости. Причем если применение подобной санкции к нарушителю - юридическому лицу обычно не приводит к непропорциональному вторжению в имущественную сферу его участников - физических лиц, то в отношении индивидуального предпринимателя оно не исключает возложение на нарушителя столь серьезных имущественных обязательств, что их исполнение в свою очередь может не только поставить под сомнение продолжение им предпринимательской деятельности (что само по себе можно рассматривать как конституционно допустимое следствие совершенного правонарушения), но и крайне негативно отразиться на его жизненной ситуации.


9.9. Размер компенсации за нарушение интеллектуальных прав в качестве санкции против ИП может поставить под сомнение продолжение им предпринимательской деятельности, что само по себе можно рассматривать как конституционно допустимое следствие совершенного правонарушения


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Поскольку, как следует из абзаца третьего пункта 3 статьи 1252 ГК Российской Федерации, общий размер компенсации при этом все равно не должен составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения, не исключаются ситуации, при которых определяемая на основании указанных норм Гражданского кодекса Российской Федерации мера ответственности за однократное нарушение исключительных прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, даже принимая во внимание его характер и последствия, а также другие обстоятельства дела, может оказаться чрезмерной, не отвечающей требованиям разумности и справедливости. Причем, если применение подобной санкции к нарушителю - юридическому лицу обычно не приводит к непропорциональному вторжению в имущественную сферу его участников - физических лиц, то в отношении индивидуального предпринимателя оно не исключает возложение на нарушителя столь серьезных имущественных обязательств, что их исполнение в свою очередь может не только поставить под сомнение продолжение им предпринимательской деятельности (что само по себе можно рассматривать как конституционно допустимое следствие совершенного правонарушения), но и крайне негативно отразиться на его жизненной ситуации.


9.10. Компенсация за нарушение интеллектуальных прав должна презюмироваться соразмерной содеянному, если использование ИП чужой интеллектуальной собственности носит очевидно грубый характер либо размер компенсации сопоставим с размером причиненных правообладателю убытков


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Если использование индивидуальным предпринимателем при осуществлении предпринимательской деятельности результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, права на которые принадлежат другим лицам, в нарушение этих прав носит очевидно грубый характер либо размер подлежащей выплате компенсации, исчисленной по установленным правилам, сопоставим с размером причиненных правообладателю убытков, то тяжесть последствий применения данной меры ответственности, как обусловленная целями охраны интеллектуальной собственности, должна презюмироваться соразмерной содеянному и не может влечь негативную конституционную оценку.


9.11. Использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением не носит грубый характер, если продавцу не было заведомо известно о контрафактном характере реализуемой им продукции


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Отступление от требований справедливости, равенства и соразмерности при взыскании с индивидуального предпринимателя компенсации в пределах, установленных подпунктом 1 статьи 1301, подпунктом 1 статьи 1311 и подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации во взаимосвязи с абзацем третьим пункта 3 статьи 1252 данного Кодекса, за нарушение одним действием прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации может иметь место, если размер подлежащей выплате компенсации, исчисленной по установленным данными законоположениями правилам даже с учетом возможности ее снижения, многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков и если обстоятельства конкретного дела свидетельствуют, в частности, о том, что правонарушение совершено индивидуальным предпринимателем впервые и что использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью его предпринимательской деятельности и не носило грубый характер (например, если продавцу не было заведомо известно о контрафактном характере реализуемой им продукции).


9.12. Лицо, нарушившее исключительное право на объект интеллектуальной собственности при осуществлении предпринимательской деятельности, должно иметь возможность доказать, что им были предприняты все необходимые меры и проявлена разумная осмотрительность с тем, чтобы избежать незаконного использования права, принадлежащего правообладателю


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Лицо, нарушившее исключительное право на объект интеллектуальной собственности при осуществлении предпринимательской деятельности, исходя из общих принципов гражданско-правовой ответственности и с учетом того, что обладатель нарушенного права в целях реализации предписаний статьи 44 (часть 1) Конституции Российской Федерации освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков, а санкция в виде выплаты компенсации подлежит применению независимо от вины нарушителя (пункт 3 статьи 1250 и пункт 3 статьи 1252 ГК Российской Федерации), должно иметь возможность доказать, что им были предприняты все необходимые меры и проявлена разумная осмотрительность с тем, чтобы избежать незаконного использования права, принадлежащего другому лицу - правообладателю.


9.13. Отсутствие у суда правомочия при наличии определенных обстоятельств снижать размер компенсации за нарушение интеллектуальных прав ниже установленных законом пределов может привести к явно несоразмерной имущественной санкции


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Принимая во внимание высокую динамику отношений в сфере охраны интеллектуальной собственности и развитие регулирующего эти отношения законодательства, а также учитывая, что при рассмотрении дела о защите интеллектуальных прав на стороне истца может выступать экономически более сильное, нежели ответчик, лицо, отсутствие у суда правомочия при наличии определенных обстоятельств снижать размер компенсации за однократное неправомерное использование нескольких результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации ниже установленных законом пределов может привести - вопреки конституционным требованиям справедливости и равенства - к явной несоразмерности налагаемой на ответчика имущественной санкции ущербу, причиненному правообладателю, и тем самым - к нарушению баланса их прав и законных интересов, которые защищаются статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации и соблюдение которых гарантируется основанными на этих статьях принципами гражданско-правовой ответственности в сфере предпринимательской деятельности.


9.14. Отступление от требований справедливости, равенства и соразмерности при взыскании с ИП компенсации возможно, если размер компенсации многократно превышает размер убытков, правонарушение совершено впервые, использование объектов интеллектуальной собственности не являлось существенной частью предпринимательской деятельности


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Отступление от требований справедливости, равенства и соразмерности при взыскании с индивидуального предпринимателя компенсации в пределах, установленных подпунктом 1 статьи 1301, подпунктом 1 статьи 1311 и подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации во взаимосвязи с абзацем третьим пункта 3 статьи 1252 данного Кодекса, за нарушение одним действием прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации может иметь место, если размер подлежащей выплате компенсации, исчисленной по установленным данными законоположениями правилам даже с учетом возможности ее снижения, многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков и если обстоятельства конкретного дела свидетельствуют, в частности, о том, что правонарушение совершено индивидуальным предпринимателем впервые и что использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью его предпринимательской деятельности и не носило грубый характер (например, если продавцу не было заведомо известно о контрафактном характере реализуемой им продукции).


9.15. При определении компенсации за нарушение интеллектуальных прав учитывается многократное ее превышение размеру причиненных правообладателю убытков, если эти убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Отступление от требований справедливости, равенства и соразмерности при взыскании с индивидуального предпринимателя компенсации в пределах, установленных подпунктом 1 статьи 1301, подпунктом 1 статьи 1311 и подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации во взаимосвязи с абзацем третьим пункта 3 статьи 1252 данного Кодекса, за нарушение одним действием прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации может иметь место, если размер подлежащей выплате компенсации, исчисленной по установленным данными законоположениями правилам даже с учетом возможности ее снижения, многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков (притом что эти убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком).


9.16. При определении возможности снижения компенсации за нарушение интеллектуальных прав в случае ее многократного превышения размеру причиненных правообладателю убытков такое превышение доказывает ответчик


Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края"

Отступление от требований справедливости, равенства и соразмерности при взыскании с индивидуального предпринимателя компенсации в пределах, установленных подпунктом 1 статьи 1301, подпунктом 1 статьи 1311 и подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации во взаимосвязи с абзацем третьим пункта 3 статьи 1252 данного Кодекса, за нарушение одним действием прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации может иметь место, если размер подлежащей выплате компенсации, исчисленной по установленным данными законоположениями правилам даже с учетом возможности ее снижения, многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков (притом что эти убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком).


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


В "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.


Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.


Материал приводится по состоянию на сентябрь 2019 г.


См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

См. Содержание материалов Энциклопедии судебной практики


При подготовке "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.