И.Ш. Файзутдинов, Г.С. Шапкина. Комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" (Наиболее актуальные вопросы предпринимательской деятельности. Комментарии судебной практики ВАС РФ. / Отв. ред. Л.А. Новоселова, М.А. Рожкова). - Специально для системы ГАРАНТ, 2009 г.

Комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах"

ГАРАНТ:

См. справку "Наиболее актуальные вопросы предпринимательской деятельности. Комментарии судебной практики ВАС РФ. / Отв. ред. Л.А. Новоселова, М.А. Рожкова"


Издание комментируемого Постановления связано с внесением в Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах"*(1) (далее - Закон, Закон об акционерных обществах) существенных изменений и дополнений, затронувших более половины содержащихся в нем норм (см. Федеральный закон от 7 августа 2001 г. N 120-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об акционерных обществах"; далее - Закон от 7 августа 2001 г.*(2)), а также появлением ряда других законодательных актов, влияющих на регулирование деятельности акционерных обществ и практику разрешения споров, связанных с применением Закона.

Последующие изменения Закона об акционерных обществах (в 2002-2009 г.г.)*(3) не привели к утрате актуальности большинства изложенных в Постановлении разъяснений. В судебной практике вместе с тем выявился ряд новых вопросов. Правовая позиция по многим из них определена Конституционным Судом РФ в Постановлениях от 10 апреля 2003 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 84 Федерального закона "Об акционерных обществах" в связи с жалобой открытого акционерного общества "Приаргунское", от 24 февраля 2004 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона "Об акционерных обществах", регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании "Кадет Истеблишмент" и запросом Октябрьского районного суда города Пензы" и др., а также Высшим Арбитражным Судом РФ в Постановлении Пленума от 20 июня 2007 г. N 40 "О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью", информационных письмах Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 124 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами отдельных положений статей 40 и 40.1 Федерального закона "О приватизации государственного и муниципального имущества", от 22 декабря 2005 г. N 99 "Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации", от 30 мая 2005 г. N 92 "О рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании оценки имущества, произведенной независимым оценщиком", в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по конкретным делам.

Комментируемое Постановление имеет значение не только для арбитражных судов, которым оно адресовано. По данным Госкомстата России, на 1 января 2008 г. в России было зарегистрировано 284900 акционерных обществ. Многочисленные экономические споры, возникающие между ними и другими участниками предпринимательской деятельности, конфликты интересов внутри обществ, довольно частые факты прямого нарушения законодательства - все это реалии сегодняшнего дня. Обеспечение обществам, а также их участникам, кредиторам и другим лицам, с которыми они взаимодействуют, квалифицированной судебной защиты на основе четкого и единообразного применения законодательства - необходимое условие укрепления законности в сфере экономики, а тем самым и повышения эффективности предпринимательской деятельности. Решению этой основной задачи в значительной степени способствует и комментируемое Постановление.

В Постановлении затронут широкий круг вопросов. Наряду с разъяснениями, относящимися к практике применения вновь введенных (и измененных) норм Закона, в нем сохранена значительная часть указаний, содержавшихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 апреля 1997 г. N 4/8*(4) (далее - Постановление Пленума N 4/8), посвященном той же проблематике, не потребовавших пересмотра в связи с обновлением законодательства. Это - и свидетельство стабильности практики применения акционерного законодательства на уровне Высшего Арбитражного Суда РФ, и подтверждение актуальности ранее выработанных подходов. В настоящем комментарии рассмотрены те из разъяснений, содержащихся в Постановлении, к которым приходится наиболее часто обращаться при применении Закона.


Сфера действия Закона


Одними из важнейших положений Закона об акционерных обществах являются нормы, определяющие сферу действия этого акта. В ст. 1 говорится, что действие Закона распространяется на все акционерные общества, созданные и создаваемые на территории Российской Федерации, если иное не предусмотрено данным Законом и другими федеральными законами.

В ст. 1 Закона об акционерных обществах названы три группы акционерных обществ, для которых в специальном законодательстве могут предусматриваться особенности правового регулирования:

а) акционерные общества в сферах банковской, страховой и инвестиционной деятельности;

б) общества, созданные на базе реорганизованных предприятий и организаций агропромышленного комплекса;

в) общества, образованные на основе приватизированных государственных и муниципальных предприятий.

Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ дал разъяснения о применении специальных правил и соотношении их с нормами Закона.

Для первых двух групп названных обществ в круг вопросов, по которым в специальном законодательстве могут устанавливаться иные правила, входят особенности порядка создания и правового положения, реорганизации и ликвидации. Кроме того, в соответствии с дополнением, внесенным Федеральным законом от 8 июля 1999 г. N 138-ФЗ в ст. 96 ГК РФ, банковским законодательством могут определяться особенности прав и обязанностей участников кредитных организаций, созданных в форме акционерных обществ.

Особенности правового регулирования, относящиеся к акционерным банкам и другим кредитным организациям, установлены Федеральным законом от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности"*(5) и Федеральным законом от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)"*(6). Многие вопросы регламентированы нормативными актами Центрального банка РФ, изданными в соответствии с этими законами*(7).

Специфика правового регулирования акционерного предпринимательства в области страховой деятельности отражена в Законе РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации"*(8), а акционерных обществ в инвестиционной сфере - в Федеральном законе от 29 ноября 2001 г. N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах"*(9).

Этими Законами предусмотрены ограничения видов деятельности, которыми могут заниматься указанные общества (установлена специальная правоспособность), введены дополнительные требования, предъявляемые к учредителям обществ, определены более высокие минимальные размеры уставного капитала по сравнению с установленными ст. 26 Закона и ряд других правил. При применении соответствующих актов, говорится в комментируемом Постановлении Пленума, нужно иметь в виду, что специальное регулирование может вводиться лишь в части, указанной в ГК РФ и Законе. Во всем остальном на эти общества распространяется действие Закона, включая содержащиеся в нем нормы о гарантиях и способах защиты прав участников общества, о порядке проведения общего собрания акционеров, формирования других его органов управления.

Менее урегулированными оказались вопросы, отражающие специфику, характерную для акционерных обществ в агропромышленном комплексе. Пунктом 5 ст. 94 Закона предусмотрено, что впредь до вступления в силу федеральных законов, касающихся их, указанные общества действуют на основании правовых актов Российской Федерации, принятых до вступления в силу Закона об акционерных обществах. Однако специального закона все еще нет, а многие из ранее принятых актов, на основе которых создавались такие общества, признаны утратившими силу*(10).

Иной подход закреплен в Законе об акционерных обществах к определению особенностей правового регулирования для акционерных обществ, создаваемых при приватизации государственных и муниципальных предприятий. Во-первых, они могут касаться только порядка создания и правового положения таких обществ. Во-вторых, действие устанавливаемых для них особенностей правового положения ограничено во времени. И в-третьих, содержащиеся в Законе об акционерных обществах указания на этот счет следует применять с учетом поправок, внесенных в законодательство Федеральным законом от 21 декабря 2001 г. N 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества" (далее - Закон о приватизации 2001 г.). Эти обстоятельства отражены в Постановлении Пленума.

В соответствии с п. 5 ст. 1 Закона особенности создания входящих в данную группу обществ определяются Федеральным законом и иными правовыми нормативными актами о приватизации. К иным актам относятся указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, а также изданные в пределах предоставленных полномочий нормативные акты федеральных ведомств. Наибольшее число их было принято Министерством имущественных отношений РФ*(11).

Особенности правового положения согласно той же статье Закона устанавливаются не для всех обществ, создаваемых при приватизации, а лишь для тех, акции которых находятся в собственности Российской Федерации, субъектов Федерации или муниципальных образований либо в отношении которых используется специальное право Российской Федерации или других названных субъектов на участие в управлении обществами ("золотая акция"). Эти особенности действуют и в случаях, когда находящиеся в собственности публичных образований акции акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, закреплены на праве хозяйственного ведения за унитарными предприятиями*(12).


Что нужно учитывать при применении данных норм?


До 26 апреля 2002 г. особенности создания и правового положения указанных обществ на законодательном уровне устанавливались Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 123-ФЗ "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации"*(13) (далее - Закон о приватизации 1997 г.), а с 27 апреля 2002 г. регулируются вступившим в силу с этой даты Федеральным законом от 21 декабря 2001 г. N 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества"*(14).

Статьей 31 Закона о приватизации 1997 г. предусматривалось, что по вопросам, подлежавшим согласно этому Закону регулированию другими федеральными законами, до принятия их продолжали действовать нормативные правовые акты Президента РФ и Правительства РФ в части, не противоречащей законодательству Российской Федерации. В связи с этим, пока действовал названный Закон, сохраняли силу в соответствующей части Указы Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2284 "О Государственной программе приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации", от 22 июля 1994 г. N 1535 "Об Основных положениях Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации после 1 июля 1994 года" и др. Нельзя не упомянуть также Указ Президента РФ от 1 июля 1992 г. N 721 "Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества", положивший начало широкомасштабной приватизации. Им был утвержден Типовой устав, на основе которого открытые акционерные общества, созданные при приватизации, должны были принимать свои уставы. Указом Президента РФ от 26 марта 2003 г. N 370 эти акты, в том числе Типовой устав, признаны утратившими силу (отдельные указы не полностью, но в большей части). Фактически они перестали действовать с момента вступления в силу Закона о приватизации 2001 г.

В Законе о приватизации 2001 г. особенностям создания акционерных обществ посвящена ст. 37. В ней, как и в целом в этом Законе, заметна положительная тенденция к сближению норм, относящихся к обществам, создаваемым при приватизации, с общими нормами акционерного законодательства. В п. 2 ст. 37 говорится, что в уставе открытого акционерного общества, созданного путем преобразования государственного унитарного предприятия, должны быть учтены требования Закона об акционерных обществах и особенности, определенные Законом о приватизации. Их немного. Помимо норм, относящихся к процедуре создания общества, - определение состава и стоимости имущества, передаваемого акционерному обществу, размера его уставного капитала, положения о правопреемстве общества по отношению к унитарному предприятию, - содержатся указания о том, что в уставе общества обязательно должны определяться цели и предмет его деятельности. До первого собрания акционеров руководитель унитарного предприятия, преобразуемого в акционерное общество, назначается генеральным директором (директором) общества. Одновременно с утверждением устава принимается решение о количественном составе совета директоров общества, о лицах, которые назначаются в этот орган, его председателе. Совет директоров в таком составе действует до первого общего собрания акционеров.

Особенности правового положения обществ, в отношении которых принято решение об использовании специального права ("золотой акции"), а также акции которых находятся в собственности Российской Федерации, субъектов Федерации или муниципальных образований, установлены ст. ст. 38 и 39 Закона о приватизации. Они связаны главным образом с назначением (избранием) в органы управления обществ представителей собственника, определением их полномочий, в том числе наделением указанных представителей при использовании "золотой акции" правом вето при принятии общим собранием акционеров решений по наиболее важным вопросам. Особенности правового положения обществ, отнесенных к стратегическим, акции которых находятся в государственной собственности, действуют до момента отчуждения 75% этих акций.

Установленный п. п. 3-5 ст. 1 Закона перечень обществ, для которых в специальном законодательстве предусматриваются особенности правового регулирования, не является исчерпывающим. В соответствии с п. 6 ст. 9 Закона специальными федеральными законами могут определяться особенности учреждения обществ с участием иностранных инвесторов. Это положение приобрело силу с 1 января 2002 г. С указанного момента на такие общества в остальной части распространяется действие общих норм Закона*(15).

Федеральным законом от 19 июля 1998 г. N 115-ФЗ "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)"*(16) предусмотрено специальное регулирование порядка создания и деятельности народных предприятий, включая определение прав и обязанностей их участников, условий формирования органов управления и контроля, принятия решений общим собранием акционеров и пр. Такие общества могут создаваться только в форме закрытых; не менее 75% их акционеров должны находиться с обществом в трудовых отношениях, быть его работниками. Данному Закону придано значение специального акта в целом.. В первую очередь применяются его нормы, и лишь в части, не урегулированной этим Законом, применяются общие положения Закона об акционерных обществах.


Учреждение акционерных обществ


В комментируемом Постановлении затрагивается несколько вопросов, возникающих при разрешении споров, связанных с учреждением обществ, в том числе касающихся определения круга организаций, участие которых в хозяйственных обществах ограничено законом, квалификации заключаемого учредителями договора и др.

Статьей 66 ГК РФ запрещено участвовать в хозяйственных обществах, в том числе акционерных, государственным органам и органам местного самоуправления, кроме случаев, когда иное предусмотрено законом. Этот запрет распространяется на все три ветви власти: законодательную, исполнительную и судебную. Указанный запрет не исключает возможности выступления в качестве учредителей обществ непосредственно Российской Федерации, субъектов Федерации и муниципальных образований. От их имени функции учредителей выполняют уполномоченные государственные или муниципальные органы.

Той же статьей ГК РФ установлено, что учреждения, финансируемые собственниками, могут быть учредителями (участниками) хозяйственных обществ с разрешения собственника. В Постановлении Пленума разъяснено, что разрешение необходимо и в тех случаях, когда для указанных целей используются средства, составляющие доходы учреждения от разрешенной ему деятельности (п. 2 ст. 298 ГК РФ), т.е. во всех случаях.

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2006 г. N 21 "О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что ГК РФ, не регламентируя содержание права самостоятельного распоряжения имуществом, приобретенным за счет доходов, полученных от приносящей доходы деятельности, определяет, что учреждение в силу ст. ст. 120, 296, 298 ГК РФ не может обладать данным имуществом на праве собственности. Из этого следует, что, поскольку учреждение собственником какого-либо имущества не является, самостоятельное распоряжение им без разрешения собственника невозможно.

Этот вывод основан на толковании нормы ГК РФ, не предусматривающей каких-либо изъятий для применения установленного ею требования. Кроме того, учитывается назначение учреждений, целью деятельности которых является осуществление определенных функций некоммерческого характера. Деятельность, приносящая доходы, может осуществляться ими в ограниченных пределах и не должна ставиться в один ряд с основной. Для этого предусмотрен контроль собственника. Но нужно заметить, что некоторым учреждениям, действующим в социальной сфере, например в области образования, специальным законодательством предоставлены более широкие права.

Как указано в п. 5 ст. 39 Федерального закона "Об образовании" (в ред. Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ), негосударственное образовательное учреждение (организация) может быть собственником имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации. Аналогичная норма в отношении негосударственных высших учебных заведений содержится в п. 2 ст. 27 Федерального закона от 22 августа 1996 г. N 125-ФЗ (в ред. Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ) "О высшем и послевузовском профессиональном образовании". В силу п. 4 той же статьи высшие учебные заведения с согласия учредителя (собственника) и на основании договоров имеют право предоставлять научным организациям в пользование движимое и недвижимое имущество, а также использовать на основании договоров движимое и недвижимое имущество, принадлежащее научным организациям на праве собственности, оперативного управления или хозяйственного ведения. Между такими государственными некоммерческими организациями указанные отношения могут осуществляться на безвозмездной основе. Указанная норма введена Федеральным законом от 1 декабря 2007 г. N 308-ФЗ.

Федеральным законом от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях"*(17) введены дополнительные ограничения прав предприятий на участие в хозяйственных обществах и других организациях. Пунктом 2 ст. 6 этого Закона предусмотрено, что решение об участии унитарного предприятия в коммерческой или некоммерческой организации может быть принято только с согласия собственника имущества предприятия*(18). То же самое относится и к распоряжению акциями, принадлежащими унитарному предприятию.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 3 декабря 2004 г. N 739 решения о совершении сделок, связанных с распоряжением вкладом (долей) в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ или товариществ, а также принадлежащими предприятию акциями, принимаются федеральным органом исполнительной власти, в ведении которого находится предприятие*(19).

Законом о приватизации 2001 г. унитарным предприятиям запрещено выступать покупателями имущества приватизируемых государственных и муниципальных предприятий, в том числе акций создаваемых на базе таких предприятий акционерных обществ (ст. 5)*(20).

В комментируемом Постановлении сохранено разъяснение, касающееся заключаемого учредителями акционерного общества договора о совместной деятельности по его созданию. Данный договор не относится к учредительным документам (единственным учредительным документом акционерного общества является устав). На него распространяются общие положения гражданского законодательства, применяемые к договорам о совместной деятельности, в том числе нормы ГК РФ о недействительности сделок.

Признание договора о создании общества недействительным в связи с нарушениями законодательства, которые могли бы служить препятствием для учреждения и государственной регистрации юридического лица (например, учреждение общества лицом, не имеющим на это права либо необходимого по закону разрешения на соответствующие действия, внесение в качестве вклада в уставный капитал общества объектов, принадлежащих государству или иным лицам, без их согласия), является основанием для признания недействительной государственной регистрации данного общества (с соблюдением установленных процессуальных правил). Если договор признан недействительным по другим причинам, не исключающим возможность продолжения деятельности созданного общества (при отсутствии грубых нарушений законодательства, определяющего порядок и условия создания акционерных обществ), то сам по себе этот факт не должен рассматриваться как основание для признания недействительной государственной регистрации общества и его ликвидации.

Следует отметить, что п. 2 ст. 61 ГК РФ (в ред. Федеральных законов от 21 марта 2002 г. N 31-ФЗ, от 10 января 2006 г. N 18-ФЗ) предусматривает возможность ликвидации юридического лица в случае допущенных при его создании грубых нарушений закона, если эти нарушения носят неустранимый характер, только по решению суда. При этом возможность ликвидации не ставится в зависимость от того, признана ли недействительной государственная регистрация юридического лица в связи с такого рода нарушениями*(21).


Формирование и изменение размера уставного капитала общества


Пунктом 1 ст. 34 Закона об акционерных обществах предусмотрено, что не менее 50% акций общества, распределенных при его учреждении, должны быть оплачены в течение трех месяцев с момента государственной регистрации общества, а также предусмотрены последствия неоплаты в срок оставшейся части уставного капитала (в пределах года, если более короткий срок не предусмотрен уставом). Указанные правила требуют пояснения.

Прежде всего до оплаты половины стоимости акций, распределенных среди учредителей, общество не вправе совершать сделки, не связанные с его учреждением (п. 3 ст. 2 Закона). В комментируемом Постановлении даны пояснения, какие сделки можно считать связанными с учреждением общества. К ним, помимо сделок по оплате распределенных среди учредителей акций, относятся сделки по приобретению (аренде) помещения для размещения общества, покупке оборудования для офиса, заключение договора банковского счета и другие сделки, не относящиеся непосредственно к коммерческой (производственно-хозяйственной) деятельности общества. Сделки, не связанные с учреждением общества, говорится в Постановлении, заключенные им в указанный период, могут быть признаны недействительными.

Означает ли приведенная формулировка, что такого рода сделки относятся к оспоримым? Законом это не установлено, а следовательно, исходя из ст. 168 ГК РФ, можно квалифицировать их как ничтожные. В судебной практике есть примеры именно такого подхода к ним*(22).

По действующему законодательству акции, принадлежащие учредителям, не предоставляют права голоса до оплаты их в полном размере. Однако уставом общества может быть предусмотрено иное, т.е. наделение учредителей правом голоса до наступления этого момента. В Постановлении Пленума сказано, что при предоставлении такого права соответствующие акции учитываются при определении кворума общего собрания; в противном случае они не подлежат такому учету.

Важным положением Закона является признание за учредителями общества, не полностью оплатившими причитающиеся им акции в установленный законом или уставом срок, права собственности на оплаченную часть акций. Неоплаченные акции переходят в собственность общества. Порядок перерегистрации акций, которые не были оплачены в установленный срок, на имя эмитента определен в п. 6 Постановления Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 30 августа 2001 г. N 21 "О порядке учета в системе ведения реестра не полностью оплаченных акций и внесения в систему ведения реестра изменений, касающихся перерегистрации акций, переходящих в распоряжение эмитента в случае их неполной оплаты в предусмотренный законом срок".

Учитывая, что речь идет об акциях, стоимость которых не внесена в уставный капитал общества, и что эмитент лишь весьма условно может быть назван их собственником (эмитент и собственник эмиссионных ценных бумаг по общему правилу не могут совпадать в одном лице), Закон значительно ограничивает правомочия общества по сравнению с правами обычных собственников. Указанные акции, пока они находятся на балансе общества, не участвуют в голосовании, не учитываются при подсчете голосов, по ним не начисляются дивиденды, т.е. общество не может осуществлять право пользования ими. Что касается распоряжения, то Закон определяет способы и условия, на которых общество вправе (и обязано) осуществлять соответствующие действия. Поступившие в распоряжение общества акции могут быть им проданы по цене не ниже номинальной - иначе не будет обеспечена полная оплата уставного капитала общества - не позднее года после перехода права на них к обществу. В противном случае общество обязано принять решение об уменьшении уставного капитала с погашением соответствующих акций.

В Постановлении Пленума дано разъяснение, что общество не вправе передавать находящиеся в его собственности акции в залог, отчуждать их безвозмездно или по более низкой цене, чем указано в Законе (ниже номинальной стоимости). Сделки, заключенные с нарушением этих ограничений, признаются ничтожными.

Увеличение уставного капитала допускается только после его оплаты. В комментируемом Постановлении указаны случаи, когда соответствующие решения может принимать только общее собрание акционеров: при увеличении уставного капитала путем повышения номинальной стоимости акций; при размещении дополнительных акций по открытой подписке в количестве, превышающем 25% ранее размещенных, а также при размещении их путем закрытой подписки. В двух последних случаях для принятия решения требуется квалифицированное большинство в 3/4 голосов акционеров - владельцев голосующих акций. Полномочия совета директоров по вопросам увеличения уставного капитала общества значительно сужены. Этот орган может принимать соответствующее решение, если такое право предоставлено ему уставом, лишь об увеличении уставного капитала путем размещения дополнительных акций по открытой подписке в количестве, не превышающем 25% по отношению к ранее размещенным. Если он выйдет за эти рамки, его решение не будет иметь юридической силы (п. 9 Постановления Пленума).

Необходимо обратить внимание, что ст. ст. 40 и 40.1 Закона о приватизации 2001 г. установлены гарантии, направленные на сохранение доли государства или муниципального образования в уставном капитале открытых акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, а также открытых акционерных обществ, входящих в перечень стратегических, в случаях увеличения уставного капитала этих обществ путем дополнительного выпуска акций. Нарушение этих норм является основанием для отказа в регистрации дополнительного выпуска акций (отчета об их выпуске)*(23).

Уменьшение размера уставного капитала возможно согласно ст. 101 ГК РФ и ст. 29 Закона только по решению общего собрания акционеров. Уменьшение его путем приобретения и погашения части акций общества допускается при условии, если такая возможность предусмотрена уставом.

Следует обратить внимание на то, каким образом определен минимальный уровень, до которого может быть снижен размер уставного капитала: если уменьшение осуществляется по инициативе общества - не ниже минимального уровня, определенного в соответствии со ст. 26 Закона на дату представления документов для государственной регистрации изменений в уставе общества; при уменьшении уставного капитала в силу предписания Закона - до минимального размера, действовавшего на дату государственной регистрации общества при его создании. В Постановлении перечислены случаи, когда Закон обязывает общество уменьшить уставный капитал (см. п. 1 ст. 34, п. 4 ст. 35 Закона). Необходимо принять соответствующее решение и в случаях приобретения (выкупа) обществом акций у акционеров на основании ст. 72 или ст. ст. 75 и 76 Закона, а также при приобретении их закрытым акционерным обществом, использующим преимущественное право на покупку акций, отчуждаемых участниками общества (п. 3 ст. 7 Закона), если они не будут реализованы им в течение года после зачисления на баланс общества.

Исходя из п. 4 ст. 99 ГК РФ и п. п. 5 и 6 ст. 35 Закона об акционерных обществах, акционерное общество подлежит ликвидации по решению суда, если стоимость его чистых активов становится меньше определенного законом минимального размера уставного капитала.

Конституционный Суд РФ Постановлением от 18 июля 2003 г. N 14-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 35 Федерального закона "Об акционерных обществах", статей 61 и 99 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданина А.Б. Борисова, ЗАО "Медиа-Мост" и ЗАО "Московская независимая вещательная корпорация" признал норму, содержащуюся в указанных взаимосвязанных положениях законодательства, не противоречащей Конституции РФ.

Конституционный Суд разъяснил, что по конституционно-правовому смыслу данной нормы в системе норм гражданского законодательства предполагается, что отрицательное значение чистых активов как формальное условие ликвидации акционерного общества призвано отображать его фактическую финансовую несостоятельность, а именно: отсутствие доходности, неспособность исполнять свои обязательства перед кредиторами и исполнять обязанности по уплате обязательных платежей, при том что акционеры имели возможность предпринять меры по улучшению финансового положения общества или принять решение о его ликвидации в надлежащей процедуре.

Обоснованием возможности ликвидации общества в этом случае является то, что, во-первых, если стоимость чистых активов принимает отрицательное значение, это означает, что средств, полученных от продажи имущества общества, может не хватить для того, чтобы расплатиться со всеми кредиторами; во-вторых, положения Закона позволяют акционерам принять необходимые меры по улучшению его финансового состояния, если чистые активы начинают снижаться, отрицательное же значение чистых активов является чрезвычайным событием для акционерного общества и свидетельствует о его возможной несостоятельности; в-третьих, отрицательное значение чистых активов создает возможность злоупотреблений, введения контрагентов в заблуждение относительно финансовой устойчивости общества, ведет к нарушению прав и законных интересов других лиц (в том числе кредиторов и потребителей).


Преимущественное право акционеров на приобретение дополнительных акций


Таким правом акционеры наделены при размещении обществом дополнительных акций путем открытой подписки, что является одним из способов защиты их интересов (ст. ст. 40, 41 Закона). Это право действует при размещении не только обыкновенных, но и привилегированных акций. Каждый акционер может приобрести размещаемые обществом дополнительные акции пропорционально количеству имеющихся у него акций той же категории (типа).

Акционеры могут воспользоваться преимущественным правом как при денежной, так и при неденежной форме оплаты размещаемых акций. Если решением о размещении дополнительных акций предусмотрена неденежная форма их оплаты, акционерам, использующим преимущественное право, должна быть дана возможность оплатить их денежными средствами.

Срок осуществления преимущественного права составляет 45 дней с момента направления (вручения) или опубликования уведомления общества о возможности осуществления преимущественного права, содержащего условия приобретения акций. Иной, более продолжительный срок может быть предусмотрен уставом. В указанный срок акционер может подать заявление о намерении приобрести акции, приложив к этому заявлению документ об оплате акций*(24).

До окончания установленного срока общество не вправе осуществлять свободную продажу акций лицам, не пользующимся преимущественным правом. Те же правила действуют и в отношении иных эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции.

В комментируемом Постановлении разъяснено, что в случае размещения акций (эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции) среди лиц, не пользующихся преимущественным правом, до окончания срока использования этого права акционерами они могут прибегнуть к мерам защиты своих прав, предусмотренным ст. 26 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" (далее - Закон о рынке о ценных бумаг)*(25), путем обращения к органу, осуществляющему государственную регистрацию выпуска ценных бумаг, либо путем обращения в суд.

На основании указанной статьи при нарушении установленных законом требований, определяющих порядок размещения акций, орган, осуществляющий государственную регистрацию выпуска ценных бумаг, вправе приостановить их размещение или признать эмиссию несостоявшейся, отказав в регистрации отчета об итогах выпуска акций.

По иску федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг, его региональных отделений, государственного регистрирующего органа, органа государственной налоговой службы, прокурора, а также по искам иных государственных органов, осуществляющих полномочия в сфере рынка ценных бумаг в соответствии с законодательством Российской Федерации, выпуск ценных бумаг может быть признан недействительным (п. 5 ст. 51 Закона о рынке ценных бумаг).

Основанием для соответствующих действий этих органов может являться в том числе обращение к ним акционера (учредителя).

В судебном порядке акционер может оспорить принятые эмитентом и регистрирующим органом решения, связанные с эмиссией ценных бумаг, обратиться с требованием о признании недействительными выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг, сделок, совершенных в процессе размещения эмиссионных ценных бумаг, или отчета об итогах их выпуска.

Срок исковой давности по таким искам составляет три месяца с момента регистрации отчета об итогах выпуска (дополнительного выпуска) акций или с момента представления в регистрирующий орган уведомления об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг, а в случаях, когда в соответствии с Законом об акционерных обществах государственная регистрация отчета (представление в регистрирующий орган уведомления) об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг не осуществляется, - с момента государственной регистрации выпуска эмиссионных ценных бумаг*(26).

К тем же способам защиты могут прибегнуть акционеры в случае нарушения их прав при проведении закрытой подписки. Закон наделяет акционеров, голосовавших против ее проведения или не участвовавших в голосовании, правом требовать продажи им акций, размещаемых путем закрытой подписки, в количестве, пропорциональном количеству имеющихся у каждого из них акций той же категории (типа).

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по одному из дел отмечено, что если акционер по каким-либо причинам не воспользовался предоставленным ему преимущественным правом на приобретение дополнительных акций, то это не дает ему оснований требовать от общества выкупа принадлежащих ему акций со ссылкой на уменьшение его доли в уставном капитале общества (и соответственно на сокращение объема принадлежащих ему прав)*(27). У общества в этом случае не возникает обязанности по их выкупу.


Преимущественное право на приобретение акций в закрытом акционерном обществе


В п. 3 ст. 7 Закона определен порядок осуществления акционерами закрытого общества преимущественного права приобретения акций, отчуждаемых другими участниками общества. В комментируемом Постановлении сохранены основные положения, касающиеся использования этого права, содержавшиеся в Постановлении Пленума N 4/8, и даны разъяснения по вопросам, связанным с применением действующего Закона об акционерных обществах. Подчеркивается, что норма Закона, закрепляющая за участниками закрытого общества указанное право, носит императивный характер, а потому оно не может быть ограничено ни уставом, ни каким-либо иным внутренним документом общества. Вопрос о преимущественном праве самого общества решается иначе: общество может воспользоваться им, если это предусмотрено его уставом и при условии, что акционеры общества не используют принадлежащее им право на приобретение соответствующих акций.

Акционер закрытого общества и само общество могут использовать преимущественное право, если они готовы приобрести продаваемые акции на условиях, предлагаемых участнику общества третьим лицом. Иные условия акционер, продающий акции, может не принимать и вправе произвести отчуждение их третьему лицу. Общество не должно в таком случае отказывать приобретателю акций во внесении записи о нем в реестр акционеров, т.е. в признании его акционером. Однако при продаже акций постороннему лицу по цене и на иных условиях, которые согласны принять участники данного общества или общество, они могут защитить свои интересы (нарушенное преимущественное право) путем предъявления иска о переводе на них прав покупателя по договору, заключенному с третьим лицом. Для предъявления такого иска установлен трехмесячный срок - с момента, когда заинтересованное лицо (акционер, общество) узнало или должно было узнать о нарушении его права*(28).

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда, как и в прежних разъяснениях, говорится, что преимущественное право приобретения акций не применяется в случае безвозмездного отчуждения их - по договору дарения и при переходе акций в собственность третьего лица в порядке универсального правопреемства (по наследству, при реорганизации юридического лица, являющегося акционером общества).

Чтобы скрыть нарушение установленного п. 3 ст. 7 Закона права, стороны иногда при фактически возмездном отчуждении акций закрытого общества заключают договоры дарения. Высший Арбитражный Суд РФ в комментируемом Постановлении разъяснил, что в случае представления заинтересованным лицом, имеющим преимущественное право, доказательств, свидетельствующих о том, что договор безвозмездного отчуждения (дарения) акций, заключенный участником общества, является притворной сделкой и что в действительности акции отчуждены на возмездной основе, такой договор в силу ст. 170 ГК РФ следует считать ничтожным, а к сделке с учетом ее существа применять правила, относящиеся к соответствующему договору. Лицо, чье преимущественное право нарушено, может требовать и в этом случае перевода на него прав покупателя акций. Аналогичный подход можно применять и в иных случаях, когда договор купли-продажи прикрывается иной сделкой, например соглашением о передаче акций в порядке предоставления отступного и т.п. В таких ситуациях при возникновении спора необходимо в каждом случае (при наличии соответствующих доводов сторон спора) сначала установить, является ли соответствующий договор (соглашение) притворной сделкой, можно ли квалифицировать прикрываемую сделку как куплю-продажу, и уже в зависимости от этого оценивать ее на предмет действительности.

Дополнения к п. 3 ст. 7 Закона затрагивают в основном порядок использования преимущественного права. В отличие от императивной нормы, закрепляющей это право за акционерами, положения о порядке его осуществления изложены в виде диспозитивных норм. Среди существенных моментов нужно выделить следующие.

Законом установлено право акционеров закрытого общества на приобретение акций, отчуждаемых другими его участниками, пропорционально количеству имеющихся у них акций. Но это правило действует, если иное не предусмотрено уставом общества.

Закон обязывает акционера, намеренного продать акции, известить об этом других акционеров и само общество, сообщив цену и другие условия продажи. Извещение акционеров осуществляется через общество. Законом дается двухмесячный срок на приобретение ими акций. Уставом общества может быть предусмотрен и более короткий срок, который, однако, не должен быть менее 10 дней. В Постановлении Пленума разъяснено, что указанный срок следует исчислять с момента получения извещения обществом. От этой даты должен вестись отсчет времени, предоставляемого Законом или уставом для приобретения акций.

Если акционеры или общество в установленный срок не воспользуются преимущественным правом приобретения акций, предлагаемых к продаже, акции могут быть проданы третьему лицу по цене и на условиях, которые сообщены обществу и акционерам.

Условием использования преимущественного права является приобретение акционерами или обществом всего предложенного им пакета акций. Во многих случаях это важно для акционера-продавца, поскольку пакет в целом обычно оценивается выше, чем сумма стоимости входящих в него акций; приобретение пакета, если он достаточно значителен, позволяет его новому владельцу играть активную роль в управлении обществом. Вот почему в Постановлении Пленума говорится о праве акционера продать акции третьему лицу не только тогда, когда участниками общества (обществом) предложена более низкая цена, но и если они готовы приобрести лишь часть продаваемых акций. Указанное положение, направленное на защиту интересов акционера, продающего акции, не лишает его самого права продать другим участникам общества часть первоначально предложенного пакета, если он сочтет такое отчуждение приемлемым для себя.

Преимущественное право акционеров закрытого общества на приобретение акций и соответственно условие о праве на их покупку в количестве, пропорциональном количеству имеющихся акций, действуют, если участник общества намерен продать их третьему лицу, не являющемуся акционером данного общества. В отношении продажи акций участником общества кому-либо из акционеров того же общества Закон никаких ограничений для продавца в выборе покупателя не предусматривает. Исходя из этого, участник может по своему усмотрению продать все или часть принадлежащих ему акций одному или нескольким акционерам общества. Новые лица в обществе в таком случае не появятся, и, следовательно, у других акционеров отсутствуют основания требовать пропорциональной продажи акций им. Вместе с тем иногда акционеры бывают заинтересованы в сохранении соотношения их долей в уставном капитале общества. Для обеспечения этого в уставе может быть предусмотрено распространение действия принципа пропорциональности и на случаи отчуждения акций в пределах общества. Возможность внесения в устав такого условия не исключена ст. 11 Закона.


Требования о выплате дивидендов


В Постановлении Пленума даны разъяснения, касающиеся общих правил выплаты дивидендов, а также разрешения споров при взыскании их в судебном порядке. Решение о выплате дивидендов, в том числе о размере и форме их выплаты, принимается общим собранием акционеров по предложению совета директоров. При отсутствии такого решения общество не вправе выплачивать, а акционеры требовать выплаты дивидендов. Указанное правило в полной мере распространяется на владельцев любых акций, включая привилегированные с фиксированным размером дивиденда. При невыплате или неполной выплате дивидендов по привилегированным акциям их владельцы получают право голоса на общем собрании акционеров до того момента, пока не будет произведена первая выплата их в полном размере (п. 5 ст. 32 Закона).

Законом предусмотрена выплата не только годовых, но и промежуточных дивидендов: по результатам первого квартала, полугодия и девяти месяцев финансового года. Дивиденды, решение об объявлении которых принято, общество обязано выплатить в срок, определенный его уставом или решением общего собрания акционеров. Если в уставе срок не указан, он не должен превышать 60 дней, даже в тех случаях, когда этот срок устанавливается решением общего собрания акционеров. Не выплаченные в срок дивиденды могут взыскиваться через суд. Поскольку нарушение срока их выплаты является просрочкой исполнения денежного обязательства, в Постановлении Пленума отмечено, что при предъявлении иска о взыскании суммы основной задолженности по дивидендам акционер вправе одновременно требовать взыскания с общества процентов за пользование чужими средствами на основании ст. 395 ГК РФ.

В Законе содержатся правила, определяющие условия, при которых общество не должно принимать решение о выплате дивидендов: при наличии признаков несостоятельности (банкротства), несоответствии размера имеющихся у него чистых активов требованиям Закона и др. (ст. 43). Вместе с тем ст. 43 Закона дополнена п. 4, указывающим на обстоятельства, обязывающие общество воздержаться от выплаты объявленных дивидендов. Речь идет о случаях, когда в момент принятия решения об их выплате не было препятствий для его вынесения, однако к наступлению срока выплаты они возникли. Приостановление выплаты дивидендов не лишает акционера права на их получение после прекращения действия (устранения обществом) таких обстоятельств. Общество, как сказано в Постановлении, обязано выплатить их в разумный срок. Если этого не произойдет, акционер может обратиться в суд с требованием о взыскании причитающейся ему суммы и процентов за просрочку ее оплаты. Период просрочки определяется в таком случае с момента устранения причин, препятствовавших выплате дивидендов, до даты погашения задолженности.


Споры, связанные с внесением записей в реестр акционеров


В связи с особенностями правового режима бездокументарных акций как объектов гражданских прав особую актуальность приобрел вопрос о способах защиты прав на такие акции.

Исходя из положений п. 1 ст. 149 ГК РФ, ст. ст. 28, 29 Закона о рынке ценных бумаг, права владельцев на эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы выпуска удостоверяются в системе ведения реестра записями на лицевых счетах у держателя реестра; право на именную бездокументарную ценную бумагу переходит к приобретателю с момента внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя.

Это означает, что до момента фиксации прав на акции в реестре акционеров лицо не может считаться их собственником, а соответственно - и обладателем прав, удостоверяемых ими*(29).

Понятие права собственности как категории вещного права применительно к бездокументарным акциям в известной мере носит условный характер, что, однако, не препятствует использованию его на практике при рассмотрении споров, в которых заинтересованные лица прибегают к способам защиты, предусмотренным законом для восстановления прав на вещи.

Судебная практика исходит из того, что до внесения записи о покупателе в реестр акционеров его иск о признании права собственности на бездокументарные акции, приобретенные по договору купли-продажи, не может быть удовлетворен. Спор между покупателем и продавцом акций в случае уклонения последнего от выдачи передаточного распоряжения для внесения необходимой записи в реестр подлежит разрешению в рамках обязательственно-правовых отношений*(30). Обязать продавца передать акции покупателю (применительно к п. 2 ст. 463, ст. 398 ГК РФ) можно при наличии спорных акций у продавца и при условии, что они индивидуализированы, а также при отсутствии приоритетных требований иных кредиторов в отношении этих ценных бумаг*(31). Добросовестный приобретатель акций - лицо, которое не знало и не могло знать о незаконности отчуждения акций, защищено против исков об изъятии, кроме случаев выбытия акций из владения собственника помимо его воли*(32). Иски об истребовании акций, обоснованные ссылками на ст. 301 ГК РФ, могут быть удовлетворены, если установлены фактические владельцы ценных бумаг, что применительно к бездокументарным акциям означает наличие их на лицевом счете определенного лица, с которого они могут быть списаны*(33).

Запись о переходе прав на ценные бумаги на основании решения суда вносится регистратором в порядке, предусмотренном п. 7.3.3 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного Постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 2 октября 1997 N 27. Принудительное исполнение решения суда о присуждении бездокументарных акций производится в соответствии с п. 1 ст. 88 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве".

При этом в спорах по поводу прав на акции, удостоверенных записью в реестре акционеров, значение соответствующей записи оценивается судом в совокупности с другими обстоятельствами дела. Если такая запись признается ошибочной, то лицо не может рассматриваться как законный обладатель прав, удостоверяемых указанными в ней акциями, и данная запись подлежит аннулированию.

Общее правило о том, что решения органов управления акционерного общества может оспаривать лишь лицо, являющееся акционером по данным реестра, может иметь исключения в случаях, когда такое решение явилось основанием для исключения записи об акционере из реестра*(34).

Отказ регистратора во внесении записи о лице как об акционере может быть обжалован в судебном порядке. Спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде и в том случае, когда истцом является гражданин, не обладающий статусом индивидуального предпринимателя и не являющийся на момент обращения с иском акционером общества, по поводу участия в котором заявлен иск. Такого рода спор в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ и с учетом п. 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 2002 г. N 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" подведомствен арбитражному суду. Данный вывод основан на том, что спор возникает по иску заинтересованного лица (приобретателя акций общества) к акционерному обществу (держателю реестра акционеров) и касается учета прав на акции общества. От результатов разрешения такого спора зависит признание права истца на акции, а вместе с ним и статуса акционера, дающего возможность участия в управлении обществом и осуществления иных корпоративных прав*(35).

Самостоятельной категорией споров, связанных с внесением записей в реестр акционеров, являются споры о возмещении убытков, возникших в связи с незаконным внесением этих записей эмитентом, самостоятельно осуществляющим функции по ведению реестра акционеров, или регистратором, осуществляющим эту деятельность по договору с эмитентом. В практике арбитражных судов по-разному решался вопрос о том, кто именно является лицом, обязанным возместить убытки, возникшие у акционера в случае ненадлежащего исполнения обязанностей по ведению реестра регистратором.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ при рассмотрении одного из дел, ссылаясь на п. 4 ст. 44 Закона об акционерных обществах, предусматривавший, что общество, поручившее ведение реестра акционеров регистратору, не освобождается от ответственности за его ведение и хранение, пришел к выводу, что на основании этой нормы и ст. 403 ГК РФ ответственность перед акционерами во всех указанных случаях должно нести само акционерное общество*(36). Федеральным законом от 19 июля N 205-ФЗ п. 4 ст. 44 Закона об акционерных обществах изменен и изложен в следующей редакции: "Общество и регистратор несут солидарную ответственность за убытки, причиненные акционеру в результате утраты акций или невозможности осуществить права, удостоверенные акциями, в связи с ненадлежащим соблюдением порядка поддержания системы ведения и составления реестра акционеров общества, если не будет доказано, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы или действий (бездействия) акционера, требующего возмещения убытков, в том числе вследствие того, что акционер не принял разумные меры к их уменьшению". Далее говорится, что должник, исполнивший солидарную обязанность, имеет право обратного требования (регресса) к другому должнику в размере половины возмещенных убытков; при наличии вины только одного из солидарных должников вся сумма убытков подлежит отнесению на него.

В круг подлежащих исследованию обстоятельств по искам о возмещении убытков, связанных с неправомерным списанием акций с лицевого счета акционера, входит вопрос о законности действий лиц, ответственных за ведение реестра акционеров. Бремя доказывания законности своих действий возлагается на ответчиков (эмитента или эмитента и регистратора). Истец не обязан доказывать незаконность действий по списанию акций, но должен представить документы, свидетельствующие о том, что он являлся акционером общества и впоследствии был исключен из реестра.


Реорганизация акционерного общества


Дискуссионным до принятия Постановления Пленума в литературе и на практике оставался вопрос о возможности проведения реорганизации акционерного общества в так называемой смешанной форме, а именно разделения акционерного общества на два или несколько юридических лиц, одним из которых будет новое акционерное общество (общества), а другим - общество с ограниченной ответственностью или производственный кооператив. Поднимался вопрос и о возможном слиянии (присоединении) юридических лиц разных организационно-правовых форм в одно акционерное общество.

Разъяснение Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ по этому поводу основано на нормах Закона об акционерных обществах о порядке реорганизации акционерных обществ (ст. ст. 16-19), не предусматривающих возможность ее проведения путем объединения акционерного общества с юридическими лицами иных организационно-правовых форм либо разделения (выделения) на акционерное общество и юридическое лицо другой формы. Слияние или присоединение двух или нескольких акционерных обществ осуществляется по смыслу закона в целях создания более крупного общества, а разделение (выделение) - для образования одного или нескольких новых акционерных обществ.

Процедуры реорганизации акционерного общества и содержание решений, принимаемых органами управления общества в связи с проведением реорганизации, детально урегулированы Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 146-ФЗ, которым внесены изменения в ст. ст. 15-20 Закона об акционерных обществах. В Закон об акционерных обществах введена ст. 19.1, предусматривающая, что решением общего собрания акционеров общества о реорганизации общества в форме его разделения или выделения может быть предусмотрено в отношении одного или нескольких обществ, создаваемых путем реорганизации в форме разделения или выделения, положение об одновременном слиянии создаваемого общества с другим обществом или другими обществами либо об одновременном присоединении создаваемого общества к другому обществу. В этом случае реорганизация осуществляется в соответствии с положениями ст. ст. 15-19 Закона, если иное не установлено ст. 19.1.

Как могут поступить участники акционерного общества, если считают целесообразным, чтобы в результате реорганизации (например, разделения) наряду с акционерным обществом возникло общество с ограниченной ответственностью или был создан производственный кооператив? Такая возможность не исключена, но процедуру реорганизации в этом случае придется проводить в два этапа: первоначально осуществить разделение реорганизуемого общества на два акционерных, а затем преобразовать одно из них в общество с ограниченной ответственностью либо в производственный кооператив (ст. 20 Закона).

Подобный подход может вызвать несогласие со ссылкой на то, что вместо одной реорганизации придется проводить две, т.е. идти по более сложному пути. Здесь можно возразить, основываясь, во-первых, на ст. 104 ГК РФ, предусматривающей, что порядок реорганизации общества определяется ГК РФ и другими законами. Ни одна из действующих норм ГК РФ или Закона об акционерных обществах не предусматривает возможности реорганизации указанных обществ путем создания на их основе юридических лиц разных организационно-правовых форм. В Постановлении Пленума даются разъяснения о применении норм действующего законодательства, и, следовательно, иная позиция в нем не может быть выражена. Во-вторых, требует тщательной проработки вопрос о том, какой вариант реорганизации предпочтительнее с точки зрения обеспечения четкости ее проведения и гарантий прав участников общества - последовательное осуществление в два этапа или смешение различных форм реорганизации (разделения и преобразования общества и т.д.) в одном, но достаточно сложном процессе.

При реорганизации акционерного общества нередко складываются непростые ситуации, которые ставят его участников и кредиторов в невыгодное положение.

Для защиты интересов акционеров Закон содержит нормы, устанавливающие, что при разделении или выделении обществ любой акционер реорганизуемого общества, голосовавший против или не принимавший участия в голосовании, должен получить акции каждого общества, создаваемого в результате реорганизации, предоставляющие те же права, что и принадлежащие ему акции реорганизуемого общества, пропорционально числу этих акций (ст. ст. 18, 19 Закона). Постановлением Пленума разъяснено, что в случае нарушения указанных требований акционер может обратиться в суд с иском о признании недействительным решения общего собрания акционеров реорганизуемого общества (п. 21).

При реорганизации общества акционер, голосовавший против ее проведения или не участвовавший в голосовании, может использовать и другой предусмотренный Законом способ защиты своих интересов, а именно потребовать выкупа обществом всех или части принадлежащих ему акций (ст. ст. 75, 76 Закона). При выкупе всех акций участие акционера в обществе прекращается (выкупленные акции подлежат погашению), поэтому он не может претендовать на участие в создаваемых обществах. Если выкуплена и погашена только часть акций, принадлежащих акционеру, в отношении оставшихся в его собственности действует правило, установленное ст. ст. 18 и 19 Закона.

Весьма важны для защиты прав и интересов кредиторов реорганизуемых обществ разъяснения, содержащиеся в п. 22 Постановления Пленума относительно ответственности перед ними в случаях, когда утвержденный при реорганизации общества разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного общества.

В соответствии с законодательством передаточный акт и разделительный баланс должны содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизуемого общества в отношении всех его кредиторов и должников, включая оспариваемые обязательства. Если указанное требование не выполняется и это приводит к невозможности определить правопреемника общества по каким-либо обязательствам, ответственность перед его кредиторами должны нести солидарно все юридические лица, созданные в результате реорганизации.

На практике, однако, чаще встречались ситуации, когда из разделительного баланса ясно было видно, кто является правопреемником по конкретным обязательствам, но раздел имущества реорганизованного общества между его правопреемниками проведен несправедливо: одному переданы почти все активы, а другому - долги, которые экономически слабое общество погасить не может. В целях пресечения недобросовестных действий в Постановлении Пленума дано разъяснение, что общества, возникшие на основе реорганизованного, должны нести солидарную ответственность перед его кредиторами, если из разделительного баланса видно, что при его утверждении был нарушен принцип справедливого распределения активов и обязательств реорганизуемого общества между его правопреемниками. В Постановлении дана отсылка к п. 1 ст. 6 и п. 3 ст. 60 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент принятия Постановления) и п. 6 ст. 15 Закона об акционерных обществах, т.е. применена аналогия закона.

Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. N 315-ФЗ в ст. 60 ГК РФ внесена норма, предусматривающая, что если требования кредитора о досрочном исполнении или прекращении обязательств реорганизуемого юридического лица и о возмещении убытков удовлетворяются после завершения его реорганизации, то вновь созданные в результате реорганизации (продолжающие деятельность) юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица. Таким образом, появилось необходимое прямое законодательное урегулирование.

Следует отметить практическую значимость содержащегося в Постановлении Пленума разъяснения о том, что изменение типа акционерного общества (закрытого в открытое или открытого в закрытое) не является реорганизацией юридического лица, поскольку его организационно-правовая форма не изменяется. При изменении типа акционерного общества не возникает вопросов правопреемства. Это означает, что при наличии доказательств внесения соответствующих изменений в устав акционерного общества нет оснований требовать подтверждения правопреемства по отдельным обязательствам, а также осуществлять процессуальное правопреемство*(37).


Оспаривание решений органов управления общества


Арбитражными судами рассматривается довольно много споров, связанных с требованиями акционеров о признании недействительными решений органов управления общества.

Закон ограничил срок, в течение которого участник общества может обратиться в суд с заявлением об обжаловании решения общего собрания акционеров. Федеральным законом от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ он сокращен до трех месяцев (в период издания комментируемого Постановления Пленума срок на обжалование решения составлял шесть месяцев). Указанный срок исчисляется со дня, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении и об обстоятельствах, являющихся основанием для признания его недействительным. В Постановлении Пленума установленный п. 7 ст. 49 Закона срок квалифицировался как сокращенный срок исковой давности, в поэтому говорилось, что в исключительных случаях суд вправе был его восстановить, если он был пропущен акционером - физическим лицом по уважительной причине (ст. 205 ГК РФ). Закон от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ устанавливает, что срок на обжалование решения общего собрания акционеров восстановлению не подлежит, за исключением случая, когда акционер не мог подать заявление об обжаловании решения под влиянием насилия или угрозы.

В Законе названы условия, при которых решение общего собрания может быть признано недействительным. Их три: принятие решения с нарушением требований Закона, иных правовых актов Российской Федерации либо устава общества; голосование акционера, обратившегося с жалобой на решение, против его принятия либо неучастие в голосовании; нарушение оспариваемым решением прав и законных интересов акционера. При отсутствии хотя бы одного из этих условий требование о признании решения общего собрания акционеров недействительным не подлежит удовлетворению.

Закон вместе с тем допускает оставление судом обжалуемого решения в силе даже при наличии всех указанных обстоятельств, если суд установит, что голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования за это решение, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков данному акционеру (п. 7 ст. 49).

В одном из Постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ дано толкование понятия "существенные нарушения" применительно к вопросу о том, являются ли существенными нарушения обществом обязанности по надлежащему извещению акционера о проводимом собрании. Президиум указал, что оценка существенности нарушения дается с учетом всех обстоятельств дела, в том числе существа принятого решения, того, могло ли голосование истца - акционера на собрании повлиять на результаты принятых решений, повлекли ли принятые решения причинение убытков акционеру либо изменение объема его прав по отношению к обществу, имеются ли доказательства, свидетельствующие об ущемлении прав и законных интересов истца как акционера и др.*(38).

Нужно отметить еще одно разъяснение, касающееся решений общего собрания акционеров. Порой складывается ситуация, при которой суд по тем или иным причинам отказывает в удовлетворении требований о признании решения недействительным: например, если акционер, обжалующий его, в свое время проголосовал за это решение, однако принято оно с грубым нарушением закона. Возможны ситуации, когда решение вообще не обжалуется, но впоследствии при рассмотрении судом конкретного имущественного спора выявляется его явная незаконность. Постановление Пленума исходит из того, что такое решение не может приниматься судом во внимание как документ, имеющий юридическую силу. Если стороны по делу в обоснование своих требований или возражений на иск ссылаются на решение общего собрания акционеров, но судом установлено, что оно принято с нарушением компетенции общего собрания акционеров (п. 3 ст. 48 Закона), при отсутствии кворума, предусмотренного Законом для проведения собрания или для принятия решения (п. п. 2, 4 ст. 49 и п. п. 1-3 ст. 58 Закона)*(39), либо по вопросам, не включенным в повестку дня (п. 6 ст. 49 Закона)*(40), суд должен независимо от того, было оно оспорено кем-либо из акционеров или нет, оценить такое решение как не имеющее юридической силы и разрешить спор, руководствуясь законом. Законом от 19 июля 2009 г. соответствующее положение внесено в ст. 49 Закона об акционерных обществах (п. 10). Оно отражает один из главных принципов правосудия, закрепленный в Конституции РФ и ряде других федеральных законов. В ст. 120 Конституции РФ сказано, что суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом.

Нередко акционеры не согласны с решением совета директоров или исполнительного органа управления общества. Акционер вправе оспорить его в судебном порядке независимо от того, предусмотрена такая возможность законом или нет, но требование о признании обжалуемого акта недействительным подлежит удовлетворению, лишь если он не только не соответствует закону или иным правовым актам, но и нарушает права или законные интересы лица, обратившегося в суд (п. 27 Постановления Пленума). Это разъяснение опирается на общий принцип, согласно которому судебная защита осуществляется для восстановления нарушенных прав заинтересованного лица (ч. 1 ст. 4 АПК РФ). В настоящее время вопросы обжалования решений совета директоров, а также условий, при которых они признаются не имеющими юридической силы, получили развернутое законодательное урегулирование (см. дополнения, внесенные в Закон об акционерных обществах Законом от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ).

Следует обратить внимание на разъяснения, данные в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 июля 2003 г. N 11 "О практике рассмотрения арбитражными судами заявлений о принятии обеспечительных мер, связанных с запретом проводить общие собрания акционеров". В нем сказано, что суд не может принимать обеспечительные меры в виде запрета акционерному обществу, его органам или акционерам проводить годовое или внеочередное общее собрание акционеров либо фактически означающие такой запрет. Обеспечительная мера может касаться запрета годовому или внеочередному общему собранию акционеров принимать решения по отдельным вопросам, включенным в повестку дня, если эти вопросы являются предметом спора или непосредственно с ним связаны, а также в целях обеспечения иска - запрета акционерному обществу, его органам или акционерам исполнять принятое общим собранием решение по определенному вопросу.

В практике нередко возникают вопросы о последствиях признания недействительными решений органов управления акционерного общества. Особенно часто это встречается в ситуации затянувшегося корпоративного конфликта, когда решения органов управления становятся предметом судебной оценки по инициативе противоборствующих сторон и нередко признаются недействительными вследствие допущенных нарушений Закона об акционерных обществах. Иногда были попытки провести в этих случаях аналогию с недействительными сделками и делался вывод, что решение общего собрания или совета директоров, признанное недействительным, не обладает юридической силой с момента его принятия и, следовательно, не порождает соответствующих последствий. Такая позиция означала бы, например, что исполнительный орган юридического лица, избранный решением, признанным впоследствии недействительным, с момента избрания не имел полномочий по совершению не только сделок, но и иных юридически значимых действий в качестве органа юридического лица. Очевидно, что при такой оценке не учитывались бы интересы других участников оборота, которые добросовестно полагались на наличие у соответствующего лица законных полномочий.

Поэтому судебной практикой выработан следующий подход к определению последствий недействительности решений органов управления акционерных обществ. В исках об оспаривании сделок, совершенных акционерным обществом в лице его руководителя, решение об избрании которого впоследствии признано недействительным, недостаточно обосновать это требование лишь самим фактом недействительности соответствующего решения. Необходимы также доказательства того, что другая сторона в сделке знала или должна была знать об обстоятельствах, свидетельствующих о недействительности решения органа управления акционерного общества об избрании руководителя. Признание арбитражным судом недействительным решения органа управления общества об избрании или назначении генерального директора само по себе не является основанием для признания договора недействительным либо незаключенным, если сделка совершена до вступления в силу решения суда*(41).

Кроме того, признание недействительным решения органа управления общества об избрании генерального директора после совершения им сделки по отчуждению имущества при рассмотрении в дальнейшем споров об истребовании этого имущества из чужого незаконного владения не рассматривается как обстоятельство, безусловно свидетельствующее о том, что это имущество выбыло из владения общества помимо его воли. В этих случаях оценке подлежит вся совокупность обстоятельств фактического выбытия имущества из владения общества*(42).


Споры, связанные с требованиями о выкупе акций


Право акционера требовать выкупа обществом принадлежащих ему акций возникает в силу прямого указания Закона только в перечисленных в нем случаях (ст. ст. 75, 76 Закона)*(43). Причем срок для предъявления обществу требования о выкупе акций, составляющий 45 дней с даты принятия соответствующего решения общим собранием акционеров, предусмотренный п. 3 ст. 76 Закона об акционерных обществах, установлен императивной нормой, не является сроком защиты права (сроком исковой давности). Поэтому исходный момент для исчисления данного срока, которым в силу закона является дата принятия общим собранием акционеров соответствующего решения, не может определяться датой, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. При несоблюдении предусмотренных п. 3 ст. 76 Закона условий акционер не вправе принуждать общество к выкупу акций, что, однако, не лишает его возможности защитить свои нарушенные права с использованием других способов защиты*(44).

Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 146-ФЗ в п. 3 ст. 76 Закона об акционерных обществах введено правило о том, что с момента получения обществом требования акционера о выкупе принадлежащих ему акций до момента внесения в реестр акционеров общества записи о переходе права собственности на выкупаемые акции к обществу или до момента отзыва акционером требования о выкупе этих акций акционер не вправе совершать связанные с отчуждением или обременением этих акций сделки с третьими лицами, о чем держателем указанного реестра вносится соответствующая запись в реестр акционеров общества.

Наличие права требовать выкупа акций, принадлежащих акционеру, зависит прежде всего от того, участвовал ли он в голосовании на общем собрании при вынесении решения по соответствующему вопросу и каким образом проголосовал. Согласно п. 3 ст. 60 Закона об акционерных обществах возможны три варианта голосования по вопросам повестки дня собрания: "за", "против", "воздержался". Акционер, участвующий в голосовании и выбравший вариант "воздержался", выразил тем самым свою волю, не высказавшись против принятия собранием соответствующего решения. В этом случае (так же как и при голосовании за данное решение) он лишается возможности в последующем требовать выкупа акций*(45).

С правом акционера требовать выкупа акций корреспондирует обязанность общества выкупить акции в случае соблюдения акционером порядка предъявления требований о выкупе, установленного ст. 76 Закона об акционерных обществах. Поэтому в случае, если указанная обязанность не исполнена обществом, акционер вправе обратиться с иском об обязании его выкупить акции*(46).


Крупные сделки. Сделки, в совершении которых имеется заинтересованность


Закон ставит заключение таких сделок под контроль совета директоров и общего собрания акционеров общества. Он необходим, чтобы исключить нанесение обществу серьезного ущерба, который может возникнуть в этих случаях, гарантировать его экономическую стабильность. Тем самым защищаются и интересы акционеров, а также кредиторов общества.

В Законе определен круг сделок, на которые распространяется действие норм, содержащихся соответственно в гл. X и XI Закона. К крупным относятся сделки, связанные с приобретением и отчуждением имущества на сумму от 25% балансовой стоимости активов общества или создающие прямо либо косвенно возможность его отчуждения. В Законе дан примерный перечень сделок, в результате которых она может возникнуть: заем, кредит, залог, поручительство. В Постановлении Пленума обращено внимание на то, что указанный перечень не является исчерпывающим. Не исключена подобная ситуация при заключении договора об уступке обществом права требования на крупную сумму, переводе им на себя долга другого лица, внесении вклада в уставный капитал вновь создаваемого общества и т.д. Отмечено и то, что по действующему законодательству установленный Законом порядок совершения крупных сделок может быть распространен и на сделки, не связанные с отчуждением имущества (переходом права собственности на него), например на договоры аренды без права выкупа арендованного имущества*(47). Использование этой меры имеет значение, в частности, при сдаче в аренду дорогостоящих объектов недвижимости на длительный срок. Бесконтрольное их заключение единоличным исполнительным органом общества приводит иногда, как показывают факты, к нарушению нормальной деятельности общества. В Постановлении отмечено, что при рассмотрении споров о признании недействительными таких сделок следует руководствоваться ст. 174 ГК РФ, определяющей последствия совершения сделки лицом, представляющим общество, с превышением полномочий, ограниченных его учредительным документом (уставом).

В Постановлении вместе с тем сказано, что содержащийся в ст. 78 Закона перечень сделок, на которые не распространяется действие гл. X, является исчерпывающим (сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности, при размещении посредством подписки обыкновенных акций общества и других эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции).

При рассмотрении вопроса о необходимости соблюдения правил, установленных для совершения крупной сделки, нередко возникает вопрос о том, являются ли сделки, совершенные акционерным обществом, взаимосвязанными и в силу этого подпадающими по совокупности под признаки крупной сделки. Гражданское законодательство не содержит критериев, на основе которых может быть дана такая оценка. Суд с учетом конкретных обстоятельств устанавливает, преследовалось ли при совершении сделок достижение единой хозяйственной цели. При взаимосвязанных сделках совершение одной сделки предполагает совершение остальных. Отдельными внешними признаками взаимосвязанных сделок могут считаться однотипность заключенных договоров; заключение договоров с одним лицом или несколькими лицами, действующими сообща; заключение договоров в отношении имущества, используемого по общему назначению; и др. Однако необходимая и достаточная совокупность таких признаков устанавливается судом исходя из обстоятельств дела*(48).

Закон не устанавливает также критериев, в соответствии с которыми сделки могут быть квалифицированы как совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности. Правовая квалификация сделки как совершаемой в процессе обычной хозяйственной деятельности производится применительно к фактической деятельности конкретного общества. Положения устава общества также могут быть приняты во внимание*(49), однако с учетом общей правоспособности большинства акционерных обществ этот критерий не является единственным или определяющим.

Сделками, совершаемыми в процессе обычной хозяйственной деятельности, признаются сделки, обслуживающие текущую деятельность общества, а также сделки, систематически заключаемые в процессе такой деятельности. При установлении характера текущей деятельности общества во внимание принимаются не только виды (типы) обычно заключаемых обществом сделок, но и их условия.

Для определения того, совершена ли та или иная сделка в процессе текущей хозяйственной деятельности, прежде всего выявляются правовая природа сделки и цель ее совершения, анализируются отношения, лежащие в основе совершения сделки*(50).

Закон разграничивает полномочия совета директоров и общего собрания акционеров, принимающих решения об одобрении сделок. Совет директоров может решать этот вопрос при сумме сделки от 25 до 50% балансовой стоимости активов общества, а при большей сумме необходимо решение общего собрания, принятое квалифицированным большинством голосов. Даны пояснения и относительно нормы, устанавливающей, что решение совета директоров об одобрении крупной сделки должно приниматься всеми членами этого органа, без учета голосов выбывших членов совета. Выбывшими считаются члены совета, полномочия которых прекращены досрочно решением общего собрания акционеров, и умершие. Если единогласие действующими членами совета не достигнуто, вопрос об одобрении сделки (на сумму от 25 до 50% балансовой стоимости активов) также может быть передан на рассмотрение общего собрания акционеров. Для принятия решения общим собранием в этом случае достаточно простого большинства голосов.

Как уже отмечалось, к обстоятельствам, дающим основание участникам общества требовать от него выкупа принадлежащих им акций, ст. 75 Закона относит принятие общим собранием акционеров решения о совершении крупной сделки. В данном случае речь может идти о сделках на сумму свыше 50% балансовой стоимости активов общества, т.е. тех, принятие решений о совершении которых отнесено к исключительной компетенции общего собрания. В Постановлении Пленума это оговорено. В настоящее время указанный вывод напрямую следует из п. 1 ст. 75 Закона об акционерных обществах с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 146-ФЗ.

Нужно иметь в виду, что смысл содержащихся в ст. ст. 77, 83 Закона об акционерных обществах норм об определении рыночной цены отчуждаемого (приобретаемого) имущества состоит в том, чтобы сделки совершались на условиях, исключающих возможность причинения обществу экономического ущерба: без занижения цены при отчуждении имущества и без завышения при его приобретении. В процессе рассмотрения соответствующих споров (со ссылкой на неправильное определение цены сделки) этим вопросам необходимо уделять внимание*(51).

Круг лиц, которые могут относиться к заинтересованным в совершении сделки, и обстоятельств, необходимых для признания их таковыми, определен ст. 81 Закона. При этом содержащийся в п. 2 ст. 81 Закона перечень видов сделок, к которым не могут применяться нормы о порядке совершения сделок с заинтересованностью, дополнен с учетом Федеральных законов от 27 декабря 2005 г. N 194-ФЗ, от 27 июля 2006 г. N 146-ФЗ.

Приводя в Постановлении перечень этих обстоятельств, Пленум отметил, что сделка может считаться подпадающей под указанные признаки, если заинтересованность соответствующего лица имела место на момент ее совершения.. Приводятся критерии разграничения компетенции названных органов, требования, определяющие необходимый кворум для вынесения решения об одобрении сделки.

Для определения стоимости имущества акционерного общества, подлежащего отчуждению, и соответственно компетенции органа управления общества, правомочного одобрить сделку с заинтересованностью (общее собрание или совет директоров), с общей балансовой стоимостью активов общества на последнюю отчетную дату сопоставляется балансовая, а не рыночная стоимость продаваемого имущества.

Это не исключает необходимости определения советом директоров рыночной стоимости отчуждаемого имущества в соответствии со ст. 77 Закона для решения об одобрении сделки, в которой имеется заинтересованность (п. 7 ст. 83 Закона).

В соответствии с п. 4 ст. 83 Закона об акционерных обществах балансовая стоимость активов общества и стоимость отчуждаемого обществом имущества должны определяться по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату. Согласно п. 29 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного Приказом Министерства финансов РФ от 29 июля 1998 г. N 34н, организация должна составлять бухгалтерскую отчетность за месяц, квартал и год нарастающим итогом с начала отчетного года, если иное не установлено законодательством Российской Федерации. При этом, исходя из п. 37 указанного Положения, для составления бухгалтерской отчетности отчетной датой считается последний календарный день отчетного периода.

Таким образом, балансовая стоимость активов и стоимость имущества, которые подлежат отчуждению, должны быть определены по данным бухгалтерской отчетности на последний календарный день месяца, предшествующего месяцу заключения договора, а не годового баланса за предшествующий год*(52).

Определенные сложности возникали нередко при оценке правомерности совершения сделок с заинтересованностью, относящихся к обычной хозяйственной деятельности общества. Для них характерен иной подход по сравнению с установленным для крупных сделок. Заключение таких сделок не выводится полностью из-под контроля высшего органа управления общества, но для некоторых случаев предусмотрены исключения и менее сложная процедура одобрения сделок. Закон допускает заключение такой сделки без предварительного одобрения, если она существенно не отличается от условий аналогичных сделок, которые совершались обществом до момента, когда заинтересованное лицо стало относиться к данной категории. Указанное правило действует до проведения очередного общего годового собрания акционеров; в дальнейшем и обычные сделки подлежат одобрению. Но вполне очевидно, что общее собрание не может проводить такую процедуру с той регулярностью, с которой совершаются эти сделки, порой чуть не ежедневно. Выход из этого положения предусмотрен п. 6 ст. 83 Закона. В нем говорится, что общее собрание акционеров может принять решение об одобрении сделок между обществом и заинтересованным лицом, которые будут заключаться при осуществлении обычной хозяйственной деятельности в будущем, определив их предельную сумму. Формулировка приведенной нормы не совсем удачна. Исходя из заложенной в ней идеи, Пленум разъяснил, что положения о предварительном одобрении общим собранием акционеров будущих сделок, содержащиеся в п. 6 ст. 83 Закона, применимы к любым сделкам, заключаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности (независимо от суммы сделки, которая учитывается в других случаях при решении вопроса о том, к компетенции какого органа относится ее одобрение), и что они распространяются как на сделки, заключаемые обществом с заинтересованным лицом, так и на сделки с участием других юридических и физических лиц.

Крупные сделки и сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, заключенные с нарушением требований Закона, отнесены к оспоримым. В отличие от сделок с заинтересованностью, которые изначально Законом были отнесены к оспоримым, крупные сделки, заключенные при отсутствии решения совета директоров или общего собрания акционеров, до внесения изменений в Закон об акционерных обществах Законом от 7 августа 2001 г. признавались ничтожными. Изменение квалификации этих сделок повлияло на срок исковой давности, который должен применяться к искам о признании крупной сделки недействительной (применении последствий недействительности сделки); раньше это был срок, установленный п. 1 ст. 181 ГК РФ (прежде он составлял 10 лет. сейчас - 3 года), теперь - п. 2 той же статьи (один год).

Право на предъявление указанных исков предоставлено обществу и его участникам - акционерам.

Еще до принятия Постановления Пленума Конституционный Суд РФ в Постановлении от 10 апреля 2003 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 84 Федерального закона "Об акционерных обществах" в связи с жалобой открытого акционерного общества "Приаргунское" сформулировал правовую позицию, согласно которой акционеры, в том числе миноритарные, исходя из п. 1 ст. 84 Закона об акционерных обществах, п. 2 ст. 166 ГК РФ, вправе обращаться в суд с иском о признании недействительной сделки с заинтересованностью. Срок исковой давности по такому иску исчисляется с момента, когда лицо, управомоченное на иск, узнало или реально имело возможность узнать не только о факте совершения сделки, но и о том, что она совершена лицами, заинтересованными в ее совершении*(53).

В актах высших судебных органов в последние годы подчеркивается необходимость при регулировании корпоративных отношений и применении соответствующих правовых норм учитывать реальное положение дел в обществе, разные возможности влияния на управление им и принимаемые решения владельцев крупных пакетов акций и миноритарных акционеров. Эта идея выражена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 г. N 3-П*(54). Позднее она получила отражение в законодательстве.

Федеральным законом от 5 января 2006 г. N 7-ФЗ (в ред. от 24 июля 2007 г.) Закон об акционерных обществах дополнен гл. XI.1, нормы которой предусматривают, в частности, институт принудительного выкупа акций мажоритарным акционером, ставшим владельцем более 95% акций, у остальных участников общества.

Конституционный Суд РФ так характеризует эту тенденцию: "Исходя из логики развития корпоративного законодательства, потребностей правовой политики, законодатель вправе на основе оценки значимости конкурирующих законных интересов преобладающих акционеров и владельцев принудительно выкупаемых акций отдать предпочтение интересам преобладающего акционера в случаях, когда общее ничтожно малое количество выкупаемых акций, принадлежащих миноритарным акционерам, не позволяющее им даже совместно оказывать какое-либо влияние на управление обществом, в то же время не исключает возможность неодобрения ими сделок, в заключении которых заинтересованы общество, преобладающий акционер и его аффилированные лица. Иначе существенный дисбаланс в объеме прав, обязанностей и ответственности преобладающего акционера, с одной стороны, и остальных акционеров - с другой, приводит к снижению эффективности управления обществом"*(55).

Стремление к стабилизации имущественных отношений, основанием которых являются сделки, совершенные акционерным обществом, и учету интересов акционеров и самого общества проявилось и в разъяснениях, содержащихся в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 июня 2007 г. N 40 "О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью". В нем приведены условия, при которых сделка с заинтересованностью может быть признана недействительной.

В Постановлении говорится, что если будет установлено, что другая сторона в двусторонней сделке или выгодоприобретатель по односторонней сделке не знали и не должны были знать о наличии признаков заинтересованности в сделке и несоблюдении обществом установленного порядка ее совершения, то по смыслу ст. 84 Закона об акционерных обществах сделка не может быть признана судом недействительной. Условием для признания сделки с заинтересованностью недействительной является наличие неблагоприятных последствий, возникающих у акционерного общества или акционеров в результате ее совершения.

При рассмотрении конкретных дел Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ неоднократно подчеркивал, что право оспаривания сделок, совершенных акционерным обществом, возникает лишь после приобретения лицом статуса акционера и может касаться только тех сделок, которые совершены после указанного момента. Право на предъявление иска о признании недействительной сделки, совершенной обществом, не переходит от одного акционера к другому при отчуждении акций, а возникает у каждого акционера вновь и одновременно с приобретением статуса акционера*(56).

В постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по конкретным делам отмечалось, что последствием признания недействительной сделки, совершенной с нарушением порядка, установленного Законом, не всегда является ничтожность всех последующих сделок в отношении отчужденного имущества. Все зависит от характера нарушений и обстоятельств выбытия имущества из владения собственника*(57).

Иски об оспаривании решений органов управления акционерного общества, как и споры о признании недействительными совершенных обществом сделок, часто возникают и рассматриваются судами в условиях неразрешенного корпоративного конфликта по поводу исполнения полномочий единоличного исполнительного органа. При этом нередко спор инициируется представителями одной противоборствующей стороны, а представитель другой заявляет отказ от иска. В этих ситуациях наиболее взвешенным подходом является рассмотрение заявленного требования по существу, поскольку отказ от иска в этом случае нельзя с уверенностью рассматривать как волеизъявление самого акционерного общества*(58).


Иные споры по искам акционеров


Особое место среди рассматриваемых арбитражными судами дел, связанных с применением Закона об акционерных обществах, занимают споры, возникающие по искам акционеров в защиту интересов общества.

Законодательством предусмотрено несколько возможных случаев их предъявления. В ст. 6 Закона говорится о праве акционеров дочернего общества требовать возмещения основным обществом убытков, причиненных по его вине дочернему. На основании ст. 71 Закона акционеры (акционер), владеющие в совокупности не менее чем 1% обыкновенных акций, вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров, генеральному директору (директору) общества, члену его коллегиального исполнительного органа, а также к управляющей организации или управляющему о возмещении убытков, причиненных обществу их виновными действиями. Вопрос о вине лица, причинившего убытки, входит в предмет исследования по таким спорам*(59).

Помимо этого акционеры в ряде случаев вправе обращаться с исками о признании недействительными сделок, заключенных обществом с нарушением требований законодательства. Речь идет об упомянутых ранее крупных сделках и сделках, в совершении которых имеется заинтересованность; а также о сделках, отнесенных к оспоримым ст. 173 ГК РФ, - связанных с осуществлением юридическим лицом деятельности, подлежащей лицензированию, при отсутствии лицензии либо в противоречии с целями деятельности общества, определенно ограниченными его учредительными документами.

В Постановлении Пленума отмечено, что такие иски могут предъявляться акционерами лишь в случаях, предусмотренных законодательством*(60). И это естественно, ибо по общему правилу в суд обращаются лица, чьи права или законные интересы нарушены. Обращение в суд иного лица, будь то акционер или государственный, муниципальный либо иной орган, возможно при условии наделения его соответствующим правом. Предоставление такой возможности в указанных в Законе случаях акционерам является дополнительным способом защиты прав и интересов общества. Косвенно защищаются интересы и его участников.

Эти споры, поставленные в особый ряд, имеют различия между собой, связанные с характером нарушений, являющихся основанием для предъявления того или иного иска, предметом доказывания по разным категориям дел, субъектным составом участников процесса.

В двух указанных выше случаях акционеры могут заявлять требования о возмещении убытков, которые возникают у общества по вине третьих лиц. Истцом по таким делам должно признаваться общество независимо от того, что с иском обращается не оно; присуждение при доказанности исковых требований следует осуществлять в его пользу. Но и между этими делами есть различия. В первом случае - при предъявлении иска основному обществу о возмещении убытков дочернему сторонами по делу (истцом и ответчиком) являются два юридических лица. Подведомственность такого рода споров арбитражному суду очевидна. Во втором - в качестве ответчиков выступают преимущественно физические лица (за исключением предъявления исков управляющим организациям, выполняющим функции единоличного исполнительного органа общества). Статьей 33 АПК РФ к специальной подведомственности арбитражных судов отнесены дела по спорам между акционерами и акционерными обществами, вытекающим из хозяйственной деятельности обществ, за исключением трудовых споров. Поскольку требования к лицам, занимающим должности в органах управления общества, предъявляемые на основании ст. 71 Закона, вытекают из отношений, регулируемых акционерным, а не трудовым законодательством, Высший Арбитражный Суд РФ признал, что все перечисленные споры по искам акционеров в интересах общества подлежат рассмотрению арбитражными судами (п. 38 Постановления Пленума). Федеральным законом от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ в АПК РФ внесены дополнения, расширившие перечень корпоративных споров, подлежащих разрешению арбитражными судами, и определяющие правила их рассмотрения (см. ст. 225 названного Кодекса)..

В отношении исков акционеров о признании недействительными сделок, заключенных акционерным обществом, в Постановлении Пленума сказано, что они подлежат удовлетворению в случае представления доказательств, подтверждающих нарушение прав и законных интересов акционера, т.е. лица, обратившегося с иском. Здесь необходимы пояснения с учетом того, что основанием предъявления их служит не прямое ущемление прав и интересов конкретного акционера (акционеров)*(61), а нарушение требований законодательства обществом, причем иногда оно затрагивает публично-правовые, а не частные интересы. Пример - совершение обществом сделки, связанной с осуществлением деятельности, подлежащей лицензированию, при отсутствии лицензии. Здесь прямое нарушение запрета, выраженного в публично-правовой норме закона. В таком случае нужно доказывать наличие обстоятельств, с которыми закон связывает возможность признания сделки недействительной. Применительно к данной ситуации для удовлетворения иска необходимо, чтобы был доказан факт соответствующего нарушения (заключение сделки при отсутствии лицензии), а также, исходя из требований ст. 173 ГК РФ, то, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности. Не исключено, что в некоторых случаях при заключении сделки при отсутствии лицензии могут не пострадать интересы ни акционера, ни общества (которое вправе само оспорить такую сделку), но, безусловно, затрагиваются публичные интересы.

Примерно так же должны разрешаться споры о признании недействительными сделок в другом случае, указанном в ст. 173 ГК РФ: при совершении их обществом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными его учредительными документами.

Когда предъявляется иск о признании недействительной крупной сделки или сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, независимо от того, кто обратился с ним - акционер или общество, на первом месте должно быть представление доказательств, подтверждающих факт заключения этой сделки с нарушением закона, а также того, что совершение данной сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или акционеру, обратившемуся с иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них (см. п. 6 ст. 79 Закона об акционерных обществах в ред. Закона от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ). Что касается правомерности обращения конкретного акционера с требованием о признании заключенной обществом сделки недействительной, то в каждом случае, как уже отмечалось, важно установить, являлся он участником общества в период совершения данной сделки или нет. При отрицательном ответе отсутствуют основания считать его обращение в суд правомерным.

В юридической литературе и на практике дискуссионным длительное время оставался вопрос о том, могут ли такого рода иски рассматриваться исходя из известных науке процессуального права и процессуальному законодательству положений и норм о предъявлении и рассмотрении требований в защиту прав и законных интересов других лиц. От ответа на этот вопрос зависело определение процессуального статуса акционера, обращающегося с иском в интересах общества, и самого общества; требований, которые могут и должны предъявляться к лицу, заявляющему иск. Сложности обусловливались тем, что в АПК РФ отсутствовали указания на этот счет.

Федеральным законом от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ в названный Кодекс внесены необходимые дополнения. В действующей редакции ст. 53 АПК говорится, что в случаях, предусмотренных им и другими федеральными законами, организации и граждане вправе обратиться в арбитражный суд в защиту прав и законных интересов других лиц. В обращении должно быть указано, в чем заключается нарушение таких прав и интересов, послужившее основанием для данного обращения. Лицо, обращающееся в защиту прав и законных интересов других лиц, пользуется процессуальными правами и несет процессуальные обязанности истца (п. 2-4 ст. 53). Общество в этих случаях должно привлекаться к участию в деле в качестве истца, имеющего материально-правовые требования, что вытекает, в частности, из ст. 225.8 АПК РФ. Отказ лица, обратившегося в арбитражный суд, от предъявленного иска не лишает общество (материального истца) права требовать рассмотрения дела по существу. Разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума по поводу исков акционеров в интересах общества применяются с учетом изложенных положений АПК РФ.

В практике встречаются случаи, когда отказ от иска, предъявленного акционером, заявляет общество, в интересах которого возбуждено дело. Обоснованность такого отказа должна проверяться судом, поскольку заявления лица, выступающего от имени общества, могут иногда не совпадать с интересами последнего либо с интересами государства, являющегося акционером этого общества. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ не раз обращал на это внимание. В постановлении об отмене решения по одному из дел было, например, указано, что, принимая отказ от иска, суд не рассмотрел вопрос о том, не противоречит ли он закону и не нарушает ли интересы государства*(62).


И.Ш. Файзутдинов,

председатель Федерального арбитражного суда Уральского округа,

кандидат юридических наук


Г.С. Шапкина,

ведущий научный сотрудник Института законодательства

и сравнительного правоведения при Правительстве РФ,

кандидат юридических наук,

заслуженный юрист России


------------------------------------------------------------------------

*(1) Собрание законодательства РФ (далее - СЗ РФ). 1996. N 1. Ст. 1.

*(2) СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. 1). Ст. 3423.

*(3) Отдельные поправки внесены Федеральными законами от 21 марта 2002 г. N 31-ФЗ (СЗ РФ. N 12. Ст. 1093), от 31 октября 2002 г. N 134-ФЗ (СЗ РФ. 2002. N 45. Ст. 4436), от 27 февраля 2003 г. N 29-ФЗ (СЗ РФ. 2003. N 9. Ст. 805), от 24 февраля 2004 г. N 5-ФЗ, от 6 апреля 2004 г. N 17-ФЗ, от 2 декабря 2004 г. N 153-ФЗ, от 29 декабря 2004 г. N 192-ФЗ, от 27 декабря 2005 г. N 194-ФЗ, от 31 декабря 2005 г. N 208-ФЗ, от 5 января 2006 г. N 7-ФЗ, от 27 июля 2006 г. N 138-ФЗ, от 27 июля 2006 г. N 146-ФЗ, от 27 июля 2006 г. N 155-ФЗ, от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ, от 5 февраля 2007 г. N 13-ФЗ, от 24 июля 2007 г. N 220-ФЗ, от 1 декабря 2007 г. N 318-ФЗ, от 29 апреля 2008 г. N 58-ФЗ, от 30 декабря 2008 г. N 315-ФЗ, от 7 мая 2009 г. N 89-ФЗ, от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ.

*(4) Отменено в связи с принятием комментируемого Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. N 19.

*(5) СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492.

*(6) СЗ РФ. 2002. N 28. Ст. 2790.

*(7) К ним относятся, в частности, Инструкции Банка России: от 14 января 2004 г. N 109-И "О порядке принятия Банком России решения о государственной регистрации кредитных организаций и выдаче лицензий на осуществление банковских операций", от 10 марта 2006 г. N 128-И "О правилах выпуска и регистрации ценных бумаг кредитными организациями на территории Российской Федерации", от 26 апреля 2006 г. N 129-И "О банковских операциях и других сделках расчетных небанковских кредитных организаций, обязательных нормативах расчетных небанковских кредитных организаций и особенностях осуществления Банком России надзора за их соблюдением" и др.

*(8) СЗ РФ. 1998. N 1. Ст. 4.

*(9) СЗ РФ. 2001. N 49. Ст. 4562.

*(10) Признаны утратившими силу Указ Президента РФ от 20 декабря 1994 г. N 2205 "Об особенностях приватизации предприятий по первичной переработке сельскохозяйственной продукции, производственно-техническому обслуживанию и материально-техническому обеспечению агропромышленного комплекса" (см. Указ Президента РФ от 26 марта 2003 г. N 370); Постановления Правительства РФ от 29 декабря 1991 г. N 86 "О порядке реорганизации колхозов и совхозов", от 4 сентября 1992 г. N 708 "О порядке приватизации и реорганизации предприятий и организаций агропромышленного комплекса", от 1 февраля 1995 г. N 96 "О порядке осуществления прав собственников земельных долей и имущественных паев" (см. Постановление Правительства РФ от 20 декабря 2002 г. N 912) и др.

*(11) Упразднено Указом Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" // СЗ РФ. 2004. N 11. Ст. 945.

*(12) См. информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 февраля 2008 г. N 124 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами отдельных положений статей 40 и 40.1 Федерального закона "О приватизации государственного и муниципального имущества".

*(13) СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3595.

*(14) СЗ РФ. 2002. N 4. Ст. 251.

*(15) До 1 января 2002 г. акционерные общества с участием иностранных инвесторов создавались и должны были действовать в соответствии с законодательством об иностранных инвестициях. В настоящее время в ст. 18 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" (в ред. Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 246-ФЗ) установлены дополнительные требования к созданию и деятельности кредитных организаций с иностранными инвестициями. Ряд аналогичных требований действует при создании страховых организаций с участием иностранных инвесторов (см. п. 3 ст. 3 Закона о страховании).

*(16) СЗ РФ. 1998. N 30. Ст. 3611.

*(17) СЗ РФ. 2002. N 48. Ст. 4746.

*(18) В соответствии со ст. 295 ГК РФ предприятия, имеющие имущество на праве хозяйственного ведения, должны согласовывать с собственником совершение сделок с недвижимостью. Движимым имуществом им предоставлено право распоряжаться самостоятельно, но с оговоркой: "...за исключением случаев, установленных законом или иными правовыми актами". Закон "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" предусмотрел одно из таких исключений.

*(19) СЗ РФ. 2004. N 50. Ст. 5074.

*(20) Федеральным законом от 9 мая 2005 г. N 43-ФЗ п. 1 ст. 5 Федерального закона "О приватизации государственного и муниципального имущества" дополнен указанием на то, что ограничения, установленные этим пунктом, не распространяются на собственников объектов недвижимости, не являющихся самовольными постройками и расположенных на относящихся к государственной или муниципальной собственности земельных участках, при приобретении указанными собственниками этих земельных участков.

*(21) О последствиях нарушений, допущенных при создании общества, см., например: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 мая 2002 г. N 10697/01; Новоселова Л., Ерш А. О признании недействительным договора о создании акционерного общества // Хозяйство и право. 2005. N 1. С. 122-125; Мурзин Д.В. Договор учредителей и формирование уставного капитала хозяйственного общества // Вестник Федерального арбитражного суда Уральского округа. 2007. N 2. С. 104-117; Рекомендации Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа по вопросам применения корпоративного законодательства и законодательства об исполнительном производстве (п. 3 разд. 1) // Вестник Федерального арбитражного суда Уральского округа. 2008. N 1. С. 48.

*(22) См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 1 марта 2006 г. по делу N А56-29453/2004.

*(23) См. об этом информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 февраля 2008 г. N 124 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами отдельных положений статей 40 и 40.1 Федерального закона "О приватизации государственного и муниципального имущества".

*(24) Федеральным законом от 27 декабря 2005 г. N 194-ФЗ введен ряд специальных правил, определяющих порядок (в том числе срок) осуществления преимущественного права приобретения акционерами дополнительных акций при публичном их размещении (IPO).

*(25) СЗ РФ. 1996. N 17. Ст. 1918.

*(26) Статья 26 Закона о рынке ценных бумаг действует в редакции Федеральных законов от 28 декабря 2002 г. N 185-ФЗ, от 27 декабря 2005 г. N 194-ФЗ, от 30 декабря 2006 г. N 282-ФЗ, п. 5 ст. 51 - в редакции Федеральных законов от 28 декабря 2002 г. N 185-ФЗ, от 27 июля 2006 г. N 138-ФЗ.

*(27) Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 марта 2006 г. N 13683/05. В Постановлении указано, что данный случай не подпадает под перечень оснований, дающих право акционеру требовать от общества выкупа акций (ст. 75 Закона об акционерных обществах). По этому поводу высказывалось и иное мнение (см.: Комментарий судебно-арбитражной практики. Вып. 12 / Под ред. В.Ф. Яковлева. М.: Юрид. лит., 2005).

*(28) См. ст. 26 Закона о рынке ценных бумаг в ред. Федеральных законов от 27 декабря 2005 г. N 194-ФЗ, от 30 декабря 2006 г. N 282-ФЗ (СЗ РФ. 2006. N 1. Ст. 5; 2007. N 1 (ч. 1). Ст. 45).

*(29) Здесь мы не рассматриваем ситуацию, когда в соответствии со ст. 29 Закона о рынке ценных бумаг учет прав на ценные бумаги ведется у лица, осуществляющего депозитарную деятельность. В этом случае права на ценные бумаги переходят с момента внесения записи по счету депо приобретателя.

*(30) Постановления Президиума ВАС РФ от 1 марта 2005 г. N 10407/04, N 10408/04.

*(31) См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 1 марта 2005 г. N 8815/04.

*(32) См., например, п. 7 Обзора практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 21 апреля 1998 г. N 33); п.п. 11, 13 разд. 1 Рекомендаций Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа по вопросам применения корпоративного законодательства и законодательства об исполнительном производстве.

*(33) Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 сентября 2006 г. N 4375/06.

*(34) См., например: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 августа 2005 г. N 5017/05.

*(35) См., например: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 января 2006 г. N 11236/05.

*(36) См. Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 августа 2005 г. N 16112/03, от 28 января 2008 г. N 11570/07.

*(37) См., например: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 октября 2007 г. N 5178/07.

*(38) См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 октября 2002 г. N 1489/02.

*(39) В Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 октября 2005 г. N 8038/05, 8041/05 подчеркивается, что при рассмотрении дел об оспаривании решений общего собрания акционеров вопрос о наличии кворума для проведения собрания решается с учетом того, имелся ли кворум для принятия оспариваемого решения, внесенного в повестку дня этого собрания.

Вопрос о порядке определения кворума затронут также в п. 4 Обзора практики принятия арбитражными судами мер по обеспечению исков по спорам, связанным с обращением ценных бумаг (приложение к информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 июля 2003 г. N 72).

*(40) В соответствии с Законом от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ отсутствие в повестке дня вопроса, по которому общим собранием акционеров принято решение, является основанием для признания решения не имеющим юридической силы за исключением случая, если в собрании приняли участие все акционеры общества.

*(41) Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 июля 2007 г. N 3259/07.

*(42) См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 декабря 2007 г. N 10665/07. Хотя в указанном деле истцом являлось общество с ограниченной ответственностью, нет препятствий для применения аналогичного подхода и в ситуациях, когда истцом является акционерное общество.

*(43) В Постановлении от 25 апреля 2006 г. N 16401/05 Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отметил, что, исходя из п. 1 ст. 75, п. п. 1-3 ст. 76 Закона, право требовать выкупа акций при наличии условий, предусмотренных в п. 2 ст. 79 Закона об акционерных обществах, возникает у акционеров с момента принятия общим собранием соответствующего решения, а не с момента совершения одобренной этим решением сделки.

*(44) Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 сентября 2006 г. N 1671/06.

*(45) См. об этом, например: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июня 2004 г. N 1098/04.

*(46) См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 декабря 2004 г. N 9397/04. В указанном Постановлении отражена также идея о том, что поскольку право требовать выкупа акций возникает с момента принятия обществом одного из решений, предусмотренных п. 1 ст. 75 Закона об акционерных обществах, то принятие в последующем другого решения, устраняющего негативные последствия решения, порождающего право требовать выкупа, не является основанием для отказа в иске об обязании выкупить акции.

В этом деле речь шла о решении общего собрания акционеров о внесении в устав общества положения, в соответствии с п. 2 ст. 80 Закона об акционерных обществах освобождающего лицо, которое самостоятельно или совместно со своим аффилированным лицом (лицами) приобрело 30 или более процентов размещенных обыкновенных акций общества, предлагать акционерам продать принадлежащие им обыкновенные акции общества и эмиссионные ценные бумаги, конвертируемые в обыкновенные акции. Президиум признал, что исключение в последующем из устава указанного положения, послужившего поводом для предъявления акционером иска об обязании общества выкупить акции, не может лишить акционера этого права, которое у него возникло ранее на основании ст. 75 Закона об акционерных обществах.

К следует отметить, что ст. 80 Закона об акционерных обществах утратила силу с 1 июля 2006 г. (Федеральный закон от 5 января 2006 г. N 7-ФЗ).

*(47) Об этом см., например, п. 40 Обзора практики разрешения споров, связанных с арендой (приложение к информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 января 2002 г. N 66).

*(48) См. об этом, например: Маковская А.А. Взаимосвязанные сделки // ЭЖ-Юрист. 2004. N 36; п. 27 разд. 1 Рекомендаций Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа по вопросам применения корпоративного законодательства и законодательства об исполнительном производстве.

*(49) См., например: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 ноября 2006 г. N 9148/06.

*(50) См., например, п. 28 разд. 1 Рекомендаций Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа по вопросам применения корпоративного законодательства и законодательства об исполнительном производстве.

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 февраля 2005 г. N 12856/04 содержится разъяснение о возможности оценки сделок по выдаче векселей как совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности. С учетом того что подобные сделки по своему характеру не содержат указания об основаниях их совершения, Президиум пришел к выводу, что данные сделки могут быть оценены с точки зрения их связи с процессом хозяйственной деятельности только с учетом отношений, лежащих в основании их совершения.

*(51) См. Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 ноября 2002 г. N 6288/02; Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 июня 2007 г. N 40 "О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью".

*(52) См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 февраля 2007 г. N 14092/06.

*(53) Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ при рассмотрении конкретных дел обращал внимание на то, что приведенное в указанном Постановлении толкование норм п. 1 ст. 84 Закона об акционерных обществах и п. 2 ст. 166 ГК РФ касается исключительно вопроса о праве акционера акционерного общества, заключившего сделку с заинтересованностью, обратиться в суд с заявлением о признании сделки недействительной. Указанное Постановление не может трактоваться произвольно, и изложенные в нем положения не означают, что наличие у акционера права на оспаривание сделок, совершенных акционерным обществом, участником которого он является, безусловно, имеется у него в каждом случае, в том числе, например, при оспаривании по любым основаниям сделок по внесению имущества указанного общества в уставный капитал другого хозяйственного общества. Вопрос о наличии у акционера права на иск подлежит рассмотрению применительно к конкретному делу (см.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 августа 2005 г. N 36668/05).

*(54) См. Постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона "Об акционерных обществах", регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании "Кадет Истеблишмент" и запросом Октябрьского районного суда города Пензы".

*(55) Об этом см. Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. N 714-О-П "По жалобе гражданина Петрова Александра Федоровича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 84.8 Федерального закона "Об акционерных обществах".

*(56) См. об этом, например, Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 2003 г. N 12258/03, от 3 февраля 2004 г. N 13732/03, от 28 ноября 2006 г. N 9148/06.

*(57) См., например: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 февраля 2006 N 10101/05.

*(58) Например, см.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 июля 2006 г. N 1008/06.

*(59) В Постановлении от 22 мая 2007 г. N 871/07 Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ пришел к выводу, что единоличный исполнительный орган общества не может быть признан виновным в причинении обществу убытков, если он действовал в пределах разумного предпринимательского риска.

*(60) Так, в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 февраля 2005 г. N 12158/04 отмечено следующее. Законодательство, регулирующее деятельность по ведению реестра акционеров, не предусматривает возможности вмешательства акционера в договорные отношения между эмитентом и реестродержателем в формах, избранных истцом, а именно посредством требований о признании договора о ведении реестра действующим, обязании регистратора вести реестр акционеров данного эмитента и запрете регистратору передавать иным лицам информацию и документы, составляющие систему ведения реестра.

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 сентября 2004 г. N 6168/04 применен аналогичный подход в отношении заявленного акционерами иска о признании недействительной сделки купли-продажи акций общества, акционерами которого являются истцы, совершенной между другим акционером и третьим лицом.

*(61) Обычно признается, что предъявление акционерами исков в защиту интересов общества косвенно защищает и права самих акционеров См., например: Ярков В.В. Методика доказывания по косвенным искам // Арбитражный и гражданский процесс. 2001. N 4; Грось А.А., Дедов Д.И. Проблемы реализации косвенных исков // Закон. 2003. Март.

*(62) См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 апреля 2004 г. N 5134/02.


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете подать заявку на получение полного доступа к системе бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

И.Ш. Файзутдинов, Г.С. Шапкина. Комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" (Наиболее актуальные вопросы предпринимательской деятельности. Комментарии судебной практики ВАС РФ. / Отв. ред. Л.А. Новоселова, М.А. Рожкова). - Специально для системы ГАРАНТ, 2009


Авторы


Файзутдинов Илдар Шафигулович - председатель Федерального арбитражного суда Уральского округа, кандидат юридических наук


Шапкина Галига Сергеевна - ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, кандидат юридических наук, заслуженный юрист России