• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 7/2010

Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Российское издание
N 7/2010


Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания


Омбудсмен России намерен напрямую участвовать в реформировании Европейского Суда


Опубликован ежегодный доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Владимира Петровича Лукина за 2009 год под весьма символичным заголовком "Права - не дают, права - берут". Традиционный раздел этого доклада - "Вопросы взаимодействия с Европейским Судом по правам человека" - публикуем с незначительными сокращениями (цитируем по сайту www.ombudsmanrf.ru) в качестве редакционной статьи. Другую часть доклада В. Лукина - "Право на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство" - читайте в рубрике "Наши публикации".

"В январе 2010 года обе палаты Федерального Собрания Российской Федерации ратифицировали Протокол N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающий реформирование Европейского Суда по правам человека. В начале февраля Федеральный закон о ратификации Протокола N 14 подписан Президентом Российской Федерации. Это важное событие побуждает кратко рассмотреть вопросы взаимодействия нашей страны с Европейским Судом...

За без малого двенадцать лет, прошедших с момента присоединения России к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в Европейский Суд по правам человека поступило около 70 тыс. "российских" жалоб. По состоянию на 1 января 2010 года 36 тыс. таких жалоб были отклонены без рассмотрения по существу. Решения приняты по 862 жалобам против России. При этом в 815 случаях эти решения оказались в пользу заявителей и в 47 случаях - в пользу России. Около 34 тыс. жалоб находятся в процессе рассмотрения.

По давней советской традиции обращение к внешнему миру с жалобой на свою страну и сегодня воспринимается многими как достойная осуждения попытка "вынести сор из избы". Этим, видимо, и объясняется, мягко говоря, весьма неоднозначное отношение многих государственных чиновников к приведенной выше статистике и вообще к деятельности Европейского Суда по правам человека. Тем более что и решения в пользу России он принимает крайне редко. Со своей стороны Уполномоченный считает такой подход глубоко ошибочным. Сотрудничество с Европейским Судом по правам человека необходимо России отнюдь не только потому, что она связана конкретными международными обязательствами. Это сотрудничество приносит нашей стране реальную пользу. По данным МИД России, до 40% поступающих в Европейский Суд "российских" жалоб подаются в связи с неисполнением решений российских судов. Чуть меньшая доля жалоб посвящена волоките при рассмотрении дел опять-таки в российских судах. Разве не в интересах России, чтобы ее суды стали лучше, чтобы их решения своевременно исполнялись? Другое дело, что сотрудничество России с Европейским Судом могло бы быть куда более эффективным, чем сейчас.

В настоящее время с нашей стороны это сотрудничество ограничено более или менее своевременной выплатой материальной компенсации, которую Европейский Суд своими решениями назначает заявителям из России. При этом, однако, Верховный Суд пока так и не разработал четкого механизма реализации своих собственных рекомендаций о необходимости учета решений Европейского Суда при отправлении правосудия во всех российских судах общей юрисдикции. В результате решения Европейского Суда в качестве источника совершенствования российской правоприменительной практики остаются по большому счету невостребованными нашими судебными и иными органами.

Весьма актуальным представляется и доведение до сведения всех российских судов информации о важнейших решениях Европейского Суда по делам, не касающимся жалоб из России. Не исключено, что наши судьи нашли бы эту информацию полезной, например, при рассмотрении дел о преступлениях, совершенных сотрудниками правоохранительных органов, или же дел о правах собственности на землю и недвижимость. Подобные дела рассматривались Европейским Судом по жалобам, поступившим из Великобритании и Франции.

Размышляя о том, что могла бы сделать Россия для повышения эффективности своего сотрудничества с Европейским Судом, нельзя не сказать о том, что сам этот орган уже давно нуждается в реформах. Ратификация Россией Протокола N 14 как раз и дала старт очередной такой реформе. Одна из ее важнейших целей - повышение оперативности работы Европейского Суда, переставшего справляться с потоком поступающих жалоб. При этом большое количество жалоб являются "типичными" или "аналогичными", то есть имеющими своим предметом нарушения, уже установленные и признанные Европейским Судом в его ранее принятых решениях. Вступивший в силу Протокол N 14 позволяет комитету из трех судей, объявив подобные жалобы приемлемыми, одновременно вынести окончательное решение по их существу, ориентируясь на прошлые решения Европейского Суда по аналогичным делам.

В силу отмеченной выше пассивности нашей судебной системы в использовании решений Европейского Суда можно предположить, что в рамках такой "ускоренной" процедуры по большему, чем раньше, количеству жалоб из России будут приниматься решения в пользу заявителей. Выход из положения видится в том, чтобы реально сделать наконец решения Европейского Суда частью российской судебной практики...

В целом Протокол N 14 не вносит радикальных изменений в систему контроля, установленную Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Скорее наоборот, Протокол направлен на совершенствование существующего механизма путем предоставления Европейскому Суду процедурных средств и необходимой гибкости для своевременного рассмотрения жалоб. С учетом сказанного необходимость дальнейшего реформирования Европейского Суда по правам человека представляется очевидной. Свою же главную задачу Уполномоченный видит не в том, чтобы напрямую участвовать в этом процессе. Мандат Уполномоченного предполагает защиту права граждан России, а также всех лиц, находящихся под российской юрисдикцией, на беспрепятственное обращение в Европейский Суд по правам человека".


По жалобам о нарушении статьи 2 Конвенции


Вопрос о соблюдении права на жизнь


Вопрос о соблюдении государством своих позитивных обязательств


По делу обжалуется отсутствие полицейского вмешательства для предотвращения убийства свидетеля обвинения обвиняемым по уголовному делу. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Ван Колле против Соединенного Королевства
[Van Colle v. United Kingdom] (N 7678/09)


[IV Секция]


Сын заявителей являлся ключевым свидетелем обвинения по уголовному делу против бывшего сотрудника, обвинявшегося в хищении. Незадолго до того как он должен был дать показания, он был застрелен обвиняемым. Ранее он сообщал следователю, который вел дело, что он получал по телефону угрозы от лица, по его мнению, являвшегося обвиняемым. Другой свидетель обвинения также уведомил того же следователя, что ему была предложена денежная сумма за отказ от дачи показаний в суде. В ряде других случаев, которые не всегда доводились до сведения полиции, имущество, принадлежащее сыну заявителей и другому свидетелю обвинения, подвергалось поджогам. После убийства полицейский дисциплинарный орган в связи с запугиванием обоих свидетелей признал следователя виновным в том, что он не исполнял свои обязанности тщательно и надлежащим образом. Заявители предъявили к полиции иск о возмещении ущерба на основании закона о правах человека 1998 года, в частности, ссылаясь на нарушение позитивного обязательства, вытекающего из статьи 2 Конвенции, о принятии превентивных мер по защите лица, жизнь которого поставлена под угрозу преступными действиями другого лица. Это требование было в конце концов отклонено, когда Палата лордов отвергла высказанную нижестоящими судами точку зрения о том, что в случае, если угроза жизни лица возникает в связи с решением государства привлечь его как свидетеля, должен применяться менее строгий подход, чем критерий "реальной и непосредственной угрозы", выработанный в деле Османа* (* Постановление Большой Палаты от 28 октября 1998 г. по делу "Осман против Соединенного Королевства" (Osman v. United Kingdom), жалоба N 23452/94.). Палата лордов сочла, что критерий Османа является постоянным и неизменным, и при обстоятельствах настоящего дела не был достигнут.

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении статей 2 и 8 Конвенции.


Вопрос об эффективном расследовании


По делу обжалуется неадекватность правил судебно-медицинской экспертизы. По делу допущено нарушение статьи 2 Конвенции.


Эуджения Лазэр против Румынии
[Eugenia Lazar v. Romania] (N 32146/05)


Постановление от 16 февраля 2010 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


В июле 2000 г. заявительница доставила сына в окружную больницу с признаками удушья. В 2.30 он поступил в отделение скорой помощи, после чего был переведен в специализированное отделение, где врач C. сделал ему укол кортизона. Около 2.45 C. вызвал другого врача, который решил сделать молодому человеку трахеотомию с целью очистки дыхательных путей. Около 3.15 два врача сделали операцию сыну заявительницы, у которого произошла остановка дыхания, привести его в сознание не удалось, и он скончался около 5.00. По требованию прокуратуры, Высший совет судебно-медицинской экспертизы - высший национальный орган проведения судебно-медицинской экспертизы - дал заключение относительно ранее сделанных выводов и установил, что врачи не допустили медицинских ошибок. После жалоб заявительницы были назначены новые экспертизы, но три судебно-медицинских учреждения, ранее представлявших заключения, отказались их проводить заново, первые два - поскольку Высший совет судебно-медицинской экспертизы уже выразил свое мнение, а сам совет - по причине отсутствия новых данных. В связи с этим разбирательство было прекращено, и иные средства правовой защиты, использованные заявительницей против врачей, не дали результатов.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 2 Конвенции. Европейский Суд рассмотрел вопрос о том, были ли внутренние средства правовой защиты адекватными в отношении процессуального обязательства, вытекающего из статьи 2 Конвенции. В первую очередь он рассмотрел уголовно-правовое средство защиты.

(a) Использованное уголовно-правовое средство защиты. Европейский Суд прежде всего изучил длительность расследования, перед тем как проверить вопрос его эффективности.

(i) Длительность уголовного расследования. Требование безотлагательности и разумной оперативности подразумевается в делах о халатности медицинского персонала, рассматриваемых с точки зрения статьи 2 Конвенции. В настоящем деле это требование не было соблюдено, поскольку разбирательство продолжалось приблизительно четыре года и пять месяцев в двух инстанциях, и расследование прокуратуры продолжалось почти четыре года.

(ii) Эффективность уголовного расследования. Европейский Суд отметил два значительных недостатка в проведении расследования: во-первых, отсутствие сотрудничества между судебно-медицинскими экспертами и следственными органами, во-вторых, недостаточность мотивов, приведенных в экспертных заключениях.

() Отсутствие сотрудничества. Следственные органы не смогли дать непротиворечивый и научно обоснованный ответ на поставленные вопросы, такие как основной вопрос о том, произошла ли смерть сына заявительницы случайно при трахеотомии (фактор, который определял, имела ли место халатность медиков) и может ли медицинский персонал быть привлечен к уголовной ответственности. Органы прокуратуры столкнулись с сопротивлением судебно-медицинских учреждений, которые отказались отвечать на их вопросы со ссылкой на постановление правительства, по их мнению, препятствовавшее в проведении повторной экспертизы, если высший национальный орган по судебно-медицинской экспертизе дал свое заключение и/или новые данные отсутствуют. Вывод, сделанный судом последней инстанции о том, что данные имеют доказательную силу, если не могут быть заменены новыми данными или отклонены иным доказательством, имеющим равную научную ценность, противоречил статье 2 Конвенции, которая обязывает национальные власти принимать меры для обеспечения полного обследования и объективного анализа клинических выводов. Высший совет судебно-медицинской экспертизы уклонился от ответа на вопросы, поставленные судебными органами с целью получения информации, которая являлась необходимой для принятия полностью информированных решений, основанных на объективных данных. Само наличие в национальном законодательстве положений, позволяющих судебно-медицинским учреждениям, осуществляющим экспертизу, отклонять поручения судебных органов и, таким образом, отказывать в сотрудничестве, несмотря на интересы расследования, едва ли совместимо с основополагающей обязанностью государства по созданию целесообразной правовой и административной системы для установления причины смерти лица, находящегося в сфере ответственности специалистов здравоохранения.

() Немотивированность заключений судебно-медицинской экспертизы. Судебно-медицинская лаборатория, представившая первое заключение, прямо указала на наличие недостатков в действиях отделения скорой помощи больницы, которые повлекли задержку в проведении операции. Этот вывод был подтвержден, по крайней мере, частично, в заключении второго судебно-медицинского учреждения. Однако Высший совет судебно-медицинской экспертизы, который давал заключения только на основании документов нижестоящих организаций без выезда на место, просто отклонил заключение без указания на то, почему им сделан такой вывод. Европейский Суд полагает, что только подробное и научно обоснованное заключение, содержащее объяснение всех противоречий в заключениях нижестоящих учреждений и ответ на вопросы, поставленные следственными органами, могло внушить общественное доверие к отправлению правосудия и содействовать судебным органам в исполнении их обязанностей. Обязанность указать основания научных выводов имела особое значение в настоящем деле, поскольку в силу положений национального законодательства формулировка мнения высшего национального органа в данной сфере лишала нижестоящие учреждения права представлять повторные заключения или дополнять предыдущие. Кроме того, национальные суды и лица, участвующие в деле, не могли руководствоваться в качестве доказательства научными заключениями, выданными независимыми организациями, кроме государственных судебно-медицинских учреждений, упомянутых в постановлении правительства. На уровне страны обсуждался вопрос о том, следует ли наделить полномочиями по проведению судебно-медицинской экспертизы частные организации и/или независимых экспертов, получивших надлежащий допуск в соответствии с законом.

При таких обстоятельствах национальные правила проведения судебно-медицинской экспертизы должны предусматривать достаточные гарантии сохранения ее достоверности и эффективности, в частности, путем обязания экспертов излагать основания их выводов и сотрудничать с судебными органами, если этого требуют интересы расследования.

(b) Иные средства правовой защиты. Власти проявили излишний формализм в дисциплинарном производстве, безуспешно возбужденном заявительницей. Кроме того, жалоба в объединенные комитеты, состоящие из врачей и гражданских служащих, назначенных Министерством юстиции, а не независимыми и беспристрастными судебными органами, не могла быть эффективной, поскольку судебно-медицинские учреждения, в соответствии с законом, не могли представлять заключение после того, как высший орган в этой сфере выразил свое мнение. Наконец, перспективы иска о возмещении ущерба были слишком неопределенными в отсутствие вывода о халатности медицинского персонала.


Постановление


По делу допущено нарушение статьи 2 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить 20 000 евро в счет компенсации причиненного морального вреда.


По жалобе о нарушении статьи 3 Конвенции


Вопрос о запрещении бесчеловечного или унижающего достоинство обращения


По делу обжалуется отказ в предоставлении зубных протезов беззубому и малоимущему заключенному. По делу допущено нарушение статьи 3 Конвенции.


V.D. против Румынии
[V.D. v. Romania] (N 7078/02)


Постановление от 16 февраля 2010 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


В 2002 году суд первой инстанции приговорил заявителя к лишению свободы, в частности, за изнасилование собственной бабушки. Приговор суда был основан прежде всего на показаниях последней. Заявитель подал несколько жалоб, оставленных без удовлетворения. Кроме того, в связи с почти полным отсутствием зубов заявитель нуждался в протезах, но не мог получить их, поскольку не имел средств для их оплаты.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции. Еще в 2002 году власти располагали медицинскими диагнозами, подтверждавшими, что заявитель нуждается в зубных протезах, однако последние не были ему выданы. Будучи заключенным, заявитель мог получить их только при условии полной оплаты. Поскольку система страхования не предусматривала таких расходов и он не имел необходимых финансовых средств, - факт, который был известен властям и признавался ими, - он не мог получить протезов. Эти факты являются достаточными для того, чтобы Европейский Суд мог заключить, что правила социального обеспечения заключенных, устанавливающие долю стоимости протезов, которую они должны были оплатить, были неэффективными с учетом административных препятствий. Государство-ответчик также не смогло удовлетворительно объяснить непредоставление заявителю зубных протезов в 2004 году, когда действующие правила предусматривали возложение соответствующих расходов на государство. Таким образом, несмотря на состояние здоровья заявителя, он до сих пор не обеспечен протезами, хотя новое законодательство, введенное в январе 2007 г., предусматривает их бесплатное предоставление.


Постановление


По делу допущено нарушение статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения пункта 1 и подпункта "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции. Хотя показания бабушки заявителя не являлись единственным доказательством, которым руководствовался суд при вынесении обвинительного приговора, они имели решающее значение. Тот факт, что потерпевшая была очень старой и дряхлой, несомненно, требовал ее повышенной защиты. Однако с учетом того, что потерпевшая скончалась до того, как она могла быть допрошена судом, требовались достаточные гарантии обеспечения прав защиты. Единственные показания потерпевшей, представленные в прокуратуру, были даны полицейскому до того, как заявителю были предъявлены обвинения и он мог потребовать разъяснений. Показания были записаны от руки, технические средства не применялись. Они не были оглашены обвиняемому во время уголовного разбирательства, а также не были приняты меры, позволявшие ему оспорить показания потерпевшей или их достоверность. При таких обстоятельствах анализ ДНК мог бы подтвердить версию событий потерпевшей или обеспечить заявителю существенную информацию, которая позволила бы оспорить ее достоверность. Однако суды отказали в удовлетворении ходатайств заявителя и его адвокатов в получении этого доказательства в отсутствие прямых указаний о его относимости в достаточно мотивированных решениях. Наконец, осмотр места происшествия являлся неадекватным, поскольку полиция не приняла мер к обнаружению следов нападения, которые могли иметь значение для обвинения, предъявленного заявителю. Соответственно, суды не исполнили свою обязанность по принятию следственных мер, которые позволили бы заявителю защищать себя.


Постановление


По делу допущено нарушение статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить 10 000 евро в счет компенсации причиненного морального вреда.


По жалобе о нарушении статьи 4 Конвенции


Вопрос о запрещении принудительного труда


По делу обжалуется предполагаемое похищение несовершеннолетней болгарской цыганки в Италии. Жалоба коммуницирована властям государств-ответчиков.


Миланова и другие против Италии и Болгарии
[Milanova and Others v. Italy and Bulgaria] (N 40020/03)


[II Секция]


Заявителями по делу выступают граждане Болгарии цыганского происхождения. В период, относящийся к обстоятельствам дела, первая заявительница была несовершеннолетней. Второй и третья заявители - ее отец и мать, а четвертая заявительница - жена ее брата. В 2003 году заявители прибыли в Италию, где сербский цыган X. предложил им работу. X. поселил первую, второго и третью заявителей в своем доме и через несколько дней заявил, что его племянник хочет жениться на первой заявительнице. Второй и третья заявители отказали. Они утверждают, что впоследствии их избили, угрожали им пистолетом и вынудили вернуться в Болгарию. В течение следующего месяца первую заявительницу также предположительно избивали, угрожали ей и несколько раз изнасиловали. Ее содержали под постоянным надзором и заставляли воровать. Представляется, что в определенный момент она лечилась в больнице от полученных травм. Через некоторое время третья и четвертая заявительницы вернулись в Италию и обратились в итальянскую полицию с жалобой, утверждая, что первая заявительница была похищена и травмирована. Полицейские провели облаву в доме X., где была обнаружена первая заявительница, и произвели несколько арестов. Они допросили первую заявительницу, но заявители утверждают, что при этом с ней обращались грубо и угрожали, что она будет обвинена в даче заведомо ложных показаний. Затем она предположительно была принуждена заявить, что не настаивает на преследовании своих похитителей, и подписать определенные документы на итальянском языке без перевода. Оспаривая данные утверждения, итальянское государство-ответчик сообщило, что полиция получила некоторые фотографии, демонстрирующие, что замужество первой заявительницы было заранее подготовлено, за что второй заявитель получил плату. Таким образом, полиция не видела оснований расследовать предполагаемое похищение и, напротив, возбудила в отношении первой и третьей заявительниц дело по обвинению в даче заведомо ложных показаний и клевете, которое было в конечном счете прекращено. Заявители вернулись в Болгарию и обратились к болгарским и итальянским властям с письменным требованием о проведении уголовного расследования.

Жалоба коммуницирована властям итальянского и болгарского государств-ответчиков в отношении статей 3, 4 и 14 Конвенции, со специальным вопросом, относящимся к Конвенция Совета Европы о противодействии торговле людьми.


По жалобе о нарушении статьи 5 Конвенции


По жалобе о нарушении пункта 4 статьи 5 Конвенции


Вопрос о соблюдении права на рассмотрение судом правомерности заключения под стражу


По делу обжалуется отказ в возобновлении уголовного разбирательства. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Хульки Гюнеш против Турции
[Hulki Gunes v. Turkey] (N 17210/09)


[II Секция]


В марте 1994 г. суд государственной безопасности признал заявителя виновным в совершении преступлений в соответствии с обвинениями и приговорил его к смертной казни, заменив ее лишением свободы. В мaе 1995 г. заявитель обратился в Европейскую комиссию по правам человека. Жалоба впоследствии была передана в Европейский Суд, который признал ее приемлемой в октябре 2001 г. В июне 2003 г. он установил, что по делу допущено нарушение статьи 3 Конвенции, а также пункта 1 и подпункта "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции* (* См. Постановление Европейского Суда от 19 июня 2003 г. по делу "Хульки Гюнеш против Турции" (Hulki Gunes v. Turkey) (жалоба N 28490/95, Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека [Information Note on the Case-law of European Court of Human Rights] N 54).). Тем временем в январе 2003 г. был введен в действие закон, предусматривающий возобновление производства по уголовному делу в связи с установлением нарушения положений Конвенции Европейским Судом. Однако переходное положение этого закона предусматривало такую возможность лишь в двух ситуациях: если Европейский Суд вынес окончательное постановление до введения закона в действие и если окончательное постановление вынесено по жалобе, поданной после введения закона в действие. В октябре 2003 г., руководствуясь постановлением Европейского Суда и турецкой конституцией, заявитель обратился в суд государственной безопасности с ходатайством о возобновлении разбирательства. В октябре 2003 г. суд отклонил его ходатайство, указав, что он не вправе применить данный закон, поскольку он обратился в страсбургские учреждения в мае1995 г., и Европейский Суд вынес постановление после вступления закона в силу. Различные попытки заявителя добиться возобновления разбирательства не принесли результата.

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении пунктов 1 и 4 статьи 5 Конвенции.


По жалобам о нарушении статьи 6 Конвенции


По жалобе о нарушении пункта 1 статьи 6 Конвенции (гражданско-правовой аспект)


Вопрос о применимости к делу положений статьи 6 Конвенции


По делу обжалуется недоступность персональных данных Шенгенской базы или невозможность обеспечения их исправления. Пункт 1 статьи 6 Конвенции неприменим; жалоба признана неприемлемой.


Даля против Франции
[Dalea v. France] (N 964/07)


Решение от 2 февраля 2010 г. [вынесено V Секцией]


Обстоятельства дела


Заявителю, румынскому гражданину, в 1997 г. было отказано в выдаче визы для поездки в Германию, а в следующем году - для поездки во Францию на том основании, что французские власти внесли о нем сведения в Шенгенскую информационную систему в целях отказа во въезде. Заявитель обратился во Французскую национальную комиссию по защите данных (CNIL) с просьбой о предоставлении доступа к его персональным данным во французской шенгенской базе данных и исправлении или уничтожении этих данных. CNIL провела требуемую проверку и сообщила, что этим процедура исчерпывается. Заявитель обратился в Государственный совет, который установил, что он получил информацию о внесенных о нем сведениях во французскую шенгенскую базу данных, и его жалоба, таким образом, является беспредметной. Государственный совет также установил, что на основании проведенного расследования невозможно установить причины включения заявителя в базу данных и что невозможно оценить, является ли отказ CNIL в исправлении или уничтожении данных законным. CNIL указала, что сведения о заявителе были внесены в Шенгенскую информационную систему по требованию Французской дирекции безопасности территории (DST), и лишь последняя могла предоставить относимую информацию, которая позволила бы Государственному совету удостовериться в обоснованности требования заявителя об исправлении данных. В 2006 году Государственный совет отметил, что с учетом всех материалов дела, основания, приведенные CNIL в ее решении отказать в исправлении или уничтожении данных, касающихся заявителя, являются достаточными. Соответственно, иск заявителя об отмене решения CNIL является необоснованным.


Вопросы права


По поводу соблюдения пункта 1 статьи 6 Конвенции. Решения относительно въезда, проживания и высылки иностранцев не затрагивают гражданские права или обязанности или уголовное обвинение в значении пункта 1 статьи 6 Конвенции. Соответственно, мера, препятствующая въезду заявителя во Францию - независимо от оснований, последствий или продолжительности, - не относится к сфере действия этого положения. Данная процедура, с помощью которой лица в соответствии с французским законодательством имели доступ к их персональным данным в Шенгенской информационной системе и, при необходимости, право требования об их исправлении или уничтожении, тесно связана с правилами въезда и проживания иностранцев и, в частности, с выдачей виз. Заявитель был уведомлен о своем включении в Шенгенскую информационную систему после того, как германские и французские власти отказали ему в выдаче визы. Кроме того, из материалов дела следует, что при обращении в CNIL и Государственный совет цель заявителя в конечном счете заключалась во въезде в шенгенскую зону и перемещении в ее пределах. Соответственно, поскольку данное разбирательство было связано с предметом, не относящимся к сфере действия статьи 6 Конвенции, оно не имело целью разрешение вопроса о гражданских правах и обязанностях или об уголовном обвинении в значении этого положения.


Решение


Жалоба признана неприемлемой (жалоба несовместима с положениями Конвенции ratione materiae* (* Ratione materiae (лат.) - "ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения", критерий существа обращения, применяемый при оценке приемлемости жалобы Европейским Судом (прим. переводчика).)).

По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. Конвенция не гарантирует как такового права иностранца въезжать или проживать в конкретной стране. Насколько профессиональные отношения заявителя с французскими и германскими компаниями и представителями политических и экономических кругов во Франции могут рассматриваться как составляющие "личную жизнь" в значении статьи 8 Конвенции, вмешательство в это право, вызванное внесением французскими властями сведений о заявителе в Шенгенскую информационную систему, соответствовало закону и преследовало законную цель защиты национальной безопасности. Заявитель не продемонстрировал, каким образом он претерпел ущерб вследствие невозможности передвижения в Шенгенской зоне. Он ссылался лишь без указания подробностей на значительный ущерб деятельности его компании и указывал, что не мог посетить Францию для проведения хирургической операции, которая в конце концов была сделана в Швейцарии, но это, по-видимому, не имело особых последствий для состояния его здоровья. Вмешательство французских властей в право заявителя на уважение его личной жизни было, таким образом, пропорционально преследуемой цели и необходимо в демократическом обществе. Насколько заявитель жаловался на вмешательство в его личную жизнь исключительно на основании внесения сведений о нем в Шенгенскую информационную систему на длительный срок, Европейский Суд напомнил, что любое лицо, затронутое мерой, принятой по основания национальной безопасности, должно иметь гарантии против произвола. Действительно, внесение сведений о нем в базу данных воспрепятствовало его въезду во все страны, участвующие в Шенгенском соглашении. Однако в сфере регулирования въезда государства имеют широкие пределы усмотрения при принятии мер, обеспечивающих защиту от произвола, на которую вправе рассчитывать лицо, оказавшееся в такой ситуации. Заявитель имел возможность обратиться за проверкой данной меры вначале в CNIL, а затем в Государственный совет. Хотя заявитель не мог оспаривать конкретные основания для внесения сведений о нем в Шенгенскую базу данных, ему был предоставлен доступ к остальным данным о нем, и он был уведомлен о том, что соображения национальной безопасности, обороны и общественного порядка потребовали передачи данных по инициативе DST. Невозможность личного ознакомления заявителя со всей информацией, которую он запрашивал, сама по себе не доказывает, что вмешательство не оправдывалось интересами национальной безопасности. Таким образом, вмешательство французских властей в право заявителя на уважение его личной жизни было пропорционально преследуемой цели и необходимо в демократическом обществе.


Решение


Жалоба признана неприемлемой (жалоба признана явно необоснованной).


По жалобам о нарушении пункта 1 статьи 6 Конвенции (уголовно-правовой аспект)


Вопрос о применимости к делу положений статьи 6 Конвенции


По делу обжалуются признания подозреваемого, полученные во время милицейской проверки на дороге. Пункт 1 статьи 6 Конвенции является применимым.


Александр Зайченко против России
[Aleksandr Zaichenko v. Russia] (N 39660/02)


Постановление от 18 февраля 2010 г. [вынесено I Секцией]


(См. ниже.)


Вопрос о предъявлении уголовного обвинения


Вопрос о соблюдении права на справедливое судебное разбирательство дела


По делу обжалуется вынесение обвинительного приговора на основе признаний, сделанных в милиции до разъяснения прав. По делу допущено нарушение статьи 6 Конвенции.


Александр Зайченко против России
[Aleksandr Zaichenko v. Russia] (N 39660/02)


Постановление от 18 февраля 2010 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


21 февраля 2001 г. заявитель был остановлен по дороге домой сотрудниками милиции, осуществлявшими проверку данных о хищении топлива, принадлежавшего работодателю. Обнаружив две канистры топлива в автомобиле заявителя и не разъяснив его права, сотрудники милиции допросили его на месте и принудили к подписанию протокола осмотра, в котором он признавал, что слил топливо со служебного автомобиля. Впоследствии заявителю было предложено подписать объяснения о том, что он изъял топливо для личного пользования, а также с признанием того, что он уведомлен о своем праве не свидетельствовать против себя. Протокол осмотра и объяснение были направлены дознавателю, который сообщил руководству о наличии признаков состава преступления. 2 марта 2001 г. заявителю было предъявлено обвинение в хищении, и он подписал постановление о привлечении в качестве обвиняемого, признав, что ему были разъяснены суть обвинения и его права; он также указал, что не нуждается в защитнике. Во время судебного разбирательства заявитель, который был представлен адвокатом, представил счет, который, по его мнению, доказывал, что он приобрел топливо законным порядком. Однако суд первой инстанции признал счет недопустимым доказательством на том основании, что его следовало представить ранее. Он также отклонил показания двух свидетелей защиты, найдя их недостоверными по причине тесной связи свидетелей с заявителем. Заявитель был признан виновным и приговорен к условному сроку лишения свободы. Вынесенный ему приговор был оставлен без изменения при рассмотрении жалобы.

В своей жалобе в Европейский Суд заявитель ссылался на то, что он был лишен юридической помощи на досудебной стадии разбирательства (подпункт "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции) и что суд первой инстанции при признании его виновным не должен был учитывать его показания, данные на досудебной стадии (пункт 1 статьи 6 Конвенции).


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 6 Конвенции. Вопрос о применимости к делу положений статьи 6 Конвенции. Статья 6 Конвенции является применимой к событиям 21 февраля 2001 г., поскольку, хотя заявитель на этой стадии не обвинялся в совершении какого-либо преступления, разбирательство в эту дату "значительно затрагивало" его ситуацию. Однако Европейский Суд напоминает, что способ, которым гарантии пункта 1 и подпункта "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции подлежали применению на досудебной стадии, зависит от конкретных особенностей разбирательства и обстоятельств дела, оцениваемых в отношении всего национального разбирательства.

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 6 Конвенции. Европейский Суд полагает, что милиция могла подозревать заявителя в хищении с момента, когда он не представил доказательств законности приобретения канистр с топливом, найденных в его автомобиле. Соответственно, они были обязаны уведомить его о праве не свидетельствовать против себя и хранить молчание. Хотя он был уведомлен о своем праве хранить молчание до того, как подписал показания о том, что присвоил топливо, к тому времени он уже дал показания против себя в протоколе осмотра. Европейский Суд не находит, что заявитель действительно отказался от права не свидетельствовать против себя до или в процессе составления протокола осмотра, и с учетом того значения, которое было придано его показаниям в судебном разбирательстве, он не нуждается в установлении действительности последующего отказа от этого права в письменных показаниях, которые вытекали из более ранних признаний.

Что касается вопроса о том, затронуло ли использование признания заявителя на досудебной стадии справедливость разбирательства, Европейский Суд полагает, что ущерб, который он претерпел на предварительной стадии, не был устранен в судебном разбирательстве. Прежде всего, суд первой инстанции прямо сослался на самооговаривающие показания, которые заявитель дал милиции, в протоколе осмотра и впоследствии. Кроме того, национальные суды не привели достаточных оснований для отклонения его доводов, оспаривавших допустимость таких показаний. Наконец, суд первой инстанции отклонил показания свидетелей защиты со ссылкой на их тесную связь с заявителем и отказался принять в качестве доказательства счет, который предположительно свидетельствовал о покупке топлива заявителем. В итоге суд первой инстанции признал заявителя виновным на основе показаний, которые последний дал, не будучи уведомленным о своем праве не свидетельствовать против себя.


Постановление


По делу допущено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения подпункта "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции. Хотя заявитель не мог удалиться, когда был остановлен милицией 21 февраля, обстоятельства дела не свидетельствуют о значительном ограничении его свободы действий, достаточном для допустимости требования об оказании юридической помощи на этой стадии. Действия милиции свелись к составлению протокола осмотра автомобиля и получению объяснений относительно происхождения канистр. Эта информация была передана дознавателю, в свою очередь составившему протокол, на основании которого его руководитель принял решение о возбуждении уголовного дела против заявителя. На этой стадии (2 марта 2001 г.) заявитель был уведомлен о своем праве на оказание юридической помощи, но добровольно и недвусмысленно отказался подписать постановление о привлечении в качестве обвиняемого и отказался от своего права на юридическую помощь, указав, что в судебном разбирательстве будет защищать себя сам. Соответственно, отсутствие юридической помощи 21 февраля и 2 марта 2001 г. не нарушило права заявителя на юридическую помощь.


Постановление


По делу требования подпункта "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции нарушены не были (вынесено шестью голосами "за" и одним - "против").


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить 3 000 евро в счет компенсации причиненного морального вреда.


Вопрос о соблюдении права на справедливое судебное разбирательство дела


По делу обжалуется добровольный и недвусмысленный отказ от права на помощь защитника при содержании под стражей в полиции. По делу требования статьи 6 Конвенции нарушены не были.


Йолдаш против Турции
[Yoldas v. Turkey] (N 27503/04)


Постановление от 23 февраля 2010 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель содержался в полиции с 18 по 24 декабря 2003 г. по обвинению в причастности к незаконной организации. Затем он был доставлен к судье, который заключил его под стражу. После нескольких заседаний в суде государственной безопасности и упразднения таких судов дело заявителя было передано в суд общей юрисдикции, который в 2006 году приговорил его к пожизненному лишению свободы. Приговор был оставлен без изменения Кассационным судом.

В своей жалобе в Европейский Суд заявитель жаловался на то, что не пользовался услугами защитника при содержании под стражей в полиции.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 5 Конвенции. Европейский Суд не согласился с тем, что содержание заявителя под стражей в течение шести дней до доставки к судье являлось необходимым.


Постановление


По делу допущено нарушение статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения пункта 1 и подпункта "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции. В отличие от дела "Салдуз против Турции" [Salduz v. Turkey] (Постановление Большой Палаты от 27 ноября 2008 г., жалоба N 36391/02, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 113* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of European Court of Human Rights] N 113 соответсвует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 3/2009.)), отсутствие защитника в период содержания заявителя под стражей в полиции не было вызвано системным применением относимых положений законодательства. Закон, введенный в действие в июле 2003 г., устранил ограничение права обвиняемого на помощь защитника в разбирательстве в судах государственной безопасности. Таким образом, заявитель в принципе имел право требовать помощи защитника. Кроме того, полиция составила протокол, в котором излагались его права при содержании под стражей в полиции и, в частности, право на помощь защитника. После оглашения протокола заявителю была вручена его копия, подписанная им. Соответственно, несмотря на наличие права на помощь защитника при содержании под стражей в полиции и разъяснение ему этого права, заявитель отказался от такой помощи. Из показаний, данных им при содержании под стражей в полиции, следует, что его решение отказаться от этого права было свободным и добровольным. Соответственно, отказ от прав был недвусмысленным и сопровождался минимальными гарантиями. Кроме того, заявитель дал те же показания судье и прокурору, не отрицая предъявленных ему обвинений или содержания своих показаний. В своем приговоре 2006 года суд первой инстанции принял к сведению изменение позиции заявителя, который не признал ряд обвинений. Он исключил из дела шесть преступлений, поскольку они были основаны исключительно на признательных показаниях заявителя и не были подтверждены иными доказательствами. Соответственно, он признал его виновным по оставшимся обвинениям, которые подтверждались доказательствами. Суд первой инстанции тщательно обеспечил право заявителя на защиту, и разбирательство не дает оснований подозревать, что отказ заявителя от его права на помощь защитника не был свободным и недвусмысленным. Соответственно, заявитель не был лишен права на справедливое судебное разбирательство в значении пункта 1 статьи 6 Конвенции во взаимосвязи с подпунктом "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции.


Постановление


По делу требования статьи 6 Конвенции нарушены не были (вынесено четырьмя голосами "за" и тремя - "против").


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить 1 000 евро в счет компенсации причиненного морального вреда.


По жалобам о нарушении подпункта "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции


Вопрос о соблюдении права на защиту через посредство выбранного защитника


По делу обжалуется отсутствие юридической помощи при милицейской проверке на дороге. По делу требования статьи 6 Конвенции нарушены не были.


Александр Зайченко против России
[Aleksandr Zaichenko v. Russia] (N 39660/02)


Постановление от 18 февраля 2010 г. [вынесено I Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 статьи 6 Конвенции (уголовно-правовой аспект).)


Вопрос о соблюдении права на защиту через посредство выбранного защитника


По делу обжалуется добровольный и недвусмысленный отказ от права на помощь защитника при содержании под стражей в полиции. По делу требования статьи 6 Конвенции нарушены не были.


Йолдаш против Турции
[Yoldas v. Turkey] (N 27503/04)


Постановление от 23 февраля 2010 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 статьи 6 Конвенции (уголовно-правовой аспект).)


По жалобе о нарушении подпункта "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции


Вопрос о соблюдении права на допрос свидетелей


По делу обжалуется неспособность обвиняемого подвергнуть перекрестному допросу основного свидетеля обвинения или оспорить ее показания. По делу допущено нарушение статьи 6 Конвенции.


V.D. против Румынии
[V.D. v. Romania] (N 7078/02)


Постановление от 16 февраля 2010 г. [вынесено III Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте статьи 3 Конвенции.)


По жалобам о нарушении статьи 8 Конвенции


Вопрос о применимости к делу положений статьи 8 Конвенции


Требование о возмещении ущерба к третьему лицу, вытекающее из смерти сожительницы заявителя. Статья 8 Конвенции неприменима; жалоба признана неприемлемой.


Хофман против Германии
[Hofmann v. Germany] (N 1289/09)


Решение от 23 февраля 2010 г. [вынесено V Секцией]


Обстоятельства дела


Невеста заявителя скончалась в 2002 году после того, как родила второго ребенка от данной связи путем кесарева сечения. Заявитель требовал возмещения ущерба от гинеколога, который делал операцию. В 2005 году региональный суд отклонил его требование на том основании, что даже притом, что они совместно содержали своих детей, по закону покойная не была обязана предоставлять содержание заявителю, поскольку такое обязательство возникало только между родственниками по прямой линии, супругами, бывшими супругами после развода и партнерами в зарегистрированных однополых партнерствах. Заявитель безуспешно обжаловал решение.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 14 во взаимосвязи со статьей 8 Конвенции. Семейная жизнь состоит не только из социальных, моральных или культурных отношений, например в сфере детского образования; она также охватывает интересы материального характера. На это, в частности, указывают обязанности по содержанию и установление обязательной доли в наследстве в правовых системах большинства государств-участников. Европейский Суд, однако, отметил, что никогда не указывал, что понятия "семейной жизни" или "личной жизни" охватывают требование о возмещении ущерба, причиненного третьими лицами. Дела о наследовании по закону или по завещанию затрагивают материальные аспекты существующих семейных связей. Европейский Суд пришел к выводу, что требование заявителя о возмещении ущерба не затрагивало существующие связи с покойной сожительницей, включая их материальные аспекты. Оно затрагивало только отношения с врачом-ответчиком. Последняя связь не касалась вопросов "семейной жизни" в значении статьи 8 Конвенции или вопроса "личной жизни" с точки зрения лица. Соответственно, статья 8 Конвенции в настоящем деле неприменима, и статья 14 Конвенции также не может применяться.


Решение


Жалоба признана неприемлемой (жалоба несовместима с положениями Конвенции ratione materiae* (* Ratione materiae (лат.) - "ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения", критерий существа обращения, применяемый при оценке приемлемости жалобы Европейским Судом (прим. переводчика).)).


Вопрос о соблюдении права на уважение личной жизни


По делу обжалуется требование о написании имен в официальных документах только буквами официального турецкого алфавита. По делу требования статьи 8 Конвенции нарушены не были.


Кемаль Ташкин и другие против Турции
[Kemal Taskin and Others v. Turkey] (N 30206/04 и другие)


Постановление от 2 февраля 2010 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители, лица курдского происхождения, возбудили судебное разбирательство с требованием об изменении написания их имен. Их требование было отклонено на том основании, что избранные ими имена содержат буквы, отсутствующие среди 29 букв официального алфавита, содержащегося в законе о принятии и применении турецкого алфавита. Кассационный суд оставил в силе решения суда первой инстанции.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. Отказ в разрешении написания имен заявителей с использованием букв, не содержащихся в турецком алфавите, представлял собой вмешательство в осуществление их права на уважение личной жизни. Вмешательство было основано на законе, требующем использования турецкого алфавита во всех официальных документах. При условии соблюдения прав, предусмотренных Конвенцией, государства-участники вправе требовать использования официального языка или языков в удостоверениях личности и иных официальных документах и устанавливать правила в этих целях. Соответственно, вмешательство было направлено на предотвращение беспорядков и защиту прав и свобод других лиц. Что касается утверждения двоих заявителей о том, что данный отказ вредил их этническому тождеству, Европейский Суд прежде всего отмечает, что заинтересованным лицам разрешалось использовать курдские имена и фамилии. Кроме того, из их объяснений не следует, что данные имена при написании с использованием букв турецкого алфавита приобретали вульгарное или смешное значение, которое могло причинить заявителям неудобство при общении или иным образом затруднить их идентификацию. Турецкая система позволяла фонетически передавать в актах гражданского состояния имена, содержащие звуки, которые не имеют точного эквивалента в турецком алфавите. В этом отношении Конвенция N 14 Международной комиссии по гражданскому состоянию (ICCS)* (* Конвенция N 14 от 13 сентября 1973 г. о записи фамилий и имен в актах гражданского состояния.), направленная на обеспечение определенной степени единообразия в данном вопросе, предусматривала ряд систем передачи фамилий и имен, включая фонетическое транспонирование. Однако из материалов дела следует, что за одним исключением заявители не выбрали этот подход. Действительно, транспонирование имен заявителей с использованием букв турецкого алфавита могло вызвать фонетические сложности. Однако аналогичные сложности существуют в других языках. В этой связи выбор национального алфавита и сложность передачи имен с целью воспроизведения желаемого звука являются сферой, в которой различия между странами особенно заметны, и общая основа между системами, используемыми государствами-участниками, практически отсутствует. Кроме того, нельзя утверждать, что такие трудности возникают очень часто или являются более значимыми, чем те, которые испытывает множество людей в современной Европе, где миграции между странами и языковыми областями становятся обычным явлением. Кроме того, что касается записи в актах гражданского состояния фамилий и имен лиц, чьи документы составлены иными государствами в соответствии с их правилами с использованием букв, отсутствующих в турецком алфавите, такая практика основана на вышеупомянутой Конвенции ICCS, которая требует буквальной записи имен, то есть воспроизведения всех букв, входящих в состав имени, без изменения. В этом отношении представляется, что условия применения международных актов не противоречат Европейской конвенции. Соответственно, турецкие власти не вышли за пределы своего усмотрения в данном вопросе.


Постановление


По делу требования статьи 8 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

По поводу соблюдения статьи 14 во взаимосвязи со статьей 8 Конвенции. В период, относящийся к обстоятельствам дела, не имелось правовых препятствий для избрания курдского имени или фамилии при условии их написания в соответствии с правилами турецкого алфавита. Кроме того, не имеется оснований полагать, что турецкие власти реагировали бы иначе на ходатайства лиц некурдского происхождения. Европейский Суд уже признал мотивы, основанные на лингвистическом единообразии в отношениях с административными органами и публичными службами, объективными и разумными. Наконец, запись в актах гражданского состояния фамилий и имен лиц, чьи документы о гражданском состоянии были составлены другими государствами в соответствии с их правилами, с использованием букв, отсутствующих в турецком алфавите, была основана на международной конвенции, направленной на обеспечение некоторого единообразия в данном вопросе. Такая цель не может считаться неразумной. Кроме того, Европейский Суд не убежден в том, что заявители, как лица, желающие изменить свои имена, находились в сопоставимой ситуации с лицами, чьи документы о гражданском состоянии были составлены другими государствами в соответствии с их правилами.


Постановление


По делу требования статьи 14 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).


По жалобам о нарушении статьи 9 Конвенции


Вопрос о соблюдении права на свободу религии


По делу обжалуется указание религии в удостоверениях личности. По делу допущено нарушение статьи 9 Конвенции.


Синан Ишик против Турции
[Sinan Isik v. Turkey] (N 21924/05)


Постановление от 2 февраля 2010 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель принадлежал к алевитской религиозной общине. В 2004 году он обратился в суды с требованием об указании в его удостоверении личности слова "алевит", а не "мусульманин", однако оно было отклонено.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 9 Конвенции. Закон 2006 года, позволявший требовать, чтобы графа "религия" в удостоверении личности была оставлена незаполненной или удалена, не изменила ситуации заявителя. Если удостоверения личности предусматривают указание религии, сам факт оставления соответствующей графы незаполненной неизбежно приобретает скрытый смысл. Обладатель удостоверения личности, не содержащего сведений о его религии, помимо его воли выделяется вследствие вмешательства властей среди лиц, религиозные убеждения которых указаны. Кроме того, предъявленное к властям требование об оставлении графы незаполненной тесно связано с наиболее личными убеждениями обладателя. Таким образом, речь идет о раскрытии одного из наиболее интимных аспектов личности. Это, несомненно, противоречит принципу свободы не исповедовать свою религию или убеждения. Данное нарушение вытекает не из отказа в указании веры заявителя в его удостоверении личности, но из самого факта включения в удостоверение личности указания религии, независимо от того, являлось ли оно обязательным или добровольным. Соответственно, заявитель может по-прежнему считаться жертвой нарушения, даже после принятия закона 2006 года.


Постановление


По делу допущено нарушение статьи 9 Конвенции (вынесено шестью голосами "за" и одним - "против").

В порядке применения статьи 46 Конвенции. Нарушение права заявителя, гарантированного статьей 9 Конвенции, вытекает из того факта, что его удостоверение личности содержит сведения о религии, обязательные или добровольные. В этой связи Европейский Суд установил, что удаление графы "религия" из удостоверений личности могло бы быть целесообразной формой возмещения, устраняющего нарушение.


Вопрос о соблюдении права на свободу исповедовать религию или убеждения


По делу обжалуется уголовное осуждение за ношение религиозного наряда в общественном месте. По делу допущено нарушение статьи 9 Конвенции.


Ахмет Арслан и другие против Турции
[Ahmet Arslan and Others v. Turkey] (N 41135/98)


Постановление от 23 февраля 2010 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители принадлежат к религиозной группе. В октябре 1996 г. они встретились для религиозной церемонии, проводившейся в мечети, и прошли по улицам города в характерной для их группы одежде. После ряда происшествий, имевших место в тот день, они были задержаны и доставлены в полицейский изолятор. В контексте возбужденного против них уголовного дела в связи с нарушением антитеррористического законодательства они предстали перед судом государственной безопасности в январе 1997 г. одетыми в религиозный наряд их группы. После этого слушания они подверглись преследованию, в частности, за отказ снять свои тюрбаны после предупреждения суда. Они были осуждены в марте 1997 г., и их жалобы были отклонены.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 9 Конвенции. Заявители были осуждены в соответствии с законодательством, запрещающим ношение определенной одежды в общественных местах, не имеющих ограничений доступа, и время и место совершения преступлений не сводились к происшествиям на слушании в суде государственной безопасности, но в основном относились к более раннему периоду с октября 1996 по январь 1997 г. Таким образом, Европейский Суд считает установленным, что заявителям были назначены уголовные наказания не за недисциплинированность или неуважение к суду государственной безопасности, а за их манеру одеваться в общественных местах, не имеющих ограничений доступа (таких как публичная автомагистраль). В качестве членов религиозной группы заявители полагали, что их религия обязывает их одеваться таким образом. Их осуждение за ношение данной одежды относится к сфере действия статьи 9 Конвенции. Соответственно, решения турецких судов представляли собой вмешательство в свободу совести и религии заявителей, правовая основа которого не оспаривалась (закон о ношении головных уборов и правила ношения определенных видов одежды в общественных местах). Насколько вмешательство было направлено на обеспечение уважения к светским и демократическим принципам, оно преследовало ряд законных целей: защиты общественной безопасности, охраны общественного порядка и защиты прав и свобод других лиц. Однако заявители являлись обычными гражданами. Не будучи представителями государства, привлеченными к публичной службе, они не могли быть связаны в силу официального статуса обязанностью осмотрительности в публичном выражении религиозных убеждений. Кроме того, заявители были наказаны за ношение конкретной одежды в общественных местах, не имеющих ограничений доступа, таких как публичная автомагистраль. Правила ношения религиозных символов в публичных учреждениях, где религиозный нейтралитет мог пользоваться преимуществом по сравнению с правом исповедовать свою религию, не могли там применяться. Кроме того, материалы дела не свидетельствуют о том, что способ, которым заявители выражали свои убеждения особым нарядом, представлял или мог представлять угрозу общественному порядку или форму давления на других лиц. Также не установлено, что они пытались оказать неуместное давление на прохожих на публичной автомагистрали с целью распространения своих религиозных убеждений. По мнению директората по религиозным делам, их движение было ограниченным и представляло собой просто экзотику, а одежда, которую они носили, не отражала религиозной власти или полномочий, признанных государством. Соответственно, необходимость оспариваемого ограничения не была убедительно установлена. Вмешательство в свободу исповедования заявителями их религиозных взглядов не было основано на достаточных причинах для целей статьи 9 Конвенции.


Постановление


По делу допущено нарушение статьи 9 Конвенции (вынесено шестью голосами "за" и одним - "против").


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить каждому заявителю 10 евро в счет компенсации причиненного материального ущерба; установление факта нарушения является достаточной компенсацией морального вреда.


По жалобе о нарушении статьи 10 Конвенции


Вопрос о соблюдении права на свободу выражения мнения


По делу обжалуются изъятие перевода литературного произведения эротического характера и осуждение его издателя. По делу допущено нарушение статьи 10 Конвенции.


Акдаш против Турции
[Akdas v. Turkey] (N 41056/04)


Постановление от 16 февраля 2010 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


В июне 1999 г. заявитель, издатель, опубликовал перевод на турецкий язык эротического романа "Les Onze Mille Verges" ("Одиннадцать тысяч розог") французского писателя Гийома Аполлинера. Роман содержит наглядные описания сцен половых сношений с элементами садомазохизма, некрофилии и педофилии. В октябре 1999 г. органы прокуратуры потребовали осуждения заявителя за публикацию непристойных или аморальных материалов, призванных возбуждать и эксплуатировать сексуальное чувство граждан. В сентябре 2000 года суд приговорил заявителя к уплате крупного штрафа и распорядился изъять и уничтожить все экземпляры книги. В последней инстанции Кассационный суд отменил приказ об уничтожении экземпляров публикации в связи с законодательным изменением 2003 года и оставил без изменения штраф, который мог быть заменен лишением свободы в случае неуплаты. Штраф был уплачен заявителем в полном объеме в ноябре 2004 г.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 10 Конвенции. Изъятие перевода эротического романа всемирно известного автора и привлечение заявителя к уголовной ответственности представляло собой вмешательство в право на свободу выражения мнения. Вмешательство было предусмотрено законом и преследовало законную цель защиты нравственности. Хотя Европейский Суд, принимая во внимание относительный характер моральных концепций в европейской правовой сфере, предоставляет государствам определенную свободу усмотрения в таких вопросах, в данном деле он не может недооценить значение того, что более столетия прошло после первоначальной публикации книги во Франции в 1907 году, она была опубликована на различных языках во многих странах и получила признание посредством публикации в престижной серии "La Plйiade"* (* "Библиотека Плеяды" (фр. "Bibliotheque de la Pleiade") - престижная французская книжная серия , которая выпускается с начала 1930-х годов. Факт публикации в "Библиотеке Плеяды" рассматривается как самая высокая степень признания писателя (прим. переводчика).) в 1993 году, примерно за 10 лет до изъятия книги в Турции. Таким образом, границы предоставленной свободы усмотрения - иными словами, признание культурных, исторических и религиозных особенностей государств - членов Совета Европы - не могут охватывать предотвращение всеобщего доступа к переводу на определенный язык, в данном случае турецкий, произведения, принадлежащего к европейскому культурному наследию. Эти факторы дают достаточную основу для заключения о том, что законодательство, действующее на момент событий, не было призвано отвечать настоятельной всеобщей необходимости. Кроме того, вмешательство в права заявителя в форме крупного штрафа и изъятия всех экземпляров книги не было соразмерно преследуемой законной цели и, таким образом, не являлось необходимым в демократическом обществе.


Постановление


По делу допущено нарушение статьи 10 Конвенции (принято единогласно).


По жалобе о нарушении статьи 34 Конвенции


Вопрос о запрещении препятствовать праву обращения в Европейский Суд


По делу обжалуется уничтожение записей судебного заседания до истечения шестимесячного срока для подачи жалобы в Европейский Суд. Жалоба признана неприемлемой.


Холланд против Швеции
[Holland v. Sweden] (N 27700/08)


Решение от 9 февраля 2010 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


В 2005 году заявитель был осужден за харасмент. Вынесенный ему обвинительный приговор был оставлен без изменения при рассмотрении жалобы в феврале 2006 г. В апреле 2006 г. Верховный суд отклонил ходатайство заявителя о разрешении на обжалование, и он подал жалобу в Европейский Суд, указав, что уголовное разбирательство против него не было справедливым. В октябре 2006 г. он запросил записи слушания дела апелляционным судом и был уведомлен о том, что они были уничтожены в мае 2006 г. в соответствии с национальным законодательством, которое предусматривает их хранение только в течение двух месяцев после вынесения приговора по делу или, если приговор обжалован, до вынесения окончательного решения. В июне 2007 г. Европейский Суд, заседая в качестве комитета из трех судей, признал жалобу неприемлемой (явно необоснованной). В сентябре 2007 г. заявитель безуспешно обращался к канцлеру юстиции, ссылаясь на то, что уничтожение записей до истечения шестимесячного срока, предусмотренного Европейской конвенцией, воспрепятствовало ему в эффективном осуществлении своих прав на обращение в Европейский Суд вопреки статье 34 Конвенции и противоречило обязательствам Швеции, установленным статьей 35 Конвенции. В мае 2008 г. он подал настоящую жалобу в Европейский Суд, в которой затронул этот вопрос.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 34 Конвенции. Записи были уничтожены в период по истечении от трех до шести недель после вынесения окончательного решения Верховным судом 12 апреля 2006 г. Таким образом, их уничтожение было произведено в соответствии со шведским законодательством. Кроме того, заявитель подал предыдущую жалобу в Европейский Суд в связи с уголовным разбирательством в апреле 2006 г., то есть когда записи еще существовали. Соответственно, он мог запросить их копию, если полагал, что содержание записей имеет значение для его жалобы в Европейский Суд, но не сделал этого. Он также не указал, каким образом рассчитывал использовать записи или что намеревался доказать путем представления их Европейскому Суду. Кроме того, существенная часть заявлений, сделанных на устном слушании, была воспроизведена в решении апелляционного суда, копия этого решения была представлена Европейскому Суду и приобщена к материалам дела. Европейский Суд также принимает во внимание тот факт, что в октябре 2006 г. заявитель был уведомлен об уничтожении записей, и в этот момент рассмотрение его предыдущей жалобы в Европейский Суд еще продолжалось. По мнению Европейского Суда, от заявителя можно было разумно ожидать, что он уведомит Европейский Суд об уничтожении записей и сошлется на статью 34 Конвенции в этот момент, если он считал, что они имеют существенное значение для его жалобы. Однако он не сделал и этого. Настоящую жалобу он подал только в мае 2008 г., почти через год после того, как его первоначальная жалоба была признана неприемлемой и более чем через семь месяцев после того, как канцлер юстиции ответил на его обращение. Европейский Суд считает это свидетельством того, что заявитель не придавал записям существенного значения для его жалобы. При данных конкретных обстоятельствах Европейский Суд полагает, что уничтожение записей в мае 2006 г. не воспрепятствовало заявителю в эффективном осуществлении своего права на обращение в Европейский Суд.


Решение


Жалоба признана неприемлемой (жалоба признана явно необоснованной).


В порядке применения статьи 46 Конвенции


Вопрос об исполнении постановлений Европейского Суда - вопрос о принятии Европейским Судом мер общего характера


Государству-ответчику предложено безотлагательно принять меры для устранения законодательного пробела, препятствующего жертвам советских политических репрессий использовать на практике свои права на компенсацию.


Клаус и Юрий Киладзе против Грузии
[Klaus and Iouri Kiladze v. Georgia] (N 7975/06)


Постановление от 2 февраля 2010 г. [вынесено II Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.)


Вопрос об исполнении постановлений Европейского Суда - вопрос о принятии Европейским Судом мер общего характера


Государству-ответчику предложено устранить указание религиозной принадлежности из удостоверений личности.


Синан Ишик против Турции
[Sinan Isik v. Turkey] (N 21924/05)


Постановление от 2 февраля 2010 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте статьи 9 Конвенции.)


По жалобам о нарушении статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о соблюдении права на беспрепятственное пользование имуществом


По делу обжалуется коллективное соглашение, изменяющее права на дополнительную пенсию по возрасту, приобретенные по ранее действовавшему коллективному договору. По делу требования статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были.


Айспуруа Ортис и другие против Испании
[Aizpurua Ortiz and Others v. Spain] (N 42430/05)


Постановление от 2 февраля 2010 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Досрочно выйдя на пенсию, в соответствии с условиями коллективного договора, заключенного в 1983 году между компанией-работодателем и представителями работников, 56 заявителей получали дополнительную ежегодную пенсию, подлежащую уплате в виде аннуитета до возраста 65 лет и после этого на основании плавающей процентной ставки. В 1994 году компания прекратила выплату дополнительной пенсии. Заявители предъявили иски в суды, которые приняли решения в их пользу. В соответствии с новым коллективным договором, который вступил в силу в 2000 году, положения, регулирующие выплату дополнительной пенсии, были изменены для отражения значительных перемен в экономических условиях с 1983 года. Этот договор аннулировал все предыдущие договоры, предоставлявшие право на дополнительную пенсию. Работники, которые получали такую пенсию, впредь имели право лишь на единовременную выплату. В 2005 году Верховный суд признал, что компания имела право прекратить выплату спорных пенсий, и отклонил требования заявителей.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Учитывая, что заявители имели как минимум законное ожидание того, что они будут продолжать получать дополнительную пенсию, предусмотренную коллективным договором 1983 года, право на пенсию составляло имущество в значении статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Изменение или отмена права на дополнительную пенсию по старости, основанные на коллективном договоре, заключенном в 2000 году и признанном действительным окончательным решением Верховного суда в 2005 году, приравнивалось к вмешательству в имущественные права заявителей. Рассматриваемый вопрос касался коллективного договора, заключенного между частными лицами, который был впоследствии инкорпорирован в последующие коллективные соглашения. Последние имели обязательную силу в испанской правовой системе. Верховный суд счел, что, если иное не предусмотрено, права, предоставленные ранее подписанным коллективным договором, могли прекратить действие, если они были пересмотрены более поздним коллективным договором. Он принял свое решение после заслушивания показаний заинтересованных лиц, на основе прецедентной практики, установленной в Постановлении от 16 июля 2003 г. Кроме того, как он отметил в Решении 2005 года, оспариваемое условие коллективного договора не аннулировало права заявителей, но заменило их единовременной выплатой. Верховный суд также счел, что изменение прав заявителей было обусловлено финансовыми затруднениями компании. Соответственно, обжалуемое вмешательство преследовало цель, представляющую общественный интерес, а именно цель защиты финансов компаний и их кредиторов, охраны труда и обеспечения права на коллективные переговоры. Наконец, как дополнительно отметил Верховный суд, изменение прав заявителей не носило дискриминационного характера, учитывая, что действующие работники компании отказались от своего права на дополнительную пенсию согласно условиям коллективного договора 1995 года. Указанные основания не могут быть признаны неразумными или несоразмерными. Отсутствуют доказательства, позволяющие предположить, что решение Верховного суда было произвольным или возлагало несоразмерное бремя на заявителей в связи с изменением их дополнительных пенсионных прав.


Постановление


По делу требования статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были (вынесено шестью голосами "за" и одним - "против").


Вопрос о соблюдении права на беспрепятственное пользование имуществом


По делу обжалуется законодательный пробел, препятствующий жертвам советских политических репрессий использовать на практике свои права на компенсацию. По делу допущено нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Клаус и Юрий Киладзе против Грузии
[Klaus and Iouri Kiladze v. Georgia] (N 7975/06)


Постановление от 2 февраля 2010 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители, которые были признаны жертвами советских политических репрессий, предъявили иск о компенсации имущественного и морального вреда на основании закона от 11 декабря 1997 г. (далее - закон 1997 года) о признании статуса жертв и мерах социального обеспечения для лиц, пострадавших от политических репрессий. Региональный суд постановил, в частности, что требования заявителей не могли быть удовлетворены, поскольку законы, на которые ссылались применимые статьи закона 1997 года, еще не были приняты. В 2005 году Верховный суд отклонил кассационную жалобу заявителей.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. (a) Приемлемость жалобы. Государство-ответчик выдвинуло два предварительных возражения: одно в отношении совместимости жалобы заявителей ratione temporis* (* Ratione temporis (лат.) - "ввиду обстоятельств, связанных с временем", критерий времени, применяемый при оценке приемлемости жалобы Европейским Судом (прим. переводчика).) с положениями Конвенции, и другое, включающее два аспекта, в отношении ее совместимости ratione materiae с положениями Конвенции.

(i) Совместимость ratione temporis. Закон 1997 года вступил в силу 1 января 1998 г., и с тех пор не было принято законодательство в отношении статей, рассматриваемых в настоящем деле. Отсутствие законодательных мер после 7 июня 2002 г., даты вступления в силу Протокола N 1 к Конвенции в отношении Грузии, не придало закону 1997 года характер единовременного действия для целей статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Право заявителей по закону 1997 года существовало на момент ратификации Протокола N 1 к Конвенции и на 22 февраля 2006 г., дату подачи жалобы в Европейский Суд. Соответственно, Европейский Суд может оценить с точки зрения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции продолжающееся уклонение от принятия законодательства, которое длилось в течение долгого времени после 7 июня 2002 г. и по-прежнему влияло на заявителей. В то время как Европейский Суд действительно не имел юрисдикции ratione temporis для рассмотрения ситуации до 7 июня 2002 г., он, тем не менее, должен принять этот период во внимание при рассмотрении представленных жалоб.


Постановление


Предварительное возражение отклонено (вынесено шестью голосами "за" и одним - "против").

(ii) Совместимость ratione materiae () Право на восстановление имущественных прав (статья 8(3) закона 1997 года). Лишь с принятием последующего закона заявители сумели оценить, могли ли они рассчитывать, и в какой степени, на восстановление прав, перечисленных в соответствующей статье закона 1997 года. Таким образом, отсутствовали основания для вывода о том, что на момент обращения в национальные суды в 2005 году в соответствии с рассматриваемой статьей у них имелся имущественный интерес, достаточно определенный, чтобы подлежать принудительному исполнению. Рассматриваемая статья сама по себе не порождала реального и подлежащего принудительному исполнению требования, в отношении которого могло возникать законное ожидание.


Постановление


Предварительное возражение принято (вынесено шестью голосами "за" и одним - "против").

() Право на компенсацию морального вреда, причиненного в результате содержания под стражей и высылки (статья 9 закона 1997 года). Право на компенсацию морального вреда, которой добивались заявители, имело правовую основу в национальном законодательстве (любой гражданин Грузии, признанный жертвой политических репрессий, имевших место на территории бывшего СССР с февраля 1921 г. по октябрь 1990 г., имел право на получение денежной компенсации), и заявители отвечали необходимым условиям. Кроме того, Верховный суд подтвердил право заявителей. На момент обращения в национальные суды заявители в силу вышеупомянутой статьи обладали правом требования, которое было достаточно установлено, чтобы подлежать принудительному исполнению, и реализации которого они могли надлежащим образом требовать от государства. Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции была, таким образом, применима к этой части их требований.


Постановление


Предварительное возражение отклонено (вынесено шестью голосами "за" и одним - "против").

(b) Существо жалобы. Поскольку неисполнение государством обязательств было основано на законе 1997 года, которым принятие закона, упомянутого в последней части статьи 9, было отложено на более позднее время, можно признать, что нарушение или ограничение права заявителей на уважение собственности было предусмотрено законом. В отсутствие объяснений сторон Европейский Суд может лишь предположить, что в настоящем деле, что касается властей, общественный интерес заключался в значительных политических и финансовых последствиях, которые могло повлечь за собой определение суммы компенсации морального вреда, подлежащей уплате заявителям. В любом случае, даже допуская, что бездействие государства - рассматривать ли его как вмешательство или как уклонение от действия - преследовало законную цель, отсутствуют основания для вывода о том, что между конкурирующими интересами лица и общества в целом было достигнуто справедливое равновесие. Государство, располагавшее более чем 11 годами, в течение которых оно могло предпринять необходимые действия, без каких-либо причин полностью уклонилось от осуществления мер по принятию законодательства, упомянутого в статье 9 закона 1997 года, например путем установления точного числа жертв, проведения экономического, финансового и социального анализа результативности затрат, касающегося различных слоев общества, затронутых данной процедурой, и оценки убытков, понесенных каждой категорией жертв. Государство-ответчик не выдвинуло какого-либо убедительного и разумного довода для объяснения своего полного бездействия. Приняв моральное и финансовое решение в пользу грузинских граждан, которые преследовались при советском режиме, государство было обязано, по меньшей мере, с момента вступления в силу Протокола N 1 к Конвенции в отношении Грузии, рассмотреть вопрос и принять меры, чтобы заявители не оставались в состоянии неуверенности в течение неопределенного периода, не располагая, более того, эффективным внутренним средством правовой защиты в отношении такой ситуации. Необходимо добавить, что государство явно по-прежнему не желало начинать данный процесс, тем самым лишая пожилых заявителей какой-либо перспективы воспользоваться при жизни правами, предоставленными им статьей 9 закона 1997 года. При таких обстоятельствах полное бездействие в течение нескольких лет, за которое несло ответственность государство, не позволявшее заявителям эффективно использовать право на выплату компенсации морального вреда в разумный срок, возложило на них непропорциональное и чрезмерное бремя, что власти не могли оправдывать предполагаемой законной целью, представляющей общественный интерес, в настоящем деле.


Постановление


По делу допущено нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (вынесено шестью голосами "за" и одним - "против").

В порядке применения статьи 46 Конвенции. Проблема законодательного пробела, поднятая данной жалобой, касается не только заявителей. Число заинтересованных граждан может колебаться от 600 до 16 000, и ситуация может повлечь подачу большого количества жалоб в Европейский Суд. Необходимо принять общие меры на национальном уровне для исполнения постановления. Таким образом, властям необходимо безотлагательно принять законодательство, административные и бюджетные меры, чтобы лица, на которых распространяется действие статьи 9 закона от 11 декабря 1997 г., могли эффективно использовать права, гарантированные данным положением.


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить 4 000 евро в счет компенсации причиненного морального вреда, если общие меры не будут приняты в течение шести месяцев.


Вопрос о правомерности лишения имущества


По делу обжалуется изменение законодательства, придавшее обратную силу ставке штрафной неустойки, применимой к договорам подряда для общественных нужд. По делу требования статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были.


"Сюд паризьен де конструксьон" против Франции
[Sud parisienne de Construction v. France] (N 33704/04)


Постановление от 11 февраля 2010 г. [вынесено V Секцией]


Обстоятельства дела


В 1986 году "Ассистанс пюблик-Опито де Пари"* (* Буквально "Общественная помощь - Больницы Парижа", система здравоохранения Парижа и пригородов, включающая, по разным сведениям, от 39 до 44 больниц (прим. переводчика).) (AP-HP) привлекла компанию-заявителя в качестве субподрядчика для строительных работ в больнице. Было заключено соглашение, в частности, о том, что если административные органы допустят просрочку оплаты выполненной работы, будет выплачена неустойка в размере 17%. В 1987 году субподряд был прекращен. 3 июня 1997 г. на AP-HP была возложена обязанность уплаты непосредственно компании-заявителю основной суммы задолженности и договорной неустойки за выполненную до прекращения субподряда работу. В период разбирательства в административных судах по спору между компанией-заявителем и AP-HP об исполнении платежного требования был принят закон об изменениях бюджета, и законодательный размер штрафной неустойки был уменьшен до единого размера для всех договоров подряда для публичных нужд, причем не только для будущих договоров, но также для тех, которые были заключены до 1993 года. В 1998 году компания-заявитель обратилась в административный апелляционный суд с требованием об исполнении решения от 3 июня 1997 г. Суд уменьшил проценты, подлежащие выплате в пользу компании-заявителя до нового законодательного уровня неустойки в 11,5%, и Государственный совет поддержал такую позицию.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Компания-заявитель имела материальный интерес в форме основного долга и начисляемой на него договорной неустойки. Порядок исчисления процентов за просрочку платежа изменился незадолго до вынесения решения от 3 июня 1997 г. Соответственно, компания-заявитель обладала имуществом в значении первого предложения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, которая, таким образом, является применимой в настоящем деле. Основной долг, который был выплачен, не был затронут указанным законом. Однако, что касается неустойки, закон повлек вмешательство государства в связи с приданием ему обратной силы. Причины, приведенные государством-ответчиком в оправдание изменения законодательства, представляются относимыми, достаточными и убедительными; основная цель данного закона заключалась в устранении аномалии, вызванной внешними экономическими обстоятельствами, и в стандартизации средствами единой процентной ставки порядка исчисления подлежащих уплате процентов, независимо от даты заключения договора подряда для публичных нужд. Таким образом, данный закон был оправдан существенными основаниями общего интереса. Вмешательство отвечало публичному интересу. Однако ставке неустойки была придана обратная сила. Европейский Суд ранее указал, что принятие законодательства, имеющего обратную силу, является несоразмерным, если имеет следствием уничтожение предмета спора и, таким образом, разрешение спорного вопроса в судах. Однако он полагает, что настоящее дело затрагивает иную ситуацию. Данное вмешательство касалось только части процентов, выплачиваемых компании-заявителю в связи с просрочкой платежа, поскольку затрагивало исключительно вопрос о процентной ставке. Указанное законодательное положение не препятствовало исполнению решения от 3 июня 1997 г., поскольку национальные суды, рассматривавшие дело, удовлетворили требования компании-заявителя в части основной суммы. Что касается подлежащих уплате процентов, закон не лишил компанию-заявителя права на компенсацию убытков, понесенных вследствие просрочки платежа, но устранил в соответствии со ставкой, разумно связанной с инфляцией, расхождение, вызванное изменениями валютных условий. Следовательно, данная мера не умаляла сущность имущественного права компании-заявителя. Вмешательство в его имущество было пропорциональным и не нарушило справедливое равновесие между требованиями общего интереса и требованиями защиты основных прав лица.


Постановление


По делу требования статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были (принято единогласно).


Наши публикации


Постановления Европейского Суда с пометкой "Nota bene"*


(* Перевод перечня избранных постановлений, вынесенных Европейским Судом по правам человека, подготовил доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Северо-Западного филиала Российской правовой академии Министерства юстиции РФ, кандидат юридических наук М. Тимофеев.)


Вновь, как и год назад, представляем вам нашу рубрику, в которой знакомим вас с перечнем избранных постановлений, вынесенных Европейским Судом по правам человека в прошедшем году* (* Перечень избранных постановлений и решений Европейского Суда за 2006 год опубликован в N 8 "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" за 2007 год, избранных постановлений и решений за 2007 год - в N 6 и N 7 Бюллетеня за 2008 год, а избранных постановлений и решений за 2008 год - в N 8 и N 10 Бюллетеня за 2009 год.). Данный список составлен самим Европейским Судом и опубликован в соответствующем разделе отчета о деятельности Европейского Суда за 2009 год.

Напомним, что в 2009 году Европейский Суд вынес 1625 постановлений, что больше, чем в 2008 году (1543). Далеко не все постановления внесли значительный вклад в развитие, прояснение или изменение правовых позиций Европейского Суда (как в общем смысле, так и в отношении конкретных стран). По оценкам самого Европейского Суда, доля значимых дел в 2008 году составила 28%, что несколько больше, чем в 2008 и 2007 годах (23%). Большую же часть постановлений Суд вынес по так называемым клоновым делам, которые по понятным причинам остались за пределами публикуемого нами списка.

Представленные в данном материале постановления интересны не только тем, что вносят вклад в развитие позиций Европейского Суда в отношении содержания прав, предусмотренных Конвенцией, но также и тем, что проясняют вопросы процедуры (кто может претендовать на статус жертвы, что следует считать исчерпанием внутренних средств правовой защиты, каковы причины, препятствующие дальнейшему рассмотрению дела, каков спектр мер, принимаемых государствами в целях исполнения постановлений Европейского Суда и т.д.).

Перечень избранных постановлений Европейского Суда, в котором кратко - в одном предложении - излагается суть его правовых позиций, не только позволяет найти интересующее вас дело, но и помогает уловить основные направления, по которым развивается практика Европейского Суда, почувствовать пульс Конвенции - "живого" инструмента.

После ознакомления с этим перечнем у вас есть возможность более внимательно изучить дело, обратившись либо к конкретным номерам нашего ежемесячного Бюллетеня, либо к ежегодным выпускам "Путеводителя по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека", в которых обстоятельства дела и выводы Европейского Суда излагаются более подробно. Для удобства поиска напротив наименования дела имеется ссылка на номер нашего Бюллетеня, в котором опубликовано данное постановление. В публикуемом ниже перечне мы также приводим реквизиты дела, необходимые для быстрого поиска в электронной базе данных Европейского Суда по правам человека.

Итак, избранные постановления, вынесенные Европейским Судом в 2009 году.


Избранные постановления, вынесенные европейским судом в 2009 году*


(* European Court of Human Rights. Annual Report 2009. Provisional Edition. Registry of the European Court of Human Rights: Strasbourg, 2010. PP. 89-116.)


Статья 1 Конвенции


Ответственность государств


Стивенс против Мальты (N 1)
[Stephens v. Malta (no. 1)], N 11956/07


По делу обжалуется содержание под стражей в другом государстве на основании недействительного ордера, выданного государством-ответчиком: дело затрагивает ответственность государства-ответчика.


Статья 2 Конвенции


Пункт 1 статьи 2 Конвенции


Право на жизнь


Бекер против Турции
[Beker v. Turkey], N 27866/03


Неисполнение государством обязанности по представлению убедительного объяснения гибели капрала в помещении воинской части: допущено нарушение.


Мойсеев против Польши
[Mojsiejew v. Poland], N 11818/02


Смерть от удушья лица, иммобилизированного ремнями и оставленного без медицинского наблюдения в вытрезвителе, и отсутствие эффективного расследования: допущены нарушения.


Хороз против Турции
[Horoz v. Turkey], N 1639/03


Гибель заключенного после длительной голодовки: нарушение не допущено.


Опуз против Турции
[Opuz v. Turkey], N 33401/02


Смертельные травмы, причиненные матери заявительницы в результате домашнего насилия при осведомленности властей о склонности виновного к насилию: допущено нарушение.


Джулиани и Гаджо против Италии
[Giuliani and Gaggio v. Italy], N 23458/02


Гибель демонстранта в ходе операции по поддержанию общественного порядка на саммите "большой восьмерки": нарушение не допущено.


Колевы против Болгарии
[Kolevi v. Bulgaria], N 1108/02


Непривлечение к ответственности главного прокурора, подозревавшегося семьей потерпевшего в организации убийства, и контроль расследования с его стороны: допущено нарушение.


Календер против Турции
[Kalender v. Turkey], N 4314/02


Неисполнение государством обязанности по расследованию гибели людей, вызванной несчастным случаем на железной дороге; отсутствие эффективного расследования: допущены нарушения.


Велча и Мазэре против Румынии
[Velcea and Mazгre v. Romania], N 64301/01


Эффективность расследования убийств, к которым был причастен полицейский: допущено нарушение.


Майорано и другие против Италии
[Maiorano and Others v. Italy], N 28634/06


Ответственность судей и прокуроров в связи с двойным убийством, совершенным опасным рецидивистом, переведенным на полусвободный режим: допущены нарушения.


Позитивные обязательства государства


Эффективное расследование


Бранко Томашич и другие против Хорватии
[Branko Tomasic and Others v. Croatia], N 46598/06


Непринятие всех разумных мер для защиты жизни родственников заявителей от лица, осужденного за угрозу их убийства: допущено нарушение.


Медова против России
[Medova v. Russia], N 25385/04


Исчезновение мужа заявительницы, произошедшее после решения органа внутренних дел о его передаче под контроль ранее похитивших его лиц при угрожающих жизни обстоятельствах: допущено нарушение.


Шилих против Словении
[Silih v. Slovenia], N 71463/01


Длительные задержки и частые замены судьи в гражданском и уголовном разбирательстве в связи с гибелью, предположительно вызванной небрежностью врачей: допущено нарушение.


Опуз против Турции
[Opuz v. Turkey], N 33401/02


Смертельные травмы, причиненные матери заявительницы в результате домашнего насилия при осведомленности властей о склонности виновного к насилию: допущено нарушение.


Варнава и другие против Турции
[Varnava and Others v. Turkey], NN 16064/90 et al.


Уклонение от проведения эффективного расследования судьбы греков-киприотов, безвестно отсутствующих со времен турецких военных операций на севере Кипра в 1974 году: допущено нарушение.


Джулиани и Гаджо против Италии
[Giuliani and Gaggio v. Italy], N 23458/02


Недостатки расследования обстоятельств стрельбы по демонстранту представителем сил безопасности на саммите "большой восьмерки": допущено нарушение.


Агаке и другие против Румынии
[Agache and Others v. Romania], N 2712/02


Неадекватное расследование гибели сотрудника милиции, убитого на антикоммунистических демонстрациях в 1989 году: допущено нарушение.


Колевы против Болгарии
[Kolevi v. Bulgaria], N 1108/02


Непривлечение к ответственности главного прокурора, подозревавшегося семьей потерпевшего в организации убийства, и контроль расследования с его стороны: допущено нарушение.


Календер против Турции
[Kalender v. Turkey], N 4314/02


Неисполнение государством обязанности по расследованию гибели людей, вызванной несчастным случаем на железной дороге; отсутствие эффективного расследования: допущены нарушения.


Микаил Маммадов против Азербайджана
[Mikayil Mammadov v. Azerbaijan], N 4762/05


Самоубийство, имевшее место во время выселения из жилища властями: нарушение не допущено.

Неадекватное расследование самоубийства, имевшего место во время выселения из жилища властями: допущено нарушение.


Велча и Мазэре против Румынии
[Velcea and Mazгre v. Romania], N 64301/01


Эффективность расследования убийств, к которым был причастен полицейский: допущено нарушение.


Майорано и другие против Италии
[Maiorano and Others v. Italy], N 28634/06


Ответственность судей и прокуроров в связи с двойным убийством, совершенным опасным рецидивистом, переведенным на полусвободный режим: допущены нарушения.


Шандру и другие против Румынии
[Sandru and Others v. Romania] N 22465/03


Задержки расследования насильственного подавления антикоммунистических выступлений до падения румынского режима в декабре 1989 года: допущено нарушение.


Пункт 2 статьи 2 Конвенции


Применение силы


Джулиани и Гаджо против Италии
[Giuliani and Gaggio v. Italy], N 23458/02


Гибель демонстранта в результате применения оружия сотрудником сил безопасности во время саммита "большой восьмерки": нарушение не допущено.


Статья 3 Конвенции


Бесчеловечное или унижающее достоинство обращение


Филиз Уян против Турции
[Filiz Uyan v. Turkey], N 7496/03


Направление заявительницы на гинекологическое обследование в наручниках и в присутствии троих охранников-мужчин: допущено нарушение.


Гювеч против Турции
[Guvec v. Turkey], N 70337/01


Содержание несовершеннолетнего под стражей до суда в тюрьме для взрослых: допущено нарушение.


Славомир Мусял против Польши
[Siawomir Musiai v. Poland], N 28300/06


Неадекватные медицинская помощь и условия предварительного заключения лица, страдающего серьезными психическими расстройствами: допущено нарушение.


Рамишвили и Кохреидзе против Грузии
[Ramishvili and Kokhreidze v. Georgia], N 1704/06


Содержание под стражей до суда в унизительных и несправедливых условиях: допущено нарушение.


Самют Карабулут против Турции
[Samut Karabulut v. Turkey], N 16999/04


Применение чрезмерной силы полицией в целях пресечения мирной демонстрации: допущено нарушение.


Капрыковский против Польши
[Kaprykowski v. Poland], N 23052/05


Ненадлежащий медицинский уход за страдавшим тяжелой формой эпилепсии заключенным, который был вынужден получать содействие и неотложную медицинскую помощь от сокамерников: допущено нарушение.


Тома против Румынии
[Toma v. Romania], N 42716/02


Жестокое обращение со стороны сотрудников полиции и отсутствие эффективного расследования жалоб: допущены нарушения.


A. и другие против Соединенного Королевства
[A. and Others v. United Kingdom], N 3455/05


Содержание под стражей иностранных граждан, подозреваемых в причастности к терроризму, в течение неопределенного срока: нарушение не допущено.


Викторко против Польши
[Wiktorko v. Poland], N 14612/02


Принудительное раздевание заявительницы в вытрезвителе сотрудниками мужского пола и ее иммобилизация ремнями в течение 10 часов; отсутствие эффективного расследования: допущено нарушение.


Опуз против Турции
[Opuz v. Turkey], N 33401/02


Уклонение властей от принятия адекватных мер по защите заявительницы и ее семьи от домашнего насилия: допущено нарушение.


S.D. против Греции
[S.D. v. Greece], N 53541/07


Условия содержания под стражей искателей убежища в пересыльных центрах: допущено нарушение.


Хидер против Франции
[Khider v. France], N 39364/05


Систематические переводы заключенного строгого режима из одного учреждения в другое, помещение в одиночное заключение и систематические личные обыски: допущено нарушение.


Грори против Албании
[Grori v. Albania], N 25336/04


Недостаточная медицинская помощь, предоставленная заключенному, находящемуся на строгом режиме и страдающему от серьезного заболевания: допущено нарушение.


Сулейманович против Италии
[Sulejmanovic v. Italy], N 22635/03


Недостаток личного пространства рассмотрен с учетом иных условий содержания под стражей: допущено нарушение / не допущено нарушение.


Прансип против Монако
[Prencipe v. Monaco], N 43376/06


Вопрос о совместимости длительного содержания под стражей с состоянием здоровья заявительницы: нарушение не допущено.


Варнава и другие против Турции
[Varnava and Others v. Turkey], NN 16064/90 et al


Безразличие властей по отношению к обоснованной обеспокоенности судьбой греков-киприотов, безвестно отсутствующих после турецких военных операций на севере Кипра в 1974 году: допущено нарушение.


Орховский против Польши
[Orchowski v. Poland], N 17885/04


Переполненность в тюрьме: допущено нарушение.


Юсуф Гесер против Турции
[Yusuf Geser v. Turkey], N 21790/04


Жестокое обращение в период содержания под стражей в полиции и отсутствие эффективного реагирования со стороны властей: допущено нарушение.


Денис Васильев против России
[Denis Vasilyev v. Russia], N 32704/04


Уклонение сотрудников милиции и работников больницы от оказания адекватной помощи потерпевшему от нападения, находившемуся в бессознательном состоянии; отсутствие эффективного расследования: допущены нарушения.


Позитивные обязательства государства


Эффективное расследование


Ирибаррен Пинильос против Испании
[Iribarren Pinillos v. Spain], N 36777/03


Уклонение от надлежащей оценки ущерба, причиненного потерпевшему жестокими действиями сотрудников полиции: допущено нарушение.


Тома против Румынии
[Toma v. Romania], N 42716/02


Жестокое обращение со стороны сотрудников полиции и отсутствие эффективного расследования жалоб: допущены нарушения.


Гхавтадзе против Грузии
[Ghavtadze v. Georgia], N 23204/07


Неадекватная медицинская помощь в тюрьмах, являющаяся структурной проблемой: допущено нарушение.


Опуз против Турции
[Opuz v. Turkey], N 33401/02


Уклонение властей от принятия адекватных мер по защите заявительницы и ее семьи от домашнего насилия: допущено нарушение.


Беганович против Хорватии
[Beganovic v. Croatia], N 46423/06


Бездействие национальных органов власти, повлекшее прекращение преследования лиц, напавших на заявителя, в связи с истечением срока давности: допущено нарушение.


E.S. и другие против Словакии
[E.S. and Others v. Slovakia], N 8227/04


Необеспечение адекватной защиты от домашнего насилия: допущено нарушение.


Юсуф Гесер против Турции
[Yusuf Geser v. Turkey], N 21790/04


Жестокое обращение в период содержания под стражей в полиции и отсутствие эффективного реагирования со стороны властей: допущено нарушение.


Денис Васильев против России
[Denis Vasilyev v. Russia], N 32704/04


Уклонение сотрудников милиции и работников больницы от оказания адекватной помощи потерпевшему от нападения, находившемуся в бессознательном состоянии; отсутствие эффективного расследования: допущены нарушения.


Высылка


Бен Хемаис против Италии
[Ben Khemais v. Italy], N 246/07


Риск жестокого обращения в связи с депортацией в Тунис террориста, осужденного заочно: допущено нарушение.


Абдолхани и Каримниа против Турции
[Abdolkhani and Karimnia v. Turkey], N 30471/08


Угроза жестокого обращения в случае высылки: в случае высылки будет допущено нарушение.


Дауди против Франции
[Daoudi v. France], N 19576/08


Высылка в Алжир лица, осужденного во Франции за преступления, связанные с терроризмом: в случае высылки будет допущено нарушение.


Статья 5 Конвенции


Пункт 1 статьи 5 Конвенции


Личная свобода


Варнава и другие против Турции
[Varnava and Others v. Turkey], NN 16064/90 et al


Уклонение от проведения эффективного расследования доказуемых данных о том, что безвестно отсутствующие греки-киприоты могли быть заключены под стражу в период турецких военных операций на севере Кипра в 1974 году: допущено нарушение.


Лишение свободы


М. против Германии
[M. v. Germany], N 19359/04


Продление пребывания заявителя в превентивном заключении по истечении максимального срока, допускавшегося в период его назначения: допущено нарушение.


Законное задержание или заключение под стражу


Гиорги Николаишвили против Грузии
[Giorgi Nikolaishvili v. Georgia], N 37048/04


Задержание свидетеля с целью оказания давления на его брата, скрывающегося от следствия, и отсутствие адекватной мотивировки избрания меры пресечения в виде содержания под стражей: допущены нарушения.


S.D. против Греции
[S.D. v. Greece], N 53541/07


Игнорирование статуса заявителя как искателя убежища при содержании его под стражей в ожидании высылки: допущено нарушение.


Моорен против Германии
[Mooren v. Germany], N 11364/03


Решение апелляционного суда не отменять дефектное решение о заключении под стражу, а передать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции: не допущено нарушение.


Грори против Албании
[Grori v. Albania], N 25336/04


Содержание под стражей на основании принципов международного права, вытекающих из договоров, еще не вступивших в силу в отношении государства-ответчика: допущено нарушение.


Де Схеппер против Бельгии
[De Schepper v. Belgium], N 27428/07


Превентивное заключение педофила по мотивам социальной защиты: нарушение не допущено.


Колевы против Болгарии
[Kolevi v. Bulgaria], N 1108/02


Заключение под стражу высокопоставленного должностного лица, пользовавшегося иммунитетом от преследования: нарушение допущено.


М. против Германии
[M. v. Germany], N 19359/04


Продление пребывания заявителя в превентивном заключении по истечении максимального срока, допускавшегося в период его назначения: допущено нарушение.


Подпункт "f" пункта 1 статьи 5 Конвенции


Экстрадиция и высылка


A. и другие против Соединенного Королевства
[A. and Others v. United Kingdom], N 3455/05


Содержание под стражей иностранных граждан, подозреваемых в причастности к терроризму, в течение неопределенного срока: нарушение не допущено.


Миколенко против Эстонии
[Mikolenko v. Estonia], N 10664/05


Длительное содержание под стражей (в течение почти четырех лет) иностранца, отказавшегося исполнять распоряжение о высылке: допущено нарушение.


Пункт 3 статьи 5 Конвенции


Незамедлительное доставление к судье или к иному должностному лицу


Ипек и другие против Турции
[Эpek and Others v. Turkey], NN 17019/02 и 30070/02


Задержание несовершеннолетних заявителей на три дня и девять часов до их доставки к судье: допущено нарушение.


Тома против Румынии
[Toma v. Romania], N 42716/02


Уклонение от доставки заявителя в суд в течение 20 дней после его задержания: допущено нарушение.


Длительность заключения под стражу до суда


Гювеч против Турции
[Guvec v. Turkey], N 70337/01


Содержание несовершеннолетнего под стражей до суда в тюрьме для взрослых в течение четырех с половиной лет: допущено нарушение.


Крейчирж против Чехии
[Krejcir v. Czech Republic], NN 39298/04 и 8723/05


Отсутствие в национальном законодательстве условий неприменения предельного срока предварительного заключения: допущено нарушение.


Прансип против Монако
[Prencipe v. Monaco], N 43376/06


Отсутствие существенных причин для длительного предварительного заключения: допущено нарушение.


Освобождение из-под стражи до суда


Гарантии явки в суд по вызову


Мангурас против Испании
[Mangouras v. Spain], N 12050/04


Размер залога, установленного для освобождения капитана судна в деле о загрязнении морской среды: нарушение не допущено (дело передано в Большую Палату)


Пункт 4 статьи 5 Конвенции


Судебная проверка законности заключения под стражу


A. и другие против Соединенного Королевства
[A. and Others v. United Kingdom], N 3455/05


Сокрытие материалов, относящихся к вопросу о законности содержания под стражей по мотивам национальной безопасности: допущены нарушения / не допущены нарушения.


S.D. против Греции
[S.D. v. Greece], N 53541/07


Отсутствие средств для получения искателем убежища судебного решения по вопросу о законности его содержания под стражей в ожидании высылки: допущено нарушение.


Моорен против Германии
[Mooren v. Germany], N 11364/03


Отказ в предоставлении документов из уголовного дела, имеющих существенное значение для вопроса о законности содержания под стражей: допущено нарушение.


Безотлагательное рассмотрение судом правомерности заключения под стражу


Тома против Румынии
[Toma v. Romania], N 42716/02


Необъяснимая и чрезмерная задержка рассмотрения вопроса о законности предварительного заключения: допущено нарушение.


Моорен против Германии
[Mooren v. Germany], N 11364/03


Задержки, вызванные решением апелляционного суда не отменять дефектное решение о заключении под стражу, а передать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции: допущено нарушение.


Процедурные гарантии судебной проверки законности заключения под стражу


Рамишвили и Кохреидзе против Грузии
[Ramishvili and Kokhreidze v. Georgia], N 1704/06


Проверка законности содержания под стражей до суда в унизительных и несправедливых условиях: допущено нарушение.


Крейчирж против Чехии
[Krejcir v. Czech Republic], NN 39298/04 и 8723/05


Проверка Верховным судом законности лишения свободы, не удовлетворявшего конвенционному требованию о назначении его судом, в отсутствие фактического заседания: допущено нарушение.


Статья 6 Конвенции


Пункт 1 статьи 6 Конвенции [гражданское производство]


Применимость


Олуич против Хорватии
[Olujic v. Croatia], N 22330/05


По делу, в котором Европейский Суд применил "тест Вильхо Эскелинена"* (* "Vilho Eskelinen test" - сформулированный Европейским Судом в деле "Вильхо Эскелинен и другие против Финляндии" (Vilho Eskelinen and Others v. Finland) критерий приемлемости статьи 6 Конвенции.), обжалуется дисциплинарное разбирательство против судьи: статья 6 Конвенции применима.


Л'Эраблиер А.С.Б.Л. против Бельгии
[L'Erabliere A.S.B.L. v. Belgium], N 49230/07


Обращение экологической организации, не являвшееся по своей природе actio popularis* (* Actio popularis (лат.) - народный иск; требование, предъявляемое в общественных интересах частным лицом или организацией, которые сами не являются жертвами нарушений.): статья 6 Конвенции применима.


Гору против Греции (N 2)
[Gorou v. Greece (no. 2)], N 12686/03


Обращение к прокурору при Кассационном суде по вопросу о подаче кассационной жалобы свидетельствует о наличии реального "спора" о гражданском праве: статья 6 Конвенции применима.


Мендель против Швеции
[Mendel v. Sweden], N 28426/06


Вопрос о доступе к "правосудию" при оспаривании административного решения о прекращении участия заявительницы в программе для безработных: статья 6 Конвенции применима.


Савино и другие против Италии
[Savino and Others v. Italy], NN 17214/05, 20329/05 и 42113/04


Вопрос о внутренних учреждениях национального парламента, наделенных судебными полномочиями в отношении парламентского персонала: статья 6 Конвенции применима.


Микаллеф против Мальты
[Micallef v. Malta], N 17056/06


Вопрос о применимости положений статьи 6 Конвенции к промежуточному разбирательству: положения статьи 6 Конвенции применимы к делу.


Доступ к правосудию


ВИКТ* и Кофферати против Италии
[C.G.I.L. and Cofferati v. Italy], N 46967/07


(* Всеобщая итальянская конфедерация труда - профсоюзная организация.)


Предоставление иммунитета члену парламента в связи с его заявлениями для прессы, не связанными непосредственно с его депутатской деятельностью: допущено нарушение.


Л'Эраблиер А.С.Б.Л. против Бельгии
[L'Erabliere A.S.B.L. v. Belgium], N 49230/07


Признание жалобы неприемлемой в связи с тем, что в ней в части изложения фактов содержалась отсылка к оспариваемому решению: допущено нарушение.


Мендель против Швеции
[Mendel v. Sweden], N 28426/06


Вопрос о доступе к "правосудию" при оспаривании административного решения о прекращении участия заявительницы в программе для безработных: допущено нарушение.


K.H. и другие против Словакии
[K.H. and Others v. Slovakia], N 32881/04


Невозможность эффективного представления заявительницами своих дел в суде вследствие отказа властей в предоставлении им доступа к ключевым доказательствам: допущено нарушение.


Компания "Лойер партнерс А.С." против Словакии
[Lawyer Partners, a.s., v. Slovakia], NN 54252/07 et al


Отказ судов в принятии исковых заявлений, поданных компанией-заявителем в электронной форме: допущено нарушение.


Станьо против Бельгии
[Stagno v. Belgium], N 1062/07


Отклонение требований в связи с течением срока исковой давности в период несовершеннолетия истицы: допущено нарушение.


Энеа против Италии
[Enea v. Italy], N 74912/01


Право заключенного, содержащегося в крыле тюрьмы со строгим режимом, на доступ к правосудию в целях защиты прав гражданского характера: допущено нарушение.


Кольхофер и Минарик против Чехии
[Kohlhofer and Minarik v. Czech Republic], NN 32921/03, 28464/04 и 5344/05


Невозможность оспаривания миноритарными акционерами решений о ликвидации в судах после внесения записи в торговый реестр: допущено нарушение.


Ломбарди Валлаури против Италии
[Lombardi Vallauri v. Italy], N 39128/05


Недостаточная судебная проверка решения об отказе в назначении на преподавательскую должность в конфессиональном университете по причине предположительно противоречащих вероучению взглядов заявителя: допущено нарушение.


Справедливое разбирательство дела


Шлумпф против Швейцарии
[Schlumpf v. Switzerland], N 29002/06


Отказ в возможности допросить эксперта по делу, касающемуся возмещения медицинских расходов на проведение операции по изменению пола: допущено нарушение.


Гору против Греции (N 2)
[Gorou v. Greece (no. 2)], N 12686/03


Краткость отказа в обращении о подаче жалобы в Кассационный суд: нарушение не допущено.


Иордан Иорданов и другие против Болгарии
[Iordan Iordanov and Others v. Bulgaria], N 23530/02


Существенные и стабильные различия в толковании законодательных положений высшим судом: допущено нарушение.


Максимов против Азербайджана
[Maksimov v. Azerbaijan], N 38228/05


Неуведомление подсудимого или его защитника о дате апелляционного рассмотрения уголовного дела: допущено нарушение.


Равенство сторон


Бацанина против России
[Batsanina v. Russia], N 3932/02


Предъявление гражданско-правового иска прокуратурой: нарушение не допущено.


Компания "Варнима корпорейшн интернешнл С.А." против Греции
[Varnima Corporation International S.A. v. Greece], N 48906/06


Привилегированное положение государства в отношении срока исковой давности в частно-правовом споре против частной компании: допущено нарушение.


Публичное разбирательство


Шлумпф против Швейцарии
[Schlumpf v. Switzerland], N 29002/06


Отсутствие публичного разбирательства по делу, касающемуся возмещения медицинских расходов на проведение операции по изменению пола: допущено нарушение.


Устные слушания


Кооттюммель против Австрии
[Koottummel v. Austria], N 49616/06


Отсутствие устного слушания в суде, являвшемся первой и последней инстанцией: допущено нарушение.


Разумный срок


Симальдоне против Италии
[Simaldone v. Italy], N 22644/03


Несвоевременная выплата (неадекватной) компенсации, присужденной по делу о чрезмерной длительности разбирательства на основании Закона Пинто: допущено нарушение.


Светлана Орлова против России
[Svetlana Orlova v. Russia], N 4487/04


Длительность разбирательства, вызванная неоднократными пересмотрами дела в порядке надзора: допущено нарушение.


Независимый и беспристрастный суд


Олуич против Хорватии
[Olujic v. Croatia], N 22330/05


Отрицательные отзывы о поведении заявителя, данные в интервью прессе членами дисциплинарного органа до слушания дела: допущено нарушение.


Савино и другие против Италии
[Savino and Others v. Italy], NN 17214/05, 20329/05 и 42113/04


Отсутствие беспристрастности и независимости внутренних учреждений национального парламента, наделенных судебными полномочиями в отношении парламентского персонала: допущено нарушение.


Компания "Проседо капитал корпорейшн" против Норвегии
[Procedo Capital Corporation v. Norway], N 3338/05


Решение апелляционного суда не прекращать разбирательства после отстранения одного из судей по основаниям объективной беспристрастности: нарушение не допущено.


Микаллеф против Мальты
[Micallef v. Malta], N 17056/06


Отсутствие законного основания для отвода судьи на основании его/ее семейных связей с адвокатом одной из сторон: допущено нарушение.


Парлов-Ткалчич против Хорватии
[Parlov-Tkalcic v. Croatia], N 24810/06


Вопрос о беспристрастности суда, председатель которого ранее требовал возбуждения уголовного дела в отношении заявительницы: допущено нарушение.


Пункт 1 статьи 6 Конвенции [уголовное производство]


Применимость


Карт против Турции
[Kart v. Turkey], N 8917/05


Невозможность отказа депутата парламента от неприкосновенности, препятствовавшей его защите по уголовному делу: статья 6 Конвенции применима.


Право на разбирательство дела судом


Ленская против России
[Lenskaya v. Russia], N 28730/03


Отмена в надзорном порядке приговора суда в связи с серьезными недостатками разбирательства уголовного дела: нарушение не допущено.


Карт против Турции
[Kart v. Turkey], N 8917/05


Невозможность отказа депутата парламента от неприкосновенности, препятствовавшей его защите по уголовному делу: нарушение не допущено.


Доступ к правосудию


Лига исламского мира и Всемирная исламская организация исламской помощи против Франции
[Ligue du Monde Islamique and Organisation Islamique Mondiale du Secours Islamique v. France], N 36497/05


Обязанность иностранной ассоциации, не имеющей представительства во Франции, подавать декларацию в префектуру для приобретения права участия в судебном разбирательстве: допущено нарушение.


Куликовский против Польши
[Kulikowski v. Poland], N 18353/03,
Антоницелли против Польши
[Antonicelli v. Poland], N 2815/05


Уклонение суда от уведомления осужденных о том, что им предоставлен новый срок для подачи кассационной жалобы после того, как их адвокаты по назначению отказались им содействовать: допущено нарушение.


Давран против Турции
[Davran v. Turkey], N 18342/03


Воспрепятствование доступу к Кассационному суду в связи с невручением приговора заключенному, ожидающему суда в рамках другого разбирательства: допущено нарушение.


Справедливое разбирательство дела


Таске против Бельгии
[Taxquet v. Belgium], N 926/05


Отсутствие мотивировки в приговоре суда присяжных о виновности заявителя: допущено нарушение (дело передано в Большую Палату)


Гювеч против Турции
[Guvec v. Turkey], N 70337/01


Невозможность несовершеннолетнего подсудимого эффективно участвовать в рассмотрении его дела и отсутствие адекватного юридического представительства: допущено нарушение.


Быков против России
[Bykov v. Russia], N 4378/02


Использование судом доказательств, полученных в ходе тайной операции служб безопасности: нарушение не допущено.


Игваль Коль против Испании
[Igual Coll v. Spain], N 37496/04


Отсутствие публичного разбирательства в суде апелляционной инстанции, разрешавшего и вопросы факта, и вопросы права: допущено нарушение.


Ли Дейвис против Бельгии
[Lee Davies v. Belgium], N 18704/05


Осуждение, основанное на доказательствах, полученных в рамках незаконной полицейской операции: нарушение не допущено.


Скоппола против Италии (N 2)
[Scoppola v. Italy (no. 2)], N 10249/03


Изменение законодательства, лишившее заявителя преимущества, которое обусловило выбор упрощенной процедуры разбирательства: допущено нарушение.


Кари-Пекка Пиетиляйнен против Финляндии
[Kari-Pekka Pietilainen v. Finland], N 13566/06


Прекращение рассмотрения жалобы имевшего защитника заявителя в связи с отсутствием последнего на одном заседании суда: допущено нарушение.


Юсуф Гесер против Турции
[Yusuf Geser v. Turkey], N 21790/04


Использование признательных показаний, полученных под давлением: допущено нарушение.


Разумный срок [судебного разбирательства]


Ирибаррен Пинильос против Испании
[Iribarren Pinillos v. Spain], N 36777/03


Длительность разбирательства, разрешавшего вопросы ответственности и размера компенсации ущерба, причиненного потерпевшему жестокими действиями сотрудников полиции: допущено нарушение.


Независимый и беспристрастный суд


Компания "Дюбюс С.А." против Франции
[Dubus S.A. v. France], N 5242/04


Отсутствие четкого разграничения между обвинительными, следственными и судебными функциями у органа банковского надзора: допущено нарушение.


Суд, созданный на основе закона


Панджикидзе и другие против Грузии
[Pandjikidze and Others v. Georgia], N 30323/02


Участие народных заседателей в составе суда по уголовным делам в отсутствие достаточной правовой основы: допущено нарушение.


Пункт 3 статьи 6 Конвенции


Право на защиту


Сибгатуллин против России
[Sibgatullin v. Russia], N 32165/02


Уклонение от надлежащего уведомления заявителя о новом рассмотрении его кассационной жалобы по уголовному делу: допущено нарушение.


Подпункт "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции


Защищать себя лично


Соболевский против Польши (N 2)
[Sobolewski v. Poland (no. 2)], N 19847/07


Отклонение ходатайства осужденного об участии в рассмотрении его апелляционной жалобы, затрагивавшей обстоятельства, имевшие значение для вопроса виновности: допущено нарушение.


Право на квалифицированную юридическую помощь


Кари-Пекка Пиетиляйнен против Финляндии
[Kari-Pekka Pietilainen v. Finland], N 13566/06


Прекращение рассмотрения жалобы имевшего защитника заявителя в связи с отсутствием последнего на одном заседании суда: допущено нарушение.


Пищальников против России
[Pishchalnikov v. Russia], N 7025/04


Использование в качестве доказательства признания, полученного в милицейском изоляторе в отсутствие защитника: допущено нарушение.


Сахновский против России
[Sakhnovskiy v. Russia], N 21272/03


Отсутствие личного контакта накануне рассмотрения кассационной жалобы с адвокатом по назначению, который должен был выступать по делу заявителя на основе доводов, выдвинутых другим адвокатом: допущено нарушение (дело передано в Большую Палату).


Даянан против Турции
[Dayanan v. Turkey], N 7377/03


Отказ в доступе к помощи адвоката лицу, содержащемуся под стражей в полицейском участке, которое использовало свое право хранить молчание: допущено нарушение.


Подпункт "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции


Допрос свидетелей


Таске против Бельгии
[Taxquet v. Belgium], N 926/05


Невозможность допроса обвиняемым по уголовному делу анонимного свидетеля, достоверность показаний которого не подвергалась оценке со стороны следственного судьи: допущено нарушение (дело передано в Большую Палату).


Статья 7 Конвенции


Пункт 1 статьи 7 Конвенции


Nullum crimen sine lege*


(* Нет преступления без предусматривающего его закона (лат.).)


Компания "Сюд фонди СРЛ" и другие против Италии
[Sud Fondi S.r.l. and Others v. Italy], N 75909/01


Наказание, примененное произвольно на основании положения, лишенного "качества закона": допущено нарушение.


Nulla poena sine lege*


(* Нет наказания без предусматривающего его закона (лат.).)


Скоппола против Италии (N 2)
[Scoppola v. Italy (no. 2)], N 10249/03


Статья 7 Конвенции подразумевает придание обратной силы более мягкому уголовному закону: допущено нарушение.


Гардель против Франции
[Gardel v. France], N 16428/05


Национальная регистрация лиц, совершивших преступления против половой неприкосновенности, сохраняющая силу в течение 30 лет с даты отбытия наказания: жалоба признана неприемлемой.


Более тяжкое наказание


Гургучиани против Испании
[Gurguchiani v. Spain], N 16012/06


Замена назначенного иностранцу наказания в виде лишения свободы высылкой и запретом на въезд: допущено нарушение.


Обратная сила


М. против Германии
[M. v. Germany], N 19359/04


Придание обратной силы продлению превентивного заключения от максимального 10-летнего срока до неограниченного периода: допущено нарушение.


Статья 8 Конвенции


Применимость


Брэндусе против Румынии
[Branduse v. Romania], N 6586/03


Условия содержания в тюремной камере, являвшейся единственным "жилым пространством" заключенного на протяжении многих лет: статья 8 Конвенции применима.


Глор против Швейцарии
[Glor v. Switzerland], N 13444/04


Возложение на лицо, признанное негодным к военной службе, обязанности по уплате налога в связи с освобождением от нее: статья 8 Конвенции применима.


Частная жизнь


Реклос и Давурлис против Греции
[Reklos and Davourlis v. Greece], N 1234/05


Фотографирование новорожденного ребенка без согласия его родителей и сохранение негативов: допущено нарушение.


Иордаки и другие против Молдавии
[Iordachi and Others v. Moldova], N 25198/02


Статус потенциальных жертв; отсутствие ясности или адекватных гарантий в законодательстве о перехвате коммуникаций: допущено нарушение.


Тома против Румынии
[Toma v. Romania], N 42716/02


Приглашение полицией журналистов и разрешение снимать заявителя в полицейском участке с целью публикации изображений: допущено нарушение.


Быков против России
[Bykov v. Russia], N 4378/02


Прослушивание и запись разговора с помощью радиопередатчика в рамках тайной операции служб безопасности в отсутствие процессуальных гарантий: допущено нарушение.


Брэндусе против Румынии
[Brвnduєe v. Romania], N 6586/03


Условия содержания под стражей в связи с нахождением рядом с тюрьмой мусорной свалки с исходящими от нее агрессивными запахами: допущено нарушение.


A. против Норвегии
[A. v. Norway], N 28070/06


Публикация в газетных статьях информации, в которой заявитель мог быть опознан и воспринят в качестве главного подозреваемого по делу об убийстве: допущено нарушение.


Карако против Венгрии
[Karakу v. Hungary], N 39311/05


Прекращение уголовного дела о клевете в отношении политического оппонента в связи с тем, что предполагаемая клевета представляла собой оценочное суждение: нарушение не допущено.


Бигаева против Греции
[Bigaeva v. Greece], N 26713/05


Установление требования о гражданстве к адвокату-стажеру на завершающей стадии процедуры допуска после прохождения обязательной подготовки: допущено нарушение.


Кодарча против Румынии
[Codarcea v. Romania], N 31675/04


Отсутствие средств, обеспечивающих возмещение вреда, причиненного здоровью вследствие медицинской ошибки, допущенной в государственной больнице: допущено нарушение.


Араламбие против Румынии
[Haralambie v. Romania], N 21737/03


Неэффективность процедуры получения доступа к персональным досье, заведенным секретными службами в коммунистический период: допущено нарушение.


Гардель против Франции
[Gardel v. France], N 16428/05


Национальная регистрация лиц, совершивших преступления против половой неприкосновенности, сохраняющая силу в течение 30 лет с даты отбытия наказания: нарушение не допущено.


Частная и семейная жизнь


Шлумпф против Швейцарии
[Schlumpf v. Switzerland], N 29002/06


Неустановление справедливого равновесия в деле, касающемся возмещения медицинских расходов на проведение операции по изменению пола: допущено нарушение.


Татар против Румынии
[Tatar v. Romania], N 67021/01


Нарушение государством своих обязанностей по оценке угроз и последствий опасных промышленных процессов и обязанностей по информированию общественности: допущено нарушение.


K.H. и другие против Словакии
[K.H. and Others v. Slovakia], N 32881/04


Воспрепятствование бывшим пациенткам в фотокопировании медицинских карт: допущено нарушение.


Нойлингер и Шурук против Швейцарии
[Neulinger and Shuruk v. Switzerland], N 41615/07


Постановление о возвращении в Израиль ребенка, похищенного матерью для проживания в Швейцарии: нарушение не допущено (дело передано в Большую Палату).


C.C. против Испании
[C.C. v. Spain], N 1425/06


Раскрытие личности заявителя в решении, вынесенном в связи с его ВИЧ-положительным статусом: допущено нарушение.


Цурлакис против Греции
[Tsourlakis v. Greece], N 50796/07


Невозможность ознакомления отца с выводами заключения о благосостоянии в рамках разбирательства по поводу опеки над его сыном: допущено нарушение.


Семейная жизнь


Шерифе Йиит против Турции
[Serife Yigit v. Turkey], N 3976/05


Отказ судов в предоставлении женщине, состоявшей в браке, заключенном по религиозному обряду, выплат по социальному обеспечению и пенсионных прав умершего мужа, отца ее детей: нарушение не допущено (дело передано в Большую Палату)


Нолан и К. против России
[Nolan and K. v. Russia], N 2512/04


Отказ без законных причин или предварительного уведомления в разрешении родителю, воспитывающему ребенка без матери, возвратиться в страну своего проживания для воссоединения с малолетним ребенком: допущено нарушение.


Аманалакьоай против Румынии
[Amanalachioai v. Romania], N 4023/04


Разрыв отношений между ребенком и отцом, сохраняющим родительские права, после отказа деда и бабушки в возвращении ребенка после школьных каникул: допущено нарушение.


Стохляк против Польши
[Stochlak v. Poland], N 38273/02


Недостаточность усилий властей для обеспечения возвращения ребенка, похищенного матерью: допущено нарушение.


R.R. против Румынии
[R.R. v. Romania], N 1188/05


Осуществление отцом права на доступ к ребенку в ситуации продолжительных неоднократных выездов за границу матери и ребенка: нарушение не допущено.


Эберхард и М. против Словении
[Eberhard and M. v. Slovenia], NN 8673/05 и 9733/05


Отсутствие адекватного осуществления права отца на общение с его малолетним ребенком: допущено нарушение.


Велча и Мазэре против Румынии
[Velcea and Mazгre v. Romania], N 64301/01


Отказ судов в отстранении от наследования убийцы после смерти последнего, которая исключила признание его виновным: допущено нарушение.


Высылка


Омоджуди против Соединенного Королевства
[Omojudi v. United Kingdom], N 1820/08


Депортация в Нигерию, несмотря на крепкие семейные узы и долгое проживание в Соединенном Королевстве: допущено нарушение.


Жилище


Чосич против Хорватии
[Cosic v. Croatia], N 28261/06


Отсутствие процессуальных гарантий в разбирательстве о выселении заявительницы: допущено нарушение.


Кореуц против Словении
[Korelc v. Slovenia], N 28456/03


Невозможность перевода прав нанимателя на сожителя, осуществлявшего уход за нанимателем: жалоба признана неприемлемой.


Цехентнер против Австрии
[Zehentner v. Austria], N 20082/02


Отсутствие процессуальных гарантий в исполнительном производстве в отношении недееспособного должника: допущено нарушение.


Корреспонденция


Иордаки и другие против Молдавии
[Iordachi and Others v. Moldova], N 25198/02


Статус потенциальных жертв; отсутствие ясности или адекватных гарантий в законодательстве о перехвате коммуникаций: допущено нарушение.


Гаджиу против Румынии
[Gagiu v. Romania], N 63258/00


Необеспечение заключенного марками для отправки корреспонденции в Европейский Суд: допущено нарушение.


Сулук против Соединенного Королевства
[Szuluk v. United Kingdom], N 36936/05


Контроль переписки заключенного с его врачом: допущено нарушение.


Позитивные обязательства


Сандра Янкович против Хорватии
[Sandra Jankovic v. Croatia], N 38478/05


Неудовлетворительное применение национальных уголовно-правовых процедур в отношении жалобы заявительницы на применение к ней физического насилия со стороны частных лиц: допущено нарушение.


Араламбие против Румынии
[Haralambie v. Romania], N 21737/03


Неэффективность процедуры получения доступа к персональным досье, заведенным секретными службами в коммунистический период: допущено нарушение.


Статья 9 Конвенции


Свобода вероисповедания


Священный синод Болгарской православной церкви (митрополита Иннокентия) и другие против Болгарии
[Holy Synod of the Bulgarian Orthodox Church (Metropolitan Inokentiy) and Others v. Bulgaria], NN 412/03 и 35677/04


Неоправданное вмешательство государства во внутренний спор о руководстве расколотой религиозной общины путем содействия одной из соперничающих групп в приобретении полного контроля: допущено нарушение.


Нолан и К. против России
[Nolan and K. v. Russia], N 2512/04


Высылка из страны активиста иностранной Церкви Объединения по мотивам национальной безопасности: допущено нарушение.


Кимля и другие против России
[Kimlya and Others v. Russia], NN 76836/01 и 32782/03


Отказ зарегистрировать религиозную группу по причине невозможности предоставить доказательства пятнадцатилетнего существования или связи последней с централизованной религиозной организацией: допущено нарушение.


Баятян против Армении
[Bayatyan v. Armenia], N 23459/03


Осуждение заявителя за отказ от призыва на военную службу на основании убеждений: нарушение не допущено.


Лаутси против Италии
[Lautsi v. Italy], N 30814/06


Демонстрация распятий в классах государственной школы: допущено нарушение.


Свобода исповедовать религию или убеждения


Масаев против Молдавии
[Masaev v. Moldova], N 6303/05


Наложение штрафа за исповедание не признанной государством религии на мусульманина, который молился с группой других мусульман в арендованном доме: допущено нарушение.


Миролюбов и другие против Латвии
[Miroпubovs and Others v. Latvia], N 798/05


Вмешательство государства в конфликт между членами религиозной общины: допущено нарушение.


Лаутси против Италии
[Lautsi v. Italy], N 30814/06


Демонстрация распятий в классах государственной школы: допущено нарушение.


Статья 10 Конвенции


Свобода выражения мнения


Обухова против России
[Obukhova v. Russia], N 34736/03


Чрезмерно широкая сфера действия меры по обеспечению иска, запрещающей журналисту освещать происшествие с участием судьи, и судебное разбирательство в связи с этим: допущено нарушение.


Орбан де Бартийя и компания "Эдисьон Плон" против Франции
[Orban de Bartillat and Editions Plon v. France], N 20985/05


Осуждение издателей книги за оправдание военных преступлений в период Алжирской войны за независимость: допущено нарушение.


Чанич против Венгрии
[Csanics v. Hungary], N 12188/06


Отказ судов, рассматривавших дело о клевете, в разрешении ответчику представить доказательства истинности его высказываний по причине формы, в которой они были выражены: допущено нарушение.


Ассоциация "Уимин он уэйвс" и другие против Португалии
[Women On Waves and Others v. Portugal], N 31276/05


Запрет на вход в территориальные воды судна, зафрахтованного для проведения кампании в целях декриминализации абортов: допущено нарушение.


Брюне-Лекомт и другие против Франции
[Brunet-Lecomte and Others v. France], N 42117/04


Осуждение за диффамацию в связи с особенно резкими замечаниями и серьезными обвинениями в преступлениях, по которым нет приговора суда по уголовным делам: нарушение не допущено.


Эрикяйнен и другие против Финляндии
[Eerikainen and Others v. Finland], N 3514/02


Недостаточность оснований, приведенных Верховным судом при взыскании компенсации ущерба с журнала в связи с раскрытием личности обвиняемой по уголовному делу: допущено нарушение.


Марченко против Украины
[Marchenko v. Ukraine], N 4063/04


Наказание в виде условного лишения свободы, примененное к государственному служащему за публичное обвинение своего руководителя в присвоении имущества, и требование официального расследования: допущено нарушение.


Кудешкина против России
[Kudeshkina v. Russia], N 29492/05


Прекращение статуса судьи за критические замечания в адрес российской судебной системы: допущено нарушение.


Компания "Ашетт Филипакки пресс отомобиль" и Дюпюи против Франции
[Hachette Filipacchi Presse Automobile and Dupuy v. France], N 13353/05
Компания "Сосьете де консепсьон де пресс э д'eдисьон" и Понсон против Франции
[Societe de conception de presse et d'йdition and Ponson v. France], N 26935/05


Привлечение журналов к ответственности за незаконную рекламу табачных изделий: нарушение не допущено.


Компания "Таймс ньюспейперс Лтд." против Соединенного Королевства (NN 1 и 2)
[Times Newspapers Ltd v. United Kingdom (nos. 1 and 2)], NN. 3002/03 и 23676/03


Правило, согласно которому при каждом доступе к диффамационному материалу в Интернете возникает новое основание иска: нарушения не допущены.


Компания "Санома эйтгеверс Б.В." против Нидерландов
[Sanoma Uitgevers B.V. v. Netherlands], N 38224/03


Изъятие полицией материала, что могло привести к раскрытию журналистских источников: нарушение не допущено (дело передано в Большую Палату).


Эгеланн и Хансей против Норвегии
[Egeland and Hanseid v. Norway], N 34438/04


Осуждение редакторов газет за публикацию фотографий осужденной непосредственно перед заключением под стражу для отбывания длительного срока лишения свободы, к которому она только что была приговорена за соучастие в тройном убийстве: нарушение не допущено.


Кенеди против Венгрии
[Kenedi v. Hungary], N 31475/05


Последовательные попытки властей избежать соблюдения судебного приказа, обязывающего их предоставить неограниченный доступ к документам бывшей службы государственной безопасности: допущено нарушение.


Ассоциация против промышленного разведения животных в Швейцарии (VGT) против Швейцарии (N 2)
[Verein gegen Tierfabriken Schweiz (VgT) v. Switzerland (no. 2)], N 32772/02

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Номер названного постановления следует читать как "3272/02"


Продолжающийся запрет трансляции телевизионного ролика, несмотря на вывод Европейского Суда о нарушении свободы выражения мнения: допущено нарушение.


Компания "Штандард ферлагс ГмбХпротив Австрии" (N 2)
[Standard Verlags GmbH v. Austria] (no. 2), N 21277/05


Привлечение к ответственности за диффамацию в связи с изложением в газете слухов, связанных с браком президента Австрии: нарушение не допущено.


Бодрожич против Сербии
[Bodrozic v. Serbia], N 32550/05


Осуждение журналиста, назвавшего известного историка "идиотом" и "фашистом": допущено нарушение.


Бодрожич и Вуин против Сербии
[Bodrozic and Vujin v. Serbia], N 38435/05


Привлечение к уголовной ответственности журналистов за сравнение известного местного адвоката с блондинкой: допущено нарушение.


Соргуч против Турции
[Sorguc v. Turkey], N 17089/03


Взыскание компенсации вреда с университетского преподавателя за критику порядка набора и повышения в должности ассистентов преподавателей: допущено нарушение.


Фере против Бельгии
[Feret v. Belgium], N 15615/07


Осуждение председателя крайне правой партии за пропаганду дискриминации или расовой ненависти в брошюрах, распространенных в рамках избирательной кампании: нарушение не допущено.


Виллен против Франции
[Willem v. France], N 10883/05


Привлечение мэра к уголовной ответственности за объявление о намерении бойкотировать израильские продукты в городе: нарушение не допущено.


Войтас-Калета против Польши
[Wojtas-Kaleta v. Poland], N 20436/02


Применение дисциплинарного взыскания к журналисту общественного телевидения за критику политики компании в сфере формирования программы передач: допущено нарушение.


Компания "Ашетт Филипакки ассосье" ("Иси Пари") против Франции
[Hachette Filipacchi Associйs (ICI PARIS) v. France], N 12268/03


Взыскание убытков с журнала за публикацию общедоступных сведений, которые были сообщены общественности певцом: допущено нарушение.


Маноле и другие против Молдавии
[Manole and Others v. Moldova], N 13936/02


Недостаточные законодательные гарантии независимости общественного вещателя: допущено нарушение.


Кулись и Ружицкий против Польши
[Kulis and Rozycki v. Poland], N 27209/03


Привлечение к гражданско-правовой ответственности издателей сатирической статьи о рекламных методах производителя продуктов питания: допущено нарушение.


Гзелль против Швейцарии
[Gsell v. Switzerland], N 12675/05


Невозможность для журналиста попасть в Давос во время Всемирного экономического форума вследствие общего полицейского запрета: допущено нарушение.


Ломбарди Валлаури против Италии
[Lombardi Vallauri v. Italy], N 39128/05


Отказ в назначении на преподавательскую должность в конфессиональном университете по причине предположительно противоречащих вероучению взглядов заявителя: допущено нарушение.


Юрпер и другие против Турции
[Urper and Others v. Turkey], NN 14526/07 et al


Приказы о приостановлении публикации газет в соответствии с антитеррористическим законодательством: допущено нарушение.


Компания "Эуропапресс холдинг д.о.о." против Хорватии
[Europapress Holding d.o.o. v. Croatia], N 25333/06


Взыскание компенсации вреда с журнала по иску о клевете, поданному министром правительства: нарушение не допущено.


Карсаи против Венгрии
[Karsai v. Hungary], N 5380/07


Вывод суда по гражданским делам о том, что статья, критикующая роль автора по вопросу, представляющему значительный всеобщий интерес, была диффамационной: допущено нарушение.


"Файнэншел таймс" и другие против Соединенного Королевства
[Financial Times Ltd and Others v. United Kingdom], N 821/03


Приказ, обязывающий новостное средство массовой информации раскрыть документ, полученный в результате утечки информации, что должно было привести к идентификации его источника: допущено нарушение.


Свобода распространять информацию


"Таршашаг а сабадшагьогокерт" против Венгрии
[Tarsasag a Szabadsagjogokert v. Hungary], N 37374/05


Отказ неправительственной организации в доступе к информации о деле, находящемся на рассмотрении в порядке конституционного судопроизводства: допущено нарушение.


Статья 11 Конвенции


Свобода мирных собраний


Самют Карабулут против Турции
[Samьt Karabulut v. Turkey], N 16999/04


Вмешательство полиции для пресечения мирной демонстрации, о которой не были уведомлены власти: допущено нарушение.


Баррако против Франции
[Barraco v. France], N 31684/05


Полное блокирование автомагистрали большегрузными транспортными средствами в рамках акции "замедления" движения: нарушение не допущено.


"Энержи япи-йол сен" против Турции
[Enerji Yapi-Yol Sen v. Turkey], N 68959/01


Применение дисциплинарного наказания к государственным служащим за участие в забастовке: допущено нарушение.


Свобода объединения


Ассоциация граждан "Радко" и Паунковский против бывшей Югославской Республики Македония
[Association of Citizens Radko and Paunkovski v. "the former Yugoslav Republic of Macedonia"], N 74651/01


Ликвидация общественной организации за отрицание этнической идентичности македонского народа: допущено нарушение.


"Эрри Батасуна" и "Батасуна" против Испании
[Herri Batasuna and Batasuna v. Spain], NN 25803/04 и 25817/04


Ликвидация политических партий, имеющих связи с террористическими организациями: нарушение не допущено.


"Тебиети Мюхафизе Джемиети" и Исрафилов против Азербайджана
[Tebieti Muhafize Cemiyyeti and Israfilov v. Azerbaijan], N 37083/03


Ликвидация ассоциации за предполагаемые нарушения закона и ее собственного устава: допущено нарушение.


Статья 13 Конвенции


Эффективное средство правовой защиты


Абрамьюк против Румынии
[Abramiuc v. Romania], N 37411/02


Отсутствие эффективных средств правовой защиты в связи с жалобой на длительность разбирательства: допущено нарушение.


Симальдоне против Италии
[Simaldone v. Italy], N 22644/03


Значительные задержки в выплате компенсации на основании Закона Пинто не свидетельствуют о наличии в процедуре структурной проблемы: нарушение не допущено.


Петков и другие против Болгарии
[Petkov and Others v. Bulgaria], NN 77568/01, 178/02 и 505/02


Доступное средство правовой защиты в избирательном контексте, обеспечивающее лишь денежную компенсацию: допущено нарушение.


Заволока против Латвии
[Zavoloka v. Latvia], N 58447/00


Отсутствие предусмотренного законодательством средства правовой защиты в связи с гибелью в происшествии, в котором виновно частное лицо: нарушение не допущено.


Хидер против Франции
[Khider v. France], N 39364/05


Отсутствие эффективных средств правовой защиты в связи с систематическими переводами заключенного строгого режима из одного учреждения в другое и систематическими личными обысками: допущено нарушение.


Абдолхани и Каримниа против Турции
[Abdolkhani and Karimnia v. Turkey], N 30471/08


Отсутствие эффективного средства правовой защиты против высылки: допущено нарушение.


Статья 14 Конвенции


Дискриминация (в контексте статьи 2 Конвенции)


Дж. Н. и другие против Италии
[G.N. and Others v. Italy], N 43134/05


Различие по признаку патологии в компенсационном урегулировании с лицами, зараженными ВИЧ при переливаниях крови: допущено нарушение.


Дискриминация (в контексте статей 2 и 3 Конвенции)


Опуз против Турции
[Opuz v. Turkey], N 33401/02


Уклонение судебной системы от принятия адекватных мер по защите от домашнего насилия: допущено нарушение.


Дискриминация (в контексте статьи 3 Конвенции)


Джакир против Бельгии
[Cakir v. Belgium], N 44256/06


Уклонение властей от установления того, было ли жестокое обращение со стороны сотрудников полиции, допущенное при задержании, мотивировано расистскими предрассудками: допущено нарушение.


Дискриминация (в контексте пункта 1 статьи 6 Конвенции)


Анакомба Юла против Бельгии
[Anakomba Yula v. Belgium], N 45413/07


Отказ в юридической помощи незаконно проживающей иностранке в разбирательстве об оспаривании отцовства ее ребенка: допущено нарушение.


Дискриминация (в контексте статьи 8 Конвенции)


Веллер против Венгрии
[Weller v. Hungary], N 44399/05


Отказ в выплате пособия на основании статуса отца и гражданства: допущено нарушение.


Глор против Швейцарии
[Glor v. Switzerland], N 13444/04


Возложение на лицо, признанное негодным к военной службе, обязанности по уплате налога в связи с освобождением от нее: допущено нарушение.


Брауэр против Германии
[Brauer v. Germany], N 3545/04


Исключение, порождающее неравенство обращения по основаниям рождения вне брака в свете особого исторического контекста Германии: допущено нарушение.


Кореуц против Словении
[Korelc v. Slovenia], N 28456/03


Невозможность перевода прав нанимателя на сожителя, осуществлявшего уход за нанимателем: жалоба признана неприемлемой.


Цаунеггер против Германии
[Zaunegger v. Germany], N 22028/04


Невозможность удовлетворения требований отца внебрачного ребенка о совместной опеке без согласия матери: допущено нарушение.


Дискриминация (в контексте статьи 11 Конвенции)


Даниленков и другие против России
[Danilenkov and Others v. Russia], N 67336/01


Отсутствие в национальной правовой системе эффективного средства судебной защиты против дискриминации по признаку членства в профсоюзе: допущено нарушение.


Дискриминация (в контексте статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции)


Андреева против Латвии
[Andrejeva v. Latvia], N 55707/00


Отказ во включении в трудовой стаж заявительницы при расчете пенсии по старости периода занятости в бывшем Советском Союзе из-за отсутствия латвийского гражданства: допущено нарушение.


Зейбек против Греции
[Zeibek v. Greece], N 46368/06


Последствия лишения семьи гражданства для статуса заявительницы как матери "многодетной семьи" и ее соответствующих пенсионных прав: допущено нарушение.


Cи Амер против Франции
[Si Amer v. France], N 29137/06


Установление ценза оседлости для получения работником, который работал во французской компании в Алжире до признания независимости последнего, права на дополнительную пенсию: нарушение не допущено.


Муньос Диас против Испании
[Munoz Daaz v. Spain], N 49151/07


Отказ признать действительность цыганского брака для целей установления права на пенсию вдовы: допущено нарушение.


Дискриминация (в контексте статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции)


Сейдич и Финци против Боснии и Герцеговины
[Sejdic and Finci v. Bosnia and Herzegovina], NN 27996/06 и 34836/06


Невозможность выдвижения цыганами и евреями своих кандидатур на высшие политические посты в стране: допущено нарушение.


Статья 15 Конвенции


Отступление от соблюдения обязательств в чрезвычайных ситуациях


A. и другие против Соединенного Королевства
[A. and Others v. United Kingdom], N 3455/05


Вопрос о действительности отступления от обязательств, предусмотренных пунктом 1 статьи 5 Конвенции, в части права на содержание под стражей иностранцев, подозреваемых в терроризме, которые не могли быть высланы из-за опасения жестокого обращения с ними: отступление недействительно.


Статья 17 Конвенции


Запрещение злоупотреблений правами


Орбан де Бартийя и компания "Эдисьон Плон" против Франции
[Orban de Bartillat and Editions Plon v. France], N 20985/05


Oсуждение издателей книги за оправдание военных преступлений в период Алжирской войны за независимость: статья 17 Конвенции неприменима к делу.


Статья 34 Конвенции


Статус жертвы


Микаллеф против Мальты
[Micallef v. Malta], N 17056/06


Жалоба, поданная от имени сестры заявителя, умершей в процессе рассмотрения ее жалобы в порядке конституционного производства на предполагаемое нарушение ее права на справедливое судебное разбирательство: статус жертвы нарушения Конвенции сохранен.


Locus standi*


(* Право обращения в суд (лат.).)


Цехентнер против Австрии
[Zehentner v. Austria], N 20082/02


Заявительница, не обладающая дееспособностью в соответствии с национальным законодательством, вправе поддерживать свою жалобу в Европейском Суде, несмотря на несогласие опекуна: жалоба признана приемлемой.


Воспрепятствование осуществлению права на подачу индивидуальной жалобы


Новинский против России
[Novinskiy v. Russia], N 11982/02


Давление со стороны властей на свидетеля по делу об условиях содержания под стражей, которое рассматривается Европейским Судом: допущено несоблюдение обязательств, предусмотренных статьей 34 Конвенции.


Бен Хемаис против Италии
[Ben Khemais v. Italy], N 246/07


Депортация в нарушение предварительной меры, указанной Европейским Судом: допущено несоблюдение обязательств, предусмотренных статьей 34 Конвенции.


Гаджиу против Румынии
[Gagiu v. Romania], N 63258/00


Попытки тюремных властей отговорить заявителя от обращения в Европейский Суд и неоправданная задержка в обеспечении материалами и документами, необходимыми для обращения в Европейский Суд: допущено несоблюдение обязательств, предусмотренных статьей 34 Конвенции.


Палади против Молдавии
[Paladi v. Moldova], N 39805/05

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Номер названного постановления следует читать как "39806/05"


Грори против Албании
[Grori v. Albania], N 25336/04


Уклонение властей от исполнения предварительной меры, указанной Европейским Судом согласно правилу 39 Регламента: допущено несоблюдение обязательств, предусмотренных статьей 34 Конвенции


Статья 35 Конвенции


Пункт 1 статьи 35 Конвенции


Эффективное внутреннее средство правовой защиты (Монако)


Прансип против Монако
[Prencipe v. Monaco], N 43376/06


Автоматический штраф в связи с отклонением жалобы по вопросам права судом кассационной инстанции: предварительные возражения государства-ответчика отклонены.


Эффективное внутреннее средство правовой защиты (Словения)


Роберт Лесяк против Словении
[Robert Lesjak v. Slovenia], N 33946/03


Неэффективность средств правовой защиты в отношении длительности разбирательства: допущено нарушение.


Шестимесячный срок для подачи жалобы


Сапеян против Армении
[Sapeyan v. Armenia], N 35738/03


Влияние использования надзорного средства правовой защиты на шестимесячный срок: течение срока прерывается только в отношении вопросов нарушения Конвенции, рассмотренных органом надзорного пересмотра решений


Варнава и другие против Турции
[Varnava and Others v. Turkey], NN 16064/90 et al


Жалоба по делу об исчезновении подана по истечении шести месяцев после признания государством-ответчиком права индивидуальной жалобы, но в течение нескольких дней после признания им юрисдикции Европейского Суда: предварительные возражения государства-ответчика отклонены.


Подпункт "b" пункта 2 статьи 35 Конвенции


Жалоба, аналогичная по существу


Варнава и другие против Турции
[Varnava and Others v. Turkey], NN 16064/90 et al


Вопрос о юрисдикции Суда в случае, когда последний рассмотрел дело между государствами - участниками Конвенции, касающееся по существу тех же фактов: предварительное возражение Правительства отклонено.


Пункт 3 статьи 35 Конвенции


Компетенция ratione temporis*


(* Ввиду обстоятельств, относящихся ко времени (лат.).)


Шилих против Словении
[Silih v. Slovenia], N 71463/01


Вопрос о временной юрисдикции Европейского Суда в отношении жалоб, затрагивающих процессуальный аспект статьи 2 Конвенции, в которых смерть имела место до вступления в силу Конвенции в отношении государства: предварительное возражение государства-ответчика отклонено.


Варнава и другие против Турции
[Varnava and Others v. Turkey], NN 16064/90 et al


Вопрос о юрисдикции Суда в отношении фактов исчезновения людей, жалобы на которые были поданы более чем через шесть месяцев после признания государством-ответчиком права обращения в Европейский Суд: предварительное возражение Правительства отклонено.


Компетенция ratione personae*


(* Ввиду обстоятельств, относящихся к лицу (лат.).)


Биелич против Черногории и Сербии
[Bijeliс v. Montenegro and Serbia], N 11890/05


Неспособность черногорских властей исполнить решение черногорского суда, вынесенного за несколько лет до провозглашения независимости Черногории: жалоба признана приемлемой в отношении Черногории и неприемлемой в отношении Сербии.


Явно необоснованная [жалоба]


Феррейра Алвиш против Португалии (N 4)
[Ferreira Alves v. Portugal (no. 4)], N 41870/05


Европейский Суд не вправе опираться на поправку, содержащуюся в Протоколе N 14 к Конвенции и связанную с отсутствием "значительного неудобства": предварительное возражение государства-ответчика отклонено.


Злоупотребление правом подачи жалоб


Миролюбов и другие против Латвии
[Miroпubovs and Others v. Latvia], N 798/05


Возложение на государство-ответчика бремени доказывания умышленного нарушения конфиденциальности, составляющего злоупотребление правом: предварительное возражение государства-ответчика отклонено.


Статья 37 Конвенции


Пункт 1 статьи 37 Конвенции


Требование соблюдения прав человека


Прансип против Монако
[Prencipe v. Monaco], N 43376/06


Одностороннее заявление государства-ответчика в отсутствие признания нарушения Конвенции: жалоба не исключена из списка дел, подлежащих рассмотрению.


Специальные обстоятельства, требующие продолжения рассмотрения жалобы


Гаджиу против Румынии
[Gagiu v. Romania], N 63258/00


Рассмотрение жалобы продолжено, несмотря на смерть заявителя и отсутствие требований со стороны его родственников.


Урегулирование спора


Стоянович против Сербии
[Stojanovic v. Serbia], N 34425/04


Ходатайство заключенного о бесплатном предоставлении протезов удовлетворено администрацией тюрьмы после некоторой задержки: жалоба исключена из списка дел, подлежащих рассмотрению.


Отсутствие оснований для дальнейшего рассмотрения жалобы


Леже против Франции
[Leger v. France], N 19324/02


Ходатайство о рассмотрении подано лицом, которое не доказало, что является наследником или близким родственником или имеет законный интерес: жалоба исключена из списка дел, подлежащих рассмотрению.


Статья 38 Конвенции


Создание всех необходимых условий [для рассмотрения дела]


Нолан и К. против России
[Nolan and K. v. Russia], N 2512/04



Отказ в передаче Европейскому Суду секретного доклада о причинах отказа во въезде иностранцу-резиденту: допущено несоблюдение обязательств, предусмотренных статьей 38 Конвенции.


Статья 41 Конвенции


Справедливая компенсация


Бурдов против России (N 2)
[Burdov v. Russia (no. 2)], N 33509/04


Систематическая задержка исполнения властями решений, вынесенных судами страны в пользу заявителя, несмотря на установление Европейским Судом нарушения требований Конвенции по данному делу - практика, несовместимая с Конвенцией: размер компенсации морального вреда увеличен.


A. и другие против Соединенного Королевства
[A. and Others v. United Kingdom], N 3455/05


Компенсация за незаконное содержание, вызванное чрезвычайной ситуацией и невозможностью государства-ответчика выслать заявителей в страну их происхождения из опасения жестокого обращения с ними: размер компенсации подлежит уменьшению.


Компания "Дачия с.р.л." против Молдавии
[Dacia S.R.L. v. Moldova], N 3052/04


Расчет компенсации за незаконное отнятие гостиницы: заявитель имеет право на реституцию или компенсацию, основанную на текущей рыночной стоимости имущества, а также, в любом случае, на возмещение дополнительных убытков.


Ницеску против Румынии
[Nitescu v. Romania], N 26004/03


Обязанность исполнения окончательного судебного распоряжения об отмене административных решений.


Аманалакьоай против Румынии
[Amanalachioai v. Romania], N 4023/04


Национальные власти обязаны принять скоординированные меры для постепенного восстановления отношений между заявителем и его дочерью.


Селахаттин Четинкая и другие против Турции
[Selahattin Cetinkaya and Others v. Turkey], N 31504/02


Присуждение компенсации морального вреда: дополнительная сумма не присуждается заявителям, чей статус жертвы вытекает из правовой связи с первоначальной стороной оспариваемого национального разбирательства.


Адам против Румынии
[Adam v. Romania], N 45890/05


Требование о возмещении гонорара адвоката в процентном отношении (20%) к суммам, присужденным Европейским Судом: в возмещении судебных расходов и издержек отказано.


Гуизо-Галлизаи против Италии
[Guiso-Gallisay v. Italy], N 58858/00


Оценка материального ущерба в связи с фактической экспроприацией.


Статья 46 Конвенции


Исполнение постановлений [Суда] - меры общего характера


Бурдов против России (N 2)
[Burdov v. Russia (no. 2)], N 33509/04


Государство-ответчик должно ввести эффективное средство правовой защиты, обеспечивающее возмещение за неисполнение или задержку исполнения решений, и предоставить возмещение всем потерпевшим в делах такого рода


Файмблат против Румынии
[Faimblat v. Romania], N 23066/02
Кац против Румынии
[Katz v. Romania], N 29739/03


Указание мер в целях исправления системных недостатков в законодательстве о реституции земли и применении такого законодательства.


Каучор против Польши
[Kauczor v. Poland], N 45219/06


Государство-ответчик должно принять дополнительные меры для устранения системной проблемы продолжительности предварительного заключения.


Погосян против Грузии
[Poghosyan v. Georgia], N 9870/07


Гхавтадзе против Грузии
[Ghavtadze v. Georgia], N 23204/07


Государству-ответчику предписано принять необходимые законодательные и иные меры по устранению структурной недостаточности медицинской помощи в тюрьмах, особенно в целях лечения гепатита C.


Джахит Демирель против Турции
[Cahit Demirel v. Turkey], N 18623/03


Требование, обращенное к государству-ответчику, о принятии общих мер для исключения структурных проблем длительности заключения под стражей до суда.


Олару и другие против Молдавии
[Olaru and Others v. Moldova], NN 476/07 et al


Обязанность учредить эффективное средство правовой защиты в отношении неисполнения или несвоевременного исполнения решений по делам о социальном жилье и предоставления возмещения жертвам по делам, находящимся на рассмотрении Европейского Суда


Маноле и другие против Молдавии
[Manole and Others v. Moldova], N 13936/02


Государство-ответчик обязано предпринять меры общего характера, включая реформу законодательства, с тем чтобы гарантировать, что последнее соответствует требованиям статьи 10 Конвенции.


Юрий Николаевич Иванов против Украины
[Yuriy Nikolayevich Ivanov v. Ukraine], N 40450/04


Государство-ответчик обязано учредить эффективное средство правовой защиты, обеспечивающее возмещение в связи с неисполнением или просрочкой исполнения решения, и предоставить возмещение всем жертвам по рассматриваемым делам этой категории.


Орховский против Польши
[Orchowski v. Poland], N 17885/04


Переполненность как структурная проблема изоляторов: государство-ответчик обязано учредить процедуру несудебного обжалования, допускающую ускоренное возмещение.


Сулягич против Боснии и Герцеговины
[Suljagic v. Bosnia and Herzegovina], N 27912/02


Задержки применения в Боснии и Герцеговине порядка возврата валютных вкладов, внесенных до распада СФРЮ: необходимы специальные меры возмещения.


Исполнение постановлений [Суда] - меры индивидуального характера


Славомир Мусял против Польши
[Siawomir Musiai v. Poland], N 28300/06


Государство обязано обеспечить перевод заявителя в специализированное учреждение и в целом обеспечить необходимые условия содержания под стражей заключенных, нуждающихся в специальном уходе.


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


Собственность


Бозджаада Кимисис Теодоку Рум Ортодокс Килисеси Вакфы против Турции (N 2)
[Bozcaada Kimisis Teodoku Rum Ortodoks Kilisesi Vakfi v. Turkey (no. 2)], NN 37639/03 и др.


Отказ внести Фонд Греческой православной церкви в земельный реестр в качестве собственника имущества, которым он непрерывно владел более 20 лет: допущено нарушение.


Плеханов против Польши
[Plechanow v. Poland], N 22279/04


Невыплата компенсации ущерба, причиненного незаконным административным актом, на том основании, что заявители предъявили иск к ненадлежащему органу власти: допущено нарушение.


Москаль против Польши
[Moskal v. Poland], N 10373/05


Отмена спустя несколько месяцев назначенной по ошибке пенсии, составлявшей единственный источник доходов заявительницы: допущено нарушение.


Апостолакис против Греции
[Apostolakis v. Greece], N 39574/07


Полная и автоматическая утрата пенсионных прав и пособий по социальному обеспечению в результате осуждения за преступление: допущено нарушение.


Право на беспрепятственное пользование своим имуществом


Компания "Сюд фонди СРЛ" и другие против Италии
[Sud Fondi S.r.l. and Others v. Italy], N 75909/01


По делу обжалуется решение о конфискации, признанное произвольным, как основанное на положении, лишенном "качества закона": допущено нарушение.


Бозджаада Кимисис Теодоку Рум Ортодокс Килисеси Вакфы против Турции (N 2)
[Bozcaada Kimisis Teodoku Rum Ortodoks Kilisesi Vakfi v. Turkey (no. 2)], NN 37639/03 и др.


Отказ внести Фонд Греческой православной церкви в земельный реестр в качестве собственника имущества, которым он непрерывно владел более 20 лет: допущено нарушение.


Симальдоне против Италии
[Simaldone v. Italy], N 22644/03


Несвоевременная выплата неадекватной компенсации, присужденной по делу о чрезмерной длительности разбирательства на основании Закона Пинто: допущено нарушение.


Зубулидис против Греции (N 2)
[Zouboulidis v. Greece (no. 2)], N 36963/06


Применение различных сроков исковой давности и дат начала начисления штрафных процентов по отношению к государству и частным лицам в трудовом споре: допущено нарушение.


Захарьевы против Болгарии
[Zaharievi v. Bulgaria], N 22627/03


Способ исполнения решения, вынесенного в пользу заявителей, которое повлекло уменьшение размера компенсации, присужденного судом: допущено нарушение.


Зейбек против Греции
[Zeibek v. Greece], N 46368/06


Последствия лишения семьи гражданства для статуса заявительницы как матери "многодетной семьи" и ее соответствующих пенсионных прав: допущено нарушение.


Апостолакис против Греции
[Apostolakis v. Greece], N 39574/07


Полная и автоматическая утрата пенсионных прав и пособий по социальному обеспечению в результате осуждения за преступление: допущено нарушение.


Вечорек против Польши
[Wieczorek v. Poland], N 18176/05


Прекращение выплаты пенсии по инвалидности на том основании, что заявительница более не являлась нетрудоспособной: нарушение не допущено.


Лишение имущества


Козаджиолу против Турции
[Kozacioglu v. Turkey], N 2334/03


Отказ принять во внимание особенности здания, включенного в перечень культурных ценностей, при определении компенсации в связи с его экспроприацией: допущено нарушение.


Жубер против Франции
[Joubert v. France], N 30345/05


Придание обратной силы законодательству, окончательно разрешающему налоговый спор, в отсутствие оправдания основаниями общего интереса: допущено нарушение.


Москаль против Польши
[Moskal v. Poland], N 10373/05


Отмена спустя несколько месяцев назначенной по ошибке пенсии, составлявшей единственный источник доходов заявительницы: допущено нарушение.


Пердигану против Португалии
[Perdigгo v. Portugal], N 24768/06


Компенсация за экспроприацию, полностью поглощенная судебными издержками: допущено нарушение (дело передано в Большую Палату).


Контроль над использованием имущества


Грифхорст против Франции
[Grifhorst v. France], N 28336/02


Несоразмерная санкция за таможенное правонарушение, сочетающая автоматическую конфискацию и штраф: допущено нарушение.


Цехентнер против Австрии
[Zehentner v. Austria], N 20082/02


Отсутствие процессуальных гарантий в исполнительном производстве против недееспособного должника: допущено нарушение.


Компания "Боулер интернэшнл юнит" против Франции
[Bowler International Unit v. France], N 1946/06


Конфискация таможенными органами при невозможности возврата добросовестному владельцу товаров, использованных для прикрытия обмана со стороны третьих лиц: допущено нарушение.


Сулягич против Боснии и Герцеговины
[Suljagic v. Bosnia and Herzegovina], N 27912/02


Задержки применения в Боснии и Герцеговине порядка возврата валютных вкладов, внесенных до распада СФРЮ: необходимы специальные меры возмещения.


Позитивные обязательства


Плеханов против Польши
[Plechanow v. Poland], N 22279/04


Невыплата компенсации ущерба, причиненного незаконным административным актом, на том основании, что заявители предъявили иск к ненадлежащему органу власти: допущено нарушение.


Статья 2 Протокола N 1 к Конвенции


Право на образование


Ирфан Темел и другие против Турции
[Irfan Temel and Others v. Turkey], N 36458/02


Временное отчисление студентов за обращение к администрации университета с петициями о введении факультативного курса курдского языка: допущено нарушение.


Уважение к религиозным и философским убеждениям родителей [учащихся]


Лаутси против Италии
[Lautsi v. Italy], N 30814/06


Демонстрация распятий в классах государственной школы: допущено нарушение.


Статья 3 Протокола N 1 к Конвенции


Свободное волеизъявление народа


Этсеберриа, Баррена Арса, "Нафарроако Аутодетеминацио Бильгунеа" и "Айарако" и другие против Испании
[Etxeberria, Barrena Arza, Nafarroako Autodeterminazio Bilgunea and Aiarako and Others v. Spain], NN 35579/03 et al


Исключение кандидатур избирательных блоков, выдвинутых на территориальных выборах, на том основании, что они осуществляли деятельность партий, признанных незаконными по причине их связи с террористической организацией: нарушение не допущено.


"Эрритаррен Серренда" против Испании
[Herritaren Zerrenda v. Spain], N 43518/04


Исключение кандидатуры избирательного блока, выдвинутой на выборах в Европейский парламент, на том основании, что блок осуществлял деятельность партий, признанных незаконными по причине их связи с террористической организацией: нарушение не допущено.


Право избираться


Петков и другие против Болгарии
[Petkov and Others v. Bulgaria], NN 77568/01, 178/02 и 505/02


Неисполнение избирательными органами окончательных решений суда и отказ во включении заявителей в список кандидатов на парламентских выборах: допущено нарушение.


Этсеберриа, Баррена Арса, "Нафарроако Аутодетеминацио Бильгунеа" и "Айарако" и другие против Испании
[Etxeberria, Barrena Arza, Nafarroako Autodeterminazio Bilgunea and Aiarako and Others v. Spain], NN 35579/03 et al


Исключение кандидатур избирательных блоков, выдвинутых на территориальных выборах, на том основании, что они осуществляли деятельность партий, признанных незаконными по причине их связи с террористической организацией: нарушение не допущено.


"Эрритаррен Серренда" против Испании
[Herritarren Zerrenda v. Spain], N 43518/04


Исключение кандидатуры избирательного блока, выдвинутой на выборах в Европейский парламент, на том основании, что блок осуществлял деятельность партий, признанных незаконными по причине их связи с террористической организацией: нарушение не допущено.


Сейид-заде против Азербайджана
[Seyidzade v. Azerbaijan], N 37700/05


Отказ в регистрации бывшего священнослужителя в качестве кандидата на парламентских выборах: допущено нарушение.


Статья 2 Протокола N 4 к Конвенции


Свобода передвижения


Гочев против Болгарии
[Gochev v. Bulgaria], N 34383/03


Автоматический неограниченный запрет на выезд должника из страны: допущено нарушение.


Статья 1 Протокола N 7 к Конвенции


Высылка иностранцев


Нолан и К. против России
[Nolan and K. v. Russia], N 2512/04


Отсутствие процессуальных гарантий при оспаривании решения об отказе во въезде в страну иностранца, законно проживающего на ее территории: допущено нарушение.


Статья 4 Протокола N 7 к Конвенции


Non bis in idem*


(* Не дважды за одно и то же (лат.) - формула принципа, согласно которому, никто не должен дважды нести наказание за одно правонарушение.)


Сергей Золотухин против России
[Sergey Zolotukhin v. Russia], N 14939/03


Признание заявителя виновным в совершении административного правонарушения (мелкого хулиганства) и последующее уголовное преследование за хулиганство в связи с теми же фактами: допущено нарушение.


Руотсалайнен против Финляндии
[Ruotsalainen v. Finland], N 13079/03


Осуждение за мелкое уклонение от налогов и последующее взыскание топливного сбора, основанное в значительной степени на тех же фактах: допущено нарушение.


Статья 1 Протокола N 12 к Конвенции


Общее запрещение дискриминации


Сейдич и Финци против Боснии и Герцеговины
[Sejdic and Finci v. Bosnia and Herzegovina], NN 27996/06 и 34836/06


Невозможность выдвижения цыганами и евреями своих кандидатур на высшие политические посты в стране: допущено нарушение.


Правило 39 Регламента Суда


Предварительные меры


Бен Хемаис против Италии
[Ben Khemais v. Italy], N 246/07


Депортация в нарушение предварительной меры, указанной Европейским Судом: допущено несоблюдение обязательств, предусмотренных статьей 34 Конвенции.


Палади против Молдавии
[Paladi v. Moldova], N 39805/05

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Номер названного постановления следует читать как "39806/05"


Грори против Албании
[Grori v. Albania], N 25336/04


Уклонение властей от исполнения предварительной меры, указанной Европейским Судом согласно правилу 39 Регламента: допущено несоблюдение обязательств, предусмотренных статьей 34 Конвенции.


В Министерстве юстиции России


Россия включает постановления Европейского Суда в национальную программу мониторинга и правоприменения


В Большом зале Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина (г. Санкт-Петербург) прошла научно-практическая конференция по мониторингу законодательства и правоприменения. Ее организаторами выступили Совет Федерации и Министерство юстиции России.

Участники конференции обсудили широкий спектр вопросов, в том числе доклад Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации за 2009 год "О состоянии законодательства в Российской Федерации (мониторинг правового обеспечения основных направлений внутренней и внешней политики)"; реализацию решений Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека; оптимизацию законодательного процесса с учетом результатов мониторинга законодательства и правоприменения; совершенствование законодательства по вопросам уголовно-исполнительной системы; методологию законодательства и правоприменения на региональном уровне, а также антикоррупционный мониторинг и антикоррупционную экспертизу как составные части мониторинга законодательства и правоприменения.

В работе конференции приняли участие Председатель Конституционного Суда Российской Федерации Валерий Зорькин, Председатель Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Сергей Миронов, Советник Президента Российской Федерации по правовым вопросам Вениамин Яковлев, Министр юстиции Российской Федерации Александр Коновалов, Председатель Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Антон Иванов.

Впервые в конференции общероссийского масштаба работала секция "Реализация постановлений Европейского Суда по правам человека", модератором которой был Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека - заместитель министра юстиции Российской Федерации Георгий Матюшкин.

Внимание присутствующих на заседании секции журналистов и правозащитников привлекли доклады ректора Российской академии правосудия Валентина Ершова, секретаря Пленума Верховного Суда России Владимира Дорошкова, президента Российской ассоциации международного права Анатолия Капустина, начальника юридического управления Федерального казначейства Светланы Сауль, юриста Департамента по исполнению постановлений Европейского суда по правам человека Генерального директората по правам человека и правовым вопросам Совета Европы Анны Степановой.


Соб. инф.


Наши публикации


Право на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство


(* Публикация основана на докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2009 год. Источник информации www.ombudsmanrf.ru)


Владимир Лукин,
Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации


В своем предыдущем ежегодном докладе Уполномоченный уделил внимание вопросам гласности и открытости судопроизводства. Было, в частности, отмечено, что присутствующие на открытом судебном заседании лица вопреки нормам действующего процессуального законодательства нередко лишаются права фиксировать ход процесса с помощью средств аудиозаписи, а также производить его фотосъемку и видеозапись. В качестве причины подобных ограничений Уполномоченный прямо указал на широко распространенную практику принятия ведомственных нормативных актов, неправомерно обусловливающих фотосъемку и видеозапись разрешением председателя суда, а отнюдь не судьи, председательствующего в судебном заседании, как того требует закон. Эту практику Уполномоченный расценил как серьезное нарушение, ибо председатель суда неправомочен вмешиваться в процессуальную деятельность судей по отправлению правосудия и обеспечению ими гласности судебного разбирательства.

В 2008 году после вмешательства Уполномоченного были изменены подобные положения ряда ведомственных нормативных актов. Такая судьба постигла, например, приказ Управления Федеральной службы судебных приставов по Ростовской области и Управления Судебного департамента в Ростовской области от 21.03.2006 г. N 83/34, устанавливавший запрет на пронос в здание суда звукозаписывающей аппаратуры без разрешения председателя суда. К сожалению, негодная практика точно такого же ведомственного нормотворчества была выявлена и в отчетном году.

В октябре 2009 года по жалобе гражданина С. Уполномоченный обратился в Преображенский районный суд г. Москвы с заявлением о признании недействующими п.п. 2.3, 2.5 Инструкции по организации внутриобъектового режима и установления единого порядка прохода в здания районных судов и судебных участков мировых судей города Москвы, утвержденной председателем Московского городского суда и Советом судей г. Москвы.

В соответствии с п. 2.3 этой Инструкции, проносить в здание суда фото- и видеоаппаратуру можно не иначе как с разрешения председателя суда или председательствующего по делу.

Согласно п. 2.5 той же Инструкции, проносить в здание суда множительную технику и звукозаписывающую аппаратуру, а также использовать их по назначению можно с письменного разрешения председателя суда, а в его отсутствие - с разрешения заместителя председателя суда.

В процессе рассмотрения Преображенским районным судом материалов дела ответчики внесли поправки в Инструкцию. В целом изменения оспариваемых положений Инструкции, утвержденные Постановлением Совета судей г. Москвы от 26.05.2006 г. N 67а (с изменениями от 21.10.2009 г. N 9) соответствуют заявленным требованиям Уполномоченного. В связи с этим, приобщив измененную Инструкцию к материалам дела, Преображенский районный суд г. Москвы вынес решение о его прекращении.

Данное положение является наглядной иллюстрацией одной из основных системных трудностей в работе Уполномоченного. Суть в том, что результативная защита им прав человека в конкретной ситуации зачастую не становится ни уроком, ни прецедентом для должностных лиц и органов власти, в аналогичных ситуациях допускающих те же самые нарушения закона. В этой связи Уполномоченный с особым удовлетворением отмечает инициативу Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, который Приказом от 14.07.2009 г. N 107 разрешил всем участникам процесса свободно проносить в здание суда необходимую фото-, видео- и звукозаписывающую аппаратуру.

В процессе работы с поступающими обращениями Уполномоченному приходится сталкиваться с некоторыми, мягко говоря, не вполне понятными "особенностями" отечественной судебной практики. Одной из них является нежелание или неумение судей опираться на положения международных договоров Российской Федерации, а также на нормы нашей Конституции, имеющие, как известно, во-первых, прямое действие, а во-вторых, приоритет перед законами и иными нормативными правовыми актами.

Это приводит к тому, что, рассматривая жалобы граждан Российской Федерации, Европейский Суд по правам человека все чаще устанавливает нарушение их права на судебную защиту, равно как и на справедливое судебное разбирательство, гарантированное ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Весьма показателен в этом смысле случай, ставший предметом рассмотрения Конституционным судом Российской Федерации жалобы гражданки В. на нарушение ее конституционных прав (ст. 151 ГК РФ). В связи с длительным неисполнением органом местного самоуправления ранее вынесенного судебного постановления заявитель обратилась в суд с требованием о компенсации причиненного ей морального вреда. Руководствуясь Конституцией Российской Федерации, Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, а также практикой Европейского Суда по правам человека, суд первой инстанции это требование удовлетворил. Кассационная же инстанция его отменила, указав, что в российском законодательстве право на компенсацию морального вреда, причиненного нарушением имущественных прав граждан, может быть реализовано, только если это предусмотрено специальным законом.

Конституционный Суд в своем Определении от 03.07.2008 г. N 734-О-П указал, что ст. 151 ГК РФ не может рассматриваться как препятствующая принятию решения о денежной компенсации в связи с неисполнением ранее принятых судебных решений.

Точка в этой истории еще не поставлена. В целом же очевидно, что отсутствие специального законодательного регулирования может и должно быть восполнено применением в судебной практике общих положений Конституции Российской Федерации.

Следует признать, что нарушения права на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство давно стали в нашей стране чем-то вполне обыденным. В гражданском процессе такие нарушения встречаются практически на всех его стадиях. На досудебной стадии они выражаются в отказе принять исковое заявление. Здесь также применяются некие тонкие "технологии". Для начала суд общей юрисдикции отказывается принять исковое заявление, ссылаясь на то, что рассмотрение конкретного спора находится в компетенции мирового судьи либо арбитражного суда. Те же, в свою очередь, утверждая прямо противоположное, отправляют истца в суд общей юрисдикции. Оказавшись в таком замкнутом круге, заявитель должен обжаловать решения судей сразу в двух судебных инстанциях. Каждая из которых обычно подтверждает правомерность ранее принятого решения. В результате обе судебные инстанции отказывают заявителю в защите. И обе при этом правы.

Объясняется этот абсурд только одним - правовой неопределенностью норм процессуального законодательства, об устранении которой следовало бы подумать в самое ближайшее время.


Новые препятствия


Изменение порядка и срока обжалования судебных постановлений в порядке надзора создало новые препятствия для обращения в суд надзорной инстанции. Все дело в том, что Федеральный закон "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" от 04.12.2007 г. N 330-ФЗ не предусмотрел переходные положения к новому правовому регулированию.

К Уполномоченному обратился гражданин X. с жалобой на нарушение его конституционного права на доступ к правосудию, выразившееся в невозможности обращения в суд надзорной инстанции в связи с тем, что предусмотренный для этого процессуальный срок был сокращен с одного года до шести месяцев.

Заявитель указывал, что обжалованное им судебное постановление вступило в силу раньше, чем указанные изменения были внесены в ГПК РФ. В силу этого заявитель справедливо полагал, что имеет право обжаловать это судебное постановление в течение года, а не шести месяцев. Однако Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации ему в принятии надзорной жалобы отказала со ссылкой на необходимость восстановления пропущенного шестимесячного срока, установленного новой редакцией ст. 376 ГПК РФ.

Заявление же X. о восстановлении процессуального срока было оставлено без удовлетворения, поскольку уважительность причин его пропуска не была доказана. Законность последнего решения была подтверждена всеми вышестоящими судебными инстанциями. При этом не было принято во внимание Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 17.09.2008 г., утвердившего Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за II квартал 2008 года, в котором указано, что новая редакция ч. 2 ст. 376 ГПК РФ, сократившая срок на подачу надзорной жалобы с одного года до шести месяцев, является тем непредвиденным для заявителя обстоятельством, которое следует признать в качестве уважительного, обязывающего суд первой инстанции восстановить пропущенный процессуальный срок в силу исключительности случая.

Более того, в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16.12.2008 г. N 1054-О-П указано, что новая норма не предполагает возвращения надзорной жалобы без рассмотрения по существу тем гражданам, судебные постановления по делам которых вступили в законную силу до 8 января 2008 г., если надзорная жалоба была подана ими хотя и спустя шесть месяцев после вступления в силу обжалуемых судебных постановлений, но до истечения ранее действовавшего для обращения в суд надзорной инстанции годичного срока, как не предполагает и необходимости в указанных случаях обращаться в суд за восстановлением пропущенного срока для подачи надзорной жалобы.

Следует, впрочем, сказать, что Конституционный Суд вынес свое Определение лишь в декабре 2008 года, то есть по истечении всех указанных в нем самом сроков. Это сделало исполнение требований Конституционного Суда заведомо невозможным без специального правового регулирования.

По результатам рассмотрения жалобы Председателю Верховного Суда Российской Федерации Уполномоченным было направлено ходатайство о проверке законности судебных постановлений об отказе в удовлетворении заявления Х. о восстановлении срока на подачу надзорной жалобы.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации надзорная жалоба заявителя и ходатайство Уполномоченного с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации при участии представителей аппарата Уполномоченного обжалуемые судебные акты отменены, срок на подачу надзорной жалобы восстановлен.

Таким образом, право Х. на судебную защиту и доступ к правосудию восстановлено.


Международные стандарты


В целом судопроизводство в Российской Федерации не вполне отвечает международным стандартам справедливости судебного разбирательства.

Европейский Суд по правам человека, оценивая справедливость суда, обращает внимание на его беспристрастность, на то, насколько обеспечена состязательность сторон в процессе, на прозрачность процедур выбора экспертов и назначения экспертиз, на законность методов получения доказательств, мотивированность итогового судебного решения, возможность его обжалования и так далее.

Понятно, что нарушения, допущенные по одному или нескольким из указанных параметров, являются основанием для отмены вынесенного судебного постановления. Проблема, однако, в том, что инстанции, которая бы оценивала на этот предмет деятельность суда, в России просто нет. Не секрет ведь, что суды надзорной инстанции ограничивают свою миссию проверкой судебных решений только на предмет буквального соблюдения норм национального материального и процессуального закона. Вопрос же о соблюдении судом общепризнанных принципов международного права при разрешении спора остается, как правило, без должного внимания.

Почта Уполномоченного содержит немало примеров нарушений прав человека и в уголовном судопроизводстве. Чаще всего заявители жалуются на необоснованные процессуальные решения следователя, дознавателя или прокурора. Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении или, наконец, о приостановлении по нему производства, и правда, выносятся порой с удивительной легкостью и без должных на то оснований. Важно, однако, помнить, что подобные действия должностных лиц государства есть не что иное, как нарушение конституционного права каждого из нас на судебную защиту. Вмешательство Уполномоченного и проведенные по его просьбе дополнительные проверки во многих случаях приводят к возбуждению уголовного дела там, где как будто компетентные должностные лица не нашли или не захотели найти состава преступления. На общую тенденцию это, однако, влияет мало.

Из публикации в СМИ Уполномоченному стало известно о том, что 19 марта 2009 года помощник прокурора г. Зеи (Амурская область), управляя автомашиной в нетрезвом состоянии, выехал на полосу встречного движения, вследствие чего произошло столкновение с автомашиной "скорой помощи". В результате дорожно-транспортного происшествия фельдшер "скорой помощи" погибла, а водитель и находившийся на руках фельдшера 11-месячный ребенок были госпитализированы с тяжелыми травмами.

Ввиду очевидности признаков преступления по факту ДТП было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, в тот же день отмененное заместителем прокурора Амурской области.

Посчитав, что описанный инцидент имеет особое общественное значение, Уполномоченный обратился к прокурору Амурской области с просьбой безотлагательно сообщить о причинах принятия им столь странного решения. В результате уже 26 марта по указанному факту ДТП было вновь вынесено постановление о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ. На этот раз та же самая прокуратура Амурской области признала его законным и обоснованным. О чем и сообщила Уполномоченному, как бы "забыв", однако, объяснить мотивы своего первого "отказного" решения.

Поступают к Уполномоченному и жалобы на волокиту при проверке заявлений о совершении преступлений, на незаконное и необоснованное заключение под стражу, нарушение установленных предельных сроков содержания под стражей, пренебрежение правом на неприкосновенность жилища и другие. Заявители сообщают также о необоснованном привлечении к уголовной ответственности, невозможности добиться реабилитации необоснованно подвергшихся уголовному преследованию.

После соответствующей проверки Уполномоченный находит многие из этих жалоб правомерными, а допущенные должностными лицами нарушения - установленными. Причиной же нарушений в последнее время все чаще становится несоблюдение следователями, прокурорами, равно как и сотрудниками иных правоохранительных органов, требований уголовно-процессуального законодательства. В такой ситуации судебная защита становится для человека единственной гарантией от произвола и злоупотреблений. На деле, однако, российские суды зачастую уклоняются от осуществления надлежащего контроля за действиями правоохранительных органов.

В отчетном году Уполномоченный принял к рассмотрению жалобу гражданина КНР Ш., на протяжении 15 лет проживающего в России. Ш. состоит в браке с российской гражданкой и имеет на иждивении четырех малолетних детей. Заявитель сообщил, что Управление Федеральной миграционной службы по Приморскому краю своим решением аннулировало его вид на жительство в Российской Федерации и предписало покинуть российскую территорию.

Это решение, принятое на основе заключения территориального органа Федеральной службы безопасности Российской Федерации, заявитель обжаловал в суде. Суд первой инстанции решение УФМС России по Приморскому краю отменил, поскольку упомянутый территориальный орган ФСБ России не представил в судебном заседании доказательств нежелательности пребывания Ш. в России. Напротив, кассационная инстанция решение об аннулировании вида на жительство Ш. поддержала, посчитав, что органы безопасности вправе не предоставлять органу правосудия доказательств для своего вывода о нежелательности пребывания иностранного гражданина на территории России. Таким образом, конституционное право Ш. на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство было объективно нарушено.

Как показала переписка Уполномоченного с руководством ФСБ России, камнем преткновения в описанной ситуации стало отсутствие в ГПК РФ процессуальной нормы, позволяющей рассмотреть сведения, содержащие государственную тайну, в закрытом судебном заседании с участием только российского представителя иностранного гражданина, которому оформлен необходимый "допуск", но не самого иностранного гражданина. Пробел в ГПК РФ, таким образом, очевиден. Однако он, видимо, не должен рассматриваться как достаточное основание для предоставления органу исполнительной власти (в данном случае ФСБ России) фактического иммунитета от судебного контроля. Ведь иначе под угрозой может оказаться конституционное право иностранного гражданина, а равно и лица без гражданства, на доступ к российскому правосудию. Что и произошло в данном конкретном случае с молчаливого согласия кассационной судебной инстанции. Между тем при более ответственном отношении к своим обязанностям суд должен был бы истребовать у органов безопасности доказательства по делу, имея в виду, что положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод в толковании Европейского Суда по правам человека в принципе позволяют ограничить доступ иностранного гражданина к сведениям, составляющим государственную тайну. (См. подробнее приложение N 3.)

С учетом сказанного Уполномоченный в инициативном порядке разработал законопроект, устраняющий отмеченный пробел в ГПК РФ, и обратился в Верховный Суд Российской Федерации как к органу, обладающему правом законодательной инициативы, с просьбой внести этот законопроект на рассмотрение Государственной Думы. На момент подписания настоящего доклада ответ из Верховного Суда Российской Федерации не получен. Дело находится на контроле Уполномоченного.


Исполнение судебных решений


Составной частью права на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство является обязательность исполнения судебных решений. В этой связи Уполномоченный с удовлетворением отмечает наметившуюся в последнее время тенденцию к сокращению общего количества жалоб, подающихся на действия должностных лиц Федеральной службы судебных приставов и ее территориальных подразделений при исполнении судебных постановлений. Можно констатировать, что на работе этой службы положительно сказалось введение в действие Федерального закона от 02.10.2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", который внес ряд серьезных изменений в порядок принудительного исполнения судебных актов. Оправдало себя и наделение должностных лиц, рассматривающих жалобы на действия судебных приставов, полномочиями по отмене вынесенного постановления, принятию нового решения и определению мер для устранения допущенных нарушений.

Следует упомянуть и о возросшей эффективности сотрудничества Уполномоченного с Федеральной службой судебных приставов на основе заключенного между ними в 2007 году соглашения. В рамках указанного сотрудничества зачастую удается добиться восстановления прав граждан, минуя стадию судебного разбирательства. Впрочем, сохраняются в сфере исполнительного производства и немалые проблемы.

В отчетном году гражданин И. обратился к Уполномоченному с жалобой на бездействие отдела судебных приставов по городскому округу Железнодорожный Управления Федеральной службы судебных приставов по Московской области. Заявитель сообщил о том, что судебные приставы длительное время не предпринимали мер к исполнению решения Железнодорожного городского суда о взыскании в его пользу денежной суммы с должника Г. При этом каких-либо препятствий к исполнению решения суда не было: должник имел постоянный заработок по месту работы.

Тем не менее решение суда не исполнялось. Материалы исполнительного производства судебными приставами неоднократно утрачивались, в связи с чем органы прокуратуры вносили представления об устранении нарушений законодательства.

Только после обращения Уполномоченного в Федеральную службу судебных приставов главному судебному приставу городского округа Железнодорожный было, наконец, поручено принять меры к восстановлению утраченных исполнительных документов. Вопрос был также взят на контроль и.о. руководителя УФССП России по Московской области - главного судебного пристава Московской области.

Таким образом, совместными усилиями Уполномоченного и руководства Федеральной службы судебных приставов удалось "уговорить" отдел судебных приставов по городскому округу Железнодорожный все же взяться за свою работу. Судебными приставами был получен дубликат исполнительного листа, по которому возбуждено исполнительное производство. Никогда не скрывавшийся от приставов должник "обнаружен", дал объяснения и обязательства по погашению задолженности частями. Перечисление взыскателю сумм задолженности начато.

Завершая тему исполнения судебных решений, следует упомянуть о том, что 15 января 2009 года по жалобе "Бурдов против России" Европейский Суд по правам человека вынес так называемое "пилотное" постановление в отношении России. Подобные постановления выносятся в случаях выявления Европейским Судом системных проблем, существующих в том или ином государстве. В случае с Россией проблема состоит в длительном неисполнении судебных решений, обязывающих органы государственной власти произвести денежные выплаты. Как отмечено в постановлении, в настоящее время на рассмотрении Европейского Суда находится около 700 идентичных дел против России о длительном неисполнении судебных решений о денежных выплатах. В связи с этим Суд приостановил на один год производство по всем указанным делам и потребовал от Российской Федерации в течение этого времени принять комплекс мер, которые обеспечили бы адекватное и полное разрешение проблемы.

Таким образом, необходимость правового регулирования порядка выплаты государством компенсации за нарушение права на судебную защиту очевидна. Верховным Судом разработан проект закона, в соответствии с которым предполагается наделить суды общей юрисдикции полномочиями по рассмотрению обращений граждан в связи с нарушением их права на судопроизводство в разумные сроки, а также права на исполнение в разумные сроки вступившего в законную силу судебного акта. Законопроект внесен на рассмотрение в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, но до сих пор не принят.


Европейская комиссия и Совет Европы дали старт совместным переговорам о присоединении Европейского Союза к Конвенции о защите прав человека


7 июля 2010 г. начались официальные переговоры о присоединении Европейского Союза к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (КЗПЧ). Генеральный секретарь Совета Европы Турбьёрн Ягланд и вице-президент Европейской комиссии Вивиан Рединг положили начало этому совместному процессу на встрече в Страсбурге. Они обсуждали средства продвижения процесса, что позволило бы гражданам безотлагательно извлекать выгоды из более прочной и гармоничной защиты основных прав человека в Европе.

"Сегодня поистине исторический момент. Мы вводим в действие недостающее звено европейской системы защиты основных прав, обеспечивающее согласование подходов Совета Европы и Европейского Союза, - заявила вице-президент Вивиан Рединг, комиссар ЕС по вопросам юстиции, основных прав и гражданства. - ЕС должен сыграть важную роль в дальнейшем укреплении конвенционной системы основных прав. Мы уже имеем собственную Хартию об основных правах, представляющую наиболее современную в мире кодификацию основных прав. Это хорошая предпосылка успешного обмена мнениями для сторон переговоров".

"Европейская конвенция о защите прав человека является существенной основой защиты прав человека по всей Европе. Соглашаясь на применение к работе его учреждений тех же норм о правах человека и того же контроля, которые применяются ко всем европейским демократиям, Европейский Союз дает весьма значимый сигнал о том, что Европа меняется и что наиболее влиятельные и могущественные стороны проявляют готовность принять свою часть ответственности за эти изменения и в рамках этих изменений", - заявил Турбьёрн Ягланд, генеральный секретарь Совета Европы.

Присоединение ЕС к КЗПЧ произойдет на тех же основаниях, что и присоединение государств-участников, в отношении системы защиты основных прав, контролируемых Европейским Судом по правам человека в Страсбурге. Это позволит ЕС иметь голос при рассмотрении дел в Страсбургском суде. После присоединения ЕС станет 48 - участником КЗПЧ. ЕС будет назначать своего судью в Европейском Суде по правам человека в Страсбурге.

Присоединение также обеспечит новые возможности средств правовой защиты для лиц. После исчерпания внутренних средств правовой защиты они смогут подавать жалобы на предполагаемое нарушение основных прав Европейским Союзом в Европейский Суд по правам человека.


Источник информации: www.coe.int


Избранные постановления Европейского Суда по правам человека по жалобам против Российской Федерации


Специальный информационный раздел Бюллетеня посвящен избранным постановлениям Европейского Суда по правам человека по жалобам против Российской Федерации, переведенным на русский язык в полном объеме. Выбор редакции диктуется важностью изложенных правовых позиций Европейского Суда для выработки национальной судебной практики, рекомендациями Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде и пожеланиями наших читателей. Перевод Г.А. Николаева.


Салахутдинов против России
[Salakhutdinov v. Russia] (N 43589/02)


Заявитель, отбывающий наказание в исправительной колонии в Казани, жаловался на условия содержания (переполненность камер, отсутствие вентиляции и освещения) под стражей до суда.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 3 Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 15 000 евро в качестве компенсации морального вреда.


Абдуллаев против России
[Abdullayev v. Russia] (N 11227/05)


Заявитель, проживающий в Махачкале, обжаловал отмену в порядке надзора вступившего в законную силу судебного решения по его гражданско-правовому спору с частным лицом о титуле на часть дома.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования пункта 1 статьи 6 Конвенции в сочетании с положениями статьи 1 Протокола N1.


Николай Зайцев против России
[Nikolay Zaytsev v. Russia] (N 3447/06)


Заявитель, проживающий в Пскове военный пенсионер, обжаловал отмену в порядке надзора вступившего в законную силу судебного решения, присудившего ему задолженности по социальным платежам за инвалидность.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 6 Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 2 000 евро в качестве компенсации морального вреда.


Анатолий Тарасов против России
[Anatoliy Tarasov v. Russia] (N 3950/02)


Заявитель, отбывающий наказание в исправительной колонии в Башкортостане, жаловался на переквалификацию совершенного им преступления судом надзорной инстанции, а также на перлюстрацию администрацией колонии его переписки с Европейским Судом.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования пункта 1 статьи 6, а также требования статьи 8 Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 2 500 евро в качестве компенсации морального вреда.


Сычев против России
[Sychev v. Russia] (N 14824/02)


Заявитель, проживающий в Тюменской области, обжаловал незаконный характер и чрезмерную длительность (более двух лет) срока предварительного содержания под стражей до суда по обвинению в хищении имущества.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования пунктов 1 и 3 статьи 5 Конвенции.


Мордачев против России
[Mordachev v. Russia] (N7944/05)


Заявитель, проживающий в Астраханской области, обжаловал отмену в порядке надзора вступившего в законную силу судебного решения по ее гражданско-правовому спору с работодателем о восстановлении на работе.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 6 Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 4 640 евро в качестве компенсации материального ущерба и 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда.


Куприны против России
[Kupriny v. Russia] (N 24827/06)


Заявители (семья из четырех человек), проживающие в Тульской области, обжаловали чрезмерную длительность (более семи лет) производства по их спору с компанией - бывшим работодателем первого заявителя о выселении их из предоставленной им квартиры.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования пункта 1 статьи 6 и статьи 13 Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявителям 2 800 евро в качестве компенсации морального вреда.


Савенкова против России
[Savenkova v. Russia] (N 30930/02)


Заявительница, проживающая в Тамбове, обжаловала незаконный характер содержания под стражей, необоснованное неоднократное продление срока содержания под стражей до суда и нарушения требования о безотлагательном рассмотрении вопроса о правомерности ее заключения под стражу.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования подпункта "с" пункта 1, а также пунктов 3 и 4 статьи 5 Конвенции.


Баранцева против России
[Barantseva v. Russia] (N 22721/04)


Заявительница, проживающая в Московской области, жаловалась на чрезмерную длительность (более 7 лет) производства по ее гражданско-правовому спору с компанией-застройщиком, обязавшейся предоставить заявительнице гараж.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования пункта 1 статьи 6 Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявительнице 3 600 евро в качестве компенсации морального вреда.


Толстобров против России
[Tolstobrov v. Russia] (N 11612/05)


Заявитель, проживающий в Архангельске, жаловался на отмену в порядке надзора вступившего в законную силу судебного решения по его иску к частной компании-работодателю о взыскании задолженности по заработной плате.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти не допустили нарушения требований статьи 6 Конвенции в сочетании с требованиями статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Рыбакова и другие против России
[Rybakova and Others v. Russia] (N 22376/05)


Заявители (4 человека), проживающие в Самарской области, жаловались на длительное (более 5 лет) неисполнение вступившего в законную силу решения суда, обязавшего ОГИБДД по Самарской области зарегистрировать право заявителей на принадлежащие им автомобили.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 6 Конвенции в сочетании с требованиями статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить каждому заявителю по 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда.


Андреев против России
[Andreyev v. Russia] (N 32991/05)


Заявитель, проживающий в Воронеже, жаловался на отмену в порядке надзора вступившего в законную силу судебного решения по его спору с иным физическим лицом о взыскании убытков, вызванных заливом квартиры.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 6 Конвенции в сочетании с требованиями статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 1 470 евро в качестве компенсации материального ущерба и 1 500 евро в качестве компенсации морального вреда.


Штукатуров против России
[Shtukaturov v. Russia] (N 44009/05)


Заявитель, проживающий в Санкт-Петербурге, нарушения прав которого на личную свободу, справедливое судебное разбирательство и уважение личной и семейной жизни были установлены Европейским Судом в постановлении от 27 марта 2008 года, представил требования о размере справедливой компенсации.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле государство-ответчик должно выплатить заявителю 25 000 евро в качестве компенсации морального вреда.



Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 7/2010


Проект Московского клуба юристов и Издательского дома "Юстиция"


Перевод: Николаев Г.А.


Данный выпуск "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" основан на английской версии бюллетеня "Information Note N 127 on the case-law. February 2010"


Текст издания представлен в СПС Гарант на основании договора с ИД "Юстиция"


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение